• Название:

    Доклад о развитии Человека. Реальное богатство...

  • Размер: 9.66 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Доклада о развитии человека 2010 года «Реальное богатство народов: пути к развитию человека»

Доклад о развитии человека 2010
20-е, юбилейное издание

Реальное богатство народов:
пути к развитию человека

Опубликовано для
Программы развития
Организации Объединенных Наций
(ПРООН)
Издательство «Весь Мир»
2010

Copyright © 2010
1 UN Plaza, New York, NY 10017, USA
Все права защищены. Полная или частичная перепечатка, хранение в компьютерной системе или передача
настоящего издания по каналам связи в любой форме или любыми средствами — электронными,
механическими, фотокопировальными, магнитными или иными — без предварительного разрешения
запрещаются.
Отпечатано в Российской Федерации с использованием экологически безопасных материалов и технологий
Доклад на английском языке опубликован в 2010 году для ПРООН издательством Palgrave Macmillan,
подразделением St Martin’s Press LLC, 175 Fifth Avenue, New York, NY 10010.
Название Доклада на английском языке:
Human Development Report 2010. The Real Wealth of Nations: Pathways to Human Development.
Техническое редактирование и печать издания на английском языке:
Communications Development Incorporated, Washington D.C.
Дизайн: Bounford.com
Список ошибок и опечаток, обнаруженных после выхода в свет издания на английском языке,
см. в Интернете по адресу: http://hdr.undp.org
Перевод, редактирование, верстка Доклада о развитии человека 2010 на русском языке, а также контроль за
печатью Доклада выполнены Издательством «Весь Мир», дистрибьютором публикаций и соиздателем ООН
в России.
Ответственный за выпуск: Олег Зимарин.
Переводчики: Денис Голосной, Николай Заборин, Алексей Зверев, Ольга Когтева, Анна Рябова, Александр Скобелкин.
Редактор-координатор: Татьяна Кирсанова.
Редакторы: Алексей Бондаренко, Олег Заборин, Любовь Рыклина.
Менеджер по производству: Наталья Кузнецова
Издательство «Весь Мир»
17б, ул. Бутлерова, Москва, 117342, Российская Федерация
Тел.: (495) 739-0971, Факс: (495) 324-9591
E-mail: info@vesmirbooks.ru
http://www.vesmirbooks.ru

Группа подготовки Доклада о развитии человека 2010
Отдел по подготовке Доклада о развитии человека
Доклад о развитии человека представляет собой плод усилий коллектива, возглавляемого Директором и
включающего в себя научно-исследовательский, статистический, коммуникационный и производственный
персонал, а также группу поддержки национальных докладов о развитии человека. Коллеги, занимающиеся
операционными и административными вопросами, помогают работе Отдела.

Директор и основной автор
Джени Клугман

Исследования
Франсиско Родригес (Руководитель научно-исследовательского направления), Марнайе Гебретсадик, Закари
Гидвиц, Бет Осборн Дапонте, Исабель Медальо Перейра, Эмили Ньюман, Хосе Пинеда, Эмма Саман, Сара Твиггс,
Риккардо Фуэнтес-Ньева, Мартин Хегер. Дифей Ху, и Хюнцзин Чой,.

Статистические данные
Милорад Ковачевич (Руководитель статистического направления), Астра Бонини, Эми Гайе, Шреяси Джха, Лилиана
Карвахаль, Элисон Кеннеди (Руководитель статистического направления до июня 2010 года), Эндрю Торнтон
и Мелисса Эрнандес.

Поддержка национальных ДРЧ
Ева Есперсен (Заместитель директора ОДРЧ), Мэри Энн Мванги, Паола Пальяни и Тимоти Скотт.

Коммуникации и производство
Уильям Орм (Руководитель направления коммуникаций), Карлотта Айелло, Жан-Ив Амель, Екатерина Берман,
Уинн Белт, и Рой Лешли.

Операционные и административные функции
Сарантуя Менд (Операционный менеджер), Оскар Берналь, Минт Минт Тхан и Фе Хуарес-Шанахан.

Предисловие

В 1990 г. ПРООН опубликовала свой первый Доклад о развитии человека, в котором содержался
только что разработанный новый Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). Исходная идея
Доклада, которая в то время считалась радикальной, была простой и элегантной: национальное развитие следует оценивать не только по национальному доходу, как это долго практиковалось, но также по
ожидаемой продолжительности жизни и уровню грамотности.
Новый ИРЧП имел свои недостатки, что откровенно признавали составители Доклада; в частности,
он опирался на национальные средние показатели, которые скрывали асимметричность распределения, и не включал в себя «количественного измерения свободы человека» Тем не менее, он успешно
развивал центральный тезис Доклада, кратко сформулированный в его первой фразе: «Подлинное
богатство народов – люди».
Двадцать лет спустя концептуальное изящество и непреходящая релевантность оригинальной парадигмы развития человека уже не оспариваются. Сегодня почти повсеместно признано, что успех
страны или благосостояние индивида не могут измеряться только в деньгах. Доход, разумеется, имеет
огромное значение: без ресурсов любой прогресс будет затруднен. Тем не менее, мы должны также оценить, имеют ли люди возможность вести долгую и здоровую жизнь, могут ли они получить образование и вольны ли они использовать свои знания и таланты для формирования собственной судьбы.
Это был свежий взгляд на вещи, который остается крупнейшим достижением создателей Доклада –
пакистанца Махбуба-уль-Хака и его близкого друга и коллеги индийца Амартии Сена, работавших
в сотрудничестве с другими ведущими специалистами в области развития. Их концепция лежала
в основе не только издающихся вот уже 20 лет глобальных Докладов о развитии человека, но и более
шестисот национальных «Докладов о развитии человека» – все они были подготовлены, написаны
и опубликованы в соответствующих странах, – а также многих стимулирующих дискуссию работ по
региональным проблемам, выпущенных при поддержке региональных представительств ПРООН.
Возможно, самым важным является то, что концепция развития человека оказала серьезное влияние на
целое поколение разработчиков политики и специалистов в области развития в всем мире, в том числе
на тысячи специалистов ПРООН и всей системы ООН.
Двадцатилетняя годовщина издания дает возможность вновь системно рассмотреть достижения
в области развития человека и вызовы, существующие как на глобальном, так и региональном уровнях
(эта задача не выдвигалась с момента выхода в свет первого выпуска Доклада), а также проанализировать их последствия для политики и будущих научных исследований.
По одному из важнейших вопросов данные убедительно и недвусмысленно показывают следующее:
страны способны многое сделать для повышения качества жизни граждан даже в неблагоприятных
обстоятельствах. Многие страны достигли больших успехов в здравоохранении и образовании, несмотря на очень скромный рост доходов; в то же время некоторые государства с крепкой экономикой не
сумели добиться столь же впечатляющего прогресса в области ожидаемой продолжительности жизни,
охвата населения образованием и общего жизненного уровня. Улучшения никогда не приходят сами
собой – они требуют политической воли, смелого руководства и постоянной приверженности со стороны международного сообщества.

iv

доклад о развитии человека 2010

Данные за последние 40 лет раскрывают также огромное многообразие путей достижения результатов
в области развития человека. Не существует единственной модели или единого рецепта успеха.
В настоящем Докладе показано, что большинство стран достигли значительного прогресса в большинстве областей, причем беднейшие страны нередко добиваются наибольшего выигрыша. Для специалистов по статистике это, возможно, не будет неожиданностью, однако четыре десятилетия назад далеко
не везде предполагалось, что страны с самым низким доходом сделают значительные шаги вперед, как
это сейчас показывают данные по здоровью, образованию и (в меньшей степени) доходу.
Как нам хорошо известно, не все тенденции позитивны. К сожалению, некоторые страны после выхода
Доклада 1990 г. откатились назад по абсолютному уровню ИРЧП. В этих странах наглядно проявляются разрушительные последствия конфликтов, эпидемии СПИДа и слабого политического и экономического управления. Большинство из них пострадали от нескольких, а то и от всех перечисленных
факторов.
Я особенно приветствую продолжение присущей Докладу о развитии человека традиции оценивать
инновации. В нынешнем Докладе предлагаются три новых инструмента измерения, охватывающие
многомерное неравенство, гендерные диспропорции и крайнюю депривацию. ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства, Индекс гендерного неравенства и Индекс многомерной бедности, опирающиеся на достижения в данной сфере, а также на прогресс теории и информации, применимы к
большинству стран мира и позволяют сделать важные новые выводы.
Эти новые инструменты измерения повышают действенность первоначальной концепции развития
человека. В будущем Доклады охватят еще более сложные вопросы, включая все более важную сферу
устойчивости, а также неравенство и расширение прав и полномочий в широком смысле. Многие аналитические и статистические проблемы, поставленные в первом докладе, вышедшем в 1990 г., остаются
нерешенными до сих пор.
ПРООН может по праву гордиться своей двадцатилетней поддержкой этого интеллектуально независимого и новаторского Доклада. Но Доклады о развития человека никогда не были продуктом одной
ПРООН. В них широко используются знания и идеи других специализированных подразделений
ООН, национальных правительств и сотен ученых всего мира, которым мы всегда признательны за
сотрудничество. Юбилейное 20-е издание убедительно демонстрирует, что в ближайшие 20 лет и в
последующий период мы можем и должны руководствоваться ценностями и открытиями Докладов о
развитии человека.

Хелен Кларк
Администратор Программы развития ООН

Анализ и политические рекомендации данного Доклада не обязательно отражают взгляды ПРООН или ее Исполнительного
совета. Доклад является независимой публикацией, подготовленной по поручению ПРООН. Научные исследования
и составление Доклада представляют собой результат совместных усилий авторского коллектива ОПДРЧ и группы известных консультантов во главе с Джени Клугман, директором Отдела по подготовке Доклада о развитии человека.

доклад о развитии человека 2010

v

Амартия Сен. Введение

В 1990 году понимание обществом проблем развития было гальванизировано появлением первого
Доклада о развитии человека. Возглавленное визионером Махбубом-уль-Хаком, это исследование оказало глубокое воздействие на то, как разработчики политики, официальные лица, средства массовой
информации, а также экономисты и представители других общественных наук оценивают социальный
прогресс. Доклад не сосредоточивался на немногочисленных традиционных индикаторах экономического прогресса (таких как валовой национальный продукт на душу населения), но предлагал систематическое исследование огромного пласта информации о том, как люди живут в каждом обществе и
какими основными свободами они пользуются.
В то время, когда Махбуб-уль-Хак прокладывал новые пути в области концепции развития человека,
раздавались голоса несогласных, которые требовали более широкого подхода, чем применяемые стандартные экономические измерения, и выдвигали конструктивные предложения. Со своей замечательной проницательностью Махбуб увидел возможность использования этих инициатив для разработки
емкого альтернативного взгляда, который был бы одновременно практичным и инклюзивным. Доклад о
развитии человека заложил основу для широкого спектра информационных и аналитических материалов, связанных с различными аспектами жизни человека.
Однако проблема замены простых цифровых данных, таких как ВНП, массой таблиц (и многочисленными результатами анализа) состоит в том, что последним не хватает практичности и удобства грубого показателя ВНП. Поэтому в противовес ВНП был создан другой простой показатель – Индекс
развития человеческого потенциала (ИРЧП), – который концентрируется только на продолжительности жизни, базовом образовании и минимальном доходе. Не удивительно, что ИРЧП, который стал
очень популярным в публичных дискуссиях, обладает «грубостью», сравнимой с ВНП. Этот диагноз
не означает, что ИРЧП – «неинтеллигентный» показатель. Как один из людей, имевших счастье трудиться рядом с Махбубом, я бы сказал, что грубый ИРЧП оправдал ожидания: он работает как простой индикатор, подобный ВНП, однако в отличие от ВНП он не замыкается только на доходах и товарах. В то же время, огромную широту концепции развития человека не следует путать, как это иногда
делают, с узкими рамками ИРЧП.
С 1990 г. мир ушел далеко вперед. Было немало достижений (например, в области грамотности);
однако концепция развития человека мотивационно предполагает концентрацию на том, что еще не
сделано – и что требует наибольшего внимания в современном мире: от бедности и депривации до
неравенства и отсутствия безопасности. В стабильном потоке Докладов о развитии человека продолжают появляться новые таблицы, и разрабатываются новые индексы, призванные расширить ИРЧП и
обогатить наши оценки.
Как это часто бывает, вызовы, с которыми мы сталкиваемся, тоже обострились – например, те, что
связаны с сохранением окружающей среды и устойчивостью нашего благополучия и основных свобод.
Концепция развития человека является достаточно гибкой, чтобы учитывать перспективы будущей
vi

доклад о развитии человека 2010

жизни людей на нашей планете, включая те свойства мира, которые мы ценим – вне зависимости от
того, связаны ли они с нашим благосостоянием или нет (например, мы можем быть привержены делу
выживания угрожаемых видов животных, хотя это вступает в противоречие с нашим благосостоянием). Было бы большой ошибкой втискивать в одну цифру, подобную ИРЧП, все новые и новые
соображения. Тем не менее, концепция развития человека достаточно сложна, чтобы вместить в себя
новые заботы и учесть будущие перспективы (включая прогнозы о будущих уровнях ИРЧП) без путаных попыток впихнуть как можно больше в один совокупный показатель.
Спустя 20 лет после появления первого Доклада о развитии человека мы вправе гордиться многим
из достигнутого. Однако мы должны также сохранять способность улучшать методы оценки старых
пороков и реагировать на новые опасности, угрожающие человеческим свободам и благополучию. Эта
непреходящая приверженность, конечно же, является частью широкого видения Махбуба-уль-Хака.
И потребность в такой приверженности со временем не исчезла.

