• Название:

    Немцов Б., Милов В. Путин. Итоги 1 ое издание


  • Размер: 1.17 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Название: <4D6963726F736F667420576F7264202D20C4EEEAEBE0E45FEFEEEBEDFBE92E646F63>
  • Автор: Administrator

Предпросмотр документа

1

Независимый экспертный доклад «Путин. Итоги»

Окончание восьмилетнего правления Путина – время для подведения итогов.
Восемь лет назад многие возлагали на два президентских срока Путина большие
надежды. Кое-что достигнуто: официальная пропаганда любит подчеркивать, что
за годы правления Путина (2000-2007 гг.) ВВП страны вырос на 70%, реальные
доходы населения, по данным статистики, более чем удвоились, уровень бедности
снизился – численность населения с доходами ниже прожиточного минимума
уменьшилась с 29% в 2000 году до менее 16% в 2007 г. Бюджет профицитен,
финансовые возможности государства беспрецедентно высоки: в январе 2008 года
золотовалютные резервы российского Центробанка составили около 480 млрд.
долларов, будучи третьими в мире после Китая (более полутора триллионов
долларов) и Японии (980 млрд. долларов). Российский Стабилизационный фонд
достиг 157 млрд. долларов.

Это – правда. Но это лишь верхушка айсберга. Между тем, есть и другие,
настоящие итоги путинского правления, о которых государственные СМИ молчат.
Они удручающи. В годы правления Путина цена российской экспортной нефти
составила в среднем 40 долларов за баррель, в последние годы превышала 60
долларов. Для сравнения – средняя цена нефти в годы правления Бориса Ельцина
составила 16 долларов 70 центов. Фантастически благоприятные возможности,
сложившиеся благодаря сверхвысоким мировым ценам на нефть, Путин обязан был
использовать на цели модернизации страны, проведения экономических реформ,
создание современной армии, медицинской и пенсионной систем.

Но этого не было сделано. Наши армия, пенсионная система, системы
здравоохранения и начального образования, дороги при Путине деградировали. С
экономикой тоже не все здорово: благополучное время в основном позволило
привести в порядок финансы и раздуло пузыри на рынках акций и недвижимости, а
инвестиции в развитие реального сектора росли весьма сдержанно, модернизации

2

производственного аппарата за это время не произошло. Возможности,
образовавшиеся благодаря внезапному «нефтяному дождю», были упущены. Как и
при Брежневе, сверхдоходы от экспорта нефти и газа были в значительной степени
проедены, а необходимые преобразования – не проведены.

В результате к концу путинского президентства мы опять у разбитого корыта – без
работающих систем социального обеспечения, с нарастающим дефицитом
пенсионного фонда, с армией из прошлого века, огромными долгами госкомпаний,
гигантской, не имеющей аналогов в российской истории коррупцией. При этом,
хотя несколько олигархов были отправлены в изгнание и тюрьму, остальные
продолжали богатеть – Россия оспаривает первенство по числу миллиардеров. Рост
благосостояния некоторых из олигархов – например, друга Путина, богатейшего
человека России Романа Абрамовича – происходил напрямую за счет
государственных средств.

У России был другой путь. В 1990-е годы мы пережили крах коммунистической
системы, последствия которого оказались гораздо более серьезными, чем мы могли
предполагать. В стране начался рост экономики – кстати, еще до того, как Путин
стал президентом, в 1999 году, ВВП вырос на 6,4%, промышленное производство –
на 11%. Во второй половине 1990-х остановились рост преступности (в 1996-1997
гг. преступность пошла на спад), смертности (рост остановился в 1996-1998 гг.),
падение рождаемости (остановилось в 1998 г.), уходящие корнями еще в годы
советской власти (рост преступности и снижение рождаемости начали ведут свой
отсчет со второй половины 1980-х годов, рост смертности – еще с начала 1970-х).

В 1997 году, после преодоления основных последствий краха социализма и
окончания непоследовательных преобразований начала 1990-х, российское
правительство впервые начало проводить в стране системные реформы,
направленные на превращение страны в современное демократическое
государство, конкурентоспособную рыночную экономику. Тогда была прекращена
«залоговая» приватизация, правительство начало противодействовать влиянию

3

олигархов на власть. Давление олигархов и обвал «пирамиды ГКО» не позволили
тогда довести эти реформы до конца.

Однако многое из идей того периода воплотилось в первом «плане Путина» программе социально-экономических реформ 2000 года, объявленной в начале его
первого президентского срока. Построение правового государства,
цивилизованного рынка, снижение бюрократических барьеров, содействие
частным инвестициям в развитие экономики, развитию малого и среднего бизнеса,
проведение важных социальных реформ – такими были заявленные приоритеты
этой программы. Тогда, в начале президентства Владимира Путина, в социальноэкономической сфере были приняты важнейшие позитивные решения – проведены
налоговая, земельная реформы. С принятием Земельного кодекса впервые в
российской истории начал решаться земельный вопрос – земля, один из главных
ресурсов нации, перестала быть «ничьей», обрела правовой статус и стоимость.
Принятие целой серии системообразующих кодексов и законов двигало нас по сути
создания правового государства.

