• Название:

    Дж. Шарп "От диктатуры к демократии"

  • Размер: 0.22 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Sharp!.qxd

Джин Шарп
От диктатуры
к демократии

Gene Sharp
From Dictatorship
to Democracy
A Conceptual Framework
for Liberation
The Albert Einstein Institution

Джин Шарп
От диктатуры
к демократии
Стратегия и тактика
освобождения
Москва: Свободный Выбор

Н О В О Е издательство

УДК 323.22
ББК 66.3(2Рос)6
Ш25

Издание осуществлено в рамках издательской программы
движения «Москва: Свободный Выбор»
Перевод с английского Наталия Козловская
Редактор Наталия Трауберг
Дизайн Анатолий Гусев

Ш25

Шарп Д.
От диктатуры к демократии:
Стратегия и тактика освобождения / Пер. с англ. Н. Козловской
М.: Новое издательство, 2005. — 84 с.
ISBN 5198379103616

Демократы не могут противостоять диктатуре и защищать политическую
свободу, если они не способны действенно применять собственную силу.
Как это сделать? Отвечающая на этот вопрос книга сотрудника Институ1
та Альберта Эйнштейна Джина Шарпа «От диктатуры к демократии» сы1
грала большую роль в свержении авторитарных режимов Сербии, Гру1
зии, Украины и других стран и на сегодняшний день стала классическим
руководством по тактике и стратегии ненасильственного политического
сопротивления. Она актуальна всюду, где власть ведет наступление на сво1
боды и права человека и подминает под себя демократические институты.
УДК 323.22
ББК 66.3(2Рос)6
ISBN 5198379103616

© The Albert Einstein Institution, 1993
© Москва: Свободный выбор, 2005
© Новое издательство, 2005

Оглавление

Предисловие [7]

Глава первая. Реалистичное представление

о диктатуре
Постоянная проблема [11]
Свобода через насилие? [13]
Перевороты, выборы, спасители из1за рубежа? [14]
Лицом к лицу с жестокой правдой [16]

Глава вторая. Опасности переговоров
Достоинства и недостатки переговоров [19]
Переговоры о капитуляции? [19]
Сила и справедливость на переговорах [20]
Уступчивые диктаторы [21]
Какой именно мир? [22]
Основания для надежды [22]

Глава третья. Откуда взять силу?
Притча о повелителе обезьян [24]
Необходимые источники политической власти [25]
Центры демократической власти [28]

Глава четвертая. Слабости диктатуры
Как найти ахиллесову пяту [30]
Слабости диктатур [31]
Как напасть на слабости диктатуры [32]

Глава пятая. Как использовать свою силу
Как действует ненасильственная борьба [34]
Ненасильственное оружие и дисциплина [34]
Открытость, секретность и высокие стандарты [37]
Соотношение сил и его изменения [38]
Четыре механизма изменений [38]

[

ОГЛАВЛЕНИЕ

]

5

Демократизирующий эффект
политического неповиновения [40]
Сложность ненасильственной борьбы [41]

Глава шестая. Необходимость стратегического

планирования
Реалистичное планирование [43]
Трудности планирования [43]
Четыре основных термина стратегического планирования [45]

Глава седьмая. Планирование стратегии
Выбор средств [50]
Планирование демократии [51]
Внешняя помощь [51]
Разработка генеральной стратегии [52]
Как планировать стратегию кампаний [54]
Как распространить идею отказа от сотрудничества [56]
Репрессии и контрмеры [57]
Как следовать стратегическому плану [58]

Глава восьмая. Политическое неповиновение
Выборочное сопротивление [59]
Символический вызов [60]
Распределение ответственности [61]
На прицеле — власть диктаторов [62]
Сдвиги в стратегии [64]

Глава девятая. Разрушение диктатуры
Эскалация свободы [67]
Разрушение диктатуры [68]
Ответственное отношение к успеху [69]

Глава десятая. Фундамент устойчивой демократии
Угроза новой диктатуры [72]
Как блокировать переворот [72]
Подготовка конституции [73]
Демократическая политика обороны [74]
Почетная обязанность [74]

Приложение. Методы ненасильственных действий
Методы ненасильственного протеста и убеждения [76]
Методы отказа от социального сотрудничества [77]
Методы отказа от экономического сотрудничества [78]
Методы отказа от символического сотрудничества [79]
Методы отказа от политического сотрудничества [80]
Методы ненасильственного вмешательства [81]

Предисловие

Много лет меня очень волновал вопрос о том, как предотвра1
тить или уничтожить диктатуру. Это отчасти основывалось
на вере в то, что людей нельзя подавлять и уничтожать, что
и делают такие режимы. Веру подкрепляли книги и статьи
о важности человеческой свободы, о природе диктатуры (от
Аристотеля до толкований тоталитаризма), об истории дик1
татур (в особенности нацистской и сталинской).
Я знаком со многими людьми, которые жили при на1
цистах и даже прошли через концентрационные лагеря.
В Норвегии я встречался с теми, кто боролся против фашист1
ского режима и выжил, и узнавал о тех, кто погиб в такой
борьбе. Я беседовал с евреями, избежавшими смерти,
и с людьми, помогавшими их спасти.
О коммунистическом правлении в разных странах
я знаю скорее из книг. Такие режимы показались мне особен1
но жуткими, поскольку диктатуру устанавливали во имя
освобождения.
Теперь, в последние десятилетия, я лучше ощутил осо1
бенности современных диктатур в Панаме, Польше, Чили,
Тибете и Бирме благодаря свидетельствам бежавших оттуда
людей. От тибетцев, боровшихся с китайской коммунисти1
ческой агрессией, от россиян, победивших путч в августе
1991 года, от тайцев, которые без насилия помешали вер1
нуться к военному правлению, я получил много новых и тяж1
ких сведений о коварной природе диктатур.
Жестокость вызывала боль и гнев, спокойное муже1
ство меня восхищало. К тому же я бывал там, где опасность
[

ПРЕДИСЛОВИЕ

]

7

еще не исчезла и сопротивление продолжалось. Я был в Па1
наме при Норьеге; в Вильнюсе при советских репрессиях; на
площади Тяньаньмэнь — и во время демонстрации, и когда
появились бронетранспортеры в ту страшную ночь; и в джунг1
лях Мейнерплау «освобожденной Бирмы», где располагался
штаб демократической оппозиции.
Бывал я и там, где погибли люди — у телебашни и на
кладбище в Вильнюсе, в рижском парке, в Ферраре (северная
Италия), где фашисты построили и расстреляли участников
сопротивления, видел и могилы в Мейнерплау (Бирма). Боль1
но думать, что любая диктатура оставляет за собой столько
смертей и разрушений.
Тревога и опыт породили твердую надежду, что пре1
дотвратить наступление тирании можно. Можно бороться
с ней, не истребляя друг друга, можно ее победить и поме1
шать тому, чтобы она вновь возникла из пепла.
Я попытался продумать самые действенные способы
такой борьбы, допускающие как можно меньше страданий
и жертв. При этом я пользовался тем, что дало многолетнее
изучение диктатур, сопротивления и революций, исследова1
ние политической мысли, систем правления и особенно впол1
не реальной ненасильственной борьбы.
Так и появилась эта книга. Конечно, она далека от со1
вершенства, но все1таки поможет думать об освободитель1
ном движении и, возможно, поспособствует ему.
И по необходимости, и намеренно я уделяю главное
внимание общим соображениям о том, как разрушить преж1
нюю диктатуру и не допустить новой. Я не берусь за подроб1
ный анализ и не даю рецептов для какой1то определенной
страны, однако надеюсь, что это исследование поможет жи1
телям многих стран, которым пришлось столкнуться с дикта1
торским режимом. Они уж сами решат, применимо оно к их
положению и в какой степени его основные рекомендации
могут быть пригодны в освободительной борьбе.
Наконец, я благодарю тех, кто помогал мне в этой ра1
боте. Брюс Дженкинс, мой помощник, сделал очень много,
уточняя и форму и содержание проблем. Кроме того, он по1
стоянно советовал мне энергичнее и яснее представлять
сложные идеи (в особенности те, что касаются стратегии),
помогал менять структуру материала и редактировал текст.
Благодарен я за редактуру и Стивену Коуди, а д1ру Кристофе1

8[

ПРЕДИСЛОВИЕ

]

ру Крюглеру и Роберту Хелви — за важные замечания и сове1
ты. Д1р Хейзел Макферсон и д1р Патриция Паркмен предоста1
вили сведения о борьбе в Африке и Латинской Америке. Хотя
настоящая работа во многом выиграла от такой щедрой по1
мощи, ответственность за анализ и выводы я беру на себя.
Я нигде не утверждаю, что борьба с диктатурой легка
и безобидна. Любые формы борьбы предполагают осложне1
ния и потери. Естественно, что противостояние диктаторам
потребует жертв. Однако я надеюсь, что наш анализ поможет
лидерам сопротивления выработать стратегию, способную
повысить его мощь и сократить потери.
Кроме того, не надо думать, что при свержении кон1
кретной диктатуры исчезнут все остальные проблемы. Паде1
ние режима не приводит к утопии, оно открывает путь для
упорного труда. Чтобы социальные, экономические и поли1
тические отношения стали справедливее, а другие виды не1
справедливости постепенно исчезли, нужна долгая работа.
Я надеюсь, что краткий анализ тех путей, которые приводят
к развалу диктатуры, окажется полезным там, где народ угне1
тают и он стремится к свободе.
Джин Шарп
6 октября 1993 года

Глава
первая
Реалистичное представление
о диктатуре

За последние десятилетия под напором организованного со1
противления пали или зашатались многие диктаторские ре1
жимы — и возникшие внутри страны, и навязанные кем1то
извне. Часто казалось, что их не сдвинуть, так глубоко они
укоренились, но на самом деле они не смогли противостоять
согласованному неповиновению людей — политическому,
экономическому и социальному.
Благодаря главным образом ненасильственному непо1
виновению, с 1980 года пали диктаторские режимы в Эсто1
нии, в Латвии и Литве, в Польше, в Восточной Германии, в Че1
хословакии и Словении, в Мали, в Боливии, на Филиппинах
и на Мадагаскаре. Ненасильственное сопротивление при1
близило демократизацию в Непале, Замбии, Южной Корее,
Чили, Аргентине, Гаити, Бразилии, Уругвае, Малави, Тайлан1
де, Болгарии, Венгрии, Заире, Нигерии и в разных частях
бывшего Советского Союза, сыграв важную роль в победе над
путчем в августе 1991 года.
Кроме того, за последние годы массовое политическое
неповиновение* появилось в Чили, Бирме и Тибете. Хотя та1
* В данном контексте термин введен Робертом Хелви и означает ненасиль1
ственную борьбу (протест, отказ от сотрудничества), решительно и активно
применяемую в политических целях. Появился он потому, что приравнивание
ненасильственной борьбы к пацифизму и моральному или религиозному «непро1
тивлению» вносило немалую путаницу. Слово «неповиновение» означает наме1
ренный вызов власти, отказ от повиновения. «Политическое неповиновение»
определяет ту область, в которой оно применяется (политику), а также его цель
(политическую власть). Термин используется, чтобы обозначить действия, помо1
гающие перехватить у диктатуры контроль над государственными институтами,

10 [

ГЛАВА ПЕРВАЯ

]

кая борьба не положила конец правящей диктатуре и окку1
пации, она показала мировому сообществу жестокость этих
режимов и дала населению ценный опыт, связанный с этой
формой борьбы.
Падение диктатуры в перечисленных странах, конеч1
но, не решило всех остальных проблем — жестокие режимы
оставляют в наследство нищету, преступность, неэффектив1
ную бюрократию и разрушение окружающей среды. Однако
жертвам гнета стало полегче, а главное, открылся путь к пере1
стройке общества на основе более широкой политической де1
мократии, личных свобод и социальной справедливости.

Постоянная проблема
За последние десятилетия в мире появилась тенденция к рас1
ширению демократии и свободы. Организация Freedom House
каждый год составляет международный обзор того, как обсто1
ит дело с политическими правами и гражданскими свобода1
ми; и по ее данным число стран мира, внесенных в список «сво1
бодных», за последние двадцать лет значительно возросло*:

1983
1993
2003

Свободные
55
75
89

Частично свободные Несвободные
76
64
73
38
55
48

Однако эту положительную тенденцию уравновешивает то,
что многие народы все еще живут при тирании. К середине
2002 года 35% из 6,2 миллиарда жителей Земли жили в стра1
нах и на территориях, которые названы «несвободными»**,
то есть там, где политические права и гражданские свободы
чрезвычайно ограничены. В 48 странах и на 8 территориях,
внесенных в этот раздел, управляют военные диктатуры
постоянно нападая на ее источники силы и намеренно используя в этих целях стра1
тегическое планирование. В настоящей работе термины «политическое неповино1
вение», «ненасильственное сопротивление» и «ненасильственная борьба» значат
одно и то же, хотя последние два термина относятся к борьбе с более широкими це1
лями (социальными, экономическими, психологическими и т.д.).
* Freedom in the World 2003: The Annual Survey of Political Rights and Civil Liberties /
Freedom House. Lanham, Maryland: Rowman & Littlefield Publishers, Inc., 2003. P. 9.
Определения категорий «свободная», «частично свободная» и «несвободная» см.:
Ibid. P. 692–696.
** Ibid. P. 8.
[ РЕАЛИСТИЧНОЕ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДИКТАТУРЕ

]

11

(Бирма и Судан), традиционные репрессивные монархии
(Саудовская Аравия и Бутан), доминирующие политические
партии (Китай, Северная Корея), иностранные оккупанты
(Тибет и Восточный Тимор). Некоторые из них находятся в
переходном периоде.
Во многих странах происходят экономические, поли1
тические и социальные изменения. Хотя за последние десять
лет число свободных стран увеличилось, остается большая
опасность — не исключено, что такие быстрые и глубокие из1
менения приведут не к свободе, а к новым формам диктату1
ры. Военные группировки, честолюбивые лидеры, привер1
женные догмам партии постоянно пытаются навязать свою
волю. Государственные перевороты происходят и сейчас,
и вполне возможны в будущем. Основные права человека
и политические права по1прежнему недоступны для многих
и многих народов.
К сожалению, прошлое остается с нами. Проблема дик1
татуры глубока. Десятки и даже сотни лет народы разных
стран жили под внутренним и внешним гнетом. От них требо1
вали беспрекословного подчинения чиновникам и правите1
лям. В крайних случаях государство или правящая партия
преднамеренно ослабляли, подчиняли или заменяли со1
циальные, политические, экономические и даже религиоз1
ные институты общества, независимые от государства, соз1
давая те, которые нетрудно использовать в своих интересах.
Людей разобщали, а скопище разрозненных лиц уже не мо1
жет добиваться свободы, доверять друг другу и даже действо1
вать по собственной воле.
Результаты нетрудно предсказать: народ становится
слабым, теряет уверенность в себе и способность к сопротив1
лению. Люди слишком запуганы, чтобы говорить о ненави1
сти к диктатуре и стремлении к свободе даже среди близких.
Мало того, они боятся подумать о публичном сопротивлении
и уж точно не видят в нем пользы. Они бесцельно страдают
и без надежды смотрят в будущее.
Может оказаться, что современные диктатуры намно1
го хуже прежних. Раньше некоторые люди хотя бы пытались
сопротивляться. Недолгие массовые протесты — скажем, де1
монстрации — поднимали на какое1то время моральный дух
общества. Отдельные лица и небольшие группы совершали
почти бессмысленные поступки, утверждая какой1нибудь

12 [

ГЛАВА ПЕРВАЯ

]

принцип или просто неповиновение. Однако при всем своем
благородстве такие действия не могли преодолеть страх
и привычку к подчинению, а значит — и разрушить диктату1
ру. Как ни печально, вместо победы или хотя бы надежды они
лишь увеличивали страдания.

Свобода через насилие?
Что же делать в таких обстоятельствах? Наиболее очевидные
возможности представляются бесполезными — диктаторам
нет дела до конституционных и законодательных барьеров,
судебных решений и общественного мнения. Поэтому впол1
не понятно, что, сталкиваясь с жестокостью, пытками и убий1
ствами, люди часто приходят к выводу: положить конец дик1
татуре может только насилие. Иногда разъяренные жертвы
объединялись, чтобы бороться с диктатурой всеми средства1
ми насилия или войны, хотя у них не было никаких шансов.
Не страшась страданий и не жалея жизни, они храбро сража1
лись и порой добивались немалого, но редко завоевывали
свободу. Яростное восстание жестоко подавляют, и люди ста1
новятся еще беспомощнее.
Каковы бы ни были достоинства насильственных ме1
тодов, ясно одно: те, кто на них полагается, выбирают вид
борьбы, при котором угнетатели почти всегда имеют
преимущество. Диктаторы прекрасно подготовлены к при1
менению насилия. Как долго бы не действовали поборники
свободы, в конце концов побеждает жестокая реальность.
У диктаторов, как правило, намного больше оружия, транс1
порта и войск. Несмотря на смелость свободолюбцев, им поч1
ти всегда нечего этому противопоставить.
Если вооруженное восстание нереально, некоторые
склоняются к партизанской войне. Однако она редко прино1
сит пользу угнетенному населению и никогда (или почти ни1
когда) не обеспечивает демократии. Партизанская война не
бесспорна, в особенности потому, что в ней гибнет очень
много народа. Несмотря на соответствующую теорию, на
стратегические анализы, а иногда — и на международную
поддержку, она не обеспечивает победы. Партизанская
борьба сплошь и рядом длится очень долго, а правящий ре1
жим депортирует тем временем гражданское население.
Словом, борьба эта приносит огромные страдания и разру1
шает общество.
[ РЕАЛИСТИЧНОЕ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДИКТАТУРЕ

]

13

Мало того — даже в случае победы партизанская борь1
ба часто приводит к долгим и тяжелым последствиям. Режим,
против которого боролись, становился все более жестоким.
Если его в конце концов свергли, новый режим часто оказы1
вается ничуть не лучше. Войск стало больше, влияние их уси1
лилось, а независимые группы и институты, важные для по1
строения и поддержания демократического общества,
заметно ослабели. Противники диктатуры должны найти
другой путь.

