• Название:

    Первая глава Скука Харухи Судзумии

  • Размер: 0.79 Мб
  • Формат: PDF
  • или

    Предисловие
    Знаменательные дни основания «Бригады SOS», когда я, впрочем, предавался меланхолии
    побольше, чем Судзумия Харухи, приходились, если мне не изменяет память, на раннюю
    весну, а события, связанные с нашим самодельным фильмом, в ходе которых вздыхать
    приходилось отнюдь не Харухи, а мне, произошли, когда по календарю была осень.
    Шесть месяцев, конечно, никуда не делись, и в эти полгода с летними каникулами
    посередке Харухи, безусловно, не могла просто сидеть, сложа руки, позволяя времени
    уходить впустую, и, разумеется, не стоит и говорить, что нас то и дело втягивали в
    абсурдные, бессмысленные события, или даже не события, а просто случаи и
    происшествия.
    Что ни говори, время года есть время года. Подобно насекомым, которые вылезают
    отовсюду там и сям с повышением температуры воздуха, вылезают отовсюду и всяческие
    придумки в голове Харухи, а уж коли они вылезли - мы должны что-то с этими
    придумками делать, а это, в свою очередь, значит – жди различных нелепостей, - вот уж,
    действительно, есть от чего почесать в затылке, да?
    Не знаю точно, что думают Коидзуми, Нагато и Асахина, но, по крайней мере, судя по
    симптомам, определяемым мной самим, несмотря на то, что параметры моих жизненных и
    физических сил поддерживаются на достаточном уровне, я чувствую, что каждый раз
    оказываюсь в шкуре какого-то маленького круглого животного, отъевшегося на будущее
    настолько, что уже не в силах двинутся с места, а под конец мне не остается ничего, кроме
    как кубарем скатиться с верхушки холма.
    Может, я и сейчас уже набираю обороты.
    Как бы то ни было, если не занимать содержимое головы Харухи всяческими приятными
    пустяками, то она начинает выдумывать такое, примечательной особенностью чего
    является свойство сулить другим людям сплошные неприятности. Успокоиться и ничего
    не делать – такая ситуация для нее, похоже, абсолютно невыносима. Если ничего не
    происходит – эта начнет искать приключений на свою голову. По моему опыту, стоит
    Харухи что ляпнуть – не видать нам спокойствия и умиротворения. Да и впоследствии,
    вероятно, тоже. Что за фокусы, а?
    Плохо ли, хорошо ли, но скуку она ненавидит. Такова Судзумия Харухи.
    Таким образом, хотелось бы, наконец, дать долгожданное представление о том, как
    «Бригада SOS» и так, и сяк боролась со скукой в эти полгода, когда меланхолия
    переходила во вздохи. Почему «наконец» и чего тут «долгожданного», мне и самому
    непонятно, но, думаю, если я об этом расскажу, боком мне это не выйдет, а если хотя бы
    один человек разделит со мной те трудноописуемые чувства, которые мне пришлось
    испытать, я буду вполне удовлетворен.
    Ну что ж… Начну, наверное, с того дурацкого бейсбольного турнира.

    Скука Харухи Судзумии
    Однажды в штабе «Бригады Судзумии Харухи, Основанной во имя перепреображения
    всего Света» или, сокращенно, «Бригады SOS» (а на самом деле, до сих пор в комнате
    литературного кружка), Харухи с энтузиазмом капитана бейсбольной команды, которому
    по жребию выпало произнести традиционную клятву честности игры, произносимую на
    открытии Высшей Школьной лиги по бейсболу, объявила:
    - Мы участвуем в турнире по бейсболу!
    Произошло это одним июньским днем после школы. С того похожего для меня на
    кошмарный сон происшествия минуло уже две недели, но из-за того, что
    сконцентрироваться на учебе я все еще был не в состоянии, кошмар этот воплотился в

    реальности в виде оценок четвертных контрольных, выставляемых в начале лета.
    Однако, Харухи, которая, как ни приглядывайся, все уроки прослушала вполуха, со
    своими результатами вошла в десятку лучших по школе. Если в этом мире есть бог, в
    людях он не разбирается совершенно и абсолютно безволен, это уж точно.
    …Ладно, это все не важно. Сейчас куда большей проблемой является то, что только что
    огласила Харухи.
    Ну, что на этот раз?
    Я обвел глазами лица остальной троицы, находящейся в комнате.
    Первая, на кого я взглянул, была старшеклассница с детским, как у ученицы начальной
    школы, личиком - Асахина Микуру. Если к ее спине прикрепить белые крылья, то,
    кажется, в любой момент могла бы оторваться от земли и вернутся на небеса – настолько
    она неотразимо прелестна. Впрочем, без этого милого личика и хрупкой миниатюрной
    фигурки она также неотразимо шикарна – это я тоже знаю.
    По определенным причинам в настоящий момент школьной униформы на Асахине не
    было и облачена она была в легкий розовый халатик медсестры. Приоткрыв прекрасные
    губки, она смотрела на Харухи. Нет, она не студентка медицинского колледжа и
    косплейной манией тоже не страдает, этот образ медсестры – просто приказ. Костюм,
    наверняка снова приобретенный через какой-нибудь сомнительный сайт в Интернете, был
    принесен Харухи и принудительно натянут на Асахину. На вопрос «Зачем, какое значение
    у всего этого?», который может возникнуть у других людей, ответ, наверное, будет таким:
    - Хе, да никакое!
    Некогда Харухи приказным тоном заявила Асахине: «Отныне, находясь в этой комнате,
    надевай на себя такую одежду! Возражения не принимаются!», и та, прошептав только
    «В… вот это?..» - со слезами на глазах, покорно подчинилась. С тех пор временами она
    выглядела настолько мило и трогательно, что ее хотелось обнять, однако этого я пока еще
    не сделал. Могу поклясться.
    Да, кстати, недели две назад ее стандартной формой был костюм горничной, но теперь он
    висел на вешалке в углу комнаты. На мой вкус, подходит он ей больше и выглядит она в
    нем куда прелестней, поэтому хотелось бы думать, что вскоре Асахина к нему вернется.
    Наверное, уж Асахина-то могла бы откликнуться на такую просьбу. С грустью и
    смущением… Да, было бы отлично.
    И вот, медсестричка-Асахина, заслышав слова Харухи о бейсболе, произнесла:
    - Э?.. – подала она милый голосок, похожий на сладкое пение канарейки, затем снова
    замолчав. Совершенно естественная реакция.
    Я перевел взгляд на лицо другой девушки, находящейся в комнате.
    Рост у нее был примерно тот же, что и у Асахины, а вот ощущение от ее присутствия - как
    от хвоща по сравнению с подсолнухом. Нагато Юки, как обычно, ко всему безучастная, с
    толстенным фолиантом в руках, от страниц которого она не отрывалась ни на секунду. Раз
    в несколько десятков секунд ее палец перелистывал страницу, давая знать, что его
    обладательница жива. Разговаривает она, пожалуй, чуть больше волнистого попугайчика,
    научившегося говорить по-японски, а двигается меньше впавшего в зимнюю спячку
    хомяка.
    Что есть она, что нет – без разницы, и нечего даже тратить чрезмерные усилия, чтобы ее
    описывать. В общем, она, как и мы с Харухи, учится в десятом классе и является
    единственным представителем литературного кружка, за которым, по сути, и закреплена
    эта комната. Мы же, в смысле, «Бригада SOS» - попросту эту комнату снимаем, а на деле,
    паразитируем, сделав это место своей штаб-квартирой. Разумеется, разрешение школы на
    это получено не было – нашу заявку Школьный Совет проигнорировал.
    -…
    От невозмутимой Нагато мои глаза скользнули к правильному, вечно улыбающемуся лицу
    Коидзуми Ицуки, сидящего рядом с ней. Он с веселым видом бросил на меня ответный
    взгляд. Раздражает он меня, а чем – не пойму, уж он-то мне без разницы даже больше, чем

