Live Alive
    Это случилось в первом году старшей школы.
    Это был тот год, когда начала бушевать гуманоидная климатическая аномалия, известная
    как Харухи Судзумия, и самый насыщенный событиями год в моей жизни. Мурашки
    пробегают у меня по спине, стоит мне снова подумать о случившихся в тот год
    неприятностях. Просматривая альбом с фотографиями, я вспоминаю все те происшествия,
    и от каждого меня бросает в дрожь. Один из этих случаев прочно укрепился в глубине
    моего сознания, поэтому позвольте разделить его с вами.
    Это было то время, когда остатки летней жары отказывались покинуть острова, заставляя
    подозревать, что кто-то случайно запустил меняющий погоду механизм, ведь на календаре
    была уже осень.
    Наступил день школьного фестиваля.
    Все время, пока шла работа над фильмом, - с того момента, когда он был заявлен, и до
    завершения последней редакторской правки, - наша вечно невменяемая режиссер и
    исполнительный продюсер приносила актерам и другим вовлеченным в дело людям
    больше хлопот, чем любой спецэффект.
    Сегодня, в первый день школьного фестиваля, проходила и премьера фильма. Я не знаю,
    стоит ли считать произведение, озаглавленное как «Приключения Асахины Микуру.
    Эпизод 00» кинофильмом, или скорее рекламным роликом Асахины-сан, но надо
    полагать, на просмотре оно имело большой успех.
    Почему я сказал «надо полагать»? Потому что я больше не желаю, чтобы мое имя было
    связано с этим на удивление бредовым фильмом, бросающим вызов шедеврам
    сюрреализма. Поэтому, передав ленту ребятам из Кинематографического общества, я
    решил отрешиться от всего этого.
    К счастью, когда речь зашла о том, чтобы позаботиться о мелких деталях, и о
    дипломатической миссии по рекламированию фильма, Харухи выказала еще большую,
    чем обычно, энергию, возглавляя и направляя процесс как настоящий командир.
    Учителя и ученики «северной старшей» уже начинали понемногу привыкать к ее
    выходкам, но ведь сегодня в школу должны были прийти родители и другие гости… и все
    же Харухи облачилась в свой костюм девочки-зайчика (уже знакомый нам с начала весны)
    и собиралась раздавать в нем флаеры – и о чем она только думает? Однако благодаря
    этому Асахина-сан, Нагато и Коидзуми могли наконец посвятить себя приготовлениям к
    фестивальным мероприятиям своих классов, которые не были столь же скучны, как то,
    что устроил наш с Харухи 10-й «Д» класс.
    Когда завершилась цифровая обработка фильма, моя работа была окончена. Такое
    ощущение, будто шторм наконец утих. Мое сознание напоминало зеркальную
    поверхность спокойного озера. Я встряхнул сонной головой и решил пойти взглянуть на
    прорицания Нагато и, может быть, посмеяться над Коидзуми и той чепухой, которую он
    будет нести, играя в поставленной его классом пьесе. Может быть, это самый
    обыкновенный фестиваль районной старшей школы, и все-таки это праздник, поэтому
    стоит пройтись и поглядеть на то, что увидишь не каждый день.
    Кроме того, сегодня у меня есть одно важное дело, которому просто необходимо уделить
    время – именно поэтому я сжимаю в руке клочок бумаги.
    Конечно, этот клочок бумаги – ничто иное, как купон на скидку в кафе жареной собы1,
    которое устраивает класс Асахины-сан.
    Неважно, насколько дешев чай, - если он заварен руками Асахины-сан, он превращается в
    божественный напиток. Поэтому я уверен, что жареная лапша, приготовленная той же
    парой ручек, способна бросить вызов лучшему из блюд, которые может предложить
    первоклассный китайский ресторан. Пока я поднимался по лестнице, воображение все
    больше и больше подогревало мой аппетит, а ноги сами несли меня вперед.

    Я был уже почти на седьмом небе от счастья, когда вдруг кто-то будто окатил меня
    холодной водой.
    - Уж лучше бы они дали нам купон, по которому можно было бы поесть бесплатно.