Перевороты, выборы,
спасители из1за рубежа?
Может показаться, что военный переворот — сравнительно
легкий и быстрый способ устранить уж очень мерзкий ре1
жим. Однако у такого способа есть серьезные недостатки.
Прежде всего, он не меняет несправедливого распределения
власти между населением и элитой, управляющей правитель1
ством и вооруженными силами. Устранив одних лиц и одни
клики с правящих позиций, мы, скорее всего, просто дадим
возможность другой группе занять их место. Такая группа
может оказаться более терпимой и открытой для (возмож1
но — ограниченных) демократических реформ. Однако с тем
же успехом может случиться и совсем иное.
Укрепив свое положение, новая клика, на которую воз1
лагали такие надежды, может оказаться более беспощадной
и честолюбивой, чем прежняя и соответственно может де1
лать, что ей вздумается, не заботясь о демократии и правах
человека. Так проблемы диктатуры не решишь.
Для значительных политических изменений при дик1
татуре непригодны и выборы. Некоторые диктаторские режи1
мы (например, в странах находившегося под господством
СССР Восточного блока) формально проводили выборы, что1
бы создать ложное впечатление. Однако на самом деле это был
строго контролируемый плебисцит, обеспечивающий одоб1
рение кандидатов, уже отобранных властями. Под давлением
диктатор иногда может согласиться на новые выборы, но, ма1
нипулируя ими, он просто усадит в правительственные каби1
неты гражданских марионеток. Если кандидаты от оппозиции
получат возможность участвовать в выборах и одержат побе1
ду, как случилось в Бирме (1990) и в Нигерии (1993), на их ре1
зультаты можно не обращать внимания, а «победителей»

14 [

ГЛАВА ПЕРВАЯ

]

можно запугать, посадить или даже казнить. Диктаторы не
разрешат выборов, которые могут сбросить их с трона.
Те, кто страдает от диктатуры или хоть как1то затаил1
ся, чтобы избежать немедленной расправы, обычно не верят,
что можно освободиться самостоятельно. Они считают, что
народ спасет только кто1то другой, то есть делают ставку на
внешние силы. По их мнению, лишь международная помощь
окажется достаточно мощной, чтобы свергнуть диктатора.
Действительно, угнетенные не способны эффективно
действовать, но верно это лишь для определенного периода
времени. Как мы уже отмечали, угнетенный народ часто не
хочет, а временно — и не может бороться, поскольку не ве1
рит, что способен противостоять безжалостной диктатуре
и не знает путей к спасению. Поэтому многие и возлагают
надежду на других. Такой внешней силой может быть «обще1
ственное мнение», Организация Объединенных Наций,
определенная страна или международные экономические
и политические санкции.
Подобный сценарий покажется удобным, но надежда
на спасителя извне создает серьезные проблемы. Она может
оказаться совершенно напрасной. Обычно спаситель не яв1
ляется, а если другое государство и осуществит вмешатель1
ство, ему далеко не следует доверять.
Уместно подчеркнуть несколько неприятных явлений,
связанных со ставкой на иностранное вмешательство:
> иностранные государства нередко терпят диктату1
ру и даже помогают ей, чтобы обеспечить свои эконо1
мические или политические интересы;
> иностранные государства могут предать угнетен1
ный народ и не сдержать своих обязательств (то есть
не помочь ему), ради какой1то другой цели;
> некоторые государства согласны бороться про1
тив диктатуры лишь для того, чтобы добиться эконо1
мического, политического или военного контро1
ля над чужой страной;
> иностранные государства могут активно вмешать1
ся и действительно помочь только тогда, когда вну1
треннее сопротивление уже пошатнуло диктату1
ру и привлекло внимание международной обществен1
ности к ее жестокой природе.
[ РЕАЛИСТИЧНОЕ

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДИКТАТУРЕ

]

15

Как правило, диктатура существует благодаря распределе1
нию власти в стране. Население и общество слишком слабы,
чтобы серьезно ей помешать, богатство и власть сосредото1
чены в руках очень немногих людей. Хотя своими действи1
ями другие страны могут ослабить диктатуру, существование
ее в основном зависит от внутренних факторов.
Однако давление международного сообщества может
оказаться полезным, когда оно поддерживает мощное сопро1
тивление внутри страны. В таком случае, например, между1
народный бойкот, эмбарго, разрыв дипломатических отно1
шений, исключение из международных организаций,
осуждение со стороны ООН и т.п. окажет большую помощь.
И все же, если нет мощного внутреннего сопротивления, та1
кие действия едва ли будут предприняты.

Лицом к лицу с жестокой правдой
Вывод сделать нелегко. Чтобы свергнуть диктатуру с мини1
мальными жертвами, нужно выполнить четыре первоочеред1
ные задачи:
> укрепить в угнетенном населении решимость, уве1
ренность в себе и способность к сопротивлению;
> укрепить независимые социальные группы и ин1
ституты угнетенного народа;
> создать мощное внутреннее сопротивление;
> подготовить разумный стратегический план и уме1
ло претворить его в жизнь.
Борясь за освобождение, надо полагаться на самих себя
и на внутреннее укрепление сопротивляющихся. Во время
кампании 1879–1880 годов за ограниченное самоопреде1
ление Ирландии Чарлз Стюарт Парнелл говорил:
Незачем полагаться на правительство… Вы дол1
жны полагаться на собственную решимость… Помо1
гайте самим себе… укрепляйте тех, кто слаб… сплоти1
тесь вместе, организуйтесь… и вы победите…
Когда вашими усилиями проблема созреет, тог1
да и только тогда ее можно будет разрешить*.
* O’Hegarty P.S. A History of Ireland Under the Union, 1880–1922. London: Methuen,
1952. P. 490–491.

16 [

ГЛАВА ПЕРВАЯ

]

Перед лицом самостоятельной силы, при наличии разумной
стратегии, дисциплинированных и смелых действий, реаль1
ной мощи диктатура в конце концов рухнет. Однако для это1
го необходимо выполнить как минимум четыре указанных
требования.
Как видно из сказанного, освобождение от диктатуры
в конечном счете зависит от собственных усилий народа.
Примеры успешного политического неповиновения, то есть
ненасильственной борьбы за политические цели, приведен1
ные выше, показывают, что такая возможность существует,
но этот путь до сих пор не разработан. Мы рассмотрим его по1
дробнее в следующих главах, а сначала поговорим о таком
средстве расшатывания диктатуры, как переговоры.

Глава
вторая
Опасности переговоров

Перед лицом острых проблем, описанных в главе 1, некото1
рые впадут в пассивное повиновение. Другие, утратив надеж1
ду, придут к выводу, что нужно договориться с «вечной»
диктатурой, чтобы через «примирение», «компромисс» и «пе1
реговоры» сохранить хоть что1то хорошее и ослабить жесто1
кости. На первый взгляд, если нет реальных альтернатив, та1
кой вариант выглядит привлекательно.
Серьезная борьба против жестокой диктатуры чрева1
та неприятностями. Зачем становиться на этот путь? Поче1
му нельзя просто вести себя разумно и искать пути к пе1
реговорам, которые помогли бы постепенно покончить
с тиранией? Разве не могут демократы призвать к человеч1
ности диктаторов и убедить их в том, чтобы они мало пома1
лу сократили свою абсолютную власть и в конце концов
предоставили возможность установить демократическое
правительство? Иногда говорят, что правда — не на одной
стороне. Может быть, демократы недопонимают диктаторов,
которые действовали из лучших побуждений в сложной об1
становке? Может быть, в трудной ситуации диктаторы с ра1
достью уйдут сами, если поощрить и уговорить их? Может
быть, они согласятся «на ничью», и все стороны окажутся
в выигрыше? Если демократическая оппозиция готова ула1
дить конфликт мирным путем переговоров (может быть, при
посредничестве опытных лиц или правительства другой стра1
ны), не нужно бороться, страдать, рисковать. Разве это не луч1
ше трудной борьбы, даже ненасильственной?

18 [

ГЛАВА ВТОРАЯ

]

Достоинства и недостатки переговоров
При разрешении определенных проблем и конфликтов
переговоры очень полезны. Если они к месту, их нельзя
игнорировать или отвергать. Когда решаются вопросы,
не имеющие принципиального значения, и потому ком1
промисс приемлем, переговоры могут ослабить или ула1
дить конфликт. Хороший пример уместного использования
переговоров — забастовка за повышение заработной пла1
ты; достигнутое соглашение может привести к тому, что
зарплату повысят на сумму, находящуюся между величина1
ми, предложенными каждой из договаривающихся сторон.
Однако трудовые конфликты с участием официальных
профсоюзов резко отличаются от конфликтов, в кото1
рых спор идет между жестокой диктатурой и политической
свободой.
Когда ставятся предельно важные вопросы, связанные
с верой, правами человека или будущим развитием обще1
ства, переговоры не приведут к взаимоприемлемому реше1
нию. Основные ценности может защитить только изменение
в соотношении сил, а такого сдвига добьется только борьба.
Это не значит, что к переговорам вообще не надо прибегать.
Просто сами они, без мощной демократической оппозиции,
не могут устранить сильную диктатуру.
Естественно, далеко не всегда переговоры вообще воз1
можны. Надежно обосновавшиеся диктаторы скорее всего
откажутся вести их со своими демократическими оппонен1
тами. Мало того — после начала переговоров оппоненты мо1
гут исчезнуть без следа.

Переговоры о капитуляции?
Отдельные лица и группы, противостоящие диктатуре и стре1
мящиеся к переговорам, часто ставят благородные цели. Если
вооруженные столкновения с жестоким режимом продолжа1
ются годами и ничего не приносят, люди любой политиче1
ской ориентации естественно захотят мира. Поборники сво1
боды особенно ратуют за переговоры, когда диктаторы
имеют явное военное превосходство, а жертвы и разрушения
становятся непереносимыми. Появляется сильный соблазн
использовать любую возможность, которая помогла бы до1
стичь хотя бы некоторых целей и положить при этом конец
насилию, непрестанно порождающему зло.
[ ОПАСНОСТИ

ПЕРЕГОВОРОВ

]

19

Конечно, «мирные» предложения диктатора не осо1
бенно искренни. Он может когда угодно остановить борьбу
против собственного народа. Он волен без всякой торговли
восстановить уважение к достоинству и правам человека,
освободить политических заключенных, прекратить пытки,
остановить карательные операции, отказаться от власти и да1
же попросить у народа прощения.
Когда диктатура сильна, но сопротивление ей суще1
ствует, диктаторы могут решить, что надо привести его к ка1
питуляции под предлогом «примирения». Призыв к перего1
ворам привлекает, но в зале, за столом, демократов ждут
серьезные опасности.
Если же оппозиция очень сильна, и диктатура находит1
ся под угрозой, диктаторы могут предложить переговоры,
чтобы сохранить за собой как можно больше власти или де1
нег. И в первом, и во втором случае демократы не должны по1
могать диктаторам.
А вот ловушек, намеренно расставляемых диктатора1
ми, остерегаться надо. Призывая к переговорам, затрагиваю1
щим политические свободы, диктаторы нередко хотят, чтобы
демократы мирно сдали свои позиции. В таких конфликтах
переговоры возможны только в конце решительной борьбы,
когда власть диктаторов свергнута и они думают о том, как
пробраться в международный аэропорт.

Сила и справедливость на переговорах
Если это суждение представляется слишком жестким, надо
бы умерить романтический образ переговоров. Поймем, как
их проводят на самом деле.
«Переговоры» не значат, что две стороны сели за стол
и на равных обсуждают, а там — и разрешают противоречия,
которые привели к конфликту. Нужно помнить очень важ1
ный факт: обсуждаемое соглашение определяется не тем, на
чьей стороне справедливость, а тем, какая сторона сильнее.
Тут надо учитывать несколько трудных вопросов. Что
может сделать позднее каждая из сторон, если другая сторона
не пойдет на соглашение? Что может сделать каждая из сто1
рон, если другая сторона нарушит слово и станет добиваться
своего вопреки соглашению?
Разрешая проблему, переговаривающиеся стороны не
состязаются в справедливости. Хотя о ней могут немало гово1

20 [

ГЛАВА ВТОРАЯ

]

рить, реальные результаты возникают из оценки абсолютной
и относительной силы сторон. Чтó могут сделать демократы,
чтобы не сомневаться в том, что их минимальные требова1
ния будут приняты? Чтó могут сделать диктаторы, чтобы со1
хранить власть и обессилить демократов? Другими словами,
если соглашение будет достигнуто, то, в основном, благодаря
тому, что каждая из сторон сравнивает свои возможности
с возможностями другой и определяет, к чему может приве1
сти открытая борьба.
Надо уделить внимание и уступкам, на которые готова
пойти каждая из сторон. В успешных переговорах неизбежен
компромисс. Каждая сторона получает только часть того, че1
го добивается, а от другой части — отказывается.
Что могут уступить диктаторам продемократические
силы при экстремальной диктатуре? С какими целями дик1
таторов могут они согласиться? Должны ли демократы оста1
вить диктаторам (будь то политическая партия или военная
клика) конституционно закрепленную роль в будущем пра1
вительстве? Не должны? Где же тогда демократия?
Даже предположив, что переговоры проходят успеш1
но, стоит задаться вопросом: какой же мир наступит? Станет
жизнь лучше или хуже, чем могла бы стать, если бы демокра1
ты начали или продолжали борьбу.

Уступчивые диктаторы
У диктаторов бывают разные мотивы и цели, на которых
основывается их владычество, — власть, положение, богат1
ство, перестройка общества и т.п. Нельзя забывать, что ни од1
ной из этих целей они не достигнут, если лишатся своего по1
ложения. Значит, в случае переговоров они будут пытаться
сохранить его за собой.
Какие бы обещания ни давали диктаторы, ни в коем
случае нельзя забывать, что они пообещают что угодно, лишь
бы обеспечить подчинение своих демократических оппонен1
тов, а потом грубо нарушат соглашения.
Если демократы согласятся прекратить сопротивление
в ответ на приостановку репрессий, их может ждать разочаро1
вание. Так бывает очень редко. Устранив противодействие вну1
тренней и международной оппозиции, диктаторы только рады
ужесточить режим. Спад народного сопротивления часто устра1
няет сдерживающую силу, ограничивавшую жестокость дик1
[ ОПАСНОСТИ

ПЕРЕГОВОРОВ

]

21

татуры, и тираны тогда могут делать все, что им угодно. «Тиран
обладает властью ровно настолько, насколько нам не хватает
силы противиться ей», — писал Кришналал Шридхарани*.
Если ставкой оказались самые главные ценности, из1
менить что1то может только сопротивление. Чтобы лишить
диктаторов власти, оно почти всегда должно продолжаться.
Успех в большинстве случаев определяется не переговорами,
а разумным использованием самых подходящих и мощных
средств сопротивления. На наш взгляд, самое мощное сред1
ство, доступное для тех, кто сражается за свободу — полити1
ческое неповиновение, или ненасильственная борьба, о ко1
тором мы будем говорить подробнее.

Какой именно мир?
Если диктаторы и демократы ведут переговоры о мире, надо
чрезвычайно четко представлять себе предмет обсуждения,
поскольку здесь могут крыться опасности. Не все, кто говорит
слово «мир», хотят мира, предполагающего свободу и справед1
ливость. Подчинение грубому насилию и пассивная уступка
диктаторам, которые безжалостно обращались с сотнями ты1
сяч людей, — совсем не мир. Гитлер неоднократно призывал
к миру, под которым он понимал подчинение его воле. Мир
для диктатора часто означает покой тюрьмы или могилы.
Существуют и другие опасности. Участники перегово1
ров, руководствующиеся благими намерениями, иногда пу1
тают цели переговоров и переговорный процесс. Кроме того,
демократы или иностранные эксперты по переговорам мо1
гут одним махом обеспечить диктаторам на местном и меж1
дународном уровне ту легитимность, в которой им прежде
отказывали из1за незаконного захвата власти, нарушений
прав человека и попросту жестокости. Без законного стату1
са, в котором они отчаянно нуждаются, диктаторы не могут
править бесконечно. Сторонники мира не должны предоста1
влять им такого статуса.

Основания для надежды
Как мы уже говорили, лидеры оппозиции могут чувствовать,
что вынуждены вступить в переговоры, поскольку борьба за
* Shridharani К. War Without Violence: A Study of Gandhi’s Method and Its Accom1
plishment. New York; London: Garland Publishing, 1972. P. 260 (впервые: New York:
Harcourt Brace, 1939).

22 [

ГЛАВА ВТОРАЯ

]

демократию безнадежна. Однако это можно изменить. Дик1
татура не вечна. Люди, живущие под ее гнетом, не должны те1
рять последние силы и позволять диктаторам бесконечно
оставаться у власти. Аристотель давно сказал: «…олигархия
и тирания — наиболее кратковременные виды государствен1
ного строя… Большая часть всех тираний была совсем крат1
ковременной»*. Современные диктатуры тоже уязвимы. Их
слабости можно усугубить, расшатывая власть диктаторов.
(Слабости эти мы подробнее рассмотрим в главе 4.)
Современная история выявляет уязвимость диктатур
и показывает, что они могут пасть сравнительно быстро. Для
свержения коммунистической диктатуры в Польше понадо1
билось десять лет, с 1980 по 1990 год, а в Восточной Герма1
нии и Чехословакии в 1989 году это произошло за считанные
недели. В Сальвадоре и Гватемале (1944) понадобилось при1
мерно две недели борьбы, чтобы покончить с прочно укоре1
нившимися военными диктаторами. Мощный военизиро1
ванный режим иранского шаха был подорван за несколько
месяцев. Филиппинский диктатор Маркос в 1986 году был
свергнут за несколько недель, а правительство США быстро
отказало ему в поддержке, когда мощь оппозиции стала оче1
видной. Путч в Советском Союзе (август 1991 года) был оста1
новлен за несколько дней при помощи политического непо1
виновения. После него многие из народов, долгие годы
находившихся под властью СССР, вернули себе независи1
мость в течение нескольких дней, недель или месяцев.
Принято считать, что силовые действия срабатывают
быстро, а ненасильственные требуют долгого времени. Это
не так. Нужно немало времени, чтобы изменить глубинную
ситуацию в обществе, но ненасильственная борьба против
диктатуры иногда протекает сравнительно быстро.
Переговоры не единственная альтернатива войне на
уничтожение с одной стороны и капитуляции — с другой.
Приведенные здесь примеры, а также примеры из главы 1,
показывают, что есть еще одна возможность для тех, кто до1
бивается и мира, и свободы, — политическое неповиновение.