    Нагато. Этот «Загадочный Новичок»… впрочем, «загадочным» его просто окрестила
    Харухи… поправил рукой челку, и на его до отвращения красивом лице расплылась
    улыбка. Встретившись со мной взглядом, он пожал плечами, отчего мне захотелось
    хорошенько ему двинуть. Он что, напрашивается, что ли?
    - В чем, говоришь, участвуем? - так как никто не отреагировал, переспрашивать у Харухи,
    как обычно, поневоле пришлось мне. И почему это меня все за переводчика Харухи
    считают? Да беспокойней работы и не придумаешь!
    - Вот!
    С выражением триумфа на лице Харухи протянула мне флаер. Боковым зрением заметив,
    как содрогнулась фигурка Асахины, у которой с флаерами были связаны не самые
    приятные воспоминания, я вслух прочитал:
    - «Приглашаем принять участие в регулярном девятом городском любительском турнире
    по бейсболу».
    Какой-то чемпионат для определения лучшей бейсбольной команды города или вроде
    того. Организуется администрацией, проводится каждый год и, видимо, имеет долгую и
    славную историю.
    - Хм… – промычал я и поднял голову. Сияющее, довольное лицо Харухи светилось
    улыбкой до ушей на критически близком ко мне расстоянии. Я невольно отступил на
    полшага назад.
    - Так кто там в этом турнире участвует?
    Я уже знаю, но все же уточнил.
    - Мы, понятное дело! – категорически подтвердила Харухи.
    - «Мы» - это ты имеешь в виду меня, Асахину-сан, Нагато и Коидзуми?
    - Ну разумеется!
    - А что насчет наших собственных планов?
    - Нужно еще четыре человека – для полной команды!
    Как обычно, что ее не устраивает - то она и не слышит. Тут мне пришла в голову мысль:
    - Эй, а ты правила бейсбола-то знаешь?
    - Конечно знаю! Более или менее. Кидай, отбивай, бегай, подкатывайся и блокируй – вот и
    все дела! Я ж в секции бейсбола была какое-то время – вот все и освоила!
    - «Какое-то время» - это сколько дней?
    - С часок протянула, наверное. Там совсем не интересно было, и я оттуда сразу слиняла.
    И зачем тогда понадобилось втягивать в этот «совсем не интересный» турнир еще и нас?
    В ответ на сей абсолютно естественный вопрос, Харухи сказала следующее:
    - Это наш шанс заявить о своем существовании на всю страну! Если победим – имя
    «Бригады SOS» может стать известным всем и каждому! Отличная возможность!
    Да я только за то, что имя нашей «Бригады» еще кому-то станет известным, уже прощения
    попросить хочу! Да и что потом дальше делать? И в чем эта «отличная возможность»?
    Я был полностью сбит с толку, Асахина тоже пребывала в растерянности. Коидзуми
    пробормотал: «Да, действительно», - хотя и он, судя по лицу, подрастерялся. Была ли
    озадачена Нагато? Вероятно, весь разговор она пропустила мимо ушей, и ее как всегда
    бесстрастное лицо напоминало застывший фарфор.
    - Хорошая идея, да? Микуру-тян?
    Внезапно потревоженная Асахина была захвачена врасплох:
    - Э?.. Эээ? Нннно…
    - Да, что такое?
    Маневром аллигатора, подбирающегося к олененку на водопое, Харухи зашла за спину
    Асахины и обхватила сзади крохотную фигурку привставшей было медсестрички.
    - Кяяя! Чччч… Чттто тттакое?!..
    - Так, Микуру-тян, у нас приказы лидера обсуждению не подлежат! Неподчинение –
    тяжкое преступление! Если есть какие-то вопросы - выслушаю на совещании!
    Совещание? Это она о своем сольном выступлении, посвященному втягиванию нас в

    очередную бессмысленную авантюру?
    Харухи все сильнее оплетала извивающуюся Асахину своими змееподобными руками.
    - Вот и ладненько, да? Чтобы ты знала, наша цель – победа! Даже одно поражение
    неприемлемо! Проигрывать я ненавижу!
    - Увааа…
    Асахина с красным лицом, испуганно тараща глаза, дрожала как осиновый лист. Харухи,
    взяв Асахину в плотный тройной захват и легонько покусывая ее за ухо, покосилась на
    мое лицо, на котором, вероятно, отразилось выражение зависти.
    - Ну вот и хорошо!
    Да какая разница, что бы мы ни говорили, ты ведь все равно слушать это не будешь.
    - А почему бы и нет? - согласился Коидзуми.
    Эээй! Кончай уже на все соглашаться! Можешь ты хоть разок с ней поспорить!?
    - Ну, я пошла в секцию бейсбола за амуницией.
    С энергией небольшого торнадо Харухи вылетела из комнаты. Освобожденная Асахина
    измождено обмякла на стуле, а Коидзуми поделился своими мыслями:
    - Хорошо, что это не операция по захвату пришельцев или поход в поисках каких-нибудь
    Неопознанных Таинственных Животных, верно? Бейсбол вряд ли может быть как-то
    связан со сверхъестественными явлениями, которых мы опасаемся.
    - Мда уж.
    В этот раз я дал ему себя убедить. Пока Харухи занимается бейсболом, вряд ли начнет
    болтать о надобности в пришельцах, путешественниках во времени и экстрасенсах. Если
    вместо того, чтобы слоняться по городу и искать любые паранормальности из разряда ТоНе-Знаю-Что (а в этом и заключается главное занятие «Бригады SOS»), мы поразвлечемся
    с битой и мячиком, думаю, будет всяко лучше. Вон, и Асахина тоже кивает.
    В результате стрелы наших умозаключений попали в «молоко», и ладно бы только в
    мишень не попали, так нет – пробили насквозь стену, на которой эта мишень висела и
    вылетели с другой стороны. Однако осознаю я это чуть позже.
    Короче, я думаю, так - пусть не бейсбол, глаз ее упасть мог на все, что угодно. Вообще-то,
    нашему кружку под скромным названием «Бригада SOS», который и до кружка-то не
    дотягивает и даже школой не признается, старт дала именно Харухи, и он сам по себе уже
    является продуктом ее немудреной выдумки. С его официальным названием - «Бригада
    Судзумии Харухи Основанная во имя перепреображения всего Света» - бессмысленно
    длиннющим, да еще и ужасающе хвастливым, он просто-напросто в высшей степени
    абстрактен. После того, как мое предложение чуть подкорректировать название было с
    негодованием отвергнуто как малодушное и недостойное, других возможностей для
    переименования не представляется.
    Когда я как-то спросил, а чем мы, собственно, собираемся заниматься, Харухи с видом
    рядового, пленившего неприятельского генерала, ответствовала:
    - Искать пришельцев, путешественников во времени и экстрасенсов и развлекаться с
    ними!
    Вот каковы были слова, с которыми Судзумия Харухи, чье имя и так с самого начала
    весьма эксцентричным образом прогремело на всю школу, окончательно вошла в сонм
    чудаков.
    Знаете, такое поведение - как ворона, которая тащит все блестящее, или как кошка,
    мгновенно бросающаяся на что-то маленькое и копошащееся, стоит ей только его
    завидеть, ну, или как люди, которые бегут за инсектицидом, заметив на кухне таракана.
    Вот и у нее, углядит что-то привлекательное – гандбол, футбол или там, плюньбол, - тут
    же объявит: «Вот это!». Наверное, стоит порадоваться, что турнир нам предстоит не по
    регби. По сравнению с бейсболом людей понадобилось бы побольше.
    В общем, Харухи просто скучала.

    Не знаю, каков был процесс переговоров, но вернулась Харухи, неся в охапке полный
    набор бейсбольных принадлежностей. Внутри картонной коробки, которая вполне могла
    предназначаться для маленькой бездомной собачки, оказались девять потрепанных
    перчаток, ржавая, во вмятинах металлическая бита и несколько грязных бейсбольных
    мячей.
    - Стоп, - сказал я и еще раз глянул на флаер. – Турнир любительский, на нем мячом для
    софтбола играют! Зачем ты настоящие бейсбольные мячи принесла?
    - Ну, мяч ведь - он мяч и есть. Это ж одно и то же! Если битой ударить – улетит, никуда не
    денется!
    Я в бейсбол играл только в младших классах на школьном дворе, но разницу между
    софтбольным и бейсбольным мячом понял хорошо. Попадание бейсбольным – намного
    больнее.
    - А если ни в кого не попадать, то все и в порядке будет! – сказала Харухи с видом «чего
    это ты волнуешься – не понимаю».
    Я сдался.
    - И когда матчи?
    - В это воскресенье.
    - Что, послезавтра? Как-то слишком скоро…
    - А я уже нас зарегистрировала. Успокойся, название команды – «Бригада SOS», тут все в
    порядке.
    Я почувствовал, что из меня выкачали все силы.
    - …И где ты собираешься других людей в команду набирать?
    - Да можно кого угодно, кому делать нечего нахватать!
    Это она, видимо, серьезно. За исключением одного человека, всех людей, на которых упал
    взгляд Харухи, обычными назвать нельзя. Единственное исключение тут я, и знакомиться
    с людьми, которые еще больше усложнят мое существование, я не собираюсь.
    - Понятно. Ты тут поуспокойся, а набором в команду займусь я. Для начала…
    В моей голове всплыли образы парней из класса 10-Д. Те, кто пойдет, стоит только мне их
    позвать… Да, наверное, Куникида и Танигути.
    На мое предложение Харухи ответила:
    - Да, это сойдет.
    «Это» - так она о своих собственных одноклассниках.
    - Получше, чем ничего.
    Остальные, стоит только произнести имя Судзумии Харухи, наверняка разбегутся. Так…
    что делать с остальными двумя?..
    - Ммм… - робко подняла руку Асахина. – Я могла бы позвать кое-кого из знакомых…
    - Ага, подходит, - незамедлительно ответила Харухи.
    По-видимому, сойдет кто угодно. Ну да ты и не понимаешь ничего, потому тебе,
    наверное, и все равно, а вот меня это слегка волнует. Знакомый Асахины? А из когда и из
    откуда этот знакомый?
    Наверное, заметив немой вопрос на моем лице:
    - Все в порядке. Это… в классе познакомились, - добавила Асахина, попытавшись вернуть
    мне душевное спокойствие.
    Теперь настал черед Коидзуми:
    - Тогда и я мог бы пригласить друга. Я как раз знаю одного человека, который нами
    интересуется…
    Я заткнул его прежде, чем он успел что-либо подобное сказать. Обойдемся как-нибудь без
    твоих приятелей, эти-то точно будут чудиками.
    - Я что-нибудь придумаю.
    Если сойдет кто угодно, у меня тоже знакомые найдутся. Харухи великодушно кивнула.
    - Ну, а теперь – тренировка! Тре-ни-ров-ка!
    Мда, исходя из всего разговора, этого следовало ожидать.

