• Название:

    Дж. Шарп "От диктатуры к демократии"


  • Размер: 0.22 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Название: Sharp!.qxd

Предпросмотр документа

Джин Шарп
От диктатуры
к демократии

Gene Sharp
From Dictatorship
to Democracy
A Conceptual Framework
for Liberation
The Albert Einstein Institution

Джин Шарп
От диктатуры
к демократии
Стратегия и тактика
освобождения
Москва: Свободный Выбор

Н О В О Е издательство

УДК 323.22
ББК 66.3(2Рос)6
Ш25

Издание осуществлено в рамках издательской программы
движения «Москва: Свободный Выбор»
Перевод с английского Наталия Козловская
Редактор Наталия Трауберг
Дизайн Анатолий Гусев

Ш25

Шарп Д.
От диктатуры к демократии:
Стратегия и тактика освобождения / Пер. с англ. Н. Козловской
М.: Новое издательство, 2005. — 84 с.
ISBN 5198379103616

Демократы не могут противостоять диктатуре и защищать политическую
свободу, если они не способны действенно применять собственную силу.
Как это сделать? Отвечающая на этот вопрос книга сотрудника Институ1
та Альберта Эйнштейна Джина Шарпа «От диктатуры к демократии» сы1
грала большую роль в свержении авторитарных режимов Сербии, Гру1
зии, Украины и других стран и на сегодняшний день стала классическим
руководством по тактике и стратегии ненасильственного политического
сопротивления. Она актуальна всюду, где власть ведет наступление на сво1
боды и права человека и подминает под себя демократические институты.
УДК 323.22
ББК 66.3(2Рос)6
ISBN 5198379103616

© The Albert Einstein Institution, 1993
© Москва: Свободный выбор, 2005
© Новое издательство, 2005

Оглавление

Предисловие [7]

Глава первая. Реалистичное представление

о диктатуре
Постоянная проблема [11]
Свобода через насилие? [13]
Перевороты, выборы, спасители из1за рубежа? [14]
Лицом к лицу с жестокой правдой [16]

Глава вторая. Опасности переговоров
Достоинства и недостатки переговоров [19]
Переговоры о капитуляции? [19]
Сила и справедливость на переговорах [20]
Уступчивые диктаторы [21]
Какой именно мир? [22]
Основания для надежды [22]

Глава третья. Откуда взять силу?
Притча о повелителе обезьян [24]
Необходимые источники политической власти [25]
Центры демократической власти [28]

Глава четвертая. Слабости диктатуры
Как найти ахиллесову пяту [30]
Слабости диктатур [31]
Как напасть на слабости диктатуры [32]

Глава пятая. Как использовать свою силу
Как действует ненасильственная борьба [34]
Ненасильственное оружие и дисциплина [34]
Открытость, секретность и высокие стандарты [37]
Соотношение сил и его изменения [38]
Четыре механизма изменений [38]

[

ОГЛАВЛЕНИЕ

]

5

Демократизирующий эффект
политического неповиновения [40]
Сложность ненасильственной борьбы [41]

Глава шестая. Необходимость стратегического

планирования
Реалистичное планирование [43]
Трудности планирования [43]
Четыре основных термина стратегического планирования [45]

Глава седьмая. Планирование стратегии
Выбор средств [50]
Планирование демократии [51]
Внешняя помощь [51]
Разработка генеральной стратегии [52]
Как планировать стратегию кампаний [54]
Как распространить идею отказа от сотрудничества [56]
Репрессии и контрмеры [57]
Как следовать стратегическому плану [58]

Глава восьмая. Политическое неповиновение
Выборочное сопротивление [59]
Символический вызов [60]
Распределение ответственности [61]
На прицеле — власть диктаторов [62]
Сдвиги в стратегии [64]

Глава девятая. Разрушение диктатуры
Эскалация свободы [67]
Разрушение диктатуры [68]
Ответственное отношение к успеху [69]

Глава десятая. Фундамент устойчивой демократии
Угроза новой диктатуры [72]
Как блокировать переворот [72]
Подготовка конституции [73]
Демократическая политика обороны [74]
Почетная обязанность [74]

Приложение. Методы ненасильственных действий
Методы ненасильственного протеста и убеждения [76]
Методы отказа от социального сотрудничества [77]
Методы отказа от экономического сотрудничества [78]
Методы отказа от символического сотрудничества [79]
Методы отказа от политического сотрудничества [80]
Методы ненасильственного вмешательства [81]