* Aristotle. The Politics. Harmondsworth; Baltimore: Penguin Books, 1976 [1962].
P. 231, 232 [Политика, 1315b; пер. С.А. Жебелева].

Глава
третья
Откуда взять силу?

Конечно, совсем не просто построить свободное и мирное об1
щество. Здесь нужны и стратегические таланты, и организация,
и план. Но самое главное — нужна сила. Демократы не могут
свергнуть диктатуру и добиться политической свободы, если
они не способны действенно применять собственную силу.
Как это сделать? Откуда может взять силу демократи1
ческая оппозиция, чтобы та оказалась достаточной для раз1
рушения диктатуры с ее мощной военной и полицейской си1
стемой? Мы этого не узнаем, пока не поймем правильно, что
такое политическая сила. Изучить ее сущность не так уж труд1
но. Основные понятия довольно просты.

Притча о повелителе обезьян
Притча Лю Цзи, китайского сочинителя XIV века, четко яв1
ляет забытое понимание политической власти:
В государстве Чу один старик жил благодаря обезья1
нам, которых держал в качестве прислуги. Народ Чу
называл его Повелителем обезьян.
Каждое утро старик собирал обезьян у себя во дворе
и приказывал старшей обезьяне вести остальных в го1
ры, чтобы собирать там фрукты. Каждая обезьяна дол1
жна была отдавать ему одну десятую собранного. Тех,
кто не делал этого, безжалостно пороли. Все обезьяны
страдали, но не решались жаловаться.
Однажды маленькая обезьянка спросила остальных:
«Сажал ли старик эти деревья и кустарники?» Ей отве1

24 [

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

]

тили: «Нет, они сами выросли». Тогда обезьянка опять
спросила: «Разве мы не можем собирать фрукты без
разрешения?» Остальные ответили: «Можем». Обе1
зьянка не унялась: «Тогда почему мы должны служить
старику?»
Она еще не кончила говорить, как обезьяны все поня1
ли и пробудились.
Той же ночью, увидев, что старик уснул, обезьяны раз1
рушили ограду, забрали фрукты, которые старик дер1
жал в хранилище, унесли их в лес и больше не возвра1
щались. Вскоре старик умер от голода*.
Лю Цзи говорил: «Некоторые правят своими народами с по1
мощью обмана, а не с помощью справедливости. Разве они
не похожи на повелителя обезьян? Они не подозревают
о своей глупости. Как только их народ образумится, обман
перестанет действовать».

Необходимые источники
политической власти
Принцип прост. Диктаторы не могут обойтись без людей, ко1
торыми правят; без них они просто не обеспечат и не сохранят
источников политической власти. Источники эти включают:
> авторитет, то есть уверенность людей, что власть
законна и они обязаны ей подчиняться;
> человеческие ресурсы, то есть число и значение лиц
и групп, которые подчиняются правителям, сотрудни1
чают с ними или предоставляют им помощь;
> умения и знания, необходимые для режима и пре1
доставляемые сотрудничающими лицами и группами;
> нематериальные факторы, то есть факторы психо1
логические и идеологические, заставляющие людей
подчиняться и помогать правителям;
> материальные ресурсы, то есть степень контроля
правителей над богатством, природными ресурсами,
финансами, экономической системой, а также сред1
ствами связи и транспортом;
* История эта, называющаяся «Правление с помощью обмана», взята из книги
Лю Цзи (1311–1375). Перевод Сидни Тай опубликован в сборнике: Nonviolent San1
ctions: News from the Albert Einstein Institution. Vol. IV. № 3 (Winter 1992/1993). P. 3.
[ ОТКУДА

ВЗЯТЬ СИЛУ?

]

25

> санкции, то есть наказания, грозящие непослуш1
ным или отказывающимся сотрудничать, необходи1
мые для существования режима и проведения его по1
литики.
Такие источники, однако, зависят от того, принят ли режим,
подчиняются ли ему люди, сотрудничают ли с ним многие ин1
ституты общества. Все это отнюдь не гарантировано.
Полное сотрудничество, послушание и поддержка уве1
личивают доступность необходимых источников силы и со1
ответственно расширяют власть любого правительства.
Если же народ и общественные институты будут мень1
ше сотрудничать с агрессорами и диктаторами, это лишит
правителей источников их силы. А без таких источников их
власть слабеет и в конце концов распадается.
Естественно, диктаторы остро реагируют на поступки
и мысли, которые хоть в какой1то мере лишают их возможно1
сти делать что угодно. Поэтому они запугивают и наказывают
тех, кто не подчиняется им, бастует или отказывается с ними
сотрудничать. Однако это еще не все. Репрессии, даже звер1
ства, не всегда могут вернуть ту степень подчинения и сотруд1
ничества, которая дает режиму возможность существовать.
Если, несмотря на репрессии, источники силы будут
ослаблены или перекрыты на достаточное время, диктатура
прежде всего придет в замешательство. Затем, как правило,
она начинает слабеть. Со временем исчезновение источни1
ков силы может вызвать паралич и бессилие режима,
а, в серьезных случаях — его развал. Власть, постепенно или
быстро, умрет от политического истощения.
Из этого следует, что свободолюбие или тирания лю1
бого правительства в немалой степени отражают решимость
народа оставаться свободным и его желание и способность
противостоять порабощению.
Хотя обычно думают иначе, даже тоталитарные дик1
татуры зависят от общества, которым правят. Политолог
Карл Дойч писал в 1953 году:
Тоталитарная власть сильна только тогда, когда ею не
нужно слишком часто пользоваться. Если приходится
ее постоянно использовать против всего населения,
она едва ли надолго сохранит свои силы. Поскольку

26 [

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

]

тоталитарным режимам нужно больше сил для упра1
вления подданными, чем любым другим формам пра1
вления, у них вырабатывается устойчивая привычка
к подчинению поданных. Более того, иногда им при1
ходится полагаться на активную поддержку значи1
тельной части населения*.
Джон Остин, английский юрист1теоретик XIX века, описал
положение диктатуры, если народ недоволен. По его словам,
если большинство поданных — против властей и не желает
терпеть гонения, мощь правительства и тех, кто его поддер1
живает, не спасет режим даже при иностранной поддержке.
Борющийся народ невозможно вернуть к подчинению и по1
корности**.
Николо Макиавелли еще раньше говорил, что прави1
тель, «имеющий врагом весь народ, не обезопасит себя ни1
когда; чем к большим жестокостям будет он прибегать, тем
слабее станет его самодержавный строй»***.
Как применять все это на практике, показали герои1
ческие борцы норвежского сопротивления против нацист1
ской оккупации, а также, как мы упоминали в главе 1, му1
жественные поляки, немцы, чехи, словаки и многие другие
народы, которые сопротивлялись коммунистической агрес1
сии и диктатуре и в конце концов способствовали круше1
нию коммунистического правления в Европе. Это, конеч1
но, не ново. Ненасильственное сопротивление известно
с 494 года до н.э., когда плебеи отказались поддерживать
своих хозяев1патрициев****.
Ненасильственную борьбу применяли в разные эпохи
не только в Европе, но и в Азии, в Африке, в обеих Америках,
в Австралии и на островах Тихого океана.
Таким образом, три важнейших фактора, определяю1
щие, до какой степени власть правительства будет оставать1
* Deutsch K.W. Cracks in the Monolith // Totalitarism / Ed. by C.J. Friedrich. Cambridge,
Mass.: Harvard University Press, 1954. P. 313–314.
** Austin J. Lectures on Jurisprudence or the Philosophy of Positive Law / Fifth edition,
revised and edited by R. Campbell. London: John Murray, 1911 [1861]. Vol. I. P. 296.
*** Machiavelli N. The Discourses on the First Ten Books of Titus Livy // Discourses of
Niccolo Machiavelli. London: Routledge; Kegan Paul, 1950. T. I. P. 254 [Рассуждение
о первой декаде Тита Ливия, кн. I, гл. XIV; пер. Р.И. Хлодовского].
**** См.: Sharp G. The Politics of Nonviolent Action. Boston: Porter Sargent, 1973. P. 75
и далее.
[ ОТКУДА

ВЗЯТЬ СИЛУ?

]

27

ся бесконтрольной, таковы: [1] относительное желание на1
селения устанавливать границы его власти; [2] относитель1
ная сила независимых организаций и институтов, стремя1
щихся перекрыть источники силы; [3] относительная
способность населения отказывать властям в согласии и под1
держке.

Центры демократической власти
Одна из характеристик демократического общества — мно1
жество неправительственных групп и институций, независи1
мых от государства. Сюда входят семьи, религиозные орга1
низации, культурные ассоциации, спортивные клубы,
экономические институты, профсоюзы, студенческие сооб1
щества, политические партии, местные общины, кружки са1
доводов, правозащитные организации, музыкальные груп1
пы, литературные общества и др. Все они важны тем, что
преследуют собственные цели, а также помогают в достиже1
нии целей общественных.
Кроме того, они имеют большое политическое значе1
ние, поскольку обеспечивают групповую и институциональ1
ную основу, с помощью которой можно оказывать влияние
на власть и препятствовать другим группам или правитель1
ству, когда те несправедливо ущемляют их интересы. Отдель1
ные люди, не входящие в такие группы, обычно не могут ока1
зать значительного влияния на остальное общество, тем
более — на правительство, не говоря уже о диктатуре.
Если диктатура лишит такие сообщества автономии
и свободы, народ становится беспомощным. Если же сообще1
ства эти держат под контролем или заменяют суррогатами,
их можно использовать для господства над отдельными людь1
ми и над целыми слоями общества.
Если же удастся сохранить или возвратить их автоно1
мию и свободу, они исключительно важны для политическо1
го неповиновения. Повсюду, где разрушалась или слабела
диктатура, народ и его неправительственные сообщества
оказывали массовое неповиновение.
Как говорилось выше, такие центры обеспечивают ин1
ституциональную основу, с помощью которой население
может противиться диктаторскому контролю. Именно им
предстоит стать частью важнейшей структурной основы сво1
бодного общества. Тем самым без сохранения их независи1

28 [

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

]

мости и без их развития освободительная борьба не может
рассчитывать на успех.
Если же диктатура разрушила их или поставила под
контроль, борцы должны заново создать независимые со1
циальные группы или вернуть демократическое управление
оставшимся, но частично попавшим под контроль. Во время
венгерской революции 1956 года возникло множество сове1
тов, осуществлявших прямую демократию; они объединя1
лись друг с другом, образовав на несколько недель целую фе1
деративную систему институтов и органов управления.
В Польше конца 19801х годов рабочие создали подпольные
профсоюзы, именуемые «Солидарность», а иногда брали под
контроль профсоюзы официальные, тесно связанные с ком1
мунистическим управлением. Такие действия могут иметь
очень важные политические последствия.
Естественно, все это не означает, что ослабить и разру1
шить диктатуру легко или что каждая такая попытка увенчает1
ся успехом. Не означает это и того, что борьба обойдется без
жертв — служители диктатуры будут сопротивляться, чтобы
поданные снова стали сотрудничать с ними и слушаться их.
Но это означает, что разрушить диктатуру возмож"
но. Она обладает характерными особенностями, которые де1
лают ее весьма чувствительной к умело применяемому поли1
тическому неповиновению. Рассмотрим эти особенности
подробнее.

Глава
четвертая
Слабости диктатуры

Диктатура часто кажется неуязвимой. Спецслужбы, полиция,
вооруженные силы, тюрьмы, концентрационные лагеря и эска1
дроны смерти подконтрольны горстке властителей. Финансы
страны, ее природные ресурсы и производственные мощности
часто произвольно конфискуются диктаторами и используют1
ся для осуществления диктаторской воли.
Напротив, демократические силы часто кажутся чрез1
вычайно слабыми, неэффективными, беспомощными. Такое
восприятие делает эффективную оппозицию маловероятной.
Однако это еще не все.

Как найти ахиллесову пяту
Уязвимость неуязвимых хорошо иллюстрирует греческий
миф. Ни один удар не мог ранить Ахилла, ни один меч не про1
бивал его кожу. Еще в детстве мать искупала его в водах вол1
шебной реки, защитив от всех опасностей. Однако оставалась
одна трудность: ребенка держали за пятку, чтобы его не уне1
сло течением, и волшебная вода не омыла эту небольшую
часть тела. Когда Ахилл вырос, он казался неуязвимым для
любого оружия. Однако, по наущению тех, кто знал эту сла1
бость, вражеский воин пустил стрелу в его незащищенную
пятку. Рана оказалась смертельной, и до сих пор выражение
«ахиллесова пята» означает уязвимое место человека, плана
или институции.
Относится это и к безжалостным диктатурам. Их тоже
можно победить, быстро и при минимальных потерях, если
их слабость определена, и вы поражаете ее.

30 [

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

]

Слабости диктатур
1. Множество людей, групп или институций, чье со1
трудничество необходимо для управления системой,
могут ограничить его или прекратить.
2. Требования и результаты политики режима ме1
шают ему принимать и проводить в жизнь противо1
речащие друг другу решения.
3. Система может стать инертной, то есть менее
способной быстро приспосабливаться к новой си1
туации.
4. Людей, уже выделенных для выполнения каких1то
задач (равно как и ресурсы), нелегко перенацелить
для новых нужд.
5. Боясь рассердить начальство, подчиненные мо1
гут давать неточную или неполную информацию,
что мешает диктаторам принимать адекватные ре1
шения.
6. Идеология может разложиться, мифы и симво1
лы системы — стать нестабильными.
7. Строгая приверженность идеологии, влияющая на
восприятие реальности, мешает видеть действитель1
ные условия и потребности.
8. Неумелость и невежество бюрократического аппа1
рата или чрезмерный контроль могут крайне осла1
бить функционирование системы.
9. Внутренние конфликты и личное соперниче1
ство могут повредить функционированию диктату1
ры и даже нарушить его.
10. Интеллигенция и студенты могут остро реагиро1
вать на ограничения, доктринерство и репрессии.
11. Общество может со временем стать апатичным,
скептическим и даже враждебным по отношению
к режиму.
12. Могут обостриться региональные, классовые,
культурные или национальные конфликты.
13. Иерархия власти при диктатуре всегда не совсем
стабильна, а иногда — нестабильна вообще. Отдель1
ные лица не только сохраняют свое положение в си1
стеме, но и поднимаются, и падают. Их часто устра1
няют и заменяют новыми людьми.
[ СЛАБОСТИ

ДИКТАТУРЫ

]

31

14. Часть полицейских или вооруженных сил может
действовать в собственных интересах, против воли ав1
торитетных диктаторов, включая возможность пере1
ворота.
15. Если диктатура новая, для ее укрепления требуется
время.
16. Поскольку в рамках диктатуры решения прини1
мают считанные люди, и в их суждениях, и в их дей1
ствиях весьма вероятны ошибки.
17. Если, стремясь избежать этих опасностей, режим
рассредоточит контроль, управлять центральными
рычагами власти будет еще труднее.

Как напасть на слабости диктатуры
Зная о таких слабостях, демократическая оппозиция может
попытаться намеренно «усугубить» ахиллесову пяту, чтобы
в корне изменить систему или ее разрушить.
Тем самым вывод ясен: несмотря на внешнюю силу,
все диктатуры имеют слабости — внутреннюю неэффектив1
ность, институциональную неэффективность, личную враж1
ду и конфликты между организациями и ведомствами. Такие
слабости со временем снижают эффективность режима, и он
становится уязвимым при изменении условий и решитель1
ном сопротивлении. Не все, что он замыслит, исполняется.
Например, не всегда выполнялись прямые приказы Гитлера,
так как его подчиненные просто отказывались их выполнять.
Иногда диктаторский режим быстро разваливается, о чем мы
уже говорили.
Это не значит, что диктатуры могут разрушаться без
риска и жертв. Любой возможный путь борьбы за освобожде1
ние предполагает риск и страдания и требует времени. Кроме
того, никакие действия не могут обеспечить быстрого и без1
оговорочного успеха. Однако у борьбы, направленной на
определенные слабости диктатуры, больше шансов на успех,
чем у нацеленной туда, где диктатура явно сильнее. Вопрос
в том, каким образом вести такую борьбу.

Глава
пятая
Как использовать свою силу

В главе 1 мы говорили, что вооруженное сопротивление дик1
татуре бьет не по самому слабому месту, а по самому сильно1
му. Намереваясь соперничать в области вооруженных сил,
снабжения боеприпасами, технологий вооружений и т.п., со1
противление ставит себя в невыгодную позицию. Диктатура
почти всегда может собрать в этих областях намного больше
ресурсов. Говорили мы и о том, как опасно полагаться на по1
мощь иностранных государств. В главе 2 мы толковали о том,
помогут ли переговоры уничтожить репрессивный режим.
Какие же пути дадут демократической оппозиции зна1
чительное преимущество и усугубят слабости диктатуры?
Какой способ действий может основываться на теории поли1
тической власти, обсуждаемой в главе 3? Политическое не1
повиновение. У него такие свойства:
> оно не допускает, чтобы исход борьбы решали сред1
ства, избранные диктатурой;
> режиму трудно с ним бороться;
> оно может усугублять слабости диктатуры и пере1
крывать ее источники силы;
> оно может и широко распространяться, и сосредо1
точиться на конкретной цели;
> оно приводит диктаторов к ошибкам в суждении
и действиях;
> оно помогает вовлекать все население, в частности
группы и институции общества, в борьбу, которая дол1
жна свергнуть жестокую власть меньшинства;
[ КАК

ИСПОЛЬЗОВАТЬ СВОЮ СИЛУ

]

33

> оно помогает распределить в обществе реальную
власть, делая более реальным построение и поддержа1
ние демократии.