доклад о развитии человека 2010

vii

Выражение признательности

Настоящий Доклад представляет собой плод консультаций, личного вклада и поддержки со стороны многих
людей. Подготовка каждого Доклада о развитии человека (ДРЧ) – чрезвычайно трудная задача, особенно накануне столь знаменательной годовщины. Хотела бы особо поблагодарить Амартию Сена за его стратегические
советы и мудрость, а также Сакико Фукуда-Парр, Френсиса Стюарта и Майкла Уолтона за ценный интеллектуальный вклад и постоянное содействие. Члены моей семьи – Эма. Джош и Билли – проявляли терпение и оказывали
поддержку на всем протяжении работы. Результат ДРЧ зависит от самоотверженности и упорного труда научноисследовательского коллектива и персонала Отдела по подготовке Доклада о развитии человека (ОПДРЧ). Своим
устойчивым успехом Доклад во многом обязан поддержке со стороны Администратора ПРООН Хелен Кларк.
Ценное направляющее влияние оказала научная консультационная рабочая группа. В нее входили Бина Агарвал,
Филипп Агион, Арджун Аппадурай, Энтони Аткинсон, Франсуа Бургиньон, Стивен Гелб, Энрико Джованнини,
Ричард Джолли, Равви Канбур, Мванги Кименьи, Саймон Коммандер, Дипак Найяр, Лант Притчетт, Гюстав Рани,
Генри Ричардсон, Дани Родрик, Хосе Саласар-Ксириначс, Хади Салехи-Эсфахани, Ян Свейнар, Тимоти Смидинг,
Фрэнсис Стюарт, Майкл Уолтон, Ариэль Фишбейн, Нэнси Фолбр, Сакико Фукуда-Парр, Хеба Хандусса, и Тарик
Юсеф.
В период с сентября 2008 г. по июнь 2010 г. при поддержке страновых и региональных представительств ПРООН
было проведено более 25 консультаций для оказания помощи в подготовке доклада – в том числе в Брюсселе,
Бусане, Вашингтоне, Дели, Йоханнесбурге, Женеве, Канберре, Кембридже (Соединенное Королевство),
Кембридже (США), Лиме, Лондоне, Мельбурне, Найроби, Нью-Йорке, Оксфорде, Париже, Рабате, Рио-деЖанейро и Стамбуле – в которых приняли участие порядка 400 экспертов и специалистов-практиков. К числу
ключевых партнеров, выступивших в качестве организаторов этих консультаций, относятся Центр глобального
развития, Европейская Комиссия, Центр международного развития при Гарвардском университете, Ассоциация
в поддержку развития и способностей человека, Центр по вопросам развития при Организации экономического
сотрудничества и развития и Консультативная группа ПРООН по вопросам гражданского общества.
Тексты предварительных исследований, положенных в основу Доклада, по широкому кругу тематических вопросов,
доступны в Интернете в нашей серии «Научно-исследовательские материалы по проблемам развития человека» и
перечислены в разделе «Библиография». Чрезвычайно плодотворным для разработки концептуальных проблем и
вопросов, связанных с методами измерений, было сотрудничество с Оксфордской инициативой в области бедности и развития человека, возглавляемой Сабиной Алькире и включающей в себя широкий круг ученых. Хочу особо
поблагодарить Джеймса Фостера из Университета Джорджа Вашингтона, Стефана Клазена из Геттингенского университета и Ланта Притчетта из Гарвардского университета за своевременные советы по целому ряду вопросов,
связанных с практической деятельностью и измерениями.
В настоящем Докладе использованы статистические данные из различных баз данных. Мы особенно признательны
Международной организации труда, Межпарламентскому союзу, Цзюн Ва Ли, Люксембургскому исследованию
доходов, проекту Polity IV, Стокгольмскому международному института исследования проблем мира, Департаменту
по экономическим и социальным вопросам ООН, Статистическому институту Организации Объединенных
Наций по вопросам образования, науки и культуры, Агентству ООН по делам беженцам, Детскому фонду ООН,
Программе данных о конфликтах Уппсальского университета и Всемирному банку. Клаудио Монтенегро провел анализ на основе Базы данных Всемирного банка о международном распределении дохода, необходимый для
построения Индекса развития человеческого потенциала, скорректированного с учетом неравенства. Эдуардо
Замбрано из Калифорнийского политехнического государственного университета консультировал работу по конструированию Индекса гендерного неравенства. Выражаем признательность за консультации Группе экспертов
Статистической комиссии ООН.

viii

доклад о развитии человека 2010

Группа читателей ПРООН, представляющая все региональные и политические бюро, и многие другие коллеги, которых мы не имеем возможности здесь перечислить, предоставляли ценные советы
на всем протяжении подготовки Доклада. Тем не менее, выражаем особую благодарность Абдуллаю
Маар Дьейе, руководителю персонала. Сеть по проблемам развития человека, объединяющая около
1,400 сотрудников ПРООН, ученых и неправительственных организаций, генерировала ряд полезных идей и осуществляла обратную связь в ходе дискуссий, осуществлявшихся с помощью Интернета.
Административную поддержку оказали Солайман Аль-Рифаи и Марта Май из Управления ООН по
обслуживанию проектов.
В течение года в ОПДРЧ работал ряд стажеров: Кевин Чуа, Зайнаб Эль-Бернусси, Дженнифер
Эскобар, Ребекка Функ, Георгиос Геогиадис, Саад Гюльзар, Франческа Раппоччоло, Томас Рока, Сандра
Шарф, Фредрик Шеберг и Сеол Ю. Намсук Ким была направлена на стажировку из Отдела ПРООН
по исследованиям в области развития.
Группа специалистов компании Communications Development Incorporated под руководством Брюса
Росс-Ларсона проделала изумительную работу по техническому редактированию и верстке Доклада,
а компания Bounford.com разработала его дизайн. Ценные идеи по визуальному воплощению концепций и тенденций в области развития человека предложил Сесар Идальго.
Мы благодарим всех, кто прямо или косвенно содействовал нашим усилиям. В то же время мы берем на
себя полную ответственность за упущения и ошибки.

Джени Клугман
Директор
Доклад о развитии человека 2010

доклад о развитии человека 2010

ix

Список сокращений

x

ВВП

валовой внутренний продукт

ВНД

валовой национальный доход

ДРЧ

Доклад о развитии человека

ИГР

Индекс гендерного неравенства

ИМБ

Индекс многомерной бедности

ИРЧП

Индекс развития человеческого потенциала

ИРЧПН

ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства

ИЧБ

Индекс человеческой бедности

ОЭСР

Организация международного сотрудничества и развития

ППС

паритет покупательной способности

ПРООН

Программа развития ООН

доклад о развитии человека 2010

Содержание
Предисловие
Амартия Сен. Введение
Выражение признательности
Список сокращений

iv
vi
viii
ix

ОБЗОР
ГЛАВА 1
Новое определение развития человека

11

Первоначальное определение
Индекс развития человеческого потенциала
Рост внимания со стороны СМИ

12
13
14

Доклады о развитии человека: опережая свое время
Вклад в дискурс по проблемам развития
Сдвиги в дискурсе по проблемам развития

15
15
19

Концепция развитие человека актуальна как никогда

22

ГЛАВА 2
Прогресс народов

25

Современные тенденции в развитии человека:
взгляд сквозь призму ИРЧП
Общие тенденции
Конвергенция: большие времена

25
26
28

Долголетие и здоровье
Прогресс замедлился
Голод – многоголовый монстр

31
32
35

Знание расширяет возможности
Уровень образования выше, чем когда-либо прежде
Гендерные различия сужаются
Участие государственного сектора возросло
Тем не менее, многие дети не учатся

36
36
38
38
39

Растущий уровень жизни
Неодинаковый прогресс
Несколько стран преодолевают порог

40
42
42

ГЛАВА 3
Различные пути к прогрессу
Загадка экономического роста и развития человека
Экономический рост и развитие человеческого потенциала не всегда
совпадают
Объяснение загадки
Что означают наши результаты

45
46
46
48
49

Прогресс на глобальном уровне: роль идей и инноваций
Улучшения в отношении здоровья
Образование: государство, родители или и те и другие?
Общее и отличное в развитии сфер здоровья и образования

50
50
52
53

Роль институтов, политики и социальной справедливости
Различные траектории развития стран
Корреляты и причины прогресса
Прогресс благодаря равенству

54
54
55
58

Смотрим глубже: рынки, государства и общественный договор

61

ГЛАВА 4
Не всегда все хорошее приходит одновременно

65

Более широкие измерения развития человека

65

Расширение прав и возможностей
Перемена ожиданий
Демократия и свобода выбора
Гражданские и политические права

66
67
68
70

Неравенство
Растущее неравенство доходов
Взаимное усиление различных видов неравенства и системные
диспропорции
Гендерные диспропорции

72
72

Уязвимость и устойчивость
Негарантированность занятости и потрясения
Угроза изменения климата

78
78
81

73
76

ГЛАВА 5
Новаторские решения в области измерения
неравенства и бедности
Три новых многомерных измерителя
Измерение многомерного неравенства –
ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства
Различная величина потерь в развитии человека
по причине неравенства
Потери в области здравоохранения и образования
часто больше потерь в доходе
Ограниченность ИРЧП, скорректированного с учетом неравенства

85
86
87
87
89
89

Измерение гендерного неравенства –
Индекс гендерного неравенства
Аспекты и показатели
Сильнейшая вариабельность гендерного неравенства
Ограниченность Индекса гендерного неравенства

89
91
92
94

Измерение нищеты – Индекс многомерной бедности
Общие модели многомерной бедности
Многомерная бедность по регионам и странам
Ограниченность Индекса многомерной бедности

94
95
98
100

доклад о развитии человека 2010

xi

ГЛАВА 6
Повестка дня на период после 2010 года

Вставки
101

Прогресс и угроза изменения климата

102

Повестка дня в области политики
Рассмотрение принципов разработки политики
Серьезное отношение к контексту
Сдвиг глобальной политики

103
104
107
109

Повестка дня для исследований
Совершенствование статистических данных
и результатов анализа для формирования дискуссий
На пути к новой экономической теории развития человека
Направления исследования

112
112
114
115

Примечания

120

Библиография

126

СТАТИСТИЧЕСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ
Руководство для читателей

137

Рейтинг стран по ИРЧП, 2010

142

Статистические таблицы
1 Индекс развития человеческого потенциала и его компоненты
2 Тенденции Индекса развития человеческого потенциала, 1980–2010
3 Индекс развития человеческого потенциала, скорректированный
с учетом неравенства
4 Индекс гендерного неравенства
5 Индекс многомерной бедности
6 Расширение прав и возможностей
7 Устойчивость и уязвимость
8 Человеческая безопасность
9 Восприятие индивидуального благосостояния и благополучия
10 Гражданское и общественное благополучие
11 Демографические тенденции
12 Достойный труд
13 Образование
14 Здравоохранение
15 Благоприятные условия: финансовые потоки и обязательства
(международные и внутренние)
16 Благоприятные условия: экономика и инфраструктура
17 Доступ к информационно-коммуникационным технологиям

xii

143
148
152
156
161
164
168
172
176
180
184
188
192
197
202
206
211

Технические примечания

215

Определения статистических терминов

223

Классификация стран

227

доклад о развитии человека 2010

1.1
1.2
1.3
1.4
2.1
2.2
3.1
3.2
3.3
3.4
3.5
3.6
3.7
3.8
4.1
4.2
4.3
4.4
4.5
5.1

5.2
5.3
6.1
6.2
6.3
6.4
6.5
6.6

Из Карачи в Сорбонну: Махбуб-уль-Хак и идея развития человека
11
Совершенствование Индекса развития человеческого потенциала
14
Развитие человека и возможности: интеллектуальные основания и эволюция 16
Развитие человека в действии: региональный,
национальный и местный уровни
21
Основные термины, используемые в докладе
26
Контрастные истории из Африки
29
Являются ли более богатые более здоровыми?
49
Полезна ли децентрализация для развития человека?
53
Три истории успешного повышения Индекса развития
человеческого потенциала
55
Конфликт и развитие человека
56
Плоды аналитического подхода к изучению экономического роста
57
Модели нестабильного подъема
58
Денежные трансферты и социальная защита
60
Роль частного сектора в содействии развитию человека
62
Дефицит демократии в арабских государствах
69
Коренные народы и неравенство в развитии человека
76
Численность «потерянных женщин» увеличивается
77
Меняющиеся гендерные отношения в бывшем Советском Союзе
77
Направления деятельности по поддержанию занятости
80
Скорректированный ИРЧП в действии: избранные новаторские решения
в области измерения, содержащиеся в национальных докладах о развитии
человека
86
Важные гендерные вопросы, не включенные в Доклад вследствие
неполноты данных или задержек с их получением
92
Нищета: данные с мест из Индонезии, Кении и Мадагаскара
95
Развитие как свобода и изменение китайского взгляда на развитие
105
Национальный закон о гарантиях занятости в сельских районах
106
Тематические исследования и некоторые уроки неудачного
осуществления проектов
107
Новый показатель многомерной бедности в Мексике
112
Необходимость признания неоплачиваемого труда
113
Некоторые взгляды гражданского общества на развитие человека
и расширение прав и возможностей
115

Рисунки
1.1 Компоненты Индекса развития человеческого потенциала
1.2 Популярность Доклада о развитии человека и Индекса развития
человеческого потенциала
1.3 Концептуальная структура развития человека
2.1 Общий прогресс при значительной вариабельности.
Тенденции Индекса развития человеческого потенциала в мире, 1970–2010
2.2 Лидеры у каждого региона свои, а аутсайдеры сосредоточены в Африке
2.3 Многообразие путей
2.4 Прогресс в области здоровья
2.5 Прогресс основных индикаторов здоровья.
Развивающиеся страны по-прежнему отстают
2.6 Снижение ожидаемой продолжительности жизни
в бывшем Советском Союзе и странах, сильно пораженных ВИЧ
2.7 Прогресс в области образования
2.8 В школу ходит больше детей, однако имеются возможности
для совершенствования в области среднего и высшего образования
2.9 Прогресс в области гендерного равенства в образовании.
Разрыв сохраняется
2.10 Прогресс в области уровня жизни
3.1 Слабая взаимосвязь между экономическим ростом и изменениями
в сферах здоровья и образования
3.2 Улучшение здоровья и образования возможно сегодня во всех странах
3.3 Чем выше уровень развития человека, тем ниже уровень неравенства
4.1 Высокий Индекс развития человеческого потенциала не равнозначен
демократии, равенству или устойчивости
4.2 Быстрый рост коммуникационных технологий,
но все еще низкий доступ к ним в беднейших странах
4.3 На путь демократии встает все больше стран
4.4 У детей из бедных домохозяйств выше вероятность умереть
4.5 Регресс в снижении безработицы в период с 2008 года
4.6 Мир становится менее устойчивым
5.1 Снижение ИРЧП вследствие многомерного неравенства
5.2 Снижение ИРЧП и его составных частей по регионам вследствие неравенства
5.3 Индекс гендерного неравноправия - три аспекта и пять показателей
5.4 Снижение достигнутого уровня ИРЧП в процентах по причине гендерного
неравноправия, избранные страны
5.5 Региональные паттерны потерь ИРЧП вследствие гендерного неравноправия
5.6 Потери вследствие гендерного неравноправия по сравнению
с многоаспектным неравенством
5.7 Индекс многомерной бедности - три аспекта и 10 показателей
5.8 Доля людей, живущих в нищете: ИМБ и бедность по доходам,
избранные страны
5.9 Средняя глубина нищеты относительно доли населения,
считающейся бедными
5.10 Региональное распределение многомерной бедноты мира,
живущей в развивающихся странах
5.11 Индекс многомерной бедности: провинции Кении по сравнению
с другими странами