Предисловие

Много лет меня очень волновал вопрос о том, как предотвра1
тить или уничтожить диктатуру. Это отчасти основывалось
на вере в то, что людей нельзя подавлять и уничтожать, что
и делают такие режимы. Веру подкрепляли книги и статьи
о важности человеческой свободы, о природе диктатуры (от
Аристотеля до толкований тоталитаризма), об истории дик1
татур (в особенности нацистской и сталинской).
Я знаком со многими людьми, которые жили при на1
цистах и даже прошли через концентрационные лагеря.
В Норвегии я встречался с теми, кто боролся против фашист1
ского режима и выжил, и узнавал о тех, кто погиб в такой
борьбе. Я беседовал с евреями, избежавшими смерти,
и с людьми, помогавшими их спасти.
О коммунистическом правлении в разных странах
я знаю скорее из книг. Такие режимы показались мне особен1
но жуткими, поскольку диктатуру устанавливали во имя
освобождения.
Теперь, в последние десятилетия, я лучше ощутил осо1
бенности современных диктатур в Панаме, Польше, Чили,
Тибете и Бирме благодаря свидетельствам бежавших оттуда
людей. От тибетцев, боровшихся с китайской коммунисти1
ческой агрессией, от россиян, победивших путч в августе
1991 года, от тайцев, которые без насилия помешали вер1
нуться к военному правлению, я получил много новых и тяж1
ких сведений о коварной природе диктатур.
Жестокость вызывала боль и гнев, спокойное муже1
ство меня восхищало. К тому же я бывал там, где опасность
[

ПРЕДИСЛОВИЕ

]

7

еще не исчезла и сопротивление продолжалось. Я был в Па1
наме при Норьеге; в Вильнюсе при советских репрессиях; на
площади Тяньаньмэнь — и во время демонстрации, и когда
появились бронетранспортеры в ту страшную ночь; и в джунг1
лях Мейнерплау «освобожденной Бирмы», где располагался
штаб демократической оппозиции.
Бывал я и там, где погибли люди — у телебашни и на
кладбище в Вильнюсе, в рижском парке, в Ферраре (северная
Италия), где фашисты построили и расстреляли участников
сопротивления, видел и могилы в Мейнерплау (Бирма). Боль1
но думать, что любая диктатура оставляет за собой столько
смертей и разрушений.
Тревога и опыт породили твердую надежду, что пре1
дотвратить наступление тирании можно. Можно бороться
с ней, не истребляя друг друга, можно ее победить и поме1
шать тому, чтобы она вновь возникла из пепла.
Я попытался продумать самые действенные способы
такой борьбы, допускающие как можно меньше страданий
и жертв. При этом я пользовался тем, что дало многолетнее
изучение диктатур, сопротивления и революций, исследова1
ние политической мысли, систем правления и особенно впол1
не реальной ненасильственной борьбы.
Так и появилась эта книга. Конечно, она далека от со1
вершенства, но все1таки поможет думать об освободитель1
ном движении и, возможно, поспособствует ему.
И по необходимости, и намеренно я уделяю главное
внимание общим соображениям о том, как разрушить преж1
нюю диктатуру и не допустить новой. Я не берусь за подроб1
ный анализ и не даю рецептов для какой1то определенной
страны, однако надеюсь, что это исследование поможет жи1
телям многих стран, которым пришлось столкнуться с дикта1
торским режимом. Они уж сами решат, применимо оно к их
положению и в какой степени его основные рекомендации
могут быть пригодны в освободительной борьбе.
Наконец, я благодарю тех, кто помогал мне в этой ра1
боте. Брюс Дженкинс, мой помощник, сделал очень много,
уточняя и форму и содержание проблем. Кроме того, он по1
стоянно советовал мне энергичнее и яснее представлять
сложные идеи (в особенности те, что касаются стратегии),
помогал менять структуру материала и редактировал текст.
Благодарен я за редактуру и Стивену Коуди, а д1ру Кристофе1

8[

ПРЕДИСЛОВИЕ

]

ру Крюглеру и Роберту Хелви — за важные замечания и сове1
ты. Д1р Хейзел Макферсон и д1р Патриция Паркмен предоста1
вили сведения о борьбе в Африке и Латинской Америке. Хотя
настоящая работа во многом выиграла от такой щедрой по1
мощи, ответственность за анализ и выводы я беру на себя.
Я нигде не утверждаю, что борьба с диктатурой легка
и безобидна. Любые формы борьбы предполагают осложне1
ния и потери. Естественно, что противостояние диктаторам
потребует жертв. Однако я надеюсь, что наш анализ поможет
лидерам сопротивления выработать стратегию, способную
повысить его мощь и сократить потери.
Кроме того, не надо думать, что при свержении кон1
кретной диктатуры исчезнут все остальные проблемы. Паде1
ние режима не приводит к утопии, оно открывает путь для
упорного труда. Чтобы социальные, экономические и поли1
тические отношения стали справедливее, а другие виды не1
справедливости постепенно исчезли, нужна долгая работа.
Я надеюсь, что краткий анализ тех путей, которые приводят
к развалу диктатуры, окажется полезным там, где народ угне1
тают и он стремится к свободе.
Джин Шарп
6 октября 1993 года