Как действует ненасильственная борьба
Подобно вооруженной борьбе, политическое неповиновение
можно использовать в разных целях. Можно оказывать влия1
ние на противников, чтобы вызвать определенные действия;
можно создать условия для мирного разрешения конфликта
или разрушения ненавистного режима. Однако политиче1
ское неповиновение действует несколько отлично от наси1
лия. Несмотря на то что оба способа — это средства вести
борьбу, они предполагают разные методы и вызывают разные
последствия. Методы и результаты вооруженного конфлик1
та хорошо известны. Физическое оружие используется, чтобы
запугивать, поражать, уничтожать и разрушать.
Ненасильственная борьба намного сложнее и разно1
образнее, чем насилие. И народ, и общественные институции
используют психологическое, социальное, экономическое
и политическое оружие, известное под именем протестов, за1
бастовок, бойкотов, отказа от сотрудничества, выражения
недовольства и народного самоуправления. Как указывалось
выше, любое правительство может править постольку, по1
скольку источники его силы пополняет сотрудничество, под1
чинение и послушание отдельных людей и общественных
институций. В отличие от насилия политическое неповино1
вение обладает уникальной способностью: оно перекрывает
такие источники власти.

Ненасильственное оружие и дисциплина
Распространенной ошибкой прошлых, импровизированных
кампаний политического неповиновения была ставка на
один или два метода, например забастовки и массовые де1
монстрации. На самом деле есть множество методов, позво1
ляющих стратегам сопротивления по мере надобности сосре1
доточивать или распылять борьбу.
Определено примерно двести конкретных методов, но
есть и очень много других. Методы эти разбиваются на три
большие категории: протест и убеждение, отказ от сотрудни1
чества, вмешательство. Методы ненасильственного протеста
и убеждения включают символические демонстрации, в том

34 [

ГЛАВА ПЯТАЯ

]

числе процессии, марши и пикеты (54 метода). Отказ от со1
трудничества разделяется на четыре подвида: [а] отказ от
социального сотрудничества (16 методов), [б] отказ от эко1
номического сотрудничества, в том числе — бойкот (26 ме1
тодов), забастовки (23 метода), и [в] отказ от политического
сотрудничества (38 методов). Ненасильственное вмешатель1
ство с использованием таких психологических, физических,
социальных, экономических или политических средств, как
голодовки, ненасильственный захват и параллельное само1
управление (41 метод), образует последнюю группу. Список
этих 198 методов замыкает настоящую публикацию.
Если использовать много методов — тщательно ото1
бранных, постоянно и широко применяемых, включенных
в контекст разумной стратегии и соответствующей тактики,
осуществляемых обученными гражданами, — то можно соз1
дать серьезные проблемы для любого нелегитимного режи1
ма. Это относится ко всем диктатурам.
В отличие от средств вооруженной борьбы методы не1
насильственного сопротивления могут сосредоточиваться на
основных вопросах. Например, проблема диктатуры лежит
в основном в политической плоскости, а потому совершенно
необходимо использовать политические формы ненасиль1
ственной борьбы, скажем, не признавать легитимности дик1
таторов и отказываться от сотрудничества с режимом. Отказ
от сотрудничества можно направить против определенной
политики, время от времени негласно и даже тайно осущест1
вляя намеренные задержки и отсрочки. Иногда удается про1
водить у всех на виду публичные демонстрации и забастовки.
Если же на диктатуру можно оказать экономическое
давление или народ в основном недоволен экономикой, луч1
ше всего подойдут экономические действия, например бой1
коты или забастовки. На попытки диктаторов использовать
экономическую систему можно ответить общими, хотя
и ограниченными, забастовками, медленной работой и от1
казом работать, причем откажутся, а то и просто исчезнут не1
заменимые эксперты. Селективно использовать различные
виды забастовок нужно тогда, когда производство, перевоз1
ки, поставки сырья и распределение продукции должны быть
особенно интенсивными.
Некоторые методы ненасильственной борьбы тре1
буют действий, не связанных с повседневной жизнью. При1
[ КАК

ИСПОЛЬЗОВАТЬ СВОЮ СИЛУ

]

35

ходится раздавать листовки, объявлять голодовку, устраи1
вать сидячие забастовки на улице, работать в подпольной ти1
пографии. Далеко не всем легко делать все это, если речь не
идет об исключительной ситуации.
Другие методы ненасильственной борьбы требуют,
чтобы люди жили обычной жизнью, хотя и немного иначе.
Например, они могут приходить на работу, но работать мед1
леннее и хуже или чаще «ошибаться». Кто1то вдруг «заболеет»
или «не сможет работать», а то и просто откажется от работы.
Кто1то будет участвовать в церковной церемонии, когда она
выражает не только религиозные, но и политические убеж1
дения. Можно защищать детей от пропаганды, обучая их
дома или в подпольных школах. Можно не вступать в опре1
деленные организации, хотя это и «рекомендуют», даже тре1
буют. Такие вполне обычные действия и небольшие отклоне1
ния от нормальной жизни намного облегчат многим людям
участие в освободительной борьбе.
Поскольку ненасильственная борьба и насилие осу1
ществляются по1разному, даже ограниченное насильствен1
ное сопротивление только помешает делу, так как сдвинет
борьбу в ту область, в которой диктаторы имеют абсолютное
преимущество (обычная война). Дисциплина ненасиль1
ственных действий — ключ к успеху, и ее надо поддержи1
вать, невзирая на провокации и жестокость диктаторов или
их агентов.
Если, борясь с врагами, применяющими насилие, мы
соблюдаем эту дисциплину, она обеспечивает действие четы1
рех механизмов (см. ниже). Дисциплина ненасильственных
действий чрезвычайно важна и в политическом джиу1джит1
су, то есть тогда, когда откровенная жестокость режима про1
тив явно ненасильственных действий наносит удар по дикта1
торам, вызывая недовольство в их собственном окружении.
Кроме того, участников сопротивления поддерживает все
больше обычных сторонников режима и нейтральных людей.
Однако иногда ограниченное насилие неизбежно. Гнев
и ненависть к режиму могут вызвать взрыв. Кроме того, неко1
торые группы могут продолжать насильственные действия,
признавая всю важность ненасильственной борьбы. В таких
случаях нет необходимости отказываться от политического
неповиновения, но нужно как можно дальше развести насиль1
ственные и ненасильственные действия. Это касается и место1

36 [

ГЛАВА ПЯТАЯ

]

нахождения, и времени, и участников, и самого содержания.
Иначе насилие может сильно повредить политическому не1
повиновению, достаточно мощному в потенции.
Исторические данные показывают, что, хотя в ходе по1
литического неповиновения следует ожидать человеческих
жертв и раненых, их будет гораздо меньше, чем при воору1
женных действиях. Кроме того, данный тип борьбы не прод1
левает бесконечного цикла убийств и жестокости.
Ненасильственная борьба требует утраты страха пе1
ред правительством и его репрессиями (или приобретения
контроля над ним). Мало того, она им способствует. Такая
утрата страха или контроль над ним — ключевой элемент
разрушения власти диктаторов.

Открытость, секретность
и высокие стандарты
Секретность, дезинформация и подпольная деятельность ста1
вят трудные проблемы перед движением, использующим не1
насильственные действия. Порой невозможно скрыть от
полиции и секретных служб свои намерения и планы. Секрет1
ность основана на страхе, мало того, она его усиливает, а по1
тому гасит дух сопротивления и уменьшает число людей, ко1
торые могли бы участвовать в той или иной акции. К тому же
она плодит подозрения; людей обвиняют в том, что они «сту1
чат». Но и это не все — секретность может привести к наси1
лию. Открытость же намерений и планов не только лишена
этих опасностей, но и помогает создать впечатление, что
адепты ненасилия очень сильны. Конечно, проблема слож1
нее, чем кажется; в непротивлении кое1что требует секрет1
ности. Тем, кто знает и динамику ненасильственной борьбы,
и возможности диктатуры, нужно оценивать каждую ситуа1
цию, основываясь на надежных сведениях.
Например, большой секретности требует редактиро1
вание, печатание и распространение подпольных публика1
ций, использование нелегальных радиопередач и сбор разве1
дывательной информации о действиях диктатуры.
На всех стадиях конфликта необходимо придержи1
ваться высоких нравственных стандартов. Скажем, бесстра1
шие и дисциплина требуются всегда. Важно помнить, что
нередко в действиях должно участвовать много людей. На1
дежность их впрямую зависит от высоких стандартов.
[ КАК

ИСПОЛЬЗОВАТЬ СВОЮ СИЛУ

]

37

Соотношение сил и его изменения
Стратеги должны помнить, что конфликт, где применяется
политическое неповиновение, — постоянно меняющееся по1
ле битвы действий и противодействий. Ничто не стоит на ме1
сте. И абсолютное, и относительное соотношение сил по1
стоянно и быстро меняется. Это возможно, если, несмотря на
репрессии, участники сопротивления упорно придержива1
ются ненасилия.
Изменение сил в такой ситуации бывает гораздо более
значительным, чем в конфликтах с применением насилия,
и происходит быстрее. Кроме того, конкретные действия мо1
гут иметь последствия, далеко выходящие за рамки конкрет1
ного времени и места; последствия эти в будущем усилят или
ослабят ту или иную группу.
Кроме того, группа, применяющая ненасильственные
действия, может в немалой степени увеличить или умень1
шить относительную силу противника. Например, дисци1
плинированное и мужественное сопротивление жестокостям
диктаторов иногда вызывает у обычных людей и даже у сол1
дат противника беспокойство, недовольство, неуверенность,
а то и прямой протест. Может оно привести и к тому, что дик1
татуру осудят другие страны. Кроме того, умелое, дисципли1
нированное и постоянное неповиновение может привлечь
людей, которые пассивно поддерживали диктатуру или оста1
вались нейтральными.

Четыре механизма изменений
Ненасильственная борьба вызывает изменения четырьмя
способами. Первый механизм наименее вероятен, хотя та1
кие случаи были. Если страдания и мужество участников не1
насильственного сопротивления тронут сторонников вра1
га или убедят в справедливости движения, они могут
принять те цели, против которых боролись. Такой механизм
называется переменой убеждений. Он очень редок. В боль1
шинстве конфликтов этого нет вообще или, во всяком слу1
чае, почти нет.
Гораздо чаще ненасильственная борьба так меняет
и ситуацию, и общество, что противник просто не может дей1
ствовать, как хотел бы. Именно это изменение приводит
в действие три других механизма: приспособление, ненасиль"
ственное принуждение и разложение. Какой из них включит1

38 [

ГЛАВА ПЯТАЯ

]

ся, зависит от того, в какой степени относительное и абсолют1
ное соотношение сил меняется в пользу демократов.
Если на повестке дня стоят не самые важные вопросы,
требования оппозиции не слишком велики, а противостоя1
ние в некоторой степени изменило соотношение сил, кон1
фликт можно разрешить, заключив соглашение, сделку или
компромисс. Этот механизм называется приспособлением.
Многие забастовки заканчиваются именно так, при чем каж1
дая из сторон добивается чего1то, но не всего. Власти нередко
видят в таком соглашении некоторые преимущества, оно
ослабляет напряженность, создает впечатление «справедли1
вости» или улучшает международную репутации режима. По1
этому нужно очень тщательно отбирать проблемы, которые
можно разрешать этим способом. Борьба за свержение дик1
татуры к этим проблемам не относится.
Ненасильственная борьба может оказаться гораздо бо1
лее мощной, чем представляется, когда мы рассматриваем
описанные механизмы. Массовый отказ от сотрудничества
и прямое неповиновение могут настолько изменить социаль1
ную и политическую обстановку, особенно — соотношение
сил, что диктатура уже не способна контролировать эконо1
мические, социальные и политические процессы в прави1
тельстве и в обществе. Вооруженные силы противника могут
стать настолько ненадежными, что просто перестанут подчи1
няться приказам, то есть не будут карать участников сопро1
тивления. Хотя лидеры противника остаются у власти и по1
прежнему преследуют свои изначальные цели, они потеряли
способность к эффективным действиям. Это называется не"
насильственным принуждением.
В некоторых крайних ситуациях условия, вызываю1
щие ненасильственное принуждение, дают еще больше. Ру1
ководство противника теряет способность к действиям
и структура власти рушится. Самоуправление, отказ от со1
трудничества и неповиновение становятся настолько ши1
рокими, что у противника не остается даже видимости кон1
троля над ними. Бюрократический аппарат отказывается
подчиняться начальству. Войска и полиция поднимают мя1
теж. Традиционные последователи противника отказывают1
ся от бывших лидеров, не признавая за ними права на руко1
водство. Тем самым прекращаются их помощь и подчинение
режиму. Четвертый механизм изменений, разложение систе1
[ КАК

ИСПОЛЬЗОВАТЬ СВОЮ СИЛУ

]

39

мы, настолько эффективен, что у режима не остается сил да1
же на то, чтобы сдаться. Он просто рассыпается.
Планируя стратегию освобождения, нужно учиты1
вать эти четыре механизма. Иногда они срабатывают слу1
чайно; намеренный же выбор одного или нескольких из них
дает возможность сформулировать конкретные и взаимо1
дополняющие элементы стратегии. Выбор механизма (или
механизмов) зависит от множества факторов, в том числе
от абсолютного и относительного соотношения сил, а так1
же методов и целей группы, ведущей ненасильственную
борьбу.

Демократизирующий эффект
политического неповиновения
Силовые действия приводят к централизации, а ненасиль1
ственная борьба способствует демократизации общества,
и в нескольких направлениях.
Одна из сторон такого воздействия скорее отрицатель1
на (не в оценочном, а в прямом смысле). Ненасильственные
методы не предоставляют средств для репрессий под руковод1
ством правящей элиты, которые помогли бы установить или
поддержать диктатуру. Лидеры движения могут влиять и да1
же давить на своих сторонников, но не могут посадить их или
казнить за то, что те не согласны с ними или перешли к дру1
гим лидерам.
Другая сторона — положительна. Ненасильственная
борьба дает людям средства сопротивления, которые можно
использовать для достижения и защиты своих свобод против
существующих или потенциальных диктаторов. Вот некото1
рые из положительных демократизирующих эффектов нена1
сильственной борьбы:
> противостояние угрозам и даже репрессиям может
повысить у людей уверенность в себе;
> ненасильственная борьба предоставляет средства
неповиновения и отказа от сотрудничества, с помо1
щью которых люди могут сопротивляться контролю
любой диктаторской группы;
> ненасильственную борьбу можно использовать для
того, чтобы утверждать при репрессивном управлении
демократические свободы, например свободу слова,

40 [

ГЛАВА ПЯТАЯ

]

свободу печати, свободу независимых организаций и
свободу собраний;
> ненасильственная борьба способствует выжива1
нию, возрождению и укреплению независимых групп
и институций общества. Они важны для демократии,
так как способны мобилизовать силы населения и
ограничить реальную власть потенциального дикта1
тора;
> ненасильственная борьба дает средства, при помо1
щи которых люди могут воздействовать на репрессив1
ные акции диктаторского правительства — и полицей1
ские, и военные;
> ненасильственная борьба дает методы, с помощью
которых отдельные люди и независимые институции
могут в интересах демократии ограничить или пере1
крыть источники силы правящей элиты, поставив под
угрозу ее способность властвовать.

Сложность ненасильственной борьбы
Как можно заметить из этого обсуждения, ненасильственная
борьба — сложный инструмент социальных действий. Она
включает множество методов, механизмов и нравственных
требований. Чтобы стать эффективным, в особенности про1
тив диктатуры, политическое неповиновение требует тща1
тельного планирования и подготовки. Будущие участники
должны понимать, что от них требуется. Они должны найти
нужные ресурсы. Стратегам нужно заранее проанализиро1
вать, как наиболее эффективно применять ненасильствен1
ную борьбу. Теперь переключим внимание на этот жизнен1
но важный элемент — необходимость стратегического
планирования.

Глава
шестая
Необходимость
стратегического планирования

Политическое неповиновение диктатуре можно начинать
по1разному. Прежде такая борьба почти всегда была незапла1
нированной и во многом случайной. Конкретные обиды, с ко1
торых начинались акции, часто включали новые жестокости,
арест или убийство уважаемого человека, репрессивную по1
литику или приказ, продовольственные затруднения, неува1
жение к религиозным верованиям или годовщину какого1ни1
будь важного события. Иногда какое1то действие диктатуры
настолько приводило людей в ярость, что они начинали дей1
ствовать, совершенно не представляя, чем это может закон1
читься. В других случаях мужественная личность или неболь1
шая группа начинала акцию, которая получала поддержку.
Конкретную обиду могли воспринять как что1то пережитое,
знакомое; такие люди присоединялись к борьбе. Иногда при1
зыв небольшой группы или одного человека вызывает нео1
жиданно широкий отклик.
Хотя в спонтанности есть много хорошего, она имеет
свои недостатки. Часто участники демократического движе1
ния не ожидают жестокости диктатуры, реагируют слишком
болезненно и терпят поражение. Иногда у них нет плана
и важные вопросы предоставлены воле случая, что тоже чре1
вато гибелью. Даже если репрессивный режим свергнут, от1
сутствие плана при переходе к демократии способствует воз1
никновению диктатуры.