Таблицы
13
14
23
27
29
30
33
34

2.1 Масштабное повышение показателей Индекса развития человеческого
потенциала с 1970 года. Тенденции гибридного ИРЧП и его компонентов
по региональным группам и группам по ИРЧП, 135 стран, 1970–2010
2.2 Самый быстрый прогресс в развитии человека происходит разными
путями. Лидеры по ИРЧП, ИРЧП, не связанному с доходом, и ВВП,
1970-2010
3.1 С невыполнением ожидаемых результатов связано много факторов.
Корреляты недовыполнения, средние характеристики
за период 1970–2010 гг.
5.1 Измерение развития человека. К новому набору показателей
развития человека

28

29

56
85

34
37
38
39
41
47
48
59
66
67
68
74
79
82
88
88
91
93
94
94
96
97
98
98
99

доклад о развитии человека 2010

xiii

Обзор
«Подлинное богатство народов – люди». С этих слов в 1990 году Доклад о развитии человека (ДРЧ) начал энергичную кампанию в поддержку нового подхода к пониманию развития. Мысль о том, что цель развития должна состоять в создании благоприятной среды, позволяющей людям вести долгую, здоровую и творческую жизнь, сегодня может показаться
самоочевидной. Но так было не всегда. Главная задача ДРЧ в последние 20 лет заключалась
в том, чтобы подчеркнуть, что развитие в первую очередь и по своей сути предназначено
для людей.
В Докладе нынешнего года отмечается значение
концепции развития человека, которая постоянно актуальна в осмыслении нашего меняющегося мира и поиске путей повышения человеческого благосостояния. Развитие человека – это не
фиксированный и статичный набор предписаний,
а эволюционирующая идея, ибо по мере изменения мира аналитические инструменты и концепции тоже меняются. Поэтому в данном Докладе
говорится также и о том, как подход к развитию
человека может быть приспособлен к вызовам
нового тысячелетия.
В последние 20 лет наблюдался существенный прогресс во многих аспектах развития человека. Большинство людей сегодня более здоровы,
дольше живут, имеют более высокий уровень
образования и лучший доступ к товарам и услугам. Даже в странах, находящимся в неблагоприятных экономических условиях, люди улучшили
свое здоровье и образование. При этом прогресс
не сводится только к улучшению здоровья и образования и повышению доходов, но включает
в себя также расширение возможностей выбора
лидеров, влияния на государственные решения
и обмена знаниями.
Однако не все элементы этой истории позитивны. В минувшие годы происходил также рост
неравенства – как внутри стран, так и между
странами, – а многие модели производства
и потребления, во всевозрастающей степени
обнаруживали свою неустойчивость. Прогресс
был неодинаков, и население некоторых регионов – таких как Юг Африки и республики бывшего Советского Союза – переживало периоды
регресса, особенно в области здравоохранения.
Новые слабости требуют новаторской государственной политики, позволяющей противостоять

рискам и неравенству и в то же время использовать динамичные рыночные силы на благо всех.
Обращение к этим проблемам требует новых
инструментов. В настоящем Докладе мы представляем три измерителя из семейства показателей ДРЧ – Индекс развития человеческого потенциала, скорректированный с учетом неравенства,
Индекс гендерного неравенства и Многомерный
индекс бедности. Эти наиболее передовые измерители вобрали в себя новейшие достижения
в области теории и практики измерения и подтверждают центральную роль неравенства и бедности в системе человеческого развития. Мы приводим эти экспериментальные статистические
ряды с намерением стимулировать обоснованную
общественную дискуссию вне рамок традиционной ориентированности на сводные показатели.
Сегодняшние вызовы требуют также нового
взгляда на политику. Хотя в области человеческого развития не существует чудодейственных
средств или волшебных снадобий, некоторые
политические выводы очевидны. Во-первых, мы
не можем допустить, чтобы будущее развитие
было копией прошлого: сегодня и в будущем возможности во многих аспектах значительно шире.
Во вторых, разнообразный опыт и конкретные
условия не допускают применения всеобъемлющих политических рецептов и указывают на более
общие принципы и рекомендации. В-третьих,
необходимо заняться новыми проблемами, и прежде всего, изменением климата.
Перед нами стоит много вызовов. Некоторые
из них связаны с политическими мерами: стратегии развития должны опираться на местные условия и здравые всеобъемлющие принципы; значительное количество проблем выходит за пределы
потенциала отдельного государства и требует

обзор

1

демократически подотчетных глобальных институтов. Имеются также определенное поле для
исследований. Вот только две темы: углубленный
анализ поразительно слабой взаимосвязи между
экономическим ростом и улучшениями в области
здоровья и образования, а также более тщательное рассмотрение того, как многомерность целей
развития влияет на его понимание.
В последние 20 лет
наблюдался существенный
прогресс во многих аспектах
развития человека, однако
не все элементы этой
истории позитивны

2

доклад о развитии человека 2010

20 лет концепции развития
человека
Двадцать лет назад мир только что пережил
десятилетие долгового кризиса, корректировок
и самоограничений, а также испытал целый комплекс политических трансформаций. Первый
ДРЧ красноречиво и гуманно призвал к иному
подходу в области экономики и развития –
такому, в центре которого будет находиться человек. Этот подход был закреплен в новом взгляде
на развитие, который был вдохновлен творческой
страстью и видением Махбуба-уль-Хака – главного автора первых выпусков Доклада – и новаторскими работами Амартии Сена.
В нынешнем, 20-м выпуске ДРЧ мы вновь
подтверждаем непреходящую значимость развития человека. Мы показываем, что концепция развития человека занимает опережающие позиции,
что ее идеи, инструменты измерения и стратегии
привели к важным выводам о моделях прогресса,
и что она может наметить путь к развитию, ориентированному на человека.
Доклад 1990 г. начинался с четкого определения развития человека как процесса «расширения спектра выбора для людей» и подчеркивал
свободу человека быть здоровым, образованным
и иметь достойный уровень жизни. Однако в нем
также отмечалось, что понятия человеческого
развития и благополучия выходят далеко за эти
рамки и должны включать в себя гораздо более
широкий набор возможностей, в том числе политические свободы, права человека и, перефразируя Адама Смита, «возможность ходить по улице,
не испытывая чувства стыда». Благожелательное
восприятие Доклада правительствами, гражданским обществом, исследователями и прессой
показали, что выраженный в нем инновационный подход вызвал глубокий резонанс сообществе специалистов в области развития и за его
пределами.

Новое определение
Хотя в первом ДРЧ были весьма осторожно
представлены различные нюансы концепции развития человека, со временем краткая формулировка «расширение спектра выбора для людей»
стало использоваться повсеместно. Это положение имеет фундаментальный характер – однако
одного его недостаточно. Развитие человека
предполагает сохранение позитивных результатов в  течение длительного времени и  противодействие процессам, которые ведут к обнищанию
людей или усиливают их угнетение и структурную несправедливость. Поэтому ключевыми
являются процессуальные принципы, такие как
справедливость, устойчивость и уважение к правам человека.
Неизменным в традициях развития человека
остается то, что концепция должна быть динамичной, а не застывшей. Мы предлагаем ее новое,
уточненное определение, соответствующее практике развития на местах и научной литературе по
проблемам развития и способностей человека:
Развитие человека представляет собой включение в число человеческих свобод права людей
на долгую, здоровую и творческую жизнь, на
осуществление других целей, которые, по
их мнению, обладают ценностью; на активное участие в обеспечении справедливости
и устойчивости развития на нашей общей планете. Люди – как индивидуально, так и в группах – одновременно являются и бенефициариями, и движущей силой развития человека.
Это новое определение подчеркивает суть
развития человека: мотивы устойчивости, справедливости, расширения прав и полномочий и
присущую данному подходу гибкость. Так как
выгоды могут оказаться хрупкими и не защищенными от регресса, и поскольку к будущим поколениям следует относиться справедливо, необходимы особые усилия для того, чтобы результаты
развития человека были долгосрочными, т. е.
чтобы оно было устойчивым. Развитие человека
также предполагает противодействие процессам,
ведущим к обнищанию людей, усилению гнета
и структурной несправедливости; оно должно
быть справедливым. И оно также предполагает
предоставление людям возможности реализовать
индивидуальный выбор, а также участвовать, формировать и получать выгоды от процессов, происходящих на уровне домохозяйств, общин и на
общенациональном уровне; необходимо расширять права и возможности людей.

Развитие человека требует дискуссий и дебатов, а его итоги должны быть открыты для обсуждения. Люди – как индивиды и как группы – придают форму этим процессам. Рамочная схема
развития человека применима ко всем странам – и богатым, и бедным – и ко всем людям.
Основанная на ряде ключевых принципов, она
в то же время остается в достаточной мере открытой, разумной и живой, представляя собой парадигму для нового столетия.

Эволюция благополучия:
негладкий путь наверх
Главная ценность данного Доклада состоит
в системной оценке тенденций в отношении ключевых компонентов развития человека за последние 40 лет. Эта ретроспективная оценка, проведение которой столь важно в свете 20-летия
Доклада, представляет собой наиболее всеобъемлющий анализ ДРЧ, вышедших до настоящего
времени, и позволяет сделать новые значительные
выводы.
В некоторых базовых аспектах мир сегодня
выглядит гораздо комфортнее, чем в 1990 г. За
минувшие 20 лет многие люди на всей планете
радикально улучшили ключевые показатели своей
жизни. В целом, они стали более здоровыми,
более образованными и обеспеченными и ныне
имеют больше возможностей избирать своих
руководителей и обеспечивать их подотчетность,
чем в любой другой период истории. Взгляните,
например, на рост нашего суммарного показателя развития – Индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), который объединяет
информацию об ожидаемой продолжительности
жизни, уровне образования и доходах в простой
сводный показатель. С 1990 г. среднемировой
ИРЧП вырос на 18% (и на 41% в период после
1970 г.), что отражает значительное общее улучшение показателей продолжительности жизни,
охвата школьным образованием, грамотности
и доходов. В то же время наблюдались значительная вариабельность практики и высокая волатильность – к этим темам мы вернемся ниже.
Почти все страны получили выгоды от этого
прогресса. Из 135 государств, где проживает 92%
мирового населения, только 3 – Демократическая
Республика Конго, Замбия и Зимбабве - имеют
сегодня более низкий ИРЧП, чем в 1970 г.
В целом, бедные страны догоняют по ИРЧП
богатые страны. Такое сближение дает гораздо
более оптимистичную картину, чем точка зрения,
ограничивающаяся рассмотрением тенденций

в  области доходов, где продолжалась дивергенция. Однако не все государства быстро прогрессировали, и различия в этой области поразительны.
Наиболее медленный прогресс отмечался в странах Африки к югу от Сахары, пораженных эпидемией ВИЧ, и в республиках бывшего СССР, где
наблюдался рост смертности среди взрослых.
Основная группа лидеров в области ИРЧП
(страны, где Индекс возрос в наибольшей степени) включают в себя страны, хорошо известные
по «волшебному росту» доходов, – такие как
Китай, Индонезия и Республика Корея. Однако
в нее также входят и другие страны – такие как
Непал, Оман и Тунис, – где прогресс в области параметров ИРЧП, не связанных с доходом,
был не менее примечательным. Интересно, что
в десятку лучших входят несколько государств,
обычно не рассматриваемых в качестве лидеров.
Добавим, что 11-е место занимает Эфиопия, а еще
три страны Африки к югу от Сахары (Ботсвана,
Бенин и Буркина-Фасо) входят в список первых
25 государств.
Таким образом, в более широком плане
концепция развития человека основывается на
оценках успеха, весьма серьезно отличающихся,
например, от оценок Комиссии Спенса по росту
и развитию. Это показывает, что достижения
в здравоохранении и образовании могут обеспечить успех в развитии человека: фактически семь
стран входят первую десятку благодаря своим
значительным достижениям в области здоровья и
образования, причем в ряде случаев они не демонстрируют какой-либо исключительный рост.
Не все страны прогрессировали быстро,
и вариации в этом плане поразительны. В течение последних 40 лет в четверти развивающихся
стран увеличение ИРЧП составило менее 20%,
а  еще в одной четверти – свыше 65%. Эта разница отчасти отражает различия в стартовых
уровнях: менее развитые страны в среднем добивались более быстрого прогресса в здравоохранении и образовании, чем более развитые. Однако
половина различий в динамике ИРЧП не может
быть объяснена начальным ИРЧП, и страны
с одинаковыми стартовыми уровнями эволюционировали очень по-разному, что, свидетельствует
о важности страновых факторов, таких как политика, институты и географическое положение.
Достижения в области здравоохранения
были значительными, но сейчас этот процесс
замедляется. Замедление в совокупном прогрессе в значительной мере обусловлено драматическим откатом назад 19 стран. В девяти из
них – шести из группы стран Африки к югу от
Сахары и трех из бывших республик Советского

Главная ценность данного
Доклада состоит в системной
оценке тенденций
в отношении ключевых
компонентов развития
человека за последние
40 лет

обзор

3

Наше исследование
показывает, что
взаимосвязь между
экономическим ростом
и улучшениями в области
здравоохранения
и образования слаба
в странах с низким
и средним уровнем ИРЧП

Союза  – ожидаемая продолжительность жизни
упала ниже показателей 1970-х гг. Причинами
этого снижения являются эпидемия ВИЧ и рост
смертности среди взрослого населения в ряде
стран с переходной экономикой.
Прогресс в образовании был существенным и
наблюдался во многих районах, что объясняется
не только увеличением охвата школьным обучением, но также и обеспечением равного доступа
к нему девочек и мальчиков. В значительной степени это явление отражает более широкое государственное вмешательство, которое зачастую
характеризуется скорее привлечением детей
в школу, чем успехами в повышении качества
образования.
Рост доходов варьируется гораздо сильнее.
Несмотря на совокупный прогресс в этой области,
в ней – в отличие от сфер здоровья и образования – не наблюдается сближения, потому что богатые страны в течение минувших 40 лет в среднем
росли быстрее, чем бедные. Разрыв между развитыми и развивающимися странами сохраняется:
верхнюю часть рейтинга распределения мирового
дохода продолжает занимать все та же небольшая
группа стран, и лишь горстка стран, начинавших
с бедности, сумела присоединиться к ним.
В целом, мы видим значительное продвижение
вперед, однако изменения последних десятилетий
не были повсеместно позитивными. В некоторых
странах наблюдался серьезный регресс – особенно
в области здравоохранения,  – который порой
в течение нескольких лет сводил на нет достижения нескольких десятилетий. Экономический
рост был чрезвычайно неравномерным – как
в странах с быстрыми темпами роста, так и в группах, получавших выгоды от национального прогресса. Разрыв в уровнях развития человека, хоть
и сузился, все же остается огромным.

