• Название: Microsoft Word - BruceLee.doc
  • Автор: qwert1

BRUCE LEE:
The Art of Expressing the Human Body.
Брюс Ли:
Искусство выражения человеческого тела
Compiled and edited by John Little.
Перевод с английского Курчакова А. К.

ОБ АВТОРЕ
Джон Литтл - всемирно известный биограф Брюса Ли и популяризатор его методов обучения,
тренировочных программ и философских принципов. Литтл - единственный человек, которому вдова
Брюса Ли, Линда Ли Кэдвелл, предоставила возможность работать с полным архивом Брюса Ли,
включающим все сохранившиеся документы, письма, дневники, программы тренировок, эскизы и
описания упражнений, тренировочные карточки. папки с вырезками для исследовательской работы,
сценарии с собственноручными пометками и комментариями, рукописи, книги и др.
Джон Литтл в течение нескольких лет кропотливо работал с архивом, систематизировал и
редактировал записи и одновременно собирал информацию о жизни Брюса Ли, опрашивая его друзей,
учеников и всех, кто работал с ним на съемках фильмов. В результате огромного труда была
написана и начала издаваться серия книг под общим названием «Библиотека Брюса Ли»,
включающая 12 томов, каждый из которых раскрывает определенный аспект творчества Ли: боевые
искусства, философия джит-кун-до, актерская и режиссерская деятельность и др. «Искусство
выражения человеческого тела» - четвертая книга этой серии.
В настоящее время Джон Литтл является соиздателем «Библиотеки Брюса Ли», а также главным
редактором «Знаний не бывает достаточно» - официального информационного бюллетеня Института
Джун Фан джит-кун-до. Статьи Литтла появляются во многих журналах, посвященных боевым
искусствам и общему физическому развитию. Он - автор книги «Философия Брюса Ли» и соавтор книг
«Развитие фактора мощи», «Двухминутная разминка игрока в гольф» и «Статические тренировки для
кульуристов».

ПРЕДИСЛОВИЕ
Посвящается Терри Литтл и Брюсу Кэдвеллу — замечательным людям, без терпения, понимания,
помощи, поддержки, участия и любви которых эта книга никогда не увидела бы свет.
Аллен Джо
Когда мне предложили написать предисловие для этой всеохватывающей книги Джона Литтла о
жизни, искусстве и философии Брюса Ли, я спросил себя: с чего же начать?
Какие подобрать слова, чтобы достоверно выразить сердечную теплоту и переполняющие меня
эмоции, которые я испытываю к человеку, знакомому мне вот уже более тридцати лет? Как мне
рассказать о человеке, который был - и продолжает оставаться - таким значимым в моей жизни и
столь близким для меня и моей жены Энни, что мы считаем его членом нашей семьи? В самом деле,
Брюс был для меня настолько близким другом, что я и по сей день продолжаю хранить в бумажнике
его фотографию - вот уже более двух десятилетий после его смерти. Я считаю для себя большой
честью получить возможность сказать несколько слов о моем друге, Брюсе Ли.
Пожалуй, лучше всего начать с ответа на вопрос, который мне задают чаще других: как я
познакомился с Брюсом Ли. Впервые я увидел Брюса в Сиэтле в 1962 году, куда мы с семьей

приехали на Всемирную Ярмарку. Джеймс Ли, мой друг с детских лет (и всего лишь однофамилец
Брюса), услышал от своего брата о боевом мастерстве и умении Брюса танцевать ча-ча-ча. Джеймс
попросил меня взглянуть на «этого котенка» и определить, чего он стоит. Сказать, что меня ждал
сюрприз, будет слишком слабо.
Я узнал, что в Сиэтле Брюс работает в китайском ресторане «Руби Чжоу», вошел в зал, заказал скотч
и стал ждать его прихода. Через некоторое время в ресторан вошел хорошо одетый молодой человек;
в его движениях сквозила уверенность, даже какая-то дерзость.