Тем не менее, в политической сфере действия Путина с самого начала
характеризовались очевидными авторитарными замашками. Возврат советского
гимна, разгром независимых телеканалов НТВ, ТВ-6 и ТВС, фактическое
упразднение Совета Федерации как самостоятельного органа власти и
уничтожение федерализма – все эти вещи возмущали. Тем не менее многие в
России считали, что, возможно, авторитарная модернизация страны – это выход,
готовы были простить авторитарные замашки власти, лишь бы привели страну в
порядок. Но получилось, как выразился в свое время Виктор Черномырдин, «как
всегда»: при Путине случился авторитаризм без модернизации.

В 2003 году, когда впервые развернулось беспрецедентное давления на бизнес и
начался разгром ЮКОСа, стало ясно, что мы свернули с правильной дороги.
Дальше – больше: сфальсифицированные и проведенные в условиях грубого
применения административного ресурса выборы Думы и Президента 2003-2004

4

годов, грубое и неудачное вмешательство в выборы на Украине, принятие целого
блока законов, ограничивающих в России свободу слова, собраний, деятельности
политических партий и объединений, агрессивная внешняя политика и
постепенное втягивание страны в конфронтацию с внешним миром. Все реформы
начала 2000-х оказались провалены. На смену им пришли алчный передел
собственности и превращение России в полицейское государство. Буйным цветом
расцвела коррупция. При этом государственная пропаганда, как во времена
брежневского застоя, продолжает промывать людям мозги, рассказывая им, что все
хорошо, «жить становится лучше, веселее».

Эта брошюра – трезвый и реалистичный взгляд на то, как изменилась наша жизнь
за годы правления Путина. Один из нас по этому поводу уже высказался: жить
стало лучше, но противнее. Мы хотим раскрыть россиянам глаза на то, какую
Россию оставляют нам Путин и его «преемники». Нам есть и что предложить в
качестве альтернативы.

Мы хотим, чтобы как можно большее число россиян взглянуло в глаза правде о
том, что происходит в нашей стране. Чтобы люди задумались о тех серьезнейших
проблемах, которые скрываются за патокой официальной пропаганды и позорным
очковтирательством. О том, что эти проблемы никуда не уходят – уходят только
годы нефтяного благополучия.

Решать – все равно придется. Но для этого придется брать ситуацию в свои руки.
Путин и его группировка не помогут. Восемь лет их пребывания у власти –
достаточный срок, чтобы убедиться в этом.

Коррупция разъедает Россию

Одним из самых тяжелых, черных итогов президентства Владимира Путина стало
погружение России в беспросветную пучину коррупции. По уровню воровства

5

среди чиновников мы официально признаны одной из самых худших стран в мире.
В мировом рейтинге уровня коррупции Transparency International за годы
президентства Путина мы опустились на 143 позицию. Дальше – некуда. Наши
соседи – Гамбия, Индонезия, Того, Ангола, Гвинея-Бисау. В этом рейтинге мы
намного отстаем от таких стран, как Замбия (123-е место), Украина (118-е), Египет
(105-е), Грузия (79-е), Южная Африка (43-е). Еще в 2000 году мы находились
«всего» на 82-м месте, а теперь дошли до самого дна. По оценкам фонда
«ИНДЕМ», объем коррупционных сделок в России вырос с менее 40 млрд.
долларов в год в 2001 г. до более 300 млрд. долларовi (!). Взятки и чиновничий
рэкет стали повсеместной нормой в России.

Путин оказался хитрее паразитировавших на реформах 1990-х олигархов и
коррупционеров. Тогда коррупция была тоже сильна, но она была на виду – пресса
была свободна и могла беспрепятственно сообщать о фактах коррупции. В 1997
году ряд членов правительства были уволены из-за того, что получили аванс в 90
тыс. долларов каждый за написанную ими книжку о приватизации. У нынешних
коррупционеров эта цифра вызывает смех.

Сегодня воровство чиновников исчисляется многими миллиардами, но оно скрыто
за десятками тайных бенефициаров крупных активов, за которыми стоят
могущественные «друзья президента Путина». Информация об истинных
владельцах тщательно охраняется спецслужбами, тема коррупции в высших
эшелонах власти – табу для обсуждения в подконтрольных Кремлю СМИ.

