• Описание: zeitgeistmovie.ru, zeitgeistmovement.ru
  • Автор: Zeitgeist Movement Russia

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

OCR WWW.ZEITGEISTMOVIE.RU

КАПИТАЛИЗМ. НА ИСХОДЕ СТОЛЕТИЯ
Издательство политической литературы
Москва – 1987

ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ КОРПОРАЦИИ И ФИНАНСОВЫЙ КАПИТАЛ СЕГОДНЯ
Содержание:
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.

Современная монополия: общий облик
От национальных - к транснациональным монополиям и банкам
ТНК: основные формы деятельности
Паутина банковского контроля в век «электронных платежей»
Транснациональные банки
Финансовый капитал на международной арене
ТНК все активнее вторгаются в политику
Против засилья ТНК

Страница 1 из 32

2
5
7
12
13
23
27
29

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

СОВРЕМЕННАЯ МОНОПОЛИЯ: ОБШИЙ ОБЛИК
На рубеже XX в. в главных капиталистических странах на смену свободной
конкуренции пришли монополии и союзы монополистов. Произошло
сращивание капитала гигантских промышленных предприятий и банков в
финансовый капитал. Вскоре сложился их альянс с буржуазным государством.
По
традиции
мы
нередко
измеряем
позиции
отдельных
капиталистических стран в мировой экономике и политике силой и
потенциалом их национально обособленных империализмов. Но процессы
концентрации и централизации капитала отнюдь не останавливаются на
национальных границах. Осуществляется предвидение В. И. Ленина о выходе
монополий на «ступень всемирной концентрации капитала и производства»1.
Ее формой стали транснациональные корпорации (ТНК) и транснациональные
банки (ТНБ), усиление которых, как указывается в новой редакции Программы
КПСС, является прямым результатом капиталистической концентрации и
интернационализации производства.
В середине 80-х годов ТНК контролировали более трети промышленного
производства, более половины внешней торговли, около 80% патентов на
новую технику и технологию в капиталистическом мире. При этом львиную
долю международных операций держат в своих руках около 400 корпораций
— мультимиллиардеров, с оборотом свыше 2 млрд. дол. каждая. ТНБ
распоряжаются ныне средствами, превышающими государственные
бюджеты крупных капиталистических стран.
Подражая бардам эпохи колониализма, менеджеры ТНК и ТНБ любят
повторять, что над их империями, рассредоточенными в разных концах Земли,
«никогда не заходит солнце». Действительно, ТНК и ТНБ выступают ныне, на
исходе XX в., как наиболее представительные капиталистические
хозяйственные предприятия, причем их влияние распространяется не только на
экономику, но и на политику. Буржуазный мир недвусмысленно связывает с
ТНК и ТНБ надежды на «обновление» капитализма, на перелом в свою пользу в
соревновании двух систем. Однако они выступают не только как воплощение
международной мощи современного монополистического капитала. ТНК и ТНБ
рельефно отражают также противоречия и пороки капитализма, ту цену,
которую платит общество за господство этого строя.
В настоящее время командные высоты в экономике и финансах
капиталистических стран захватила относительно небольшая группа
сверхкрупных промышленных компаний и банков. В США, например, 200
крупнейших корпораций контролируют около половины промышленного
производства страны. В Японии удельный вес четырех крупнейших фирм в 96
подотраслях промышленности превышает 60%, в 67 подотраслях — 70%, в 46 —
1

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 27, с. 364.