«Так это и есть тот самый Брюс Ли»,- подумал я. Когда нас представили друг другу, Брюс попросил
меня показать ему какой-либо прием кунг-фу из тех, что я выучил в Калифорнии. Я
продемонстрировал выпад в стиле сам-синг-кун (кулак трех линий), и Брюс заметил: «Очень хорошо,
Аллен». Затем он предложил мне попытаться нанести ему удар кулаком и, когда я проделал это,
просто схватил меня за руку и дернул вперед с такой силой (применив технику кунг-фу под названием
лоп сао), что моя рука чуть было не выскочила из сустава. Вот так и началась наша крепкая
многолетняя дружба.
Разумеется, я немедленно сообщил Джеймсу, какое впечатление произвели на меня таланты и
способности Брюса. И вскоре Джеймс пригласил Брюса в гости в Окленд, где мы оба жили. У меня
хранятся наши фотографии того времени, когда Брюс впервые приехал в Окленд и познакомился с
Джеймсом. В другой свой приезд Брюс пришел ко мне домой, и мы полностью освободили комнату от
всей мебели... но не для тренировок кунг-фу, а для того, чтобы Брюс показал, как он танцует ча-ча-ча!
Чувство ритма и такта у Брюса было потрясающим. Несколько раз побывав у нас в гостях, в 1964 году
Брюс решил перебраться в Окленд. Он принял приглашение Джеймса остановиться у него. Жена
Джеймса недавно скончалась, так что невеста Брюса, Линда, могла присматривать за двумя
малышами вдовца.
В то время Джеймс и я - вместе с оклендским студентом и нашим общим другом Джорджем Ли «таскали железо», наращивая мышечный объем и силу. До знакомства с Брюсом я уже принимал
участие в конкурсах бодибилдеров и тренировался у Эда Яррика вместе с выдающимися атлетами
того времени -такими как Стив Ривз, Джек Лейлан, Клэнси Росс, Джек Делинджер и Рой Хиллиган.
Когда Брюс переехал в Окленд, он был довольно тощим. Но увидев наши фигуры - фигуры трех
китайцев, заметьте! -Брюс, видимо, почувствовал яростную вспышку страсти соперничества, которая
и заставила его заняться строительством собственного тела. Не могу не подчеркнуть, что именно я
подарил Брюсу его первый набор гирь, и он возился с ними, не зная усталости. По результатам,
наглядно представленным в фильмах Брюса, можно с уверенностью сказать, что его занятия не.
пропали даром.
Первый ребенок Брюса и Линды, Брендон, родился, когда они уже жили в Окленде. Но еще когда
Линда была беременна Брендоном, у Брюса состоялся его знаменитый поединок с представителем
кунгфуистов, которые пытались запретить ему обучать своему искусству некитайцев. Хотя Брюс и
выиграл схватку, он был очень недоволен ее ходом. (Это было характерным и типичным для него всегда искать пути усовершенствования уже, казалось бы, идеального и отточенного мастерства).
Когда я поинтересовался причинами его недовольства, Брюс ответил, что ему потребовалось
«слишком много времени», чтобы победить противника. В тот день были посеяны семена, которые
впоследствии проросли в его искусстве джит-кун-до. Недовольство собой заставило Брюса
напряженно трудиться, развивая себя физически и духовно, тщательно изучая тактику и стратегию
рукопашных схваток с целью найти наиболее эффективные и действенные пути подавления
сопротивления противника. Обнаружив, что он чрезвычайно устал после того знаменитого поединка,
Брюс многократно увеличил объем тренировок, направленных именно на физическое развитие.
Переехав годом позже в Лос-Анджелес, Брюс периодически продолжал навещать нас в Окленде,
иногда беря с собой своих лос-анджелесских учеников Теда Вонга и Дэна Иносанто. А по особенным
поводам, таким как, например, дни рождения Брюса и Линды, Джеймс, Джордж и я ездили в ЛосАнджелес, и «четыре мушкетера» (Брюс, Джеймс, Джордж и я) вновь собирались вместе. Помню, как
однажды на съемочной площадке «Зеленого шершня» нам пришлось спать рядышком с Бо, догом
Брюса. Другое воспоминание относится ко времени, когда у Брюса и Линды родилась дочь Шеннон. К
тому моменту Брюс уже давно и серьезно занимался силовыми упражнениями, и тело его выглядело
просто потрясающе. Именно в ту нашу встречу Брюс отвел меня в сторону и показал ныне широко
известную программу «Моя главная и основная цель», которую написал специально для собственного
стимулирования.