    Единственный человек, который стал бы ворчать по этому поводу - это, конечно,
    Танигути. Я решил пригласить его только потому, что мне стало его жалко – он выглядел
    таким несчастным, когда свалился в воду во время съемок нашего фильма. Однако это
    была случайность. Иначе я бы вообще о нем не подумал. Чего еще ему было надо?
    - Я из кожи вон лез, чтобы вам помочь, и до сих пор ничего за это не получил! Вы должны
    были хотя бы пригласить меня на премьеру. Только не говори, что вы вырезали все мои
    эпизоды. 30-процентная скидка за то, что я едва не утонул – этого слишком мало!
    Хватит раздувать из мухи слона. Асахина-сан дала нам эти купоны по доброте душевной,
    чтобы мы могли сходить в кафе, которое открыл ее класс! Кроме того, меньше всего за
    участие в фильме получила сама Асахина-сан. Я даже хотел позвонить в отборочную
    комиссию Американской академии киноискусства и уговорить их дать ей «Оскар».
    - Если не хочешь идти, можешь сейчас же валить отсюда!
    Услышав мои слова, другой человек, шедший с нами, решил вмешаться.
    - Ну же, Танигути, давай пойдем вместе. Ты ведь хотел погулять в свое удовольствие.
    Лучше посидеть вместе, чем бродить в одиночестве.
    Это был Куникида, прилежный на вид ученик, однако совсем иного типа, нежели
    Коидзуми.
    - Кроме того, поскольку мы идем вместе с Кёном, мы можем рассчитывать на большее.
    Может быть нам даже положат больше капусты. Не так ли, Танигути?
    - Ну, типа того, - бросил в ответ Танигути, - Смотря насколько это окажется съедобно.
    Кён, ведь Асахина-сан не занимается готовкой?
    Услышав этот вопрос, я вспомнил, как Асахина-сан говорила, что она будет только
    разносить еду и напитки. Ну, и что с того?
    - Нет, ничего, я просто подумал, что Асахина-сан, наверное, скверно готовит. Я бы не
    удивился, увидев, что она положила сахар вместо соли.
    Да за кого вы с Харухи принимаете Асахину-сан? Пускай она превосходно изображает
    горничную и талисман, но все же настолько странных людей в наше время не встретишь –
    разве что в фантастическом мире. Если бы Асахина-сан потеряла свою машину времени,
    все, что она смогла бы предпринять – это отчаянно паниковать. Хотя, признаться, это
    заставляет меня сомневаться в том, что она на самом деле явилась из будущего.
    - Я действительно хочу на это посмотреть, - сказал Куникида, - Я слышал, что их класс
    собирается организовать косплей-кафе. Наряды Асахины-сан – официантка в фильме и
    девочка-зайчик – были совершенно сногсшибательными. Интересно, что она оденет на
    этот раз?
    - Не терпится это увидеть, - с энтузиазмом откликнулся Танигути. Как эти двое
    отличались от меня, который привык каждый день видеть Асахину-сан в костюме
    горничной. Мне почему-то стало их жаль.
    Выходя с лестницы в коридор я тоже начал представлять, что нас ждет. Речь шла об
    официантке, и мое испорченное воображение тут же рисовало мне ту самую
    обтягивающую униформу, которую она носила в фильме, и которая вызывала у меня
    самые смелые намерения. Однако сегодня она должна быть одета в восхитительную
    элегантную форму… Изящная официантка, грациозно разносящая еду и напитки…
    картина, очищающая глаза и душу, – о чем еще можно мечтать? Я всегда думал, что
    наряды, которые предпочитает Харухи, чересчур замысловаты, вдобавок, ей еще хватает
    безумия, чтобы стоять у входа в школу в одежде девочки-зайчика. Такие крепкие,
    стальные нервы, вероятно, подходят такой грубой девице, как она, но не у всех же нервы
    сделаны из стали.
    Асахина-сан, одетая в костюм официантки, сшитый ее одноклассницами…

    Лишь в одном я был готов согласиться с Танигути: мне очень хотелось на это посмотреть.
    Очень.
    Сегодня школьные коридоры были устланы дешевыми красными ковровыми дорожками.