Глава
первая
Реалистичное представление
о диктатуре

За последние десятилетия под напором организованного со1
противления пали или зашатались многие диктаторские ре1
жимы — и возникшие внутри страны, и навязанные кем1то
извне. Часто казалось, что их не сдвинуть, так глубоко они
укоренились, но на самом деле они не смогли противостоять
согласованному неповиновению людей — политическому,
экономическому и социальному.
Благодаря главным образом ненасильственному непо1
виновению, с 1980 года пали диктаторские режимы в Эсто1
нии, в Латвии и Литве, в Польше, в Восточной Германии, в Че1
хословакии и Словении, в Мали, в Боливии, на Филиппинах
и на Мадагаскаре. Ненасильственное сопротивление при1
близило демократизацию в Непале, Замбии, Южной Корее,
Чили, Аргентине, Гаити, Бразилии, Уругвае, Малави, Тайлан1
де, Болгарии, Венгрии, Заире, Нигерии и в разных частях
бывшего Советского Союза, сыграв важную роль в победе над
путчем в августе 1991 года.
Кроме того, за последние годы массовое политическое
неповиновение* появилось в Чили, Бирме и Тибете. Хотя та1
* В данном контексте термин введен Робертом Хелви и означает ненасиль1
ственную борьбу (протест, отказ от сотрудничества), решительно и активно
применяемую в политических целях. Появился он потому, что приравнивание
ненасильственной борьбы к пацифизму и моральному или религиозному «непро1
тивлению» вносило немалую путаницу. Слово «неповиновение» означает наме1
ренный вызов власти, отказ от повиновения. «Политическое неповиновение»
определяет ту область, в которой оно применяется (политику), а также его цель
(политическую власть). Термин используется, чтобы обозначить действия, помо1
гающие перехватить у диктатуры контроль над государственными институтами,

10 [

ГЛАВА ПЕРВАЯ

]

кая борьба не положила конец правящей диктатуре и окку1
пации, она показала мировому сообществу жестокость этих
режимов и дала населению ценный опыт, связанный с этой
формой борьбы.
Падение диктатуры в перечисленных странах, конеч1
но, не решило всех остальных проблем — жестокие режимы
оставляют в наследство нищету, преступность, неэффектив1
ную бюрократию и разрушение окружающей среды. Однако
жертвам гнета стало полегче, а главное, открылся путь к пере1
стройке общества на основе более широкой политической де1
мократии, личных свобод и социальной справедливости.

Постоянная проблема
За последние десятилетия в мире появилась тенденция к рас1
ширению демократии и свободы. Организация Freedom House
каждый год составляет международный обзор того, как обсто1
ит дело с политическими правами и гражданскими свобода1
ми; и по ее данным число стран мира, внесенных в список «сво1
бодных», за последние двадцать лет значительно возросло*:

1983
1993
2003

Свободные
55
75
89

Частично свободные Несвободные
76
64
73
38
55
48

Однако эту положительную тенденцию уравновешивает то,
что многие народы все еще живут при тирании. К середине
2002 года 35% из 6,2 миллиарда жителей Земли жили в стра1
нах и на территориях, которые названы «несвободными»**,
то есть там, где политические права и гражданские свободы
чрезвычайно ограничены. В 48 странах и на 8 территориях,
внесенных в этот раздел, управляют военные диктатуры
постоянно нападая на ее источники силы и намеренно используя в этих целях стра1
тегическое планирование. В настоящей работе термины «политическое неповино1
вение», «ненасильственное сопротивление» и «ненасильственная борьба» значат
одно и то же, хотя последние два термина относятся к борьбе с более широкими це1
лями (социальными, экономическими, психологическими и т.д.).
* Freedom in the World 2003: The Annual Survey of Political Rights and Civil Liberties /
Freedom House. Lanham, Maryland: Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 2003. P. 9.
Определения категорий «свободная», «частично свободная» и «несвободная» см.:
Ibid. P. 692–696.
** Ibid. P. 8.
[ РЕАЛИСТИЧНОЕ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДИКТАТУРЕ

]