Между тем, коррупция никуда не ушла от нас. Наоборот, время Путина
ознаменовалось ее небывалым расцветом. Взятки и слияние чиновников с бизнесом
стали нормой на всех уровнях власти – федеральном, региональном, местном. Под
болтовню о борьбе с «реваншем олигархов» в России происходило стремительное
обогащение новой, более могущественной путинской олигархии – за наш с вами
счет. Вывод важных активов из государственной собственности под контроль
частных лиц, выкуп собственности у олигархов по баснословным ценам за

6

государственный счет, установление монополии друзей президента Путина на
экспорт российской нефти, создание черной кассы Кремля – таковы штрихи к
портрету сложившейся при Путине криминальной системы управления страной.

«Чемпионом» по выводу важнейших активов в руки таинственных «третьих лиц»
стал «Газпром». Всего за три года «Газпром» без всякого конкурса, по
непрозрачной процедуре, передал в собственность посторонних лиц три
важнейших финансовых актива, обслуживающих денежные потоки компании.
Сначала это была дочерняя страховая компания «Газпрома», «Согаз»: в 2005 году
передали в собственность структурам петербургского банка «Россия». В тот
момент все активы банка «Россия» были примерно равны стоимости «Согаза» (1
млрд. долларов). Однако «Согаз» не был продан на открытом аукционе, а был
передан в собственность этому небольшому питерскому банку.

В 2006 году под управление структур банка «Россия» перешли пенсионные
резервы пенсионного фонда «Газфонд» общим объемом свыше 6 млрд. долл. В
конце 2006 – начале 2007 гг. на эти деньги были выкуплены более 50% акций
Газпромбанка, ставшего к концу 2007 года вторым банком страны по размеру
активов после Сбербанкаii.

Крупнейшим акционером банка «Россия», основанного в 1990 г. при участии
управделами Ленинградского обкома КПСС, по данным российских СМИ,
является председатель его совета директоров Юрий Ковальчук, знакомый с
президентом Путиным со времени его работы в Петербурге. Однако полная
структура владельцев банка неизвестна.

Крупномасштабной аферой друзей Путина из банка «Россия» стал захват
гигантского холдинга «Газпром-медиа», в состав которого входят телеканалы НТВ,
ТНТ и другие медиа-активы. До того, как «Газпромбанк» попал в руки Ковальчука
и Ко., в июле 2005 г. на него были переведены медиа-активы «Газпрома» - группа

7

«Газпром-медиа» и пакеты акций в телеканалах НТВ и ТНТ, которые обошлись
Газпромбанку всего в 166 млн. долларовiii. Через 2 года после продажи, в июле
2007 года, вице-премьер Дмитрий Медведев оценил стоимость активов «Газпроммедиа» в 7,5 млрд. долларовiv. Получается, «Газпром» отдал эти активы друзьям
президента Путина в десятки раз дешевле реальной стоимости! По сравнению с
этой аферой залоговые аукционы выглядят «образцом честности и прозрачности».

«Россия – страна возможностей», цинично провозглашает лозунг рекламной
кампании банка «Россия», смотрящий на нас со щитов, установленных на Невском
проспекте и у Исаакиевского собора. Сконцентрированные в руках Юрия
Ковальчука медиа-активы – не просто бизнес. Это – полномасштабный
политический ресурс, предназначенный для массированной обработки
общественного сознания. По сути, в руках Ковальчука оказался гигантский
негосударственный медиа-холдинг, включающий четыре крупных телеканала –
НТВ, ТНТ, РЕН-ТВ, «Санкт-Петербург – Пятый канал», наиболее читаемую в
стране газету «Комсомольская правда», десятки теле- и радиокомпаний и газет.

Вся эта гигантская медиа-империя – Путин-медиа – составляет серьезную
конкуренцию государственным телеканалам и другим СМИ и ни в какое сравнение
не идет с былыми возможностями Гусинского и Березовского. Трудно себе
представить, что такой ресурс не будет использоваться в политических интересах
Путина.

Брат Юрия Ковальчука, Михаил, возглавляет Курчатовский институт и, недавно
став исполняющим обязанности вице-президента Российской Академии наук,
будет распределять выделенные из бюджета 130 млрд. рублей на
«нанотехнологии». Сын Юрия Ковальчука, Борис, некогда советник вице-премьера
Дмитрия Медведева, сейчас возглавляет департамент «приоритетных
национальных проектов» в аппарате российского правительства – через этот
департамент расходуются все средства, выделяемые на «нацпроекты».

8

«Газпром» - не единственная структура, разворованная при Путине. В 2004 в
результате допэмиссии акций «Связь-банка», созданного в 1990-е специально для
обслуживания государственных предприятий связи, более 50% акций банка
оказались в собственности некоей компании «РТК-Лизинг». После этого компании
отрасли связи, ранее обслуживавшиеся в других банках, стали переводить свои
счета в «Связь-банк». В начале 2005 г. по этому поводу в Генпрокуратуру, МВД и
Счетную палату обращалось Общество защиты прав потребителей с просьбой
провести проверкуv. Однако дело было спущено на тормозах.