    - Начинаем сейчас!
    Сейчас? И где?
    - На спортивной площадке.
    Со стороны открытого настежь окна доносились крики спортсменов из бейсбольной
    секции.
    Кстати говоря, - надеюсь, ничего, что я так вдруг, - но кроме меня, каждого из четырех
    человек в этой комнате по разным причинам нельзя назвать обычным. Единственная, кто
    никак не осознает собственную сущность – это Харухи, остальные же трое, хотя их об
    этом никто не просил, рассказали мне о своей истинной природе и заставили это осознать.
    Если расположение моего здравого смысла считать районом планеты Земля, то эти трое
    должны вращаться где-то за пределами орбиты Плутона, настолько невозможны были их
    россказни. Однако, появившийся в конце прошлого месяца практический опыт заставил
    меня признать их объяснения весьма похожими на правду. Знать ее я хоть и не желал, но с
    тех пор как был зачислен под начало Харухи, все мои надежды и желания, прямо скажем,
    мало кого интересовали.
    Если сказать в двух словах, то Асахина, Нагато и Коидзуми появились в нашей школе
    потому, что здесь есть Харухи, и все они испытывают к ней жгучий интерес.
    А вот мне она кажется обычной высокомерной от природы девицей. Только думаю так
    один только я, да и то моя уверенность в последнее время слегка колеблется.
    В одном могу поклясться – с головой моей ничего не случилось.
    Скорее уж, с миром.
    И вот, вместе с этими, каждым на свой лад ненормальными, я стою посреди пыльной
    спортивной площадки.
    Изгнанные с поля спортсмены бейсбольной секции смотрели на нас тягостным взглядом.
    Разумеется - ни с того ни с сего заявляется какая-то чудная ватага, которой заправляет
    размахивающая битой во все стороны и вопящая что-то непонятное девчонка в матроске
    и, пока все в шоке, оккупирует отведенное бейсболистам место на спортивной площадке;
    да еще эта девчонка, пока никто ничего не сообразил, принимается командовать, чтобы
    они за мячами бегали. Пожалуй, есть от чего так глядеть.
    Кроме всего этого, одеты мы были в обычную школьную форму за исключением
    затесавшейся в наши ряды медсестры.
    - Для начала, тысяча тренировочных ударов!
    Точно в соответствии с уведомлением Харухи, на нас, выстроившихся в рад рядом с
    позицией питчера, обрушился град мячей.1
    - Кяя!..
    Асахина, закрыв голову перчаткой, припала к земле, а я бесстрашно противостоял белым
    мячам, грозившим попасть в нее. Удары Харухи представляли собой убийственной мощи
    беглый огонь. Да уж, чем бы эта девчонка ни занималась, пощады от нее не жди!
    Коидзуми, как всегда сияя улыбкой, справлялся с ударами с немалым наслаждением:
    - Даа, давненько! Какое ностальгическое чувство!
    Непринужденно отступив, он поймал очередной мяч, пущенный безумным ударом
    Харухи, и продемонстрировал мне белозубую улыбку. Если у тебя все так великолепно
    складывается, может, прикроешь Асахину?
    Нагато стояла навытяжку, глядя прямо перед собой. Такая мелочь как летящие в нее мячи
    ее просто не волновали - она просто стояла. Если мяч пролетал в паре миллиметров, ее
    перчатка даже не двигалась. Время от времени она, будто радиоуправляемая модель,
    медленно поднимала левую руку с перчаткой, ловила несущейся непосредственно в нее
    прямым курсом мяч, который тут же со стуком падал на землю. Давай поживей!.. Или мне
    следует похвалить ее за отличный глазомер?
    Наверное, зря я так волновался за остальных. За это время твердый и тяжелый как камень

    мяч, запущенный крученым ударом, задев мою перчатку, полетел низом и попал в
    коленку Асахины. Провал.
    - Кяяя!.. – вскрикнула медсестричка-Асахина. - Бооольненькооо….
    Она начала всхлипывать. Смотреть на это я больше не мог.
    - Прикройте меня! - бросил я Нагато и Коидзуми и, поддерживая Асахину, эвакуировал ее
    с линии фронта.
    - Эй! Куда это вы пошли? Кён! Микуру-тян! А ну вернитесь!
    - Игрок травмирован!

    Отмахнувшись от приказа Харухи, я, держа Асахину за руку, повел ее в школьный
    медкабинет. Там для ее костюма куда более подходящее место, чем запыленная комната
    кружка или спортплощадка.
    Асахина, беспрестанно вытирающая рукой слезы на глазах, похоже, только в коридоре
    заметила, что идет рука об руку не с кем-нибудь, а со мной.
    - Кяя!
    С настолько милым криком, что его хотелось записать, она шарахнулась в сторону, а
    затем, подняв на меня слегка покрасневшее лицо, сказала:
    - Кён-кун, нельзя, если ты будешь слишком близко ко мне… то опять…
    Ну и что опять? Я пожал плечами.
    - Асахина-сан, можно уже идти домой. Харухи я скажу, что ты повредила ногу и на
    полное восстановление уйдет два дня.
    - Но…
    - Все будет хорошо. Это Харухи виновата, и тебе переживать совсем нет нужды, - сказал
    я, помахав ей рукой.
    Асахина потупилась, а затем, взглянула на меня снизу вверх. Заплаканные глаза
    увеличивали ее соблазнительность в два раза.
    - Спасибо.
    Послав мне милую улыбку, от которой могло бы перехватить дыхание, Асахина,
    оглядываясь, будто с сожалением, ушла. Не могла бы и Харухи следовать таким отличным
    примерам? Думаю, было бы весьма неплохо.

    Когда я вернулся на поле, тренировка все еще продолжалась. К моему изумлению,
    оборонялись теперь игроки из бейсбольной секции, а Коидзуми и Нагато без дела стояли у
    ограждающей сетки.
    Коидзуми весело мне улыбнулся:
    - О, с возвращением!
    - Чего она теперь делает?
    - Что видишь. Похоже, мы для нее слишком слабы, так что теперь вот так.
    Сейчас была тренировка ударов по углам поля. Мячи летали в точности в тех
    направлениях, куда их объявляла Харухи.
    От нечего делать, мы стояли и отдавали должное бесконечным успешным ударам, пока,
    наконец, эта сумасшедшая не опустила биту и удовлетворенно не утерла пот со лба.
    Коидзуми весело сказал:
    - Удивительно! Действительно ровно тысяча ударов!
    - Удивительнее то, что ты это все считал!
    -…
    Нагато молча развернулась, я тоже последовал ее примеру.
    - Эй, - окликнул я миниатюрную фигурку в матроске. - Ты можешь сделать дождь в день
    матча? Такой ливень, чтобы игру отменили.
    - Это не невозможно, - равнодушно продолжая идти, ответила Нагато, - но не
    рекомендуется.
    - Почему?
    - Фальсификация локальной информационной составляющей окружающей среды может
    повлечь побочные эффекты для экосистемы планеты.
    - Побочные эффекты? И на какой срок?
    - От нескольких сотен до десяти тысяч лет.
    Уж больно много.
    - Ну, тогда лучше не делать.
    - Хорошо.
    Кивнув на пять миллиметров, Нагато продолжила движение.
    Обернувшись, я увидел, как Харухи стояла в школьной униформе на позиции питчера и
    готовилась бросать мяч.
    Два дня спустя. Воскресенье. Восемь часов утра.
    Мы собрались на городском стадионе. Бейсбольных площадок там насчитывалось две, а
    рядом с ними находились дорожки и снаряды для занятий легкой атлетикой. Игра первого
    круга продлится пять иннингов.2 Лучшая четверка определится к вечеру, а полуфиналы и
    финал состоятся в следующее воскресенье; турнир, таким образом, займет две недели.
    Команд была целая куча, но полностью в школьных спортивных костюмах были только
    мы, остальные же участники были в основном в подходящей бейсбольной униформе. Это
    к теме отношения не имеет, но сейчас я впервые увидел Нагато в чем-то другом, помимо
    школьной формы.
    Позже я узнал, что этот бейсбольный турнир имеет славную историю (девятый по счету,
    все-таки), и был сам по себе весьма престижным. Если так, лучше бы Харухи завернули
    еще на стадии регистрации.
    Кстати говоря, звонки Танигути и Куникиде завершились быстрым согласием обоих. При
    этом Танигути явно имел виды на Асахину и Нагато, а Куникида согласился со словами:
    «Звучит заманчиво». Хорошо хоть, что они такие простодушные.
    Человеком, которого на подмогу привела Асахина, оказалась старшеклассница по имени
    Цуруя. Только увидев меня, сия бойкая особа с волосами, длинными, как раньше у
    Харухи…
    - Так это ты, значит, Кён-кун? Я о тебе от Микуру ух как часто слышала! Хм… Умм… затараторила она, этими словами почему-то заставив Асахину занервничать. И что там