Осмысление моделей
и движущих сил развития
человека
Глобальный прогресс сочетался со значительной
вариабельностью по странам. Это дает основания
полагать, что глобальные силы делают его осуществимым для стран на всех уровнях развития,
однако страны различаются по степени использования этих возможностей.
Одним из наиболее неожиданных результатов исследований в области развития человека
в последние годы – что подтверждается в настоящем Докладе – явилось отсутствие существенной корреляции между экономическим ростом
и  улучшениями в области здравоохранения и
4

доклад о развитии человека 2010

образования. Наше исследование показывает,
что эта взаимосвязь особенно слаба при низком
и среднем уровнях ИРЧП. Это можно проследить по положительным изменениям в уровнях
здоровья и образования людей. Корреляция
между сегодняшними уровнями, контрастирующая с отсутствием корреляции между изменениями во времени, отражает исторические модели,
поскольку только страны, ставшие богатыми,
были способны платить за дорогостоящее продвижение вперед в  области здравоохранения и
образования. Однако сегодня технологические
новшества и изменения в структурах обществ
позволяют даже более бедным странам добиваться существенных выгод.
Беспрецедентный поток идей в разных странах, наблюдаемый в последнее время, – от технологий, сберегающих здоровье, до политических идеалов и продуктивной практики – носил
преобразующий характер. Многие инновации
позволили странам улучшить здравоохранение
и  образование при очень низких затратах, что
объясняет, почему корреляция между доходом
и не связанными с доходом измерениями человеческого развития со временем ослабела.
Доходы и рост остаются жизненно важными
показателями. Придерживаться иного мнения
означает игнорировать значимость дохода для
расширения человеческих свобод. Доход имеет
огромное значение в определении власти человека над ресурсами, необходимыми для обеспечения доступа к пище, жилью и одежде и расширению возможностей выбора – таких, как
занятость на престижной работе, приносящей
материальное и моральное удовлетворение или
возможность проводить больше времени со своими близкими. Рост доходов может указывать на
то, что возможности для достойного труда расширяются – пусть даже это не всегда так, – а экономические трудности и связанное с ними сокращение рабочих мест являются плохими новостями
для людей во всем мире. Кроме того, доход является источником налогов и других поступлений,
которые необходимы правительствам, чтобы обеспечивать необходимые услуги и осуществлять
программы перераспределения. Таким образом,
увеличение доходов на широкой основе остается
важным политическим приоритетом.
Полученные нами результаты не отрицают
важности повышения доходов для улучшения
доступа людей к социальным услугам – эта взаимосвязь подкрепляется большим количеством
микроэкономических свидетельств. Сильная
корреляция между социально-экономическим
статусом и здоровьем часто отражает относительное преимущество более обеспеченных людей в

получении доступа к медицинскому обслуживанию. Тем не менее, наш Доклад выражает сомнение по поводу того, что рост дохода в масштабах
экономики достаточен для дальнейшего улучшения здравоохранения и образования в странах
с низким и средним ИРЧП. И это – хорошая
новость, по крайней мере, в той степени, в какой
устойчивый рост оказывается эфемерным.
Результаты наших исследований, опирающиеся на новые данные и анализ, также подтверждают два главных спорных пункта Доклада со
времени его появления: что развитие человека
отличается от экономического роста и что существенных достижений можно добиться даже без
быстрого роста. Предыдущие выпуски ДРЧ приводили в пример индийский штат Керала и такие
страны, как Коста-Рика, Куба и Шри-Ланка, которые достигли гораздо более высокого уровня развития человека, чем другие, при своих доходах.
Эти достижения стали возможными потому, что
рост отделен от процессов, определяющих прогресс по измерениям развития человека, не связанным с доходом.

Значение институтов
Стратегии и реформы, отвечающие интересам прогресса, варьируются в разных институциональных условиях в широком диапазоне и
зависят от структурных и политических ограничений. Попытки «трансплантировать» в другие страны определенные институциональные и
политические решения часто заканчиваются неудачей, а политические меры должны опираться
на преобладающие институциональные условия. Например, экономическая либерализация в
Индии была направлена на смягчение чрезмерно
запретительной и «семейно-доминируемой»
бизнес-среды путем ослабления регулирования и
обеспечения более высокой конкуренции. Иными
словами, в то время как институты являются ключевой детерминантой человеческого развития, то,
как они взаимодействуют со средой, заслуживает
тщательного изучения.
Одним из важных аспектов является то, как
организованы взаимоотношения между рынками
и государством. Правительства разными путями
обращались к проблеме напряженности между
стремлением рынков обеспечивать прибыль и
динамизм и необходимостью преодолевать провалы рынка. Рынки могут быть необходимы для
обеспечения устойчивого экономического динамизма, однако они автоматически не приносят прогресс в другие измерения человеческого
развития. Развитие, которое делает слишком

большой упор на быстром экономическом росте,
редко бывает устойчивым. Словом, рыночная
экономика необходима, но недостаточна.
Эти наблюдения восходят к блестящей характеристике, сформулированной Карлом Полани
более 60 лет назад, по поводу мифа о саморегулируемом рынке – идее о том, что рынки
могут существовать в условиях политического
и институционального вакуума. Обычно рынки
крайне плохо справляются с выполнением общественных задач – таких, как безопасность, стабильность, здравоохранение и образование.
Например, фирмы, производящие дешевые трудоемкие товары или эксплуатирующие природные ресурсы, зачастую не испытывают потребности в более квалифицированных кадрах и могут
уделять мало внимания их здоровью, если на
рынке труда существует избыток рабочей силы.
Без дополняющих общественных и государственных действий рынки вяло относятся к поддержанию устойчивости окружающей среды и  порой
даже создают условия для ее деградации  –
в качестве примеров можно привести такие бедствия, как селевые потоки на Яве и утечка нефти
в Мексиканском заливе.
Регулирование, однако, требует дееспособного государства, а также политической воли;
между тем государственный потенциал – вещь
крайне дефицитная. Правительства ряда развивающихся стран пытались копировать действия
современного развитого государства, не имея
ресурсов или потенциала для этого. Так, политика импортозамещения во многих латиноамериканских странах оказалась на грани краха, когда
они попытались осуществлять целенаправленную
промышленную политику. По контрасту с этим,
важные уроки успехов Восточной Азии состоят
в том, что эффективные и целеустремленные государства помогали продвигать развитие и рост
рынков. То, что возможно и уместно, зависит от
конкретных условий. Помимо государственных
органов, свою способность умерять чрезмерные
аппетиты как рынка, так и государства, продемонстрировали участники гражданского общества, хотя правительства, стремящиеся контролировать инакомыслие, способны ограничить их
активность.
Динамика может быть положительной, когда
страны одновременно переходят к инклюзивным
рыночным и инклюзивным политическим институтам. Но это трудноосуществимо и наблюдается
редко. Олигархический капитализм имеет тенденцию двигаться к собственной гибели – либо
потому, что он подавляет продуктивные механизмы инноваций, как в случае с неудавшимися
режимами импортозамещения в Латинской

Попытки
«трансплантировать»
в другие страны
определенные
институциональные
и политические решения
часто заканчиваются
неудачей: для того чтобы
увенчаться успехом,
политические меры должны
опираться на
преобладающие
институциональные условия

обзор

5

Америке, либо потому, что материальный прогресс
усиливает чаяния людей и бросает вызов узурпации власти элитами, как это отмечалось с 1990-х гг.
в Бразилии, Индонезии и Республике Корея.

Не всегда все хорошее
приходит одновременно
Страны могут ускорить
прогресс в области ИРЧП
и при этом не добиться
успеха в более широких
измерениях: можно иметь
высокий ИРЧП и быть
неустойчивой,
недемократичной
и несправедливой страной

6

доклад о развитии человека 2010

Развитие человека касается не только здоровья, образования и доходов; оно также включает
в себя активное участие людей в формировании
развития, справедливости и устойчивости –
неотъемлемых аспектов свободы, позволяющей
людям жить такой жизнью, которую оно имеют
основания ценить. Меньше единогласия существует в вопросе о том, что считать прогрессом
в этих аспектах; не хватает также индикаторов.
Однако отсутствие количественной оценки – не
повод для того, чтобы пренебрегать количественными показателями или игнорировать их.
Даже если страны добиваются повышения
ИРЧП, они не обязательно столь же успешны
в  более широких измерениях. Можно иметь
высокий ИРЧП и быть неустойчивой, недемократичной и несправедливой страной; аналогичным образом, можно иметь низкий ИРЧП и быть
относительно устойчивым, демократичным
и справедливым государством. Эти схемы порождают серьезные проблемы в отношении того, что
мы думаем о человеческом развитии, его измерителях и стратегиям постепенного улучшению
результатов и процессов.
Не существует простой схемы связи ИРЧ
с  другими измерениями человеческого развития, такими как расширение прав и возможностей или устойчивость. Исключением является
неравенство, которое обратно пропорционально
величине ИРЧП, однако даже такое соотношение
имеет много вариаций. Отсутствие корреляции
можно обнаружить во многих странах, имеющих
высокий ИРЧП при низких результатах по другим переменным параметрам: у четверти стран
ИРЧП высок, но устойчивость мала; аналогичную, хотя и менее отчетливую картину можно
наблюдать в области политических свобод.
Тенденции, способствующие расширению
прав и возможностей, включают в себя значительный рост грамотности и уровня образования во многих странах мира, что повысило
делать информированный выбор и обеспечивать
подотчетность правительств. Масштаб расширения прав и возможностей и его выражения увеличился благодаря технологиям и институтам.
В  частности, распространение мобильной телефонии и спутникового телевидения, а также рост

доступа к Интернету очень существенно увеличили объем информации и способность озвучивать свое мнение.
Доля формальных демократий возросла
менее чем с 1/3 стран в 1970 г. до 1/2 в 1990-х
и  3/5 в 2008 г. Возникло множество гибридных
форм политической организации. Хотя реальные
изменения и здоровое функционирование политической системы различаются между странами,
а многие формальные демократии имеют недостатки и являются хрупкими, политические решения в значительно больше степени формируются
на основе учета мнений и интересов граждан. Во
многих странах углубляются демократические
процессы на местах. Во многих странах политическая борьба привела к существенным изменениям, значительно расширившим представительство традиционно маргинализированных групп,
включая женщин, бедняков, коренные народы,
беженцев и сексуальные меньшинства.
Однако средние показатели могут вводить
в  заблуждение. Увеличилось количество стран,
где сегодня наблюдается более высокий уровень неравенства доходов, чем в 1980-е гг. На
каждое государство, где за последние 30 лет
неравенство снизилось, приходится более двух,
где оно возросло  – особенно это относится
к  странам, когда-то входившим в состав СССР.
В  большинстве государств Восточной Азии
и Тихоокеанского региона неравенство доходов
сегодня тоже выше, чем несколько десятилетий
назад. Заметным исключением являются страны
Латинской Америки и Карибского бассейна:
в  регионе, долгое время отличавшемся значительными диспропорциями в доходах и активах,
недавние улучшения привели к более прогрессивным государственным ассигнованиям и целенаправленной социальной политике.
Последние годы также продемонстрировали хрупкость некоторых наших достижений.
Возможно, самым ярким примером этого является крупнейший за несколько десятилетий
финансовый кризис, который лишил работы
34  млн чел. и еще 64 млн отбросил к уровню
дохода менее 1,25 долл. США в день – ниже
порога бедности. Опасность повторного «погружения» в рецессию сохраняется, и полное выздоровление может занять годы.
Однако, возможно, наибольшую проблему
для сохранения прогресса в развитии человека
создают неустойчивые модели производства
и потребления. Чтобы человеческое развитие
стало действительно устойчивым, необходимо
разорвать тесную взаимосвязь между экономическим ростом и выбросами парниковых газов.
Некоторые развитые страны начали смягчать

худшие эффекты путем рециклирования и инвестиций в общественный транспорт и инфраструктуру. Однако большинству развивающихся стран
действовать в этом направлении мешают высокие
издержки и малая доступность чистой энергии.

Новые измерители
меняющихся реалий
Расширение границ оценок всегда было краеугольным камнем концепции развития человека.
Однако измерение ради измерения никогда не
было самоцелью. ДРЧ открыл новые возможности осмысления прогресса, выдвинув простую,
но убедительную идею о том, что развитие – это
нечто гораздо большее, чем простой рост доходов. В течение ряда лет ДРЧ вводил новые индикаторы для оценки прогресса в сокращении бедности и расширении прав женщин. Главным
препятствием на этом пути остается недостаток
достоверных данных.
В этом году мы представляем три новых
индекса, призванные охватить важные аспекты
распределения богатства с учетом неравенства, гендерной справедливости и бедности.
Они основываются на передовой методологии
и  более обширных данных. Мы также публикуем усовершенствованную версию ИРЧП в тех
же трех измерениях, которая учитывает критику
и использует индикаторы, более подходящие для
оценки будущего прогресса.