Многие считают, что Брюс значительно опередил свое время. Но не настолько, чтобы казаться
эксцентричным или не принадлежащим этому миру. По моему мнению, лучше сказать так: он

находился в такой тонкой гармонии с самим собою и окружающей его действительностью, что этим и
определялось его опережение своего времени. Он со вкусом одевался, чутко относился к людям и их
нуждам. Кроме того, Брюс точно знал, что ему нужно в жизни. Его упорство и целеустремленность
помогли ему подняться до тех высот успеха, которых он достиг в своей короткой жизни.
Тогда у меня была бакалейная лавка в Окленде, и Брюс часто заходил в нее. Помню, как-то Брюс
провел в ней целых восемь часов, готовя сюрприз к дню рождения Линды. Прямо на оберточной
бумаге он принялся рисовать потрясающие картинки, изображающие бойцов кунг-фу. А в конце дня он
просто собрал их и выбросил. Я теперь готов локти себе кусать, сожалея, что не достал их тогда из
мусорного ведра! Они были бы для меня бесценным сокровищем - и вовсе не из-за той неистовой
лихорадки коллекционирования имевших к нему отношение предметов, которая вспыхнула после
смерти Брюса, а как частичка памяти о времени, проведенном мною тогда с моим другом.
Брюс говорил мне, что его имя станет всемирно известным — как «Кока-кола» - и ведь так и
случилось! В своих путешествиях по свету я убедился, что имя Брюса Ли знают везде, от Северной
Америки до любого уголка Европы и Азии. Трудно представить, какими заслугами нужно обладать,
чтобы тебя знали в таких закрытых для остального мира странах как, например, Китай, но если я
произносил имя Брюса Ли в Шанхае, в глазах уроженцев этого города мгновенно и автоматически
вспыхивал огонек узнавания.
Вспоминая Брюса, я с удивлением обнаруживаю, как легко и просто мне рассказывать о нем. И
причиной тому он сам. Время буквально останавливалось, когда мы были вместе. Он был ядром,
притягивающим к себе всех окружающих. Когда я бывал в дурном настроении, Брюс всегда поднимал
мой дух, и я возвращался в норму. В один момент он мог быть очень серьезным, а в следующий шкодным и проказливым. Ни разу не ушел он из нашего дома, не похваставшись перед моей женой
своим твердым и плоским животом, похожим на стиральную доску. А своим чувством юмора и
непередаваемыми шутками он буквально доводил нас до колик. Очень надеюсь, что те немногие
воспоминания, которыми я поделился с вами, помогут вам представить, каким был Брюс, и какой
восторг испытывали все мы от общения с ним.
Не могу не отметить Джона Литтла, совершившего колоссальную работу по систематизации записей
Брюса и подготовке к выходу в свет этой книги. Джону пришлось жертвовать многим и многим, чтобы
дать нам всем возможность узнать и осмыслить наследие Брюса. В своем двенадцатитомном труде
Джон Литтл со всей убедительностью показывает, что Брюс был человеком, достойным эпохи
Возрождения - мыслителем, философом, творцом, сумевшим реализовать себя в полной мере. Джон
предлагает нам уникальную возможность составить целостное представление о многогранной и
разносторонней личности Брюса Ли. Во многих отношениях той целеустремленностью и усердием,
которые проявил Джон, раскрывая перед нами богатый мир вдохновившего его на этот труд человека,
он напоминает мне самого Брюса.