    говорится насчет меня?
    Тем временем Харухи взирала на четвертого игрока, приведенного мной.
    - Кён, подойди-ка на минутку.
    Харухи железной хваткой схватила меня и потащила в сторону палатки организаторов
    турнира.
    - Ты о чем, вообще, думаешь? И это вот в бейсбол играть будет, что ли?
    «Это вот» - не слишком ли грубо, а? Какая бы ни была, она моя сестренка, знаешь ли!
    - Пятый класс начальной школы, десять лет – как она сама сказала! Да такой милый и
    скромный ребенок твоей родней и быть не может! Ладно, самое главное-то! Была бы это
    Детская бейсбольная лига – хорошо, но это ж взрослый турнир!
    Сестренку я с собой привел совсем не просто так, а в результате хитроумных
    умозаключений. Я подумал так: чего ради я должен в долгожданное воскресенье вставать
    ни свет, ни заря и тащиться на какие-то там соревнования? Да, мой сегодняшний приход
    вызван обстоятельствами непреодолимой силы, но пусть хотя бы, это совершенно мне не
    интересное занятие побыстрее закончится. Абсолютно естественная психологическая
    реакция. Короче говоря, быстрее проиграем – быстрее разойдемся по домам. Даже и без
    моей сестренки, с такой командой поражение в первом же круге нам обеспечено. Шансы
    ничтожно малы - ведь командует нами не кто-нибудь, а Судзумия Харухи. Однако в
    случае незапланированной победы, чувствую, не миновать проблем, посему для
    гарантированного поражения необходим решающий фактор. А вот если в нашем составе
    будет младшеклассница – проиграем уже однозначно. Победа будет просто безумием.
    Конечно, толком ничего сказать Харухи я не мог, но, в конце концов, мозги мои – это
    мозги вполне обычные и заурядные.
    - Хм, ладно, - Харухи фыркнула и отвернулась. – Будет им фора. Слишком уверенная
    победа - тоже не слишком хорошо.
    Похоже, она всерьез рассчитывает победить. И как же, интересно?
    - Кстати, еще позиции на поле и очередность бьющих не определены. Что на этот счет?
    - Я уже все продумала.
    Лицо Харухи воссияло торжеством - она достала из кармана листок бумаги. Всех членов
    команды она узнала только сегодня, и как она могла что-то решить?
    - Если определим так, возражений наверняка не будет.
    На бумаге были начерчены восемь линий. А вот и второй лист. Выглядит как лотерея, или
    это мне только кажется?
    - Ты о чем? Конечно лотереей и определим! Один лист для атаки, другой для защиты. Я
    вот буду питчером и первым бьющим.
    - …Так все что ты придумала – вот это?
    - А чего не так? И не надо лицо такое делать! Недоволен чем-то? Нормальный
    демократичный способ. В Древней Греции даже на выборах жребий тянули, между
    прочим!
    Вот не надо равнять политическую систему Древней Греции с тактикой современной
    бейсбольной команды. Тем более, себя любимую-то ты определила куда хотела. И где
    здесь демократия?
    …А, ладно. По крайней мере, быстрее проиграем. Как я узнал, по правилам турнира, если
    разрыв в счете достигнет десяти очков, матч сразу автоматически будет считается
    проигранным. Пойду-ка я, лучше, соберу вещички для похода домой – в первом круге
    нашим соперником будет фаворит, команда с лучшей защитой в последних трех турнирах.
    «Пираты Камигахары», бейсбольный клуб местного университета – опытная и мощная
    команда, с какой стороны ни возьми. Каждый их игрок был настроен на победу. Понять
    это можно было уже по предматчевой разминке. Громко крича и подсказывая, они
    отрабатывали взаимодействие на поле и пробежки. Настоящая команда. Честно сказать,
    соперник, наводящий дрожь. Подумалось даже, что мы не туда попали, и потребовалось

    оглядеться вокруг, чтобы вспомнить о том, что мы участвуем в бейсбольном турнире и
    находимся на обычном городском стадионе.
    Хоть я и полагал, что проиграть было бы неплохо, но мною постепенно овладевало
    желание сбежать от реальности куда подальше. Команда наша была настолько жалкой,
    что хотелось извиниться перед противниками.
    Пока я разрабатывал план дезертирства перед лицом превосходящих сил неприятеля,
    Харухи выстроила нас в ряд:
    - Слушаем план операции! Всем делать, как я скажу! – начальственным тоном произнесла
    она.
    - Так, сначала во что бы то ни стало, добираемся до базы! Добираемся – захватываем базу
    до третьего мяча! Если страйк – отбиваем, если бол – пропускаем!3 Просто, да? По моим
    расчетам, в каждом иннинге мы можем набирать минимум по три очка.
    Да, по расчетам мозгов Харухи оно, наверное, так и есть, но вот откуда, интересно,
    берутся основания для такой уверенности? Да разумеется, ниоткуда они не берутся.
    Просто-напросто, передо мной – физическое воплощение беспричинной самоуверенности.
    Но разве не таких людей в мире называют идиотами? А она ведь не просто идиотка, она –
    высшее звено в пищевой цепи идиотизма, королева всех дураков!
    Разрешите огласить стартовый состав команды «Бригада SOS», определенный волей бога
    лотерей.
    Номер первый, питчер - Судзумия Харухи, номер второй, райтфилдер - Асахина Микуру,
    номер третий, центрфилдер - Нагато Юки, номер четвертый, вторая база – я, номер пятый,
    лефтфилдер - моя сестренка, номер шестой, кетчер4 - Коидзуми Ицуки, номер седьмой,
    первая база – Куникида, номер восьмой, третья база – Цуруя, номер девятый, шорт-стоп5 Танигути.
    Вот и все. Ни запасных, ни тренеров, ни болельщиков.
    После того как команды, выстроившись друг перед другом, поприветствовали друг друга,
    Харухи не медля отправилась к дому.6 Напрочь забыв о существовании шлемов, мы взяли
    их напрокат у комитета организаторов. Пожалуй, из нашего собственного имущества с
    нами были только несколько принесенных Харухи желтых рупоров.
    Харухи пальцем поправила шлем, встала в стойку и, держа в руках спертую у
    бейсбольной секции металлическую биту, бесстрашно улыбнулась.
    Как только судья крикнул «Начали!», питчер противника размахнулся…
    Первый мяч.
    Бамс!
    Раздался резкий металлический звук - белый мяч полетел далеко вперед, просвистел над
    головой центрфилдера и ударился об ограждение. К тому времени как мяч возвратили в
    игровое поле, Харухи уже достигла второй базы.
    Ничего удивительного, Харухи и не такое может. Асахина и Коидзуми мое мнение,
    похоже, разделяли, а у Нагато такой эмоции как удивление, наверное, и вовсе нет. Однако
    другие члены команды, помимо нас четырех, были потрясены и смотрели на
    принимающую победные позы Харухи во все глаза. А уж о соперниках и говорить нечего.
    - Питчер у них полный отстой! Давайте все за мной! – остервенело прокричала Харухи.
    Мда, результат будет прямо противоположным. Кажется, теперь девчонкам нашим
    пощады уже не будет.
    Асахина, наш второй по очереди бьющий, в огромном шлеме нахлобученном на голову,
    трясясь встала в дом.
    - Здравствуйте…ееееее!..
    Не успела она закончить, как мимо нее пронесся запущенный по высокой траектории мяч.
    Вот гады! Метить прямо в Асахину я им не позволю! Держите меня семеро!
    Последующие два мяча Асахина, обернувшись статуей, также пропустила мимо себя.
    Услышав от судьи в свой адрес «Аут!»,7 она, будто выдохнув с облегчением, вернулась на

    скамейку.
    - Эй! Ты чего не отбиваешь?!
    Что бы Харухи ни кричала, можно смело пропустить это мимо ушей. Главное, с Асахиной
    все в порядке.
    -…
    На очереди номер третий, Нагато. Волоча биту за собой, Нагато в молчании
    прошествовала на свою позицию.
    -…
    Оставив без внимания все три мяча, она быстро выбыла из игры и в том же молчании
    проследовала к нам. Следующим должен был идти я.
    -…
    Вручив мне из рук в руки биту и шлем, она села на скамейку, снова вернувшись к
    кукольноподобному состоянию.
    Назойливые крики Харухи мне уже надоели. Ошибкой было ожидать многого от Асахины
    и Нагато.
    - Кён! Надо отбивать во что бы то ни стало! Ты последний!
    Не стоит возлагать большие надежды на последнего бьющего, выбранного путем жребия.
    Взяв пример с Нагато, я молча встал в стойку.
    Первый мяч я пропустил. Он был невероятно, фантастически быстрым. Даже был слышен
    свист разрезаемого им воздуха. Не знаю, с какой скоростью он летел, я его даже не увидел
    - только успел подумать, что сейчас мяч бросят, как он уже оказался в перчатке кетчера. И
    вот этакую подачу Харухи отбила?
    Второй мяч. Я попробовал ударить. Металлическая бита лишь попусту потревожила
    воздух. Промах. Даже не задел. Даже не коснулся.
    Третий мяч. Ого! Мяч отклонился. Это и называется крученой подачей? Если бы я его
    пропустил, был бы стопроцентный бол, но… Как говорится, «зэ энд». Три страйк-аута,8
    смена позиций.
    - Болван!
    Пока игроки противников шли к своей скамейке, стоящая между центром и лефтфилдером
    Харухи, размахивая руками, орала благим матом.
    Ни стыда, ни совести.
    В защитных построениях наших, скажем прямо, дыр было не меньше, чем в муравейнике.
    Особенно ужасна была защита во внешнем поле. Асахина справа и моя сестренка слева
    ловить мячи будут не раньше чем рак на горе свистнет - это было ясно уже по разминке.
    Поэтому если мяч летел направо, то со второй базы мне, а если налево, то шорт-стопу
    Танигути - надо было со всех ног бежать за ним. Выбора у нас не было. Асахина, замечая,
    что мяч летит на нее, как подкошенная валилась на землю, прикрывая голову перчаткой, а
    сестренка хоть и гонялась за мячиком с неподдельным восторгом, но мяч после ее бросков
    отлетал едва ли на три метра.
    Нагато, наш центрфилдер, ловила летящие в нее мячи безупречно, если, конечно, они
    летели прямиком в нее, но вот остальные мячи в ее зоне такого внимания не
    удостаивались. Кроме того, движения у нее были убийственно медленными, поэтому если
    мяч летел хоть чуть-чуть в стороне, пара баз были у соперника уже в кармане.
    …Давайте быстрее проиграем и пойдем домой. Вот это было бы хорошо.
    - Собрались! Покажем им! – в одиночку издала командный клич Харухи.
    Не стоит и говорить, что защитное обмундирование и перчатка у нашего кетчера
    Коидзуми были также взяты в долг.
    Первый бьющий противников кивнул главному судье и встал в дом.
    Харухи метнула первую подачу по верхней траектории.
    Страйк.
    Скорость, сила, точность – придраться не к чему, великолепный страйк. Прямо по центру,

    но подача была так мощна, что у бьющего даже бита не шелохнулась.
    Конечно же, остальные члены «Бригады SOS», включая меня, удивлены не были. Даже
    если бы эту девчонку вызвали в сборную Японии по футболу, удивляться было бы
    нечему. С Харухи возможно все.
    Однако первый бьющий противников об этом не подозревал и должного почтения не
    испытывал. Второй мяч для него также стал сюрпризом и на него он никак не
    отреагировал, махнув битой только на третьем. Увы, мимо. Страйк-аут. Видимо, мяч
    слегка отклонился от траектории прямо на глазах у бьющего. Прямо как характер Харухи.
    Невезуха.