Корректировка Индекса
развития человеческого
потенциала с учетом
неравенства
Отражение неравенства по каждому параметру
ИРЧП отвечает задаче, впервые поставленной
в ДРЧ 1990-го года. В настоящем Докладе вводится ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства – мера измерения уровня человеческого
развития общества, учитывающая неравенство.
При идеальном равенстве ИРЧП и ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства, равны.
Когда существует неравенство в распределении
здоровья, образования и дохода, ИРЧП среднего человека в обществе ниже, чем совокупный
ИРЧП,; чем ниже ИРЧП, скорректированный
с  учетом неравенства (и чем больше разница
между ним и ИРЧП), тем выше неравенство.
Мы применяем этот измеритель в отношении
139 стран. Вот некоторые выводы:

• Среднее снижение ИРЧП по причине неравенства составляет около 24% – т. е., будучи
скорректирован с учетом неравенства, глобальный ИРЧП, составляющий 0,68, сократился бы до 0,52, что означает переход из
высокой в среднюю категорию ИРЧП.
Потери колеблются от 6% (Чешская Республика) до 45% (Мозамбик), причем для 80%
стран снижение индекса составило бы свыше
10%, а почти в 40% стран он упал бы более,
чем на 25%.
• В странах с более низким уровнем развития
человека наблюдается тенденция к повышению неравенству по большему количеству
измерений – и, следовательно, к большим
потерям в развитии человека. Жители Намибии теряют 44%, Центральноафриканской
Республики – 42%, Гаити – 41% по причине
многомерного неравенства.
• Население стран Африки к югу от Сахары
несет наибольшие потери в величине ИРЧП
вследствие значительного неравенства по всем
трем измерениям. В других регионах это снижение более четко привязано к неравенству по
какому-то одному измерении, как, например,
в Южной Азии.

Мы предлагаем три новых
индекса, позволяющих
охватить многосторонние
аспекты благосостояния
с учетом неравенства,
гендерной справедливости
и бедности. Они отражают
прогресс в методах
исследования и повышение
доступности данных

Новый измеритель гендерного
неравенства
Главным источником неравенства являются
неблагоприятные условия, с которыми сталкиваются женщины и девушки. Они слишком часто
подвергаются дискриминации в области медицинского обслуживания, образования и трудоустройства, что имеет негативные последствия
для их свобод. Мы предлагаем новый измеритель этого неравенства, построенный на той же
основе, что и ИРЧП и ИРЧПН, с целью более
наглядного представления различий в распределении благ между женщинами и мужчинами.
Индекс гендерного неравенства показывает, что:
• Гендерное неравенство сильно варьируется
по странам: сокращение благ по этой причине
(непосредственно не сопоставимое с общими
потерями от неравенства ввиду использования различных переменных величин) колеблется от 17 до 85%. Нидерланды, где это
снижение составляет 17%, возглавляет список
гендерно-равноправных стран; за ними следуют Дания, Швеция и Швейцария.
• В странах с неравноправным распределением
человеческого развития наблюдается также
значительное неравенство между женщинами

обзор

7

и мужчинами, а в странах с высоким уровнем гендерного неравенства – несправедливое распределение человеческого развития.
Страны с худшими показателями в этой области – Центральноафриканская Республика,
Гаити и Мозамбик.

Эти новые инструменты
измерения позволяют также
получить много других
нестандартных
результатов – и сделать
немало выводов, – которые
могут определить
направления дискуссий
и программ в области
политики развития

8

доклад о развитии человека 2010

Измеритель многомерной
бедности
Как и развитие, бедность носит многомерный
характер, что традиционно игнорируется статистикой. В Докладе нынешнего года предлагается Индекс многомерной бедности, который
дополняет измерители, основанные на денежных
показателях, путем учета различных видов множественной депривации и их взаимного наложения. Индекс выявляет виды депривации по тем
же трем измерениям, что и ИРЧП, и показывает
число людей, которые являются бедными (страдают от данного количества видов депривации),
а  также количество видов депривации, с которыми обычно сталкиваются бедные домохозяйства. Может быть произведена разбивка индекса
по регионам, этническим и другим группам,
а также по отдельным измерениям, что делает
его удобным инструментом для разработчиков
политики.
• Около 1,7 млрд чел. в 104 странах, охватываемых Индексом многомерной бедности, –
треть их населения – живет в условиях многомерной бедности, т. е. в условиях, когда
не менее трети индикаторов указывают на
серьезную депривацию в области здоровья,
образования или уровня жизни. Это превышает число людей в указанных странах, живущих на 1,25 долл. США в день или меньше
(хотя эта цифра ниже, чем доля тех, кто живет
на 2 долл. США в день или меньше). В ряде
важных аспектов указанные модели депривации отличаются от бедности по доходам: во
многих странах, включая Эфиопию и Гватемалу, число лиц, являющихся многомерно бедными, выше. Однако только в четверти стран,
по которым доступны оба оценочных показателя – включая Китай, Танзанию и Эфиопию, – показатели бедности по доходам выше.
• Страны Африки к югу от Сахары отличаются
наибольшим распространением многомерной бедности, уровень которой колеблется
от невысоких 3% в ЮАР до огромных 93%
в  Нигере; средняя доля депривации колеблется примерно от 45% (Габон, Лесото, Свазиленд) до 69% (Нигер). Тем не менее, поло-

вина многомерных бедняков мира проживает
в Южной Азии (51%, или 844 млн чел.),
а более ¼ – в Африке (28% или 458 млн).
*     *     *
Эти новые инструменты измерения позволяют также получить много других нестандартных результатов – и сделать немало выводов,  – которые могут определить направления
дискуссий и программ в области политики развития. Значительное снижение ИРЧП, обусловленное неравенством, указывает на то, что общество может получить значительные выгоды, если
сосредоточит усилия на реформах в области
повышения социальной справедливости. В свою
очередь, высокий Индекс многомерной бедности, сочетающийся с низкой бедностью по доходам, показывает, что значительную пользу может
принести улучшение предоставления базовых
государственных услуг. Указанные измерители
открывают новые волнующие возможности для
исследований, позволяя нам обратиться к самым
трудным вопросам. Какие страны добились наибольших успехов в снижении неравенства в области развития человека? Является ли повышение
гендерной справедливости причиной или отражением более общих тенденций в области развития? Приводит ли снижение бедности по доходам
к сокращению многомерной бедности или дает
противоположный результат?

Прокладывая путь к будущему
развитию человека
Какие выводы можно сделать применительно к будущей политической повестке дня
на национальном и международном уровнях?
Приведенные данные обнадеживают, но в то же
время и предостерегают. Прогресс возможен даже
без привлечения большого количества ресурсов:
жизнь людей может быть улучшена с помощью
средств, которыми уже располагает большинство
стран. Однако успех не гарантирован, и пути прогресса в области развития человека разнообразны
и специфичны, в соответствии с историческими,
политическими и институциональными условиями каждой страны.
Многие рассуждения на тему развития были
направлены на поиски унифицированных политических рецептов, которые могли бы быть применены к подавляющему большинству стран.
Недостатки этих интеллектуальных проектов
сегодня очевидны и повсеместно признаются.

Это подчеркивает необходимость признания
индивидуальности каждой страны и сообщества, наряду с признанием базовых принципов, на
основе которых могут быть определены стратегии
развития и политические действия в различных
условиях. Глобальный доклад, подобный нашему,
может сделать общие выводы и продвинуть исследования, политическую повестку дня и дискуссии
в нескольких взаимодополняющих направлениях.
Если решения, принимаемые по принципу
«стричь всех под одну гребенку» изначально
обманчивы, как тогда разрабатывать политику?
В  мире каждый день придумываются и реализуются политические меры, и от институтов
и исследователей, занимающихся развитием, ждут
конкретных советов. Вот несколько основных
идей на эту тему.
• Прежде всего подумайте о принципах. Задаваться вопросом о том, хороша ли в целом
данная политика для развития человека – не
лучший подход, потому что многие политические меры успешно работают в одних ситуациях и плохо – в других. Мы должны интересоваться тем, какие принципы мы можем
применить, чтобы оценить альтернативные
варианты политики. Примерами могут служить выдвижение задач социальной справедливости и борьбы с бедностью в число приоритетов политики и создание институтов для
управления конфликтами и решения споров.
То, в какой мере это выльется в конкретные
политические шаги, будет варьироваться
в зависимости от конкретных условий. Очень
важно тщательно изучать практику, а также
институциональные, структурные и политические ограничения.
• Серьезно относитесь к местным условиям.
Потенциал государства и политические
ограничения – примеры того, почему местные условия имеют значение и в чем оно
заключается. Обычная причина провалов –
допущение, что государственный механизм
и регулятивная система уже функционируют
нормально или легко могут быть заимствованы или созданы. Аналогичным образом,
национальные политические стратегии, действуя на свой страх и риск, игнорируют более
общие аспекты политической экономии. Если
планирование политики не основано на понимании этих институциональных реалий, то
оно едва ли будет адекватным.
• Содействуйте сдвигам в глобальной политике.
Ответ на многочисленные вызовы, такие
как международная миграция, эффективные
и справедливые правила торговли и инвести-

рования, а также глобальные угрозы, подобные изменению климата, выходит за рамки
возможностей одного государства. К подобным вызовам должна широко применяться
система глобального управления, которая способствует развитию демократической подотчетности, прозрачности и инклюзии наименее
развитых стран, и направлена на обеспечение
стабильной и устойчивой мировой экономической среды.
Доклады о развитии человека показали, что
политическое мышление может формироваться
и  стимулироваться благодаря более глубокому
изучению основных измерений человеческого
развития. Важным элементом этой традиции
является насыщенная повестка дня в области
исследований и анализа. Настоящий Доклад
рекомендует, как нам продвинуть вперед осуществление этой повестки дня, опираясь на улучшенные данные и анализ тенденций. Но сделать
еще предстоит немало. Назовем три приоритета: совершенствование данных и анализа для
подготовки дискуссий, выработка альтернатив
традиционным подходам к изучению развития, улучшение нашего понимания неравенства,
расширения прав и  возможностей, уязвимости
и устойчивости.
Экономические концепции, изучающие рост
и, особенно, его связь с развитием, нуждаются
в радикальном пересмотре. В подавляющем большинстве случаев в огромном массиве теоретической и практической литературы экономический
рост приравнивается к развитию. Эти модели,
как правило, исходят из того, что люди озабочены
только потреблением, и эмпирические приложения к названным моделям сфокусированы почти
исключительно на воздействии политических
стратегий и институтов на экономический рост.
В отличие от этого, в центре концепции развития человека лежит положение о том, что благополучие не сводится только к деньгам, ибо люди
должны также иметь возможности для реализации
своих жизненных планов, которые они по тем или
иным причинам разработали для себя и хотят осуществить. Отсюда наш призыв к созданию новой
экономической концепции – экономики развития
человека, задачей которой является содействие
дальнейшему росту благосостояния людей и в рамках которой рост и другие политические действия
оцениваются и энергично реализуются в той мере,
в какой они продвигают развитие человека в краткосрочном и долгосрочном периодах.
«Человеческий прогресс, – писал Мартин
Лютер Кинг, – никогда не движется на колесах

Выдвижение человека
в центр развития
подразумевает придание
прогрессу справедливого
характера, когда людям
предоставляются права
и возможности быть
активными участниками
перемен, и при этом
гарантируется, что
сегодняшние успехи не
будут достигнуты за счет
будущих поколений

обзор

9

неизбежности. Он приходит благодаря неустанным усилиям и постоянной работе… Без этого
тяжелого труда само время становится союзником
сил социальной стагнации». Эти усилия иллюстрирует идея развития человека, разработанная
увлеченной группой интеллектуалов и практиков,
желающих изменить наши методы осмысления
общественного прогресса.
Однако полное понимание повестки дня
человеческого развития требует дальнейшего

10

доклад о развитии человека 2010

движения вперед. Выдвижение человека в центр
развития – это нечто гораздо большее, чем простое интеллектуальное упражнение. Оно подразумевает справедливый и всеобъемлющий прогресс, при котором люди становятся активными
участниками изменений и который гарантирует,
что сегодняшние успехи не будут достигнуты за
счет будущих поколений. Ответ на эти вызовы не
только возможен – он необходим. И сегодня он
нужен еще больше, чем когда бы то ни было.