Должен сказать я и несколько слов о Линде, жене Брюса. Когда Брюс и Линда поженились, она была
совсем молоденькой девчушкой двадцати с небольшим лет, которая даже не умела готовить. В их
первый приезд к нам в Окленд я научил ее готовить некоторые из наиболее любимых Брюсом
китайских блюд. Позже она превратилась в одну из самых замечательных женщин, каких мне
доводилось встречать. Я знаю, Брюс считал, что своими достижениями он во многом обязан Линде. И
именно благодаря упорству и настойчивости Линды была образована Джун Фан джит-кун-до организация, объединившая многих учеников и последователей Брюса в деле сохранения и
распространения его искусства и философии. Брюс гордился бы Линдой.
Шеннон, дочь Брюса и Линды, была совсем ребенком, когда ее отца не стало. Но с образованием
Джун Фан джит-кун-до она узнавала о нем все больше и больше из воспоминаний его многочисленных
учеников и близких друзей. Эти знания о личной жизни и профессиональной деятельности ее отца
помогают Шеннон живо представить его рядом с собой, нежно обнимающего ее, ласково
похлопывающего по плечу и называющего ее своей маленькой девочкой.
Завершая сказанное, я рекомендую вам прочесть эту книгу и использовать ее для достижения любых
целей, какие вы ставите перед собой в жизни. Это рассказ о человеке, который преодолел множество
препятствий и достиг высшего успеха исключительно благодаря вере в собственные силы. Возможно,
его сила духа вдохновит вас на борьбу с обстоятельствами и поможет одержать личные победы. Даже
сейчас я ощущаю присутствие Брюса, и его пример по-прежнему является для меня жизненным
стимулом. И сегодня, возясь с «железом» (чем я продолжаю заниматься два-три раза в неделю), я
сверх тренировочной нормы, «через не могу» делаю одно лишнее повторение за «старикана над
нами» и еще одно - за Брюса. И у меня получается!

Окленд, Калифорния, 1998

ПОДГОТОВКА К РЕАЛИЗАЦИИ ВОЗМОЖНОСТЕЙ
Линда Ли Кэдвелл.
Позвольте рассказать вам об одном дне из жизни Брюса Ли - дне, когда он не смог достичь
ожидаемого удовлетворения, дне, ставшем поворотным в его жизни.
Место действия неожиданной драмы — Институт Ц Джун Фан кунг-фу на Бродвее в Окленде,
Калифорния, тренировочный зал, оборудованный Брюсом и Джеймсом Й. Ли. Так как тогда я была
приблизительно на восьмом месяце беременности Брендоном, то довольно точно помню, что
имевшие место события произошли или в конце декабря 1964, или в начале января 1965 года.
Свидетелями исторического момента были Джимми Ли и я, а также несколько специалистов в
восточных единоборствах из Сан-Франциско, имен которых я и тогда не знала, хотя они являлись
признанными мастерами своего дела. Главными действующими лицами выступали Брюс и его
китайский оппонент, который, будучи моложе сопровождавших его лиц, несомненно, был специально
выбран ими, чтобы представлять интересы прибывшей из Сан-Франциско делегации.
Дискуссия, приведшая к этому противостоянию, сама по себе достойна быть темой отдельного
повествования, особенно если рассматривать ее в перспективе китайского противоборства Западу,
корни которого уходят, по меньшей мере, в Боксерское Восстание 1900-1901 гг. Здесь же ограничусь
тем, что в данном случае воспитанные на исторических традициях восточные кунгфу-исты
неодобрительно относились к желанию Брюса обучать их искусству представителей Западного
полушария или, скорее даже, любого, кто не был китайцем.
Они оказались столь привержены исторически сложившейся процедуре, что прислали Брюсу
официальный вызов, в котором предлагали принять участие в поединке, исход которого и решит,
вправе ли Брюс продолжать обучение «чужеземных дьяволов». Брюс же в этом вопросе
придерживался мнения Конфуция: «В учении не может быть классовых различий». Короче говоря, без
колебаний и сомнений Брюс принял вызов, и дата поединка была назначена.