    Обычно ученики должны одевать сменную обувь при входе в школу, но для удобства
    гостей во время школьного фестиваля сегодня и завтра было решено позволить всем
    ходить в уличной обуви. В школу пришли самые разные люди. Больше всего было
    родственников тех учеников, которые занимались в художественных, театральных и
    прочих кружках, - они пришли посмотреть на их выступления. Кроме того, школа стала
    местом, куда стекались окрестные жители, чтобы убить время. Пришли также бывшие
    одноклассники из других высших школ, например, из женской школы, которая
    находилась у подножия холма. Для местных парней это была редкая возможность: они
    собирались попытать счастья с пришедшими на фестиваль девушками; конечно, такие
    намерения имел и Танигути.
    Словно сардины, плывущие на приманку, мы втроем шли по коридору между классами
    второго года обучения - здесь наша форма северной старшей была последним, что
    привлекало внимание. Наконец мы остановились у цели: кафе находилось между
    комнатой, где играли в мяч, и помещением, где посетителям раздавали воздушные шары.
    Из входной двери, над которой висела табличка «Соба и напитки», распространялся
    приятный аромат, рядом толпилась очередь, которая была значительно длинней, чем в
    любом другом классе. Не успели мы подойти к выстроившейся зигзагами очереди, как
    кто-то громко закричал:
    - О! Кён-кун, а вот и ты с друзьями! Добро пожаловать! Идите сюда!
    За десять метров я узнал этот бодрый голос и лучезарную улыбку. Помимо доставляющей
    вечные неприятности Харухи, я знаю только одного человека, который умеет улыбаться
    такой счастливой улыбкой.
    - Вас трое, да? Спасибо за визит!
    Это была Цуруя-сан, одетая в костюм официантки.
    Цуруя стояла за столами, вынесенными наружу, и махала нам – похоже, она занималась
    продажей билетов и привлечением клиентов.
    - Ну? Как вам мой костюмчик? Шикарно смотрится, правда?
    Цуруя-сан ловко протиснулась сквозь толпу и подошла к нам.
    - Конечно.
    Я оглядел Цурую-сан, стараясь сохранять спокойствие.
    Я увлекся, воображая Асахину-сан в образе горничной, и совсем забыл, что Цуруя-сан
    учится с ней в одном классе. Танигути и Куникида напоминали рыбака, который,
    подцепив камбалу, вдруг обнаружил, что за ее хвост уцепилась гуппи2; они восхищенно
    таращились на эту длинноволосую старшеклассницу. И я бы не стал их осуждать, правда.
    Я не знаю, кто придумывал этот костюм, но в их классе, без сомнения, есть настоящий
    эксперт по моде и дизайну. Костюм Цуруи-сан совсем не походил на те странные наряды,
    которые Асахине-сан приходилось носить в фильме. Он не был чересчур экстравагантным
    и в то же время выглядел достаточно необычно. Такое одеяние способно добавить
    изящества любой надевшей его девушке, при этом не скрывая ее собственного
    очарования, наоборот, многократно усиливая её обаяние. Вполне подходит на лучшую
    модель года.
    Так или иначе, костюм был слишком хорош, чтобы я мог описать его более конкретно.
    Если даже Цуруя-сан выглядела в нем настолько сногсшибательно, я подумал, что,
    наверное, просто лишусь дара речи при одном взгляде на одетую в этот наряд Асахинусан.
    - Похоже, ваши дела идут хорошо.
    Услышав, как я это сказал, она рассмеялась:
    - Ня-ха-ха-ха… Так и вы заходите!

    Не обращая внимания на многочисленные взгляды, Цуруя-сан элегантно поправила свой
    передник и сказала:
    - Мы тут жарим собу на самых дешевых ингредиентах - на вкус она не очень. И несмотря
    на это, у нас столько клиентов, и мы зашибаем такие деньжищи – просто с ума сойти!
    Цуруя-сан действительно выглядела чрезвычайно довольной. Не нужно было быть
    гением, чтобы понять, почему в очереди в это кафе толпились одни парни.
    Жизнерадостная улыбка Цуруи-сан очаровывала, ее волшебный блеск увлек даже меня.