Страница 2 из 32

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

80%. В Англии две компании производят 3/4 всех ЭВМ, в Италии одна — 90%
автомобилей, другая — 94% чугуна.
Росту концентрации помогает ускоренное накопление крупными
компаниями собственного капитала. Большие деньги, как известно, идут к
большим деньгам. Но не меньшую роль ныне играет в таких процессах и
централизация капитала. Жертвами поглощений и слияний становится не
только мелкий и средний бизнес, но и компании высшего, монополистического
эшелона. Монополии, как и все другие фирмы, вынуждены постоянно вступать
в конкурентную борьбу, испытывают на себе удары кризисов. В США из 500
крупнейших компаний списка 1900 г. в 70-е годы сохранили самостоятельность
только 70, из 100 крупнейших компаний 1917 г.— только 23, из 200 наиболее
преуспевавших в 1940 г.— только 30. Другими словами, никакая монополия не
вечна. Она сохраняет себя, только постоянно вступая в конкурентную борьбу.
На ранних этапах концентрации конкуренция, а с ней и поглощения и
слияния носили по преимуществу внутриотраслевой характер. Однако
потребности дальнейшего накопления стали ориентировать капитал на
межотраслевое соперничество. Показатели отраслевой концентрации
примерно с 60-х годов застыли на месте и уже не служат адекватным
показателем этого процесса. Наоборот, на авансцену вышла диверсификация
операций крупнейших компаний, их проникновение сразу в несколько
отраслей. Кроме объективных потребностей комбинирования современного
производства это объясняется стремлением монополий уменьшить риск узкой
специализации, облегчить себе перелив капитала и использование отраслевых
различий в норме прибыли.
Поэтому каждая из 200 крупнейших корпораций США в начале 80-х годов
оперировала в среднем в 22 подотраслях производства против 13 на рубеже
60-х годов, а у 140 корпораций из 500 крупнейших основная и первоначально
профилировавшая специализация давала лишь около 40% продаж. Уровень
подобной межотраслевой концентрации правильнее измерять уже по доле
крупнейших компаний в ВНП страны в целом. В середине 80-х годов на 30
компаний Великобритании и 180 компаний США приходилось около 2/5 ВНП
этих стран.
Диверсификация изменила хозяйственный облик и систему управления
корпораций. Типичной их формой ныне является концерн с
децентрализованным управлением по основным группам продукции (или
регионам)
и
с
большим
объемом
внутрифирменных
поставок.
Централизованными в нем остаются обычно лишь капиталовложения, научные
исследования и опытно-конструкторские работы (НИОКР) и финансы.
Диверсификация также позволила вскрыть определенные новые резервы
производства. Но, развиваясь по капиталистическим законам, она породила и
свою уродливую форму — конгломераты. Их создатели и владельцы
специализировались на простом собирании (в т. ч. впрок) высокоприбыльных
Страница 3 из 32

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

компаний без всякого учета их технологической совместимости, бесконечно
«тасовали» эти наборы, обращаясь с предприятиями как с пакетами акций. В
итоге в рамках конгломератов законы движения фиктивного капитала начали
брать верх над законами движения капитала производительного,
промышленно-техническая политика заменялась нравами биржевых
спекуляций. Неудивительно, что кризисы 70—80-х годов с особой силой
ударили именно по этим разношерстным спекулятивным объединениям,
вызвав либо их банкротство, либо обратный процесс — сужение круга их
деятельности.
Доминирующие позиции в экономике реализуются промышленными и
банковскими монополиями через монополистическое ценообразование и
ограничительную деловую практику (искусственное ограничение конкуренции).
Контролируя большие сегменты рынка, индивидуальные компании получают
возможность в значительной мере регулировать соотношение спроса и
предложения, а тем самым и цены. Это регулирование облегчается, когда
налицо сговор нескольких крупнейших фирм, предпочитающих его взаимной
разорительной конкуренции. Не подпуская к рынку других конкурентов при
помощи патентной, кредитной, сбытовой и пр. политики, эти корпорации
получают возможность закладывать в свои операции «целевую норму
доходности» на уровне монопольной прибыли. Другими словами, они на
постоянной основе и целенаправленно вторгаются в процесс распределения
прибавочной стоимости, реализуя не только причитающуюся им часть и не
только дополнительные прибыли от технических усовершенствований, но и
захватывая часть прибавочной стоимости немонополизированного бизнеса, а
также доходов основной массы населения.
Концентрация производства и рост капиталистического обобществления
сопровождались установлением все более тесных хозяйственных связей между
крупными промышленными компаниями и кредитными учреждениями. В
обстановке утвердившегося монополистического господства такие связи
привели к сращиванию промышленных монополий с банковскими и
формированию финансового капитала. В настоящее время основными
формами такого слияния по-прежнему являются переплетение акционерного
капитала («система участий») и личная уния. Вместе с тем сегодняшняя
разветвленная кредитная система обеспечивает многочисленные новые
каналы и формы хозяйственных связей между крупнейшими промышленными
корпорациями и монополистами кредита. В условиях научно-технической
революции «сплочению» участников финансовой группы способствуют, в
частности, совместные капиталовложения в новых отраслях, исследования и
опытно-конструкторские работы, в которых одновременно участвует ряд
промышленных фирм и которые получают материальную поддержку
«головного» банка. Хозяйственные связи в рамках финансовой группы
становятся более прочными благодаря переходу к денежным расчетам с
Страница 4 из 32