42 [

ГЛАВА ШЕСТАЯ

]

Реалистичное планирование
Незапланированные народные выступления, несомненно,
будут играть большую роль в борьбе против диктатуры. Од1
нако можем и сейчас определить наиболее эффективные спо1
собы ее свержения, выявить благоприятный момент, решить,
как начать кампанию. Чтобы выбрать самые эффективные
пути достижения свободы в конкретных обстоятельствах,
нужно очень тщательно и реалистично обдумать и положе1
ние, и возможности.
Если вы хотите чего1то достичь, разум велит сплани1
ровать, как это сделать. Чем важнее цель, чем страшнее по1
следствия неудачи, тем важнее продуманный план. При
стратегическом планировании больше оснований рассчи1
тывать на то, что будут мобилизованы и эффективно исполь1
зованы все ресурсы. Это в особенности относится к демокра1
тическому движению, чьи ресурсы ограничены, а участники
подвергаются опасности, если пытаются свергнуть мощную
диктатуру. Диктатура же имеет доступ к материальным ре1
сурсам, обладает организационной мощью и способна на
любую жестокость.
Слова «планировать стратегию» значат рассчитать по1
следовательность действий, которая с большой вероятно1
стью приведет от существующего положения к желаемому.
В нашем случае она должна привести от диктатуры к демо1
кратии. План действий обычно состоит из разделенных на фа1
зы кампаний и других организованных акций, которые дол1
жны поддержать угнетенных и ослабить диктатуру. Заметим,
что нужно не просто свергнуть диктатуру, но и создать демо1
кратическую систему. Если мы ограничим свои цели сверже1
нием диктатуры, мы рискуем создать еще одного тирана.

Трудности планирования
Апологеты свободы не всегда знают толком, как добиться
освобождения. Лишь изредка они понимают, как важно все
тщательно спланировать до начала действий. Обычно связ1
ного плана нет.
Почему люди, которые очень хотят дать стране поли1
тическую свободу, так редко готовят всеобъемлющий стра1
тегический план? К сожалению, члены демократических оп1
позиционных групп просто не понимают, как необходимо
стратегическое планирование, или не привыкли мыслить
[ НЕОБХОДИМОСТЬ

СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ

]

43

стратегически. Это и впрямь нелегко. Постоянно преследуе1
мые диктатурой, загруженные текущими делами, лидеры со1
противления недостаточно защищены, и им некогда вырабо1
тать навыки стратегического мышления.
Вместо этого они просто реагируют на действия дик1
татуры. Оппозиция всегда в обороне. Она стремится сохра1
нить ограниченные свободы, в лучшем случае замедляя
установление полного контроля или хоть как1то мешая ини1
циативам режима.
Конечно, некоторые люди или группы могут считать,
что долгосрочное планирование не нужно. Одни наивно по1
лагают, что если настойчиво, твердо и достаточно долго про1
возглашать свою цель, она каким1то образом осуществится.
Другие думают, что перед лицом трудностей надо просто
жить в соответствии со своими принципами. Поддержка гу1
манных целей и приверженность идеалам достойны восхи1
щения, но совершенно недостаточны для того, чтобы сверг1
нуть диктатуру и достичь свободы.
Другие противники диктатуры простодушно считают,
что, если применить насилие, наступит свобода. Но, как мы
уже говорили, насилие не дает гарантий. Оно может приве1
сти к поражению, или к бедствиям, или к тому и другому.
В большинстве случаев диктатура лучше подготовлена к на1
сильственной борьбе. Военные реалии редко, бывают на сто1
роне демократов, а может быть, не бывают вообще.
Есть и активисты, которые «чувствуют», что надо де1
лать. Это не только эгоцентрично, но и бессмысленно. Так не
создашь генеральной стратегии освобождения.
Действия, основанные на «блестящей идее», тоже имеют
недостатки. Нужно тщательно просчитывать каждый следую1
щий шаг. Без стратегического анализа лидеры сопротивления
просто не будут знать, каков он, ибо они не продумали последо1
вательность шагов, необходимых для победы. И творчество,
и блестящие идеи очень важны, но ограничиться ими нельзя.
Зная, что против диктатуры можно предпринять мно1
жество действий, но не представляя, с чего начать, некоторые
советуют: «Делайте все одновременно». Это могло бы прине1
сти пользу, если бы было возможно, особенно для сравнитель1
но слабых движений. Мало того, такое решение не подсказы1
вает, с чего начать, на чем сосредоточить усилия и как
использовать ресурсы, чаще всего — достаточно скудные.

44 [

ГЛАВА ШЕСТАЯ

]

Другие люди и группы могут признавать необходи1
мость планирования, но способны продумать его лишь на
краткосрочной или тактической основе. Они не понимают,
что долгосрочное планирование возможно и даже необходи1
мо. Иногда они не способны мыслить стратегически, по1
стоянно отвлекаясь по мелочам, и нередко отвечая на дей1
ствия противника вместо того, чтобы захватить инициативу.
Посвящая много усилий краткосрочным действиям, такие
лидеры не продумывают альтернативных путей борьбы, ко1
торые направляли бы общие усилия, постоянно приближая
их к цели.
Некоторые демократические движения не разрабаты1
вают всеобъемлющую стратегию свержения диктатуры,
и размениваются на частности по другой причине: у них нет
внутреннего убеждения в том, что диктатуру можно сверг1
нуть собственными усилиями. Поэтому планирование таких
действий кажется им бесполезной, хотя и романтической,
тратой времени. Те, кто борется против могущественных
и жестоких диктатур, обычно противостоят огромной воен1
ной и полицейской мощи, а потому считают, что диктатура
может сделать все, что хочет. Не имея реальной надежды, они
противостоят властям из честности и, возможно, ради исто1
рии. Хотя они этого не признают и, возможно, сами об этом
не думают, их действия кажутся им безнадежными. Зачем же
тогда что1то планировать, да еще надолго?
Результаты плачевны: силы распыляются, действия ни
к чему не приводят, энергия уходит на мелочи, преимущества
не используются, жертвы напрасны. Если демократы не бу1
дут стратегически планировать свои действия, они едва ли
добьются цели. Плохо спланированное, случайное сочетание
акций не поможет делу сопротивления. Скорее оно позволит
диктатуре усилить свой контроль и свою власть.
Поскольку стратегические планы освобождения раз1
рабатываются исключительно редко, диктатуры кажутся го1
раздо более устойчивыми, чем они есть, а потому живут на
годы или на десятилетия дольше, чем могли бы.

Четыре основных термина
стратегического планирования
Чтобы мыслить стратегически, необходимо четко очертить
значение основных терминов.
[ НЕОБХОДИМОСТЬ

СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ

]

45

Генеральная стратегия — это концепция, которая
дает возможность группе, стремящейся достичь своих целей,
координировать и направить все нужные и доступные ресур1
сы (экономические, человеческие, нравственные, политиче1
ские, организационные и т.д.).
Обращая основное внимание на цели и ресурсы груп1
пы в конфликте, генеральная стратегия определяет самый
подходящий образ действий (например, обычные вооружен1
ные действия или ненасильственную борьбу). При ее разра1
ботке лидеры сопротивления должны придумать, какое да1
вление и влияние надо оказать на противника. Кроме того,
генеральная стратегия решает, в каких условиях и времен1
ных рамках стартуют начальная и последующие кампании.
Генеральная стратегия устанавливает базовые рамки
для выбора более ограниченных стратегий борьбы. Опреде1
ляет она и то, как разделить общие задачи и ресурсы между
конкретными группами.
Стратегия — это концепция того, как наилучшим об1
разом достичь конкретных целей в конфликте. Речь идет
о том, вступать ли в борьбу, когда и как ее вести, как добить1
ся максимальной эффективности и достигнуть определенных
целей. Стратегию можно сравнить с замыслом художника,
стратегический план — с архитектурными чертежами*.
Стратегия может включать и действия, которые помо1
гают достичь такой ситуации, при которой противник пой1
мет, что открытый конфликт неизбежно приведет к пораже1
нию, и потому капитулирует без борьбы. Благоприятная
стратегическая ситуация может обеспечить победу продол1
жающей борьбу оппозиции. Стратегия касается и того, как
надо действовать, чтобы извлечь максимальную пользу из
одержанных побед.
Применительно к ходу самой борьбы стратегический
план — это общая идея того, как должна развиваться кампа1
ния и как соединить ее отдельные компоненты, чтобы внести
максимальный вклад в достижение ее целей. Сюда войдет
умелое использование конкретных групп в более мелких опе1
рациях. Планируя разумную стратегию, нужно учитывать
требования, необходимые для того, чтобы успешно вести
борьбу выбранным способом. Разные способы предполагают
* Из письма Роберта Хелви автору от 15 августа 1993 года.

46 [

ГЛАВА ШЕСТАЯ

]

разные требования. Разумеется, просто «выполнить требова1
ния» еще мало. Бывает нужно что1то еще.
При разработке стратегии демократы должны четко
сформулировать свои цели и определить, как измерять эффек1
тивность усилий. Такое определение и анализ позволяют стра1
тегам идентифицировать точные требования, обеспечиваю1
щие достижение каждой из поставленных целей. Четкость
и определенность нужны и при тактическом планировании.
Для осуществления стратегии используются тактика
и методы действий. Тактика дает возможность умело и с наи1
большей выгодой использовать свои силы в конкретной си1
туации. Это действие ограниченного масштаба, предназна1
ченное для достижения ограниченной цели. Чтобы выбрать
нужную тактику, надо понять, как наилучшим образом ис1
пользовать доступные средства борьбы, чтобы применить
стратегию к какой1либо фазе конфликта. Для вящей эффек1
тивности тактику и метод нужно избирать и применять,
постоянно имея в виду стратегические цели. Если тактиче1
ские победы этим целям не способствуют, мы только зря по1
тратили силы.
Словом, тактика касается действий ограниченного
масштаба, входящих в общую стратегию, точно так же, как
простая стратегия входит в стратегию генеральную. Тактика
всегда связана с борьбой, стратегия включает более широкие
проблемы. Конкретную тактику можно понимать лишь как
часть общей стратегии борьбы. Применяется она на более ко1
ротких отрезках времени, в меньших масштабах (географи1
ческих, институциональных и т.д.), с меньшим количеством
людей или с более ограниченными целями. При ненасиль1
ственных акциях различие между тактической и стратегиче1
ской целями может частично определяться тем, мала или ве1
лика цель избранной акции.
Для достижения стратегических целей выбирают на1
ступательные тактические действия. Такие действия — это
орудия стратега, благодаря которым создаются условия, бла1
гоприятные для решительных ударов. Поэтому так важно,
чтобы те, кто несет ответственность за планирование и про1
ведение тактических операций, умели оценивать ситуацию
и выбирать наиболее подходящие методы. Потенциальных
участников нужно обучить тому, как применять выбранную
технику и конкретные методы.
[ НЕОБХОДИМОСТЬ

СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПЛАНИРОВАНИЯ

]

47

Метод — это конкретное орудие или средство дей1
ствия. В рамках ненасильственной борьбы к ним относятся
многие формы действия (например, разные виды забастовок,
бойкотов, отказа от политического сотрудничества и т.п.),
перечисленных в главе 5 (см. также Приложение).
Разработка ответственного и эффективного стратеги1
ческого плана ненасильственной борьбы зависит от тщатель1
ной формулировки и выбора генеральной стратегии, тактики
и методов.
Основной урок этих рассуждений в том, что, тщатель1
но планируя стратегию освобождения от диктатуры, нужно
как можно шире использовать разум. Неудача в планирова1
нии может привести к катастрофам, тогда как эффективное
использование интеллекта может указать стратегический
курс, при котором доступные ресурсы будут правильно ис1
пользованы, продвигая общество к свободе и демократии.

Глава
седьмая
Планирование стратегии

Чтобы увеличить вероятность успеха, лидеры сопротивления
должны составить всеобъемлющий план действий, который
сделает сильнее страдающий народ, ослабит, а затем и унич1
тожит диктатуру и создаст устойчивую демократию. Для со1
ставления такого плана необходимо тщательно оценить си1
туацию и пути эффективных действий. Тщательный анализ
породит и генеральную стратегию, и стратегии отдельных
кампаний борьбы за свободу. Разработка генеральной стра1
тегии и стратегий отдельных кампаний связаны, но все же
это — отдельные процессы. Стратегии отдельных кампаний
можно детально разработать только после того, как подгото1
влена генеральная стратегия. Нужны они для того, чтобы под1
держать и достичь целей этой стратегии.
Чтобы разработать стратегию сопротивления, нужно
внимание к множеству проблем и задач. Здесь мы определим
некоторые из важных факторов, которые надо учитывать
и на уровне генеральной стратегии, и на уровне стратегии
отдельных кампаний. Однако стратегическое планирование
требует глубокого понимания всей ситуации конфликта,
включая физические, исторические, правительственные, во1
енные, культурные, социальные, политические, психологи1
ческие, экономические и международные факторы. Страте1
гии можно разрабатывать только в контексте конкретной
борьбы и ее фона.
Прежде всего, демократические лидеры и стратеги
должны оценить цели своего дела. Стóят ли эти цели полно1
масштабной борьбы, а если стóят, то почему? Очень важно
[ ПЛАНИРОВАНИЕ

СТРАТЕГИИ

]

49

определить реальную цель борьбы. Мы уже говорили, что не"
достаточно свергнуть диктатуру или диктатора. Нужно уста1
новить свободное общество с демократической системой
управления. Четкость этой позиции повлияет на разработку
генеральной стратегии и вытекающих из нее стратегий.
В частности, стратегам придется ответить на множе1
ство фундаментальных вопросов, как, например:
> что мешает добиться свободы?
> что поможет ее достигнуть?
> какие стороны диктатуры особенно сильны?
> каковы ее слабости?
> насколько уязвимы источники ее силы?
> каковы сильные стороны демократов и населения
в целом?
> каковы слабости демократических сил и как их пре1
одолеть?
> каков статус третьих сторон, непосредственно не
вовлеченных в конфликт, которые помогают или мог1
ли бы помочь либо диктатуре, либо демократическо1
му движению?

Выбор средств
На уровне генеральной стратегии необходимо выбрать ос1
новные средства борьбы для начинающегося конфликта.
Нужно оценить преимущества и ограничения таких альтер1
нативных методов, как обычные боевые действия, партизан1
ская война, политическое неповиновение и др.
Делая такой выбор, стратеги должны принять во вни1
мание следующие вопросы: достаточно ли у демократов воз1
можностей, чтобы вести борьбу этого типа? используют ли
выбранные приемы борьбы сильные стороны угнетенного
населения? нацелены ли эти приемы на слабости диктатуры,
или они атакуют ее сильные места? помогают ли избранные
средства демократам стать самостоятельнее или требуют за1
висимости от каких1либо третьих сторон? как использова1
лись раньше избранные средства при свержении диктатур?
увеличивают ли они или ограничивают потери и разруше1
ния, которые могут возникнуть при развитии конфликта?
если предположить, что с диктатурой будет покончено, как
повлияют избранные средства на тип правительства, кото1

50 [

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

]

рое установится в результате борьбы? Способы действий,
признанные вредными, нужно исключить.
В предыдущих главах мы говорили, что политическое
неповиновение значительно лучше других методов борьбы.
Стратеги должны изучить свою конкретную ситуацию
и определить, может ли политическое неповиновение поло1
жительно ответить на вышеприведенные вопросы.

Планирование демократии
Нельзя забывать, что основная цель генеральной стратегии
в борьбе с диктатурой — не просто свержение диктаторов,
а установление демократической системы, при которой по1
явление новой диктатуры невозможно. Для достижения этих
целей выбранные средства борьбы должны помочь распре1
делению в обществе эффективной власти. При диктатуре
и население, и гражданские институции очень слабы, прави1
тельство же слишком сильно. Если это не исправить, новые
правители при желании могут стать такими же диктаторами,
как и прежние. Поэтому нежелательны дворцовые и военные
перевороты.
Как это описано в пятой главе, политическое непови1
новение помогает равномерно распределить эффективную
силу, мобилизуя общество против диктатуры. Процесс этот
протекает по1разному. Развитие возможностей ненасиль1
ственной борьбы означает, что возможности диктатуры боль1
ше не вызывают страха и не подчиняют людей. У народа ока1
жутся мощные средства противодействия, а иногда он
сможет блокировать власть диктатора. Более того, мобили1
зация народных сил через политическое неповиновение уси1
лит независимые общественные организации. Если борьба
что1то дала, этого быстро не забудешь. Приобретенные зна1
ния и навыки снизят вероятность того, что общество под1
чинится потенциальным диктаторам. Рано или поздно сдвиг
в соотношении сил намного повысит возможность установ1
ления прочной демократии.

Внешняя помощь
Разрабатывая генеральную стратегию, необходимо оценить
относительные роли внутреннего сопротивления и внешне1
го давления. В данном анализе мы говорили, что основные
силы борьбы должны действовать изнутри самой страны.
[ ПЛАНИРОВАНИЕ

СТРАТЕГИИ

]

51

Степень и само наличие международной помощи стимули1
руется внутренней борьбой.
Можно по мере сил мобилизовать мировое обще1
ственное мнение, осуждая диктатуру на гуманитарных,
нравственных и религиозных основаниях. Но это лишь
скромное дополнение. Можно позаботиться о том, чтобы
правительственные и международные организации приме1
нили дипломатические, политические и экономические
санкции против диктатуры. Санкции могут принимать фор1
му экономических эмбарго и эмбарго на поставку вооруже1
ний, снижения или разрыва дипломатических отношений,
запрета на экономическую помощь стране с диктаторским
правлением и на инвестиции, исключения диктаторского
правительства из международных организаций и Организа1
ции Объединенных Наций. Более того, демократическим си1
лам может предоставляться непосредственная международ1
ная помощь, скажем, финансовая и коммуникационная
поддержка.