11

(Бирма и Судан), традиционные репрессивные монархии
(Саудовская Аравия и Бутан), доминирующие политические
партии (Китай, Северная Корея), иностранные оккупанты
(Тибет и Восточный Тимор). Некоторые из них находятся в
переходном периоде.
Во многих странах происходят экономические, поли1
тические и социальные изменения. Хотя за последние десять
лет число свободных стран увеличилось, остается большая
опасность — не исключено, что такие быстрые и глубокие из1
менения приведут не к свободе, а к новым формам диктату1
ры. Военные группировки, честолюбивые лидеры, привер1
женные догмам партии постоянно пытаются навязать свою
волю. Государственные перевороты происходят и сейчас,
и вполне возможны в будущем. Основные права человека
и политические права по1прежнему недоступны для многих
и многих народов.
К сожалению, прошлое остается с нами. Проблема дик1
татуры глубока. Десятки и даже сотни лет народы разных
стран жили под внутренним и внешним гнетом. От них требо1
вали беспрекословного подчинения чиновникам и правите1
лям. В крайних случаях государство или правящая партия
преднамеренно ослабляли, подчиняли или заменяли со1
циальные, политические, экономические и даже религиоз1
ные институты общества, независимые от государства, соз1
давая те, которые нетрудно использовать в своих интересах.
Людей разобщали, а скопище разрозненных лиц уже не мо1
жет добиваться свободы, доверять друг другу и даже действо1
вать по собственной воле.
Результаты нетрудно предсказать: народ становится
слабым, теряет уверенность в себе и способность к сопротив1
лению. Люди слишком запуганы, чтобы говорить о ненави1
сти к диктатуре и стремлении к свободе даже среди близких.
Мало того, они боятся подумать о публичном сопротивлении
и уж точно не видят в нем пользы. Они бесцельно страдают
и без надежды смотрят в будущее.
Может оказаться, что современные диктатуры намно1
го хуже прежних. Раньше некоторые люди хотя бы пытались
сопротивляться. Недолгие массовые протесты — скажем, де1
монстрации — поднимали на какое1то время моральный дух
общества. Отдельные лица и небольшие группы совершали
почти бессмысленные поступки, утверждая какой1нибудь

12 [

ГЛАВА ПЕРВАЯ

]

принцип или просто неповиновение. Однако при всем своем
благородстве такие действия не могли преодолеть страх
и привычку к подчинению, а значит — и разрушить диктату1
ру. Как ни печально, вместо победы или хотя бы надежды они
лишь увеличивали страдания.

Свобода через насилие?
Что же делать в таких обстоятельствах? Наиболее очевидные
возможности представляются бесполезными — диктаторам
нет дела до конституционных и законодательных барьеров,
судебных решений и общественного мнения. Поэтому впол1
не понятно, что, сталкиваясь с жестокостью, пытками и убий1
ствами, люди часто приходят к выводу: положить конец дик1
татуре может только насилие. Иногда разъяренные жертвы
объединялись, чтобы бороться с диктатурой всеми средства1
ми насилия или войны, хотя у них не было никаких шансов.
Не страшась страданий и не жалея жизни, они храбро сража1
лись и порой добивались немалого, но редко завоевывали
свободу. Яростное восстание жестоко подавляют, и люди ста1
новятся еще беспомощнее.
Каковы бы ни были достоинства насильственных ме1
тодов, ясно одно: те, кто на них полагается, выбирают вид
борьбы, при котором угнетатели почти всегда имеют
преимущество. Диктаторы прекрасно подготовлены к при1
менению насилия. Как долго бы не действовали поборники
свободы, в конце концов побеждает жестокая реальность.
У диктаторов, как правило, намного больше оружия, транс1
порта и войск. Несмотря на смелость свободолюбцев, им поч1
ти всегда нечего этому противопоставить.
Если вооруженное восстание нереально, некоторые
склоняются к партизанской войне. Однако она редко прино1
сит пользу угнетенному населению и никогда (или почти ни1
когда) не обеспечивает демократии. Партизанская война не
бесспорна, в особенности потому, что в ней гибнет очень
много народа. Несмотря на соответствующую теорию, на
стратегические анализы, а иногда — и на международную
поддержку, она не обеспечивает победы. Партизанская
борьба сплошь и рядом длится очень долго, а правящий ре1
жим депортирует тем временем гражданское население.
Словом, борьба эта приносит огромные страдания и разру1
шает общество.
[ РЕАЛИСТИЧНОЕ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДИКТАТУРЕ

]

13

Мало того — даже в случае победы партизанская борь1
ба часто приводит к долгим и тяжелым последствиям. Режим,
против которого боролись, становился все более жестоким.
Если его в конце концов свергли, новый режим часто оказы1
вается ничуть не лучше. Войск стало больше, влияние их уси1
лилось, а независимые группы и институты, важные для по1
строения и поддержания демократического общества,
заметно ослабели. Противники диктатуры должны найти
другой путь