Как выяснилось, состоявшаяся схватка оказалась более значимой не из-за своего итога,
разрешившего спор, а по тому влиянию, которое она оказала на всю дальнейшую жизнь Брюса.
Однако, вкратце я все же опишу, что происходило в зале. Не успели соперники обменяться
несколькими ударами в первые секунды поединка, как китаец обежал зал по периметру, выскочил
через дверь в меньший зал, а затем через другую дверь снова вернулся к исходной точке своего
марафона. Таким образом он проделал несколько кругов, затылком ощущая горячее дыхание
спешившего за ним Брюса. Наконец Брюс догнал его, повалил на пол, прижал беспомощно обмякшее
тело к татами и прокричал по-китайски: «Сдаешься?!» Ему пришлось повторить свой вопрос два или
три раза, только тогда его противник признал себя побежденным, и сан-францисская компания
поспешно ретировалась.
Все это действо от начала до конца продолжалось около трех минут, и мы с Джеймсом были просто в
восторге от того, что столь важный бой оказался таким непродолжительным. Мы - да, но только не
Брюс. Я вижу его так ясно, как будто это случилось только вчера - вот он сидит на заднем крыльце
зала в отчаянии уронив голову на руки и сокрушается, что не смог повергнуть противника эффектным
техническим приемом, и переживает, что ему не хватало выносливости в погоне за ним из зала в зал.
Ибо, наверное, впервые в жизни Брюс чувствовал себя выдохшимся и уставшим.
Вместо душевного подъема, который, казалось бы, должна была вызвать в нем победа, он чувствовал
разочарование в своем физическом состоянии и техническом мастерстве, не оправдавшими его
ожиданий. Это важное событие в его жизни явилось импульсом для эволюции джит-кун-до и
появления новой методики тренировок.
Хочу подчеркнуть, что на мой - или, если хотите, чей угодно - взгляд в начале 1965 года Брюс был в
превосходной физической форме. Выросший в Гонконге, Брюс не обладал какой-либо природной
предрасположенностью к физическому совершенству. Более того, его мать рассказывала мне, что в
детстве Брюс был очень худым, и его обычный режим, когда днем он ходил в школу, а по вечерам
часто допоздна задерживался на киносъемках, никак нельзя было назвать здоровым образом жизни.
Однако, с тринадцати лет, когда он начал изучать Винг-Чун под руководством Мастера Ип-Маня, Брюс
стал тренироваться ежедневно, доводя себя до полного изнеможения, и в 1963 году, когда я
познакомилась с ним, его физическое состояние было отличным. Но после памятного боя в Окленде и

этого оказалось мало Брюсу - он понял, что должен тренироваться еще больше и упорнее, чтобы быть
готовым к полной реализации своих намерений, когда такая необходимость возникнет.
Для Брюса это не означало просто пробежать лишние мили, сделать большее количество повторений
каких-либо упражнений или повесить лишний блин на штангу. Он подошел к решению своей
«проблемы» с научной основательностью: 1) ставил перед собой новые цели в достижении
физического совершенства и полного оздоровления организма; 2) искал наилучшие пути для
достижения желаемых перемен; 3) применял новые методы, используя научный подход,
документировал ход и результаты тренировок и совершенствовал методику по мере необходимости. В
системе занятий Брюса не было ничего случайного, ни в коем случае нельзя назвать его и
«везунчиком», который приступил к тренировкам, обладая определенной природной базой. Его
самыми великими талантами, которые он привлек для воплощения своих устремлений, были
интеллект и любознательность (мощная сила, когда они сопутствуют друг другу), самоотверженность
и настойчивость (способность не останавливаться перед возникающими на пути препятствиями) и
умение получать удовольствие от самого процесса, а не только от его результата.
Иногда меня спрашивают: как ему хватало времени, чтобы так много тренироваться? Ответ прост —
он решил вести такой образ жизни. Несколько часов ежедневно он посвящал тренировке тела и духа,
чтобы быть лучшим, чтобы максимально проявить свой потенциал. В этом большую помощь ему
оказывала его богатая фантазия. В дополнение к регулярным тренировк