Разработка генеральной стратегии
Оценив ситуацию, выбрав средства и определив роль вне1
шней помощи, разработчики генеральной стратегии дол1
жны в общих чертах представить, как наилучшим образом
вести конфликт. Такой план должен охватывать период от
данной ситуации до будущего освобождения и установления
демократической системы. При создании генеральной стра1
тегии нужно ответить на многие вопросы. Вот типы более
конкретных факторов, которые надо принять во внимание,
разрабатывая генеральную стратегию политического непо1
виновения.
Как лучше начать долговременную борьбу? Как может
угнетенный народ обрести достаточную уверенность в себе,
чтобы бросить вызов диктатуре, хотя бы в ограниченном мас1
штабе? Как с течением времени и приобретением опыта уве1
личивать способность людей к отказу от сотрудничества
и прямому неповиновению? Какими могут быть цели огра1
ниченных кампаний, ведущих к восстановлению демократи1
ческой власти и ограничению диктатуры?
Существуют ли независимые институции, выжившие,
несмотря на диктатуру? Как использовать их в борьбе за сво1
боду? Какие институции нужно вывести из1под контроля дик1

52 [

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

]

татуры, а какие создать заново, чтобы удовлетворить свои по1
требности и создать островки демократии даже при дикта1
торском правлении?
Как укреплять организационную силу во время сопро1
тивления? Как обучать участников? Какие ресурсы (финан1
сы, оборудование и т.д.) потребуются в процессе борьбы?
Какие символы наиболее эффективны для мобилизации на1
селения?
Какие действия могут постепенно ослабить или нару1
шить источник диктаторской власти? На каких этапах борь1
бы? Как можно продолжать неповиновение, одновременно
поддерживая ненасильственную дисциплину? Как может об1
щество во время борьбы удовлетворять свои основные по1
требности? Как поддерживать общественный порядок в раз1
гар конфликта? Как по мере приближения победы строить
институциональную базу постдиктаторского общества, что1
бы сделать переходный период как можно более мягким?
Необходимо помнить: нельзя создать стратегическо1
го плана, который, подошел бы ко всем освободительным
движениям. Любая борьба за свержение диктатуры и уста1
новление демократии будет чем1то отличаться. Нет двух
одинаковых ситуаций, у каждой диктатуры несколько ха1
рактеристик, возможности свободолюбивых людей тоже
различаются. Те, кто разрабатывает генеральную страте1
гию политического неповиновения, должны глубоко пони1
мать не только данную ситуацию, но и выбранные для борь1
бы средства*.
Когда генеральная стратегия борьбы тщательно
спланирована, мы имеем веские причины сделать ее обще1
доступной.
Когда она разработана, здравый смысл призывает сде1
лать ее доступной. Множество людей, без которых не обой1
дешься, будут действовать охотнее, если поймут и общую
концепцию, и отдельные инструкции, а это может поднять
дух, саму готовность к участию и действию. Диктаторы все
равно узнают все главное, что же до подробностей, знаком1
* Рекомендуем такие труды: Sharp G. The Politics of Nonviolent Action. Boston,
Mass.: Porter Sargent, 1973; Ackerman P., Kruegler C. Strategic Nonviolent Conflict.
Westport, Conn.: Praeger, 1994. Также см.: Sharp G. Waging Nonviolent Struggle:
Twentieth Century Practice and Twenty1First Century Potential. Boston, Mass.: Porter
Sargent, 2005.
[ ПЛАНИРОВАНИЕ

СТРАТЕГИИ

]

53

ство с ними уменьшит жестокость репрессий, поскольку дик1
таторы будут знать, что это может обернуться против них.
Кроме того, знакомство с частностями генеральной страте1
гии нередко приводит к разногласиям и изменам в лагере са1
мих диктаторов.
Когда принят генеральный стратегический план свер1
жения диктатуры и установления демократической системы,
продемократические группы должны применять его последо1
вательно. Только в очень редких случаях борьба может откло1
няться от первоначального плана. Если убедительно доказано,
что выбранная генеральная стратегия была неверна или что
обстоятельства борьбы кардинально изменились, приходится
менять генеральную стратегию. Но и тогда это нужно делать
только после того, как лидеры переоценят ситуацию, а там —
разработают и утвердят новый, более адекватный план.

Как планировать стратегию кампаний
Даже если генеральная стратегия свержения диктатуры
и установления демократии очень разумна и прекрасно раз1
работана, она не осуществится сама собой. Придется разра1
ботать отдельные стратегии основных кампаний, которые
должны подорвать власть диктатора. Эти стратегии, в свою
очередь, будут включать и описывать тактические действия,
которые нанесут решительные удары по режиму. Тактику
и отдельные методы действий нужно выбирать таким обра1
зом, чтобы они дали возможность достичь цели в каждой кон1
кретной стратегии. Сейчас мы сосредоточимся только на про1
блемах стратегического уровня.
И стратеги, планирующие основные кампании, и те,
кто готовил генеральную стратегию, должны всесторонне по1
нимать природу и варианты выбранных ими технологий
борьбы. Чтобы готовить военную стратегию, армейские офи1
церы разбираются в структуре, тактике, логике, амуниции,
географических особенностях и т.п.; точно так же, разраба1
тывая план ненасильственного неповиновения, надо пони1
мать природу и стратегические принципы ненасильственной
борьбы. Однако знания сами по себе стратегии не создадут.
Чтобы сформулировать стратегию борьбы, нужны информа1
ция и творческий дух.
Планируя стратегию отдельных кампаний сопротив1
ления и более долгосрочных действий, связанных с освобо1

54 [

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

]

дительной борьбой, стратеги должны учитывать много во1
просов и проблем. К примеру, такие:
> нужно определить конкретные цели кампании
и понять, что дадут они генеральной стратегии;
> нужно рассмотреть конкретные методы, или полити1
ческие орудия, которые лучше всего способствуют из1
бранной стратегии. В каждом общем плане конкретной
стратегической кампании необходимо определить, ка1
кие тактические планы меньшего масштаба и конкрет1
ные методы действий надо использовать, чтобы оказать
давление и наложить ограничения на источники дикта1
торской силы. Необходимо помнить, что достигнуть
основных целей можно лишь в том случае, если тщатель1
но выбраны и осуществлены отдельные мелкие шаги;
> нужно определить, должны ли экономические во1
просы быть связаны с общей политической борьбой.
Если они для нее существенны, необходимо позабо1
титься о том, чтобы после свержения диктатуры были
устранены причины экономического недовольства.
Иначе в переходный период воцарится недовольство
и разочарование, которые могут способствовать
подъему продиктаторских сил, обещающих справить1
ся с экономическими бедами;
> нужно заблаговременно определить, какая струк1
тура лидерства и система связи наиболее пригодны
для того, чтобы начать сопротивление. Важно и то, ка1
кие средства связи и способы решений будут возмож1
ны в ходе борьбы, чтобы обеспечить постоянное руко1
водство и активистами, и населением в целом;
> нужно сообщать сведения о сопротивлении обыч1
ным людям, сторонникам системы и международной
прессе. Заявления и отчеты должны строго соответ1
ствовать фактам. Преувеличения и небрежности сни1
зят уровень доверия;
> нужно планировать социальные, образователь1
ные, экономические и политические действия, рас1
считывая на собственные силы, чтобы удовлетворить
потребности населения в ходе начинающегося кон1
фликта. Все это могут делать люди, не вовлеченные
напрямую в деятельность сопротивления;
[ ПЛАНИРОВАНИЕ

СТРАТЕГИИ

]

55

> нужно определить, какая помощь извне лучше все1
го поддержит отдельную кампанию или освободитель1
ную борьбу. Как наилучшим образом мобилизовать
и использовать эту помощь, не ставя внутреннюю
борьбу в зависимость от неопределенных факторов?
Необходимо подумать о том, какие внешние группы
скорее и лучше всего окажут поддержку — неправи1
тельственные организации (общественные движения,
религиозные или политические группы, профсоюзы
и т.д.), правительства и/или ООН и ее различные орга1
ны и т.п.
Кроме того, стратеги сопротивления должны принять меры
для сохранения порядка и удовлетворения социальных по1
требностей во время массового сопротивления режиму. Это
создаст альтернативные демократические структуры, удовле1
творит действительные потребности и значительно умень1
шит разговоры о том, что надо любой ценой навести порядок.

Как распространить идею отказа
от сотрудничества
Для успешного политического неповиновения диктатуре
важно, чтобы население страны восприняло саму идею отка1
за от сотрудничества. Притча о повелителе обезьян (см. гла1
ву 3) подсказывает, что основная мысль проста: если много
народу достаточно долго не будет сотрудничать с властями,
несмотря на репрессии, система подавления ослабеет
и в конце концов рухнет.
Люди, живущие при диктатуре, могут знать эту кон1
цепцию из других источников; но даже тогда демократиче1
ские силы должны специально ее популяризировать. Можно
распространять притчу о повелителе обезьян или другую,
в том же духе. Такие истории легко воспринимаются. Когда
общая концепция ясна, люди смогут понять призывы к отка1
зу от сотрудничества с диктатурой. Кроме того, они смогут
сами спонтанно изобрести множество конкретных форм от1
каза в новых ситуациях.
Хотя обмениваться мыслями, новостями, инструкция1
ми очень сложно и опасно в условиях диктатуры, демократы
многократно доказывали, что это возможно. Даже при нацист1
ском и коммунистическом режимах сопротивление находило

56 [

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

]

возможности общаться не только с отдельными людьми, но
и с широкой публикой, выпуская нелегальные газеты, листов1
ки, книги, а в более поздние годы — аудио1 и видеокассеты.
При заблаговременном стратегическом планирова1
нии значительно легче подготовить и распространить общие
инструкции. В них можно указать, чему именно надо сопро1
тивляться, а в чем ограничивать сотрудничество и как это
сделать. Тогда, даже если связь с демократическими лидера1
ми будет нарушена и конкретные инструкции не удастся из1
дать или получить, люди будут знать, как действовать. Такие
руководства должны учить и тому, как выявить подделки, ко1
торые выпускает политическая полиция, чтобы провоциро1
вать акции, дискредитирующие движение.

Репрессии и контрмеры
Те, кто разрабатывает стратегию, должны предвидеть ответ1
ные меры диктатуры и репрессии, особенно — порог на1
силия. Необходимо определить, как выдерживать, не под1
чиняясь, возрастающие репрессии, избегать их или им
противодействовать. В некоторых ситуациях стоит преду1
преждать население и активистов, чтобы они сознавали, на
какой риск идут. Если репрессии могут быть серьезными,
необходимо подготовить медицинскую помощь.
Предвидя репрессии, стратеги поступят правильно, за1
ранее предусмотрев тактику и методы, которые не только по1
могут достигнуть конкретной цели, но снизят вероятность
или возможность жестокостей. Например, демонстрации
и шествия против крайних форм диктатуры могут стоить
жизни тысячам людей. Однако столь высокая цена может
и не оказать большого давления на диктатуру, так что разум1
нее остаться дома, устроить забастовку или, если ты служишь
в учреждении, отказаться от сотрудничества с начальством.
Если предполагается, что для стратегической цели
нужна провокационная акция, чреватая тяжелыми потеря1
ми, надо очень тщательно соотнести предполагаемую цену
и возможные достижения. Будут ли обычные люди и акти1
висты вести себя дисциплинированно и действовать нена1
сильственными методами? Смогут ли они не поддаться на
провокации? Стратеги решают, какие меры нужны, чтобы
поддержать ненасильственную дисциплину, несмотря на же1
стокости. Возможны ли и эффективны ли поручительство, по1
[ ПЛАНИРОВАНИЕ

СТРАТЕГИИ

]

57

литические заявления, листовки с призывами, выступления
на демонстрациях и бойкот людей и групп, призывающих
к насилию? Лидеры всегда должны быть готовы к тому, что
в толпе будут провокаторы, чья задача — подстрекать демон1
странтов к насилию.

Как следовать стратегическому плану
Когда стратегический план готов, демократические силы не
должны отвлекаться, следя за мелкими шагами диктаторов.
Шаги эти создают соблазн отклониться от генеральной стра1
тегии и стратегии конкретной кампании, сосредоточившись
на незначительных проблемах. Нельзя и допускать, чтобы
спонтанные эмоции — возможно, вызванные новыми жесто1
костями диктатуры — отвлекали демократическое сопротив1
ление от генеральной стратегии или стратегии кампании.
Власти могли пойти на жестокость намеренно, чтобы демо1
кратические силы отказались от тщательно подготовленных
планов и даже решились на насилие, которое облегчает дик1
таторам борьбу.
Если основной анализ достаточно точен, продемокра1
тические силы должны шаг за шагом продвигаться вперед.
Конечно, тактика будет меняться ради промежуточных це1
лей; хорошие лидеры всегда готовы использовать эти воз1
можности. Но уточнения не следует смешивать с целями ге1
неральной стратегии и конкретной кампании. Тщательно
осуществляя их, демократические силы гораздо легче до1
бьются успеха.

Глава
восьмая
Политическое неповиновение

Если население боится и ощущает свое бессилие, очень важ1
но, чтобы первоначальные общественные задачи представля1
ли малый риск и рождали уверенность в себе. Такие дей1
ствия — скажем, особая одежда — могут публично выражать
несогласие, предоставляя общественности возможность уча1
ствовать в диссидентских акциях. Иногда в фокусе оказывает1
ся относительно мелкий и не политический вопрос (напри1
мер, устройство более надежного водоснабжения). Стратеги
должны выбрать проблему, важность которой широко приз1
нают многие и едва ли ее можно опровергнуть. Успех таких
ограниченных кампаний не только исправит отдельные не1
справедливости, но и убедит население в том, что у него есть
свой потенциал.
В большинстве случаев стратегия кампаний долговре1
менной борьбы должна стремиться не к немедленному и пол1
ному свержению диктатуры, а к достижению ограниченных
целей. Кроме того, не каждая кампания требует участия все1
го населения.
Определяя последовательность конкретных кампаний
в рамках генеральной стратегии, нужно учитывать, как кам1
пании будут различаться в начале, в середине и на заключи1
тельной стадии долгосрочной борьбы.

Выборочное сопротивление
Вначале немалую пользу могут принести отдельные кампании
с разными конкретными целями. Они могут следовать одна за
другой. Иногда две или три из них пересекаются во времени.
[ ПОЛИТИЧЕСКОЕ

НЕПОВИНОВЕНИЕ

]

59

Планируя стратегию для «выборочного сопротивле1
ния», нужно определить конкретные ограниченные пробле1
мы или причины недовольства, символизирующие общий
гнет. Они могут стать подходящими целями промежуточных
кампаний в рамках общей генеральной стратегии.
Промежуточных стратегических целей нужно дости1
гать имеющимися или возможными силами демократии. Это
позволяет одержать серию побед, которые поднимут дух
и помогут шаг за шагом сдвигать соотношение сил в долго1
срочной борьбе.
Стратегии выборочного сопротивления нужно кон1
центрировать прежде всего на конкретных проблемах — со1
циальных, экономических или политических. Выбирать их
следует так, чтобы часть социальной и политической систе1
мы осталась вне контроля диктаторов или вышла из1под него,
а также чтобы помешать власти. Как говорилось выше, кам1
пания выборочного сопротивления по возможности ударит
по слабым местам диктатуры. Так, при наличных силах мож1
но произвести наибольший эффект.
В самом начале нужно хотя бы запланировать страте1
гию первой кампании. Какими будут ее ограниченные цели?
Как она поможет осуществить генеральную стратегию? Стоит
сделать, по крайней мере, общие наброски стратегии второй
и, возможно, третьей кампаний. Все эти стратегии должны
осуществлять генеральную стратегию и проводиться в ее
рамках.

Символический вызов
В начале новой кампании, стремящейся подорвать дикта1
туру, первые политические действия могут быть ограниче1
ны. Они предназначены отчасти для проверки настроений,
воздействия на них и подготовки людей к продолжению
борьбы, то есть отказу от сотрудничества и политическому
неповиновению.
Первоначальные действия могут принять форму сим1
волического протеста; они могут стать и символическим
актом ограниченного или временного отказа от сотрудни1
чества. Если к ним готово мало народу, можно, например,
возложить цветы в каком1нибудь символическом месте.
Если желающих много, можно ненадолго приостановить ра1
боту или несколько минут молчать. Несколько человек

60 [

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

]

могут объявить голодовку; посетить место, имеющее симво1
лическое значение; устроить краткий бойкот занятий или си1
дячую забастовку в важном ведомстве. В условиях диктатуры
эти сравнительно агрессивные действия могут вызвать суро1
вые репрессии.
Определенные символические акции (скажем, просто
засесть у дворца диктатора или у штаба политической поли1
ции) весьма опасны и, следовательно, их не надо бы прово1
дить в начале кампании.
Первоначальные символические акции протеста
иногда привлекали большое внимание и в стране, и за гра1
ницей. Вспомним, например, массовые уличные демонстра1
ции в Бирме (1988) или митинг и голодовку студентов на
площади Тяньаньмэнь в Пекине (1989). Большое количе1
ство жертв в обоих этих случаях указывает на то, что стра1
теги должны осторожно планировать кампании. Несмотря
на огромное моральное и психологическое воздействие, та1
кие акции сами по себе едва ли свергнут диктатуру, посколь1
ку они в немалой мере остаются символическими и не ме1
няют положения.
Обычно источники власти диктаторов невозможно
полностью и быстро нарушить в начале борьбы. Чтобы это
сделать, практически все население и почти все обществен1
ные институции, прежде по большей части послушные, дол1
жны начисто отвергнуть режим и неожиданно отказаться от
подчинения. Достичь этого чрезвычайно сложно, и поэтому
в большинстве случаев полный и быстрый отказ от сотрудни1
чества нереалистичен для первоначальной кампании.

Распределение ответственности
В ходе кампании выборочного сопротивления основная тя1
жесть борьбы некоторое время приходится на одну или не1
сколько групп. В следующей кампании, имеющей иную цель,
тяготы борьбы можно будет сдвинуть на другие группы. На1
пример, студенты будут проводить забастовки, то есть про1
пускать занятия, религиозные лидеры и обычные верующие
сосредоточатся на свободе совести, железнодорожники ста1
нут так скрупулезно соблюдать правила безопасности, что за1
тормозят работу железнодорожной сети, журналисты бросят
вызов цензуре, публикуя газеты с пустыми полосами на ме1
сте запрещенных статей, полиция не сможет найти и не захо1
[ ПОЛИТИЧЕСКОЕ

НЕПОВИНОВЕНИЕ

]

61

чет арестовывать членов демократической оппозиции. Раз1
деление кампаний по проблемам и группам позволит каким1
то людям выключится, не нарушая общей кампании.
Выборочное сопротивление особенно важно, когда
речь идет о защите социальных, экономических и политиче1
ских групп и институций, не попавших под контроль диктату1
ры. Это — институциональные базы, при помощи которых
можно оказывать давление на власть или сопротивляться ей.
Вполне вероятно, что они окажутся первыми жертвами дик1
татуры, во всяком случае — потенциальными.