    Посоветовавшись с выбывшим первым бьющим, второй перехватил биту подальше от
    конца и встал в стойку. Итог: два фола,9 страйк – мимо. Снова страйк-аут.
    Тут я заволновался. Что, так до последнего иннинга пойдет, что ли? Ага, вот я понимаю настоящий бьющий. Мощная, прямо по прямой подача Харухи все-таки была отбита. Оно
    и понятно, если постоянно подавать так бесхитростно - рано или поздно попадут.
    Мяч пронесся высоко над головой Нагато, продолжавшей стоять, не шелохнувшись, и,
    улетев за стадион, исчез вдали.
    С лицом Медеи, преданной Ясоном, Харухи наблюдала, как игрок противников пробегал
    круг до дома.
    Как бы то ни было, мы на одно очко позади.
    Удар четвертого бьющего позволил ему пробежать две базы, пятый из-за ошибки
    Куникиды пробежал одну; шестой мастерским ударом на правую сторону принес команде
    второе очко, а у седьмого мяч улетел прямиком на третью базу, где его живо подхватила

    Цуруя, тут же стрелой бросившая мяч на первую базу, послав соперника в аут. Наконецто, смена позиций.
    Первый иннинг закончился со счетом 2:0. Неожиданно ожесточенная борьба. Это
    героическое сопротивление только все усложняет, набирайте быстрее десять очков и мы
    пойдем по домам.
    Наши бьющие с пятого по седьмой номер – моя сестренка, Коидзуми и Куникида - как и
    положено, были один за другим быстро отправлены в аут и мы, не успев толком
    отдохнуть, снова приступили к защите.
    Противник, видимо, заметил нашу слабость в обороне на внешнем поле и, само собой, все
    мячи по высокой дуге отправлялись туда. Всякий раз мы с Танигути со всех ног неслись
    назад за мячом, но КПД наших действий был всего порядка десяти процентов, к тому же
    это чрезвычайно выматывало. Впрочем, по сравнению с возможностью избавить Асахину
    от бед – сущие пустяки. Ведь даже с испуганно вытаращенными глазами она все равно
    остается безумно милой.
    В итоге в этот раз команда противников набрала пять очков. 7:0. Осталось три. В
    следующем иннинге все может закончится.
    Третий иннинг. Мы в нападении.
    У Цуруи, забравшей длинные волосы сзади в хвост, шли сплошные фолы. Реакция у нее
    была что надо, но когда наконец-то взмывший вверх мяч приземлился прямиком в
    перчатку кетчера, она, легонько постучав себя битой по шлему, сказала:
    - Тяжеловасто! Тут только битой махать запыхаешься.
    Наблюдая за всем этим, Харухи морщила лоб, будто о чем-то раздумывая. По всей
    вероятности, ни о чем хорошем.
    - Хм. Как я и думала, это нам просто необходимо… - она нахмурилась и медленно прошла
    к судье. – Мы на минутку!
    Затем она схватила за шиворот Асахину, мирно сидевшую на скамейке с рупором.
    - Кяя!..
    Выдернув маленькую фигурку в спортивной форме, Харухи вместе с ней исчезла за
    трибуной. А еще вместе с сумкой, которая была у нее в руке, и что в этой сумке
    содержится, вскоре станет ясно.
    - Нннее… Судзумия-сан!.. Не нааа…
    Вместе с милыми криками Асахины…
    - Давай быстрей снимай! Переодевайся!
    …доносился и властный голос Харухи. Опять.
    Итак, когда Асахина появилась снова, на ней был наряд, который подходил ситуации как
    никакой другой. Яркая бело-голубая майка, мини-юбка в складку и желтые помпоны в
    руках.
    Великолепная девушка-болельщица. Откуда Харухи костюм взяла? Загадка.
    - Красивенно… - беззаботно протянул Куникида.
    - Микуру! Я тя пофоткаю, ладно? – Цуруя хихикая достала фотоаппарат.
    Кстати говоря, Харухи была одета так же. «Могла бы и одна одеться…» - такие мысли
    мне, конечно, в голову не пришли, ведь Асахина в образе болельщицы была прелестна до
    одурения!
    - Конский хвост, что ли, завязать?..
    Харухи собрала сзади волосы Асахины, но заметив мой взгляд, по-утиному вытянула
    вперед губы. Коняшка, тпру!
    - Ну, теперь болеем!
    - Ээээ… Чччттто?..
    - А вот что!
    Харухи подошла к Асахине сзади, взяла ее изящные бледные ручки и принялась водить

    ими вверх и вниз. Феерический танец. Харухи оглушительно громко прошептала прямо в
    ухо Асахины: «Кричи! Кричи давай!»
    - Кхиии!.. Ребята, отбивайте пожааалуйстааа! Вперед, очень вас прошууу!.. - тоненьким
    фальцетом закричала Асахина.
    Очевидно, по крайней мере Танигути, следующий отбивающий, был заряжен на борьбу.
    Он с напускной развязностью подошел к дому. Впрочем, сколько ни кричи, подачу
    питчера ему вряд ли отбить.
    Разумеется, вскоре Танигути уныло вернулся на скамейку.
    - Черт, так и не попал.
    Дальше снова пошла отбивать Харухи. Как была, в костюме болельщицы.
    Ранее главным раздражителем для глаз были Харухи и Асахина в костюмах девочекзайчиков, но теперь эстафету сногсшибательности подхватили девочки-болельщицы.
    Неприятель, не зная, на что глядеть, был абсолютно дезориентирован. Асахина была
    великолепна целиком и полностью, Харухи - великолепна целиком и полностью за
    исключением характера. Так сказать, лицом и фигурой.
    Питчер был выбит из колеи и подал кое-как. Эту возможность Харухи не упустила, снова
    отбив мяч по центру далеко за вторую базу. Пока игроки противника в смятении
    разбирались с мячом, она уже достигала третьей базы, и когда Харухи в подкате летела к
    ней, глаза третьего бейсмена, даю слово, смотрели совсем не туда, куда нужно.
    Следующим бьющим шла еще одна девочка-болельщица, причем затмевающая по своей
    обольстительности Харухи. Биту робко подняла Асахина. Под взглядами множества
    парней (в том числе и меня), личико ее смущенно алело. Красота!
    Питчер, как казалось, был в раздрае настолько, что не мог даже бросить мяч, но даже так
    Асахине его не отбить. Пусть даже мяч зависнет прямо перед ней.
    - Ай!
    Мда, если махать битой с закрытыми глазами, как в данном случае, вряд ли во что бы то
    ни было попадешь.
    Вслед за тем, как Асахина доигралась и до второго пропущенного страйка, стоящая на
    третьей базе Харухи принялась размахивать обеими руками. Что там она делает?
    - Похоже, подает условные знаки, - невозмутимо пояснил Коидзуми.
    - А мы что, о каких-то знаках договаривались?
    - Нет. Однако полагаю, в данной ситуации пригодным на взгляд Судзумии-сан выбором
    будет, по всей вероятности, сквиз.10
    - Сквиз при двух аутах? Нашему бессменному командиру что, власть в голову ударила?
    - Предполагаю, ей вполне могла прийти в голову мысль, что так как шансы отбить мяч у
    Асахины-сан практически равны нулю, возможность применения настолько невероятного
    сквиза может сбить соперника с толку. Игроки могут допустить ошибку, может быть даже
    такую, после которой даже у Асахины-сан получится попасть по мячу.
    - Слишком уж очевидно.
    Все бейсмены противника, уже сделали шаг вперед и были готовы в случае чего бежать за
    отскочившим мячом. Судя по всему, никаких проблем жесты Харухи для них не создали.
    Она совершенно явно изображала удар «бантом».
    Как и ожидалось, сквиз окончился неудачей. Для начала, очевидно, что Асахина даже не
    знала, что это такое, поэтому пока вопросительно вертела головой и смотрела на
    отчаянные жесты Харухи, изображающей сквиз, прозевала третий мяч. Три аута, смена
    позиций.
    Асахина удрученно поплелась к скамейке с видом щенка, готового получить наказание от
    хозяина. Харухи подозвала ее к себе:
    - Микуру-тян, подойди-ка сюда на секундочку, держи себя в руках.
    - Уваа….
    Харухи обеими руками ухватила дрожащие щечки Асахины и растянула их в стороны:

    - Это наказание, на-ка-за-ни-е! Пускай все видят, какое смешное у тебя лицо!
    - Айяя… Уииих…
    Я стукнул Харухи рупором по голове.
    - Дура! Это все твои знаки заковыристые! На все готова, лишь бы самой очко набрать.
    Но тут…
    Бип-бип-бип! Коидзуми достал из кармана сотовый телефон и, посмотрев на
    жидкокристаллический экранчик, поднял одну бровь.
    Асахина, с удивленным лицом приложив руку к левому уху, уставилась куда-то вдаль.
    Нагато подняла глаза вертикально вверх.
    Перед тем как разойтись по защитным позициям, Коидзуми подозвал меня к себе:
    - У нас возникли неприятности.
    Даже слушать ничего не желаю, но говори уж, если начал.
    - Начала зарождаться закрытая реальность. Масштабы такие, которых еще не было и
    расширяется с невероятной скоростью.
    Серый мир, с которым и я успел познакомиться. Как можно забыть? Из-за этого
    сумрачного пространства я получил душевную травму, с которой мне теперь жить всю
    жизнь.
    Коидзуми не переставал улыбаться:
    - В общем, так. Закрытые реальности возникают в результате неосознанного стресса
    Судзумии-сан, а сейчас она как раз чрезвычайно угнетена. Исходя из этого и возникает
    закрытая реальность, а если ее настроение не улучшится, расширение будет
    продолжаться, как и разрушительная деятельность «Аватаров», с которыми ты также
    хорошо знаком Вот так обстоят дела.
    - …То есть, из-за того, что мы проигрываем, у Харухи крыша едет, да так, что она даже
    эти дурацкие пространства творит?
    - Очевидно, так.
    -Да что она, дите малое?