Владельцем «РТК-Лизинг» считается датский юрист Джеффри Гальмондvi, чье имя
часто связывают с российским министром информтехнологий и связи Леонидом
Рейманом. Но кто истинные бенефициары?

Вот такими способами крупнейшие активы при Путине вводились из-под контроля
государства и попадали в собственность частных лиц.

Еще одной исторической аферой стал выкуп в сентябре 2005 года 75% акций
«Сибнефти» у друга Путина, олигарха Романа Абрамовича, за 13,7 млрд.
долларовvii.

Государство могло вообще не покупать «Сибнефть» (на момент продажи это была
самая маленькая из российских нефтяных компаний с падающей добычей нефти).
В конце концов, могло заплатить за нее существенно меньшую цену – с учетом
того, что в свое время Абрамович приобрел контроль над компанией за 100 млн.
долларов.

Однако «Сибнефть» купили по максимально возможной, искусственно
взвинченной ценеviii, причем половина покупки была профинансирована напрямую

9

за государственные деньги. В июне-июле 2005 года государство, через специально
учрежденную компанию «Роснефтегаз», заплатило «Газпрому» 7,2 млрд. долларов,
получив взамен 10,7% акций самого «Газпрома» ix. Это были те самые акции,
которые за 12 лет до этого распоряжением президента Ельцина от 1993 года
«Газпрому» разрешили выкупить за ваучерыx. Свой пакет в «Газпроме»
государство могло увеличить совершенно бесплатно, погасив эти акции.

Зачем было платить Абрамовичу более 7 млрд. долларов государственных средств
(остальные деньги были взяты из бюджета «Газпрома») для увеличения госпакета
акций в «Газпроме», когда власти и так фактически полностью контролировали
компанию? Что это, как не вывод активов?

Зачем было платить за «Сибнефть» 13,7 млрд. долларов, когда можно было
заплатить гораздо меньше? В течение всего 2005 года цену акций «Сибнефти»
искусственно разогревали на слухах о предстоящей покупке компании
«Газпромом». Еще в начале 2005 года акции стоили 3 доллара за штуку, а на
момент совершения сделки – уже 4 доллара. Если бы «Газпром» купил 75% акций
«Сибнефти» в январе 2005 года, он сэкономил бы более 3 млрд. долларов.
Зачем было переплачивать Абрамовичу за «Сибнефть»? Да и Абрамович ли это?
Он считается владельцем компании Millhouse, продавшей «Сибнефть» «Газпрому».
Однако имен подлинных владельцев Millhouse никто не знает. Говорят, у
Абрамовича есть влиятельный партнер, совладелец Millhouse. Кто это?
Зачем вообще была нужна национализация «Сибнефти»? Если бы ее купили
частные владельцы, эффективность компании, скорее всего, не упала бы так, как
впоследствии под контролем «Газпрома», а государству не пришлось бы платить за
компанию такие деньги.

Кстати, согласно финансовым отчетам «Газпрома», в собственности компании и ее
«дочек» еще в середине 2003 года было 17,5% собственных акций. По состоянию
на 30 июня 2007 года – 0,5%xi. В 2005 году государство выкупило 10,7% акций.

10

Куда делись остальные 6,3% акций «Газпрома», которые сегодня стоят почти 20
млрд. долларов? Кто владеет ими?

Зачем «Газпром» делится сотнями миллионов долларов ежегодной прибыли от
транзита и реэкспорта центральноазиатского газа с совладельцами швейцарского
трейдера «Росукрэнерго»? Кто стоит за этой посреднической структурой?

Все описанные выше аферы вокруг «Газпрома» осуществлялись, когда совет
директоров компании возглавлял преемник президента Путина, Дмитрий
Медведев. Какую роль лично он играл во всех этих аферах, и не является ли его
выбор в качестве преемника следствием этих афер?

Еще одна афера путинского времени – разрастание как на дрожжах бизнеса никому
доселе не известного швейцарского нефтяного трейдера Gunvor, через который
сегодня экспортируется около трети вывозимой за границу российской нефти
(почти вся нефть «Сургутнефтегаза», значительная часть нефти, добываемая
«Газпром нефтью» и «Роснефтью» и другими компаниями). Эта компания
контролирует ежегодный экспорт нефти стоимостью не менее 40 млрд. долларов.

Когда Путин только пришел к власти, в России активно обсуждалась введения
государственной монополии на экспорт нефти. Монополия по сути и была введена,
только не государственная, а частная. За компанией Gunvor стоит давний товарищ
Путина по работе в Петербурге Геннадий Тимченкоxii.

В письме в британскую газету Guardian другой с