    Что ни говори, мужчин всегда легче обмануть.
    Мы стояли в конце длинной очереди, а Цуруя-сан продолжала бесплатно раздавать свою
    улыбку,
    - Пожалуйста, деньги вперед! У нас в меню только жареная соба и вода! Одна порция
    стоит 300 йен, вода из-под крана совершенно бесплатно, сколько ни выпьете!
    Я протянул ей купоны на скидку.
    - Хмм, тут три? Тогда на вас троих это будет 500 йен. Просто супер-скидка!
    Она погрузила монеты в карман передника, затем выдала нам три талона на жареную
    собу.
    - А теперь, пожалуйста, подождите минутку! Ваша очередь живо подойдет!
    Сказав это, Цуруя-сан повернулась и направилась обратно к столу у входа. Монеты в ее
    кармане громко звенели, пока она пробиралась через толпу.
    - Какая она энергичная! Она хоть когда-нибудь устает? - произнёс впечатленный
    Куникида, а Танигути понизил голос и сообщил:
    - Кён, я тут подумал… Кто же она такая? Небось, из ваших с Судзумией сообщников?
    - Не-а.
    Как и вы, ребята, Цуруя-сан не из нашего клуба. Просто иногда она бывает полезна; к
    тому же, у нее талант появляться в нужном месте в нужное время.
    Для Цуруи-сан «минутка», вероятно, длится чуть больше получаса, потому что нам
    пришлось ждать около тридцати минут, прежде чем мы наконец достигли начала очереди
    и смогли войти в класс. Пока мы ждали, позади нас все время прибывали новые люди,
    причем исключительно парни… это была совершенно невероятная картина. Хотя не нам
    отпускать комментарии – ведь мы тоже были частью очереди…
    Классная комната была поделена на две половины: одну оборудовали под временную
    кухню, а другая предназначалась для посетителей. Сковородки громко шипели – на них
    жарилась лапша. Поварихами были девушки, одетые в белые японские фартуки, резали
    продукты тоже девушки. Я задумался, куда же девались все парни из класса? И чем они
    занимаются?
    Потом я узнал от Цуруи-сан, что все эти бедняги находились у девчонок в услужении – их
    отправляли покупать недостающие продукты и инструменты, они же должны были ходить
    за водой и мыть посуду. Мне кажется, ничего тут не поделаешь, «Эра Водолея»
    действительно наступила. Цуруя-сан проводила нас к столу и сказала:
    - Садитесь здесь. Три напитка для новых клиентов!
    В ответ мы услышали восхитительный голос.
    - Иду… О, добро пожаловать.
    Думаю, большинство из вас уже догадались, кто вышел к нам со стаканами воды на
    подносе.
    Поставив перед нами напитки, она опустила поднос и вежливо нам поклонилась:
    - Добро пожаловать! Спасибо за то, что заглянули в наше скромное кафе!
    Она ласково улыбнулась нам:
    - Привет, Кён-кун и его друзья… э-э-э, спасибо вам за…
    Сидящие рядом со мной одновременно воскликнули:
    - Я Танигути!
    - Я Куникида

    - Хи-хи, а я Асахина Микуру.
    На стене висел плакат с надписью «Не фотографировать!» И это было совершенно
    понятно, ведь если бы здесь разрешили снимать, комната оказалась бы ввергнута в хаос, и
    все дела бы остановились.
    Великолепная Асахина-сан была просто очаровательна. Как и ожидалось, мое
    самообладание мгновенно улетучилось, едва я взглянул на ее костюм – для того, чтобы
    описать ее красоту, не нужно было никаких слов. Асахина-сан и Цуруя-сан, стоящие
    рядом, составляли такую прелестную картину, что мне тут же захотелось наградить их за
    лучшие костюмы официанток. Мне кажется, рай – это такое место, где полно картин,
    подобных этой.
    Асахина-сан взяла поднос подмышку и разорвала талоны. Вернув половину нам, она
    сказала:
    - Пожалуйста, подождите минутку.