На прицеле — власть диктаторов
По мере того как долгосрочная борьба развивается от перво1
начальных стратегий к все более дерзким и продвинутым,
стратеги должны решить, как в дальнейшем ограничивать
источники диктаторской силы. Цель их — использовать все1
общий отказ от сотрудничества, чтобы создать новую, более
благоприятную стратегическую ситуацию.
По мере усиления демократических сил стратеги
должны рассчитывать на более твердый отказ от сотрудни1
чества и более полное неповиновение, чтобы повредить ис1
точники силы и тем самым увеличить политическое бесси1
лие, а там — и привести диктатуру к распаду.
Надо тщательно спланировать, как именно демокра1
тические силы ослабят поддержку диктатуры. Что надо для
этого сделать? Изобличить жестокости, режима? Показать,
к каким катастрофическим последствиям приводит диктату1
ра экономику? Объяснить, что и диктатуры смертны? Сто1
ронников власти надо убедить в том, чтобы они хотя бы заня1
ли нейтральную позицию («сидели на заборе»), а лучше бы —
стали активными сторонниками движения.
Пока политическое неповиновение планируется и осу1
ществляется, чрезвычайно важно уделять особое внимание
всем главным сторонникам и помощникам диктаторов,
включая «внутренний круг», политическую партию, поли1
цию, бюрократию и особенно армию.
Необходимо тщательно измерить степень лояльности
вооруженных сил (и солдат, и офицеров) и определить, мож1
но ли как1то повлиять на военных. А что, если простые солда1
ты — это несчастные, напуганные призывники? Что, если
офицеры не сочувствуют режиму по личным, семейным или

62 [

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

]

политическим мотивам? Наконец, какие еще факторы мо1
гут сделать солдат и офицеров открытыми для демократиче1
ского влияния?
В начале освободительной борьбы следует разрабо1
тать отдельную стратегию общения с войсками и чиновни1
ками. Демократические силы могут словами, символами
и действиями показать, что освободительная борьба будет
решительной и упорной. Войска должны понять, что она
угрожает диктатуре, а не их жизни. Все это нацелено на сни1
жение морального духа в армии и в конце концов на то, что1
бы привлечь ее к демократическому движению. То же самое
относится к полиции и гражданским служащим.
Однако не надо путать такие попытки с прямым под1
стрекательством. Демократы отнюдь не стремятся к военно1
му перевороту. Он едва ли привел бы к работоспособной де1
мократии, поскольку (как говорилось выше) практически не
затронул бы соотношения сил между подданными и властью.
Значит, нужно подумать о том, как показать сочувствующим
в армии, что ни военного переворота, ни гражданской вой1
ны демократы не хотят.
Сочувствующие офицеры могут сыграть очень важную
роль в демократической борьбе, например, распространяя
в армии недовольство и отказ от сотрудничества, поощряя
умышленную неэффективность, молчаливое неисполнение
приказов, отказ от осуществления репрессий. Военные могут
предоставлять демократическому движению разные способы
ненасильственной помощи, обеспечивая безопасный проход,
медицинские средства, давая сведения или пищу и т.д.
Армия — один из важнейших источников диктатор1
ской силы, поскольку она может использовать дисциплини1
рованные военные части и вооружение для прямой атаки на
непослушных. Стратеги неповиновения должны помнить,
что чрезвычайно трудно или невозможно разрушить дикта"
туру, если полиция, бюрократия и армия останутся на ее сто"
роне и будут выполнять ее приказы. Поэтому стратегии, стре1
мящиеся ослабить лояльность армии, исключительно важны.
Демократические силы должны помнить, что недо1
вольство и неподчинение армии и полиции может оказаться
весьма опасным для полицейских и военных. За любой акт не1
повиновения их ждет жестокая кара, а за мятеж — казнь. Де1
мократические силы не должны призывать солдат и офицеров
[ ПОЛИТИЧЕСКОЕ

НЕПОВИНОВЕНИЕ

]

63

к немедленному мятежу. Когда удается обеспечить связь, на1
до разъяснять, что существуют сравнительно безопасные фор1
мы «скрытого неповиновения», которые можно применять на
начальном этапе. Например, полиция и солдаты могут плохо
выполнять приказы о репрессиях, не находить разыски1
ваемых людей, предупреждать о готовящихся репрессиях,
арестах или депортациях, не предоставлять важную инфор1
мацию вышестоящим офицерам. Недовольные офицеры,
в свою очередь, могут не передавать солдатам приказов о ре1
прессиях. Солдаты могут стрелять поверх голов. Что до граж1
данских служащих, они могут терять документы и инструк1
ции, неэффективно работать, и сидеть дома «по болезни».

Сдвиги в стратегии
Стратегам политического неповиновения надо постоянно
оценивать, как выполняется генеральная стратегия и стра1
тегия конкретных кампаний. Возможно, борьба идет не так
хорошо, как ожидали. В таком случае нужно рассчитать, ка1
кие требуются сдвиги. Как увеличить силу движения и перех1
ватить инициативу? В такой ситуации требуется определить
проблему, провести стратегическую переоценку, возмож1
но — передать ответственность за борьбу другой группе насе1
ления, мобилизовать дополнительные источники силы и раз1
работать альтернативный ход действий. После этого нужно
немедленно приступить к выполнению нового плана.
Если борьба, напротив, идет успешнее, чем думали,
и диктатура рушится быстрее, как можно использовать с вы1
годой неожиданные достижения и продвинуться вперед? Эти
вопросы мы рассмотрим в следующей главе.

Глава
девятая
Разрушение диктатуры

Кумулятивный эффект хорошо проведенных и успешных
кампаний усилит сопротивление. Появятся и расширятся
участки общества, на которых диктатура сталкивается с пре1
делами своего контроля. Кроме того, эти кампании учат отка1
зываться от сотрудничества и организовывать политическое
неповиновение. Такой опыт очень поможет, когда придет
время массовых действий.
Как мы говорили в главе 3, чтобы диктаторы остава1
лись у власти, необходимы послушание, сотрудничество
и подчинение. Без доступа к источникам политической вла1
сти сила диктаторов убывает и в конце концов исчезает. По1
этому для разрушения диктатуры так важно прекращение
поддержки. Полезно изучить, как воздействовать на источ1
ники силы политическим неповиновением.
Среди средств, подрывающих дух и политический
авторитет, то есть легитимность режима, — акты символи1
ческого отречения и неповиновения. Чем выше авторитет ре1
жима, тем больше и надежнее подчинение и сотрудничество.
Чтобы создать серьезную опасность существованию дикта1
туры, надо выразить в действии нравственное осуждение.
Прекращая сотрудничество и повиновение, мы затрудняем
режиму доступ к источникам силы.
Второй важный источник силы — человеческие ресур"
сы, то есть число и значение людей и групп, которые подчи1
няются правителям, помогают им или сотрудничают с ни1
ми. Если широкие слои населения откажутся от всего этого,
режим столкнется с серьезными проблемами. Например,
[ РАЗРУШЕНИЕ

ДИКТАТУРЫ

]

65

если гражданские служащие работают хуже или просто си1
дят дома, серьезно нарушается деятельность администра1
тивного аппарата.
Если от сотрудничества откажутся специалисты высо1
кого класса, диктаторы увидят, что им намного труднее осу1
ществлять свою волю. Даже их способность принимать реше1
ния, основанные на информированности, и разрабатывать
эффективную политику серьезно уменьшится.
Психологическое и идеологическое влияние, называе1
мое нематериальными факторами, обычно заставляет лю1
дей повиноваться и помогать правителям. Если его ослабить
или обратить в другую сторону, люди станут более склонны1
ми к неповиновению.
Доступ диктаторов к материальным ресурсам тоже
прямо влияет на их власть. Если контроль над финансовыми
и природными ресурсами, экономической системой, соб1
ственностью, транспортом и средствами связи окажется в ру1
ках действующих или потенциальных противников режима,
еще один важный источник его силы станет уязвимым или
исчезнет. Забастовки, бойкоты и все большая автономность
в экономике, связи и транспорте ослабляют режим.
Как говорилось выше, центральный источник силы дик1
таторов — возможность угрожать или применять санкции, то
есть наказывать недовольных, непослушных и отказывающих1
ся от сотрудничества. Этот источник силы можно ослабить дву1
мя путями. Если население готово, как во время войны, запла1
тить всерьез за неповиновение, действенность возможных
санкций значительно снизится (репрессии диктаторов не бу1
дут обеспечивать подчинение). Если полиция и армия недо1
вольны властями, они могут — по одиночке или в массовом по1
рядке — уклоняться или прямо отказываться от участия
в репрессиях. Когда диктаторы не могут полагаться армию
и на полицию, диктатура оказывается в серьезной опасности.
Подводя итог, можно сказать, что успех борьбы про1
тив укоренившейся диктатуры требует, чтобы отказ от со1
трудничества и неповиновение сократили и перекрыли те ис1
точники, из которых режим берет силу. Без постоянного их
возобновления диктатура ослабеет и в конце концов рухнет.
Словом, компетентное стратегическое планирование поли1
тического неповиновения должно быть направлено на важ1
нейшие источники диктаторской силы.

66 [

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

]

Эскалация свободы
Кроме того, на стадии выборочного сопротивления развитие
автономных (социальных, экономических, политических,
культурных) институций последовательно расширяет «демо1
кратическое пространство» и сужает контроль диктатуры. По
мере укрепления гражданских институций, сражающихся
с диктатурой, люди, не считаясь с диктатором, последова1
тельно строят независимое общество за пределами его кон1
троля. Если диктатура вмешается, чтобы остановить «эскала1
цию свободы», можно применить ненасильственную борьбу
для защиты вновь завоеванного пространства. Тогда дикта1
тура столкнется еще с одним фронтом борьбы.
Союз сопротивления и «строительства» может в свое
время привести к реальной свободе. Крушение диктатуры
и формальное установление демократической системы ста1
новится неизбежным, ибо соотношение сил в обществе резко
изменилось.
Яркий пример последовательного возвращения обще1
ственных функций и институций под контроль участников со1
противления — Польша 19701х и 19801х годов. Католическая
церковь подвергалась преследованиям, но так и не подчини1
лась полностью коммунистическому контролю. В 1976 году
представители интеллигенции и рабочих образовали такие
группы, как Комитет защиты рабочих (Komitet obrony robot1
ników, KOR), чтобы продвигать свои политические идеи.
Профсоюз «Солидарность», способный проводить эффек1
тивные забастовки, заставил официально признать себя
в 1980 году. Крестьяне, студенты и многие другие группы
также образовали свои независимые организации. Когда
власти поняли, что группы эти изменили расположение сил,
«Солидарность» снова запретили, и коммунисты ввели воен1
ное положение.
Но и тогда, несмотря на аресты и жестокое пресле1
дование, новые независимые институции продолжали дей1
ствовать. Издавались десятки нелегальных газет и журналов.
Подпольные типографии печатали сотни книг, известные пи1
сатели бойкотировали коммунистические издания и прави1
тельственные издательства. Такая же деятельность шла
и в других частях общества.
При военном режиме Ярузельского кто1то сказал, что
коммунистическое правительство «скачет по верхушкам».
[ РАЗРУШЕНИЕ

ДИКТАТУРЫ

]

67

Чиновники по1прежнему занимали правительственные офи1
сы и здания. Режим по1прежнему мог сажать людей, отбирать
печатные станки. Однако диктатура уже не могла контроли1
ровать общество. Окончательное свержение режима стало
вопросом времени.
Даже когда диктатура все еще занимает руководящие
позиции, иногда возможно организовать «параллельное» или
«альтернативное» правительство, которому население
и гражданские институции могут подчиняться и с ним со1
трудничать. Тогда диктатура постепенно, но с все возрастаю1
щей скоростью лишается свойств правительства. В конце
концов, параллельное правительство может полностью заме1
нить диктаторский режим, осуществляя хотя бы частично пе1
реход к демократической системе. Затем в должном порядке
нужно принять конституцию и провести выборы.

Разрушение диктатуры
Пока меняются институции, неповиновение и отказ от сотруд1
ничества могут усиливаться. Демократические стратеги дол1
жны предвидеть, что наступит время, когда демократические
силы смогут перейти от выборочного сопротивления к массо1
вому неповиновению. В большинстве случаев потребуется
время, чтобы создать, нарастить и расширить возможности
сопротивления, а массовое неповиновение может развиться
только через несколько лет. Во время промежуточного перио1
да необходимо проводить кампании избирательного сопро1
тивления, ставя все более значительные политические цели и
вовлекая в борьбу все больше людей. Если политическое не1
повиновение решительно и дисциплинированно, внутренняя
слабость диктатуры будет становиться все более очевидной.
Сочетание мощного политического неповиновения
и строительство независимых институций может рано или
поздно привлечь широкое международное внимание. Может
оно и привести к дипломатическому осуждению, бойкотам и
эмбарго (так случилось в Польше).
Стратеги должны знать, что в некоторых случаях крах
диктатуры может произойти очень быстро, как в Восточной
Германии 1989 года. Это случается, если источники силы зна1
чительно нарушены всеобщим неприятием диктатуры. Од1
нако такой ход событий достаточно редок, и лучше планиро1
вать долгосрочную борьбу (но быть готовыми и к короткой).

68 [

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

]

Борясь за освобождение, надо отмечать даже ограни1
ченные победы. Те, кто привел к победе, заслуживают приз1
нания. Публичные празднования помогают поддерживать
высокий дух, необходимый для будущей борьбы.

Ответственное отношение к успеху
Составители генеральной стратегии должны заранее просчи1
тать возможные и предпочтительные пути, которыми может
завершиться успешная борьба, чтобы предотвратить появле1
ние новой диктатуры и обеспечить постепенное установле1
ние надежной демократической системы.
Демократы должны рассчитать, как после завершения
борьбы организовать переходный переход от диктатуры
к промежуточному правительству. В этот период хотелось бы
как можно быстрее образовать действующее правительство;
однако это не просто старое правительство с новыми сотруд1
никами. Необходимо определить, какие части старой струк1
туры (к примеру, политическая полиция) нужно полностью
ликвидировать, так как они антидемократичны по своей при1
роде, а какие части — сохранить, чтобы позже реформиро1
вать. Полный вакуум власти может открыть путь к хаосу или
новой диктатуре.
Необходимо заранее обдумать и решить, что делать
с высшими должностными лицами диктатуры после того, как
ее власть падет. Отдать диктатора под суд? Позволить ему
навсегда покинуть страну? Что еще совместимо с политиче1
ским неповиновением, необходимостью восстановления
страны и установления демократии? Ни в коем случае нельзя
допускать бойни. Она имела бы ужасные последствия и не да1
ла бы построить демократическую систему.
Когда диктатура слабеет и рушится, должны быть го1
товы конкретные планы перехода к демократии. Такие пла1
ны помогут не допустить переворота и захвата власти. Кро1
ме того, потребуются планы учреждения демократического
конституционного правительства со всеми политическими
и личными свободами. Изменения, завоеванные высокой це1
ной, нельзя терять из1за плохого планирования.
Столкнувшись с все возрастающей мощью населения
и ростом независимых демократических групп и институ1
ций, которые диктатура не может контролировать, диктато1
ры поймут, что их авантюра провалилась. Неповиновение,
[ РАЗРУШЕНИЕ

ДИКТАТУРЫ

]

69

массовые прогулы, всеобщие забастовки, марши протеста
и другие акции будут все более подрывать режим и связан1
ные с ним институции. В результате такого неповиновения,
осуществленного разумно и в массовом масштабе, через не1
которое время диктатор утратит власть, а защитники демо1
кратии без всякого насилия отпразднуют победу. Диктатуру
свалит неповинующееся население.
Не каждое усилие увенчивается успехом, особенно
легким, тем более быстрым. Надо помнить, что проигранных
войн столько же, сколько и выигранных. Однако политиче1
ское неповиновение дает реальную возможность победы. Как
говорилось выше, ее можно значительно увеличить, разра1
ботав разумную генеральную стратегию, тщательно плани1
руя, упорно трудясь и дисциплинированно осуществляя му1
жественную борьбу.

Глава
десятая
Фундамент
устойчивой демократии

Конечно, падение диктатуры достойно большого праздни1
ка. Люди, страдавшие так долго и заплатившие в борьбе
высокую цену, заслужили время для радости, отдыха и приз1
нания. Они должны гордиться собой и всеми теми, кто сра1
жался вместе с ними за политическую свободу. Не все дожи1
вут до этого дня. Живых и погибших будут помнить как
героев, которые помогали создать в своей стране историю
свободы.
К сожалению, терять бдительность еще нельзя. Даже
если политическое неповиновение успешно разрушит дикта1
туру, необходимо принять меры предосторожности, чтобы
в неразберихе, возникшей после краха, не возник снова ре1
прессивный режим. Лидеры продемократических сил дол1
жны быть заранее готовы к организованному переходу. Нуж1
но демонтировать диктаторские структуры; нужно заложить
конституционные и правовые основы и стандарты поведения
устойчивой демократии.
Не думайте, что с падением диктатуры немедленно по1
явится идеальное общество. Распад ее — только начальная
точка свободы. Чтобы улучшить общество и полнее удовле1
творить человеческие потребности, нужно долго трудиться.
Политические, экономические и социальные проблемы бу1
дут возникать многие годы, требуя для своего решения со1
трудничества множества людей и групп. Новая политическая
система должна сделать все, чтобы люди с различными взгля1
дами продолжали плодотворную работу и учились бороться
с будущими проблемами.
[ ФУНДАМЕНТ

УСТОЙЧИВОЙ ДЕМОКРАТИИ

]

71

Угроза новой диктатуры
Аристотель давно предупреждал, что «тирания переходит
иногда в тиранию же»*. Множество примеров из истории
Франции (якобинцы и Наполеон), России (большевики),
Ирана (аятолла), Бирмы (Государственный совет по восста1
новлению закона и порядка [State Law and Order Restoration
Council, SLORC]) и других стран показывают, что падение ре1
прессивного режима иногда дает каким1то людям и группам
возможность стать хозяевами. Их мотивы различны, резуль1
таты почти одинаковы. Новая диктатура может быть более
жестокой и тоталитарной, чем старая.
Еще до падения диктатуры лидеры старого режима
нередко пытаются опередить борьбу за демократию, инсце1
нировав государственный переворот, чтобы предупредить
победу сопротивления. Они могут заявить, что диктатура
свергнута, хотя на самом деле навязывают еще одну, обно1
вленную модель старого режима.