    Коидзуми ничего на это не ответил, лишь улыбнувшись. Я вздохнул.
    - Вот ведь чушь, а…
    Коидзуми посмотрел на меня и сказал:
    - К чему теперь это говорить? Это случается с каждым, и здесь, главным образом, дело
    касается тебя. Случайность. Всему виной очередность бьющих, мы ведь определяли ее
    жребием?
    - Ну да, жребием. И что?
    - В результате ты стал четвертым бьющим.
    - И меня это никак не радует.
    - Радуешься ты или, наоборот, испытываешь давление - Судзумии-сан это все равно.
    Важен сам факт того, что ты стал четвертым бьющим. В этом и весь вопрос.
    - А можно попонятнее?
    - Легко. Четвертым бьющим ты стал, потому что так пожелала Судзумия-сан. Это не
    простое совпадение. Она задумала, чтобы ты им стал и сейчас чувствует разочарование
    оттого, что ты совершенно не оправдываешь ее ожиданий.
    - Ну уж извините.
    - Хм, я тоже обеспокоен. Пока душевное состояние Судзумии-сан будет ухудшаться,
    закрытая реальность также будет расти.
    - …И что мне делать?
    - Пожалуйста, отбивай подачи. Желательно, подальше, а лучше всего - хоум-ран!11 Да
    посильнее. Как насчет удара прямо по центру в игровое табло? Договорились?
    - Хватит чушь пороть. Я хоум-раны только в компьютерных играх делаю, а отбить мяч по
    такой траектории просто невозможно.
    - В общем, хотелось бы, чтобы ты что-нибудь сделал, такова наша общая настоятельная
    просьба.

    Просить можете сколько угодно, великий бейсболист во мне не проснется, и
    суперприемов в запасе у меня нет, так что все бесполезно.
    - Приложи все силы, чтобы игра не кончилась автоматической победой в этом иннинге.
    Если игра закончится сейчас, это также будет значить и конец для всего мира. Нужно во
    что бы то ни стало не допустить, чтобы соперник набрал больше двух очков, - сказал
    Коидзуми с легкомысленным выражением лица, не слишком подходящим сказанным им
    словам.
    Продолжение третьего иннинга. Харухи. все в том же костюме встала на позицию
    питчера. Само собой разумеется, Асахина в костюме болельщицы была на правой стороне
    поля.
    Харухи, открывая всеобщему взору обнаженные руки и ноги, метала мощные подачи,
    никак не меняющиеся от того, были у противника игроки на базах или не было.
    Отбитый первым бьющим мяч полетел по центру, на удивление точнехонько в Нагато –
    аут, однако на высокую свечу второго она внимания не обратила и пока добиралась до
    мяча, приземлившегося между центром и левой стороной поля, бьющий уже бежал к
    третьей базе. Подачи вошедшей в раж Харухи были по-прежнему грозным оружием, но
    все они отбивались, так как запускала она их прямо по центру. Фавориты они и есть
    фавориты. Затем, удачно отбив мяч и из-за дырявых рук Куникиды были легко
    заработаны два очка. Положение у нас было отчаянным. Игроки противника уже стояли
    на первой и второй базах, Еще одно очко и матч будет завершен, и неизвестно, что станет
    с миром.
    Бамс! Белый мяч полетел ввысь, отклоняясь в правую сторону. В зоне его падения
    тряслась от страха Асахина. Времени размышлять не было – в который уже раз я со всех
    ног ринулся к правой стороне поля. Должен успеть!
    Я нырнул за ним что было сил… ловлю! Ударившись о самый кончик перчатки, мяч
    скатился внутрь.
    - Ух!
    Я изо всех сил кинул мяч Танигути, стоящему на второй базе. Два игрока противника,
    посчитав, что мяч улетел далеко, уже бежали к базам. Танигути поймал мяч и заступил на
    базу – два аута одним махом!
    Как-то продержались. Ох и устал я.
    - Хорошая игра!
    Чувствуя на себе восхищенный взгляд Асахины и приняв опрометчивые ободряющие
    удары перчатками по голове от Танигути, Куникиды, сестренки и Цуруи, я показал в ответ
    знак виктории и кинул взгляд в сторону Харухи. Она с хмурым лицом смотрела на табло
    (в роли которого служила переносная школьная доска).
    Я сел на скамейку и накинул на голову полотенцем. Ко мне подошел Коидзуми:
    - Продолжим разговор?
    Что-то не хочется.
    - Есть решение по аналогии. Когда в тот раз ты с Судзумией-сан попал в тот мир, как вам
    удалось вернуться?
    Не заставляй меня это вспоминать!
    - Если воспользоваться тем же методом, возможно, ситуация улучшится.
    - Не пойдет!
    Коидзуми сдавленно засмеялся. Эй, ты, бесишь уже!
    - Так и думал, что ты это скажешь. Тогда, придется защищаться до последнего и брать
    измором, ведь нас устроит только победа. У меня есть замечательная идея. Думаю,
    должно сработать, в конце концов, наши с ней интересы должны совпадать.
    Коидзуми улыбнулся и направился к стоявшей без движения в зоне разминки Нагато.
    Затем сей субъект наклонился к ее уху и что-то прошептал, слегка растрепав дыханием
    короткие волосы. Тут Нагато быстро повернулась и бесстрастно воззрилась на меня.

    Это что, был кивок? Голова, будто поддерживаемая леской, как у марионетки, еле заметно
    дернулась вверх-вниз, и кукла отправилась в путь к зоне бьющего.
    Взглянув влево, я увидел, как за Нагато внимательно наблюдает уже Асахина.
    - Нагато-сан… все-таки… - сказала она со слегка побледневшим лицом, что заставило
    меня забеспокоиться.
    - Что она сделала?
    - Нагато-сан, похоже, читает заклятья.
    - Заклятья? Это еще что?
    - Ммм… Закрытая информация.
    Асахина виновато опустила голову. Да нет, все нормально. Если закрытая информация –
    ничего не поделаешь, так? Эх, похоже, сейчас опять начнут твориться какие-то
    нереальности.
    Знаком я с заклятьями Нагато.
    Одним жарким майским вечером это было. Если бы тогда Нагато не вторглась в класс, я,
    несомненно, сейчас бы мирно почивал под могильной плитой. В тот раз Нагато тоже
    скороговоркой бормотала что-то наподобие каких-то заклинаниями и предотвратила
    покушение на меня. Кстати говоря, тогда Нагато еще носила очки.
    А сейчас что она планирует делать?
    Тут же это стало ясно.
    Взмах битой - хоум-ран!
    Мяч, с высокой скоростью пущенный питчером после удара Нагато, в котором на первый
    взгляд и силы-то достаточной не было, взмыл высоко в небо и исчез из вида за
    ограждением стадиона.
    Я повернулся к нашей команде. Коидзуми с элегантной улыбкой кивнул мне, лицо
    Асахины слегка побледнело, но удивленной она не выглядела, а сестренка с Цуруей
    простодушно закричали: «Крутооо!..»
    У остальных же просто попадали челюсти. У противников, разумеется, тоже.
    Харухи прибежала, подпрыгивая от радости, к дому, где Нагато с отсутствующим видом
    завершила свой круг по игровому квадрату и, похлопывая ее по шлему, сказала:
    - Отлично! И где столько сил взяла?!
    Далее она, схватившись за тонкую ручку Нагато, принялась ее сгибать и разгибать, щупая
    бицепс. Та стояла молча и не сопротивлялась.
    Затем Нагато подошла к скамейке.
    - Вот, - она указала на старую бейсбольную биту, передавая ее мне. - Модификация
    атрибутивной информации.
    - Что это? - спросил я. Нагато некоторое время безотрывно смотрела на меня.
    - Режим самонаведения.
    Ограничившись этими словами, она возвратилась на скамейку, села в уголке и, достав изпод ног толстую книгу, уставилась в нее.
    Счет 9:1. Кажется, этот иннинг будет последним.
    Судя по лицу питчера, тот еще не восстановился после шока, но мяч мне метнул, на мой
    взгляд, все же весьма неслабый.
    Тут я и понял, что значили слова Нагато.
    - Уух!..
    Бита двинулась сама по себе, потащив за собой мои плечи и руки. Бамс!
    Я думал, что это будет обычный удар, но мяч, будто подхваченный ветром, устремился
    ввысь, перелетел ограждение и долетел до соседнего второго бейсбольного поля. Хоумран.
    Действительно, «режим самонаведения».
    Я отшвырнул биту, ставшую теперь шедевром инженерной мысли, оснащенным
    устройствами автонаведения и автоусиления, и побежал.