гл а в а

1

Новое определение развития человека

Впервые «Доклад о развитии человека» (ДРЧ) Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) вышел в свет в 1990 г. Стόит напомнить, что происходило
в то время. Рушилась Берлинская стена, а Советский Союз был близок к развалу. Режим
апартеида в ЮАР только что освободил из тюрьмы Нельсона Манделу. Ирак готовился
к вторжению в Кувейт. Аугусто Пиночет ушел с поста президента Чили, где к власти пришел новый, демократический режим. В Никарагуа сандинисты были в результате выборов
отстранены от власти. Партия «Национальная лига за демократию» под руководством
Аун Сан Су Чжи выиграла национальные выборы в Мьянме. В Пекине студенты устраивали демонстрации в поддержку политической реформы. Открылись фондовые биржи
в Шанхае и Шеньчжэне. Маргарет Тэтчер управляла Соединенным Королевством уже более десяти лет. Только что возник термин «Вашингтонский консенсус».
рассматриваем ее интеллектуальные и политические мотивации, а также ее эволюцию, подчеркивая вклад Амартии Сена3. Мы обращаем
вставка

В этой обстановке появился первый ДРЧ, с красноречием и гуманностью выступавший за новый
подход к экономике и развитию. Эти призывы
продолжали получать отклик в мире и вновь приобрели широкую известность благодаря новейшим исследованиям в области измерения человеческого благосостояния и заметному прогрессу
информации и знаний1. Во вставке 1.1 прослеживаются истоки этих недавних призывов, уходящие
корнями в минувшие десятилетия, и рассказывается о Махбубе-уль-Хаке, экономисте-провидце
из Пакистана, который был инициатором ДРЧ.
Сегодня, 20 лет спустя, мир стоит перед
лицом как новых, так и вечных вызовов. Задача
достижения Целей в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, стала
еще более актуальной. Острые проблемы, угрожающие будущему прогрессу, включают в себя
растущий экологический ущерб, который подвергает опасности планету и влечет за собой
пагубные последствия для бедных слоев населения. В отношении перспектив экономической
стабильности и глобальной безопасности преобладает неуверенность. Политический баланс
сместился от господства двух основных держав
к многообразию источников влияния и повышению сложности.
Сегодня, как и в 1990 г., мы начинаем первую главу этого Доклада с рассмотрения концепции. Как и в 1990 г., концепция развития человека сегодня чрезвычайно актуальна2.
Используя ретроспективный взгляд и опыт, мы

1.1

Из Карачи в Сорбонну:
Махбуб-уль-Хак и идея развития человека

Слушая пылкую речь президента Франции Николя Саркози, призывавшего в 2009 г. к фундаментальным реформам в
области измерения прогресса и критиковавшего ориентацию на валовой внутренний продукт (ВВП) при оценке благосостояния, можно было простить тех, кто принял ее за новейшее достижение западной мысли в области развития.
Произнося речь в Париже с подиума Большого амфитеатра Сорбонны, перед исполинскими статуями Паскаля и Декарта, Саркози представлял слушателям работу комиссии, состоявшей из выдающихся экономистов. Они призывали
к расширению показателей прогресса, которое позволило бы учитывать неравенство, экологическую устойчивость,
нерыночную продукцию и качество жизни.
На самом деле, основные тезисы выступления Саркози впервые были изложены на бумаге более 40 лет назад
почти в четырех тысячах миль от Города Света. В 1968 г. Махбуб-уль-Хак, бывший тогда Главным экономистом Комиссии по планированию Пакистана, выступил в Карачи с речью об экономическом развитии своей страны. Темпы роста
экономики на протяжении десяти лет превышали 6% в год, и многие из собравшихся ожидали услышать всестороннее описание успехов государственной политики от уль-Хака, одного из лучших умов Пакистана, автора Пятилетнего
плана, приведшего к этому экономическому буму.
Молодой экономист шокировал аудиторию, предъявив стратегии развития Пакистана хлесткие обвинения. За
период, который правительство называло «десятилетием развития», разница в доходах между Восточным и Западным Пакистаном увеличилась более чем вдвое, а заработная плата в промышленности снизилась на треть. Прибыль
страны от валютных поступлений шла на удовлетворение потребностей элиты. Двадцать две семьи контролировали
2/ промышленных активов и 4/ банковской и страховой отраслей. Поразительный экономический рост давал чрез3
5
вычайно искажённую картину того, что этот период значил для простых пакистанцев.
Несколько лет спустя уль-Хак убедил Программу развития Организации Объединённых Наций (ПРООН) подготовить доклад силами независимых исследователей, в котором предлагалась бы альтернатива односторонней ориентации на ВВП, распространённой среди международных организаций и экономистов, – Доклад о развитии человека
(ДРЧ). Сама идея того, что ООН будет оценивать экономический и социальный прогресс государств, была настолько
спорной, что некоторые государства пригрозили, что будут бойкотировать это предприятие. Тем не менее, в настоящем, двадцатом, юбилейном выпуске Доклада ПРООН продолжает придерживаться своей политики сохранения автономии и научной целостности ДРЧ.
Источник: Haq and Ponzio 2008; ul Haq 1973; Jolly, Emmerij, and Weiss 2009.

глава 1 новое определение развития человека

11

внимание на более общие сдвиги в мышлении
о политике развития. Мы даем новое определение понятия развития человека, подчеркивая
устойчивость, социальную справедливость и расширение прав и возможностей. Цель – понять

модели развития человека и способы, при
помощи которых общество позволяет и помогает
людям вести тот образ жизни, который обладает
для них ценностью. Это лучший способ мышления о человеческом прогрессе.

Первоначальное определение
В ДРЧ 1990 г. было четко сформулировано понятие
развития человека. Первая глава, «Определение
и  измерение развития человека», начиналась
с прямого утверждения:
«Подлинное богатство народов – люди.
Основная цель развития состоит в создании
условий, дающих людям возможность жить
долгой, здоровой и творческой жизнью. Это
может показаться простой истиной. Но о ней
часто забывают из-за текущей заинтересованности в накоплении сырьевых товаров
и денежного богатства».
Эта цель не была новой. Начиная с  Ари­
стотеля, мыслители высказывали подобные
утверждения. Доклад призывал вновь уделить
внимание людям в свете нестабильного прогресса
стран в области развитии человека в 1980-х гг.,
десятилетии экономического кризиса, стабилизации и перестройки.
Краткий раздел «Определение развития
человека», начинался словами, которые впоследствии стали стандартной формулировкой:
«Развитие человека является процессом расширения спектра выбора. Наиболее важные
элементы выбора – жить долгой и  здоровой жизнью, получить образование и пользоваться достойным жизненным уровнем.
Дополнительные элементы выбора включают
в себя политическую свободу, гарантированные права человека и самоуважение – то, что
Адам Смит называл способностью общаться
с другими «и появляться на людях, не испытывая чувства стыда».
В Докладе о развитии человека 1990 г. подчеркивалось, что развитие – это свобода, относящаяся как к человеческому выбору (свободы, связанные с возможностями), так и к процессу участия
(свободы, связанные с процессами)4. В Докладе
делался акцент на то, что развитие человека,

12

доклад о развитии человека 2010

в силу своей широты и всеобщности, свойственно
всем странам:
«Развитие человека… соединяет производство и распределение товаров с расширением
и использованием человеческих способностей. Оно также фокусируется на выборе – на
том, что люди должны иметь, чем они должны
являться и что должны делать для того, чтобы
обеспечить себе средства к существованию.
Кроме того, развитие человека касается не
только удовлетворения основных потребностей, но и развития человека как общего
и  динамического процесса. Оно в равной
мере применимо как к менее развитым, так
и к высокоразвитым странам».
По красноречивому выражению Сена,
«двойное признание того, что люди могут
(1) жить гораздо лучше и (2) делать для этого
гораздо больше, можно рассматривать как два
центральных тезиса концепции развития человека»5. С самого начала концепция развития
человека была ориентирована на практический
анализ и политические меры по повышению
благосостояния, подчеркивая местные и общенациональные общественные дискуссии об альтернативных вариантах политики.
Связанные с этим важные темы, заявленные
в исходных положениях, касались депривации,
неравенства и расширения прав и возможностей.
В Докладе о развитии человека 1990 г. описывалось значительное неравенство внутри стран, за
которым скрывалась продолжающаяся тяжелая
депривация многих людей. Доклад подчёркивал
различия между сельскими и городскими жителями, мужчинами и женщинами, богатыми и бедными людьми. В  своей основе он был сильно
акцентирован на политической свободе, голосе,
подотчётности и демократической практике6.
Уже тогда это свидетельствовало о том, что Доклад
о развитии человека опережал свое время, и эта
особенность по-прежнему характеризует Доклад.

Индекс развития человеческого
потенциала

рисунок

Индекс развития человеческого потенциала
(ИРЧП) был стратегическим элементом новой
концепции. Он символизирует сдвиг в мышлении, даже если и не полностью охватывает
всё богатство человеческого развития. Являясь
сводным измерителем здоровья, образования
и  дохода, ИРЧП оценивает их уровни и прогресс, пользуясь более широким понятием развития, чем то, которое основано только на доходе
(рис. 1.1). И, как это бывает с любым агрегатным
измерителем и международными сопоставлениями, он упрощает и охватывает только часть
того, что включает в себя развитие человека.
За последние 20 лет ИРЧП подвергался критике. Некоторые недовольны его построением
и составом. Другие предлагают расширить его
так, чтобы он включал в себя больше измерений,
от равенства полов до биологического разнообразия. Многие критические замечания правомерны. Но цель состоит не в создании неоспоримого индикатора благосостояния, а в том, чтобы
перенаправить внимание на развитие, ориентированное на человека, и содействовать дискуссии о том, как мы способствуем общественному
прогрессу. Чем больше мы обсуждаем, что следует и что не следует включать в ИРЧП – разумно ли смешивать различные категории в одно
целое, какое значение должна иметь каждая из

1.1

них, как получить больше данных и повысить
их качество, – тем больше обсуждение уходит от
прямолинейной ориентации на рост, которой
было пронизано мышление о развитии.
ИРЧП оказался чрезвычайно успешной
альтернативой узкой концентрации на доходе.
Журнал Economist писал в 1990 г.: «Моисей предпринял первую задокументированную попытку;
к той же цели стремились Платон, Руссо
и  Маркс. Программа развития Организации
Объединённых Наций установила для себя
высокую планку, стремясь, как она делает в этом
докладе, определить и измерить «развитие человека»7. В 1991 г. тот же журнал писал: «В основе
доклада лежит простой, но оригинальный индекс,
разработанный, чтобы измерять относительные
достижения народов более тонко, чем это позволяет ежегодный рейтинг доходов, предлагаемый
Всемирным банком»8
ИРЧП стал фирменной маркой ДРЧ, важным фактором его продолжающегося успеха.
С момента своего появления ИРЧП привлек
внимание СМИ, общественности, организаций гражданского общества, исследователей
и правительств всего мира. После выхода в свет
ДРЧ 2009 г. пользователи Интернета посетили
веб-сайт ДРЧ почти 3 млн раз, и Доклад был скопирован почти 500 тыс. раз (рис. 1.2). Модель
свидетельствует о всплеске интереса, происходящем каждый год вслед за появлением рейтинга
ИРЧП и выходом ДРЧ.

Компоненты Индекса развития человеческого потенциала

ИРЧП – три измерения и четыре индикатора

Примечание. Индикаторы, представленные на рисунке, соответствуют новой методологии, описание которой дается во вставке 1.2.
Источник: ОПДРЧ.

глава 1 новое определение развития человека

13

рисунок

1.2

Популярность Доклада о развитии человека
и Индекса развития человеческого потенциала

Частота запросов «Доклад о развитии человека», «Индекс развития
человеческого потенциала» и «Доклад о мировом развитии» в поисковой
системе Google, 2004–2010

Доклад этого года вводит некоторые продуманные нововведения в ИРЧП, при сохранении
его простоты и привычности. Они представлены
во вставке 1.2.

Рост внимания со стороны СМИ

Примечание. На левой оси показано количество поисковых запросов, выраженное в процентах к максимальному
количеству, достигнутому по каждой из этих трех серий.

вставка

Источник: составлено ОПДРЧ на основе Google Insights; данные получены 9 августа 2010 г.

1.2

Совершенствование Индекса развития человеческого потенциала

Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП) остается агрегатным показателем прогресса по трем измерениям: здоровье, образование и доход. Однако в настоящем Докладе мы
модифицируем показатели, используемые для измерения прогресса в области дохода и образования, и изменяем способ их агрегирования.
При измерении уровня жизни валовой внутренний продукт (ВВП) на душу населения заменяется валовым национальным доходом (ВНД) на душу населения. В глобализованном мире
часто существуют большие различия между доходом жителей страны и ее внутренним производством. Часть дохода, зарабатываемого резидентами, направляется за границу, некоторые
резиденты получают денежные переводы из-за рубежа, а некоторым странам предоставляется
значительная помощь. Например, по причине крупных денежных переводов из-за границы ВНД
Филиппин намного превосходит ВВП; а благодаря международной помощи ВНД Тимор-Лешти во
много раз превышает внутренний объем производства.
По образовательному измерению средняя продолжительность обучения заменяет грамотность, а охват детей школьным образованием пересчитывается как ожидаемая продолжительность обучения, т. е. такая продолжительность, на которую ребёнок может рассчитывать
при существующем уровне охвата образованием. Средняя продолжительность обучения чаще
определяется как оценочный показатель для большего числа стран и может в большей степени
дифференцироваться по странам, тогда как ожидаемая продолжительность обучения согласуется с временными рамками этого измерения. В идеале индикаторы образовательного измерения
должны выходить за рамки предварительной количественной оценки и оценивать качество, как
это делается в некоторых национальных и региональных Докладах о развитии человека (ДРЧ).
Например, в Докладе о развитие человека в арабском мире 2003 г. разработан индикатор, который оценивает и количество, и качество образования, уточняет среднюю продолжительность

обучения с помощью средних экзаменационных оценок и включает в себя показатели, связанные со СМИ, коммуникациями и подготовкой ученых. Однако хороших индикаторов качества образования для достаточного числа стран не существует; межнациональные оценки математической и естественнонаучной грамотности молодежи очень ценны, но охватывают недостаточное
количество стран и проводятся нерегулярно. Мы также исследовали альтернативные индикаторы способности вести здоровую жизнь, но не нашли жизнеспособной и лучшей альтернативы,
чем ожидаемая продолжительность жизни при рождении.
Мы пересмотрели способ агрегирования этих трех измерений. Ключевым изменением было
обращение к среднему геометрическому (которое измеряет типичное значение набора чисел):
таким образом, в 2010 г. ИРЧП представляет собой среднее геометрическое трех индексов измерений. Низкий показатель по любому измерению теперь напрямую отражается в ИРЧП, и больше не существует полной замещаемости измерений. Этот метод показывает, насколько хорошо
округляются показатели страны по этим трем измерениям. В качестве основы для сравнения
достижений этот метод также с бόльшим уважением, чем простое среднее арифметическое, относится к неотъемлемым различиям между измерениями. Он признает то, что здоровье, образование и доход важны, но также и то, что эти три измерения благосостояния трудно сравнивать
и что нельзя упускать из вида любые изменения в них.
Мы по-прежнему придерживаемся практики использования логарифма доходов: доход
играет большую роль в развитии человека, но чем выше доход, тем меньше его вклад в человеческое развитие. Мы также сместили пределы в каждой плоскости до наблюдаемого максимума,
предпочтя его заранее установленному пороговому значению, за пределами которого достижения не учитываются.

Примечание. Подробнее об этом см. разделы Руководство для читателей и Техническое примечание 1.
Источник: Kovacevic 2010b.