    Под сопровождение множества внимательных взглядов она быстро удалилась на
    самодельную кухню. Цуруя-сан улыбнулась и объяснила нам:
    - Микуру мы поручили только собирать талоны, убирать тарелки и разносить воду. Это
    все, что она делает! Представляете, чтобы бы было, если бы она случайно споткнулась и
    обожглась горячей лапшой? Вот почему нам приходится всеми возможными способами
    оберегать нашу красотку.
    Ты абсолютно права, Цуруя-сан.
    Заказанную лапшу нам принесла другая официантка-старшеклассница. Мы попросили
    побольше капусты, но взамен нам положили меньше мяса, лапша была вполне сносной, но
    основной приправой к ней служил соус, который был не слишком хорош. Асахина-сан
    порхала, словно пташка, от стола к столу, разнося воду новым клиентам и забирая у них
    талоны. Время от времени она подходила к нам и подливала холодной воды, которая на
    самом деле была не такой уж холодной. Девушка старалась как могла. Цуруя-сан тоже
    была занята: она выходила и снова входила с новыми клиентами. В общем, нам не стоило
    засиживаться.
    Мы расправились с лапшой за пять минут, и нам ничего не оставалось, кроме как побыстрому ретироваться. Однако мы не наелись.
    - Ну, чем теперь займемся? - спросил Куникида, - Я хочу пойти поглядеть тот фильм,
    который сделал Кён, просто чтобы убедиться, что меня не вырезали. Что скажешь,
    Танигути?
    - Не хочу тратить время на эту ерунду! - решительно отказался Танигути и вынул из
    кармана флаер-путеводитель по фестивалю:
    - В этом кафе еды было маловато. Я иду на барбекю-тусовку научного кружка! Но
    сначала…
    Он ухмыльнулся,
    - …следует воспользоваться ситуацией и подкатить к каким-нибудь девчонкам! Сегодня
    моя цель – нормально одетые девочки. Внимательно оглянись по сторонам, и обязательно
    увидишь где-нибудь трех девиц, гуляющих вместе. Я говорю тебе: если начать
    флиртовать со всеми сразу, кто-нибудь из них непременно согласится пойти с тобой – так
    подсказывает мне мой опыт.
    Иди к черту, доля твоих успешных попыток в этом деле близка к нулю – что толку от
    подобного опыта?
    Я замотал головой,
    - Я не пойду. Идите вдвоем.
    - Хмм…
    Танигути холодно улыбнулся, а Куникида понимающе кивнул. Это меня разозлило, хотя
    возразить мне было нечего. Не то, чтобы я боялся случайно встретить кое-кого, когда
    начну флиртовать с другими девушками, но просто… я просто подумал, что лучше
    поостеречься.

    - Все в порядке, Кён. Мы тебя прекрасно понимаем. Не нужно ничего объяснять. Мы же
    друзья, правда?
    Театрально вздохнув в адрес Танигути, Куникида мягко сказал:
    - Ладно, Танигути, я тоже пас. Извини. Если тебе повезет, и ты найдешь девушку,
    познакомь меня потом с ее подругой? Мы же друзья, правда? – отказался он, к моему
    удивлению и одобрению.
    - Ладно, ребята, увидимся.
    Затем он спокойно удалился. Я решил пойти за Куникидой, оставив Танигути стоять, как
    дурака, в одиночестве с широко открытыми глазами
    - Увидимся, Танигути. Я спрошу тебя, каков процент успешных попыток, сегодня вечером
    – если конечно, тебе хоть раз повезет.
    Хмм… куда бы мне теперь пойти?
    Я могу вернуться в клубную комнату - там сейчас никого нет. Хотя есть шанс наткнуться
    на Харухи, а прогулка по школе с этой девицей ни к чему хорошему не приведет. Стоило
    мне подумать об этом, и ноги автоматически понесли меня в противоположном
    направлении. Я рассчитал, что если бы она продолжала раздавать флаеры у школьного
    входа в своем кроличьем костюме, к настоящему времени кто-то уже должен был ее
    остановить, и она, скорее всего, сидит в клубной комнате в дурном настроении.
    Пожалуйста, хотя бы сегодня, позволь мне провести время так, как мне хочется. Завтра в
    школу придут мои мама и сестра, я не хочу, чтобы они оказались свидетелями какойнибудь выход