    Минуя вторую базу, я поднял голову и встретился взглядом с Харухи, поднявшей обе
    руки над головой. Она сразу же отвернулась. Порадуйся, что ли, как, вон, моя сестренка с
    Цуруей. Увидел я и изумленных Танигути с Куникидой, и молчащих Асахину, Коидзуми
    и Нагато. Девятка игроков противника пребывала в шоке.
    Не могу передать, как я перед ними извиняюсь, но этому шоку еще предстоит
    продолжаться.
    Следующей к позиции бьющего на нетвердых шагах подошла моя сестренка. Из-за того,
    что шлем был ей слишком велик и закрывал пол-лица, равновесие она тоже держала с
    трудом. Мое заранее заготовленное секретное оружие могучим ударом запулило первый
    же мяч далеко за пределы ограждения. Очередной хоум-ран.
    Сколько же будет продолжаться этот театр абсурда? Всему же есть предел! Чтобы
    малявка-пятиклассница сделала хоум-ран на мяче, пущенным студентом университета со
    скоростью, по моим расчетам, километров 130 в час – в реальности это попросту
    немыслимо!
    - Здорово!
    Харухи в реальности происходящего не сомневалась ни капли. Кружась с моей
    сестренкой, завершившей круг до дома, она счастливо улыбалась.
    - Невероятный талант! Тебя ждет блестящее будущее! Ты и в Высшую Лигу попасть
    сможешь!
    Сестренка весело визжа, вертелась вместе с Харухи.
    Ну, что тут сказать… Счет 9:3.
    Я сидел на скамейке, обхватив руками голову.
    Бомбардировка хоум-ранами продолжалась. Сейчас счет был 9:7. Семь хоум-ранов подряд
    в одном иннинге. Наверное, мы войдем в историю турнира с рекордным их количеством.
    Мощно послав мяч ввысь, на скамейку вернулся Танигути:
    - Я в бейсбольную секцию решил записаться. Если уж у меня такие способности, то и
    Высшая Школьная Лига для меня не предел. Мне даже показалось, будто бита сама по
    мячу ударила!
    Стоявший рядом с ним Куникида был не менее высокого мнения о себе:
    - Ага, точно!
    Все оживленно переговаривались, Цуруя, похлопывая напряженную Асахину по плечу,
    громко смеялась. Как же повезло, что они настолько легковерные.
    - Вперед, собрались! - сказала Харухи, потрясая над головой битой. Разве эти слова не
    питчеру больше подходят?
    Снова раздалось металлическое «бамс!», слышать которое я уже устал - и мяч ударился о
    табло на дальнем конце поля.
    9:8. К этому времени у противника сменилось уже три питчера. Вряд ли они хотели,
    чтобы их жалели, но удержаться я не мог. Бедняги.
    Асахина, Нагато и я в свою очередь совершили по хоум-рану. Теперь счет был в нашу
    пользу – 9:11. Одиннадцать хоум-ранов подряд. Я начал подумывать, что если это дело не
    прекратить, может произойти что-то страшное. Было чувство, что взоры не только наших
    игроков, но и игроков противника приковывались к нашей бите. Может, они решили, что
    она волшебная? Впрочем, не так уж это далеко от истины.
    Перед тем как передать биту сестренке, я подошел к Нагато, сидевшей с книгой на
    краешке скамейки:
    - Все, хватит, - сказал я.
    В противоположность своей нормальной скорости – раз в секунд десять, Нагато необычно
    часто заморгала.
    - Ясно, - ответила она, коснулась пальцами рукоятки биты и что-то скороговоркой
    пробормотала. Что именно, я не расслышал, а если бы и расслышал – все равно ничего бы
    не понял.

    Затем Нагато убрала руку и, не говоря ни слова, села на скамейку, снова раскрыв книгу.
    Охо-хо…
    Подходы моей сестренки, Коидзуми и Куникиды закончились последовательными страйкаутами всех троих, будто хоум-ранов до того и не происходило. А их и не было –
    сплошное жульничество.
    Кстати, забыл сказать: у матчей был временной лимит. На играх первого круга –
    девяносто минут. Таково было вполне разумное решение организаторов, которым надо
    было успеть провести все запланированные на день матчи. Значит, следующего ининга не
    будет, и если мы сейчас выстоим, то победим.
    Ну как? Будем побеждать?
    - Должны побеждать! – ответил Коидзуми. – По сообщению моих товарищей, благодаря
    нашим усилиям, расширение закрытой реальности приостановилось. Но, несмотря на это,
    «Аватары» все еще там, и с этим нужно что-то делать. Тем не менее, остановка
    расширения закрытой реальности – большое подспорье для нас.
    Однако если течение матча изменится – победе можно помахать ручкой. Каким от этого
    станет настроение Харухи – на воображение такого образа у меня уже не было сил.
    - У меня есть предложение.
    Коидзуми обнажив в улыбке зубы, белые настолько, что захотелось отправить его
    сниматься в рекламе зубной пасты, шепотом изложил мне суть своего предложения.
    - Ты серьезно?
    - Весьма! Это единственный способ отстоять победный счет.
    И снова. Охо-хо…
    Мы запросили у судьи возможность поменять позиции на поле.
    Кетчером вместо Коидзуми будет Нагато, Коидзуми переходит в центр, а я заменяю
    Харухи на позиции питчера, где сейчас и нахожусь.
    Когда Коидзуми попросил Харухи поменяться, она сначала поворчала, но услышав, что
    замещать ее буду я, с задумчивым лицом сказала:
    - …Ну, ладно! Но если твои подачи отобьют – будешь всю команду обедом угощать! – и
    отправилась на вторую базу.
    Так как Нагато просто стояла на месте и кроме хлопанья глазами не делала ничего,
    надевать на нее щитки и маску пришлось нам с Коидзуми. Это нормально, что наш кетчер
    будет в такой прострации?
    Нагато прошествовала к зоне дома и села на корточки позади нее.
    Итак, матч продолжился. Времени уже не было, я даже не мог размяться. Придется мне
    впервые в жизни стать питчером, причем безо всяких к тому предисловий.
    Для начала попробуем просто бросить.
    Бац!
    Абы как брошенный мяч, впечатался в перчатку Нагато. Бол.
    - Давай серьезней!
    Это кричала Харухи. Я серьезен как никогда! В этот раз попробуем закрутить…
    Вторая подача. Мне хотелось еще немножко подурачить бьющего, но тянуть время уже
    было нельзя. Бита дернулась по направлению к моему неказисто запущенному мячу. Черт!
    Как нарочно прямо на биту…
    Бац!
    - Страйк! – громко крикнул судья.
    Промахнулся, потому и страйк. Однако бьющий с ничего не понимающим лицом смотрел
    на перчатку Нагато.
    Понимаю его чувства. Прекрасно понимаю. Если еле летящий мяч прямо перед самой
    битой меняет траекторию и ныряет вниз на тридцать сантиметров – кто угодно
    растеряется.
    -…

    Все так же сидя, Нагато слегка двинула запястьем, возвращая мне мяч. Получив его, я
    снова изготовился к броску.
    Сколько ни бросай – все летит еле-еле. Вот и третий идет куда-то совсем не туда… вернее,
    должен был, потому что через несколько метров мяч совершил маневр, не
    подчиняющийся законам ни инерции, ни гравитации, ни аэродинамики и, резко
    ускорившись, влетел в перчатку Нагато.
    Бац! Хрупкая фигурка Нагато дрогнула.
    Бьющий выпучил глаза, и даже судья на некоторое время утратил дар речи. Наконец он
    неуверенным голосом произнес:
    - …Второй страйк!
    Мы так хлопот не оберемся, надо поскорее прикрывать лавочку.
    Бросал я уже соответственно - не целясь и не вкладывая никаких сил. Если бьющий
    пропускал мяч – он обязательно влетал в страйк, если пытался ударить – менял
    направление, даже не задев биты.
    Весь секрет был в Нагато, шепчущей что-то себе под нос всякий раз как я бросал мяч. А
    так как секрет этот очень секретный, подробностей его я не знаю. Может быть, было как
    тогда, когда она спасала мою жизнь и переделывала школьную аудиторию, или опять чтото сделала с битой, как. Какие-нибудь информационные операции или что-то вроде того.
    На моей стороне будто играл мощнейший вентилятор. Самый ценный игрок матча –
    несомненно, Нагато Юки.
    Очень скоро наши противники получили два аута. Третий бьющий также уже имел два
    промаха. А это ничего, что я так запросто превратился в оплот обороны? Простите нас,
    «Пираты Камигахары».
    Я, не напрягаясь, подал мяч последнему бьющему, стоявшему с абсолютно белым лицом.
    Корректировка траектории, цель – зона страйка. Бьющий со всей силы махнул битой.
    Корректировка траектории, уход вправо-вниз. Бита разрезала воздух. Три страйк-аута.
    Фууу… Наконец-то закончили… или нет.
    -!
    Мяч прыгал по направлению к сетке за спиной кетчера. Видимо, перекрутившись и
    срикошетив от перчатки Нагато, «Волшебный мяч» (как я его окрестил) скакнул за ее
    спину и покатился в угол площадки.
    Из-за этой ошибки бьющий может занять базу.
    Он ухватился за последний шанс и сорвался с места. Нагато продолжала с перчаткой в
    руке сидеть на корточках, не обращая ни на что внимания.
    - Нагато! Подбери и брось мяч!
    Отрешенно посмотрев на меня, Нагато медленно встала, повернулась и двинулась вслед за
    катящимся мячом. Топ-топ… Топ-топ… Бьющий уже миновал первую базу и бежал ко
    второй.
    - Быстрее! - Харухи стояла на второй базе и размахивала перчаткой.
    Наконец нагнав мяч, Нагато подняла его и стала пристально разглядывать, будто он был
    яйцом морской черепахи. Потом она взглянула на меня.
    - Вторая база! - я указал на место за своей спиной, откуда слышались вопли Харухи. В
    ответ Нагато на пару миллиметров кивнула.
    Пиу! Рядом с моим ухом просвистел белый лазерный луч, унеся с собой несколько волос с
    головы. Этот лазерный луч я опознал как мяч, пущенный Нагато едва заметным
    движением запястья. Мяч влетел в перчатку Харухи, сорвал ее с руки и уже в перчатке
    полетел дальше в центр поля, благодаря чему и был виден.
    Харухи во все глаза смотрела на уносящуюся вдаль перчатку, еще недавно бывшую у нее
    на руке, что же до бьющего - то он в ужасе повалился на землю прямо перед второй базой.
    Коидзуми, подобрал перчатку, вынул из нее мяч, после чего с всегдашней улыбкой на
    лице подошел к все еще лежавшему лицом вниз бьющему, осалил12 его и извинился:
    - Прошу прощения. Нам иногда немного недостает здравого смысла.