14

Достоинства ИРЧП – в частности, его прозрачность, простота и общественный резонанс
в мире – стабильно обеспечивают ему место в первом ряду среди растущего числа альтернатив валовому внутреннему продукту (ВВП) как инструменту измерения благосостояния9. Десятого мая
2010 г. Нью-Йорк таймс писала: «До сих пор
только один измеритель смог преодолеть гегемонию мышления, сконцентрированного на росте.
Этот измеритель – ИРЧП, которому в нынешнем
году исполняется 20 лет»10. Обладая политическим и риторическим влиянием, ИРЧП является
полезной альтернативой измерителям развития,
сконцентрированным исключительно на денежных показателях.
На протяжение многих лет освещение
в СМИ свидетельствует о власти понятия «развитие человека» и ИРЧП. В 1990 г. Файнэншл
таймс писала о «докладе, составленном
в  сильных выражениях, который с большой

доклад о развитии человека 2010

вероятностью вызовет политические противоречия»11, а  британская Гардиан предсказывала,
что выражение «люди в центре развития» непременно станет одной из ключевых фраз 1990-х
гг.12 В 1999 г. сингапурская Стрэйтс таймс описывала ДРЧ как «критерий оценки универсальных стандартов развития человека»13. Согласно
ливанской Дейли стар за 2005 г., ИРЧП является «всемирным стандартом» 14. Начиная
с  самого первого Доклада, после публикации
которого Стрэйтс таймс использовала более
низкий рейтинг Сингапура по ИРЧП, по сравнению с Республикой Корея, в качестве аргумента,
чтобы призвать правительство уделять больше
внимания высшему образованию и  развитию

навыков,  – агитаторы и активисты сравнивают
показатели стран для того, чтобы стимулировать
ответные политические меры15. Анализ освещения ДРЧ в СМИ в 2000-х гг. свидетельствует о
значительном усилении использования ИРЧП
для критики  – и одобрения – деятельности
правительства16.
В настоящем Докладе дается новое определение понятия «развитие человека» и расширяется
семейство индикаторов, которые вызывают дискуссию и стимулируют мышление по проблемам
развития человека. Перед этим мы подчеркиваем
многообразие способов, при помощи которых ДРЧ
стабильно шли в авангарде мышления о развитии и
воздействовали на дискурс в области развития.

Доклады о развитии человека: опережая свое время
Выходу в свет ДРЧ 1990 г. предшествовал период
глубоких экономических и долговых кризисов,
когда в политическом мышлении преобладали
понятия стабилизации и перестройки. Многие
развивающиеся страны столкнулись со снижением
доходов от экспорта, сокращением притока капиталов, повышением процентных ставок и ростом
внешнего долга. Государства были вынуждены
обращаться за финансовой помощью из внешних
источников  – как правило, из международных
финансовых учреждений в  рамках пакета, который требовал осуществления мер по стабилизации и реформ в области структурной перестройки,
направленных на максимальное снижение инфляции, уменьшение роли государства и экспортную
ориентацию  – Вашингтонского консенсуса. Эта
реакция не была всеобщей, поскольку продолжали
проводиться в жизнь менее ортодоксальные идеи,
в частности, нацеленные на более активное участие
государства; что было наиболее заметно в Индии,
Китае и Вьетнаме.
Однако к началу 1990-х гг. Вашингтонский
консенсус достиг почти полной гегемонии,
а  господствующие взгляды на развитие гласили,
что максимальную выгоду можно получить, следуя
его основным принципам – экономической либерализации и дерегулированию17. Многие западные
государства также уменьшали роль государственного сектора в экономике и ослабляли регулирование. Приватизация коснулась железнодорожного и
почтового обслуживания, авиалиний, банковского
дела и даже коммунального хозяйства.
С самого начала Доклад о развитии человека
открыто оспаривал эту ортодоксальную точку
зрения и создал традицию, которая применима

ко многим темам, важным для политики развития. Для разработки концепции развития человека Махбуб-уль-Хак собрал в ПРООН группу
ведущих теоретиков в области развития, опираясь на некоторые движения, противостоящие
общепринятым экономическим подходам к развитию. Они включали в себя влиятельную группу
специалистов, занимающихся основными потребностями, пропагандистов усиления внимания
к детям и ряд активистов, которых волновали
проблемы голода и социальной справедливости
в более широком смысле18.
Подход Амартии Сена с точки зрения возможностей предоставил концепции развития
человека философское обоснование, опираясь на
длинный и величественный ряд влиятельных мыслителей. Концепция вызвала интерес и привлекла
к себе последователей благодаря критике ориентации на ВВП и четкой, но гибкой моральной
позиции. В научной среде возник динамичный
дискурс (вставка  1.3), вдохновляемый ориентацией на просвещённую общественную дискуссию,
которая оставляет дверь открытой для последующих дополнений и усовершенствований.

Вклад в дискурс по проблемам
развития
Являясь независимыми всемирными докладами,
ДРЧ бросают вызов общепринятому мышлению.
В них впервые были высказаны идеи (некоторые из них поначалу вызывали споры), которые
опережали свое время, но постепенно получили
более широкое признание.
глава 1 новое определение развития человека

15

Цели в области развития, сформулированные в
Декларации тысячелетия
Развитие человека нуждается в своих собственных целях, таких как грамотность или
базовое образование для всех. Должна также
существовать всеобщая цель – основной ориентир развития.
Доклад о развитии человека 1991, с. 178

вставка

ДРЧ 1990–1994 гг. призывали к разработке
международной повестки дня а области развития, опирающейся на договор между развитыми
и развивающимися странами. Этот договор должен был предусматривать большее число оперативных целей, т. е. «глобальных задач в области
развития человека», включая снижение вдвое
бедности по доходам, а также аналогичные цели
для базового образования, первичной медикосанитарной помощи, безопасного водоснабжения
и недоедания19. Эти Доклады также выступали за
партисипативные национальные стратегии развития, опирающиеся на реалистичные бюджеты,
для достижения этих целей, и различными способами предвосхищали Документы по стратегии
сокращения масштабов нищеты, Декларацию
тысячелетия и Цели в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, которые
появились только в конце 1990-х гг.
В сентябре 2000 г. 189 глав государств
и  правительств стран – членов ООН приняли
Декларацию тысячелетия, которая содержала

1.3

Развитие человека и возможности:
интеллектуальные основания и эволюция

С 1990-х гг., наряду с ежегодным глобальным Докладом о развитии человека (ДРЧ) и более чем семьюстами национальными и региональными ДРЧ, расцвели пышным цветом публикации, посвященные подходу на основе
возможностей. Появилась обширная литература по более узким аспектам теории и измерения. Например, работа,
посвященная образованию и возможностям, прояснила различия между политикой, направленной на содействие
человеческому капиталу, и политикой, направленной на прогресс образования в интересах развития человека. Этот
подход применялся к правам человека, инвалидности, здоровью, росту, демократической практике и обездоленным
группам населения.
Книга Амартии Сена «Идея справедливости» (The Idea of Justice, 2009) является, вероятно, наиболее важной из его
последних работ. Автор смело критикует доминирующую в современной политической философии идею, примером
которой является утверждение Ролза о возможности договориться о том, чтό составляет справедливое общество и
связанные с ним правила и учреждения. Сен заявляет, что различия во взглядах разумных людей делают полноценный общественный договор недостижимым; более того, по словам Сена, он и не нужен. Мы можем договориться,
что некоторые положения вещей лучше других. Мы можем определить явные несправедливости, от которых люди
и общества обязаны избавиться. Поэтому нам не нужно договариваться об отличительных чертах абсолютно справедливого общества, потому что эти принципы предоставляют нам достаточное количество информации, чтобы
уменьшить несправедливость: «То, что «воспламеняет умы» страдающего человечества, не может не представлять
непосредственного интереса как для разработки политики, так и для диагностики несправедливости».
Как и все остальные Доклады о развитии человека, настоящий Доклад пронизан взглядами Сена, в особенности
это касается нашего акцента на сравнение передовых и отстающих стран по показателям развития человека, а также
нашей сосредоточенности на важнейших видах несправедливости. Мы также используем убедительный тезис о том,
что неспособность сделать мир идеальным не должна отвлекать нас от совершения действий, которые могут изменить мир к лучшему. Это влечёт за собой важные практические последствия для политики.
Источники: ul Haq 1995; Sen 1985a, 1999, 2009b; Jolly, Emmerij, and Weiss 2009; Fukuda-Parr 2003; Rawls 1971.

16

доклад о развитии человека 2010

обязательства в области международного сотрудничества по вопросам мира, безопасности и разоружения; развития и искоренения бедности;
защиты окружающей среды; прав человека, демократии и благого управления, основанные на ряде
фундаментальных ценностей, включая свободу,
равенство, солидарность, толерантность, уважение к природе и совместную ответственность20.
В качестве средства содействия развитию
и искоренению бедности Декларация выдвинула
ряд целей, позднее названных «Целями в  области развития, сформулированными в Декларации
тысячелетия», которые вызвали широкую международную поддержку с активным привлечением
ключевых институциональных игроков и гражданского общества21. Цели и связанные с ними задачи
и  показатели обозначают обязательства, связанные с крайней бедностью по доходам и голодом;
начальным образованием; гендерным равенством;
детской смертностью; охраной здоровья матери;
ВИЧ и СПИДом, малярией и другими болезнями;
экологической устойчивостью; и  развитием глобального партнерства в целях развития22.
Концептуально Цели в области развития,
сформулированные в Декларации тысячелетия, излагают и измеряют некоторые основные
приоритеты развития человека, сосредоточиваясь на минимальных уровнях достижений. Они
отражают возможности и ограниченность консенсусного решения, принятого международным
сообществом того времени, и в значительной
степени упускают из виду, в ряду других важных
измерений, неравенство и свободы, связанные
с процессами23. Развитие человека является более
общей структурной схемой, включающей в себя
Цели в области развития, сформулированные
в Декларации тысячелетия, и делающей акцент
на более общих принципах прав человека, демократии и участия при определении путей осуществления изменений. Широкая поддержка,
мобилизованная Целями в области развития,
сформулированными в Декларации тысячелетия,
стимулирует дискуссию и способствует прогрессу
ключевых приоритетов развития человека.
Безопасность человека
В конечном счете, безопасность человека  –
это ребенок, который не умер; заболевание,
которое не получило распространения; рабочее место, которое не было сокращено; межэтническая напряженность, которая не привела
к вспышке насилия; инакомыслящий, которого не принудили к молчанию. Безопасность
человека – это не вопрос оружия; это вопрос
человеческой жизни и достоинства.
Доклад о развитии человека 1994, с. 22

В ДРЧ 1994 г. было введено и сформулировано
понятие безопасности человека как «свободы от
страха и свободы от нужды» и «защищённости
от хронических угроз, таких как голод, болезни
и  репрессии, а также защищённости от внезапных и вредных нарушений моделей повседневной жизни – дома, на работе или в местных сообществах». Это понятие безопасности человека
стало радикальным сдвигом в мышлении о мире
и предотвращении конфликтов. Этот ДРЧ также
выступал за создание всемирного фонда для реагирования на широко распространенные угрозы
глобальной безопасности человека и поддерживал
«налог Тобина» на сделки с иностранной валютой в качестве способа финансирования развития.
Идея безопасности человека близка идее развития человека, и ДРЧ 1994 г. сыграл важную
роль в объединении этих двух концепций24. Как
разъяснялось в этом Докладе, развитие человека
и безопасность человека являются разными понятиями; первое относится к расширению свобод
человека, а второе – к защите от угроз жизненно
важным свободам. Безопасность человека требует
внимания ко всем рискам для развития человека,
а не только к ситуациям в конфликтных, постконфликтных и нестабильных государствах. Она
охватывает защиту от хронических угроз, таких
как голод, болезни и репрессии, а также защиту от
внезапных и вредных нарушений моделей повседневной жизни в результате насилия, землетрясений или финансовых кризисов25.
Это широкое понятие безопасности человека контрастирует с более старым и более узким
подходом, который был рассчитан на военных
и  работников сектора международных гуманитарных организаций. Традиционная парадигма
рассматривала безопасность как защиту территориальных границ государства, а ключевой переменной была территориальная агрессия. Новая
парадигма безопасности человека смещает предмет анализа от территорий к людям, населяющим территории, и обращает внимание на многочисленные угрозы, способные нанести ущерб их
безопасности, достоинству и источникам средств
к  существованию. Она обращает внимание на
все угрозы развитию человека, включая насилие,
и изучает, как бедность вызывает насилие и как
насилие, или угроза насилия, содействует бедности. Она также учитывает компромиссы между
инвестициями в военную сферу и инвестициями
в человеческое выживание, источники средств
к существованию и достоинство. Безопасность
человека является не альтернативой развитию
человека, а важнейшей его частью, фокусирующейся на создании минимального набора возможностей и их защите от распространенных угроз.