Как блокировать переворот
Однако перевороты против вновь освобожденных обществ
можно предотвратить. Иногда достаточно знать об этом, что1
бы не допустить самой попытки переворота. Подготовка мо1
жет обеспечить защиту**.
После начала переворота заговорщики сразу же нуж1
даются в легитимности, то есть в том, чтобы признали их мо1
ральное и политическое право руководить страной. Поэтому
первый принцип защиты от переворота — отказать им в ле1
гитимности.
Необходимо им и то, чтобы гражданские лидеры (да
и население) их поддерживали, колебались или просто
оставались пассивными. Без сотрудничества с учеными
и экспертами, чиновниками и служащими, администрато1
рами и судьями они не смогут править ошеломленным об1
ществом. Кроме того, им нужно, чтобы множество людей,
управляющих политической системой, экономикой, поли1
цией и армией, пассивно подчинилось им и продолжало
выполнять свои обычные функции в соответствии с их при1
казами.
* Aristotle. Op. cit. P. 233 [Политика, 1316a; пер. С.А. Жебелева].
** Дополнительные сведения о противодействии военным переворотам см.:
Sharp G. The Anti1Coup. Boston, Mass.: The Albert Einstein Institution, 2003.

72 [

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

]

Второй важнейший принцип защиты от переворо1
та — отказ от сотрудничества и неповиновение. Надо отка1
зывать «путчистам» в сотрудничестве и помощи. Против
них можно использовать те же средства борьбы, что и про1
тив диктатуры, но применять их надо немедленно. Без ле1
гитимности и сотрудничества переворот умрет от истоще1
ния, и шансы построить демократическое общество снова
вырастут.

Подготовка конституции
Новая демократическая система потребует конституции, ко1
торая установит, в какие рамки войдет демократическое пра1
вление. Должна она устанавливать и цели правительства,
и ограничения полномочий власти, и периодичность выбо1
ров, и естественные права человека, и отношения националь1
ного правительства с нижестоящими органами власти.
Если центральное правительство собирается остаться
демократическим, нужно установить четкое разделение вла1
стей (законодательной, исполнительной и судебной). Кроме
того, нужно жестко ограничить деятельность полиции, раз1
ведывательных служб и вооруженных сил, запрещая им лю1
бое легальное вмешательство в политику.
Чтобы защитить демократическую систему и предот1
вратить диктаторские тенденции, желательно, чтобы консти1
туция установила федеральную систему со значительными
правами, закрепленными за правительствами регионов
и местными органами власти. В некоторых случаях можно
рассмотреть швейцарскую систему кантонов, в которой срав1
нительно небольшие территории обладают наибольшими
полномочиями, оставаясь частью единой страны.
Если в истории существовала конституция, содержав1
шая многие из этих положений, можно просто восстановить
ее, внеся необходимые поправки. Если ее не было, можно ис1
пользовать временную конституцию или подготовить новую.
Разработка новой конституции — дело долгое и нелегкое.
Чтобы принять новый текст или поправку, желательно и да1
же необходимо участие народа. Нужно осторожно вводить
в конституцию обещания, которые позже могут оказаться не1
выполнимыми, или пункты, которые потребуют высокой
централизации правления, ибо и то и другое может привести
к новой диктатуре.
[ ФУНДАМЕНТ

УСТОЙЧИВОЙ ДЕМОКРАТИИ

]

73

Текст конституции должен быть понятным для боль1
шинства людей. Конституция не должна быть настолько
сложной или нечеткой, что только юристы и другие предста1
вители элиты смогут ее понять.

Демократическая политика обороны
Освобожденная страна может встретиться с иностранной угро1
зой, что потребует повышения обороноспособности. Угрозу
могут представлять и попытки иностранных государств уста1
новить экономическое, или политическое господство.
Чтобы поддержать внутреннюю демократию, надо
всерьез обдумать, как применить основные принципы поли1
тического неповиновения к национальной обороне*. Возла1
гая сопротивление непосредственно на граждан, вновь осво1
божденные государства могут не создавать мощной армии,
которая сама по себе способна угрожать демократии или хо1
тя бы требует огромных расходов.
Необходимо помнить, что некоторые группы не обра1
тят внимания на конституцию, поскольку стремятся стать
диктаторами. Поэтому политическое неповиновение и отказ
от сотрудничества с потенциальными тиранами останутся
в силе. Иначе не защитить демократических структур, прав
и действий.

Почетная обязанность
Ненасильственная борьба не только ослабляет и устраняет
диктаторов, но и наделяет силой угнетенных. Она позволяет
людям, которые чувствовали себя пешками или жертвами,
непосредственно применять власть, чтобы своими силами
добиться справедливости и свободы. Опыт такой борьбы име1
ет важные психологические последствия, укрепляя в беспо1
мощных прежде людях самоуважение и уверенность.
Одно из важных, долгосрочных и положительных по1
следствий ненасильственной борьбы за демократию — то,
что общество лучше приспособлено к решению старых и бу1
дущих проблем. Сюда могут входить злоупотребления и кор1
рупция, жестокое обращение с какой1либо группой, эконо1
мическая несправедливость, ограничения демократии.
* См.: Sharp G. Civilian1Based Defense: A Post1Military Weapons System. Prinston, N.J.:
Princeton University Press, 1990.

74 [

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

]

Людям, имеющим опыт политического неповиновения, труд1
нее стать жертвой диктатур.
После освобождения опыт ненасильственной борьбы
откроет пути для защиты демократии, гражданских свобод,
прав меньшинств, полномочий правительств и неправитель1
ственных институций в регионах и на местном уровне. Кроме
того, он дает людям и группам возможность мирно выразить
свое недовольство, когда проблемы настолько важны, чтобы
недемократические группы прибегали из1за них к террору
или партизанской войне.
Рассуждения о политическом неповиновении и нена1
сильственной борьбе должны помочь всем людям и группам,
которые стремятся освободить свой народ от гнета и по1
строить устойчивую демократическую систему, уважающую
свободу человека и улучшающую общество.
Из вышеизложенных идей можно сделать три вывода:
> освободиться от диктатуры можно;
> для этого надо очень тщательно обдумывать и стра1
тегическое планирование, и отдельные кампании;
> тут потребуется бдительность, упорный труд и дис1
циплинированная борьба, за которую часто приходит1
ся платить большую цену.
Иногда говорят: «Свобода не дается даром» («Freedom is not
free»). Это верно. Никакая внешняя сила не подарит угнетен1
ным свободу, которой они так жаждут. Народ должен на1
учиться брать свободу сам, и труд этот нелегок.
Если люди поймут, чтó требуется для их освобожде1
ния, они смогут выработать план своих действий, которые,
при тяжелом труде в конце концов приведут их к свободе.
Тогда они смогут, что тоже трудно, строить новый демокра1
тический порядок и готовиться к его защите. Свобода, заво1
еванная в такой борьбе, станет долговечной, если ее будут
поддерживать упорные люди, стремящиеся сохранить ее
и преумножить.

Приложение
Методы
ненасильственных действий

Методы ненасильственного протеста
и убеждения
Официальные заявления
1. Публичные выступления
2. Письма протеста или поддержки
3. Декларации организаций и учреждений
4. Публичные заявления, подписанные
известными людьми
5. Декларации обвинений и намерений
6. Групповые или массовые петиции
Общение с широкой аудиторией
7. Лозунги, карикатуры и символы
8. Знамена, плакаты и наглядные средства
9. Листовки, памфлеты и книги
10. Газеты и журналы
11. Магнитофонные записи, пластинки, радио, ТВ
12. Надписи в воздухе (самолетами) и на земле (вспашка почвы, посад1
ка растений, камни)
Групповые акции
13. Депутации
14. Награждения1насмешки
15. Групповое лоббирование
16. Пикетирование
17. Псевдовыборы
Символические общественные акции
18. Вывешивание флагов, использование символических цветов
19. Ношение символов
20. Молитвы и богослужения
21. Передача символических объектов
22. Раздевание в знак протеста

76 [

ПРИЛОЖЕНИЕ

]

23. Уничтожение своей собственности
24. Символическое зажигание огней (факелы, фонари,
свечи)
25. Выставление портретов
26. Рисование в знак протеста
27. Установка новых уличных знаков и названий
28. Символические звуки
29. Символическое освоение земель
30. Грубые жесты
Давление на отдельных людей
31. «Преследование» официальных лиц
32. Насмешки над официальными лицами
33. Братание с солдатами
34. Бдения («вахты»)
Театр и музыка
35. Пародии
36. Пьесы и музыкальные произведения
37. Песни
Процессии
38. Марши
39. Парады
40. Религиозные процессии
41. Паломничество
42. Автоколонны
Поминовение усопших
43. Политический траур
44. Символические похороны
45. Демонстративные похороны
46. Поклонение могилам
Общественные собрания
47. Собрания протеста или поддержки
48. Митинги протеста
49. Тайные митинги протеста
50. Семинары
Уход и отказ
51. Демонстративный уход
52. Молчание
53. Отказ от почестей
54. То, что называется «показать спину»

Методы отказа
от социального сотрудничества
Остракизм отдельных людей
55. Социальный бойкот
56. Выборочный социальный бойкот
[ МЕТОДЫ

НЕНАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

]

77

57. Отказ от исполнения супружеских обязанностей (по «Лисистрате»)
58. Отказ от общения
59. Прекращение религиозной службы
Отказ от участия в общественных событиях, обычаях и работе
60. Прекращение социальной и спортивной деятельности
61. Бойкот общественных событий
62. Студенческие забастовки
63. Общественное неповиновение
64. Выход из общественных организаций
Устранение из социальной системы
65. Отказ выходить из дома
66. Полный отказ от сотрудничества
67. Бегство
68. Уход в убежище
69. Коллективный уход
70. Эмиграция в знак протеста («хиджра»)

Методы отказа
от экономического сотрудничества
[1] Экономические бойкоты
Акции потребителей
71. Бойкот потребителей
72. Отказ покупать те или иные товары
73. Политика аскезы
74. Отказ платить арендную плату
75. Отказ от аренды
76. Общенациональный потребительский бойкот
77. Международный потребительский бойкот
Акции рабочих и производителей
78. Бойкот рабочих
79. Бойкот производителей
Акции посредников
80. Бойкот поставщиков и посредников
Акции владельцев и управляющих
81. Бойкот торговцев
82. Отказ сдавать в аренду или продавать собственность
83. Локаут (владелец останавливает производство)
84. Отказ в промышленной помощи
85. Всеобщая забастовка торговцев
Акции держателей финансовых ресурсов
86. Снятие банковских вкладов
87. Отказ платить гонорары и т.п.
88. Отказ выплачивать долги или проценты
89. Ужесточение фондов и кредитов

78 [

ПРИЛОЖЕНИЕ

]

90. Отказ от уплаты налогов
91. Отказ от заработной платы
Действия правительств
92. Внутреннее эмбарго
93. «Черные списки» торговцев
94. Международное эмбарго поставщиков
95. Международное эмбарго покупателей
96. Международное торговое эмбарго

Методы отказа
от символического сотрудничества
[2] Забастовка
Символические забастовки
97. Забастовки протеста
98. Быстрый уход («забастовка1молния»)
Сельскохозяйственные забастовки
99. Крестьянские забастовки
100. Забастовки сельскохозяйственных рабочих
Забастовки особых групп
101. Отказ от принудительного труда
102. Забастовки заключенных
103. Забастовки ремесленников
104. Профессиональные забастовки
Обычные промышленные забастовки
105. Забастовка истеблишмента
106. Промышленные забастовки
107. Забастовка солидарности
Ограниченные забастовки
108. Частичная забастовка
109. «Бамперная» (выборочная, поочередная) забастовка
110. Снижение темпов работы
111. Работа «строго по инструкции»
112. Мнимая болезнь
113. Добровольный уход с работы
114. Ограниченная забастовка
115. Избирательная забастовка
Многоотраслевые забастовки
116. Распространяющаяся забастовка
117. Всеобщая забастовка
Сочетание забастовок
и экономического закрытия предприятий
118. Прекращение работы и торговли
119. Прекращение всей экономической деятельности

[ МЕТОДЫ

НЕНАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

]

79

Методы отказа
от политического сотрудничества
Отказ от поддержки властей
120. Отказ от лояльности властям
121. Отказ в общественной поддержке
122. Книги, брошюры и речи, призывающие к сопротивлению
Отказ граждан от сотрудничества с правительством
123. Бойкот законодательных органов
124. Бойкот выборов
125. Отказ от работы в государственных учреждениях и отказ
от государственных должностей
126. Бойкот правительственных учреждений, агентств и других
органов
127. Уход из правительственных образовательных учреждений
128. Бойкот поддерживаемых правительством организаций
129. Отказ помочь силам по наведению порядка
130. Устранение знаков собственности и уличных знаков
131. Отказ признать тех или иных представителей власти
132. Отказ распустить существующие институты
Альтернатива гражданскому повиновению
133. Неохотное и медленное подчинение
134. Неповиновение при отсутствии прямого надзора
135. Народное неповиновение
136. Замаскированное неповиновение
137. Невыполнение приказа разойтись (собранию или митингу)
138. Сидячая забастовка
139. Отказ от призыва в армию и депортации
140. Укрывание, побег, изготовление фальшивых документов
141. Неповиновение несправедливым законам
Акции правительственного персонала
142. Выборочный отказ в помощи представителям правительства
143. Блокирование передачи команд и сведений
144. Препятствия работе учреждений
145. Общий отказ от административного сотрудничества
146. Отказ от судебного сотрудничества
147. Намеренная неэффективность работы и избирательный отказ
от сотрудничества с исполнительными органами
148. Мятеж
Внутренние акции правительства
149. Псевдолегальные уловки и задержки
150. Отказ от сотрудничества с мелкими правительственными органами
Международные акции правительства
151. Изменения в дипломатических и других представительствах
152. Задержка и отмена дипломатических мероприятий

80 [

ПРИЛОЖЕНИЕ

]

153. Воздержание от дипломатического признания
154. Ухудшение дипломатических отношений
155. Уход из международных организаций
156. Отказ от членства в международных организациях
157. Исключение из международных организаций

Методы ненасильственного вмешательства
Психологическое вмешательство
158. Самосожжение, прыжок в воду и т.п.
159. Голодовка
а) «голодовка морального давления»
б) голодная забастовка
в) голодовка в духе «сатьяграха»
160. «Обратный» суд (использование суда для обвинения обвинителей)
161. Ненасильственное психологическое изнурение оппонента
Физическое вмешательство
162. Сопротивляющийся сидит
163. Сопротивляющийся стоит
164. Сопротивляющийся не выходит из транспорта
165. Сопротивляющийся ходит на особые пляжи при расовой сегрегации
166. Сопротивляющийся ходит на месте
167. Сопротивляющийся молится в сегрегированных церквях
168. Проводит мирные марши с требованием передачи собственности
169. Проводит мирные полеты в зону, контролируемую противником
170. Ненасильственно входит в запретную зону («пересечение границы»)
171. Препятствует насилию или иным действиям противника (психоло1
гическое воздействие)
172. Мирно блокирует действия противника собственным телом
(физическое воздействие)
173. Ненасильственно занимает ту или иную территорию
Социальное вмешательство
174. Установление новых социальных порядков
175. Перегрузка помещений
176. Блокирование дорог
177. Бесконечные речи
178. Самодеятельные представления на улице
179. Альтернативные социальные институты
180. Альтернативные системы коммуникаций
Экономическое вмешательство
181. Обратная забастовка
182. Невыход после окончания работы
183. Ненасильственный захват земли
184. Отказ от выполнения блокады
185. Политически мотивированное изготовление фальшивых денег
186. Предупредительные массовые закупки стратегически важных
товаров
[ МЕТОДЫ

НЕНАСИЛЬСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

]

81

187. Захват ценностей
188. Демпинг
189. Выборочный патронаж над фирмами и учреждениями
190. Альтернативные рынки
191. Альтернативные транспортные системы
192. Альтернативные экономические институты
Политическое вмешательство
193. Чрезмерная загрузка административной системы
194. Разоблачение секретных агентов
195. Стремление сесть в тюрьму
196. Гражданское неповиновение «нейтральным законам»
197. Работа без сотрудничества
198. Двойной суверенитет и создание параллельного правительства

Москва:
Свободный
Выбор

Движение «Москва: Свободный Выбор» было основано
в 2004 году и объединило сторонников Комитета «2008: Сво1
бодный Выбор». Его миссией является укрепление демокра1
тической оппозиции и развитие институтов гражданского
общества в современной России.
«Москва: Свободный Выбор» проводит публичные
акции и встречи с лидерами демократического движения, за1
нимается развитием связей между различными партийными
и непартийными оппозиционными организациями, уча1
ствует в работе молодежных политических движений.
Движение не ангажировано какими1либо политиче1
скими партиями и финансируется из средств активистов.
Среди его участников — члены различных демократических
партий и беспартийные — все, кто осознает необходимость
борьбы с авторитарными тенденциями в современной рос1
сийской политике.
http://www.msv.org.ru
e1mail info@msv.org.ru

Джин Шарп
От диктатуры к демократии: Стратегия и тактика освобождения

Редактор Наталия Трауберг
Корректор Любовь Кравченко
Верстка Тамара Донскова
Производство Семен Дымант

Новое издательство
103009, Москва
Брюсов переулок, дом 8/10, строение 2
Телефон 229 6493
e1mail info@novizdat.ru
Подписано в печать 2.04.2005
Формат 84×108 1/32
Гарнитуры Charter
Объем 4,41 условных печатных листа
Бумага офсетная
Печать офсетная
Тираж 1500 экземпляров
Заказ №
Отпечатано с готовых диапозитивов
в ООО «Типография Момент»
Химки, улица Библиотечная, 11