    «Что, к этим «с недостатком здравого смысла» ты и меня причисляешь, что ли?» подумал я и глубоко вздохнул.
    Матч окончен.
    «Пираты Камигахары» рыдали как дети. Не могу сказать точно, по какой причине, но
    может, из-за выволочки, которую им устроят старшие курсы или из-за обиды на то, что
    они умудрились проиграть любительской команде школьников, состоящей в основном из
    девчонок, к тому же, с затесавшейся среди них пятиклассницей. Пожалуй, и то, и другое.
    Харухи, напротив, не обращая никакого внимания на горе побежденных, выглядела
    солнечней некуда. Она улыбнулась той самой улыбкой, как в тот день, когда задумала
    основать «Бригаду SOS»:
    - Выиграем этот турнир, а потом вперед – к летнему этапу Высшей Школьной Лиги!
    Национальный Чемпионат для нас не предел! – провозгласила она весьма серьезным
    тоном.
    Заинтересованно выглядел только Танигути. Меня, прошу покорнейше, избавьте от этого,
    и Школьная Федерация бейсбола, думаю, мое мнение бы разделила.
    - Благодарю за помощь, - Коидзуми незаметно появился рядом. - Кстати, что дальше?
    Матч второго круга?
    Я потряс головой и сказал:
    - Если снова будем проигрывать, Харухи опять расстроится, верно? Придется побеждать,
    а значит, понадобится помощь Нагато. Дальше игнорировать законы физики – это уж
    слишком, так что, снимемся с соревнований.
    - Да, хороший вариант. Честно говоря, я должен поскорее помочь своим товарищам
    ликвидировать закрытую реальность. Не хватает рабочих рук, чтобы справляться с
    «Аватарами».
    - Передавай от меня привет. И синим ребятам тоже.
    - Передам. Кстати сказать, в этот раз я кое-что понял – Судзумии-сан нельзя давать ни
    минуты свободного времени. Этот вопрос обещает стать актуальным предметом для
    изучения.
    Откланявшись, Коидзуми отправился в палатку организаторов заявлять об отказе от
    участия в турнире.
    Все-таки оставил меня одного разбираться. Ну что ж, делать нечего.
    Я похлопал Харухи по спине. В это время она заставляла Асахину танцевать за компанию
    с ней канкан.
    - Чего? Тоже станцевать хочешь?
    - Разговор есть.
    Я повел Харухи за пределы поля. Она на удивление послушно подчинилась.
    - Сюда посмотри, - я указал на сгрудившихся у скамейки «Пиратов Камихигары». - Тебе
    их не жалко?
    - С чего это?
    - Возможно, ради этого дня они работали на тренировках до седьмого пота. Они как-никак
    четырехкратные чемпионы. Представляешь, какой груз на них давил?
    - И что?
    - Среди них некоторые от горя даже на скамейке сидеть не могут, слезы глотают. Вон,
    смотри – за ограждением стоит парнишка с короткой стрижкой. Не жалко? Он больше не
    выйдет на поле!
    - Ну и?
    - Давай выйдем из турнира, - просто сказал я. - Ты же достаточно повеселилась? Я – уже
    на год вперед. Может, перекусим где-нибудь да поболтаем? Честно говоря, у меня уже
    руки и ноги отнимаются.
    Это было правдой. Из-за постоянной беготни туда-сюда по всему полю я был измотан
    физически и эмоционально.
    Харухи, до того ликующая, надулась как пеликан и молча подняла на меня глаза. Только я

    начал волноваться, как…
    - А тебя устроит?
    Еще как устроит! Асахина, Коидзуми и, наверное, Нагато тоже придерживаются того же
    мнения. Сестренка сейчас усиленно тренируется, но за одну конфетку она биту забросит
    куда подальше.
    - Хмпф!
    Харухи, смотря то на меня, то на спортивную площадку, некоторое время размышляла, а
    может, делала вид. Затем она улыбнулась:
    - Ну, ладно! Есть охота, пойдем пообедаем. Думаю, бейсбол – очень примитивный вид
    спорта. Не думала, что мы так легко победим!
    Вот как?
    Я не стал возражать и просто пожал плечами.

    Когда капитану противника сказали о том, что мы передаем им право перейти в
    следующий круг, он благодарил нас со слезами на глазах. Глядя на него, я снова
    почувствовал вину. Потому что победу мы натуральным образом украли жульничеством бессмысленным и беспощадным.
    Я уже собирался побыстрее уйти, когда капитан подозвал меня к себе и прошептал на ухо:
    - Скажи, за сколько вы бы свою биту продали?
    Итак, сейчас мы все, за исключением Коидзуми, сидели в углу небольшого ресторанчика
    и обедали.
    Моя сестренка окончательно сдружилась с Харухи и Асахиной и сидя между ними,
    кромсала ножом гамбургер. Танигути с Куникидой серьезно обсуждали возможность
    вступить в школьную бейсбольную секцию. Ну, пусть делают что хотят. Внимание Цуруи,
    видимо, на сей раз перекинулось на Нагато: «Так это ты – Нагато Юки-тян? Я о тебе от

    Микуру ух как часто слышала!» - попыталась она завязать с ней беседу, но та предпочла
    продолжить в молчании есть сандвич, напрочь Цурую проигнорировав.
    Заказал каждый от души, не мелочась. Оно, конечно, так и должно быть, платить-то за все
    придется мне.
    Торжественным тоном, будто объявляя о важном открытии, это во всеуслышанье огласила
    Харухи. Абсолютно не понимаю, как и откуда в ее голове берутся такие мысли. Так как за
    ходом ее мыслительной деятельности проследить невозможно, я уже не удивляюсь.
    Протестовать я не стал – больно много хлопот, и при всем при этом я даже пришел в
    благостное расположение духа.
    Потому что мои доходы некоторым образом пополнились незапланированной, но более
    чем солидной суммой, лежавшей в моем кармане.
    От всей души хочу поблагодарить и пожелать удачи «Пиратам Камигахары».
    Через несколько дней.
    В самый обычный день после уроков мы, как всегда, собрались в комнате кружка.
    Попивая приготовленный горничной-Асахиной чай, я играл с Коидзуми в «Отелло».
    Нагато сидела сбоку и была поглощена чтением огромной, напоминавшей словарь,
    философской книги, которую, видимо, взяла из библиотеки. Кстати, нарядилась Асахина
    сегодня по моему специальному требованию. Все же, лучше, чтоб тебя обслуживала
    горничная, чем медсестра, правда? И вот – Асахина с подносом в руках и улыбкой на лице
    наблюдала за нашим сражением.
    Обычная сцена - время будто застыло для нас.
    Такое течение времени – величественное и спокойное как река Хуанхэ, нарушила, как
    обычно, Судзумия Харухи.
    - Простите, опоздала! – с никому не нужными извинениями влетела она к нам, подобно
    порыву ледяного зимнего ветра.
    Ее лицо с улыбкой во всю его ширину не предвещало ничего хорошего. Как только
    появляется такая улыбка, я почему-то превращаюсь в старую усталую развалину. О, этот
    безумный, безумный, безумный мир…
    Как и ожидалось, Харухи сморозила очередную глупость:
    - Что лучше?
    Я опустил на доску черную фишку и перевернул две белых фишки Коидзуми:
    - Лучше что?
    - Вот!
    Я неохотно взял из рук Харухи два листа бумаги.
    Это снова были флаеры. Я пробежал взглядом по листам. Один извещал о проведении
    турнира по нормальному футболу, другой - по американскому. От всей души проклинаю
    того работника, кто все это напечатал!
    - Я на самом деле не в бейсбольном, а в каком-нибудь из этих двух соревнований
    планировала участвовать, да бейсбол раньше начинался. Ну, Кён, что лучше?
    Я в мрачных думах оглядел комнату. Коидзуми со снисходительной улыбкой вертел в
    пальцах фишку от «Отелло», Асахина со слезами на глазах отчаянно мотала головой,
    Нагато, все так же уткнувшись в книгу, перелистнула пальцем страницу.
    - Да, а сколькими людьми в эти футболы играют? Тех, что на бейсболе были хватит?
    Я смотрел на светящееся улыбкой лицо Харухи и размышлял, в какой игре можно
    обойтись меньшим количеством игроков.