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

помощью ЭВМ, которые «автоматически» обеспечивают концентрацию
важнейшей хозяйственной информации в вычислительных центрах
крупнейших банковских монополий. В последнее время развивается
координация операций промышленных и банковских монополий с целью
более прибыльного использования дорогостоящей специализированной
техники,
совместная
подготовка
математического
обеспечения
(превратившегося в один из «ходовых» товаров), налаживание системы
производственно-финансовых телекоммуникаций и т. п.
Следует особо отметить, что при всей закономерности прогресса
капиталистической концентрации ее масштабы и степень не беспредельны и
исторически обусловлены. Сейчас, как и ранее, речь отнюдь не идет о подходе
к образованию какого-то одного-единственного «ультраимпериалистического»
треста. В конечном счете любая концентрация не может «выскочить» за
границы,
диктуемые
степенью
обобществления
современных
производительных сил и их готовности к такому обобществлению. В частности,
к середине 70-х годов стало ясно, что во многих отраслях, при данном уровне
техники, предприятия уже достигли предела своих единичных оптимальных
мощностей. Более того, структурные сдвиги в капиталистической
промышленности, в т. ч. переспециализация производства, идут сейчас
нередко методом проб и ошибок на базе небольших предприятий,
«минизаводов», способных более чутко реагировать на требования рынка. В
капиталистических странах сохраняется и, несмотря на массовые банкротства,
регулярно воспроизводит себя прослойка мелкого и среднего бизнеса. В
некоторых странах общедемократическое, антимонополистическое движение
смогло добиться национализации ряда предприятий, принадлежащих
монополиям. Наконец, под давлением всего класса капиталистов государство
ввело определенные нормы конкуренции и пределы концентрации,
нарушение
которых
может
быть
пресечено
(антитрестовское
законодательство).
В числе прочего это означает, что «внутригосударственные» возможности
концентрации тоже имеют свои пределы. Именно поэтому предприниматели
все чаще обращают взоры за границы национального рынка. Объективно этому
способствует и усиливающаяся тенденция к интернационализации
хозяйственной жизни. Практически любая современная монополия ныне
оперирует за рубежами своей страны, перерастает в транснациональную
корпорацию или транснациональный банк.
ОТ НАЦИОНАЛЬНЫХ – К ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫМ МОНОПОЛИЯМ И БАНКАМ
Производительные силы общества в эпоху НТР давно уже переросли
«ограниченные рамки национально-государственных делений...»1. Достигнутые
1

Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 26, с. 162.

Страница 5 из 32

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

масштабы производства требуют перехода на глобальное снабжение сырьем и
топливом, массового экспорта продукции как необходимого условия ее
реализации.
Импортное сырье и топливо составляют ныне около 1/3 его потребления в
США, около 2/3 в Западной Европе и около 4/5 в Японии. На экспорт идет около
1
/10 ВНП в США и Японии, 1/4—1/5 в Канаде, Франции, ФРГ, Англии, Швеции,
Италии, от 1/3 до половины в Голландии, Бельгии, Дании и т. д. Как следствие,
внешнеэкономические связи расширяются быстрее внутрихозяйственных,
становятся важным, самостоятельным фактором экономического роста,
структурных сдвигов, повышения эффективности производства.
Естественно, что капитал не мог не реагировать на такие процессы
интернационализации, с самого начала стремился овладеть ими в своих
интересах. Рассматривая границы государств как «подлежащее преодолению
ограничение»1, как «случайность», капиталистический предприниматель очень
быстро «развивается в космополита»2.
Начавшись с экспорта товаров, внешняя предпринимательская экспансия
в эпоху империализма переходит к вывозу капитала. Магнитом для этого
выступает прежде всего более высокая зарубежная норма прибыли, которая,
например, у американских ТНК в 1983 г. составляла в других развитых
капиталистических странах в среднем 8,9% и развивающихся — 10%, против 6%
внутри США. Во Франции у десяти крупнейших транснациональных
промышленных групп она колебалась за рубежом в пределах 6—83% против 1
—11% внутри страны.
Вместе с тем критерий нормы прибыли в операциях ТНК уже отнюдь не
единственный. Еще В. И. Ленин отмечал, что при империализме капитал
вывозится «не только ради сверхприбылей»3. В конкретной торговоэкономической обстановке послевоенных лет отдельные корпорации все чаще
достигают пределов в возможностях расширения производства, даже
диверсифицированного, в рамках национальных рынков (либо ввиду
ограниченности объемов этих рынков, либо ввиду установления на них
конкурентного статус-кво) и потому ищут приложения капитала за рубежом.
Внешняя
экспансия
стимулируется
и
асинхронным
характером
капиталистического цикла, при котором экономические кризисы в разных
странах подчас не совпадают во времени, а это делает зарубежные операции
«отдушиной» при национальных кризисных ситуациях. Дополнительную
свободу маневра заставляет искать за рубежом и усилившаяся нестабильность
и неравномерность развития капиталистической экономики в целом. Это
особенно касается банков, которые ныне стремятся максимально
разнообразить круг клиентов, не замыкаясь на отдельных отраслях, могущих
1

Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I, с. 385.
Там же, т. 13, с. 134.
3
Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 368.
2

Страница 6 из 32

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

попасть в структурный кризис, или странах, накапливающих большую
задолженность.
Свою специфику имеет и современная конкуренция. В области цен она
требует налаживания производства в странах с наименьшими издержками, в
области качества — международной производственной специализации. В
сфере торговли сырьем преимущества имеют «вертикально интегрированные»
компании, деятельность которых включает последовательные стадии его
обработки при прямом выходе и на источники этого сырья, и на его конечных
потребителей. В торговле машинами и оборудованием императивом
становится создание за рубежом баз подработки (сборки), хранения, сбыта и
обслуживания машинной продукции, т. е. какой-то местной инфраструктуры
даже для обычного экспорта этих товаров с отечественной территории.
Правительства многих стран, особенно развивающихся, требуют от
иностранных поставщиков замены импорта производством данной продукции
на месте. Рост протекционизма подчас не оставляет корпорациям иного
выхода, кроме «десантирования» своих предприятий вовнутрь рынка
конкурента, минуя его протекционистский барьер. Наконец, свободу движения
капиталов предусматривает империалистическая интеграция.
Все эти обстоятельства объясняют, почему объем прямых иностранных
инвестиций, служащих базой операций ТНК, возрос с 41,6 млрд. дол. в 1914 г.
до 108 млрд. дол. в 1967 г. и около 600 млрд. дол. в 1984 г. Сами же ТНК
предстают
как
системы
международно-рассредоточенных
производственных, сбытовых и иных предприятий, которые управляются из
одного центра по принципу обеспечения прибыльности по всей глобальной
совокупности их операций.
ТНК: ОСНОВНЫЕ ФОРМЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В 20-е годы промышленно-финансовая империя барона Ноэля Шудлера
из романа М. Дрюона «Сильные мира сего», несмотря на весь свой размах,
могла легко погибнуть из-за падения на бирже курса акций всего одного из
своих звеньев — Соншельских сахарных заводов. Нынешние ТНК стоят на ногах
гораздо крепче. Удерживая командные высоты в экономике своих стран
базирования, они сумели захватить прочные позиции и в экономике
принимающих стран. По подсчетам экспертов ОЭСР, к концу 70-х годов их
филиалы преимущественного владения (с долей акций более 50%)
контролировали около 1/5 производства в обрабатывающей промышленности в
Англии, Италии, ФРГ, Франции, Австрии, Австралии и более половины в Канаде.
В развивающихся странах им принадлежит 1/4 объема промышленной
продукции Чили, 1/3 — Аргентины, 2/5 — Бразилии, Перу, Колумбии, Мексики,
Малайзии, 4/5 — Сингапура и т. д. С учетом же торговых операций узкий круг
ТНК контролирует 60% мирового рынка сахара и фосфатов, 70—75% рынков
Страница 7 из 32

www.zeitgeistmovie.ru (17.04.2009)

Капитализм. На исходе столетия

риса, бананов, натурального каучука, нефти, олова, 80 — 90% — пшеницы,
кофе, кукурузы, какао, ананасов, тропической древесины, хлопка, джута,
табака, меди, железной руды, бокситов и т. д. Так оказыва