С тех пор это понятие безопасности человека стало центральным в нескольких глобальных инициативах26, стало использоваться правительствами стран27 и отражено в повестках
дня и политических дебатах региональных
межправительственных организаций28. Данное
понятие продолжает сохранять свое влияние,
которое совсем недавно проявилось в Докладе
Генерального секретаря 2010 и его обсуждении на
сессии Генеральной Ассамблеи ООН29.
Права человека
Права человека – это права на свободную
и достойную жизнь, которыми обладают все
люди, вследствие своей принадлежности
к человечеству. Они дают всем людям моральные притязания на индивидуальное поведение и разработку социальных договоров,
и  являются универсальными, неотчуждаемыми и неделимыми.
Доклад о развитии человека 2000, с. 16

В независимых глобальных
Докладах о развитии
человека были впервые
высказаны идеи, которые
опережали свое время, но
постепенно получили более
широкое признание

В ДРЧ 2000 г. правозащитному сообществу была
предложена интеллектуальная структурная схема
более эффективного участия в «развитии».
В Докладе указывалось, что достойный уровень
жизни, удовлетворительное питание, медикосанитарная помощь, образование и  защита от
бедствий являются правами человека, а не только
целями в области развития, и что бедность представляет собой угрозу для осуществления прав
человека.
Права человека и развитие человека имеют
между собой много общего30. Начиная с принятия в 1948 г. Всеобщей декларации прав человека
права человека оказывают большое влияние на
защиту жизни людей. Международные конвенции и протоколы, и связанная с ними кодификация национального законодательства придают
нормативным требованиям законный статус.
Права человека также являются политически привлекательными, и многие группы гражданского
общества мобилизовались для их защиты и продвижения31. Принципы прав человека дополняют
развитие человека, обеспечивая абсолютные
гарантии или запреты в отношении нарушений
прав человека, например, нарушений, затрагивающих сообщества меньшинств.
Развитие человека фокусируется на
расширении прав и возможностей индивидов и групп; правах человека; на структурных гарантиях. Со временем национальная и глобальная активность граждан расширила
параметры прав человека, как в случае с глобальными движениями, которые привели к принятию Декларации ООН о ликвидации всех форм
глава 1 новое определение развития человека

17

Развитие человека
фокусируется на
расширении прав
и возможностей индивидов
и групп; правах человека; на
структурных гарантиях

насилия в отношении женщин и к проведению
кампаний в поддержку конвенций по регулированию применения противопехотных мин32.
Права человека включают в себя экономические, социальные и культурные права, а также
гражданские и политические свободы. Развитие
человека также охватывает эту широкую повестку
дня. Осуществление прав человека развивается
посредством установления базовых показателей
и прогрессивных целей, разработки стратегий
внедрения и мониторинга, а также модернизации
законодательства. Таким образом, развитие человека вносит вклад в осуществление прав человека
посредством постоянного внимания к взаимосвязям между целями, приоритетами и стратегическими компромиссами. Эта дополняющая сила
развития человека заключается в реагировании на
различные и развивающиеся контексты, определении препятствий для человеческого прогресса
и возможностей взаимодействия, а также в поощрении принятия решений на местах.
Устойчивое развитие
Не существует противоречия между развитием человека и устойчивым развитием. Оба
они основаны на универсальности требований к жизни.
Доклад о развитии человека 1994, с. 19
Первые ДРЧ привлекали внимание к угрозам
для окружающей среды, в том числе к глобальному водному кризису и изменению климата. Уже
в самом первом ДРЧ подчеркивалось, что безопасная окружающая среда – «чистые вода, продовольствие и воздух» – это элемент свобод человека. В ДРЧ 1994 г. обсуждалась безопасность
окружающей среды, а уже в 1998 г. ДРЧ отметил
несправедливость, связанную с экологической
деградацией – кислотными дождями, истощением озонового слоя и изменением климата, – от
которой больше всего страдают бедняки.
Темой ДРЧ 2006 г. были несправедливость
в  водопользовании и ее последствия для развития человека: в Докладе было показано, что
люди, живущие в трущобах стран Африки к югу
от Сахары, платят за питьевую воду больше, чем
жители Нью-Йорка и Парижа. ДРЧ 2007 г. применил инструментарий концепции развития
человека, чтобы показать потери от изменения
климата, в том числе ловушки межпоколенческой
бедности, обусловленные климатическими потрясениями, а также феномен «адаптационного
апартеида». Это был первый крупный доклад
о развитии, в котором изучались последствия
роста температуры во всем мире, выразившегося
в таянии полярных льдов, изменении местных

18

доклад о развитии человека 2010

моделей выпадения осадков, подъеме уровня
моря и вынужденной адаптации некоторых наиболее уязвимых групп населения Земли. Во всем
мире люди теперь рассматривают глобальное
потепление как серьезную угрозу своему благополучию33. Теперь широко признано, что планета
столкнулась с одной из величайших угроз в своей
истории – угрозой антропогенного изменения
климата с потенциально катастрофическими
последствиями, которые в 1990 г. в основном не
прогнозировались. Многочисленные ДРЧ, наряду
с другими крупными докладами, внесли вклад
в изменение политики во многих областях и признания важности вопросов окружающей среды
и устойчивости, в том числе вопроса об изменении климата.
Развитие человека и устойчивое развитие человека неотделимы друг от друга34. В основе концепции развития человека лежит универсализм, восходящий к работам Иммануила Канта; он требует
уделять будущим поколениям такое же внимание,
как и нынешнему35. В концепции развития человека речь идет о том, чтобы обеспечить людям
возможность жить долгой, насыщенной жизнью,
быть здоровыми и образованными. Устойчивое
развитие человека призвано обеспечить будущим
поколениям возможность делать то же самое. Если
развитие человека не является устойчивым, оно не
является подлинным развитием человека.
Наиболее часто цитируемое определение
устойчивого развития таково: «развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, не ставя под угрозу способность будущих
поколений удовлетворить свои собственные
потребности»36. Однако на практике одни дискуссии на тему устойчивости фокусируются на
будущем росте и потреблении, тогда как другие
направлены на обеспечение выживания биологических видов, несмотря на изменение климата,
а в некоторых придается первостепенное значение экосистемам. Важнейшие аспекты развития
человека, такие как образование, иногда рассматриваются всего лишь как инструмент, капитал
для создания пользы в будущем.
Особый акцент концепции развития человека на многомерность дополняет традиционные подходы к устойчивости, напоминая нам,
что дискуссия о том, что сохранять, не менее
важна, чем о том, как сохранять. Развитие человека требует, чтобы люди обладали достаточной
свободой и возможностями выбора, чтобы удовлетворять свои потребности, запросы и  желания. Конечно, еще не рожденные люди не
могут принимать решения сами, но мы можем
сохранить условия для их будущей агентности.
Развитие человека также сигнализирует, что

внутрипоколенческая справедливость так же
важна, как и межпоколенческая37.
*     *     *
В этой дискуссии приводились примеры того, как
глобальные ДРЧ, применяя инструментарий концепции развития человека, породили понятия,
индикаторы и политические меры, идущие впереди своего времени. Далее в настоящем Докладе
мы обратимся к еще более многочисленным примерам. К ним относится ДРЧ 1995 г., который
представил ряд инновационных предложений
по гендерному равенству и  расширению прав
и  возможностей женщин, признавая, в частности, значение неоплачиваемого труда и предлагая
первую глобальную оценку стоимости немонетизированного производства, осуществляемого
женщинами и мужчинами в рамках экономической деятельности и внутри домохозяйства38.
Аналогичным образом, ДРЧ 1997  г. разграничивает многомерную бедность и бедность по
доходам, и привлекает внимание к политической
власти как движущей силе тенденций бедности,
являясь прямым предшественником более обобщенных размышлений об этих проблемах в дискурсе по вопросам международного развития,
а также предшественником подготовленного
Всемирным банком в 2000–2001  гг. Доклада
о мировом развитии», посвященного наступлению на бедность39. Как показано ниже, некоторые ДРЧ, включая Доклады 1993 и  2002  гг.,
раскрыли имманентную важность политической
свободы. Они выступали не просто за «благое
управление» или управление рынками, но за
более инклюзивное демократическое управление
как политический приоритет.

Сдвиги в дискурсе
по проблемам развития
Характеристика, которую Карл Поланьи дал
в  1944 г. происходящим изменениям политики,
сегодня представляется очевидной в некоторых важных отношениях. В процессе истории
ныне развитых стран он разглядел долгие колебания от государственного регулирования к рынку
и обратно вследствие того, что тот или иной режим
приводит к политической реакции и изменению
стратегии на противоположную. Более недавний анализ показал, что этот маятник продолжал раскачиваться в течение XX и начале XXI вв.
Концепция Поланьи предоставляет полезный
инструмент для рассмотрения механизма разработки политики в развивающихся странах40.

Научная мысль о развитии претерпела со
временем значительные изменения: начав с идеи
о том, что инвестирование капитала уравнивает
рост и развитие, она затем последовательно переходила к осмыслению роли человеческого капитала, роли рынков и политических мероприятий,
роли институтов и, в последнее время, роли расширения прав и полномочий индивидов и групп,
а также права собственности стран на проводимую ими политику41.
Сегодня нет единого мнения о том, какой
должна быть политика в области развития42. Тем
не менее, появляются новые тенденции. Многие
интерпретировали финансовый кризис, символом
которого стал крах американского финансового
гиганта «Леман бразерс», как настойчивое напоминание об опасностях неограниченной либерализации. Влияние кризиса на научную мысль
о развитии пока ещё неясно, но маятник сейчас
отчетливо качнулся назад, к более активной роли
государственной политики и целям развития, сильнее ориентированным на человека. Конкретные
проявления этого рассматриваются в настоящем
Докладе. Ростки следующей «большой идеи» уже
видны и заслуживают дальнейшего исследования,
что отмечается нами в заключительной главе.

ДРЧ внесли вклад
в признание важности
вопросов окружающей
среды и устойчивости, в том
вопроса числе об изменении
климата,
и сигнализировали,
что межпоколенческая
справедливость не менее
важна, чем
внутрипоколенческая

Конкурирующие и взаимодополняющие
направления
Традиционный пакет мер в области развитии –
Вашингтонский консенсус – все более рассматривается как несостоятельный в качестве комплекса
универсальных предписаний, хотя он продолжает
доминировать во многих областях. В современной научной мысли о развитии существуют конкурирующие направления, не все из них являются
новыми, а некоторые дополняют друг друга. Их
влияние на практику различается в разных странах. Некоторые из них отражают влияние концепции развития человека:
• Признание потребности в действиях государства по регулированию экономики, защите
уязвимых групп и производству общественных благ – как традиционных (здравоохранение, образование, инфраструктура), так
и новых (преодоление угроз, вызванных изменением климата).
• Введение в обиход многих измерений благосостояния, не ограничивающееся средним доходом и монетарными показателями бедности,
и охватывающее уязвимость по отношению
к рискам и шокам. В условиях улучшения
качества статистических данных и применения методик, позволяющих выявить «недостающие» измерения, это представляется все
более возможным43.
глава 1 новое определение развития человека

19

Новые направления
научной мысли о развитии
признают, что нельзя стричь
всех под одну гребенку,
что результаты реформ
различаются в зависимости
от обстоятельств,
и что стратегии должны
определяться
и разрабатываться
на местном уровне

• Рассмотрение бедности, роста и неравенства
как принципиально неразделимых факторов,
поскольку уменьшение бедности зависит не
только от уровня роста, но также от уровня
и изменений в распределении дохода44.
Быстрый рост не должен быть единственной
целью политических мероприятий, потому
что он игнорирует распределение дохода,
а также пренебрегает устойчивостью развития
(и зачастую подрывает ее). Существуют также
серьезные недостатки в измерении ВВП, которые мы рассмотрим в главе 2.
• Явное усиление внимания к рискам, вызванным изменением климата, что наиболее отчетливо проявляется в Докладе Стерна45 и ДРЧ
2007–2008 гг., которые призвали к решительным и незамедлительным международным
действиям, опирающимся на усилия на национальном и региональном уровнях.
Эти новые направления научной мысли
о  развитии признают, что нельзя стричь всех
под одну гребенку, что результаты реформ различаются в зависимости от обстоятельств, и что
соответствующие стратегии должны определяться и разрабатываться на местном уровне46.
Собственность страны на проводимую ею политику рассматривается как принципиальный
фактор, потому что без такой собственности
реформы не могут быть устойчивыми, а также
потому, что отсутствие вовлеченности страны
в формулирование политики означает, что политика изначально является неадекватной. Более
полно осознаются ограниченный характер внешней помощи, а также ее потенциально негативный
эффект в тех случаях, когда она неправильно разрабатывалась и осуществлялась.
Все это связано с попытками глубже понять
богатство и многомерность опыта и важность
местного контекста, воплощенными в жизнь благодаря новаторским исследованиям, таким как
Голоса неимущих47 и многие локальные, национальные и региональные ДРЧ (вставка 1.4).
Контекст влияет на институты
Центральное место институтов подчеркивается
все сильнее, хотя то, какие именно их аспекты
имеют значение, вызывает споры. Новая теория институциональной экономики делает упор
на права собственности и верховенство закона,
а также на непосредственный эффект участия и
подотчетности. Наряду с этим, признано, что
местный контекст влияет на то, какие институциональные формы и функции являются приемлемыми, а также что прямое подражание или
механический перенос передового опыта вряд

20

доклад о развитии человека 2010

ли приведет к ожидаемым результатам48. Таким
образом, в недавних работах были вновь открыты
некоторые из основных принципов традиции
институционализма, а именно, то, что все экономики заключены в рамки социальных институтов,
и не существует независимой от этих институтов
саморегулирующеейя рыночной системы49.
В ряде работ середины 2000-х гг. этот неортодоксальный взгляд получил артикулированное выражение. Барселонская повестка дня
в области развития, разработанная в 2004 г. смешанной группой экономистов по проблемам
развития из развитых и  развивающихся стран,
сформулировала ключевые уроки последних
двух десятилетий. Ее  авторы подчеркнули важность высококачественных институтов, укрепления социальной справедливости, осторожной бюджетно-налоговой политики и разумного
баланса между рынком и государством. Они призвали к созданию свободной среды, которая сделала бы возможным экспериментирование, и к
адаптации политических мероприятий для преодоления различных трудностей на страновом
уровне.
Вскоре после этого Всемирный банк опубликовал доклад Экономический рост в 1990-х годах,
принципиально пересматривающий подходы к
реформированию политики в области развития.
В докладе подчеркивались различия в росте среди
стран с одинаковой политикой в области развития, что означало глобальный отказ от подхода
Вашингтонского консенсуса: «стричь всех под
одну гребенку»50. В 2008 году Комиссия Спенса
по росту и развитию, при поддержке Всемирного
банка и правительств нескольких развивающихся
стран, подтвердила эти выводы, подчеркнув, что
«не существует общей формулы. Каждая страна
имеет свои собственные характеристики и исторический опыт, который должен быть отражен
в ее стратегии роста»51. Недавние экономические
успехи Бразилии, Индии и Китая подтверждают
этот новый неортодоксальный взгляд.
На пути к усилению подотчетности
Со временем возросла сосредоточенность на
мониторинге, связанная с движением, поддерживающим усиление подотчетности государства и  доноров. Ряд реформ государственного
сектора характеризовался применением методов управления по конечным результатам, в том
числе с использованием информации о результатах деятельности для определения параметров
бюджета. Консорциум PARIS21, основанный
в  1999  г. ООН и другими международными
специализированными организациями, поддерживает инвестирование средств в сбор данных

Счастье и субъективное благополучие
Наконец, мы подчеркиваем рост интереса к вопросам счастья и субъективного благополучия55. Эта
новая область интересов была стимулирована

вставка

и содействует внедрению культуры «доказательной» разработки, мониторинга и оценки
политики. Стратегия ЕС в области социальной
инклюзии, утвержденная в брюссельском Лакене
в 2001 г., использует набор из 14 основных показателей (в том числе относящихся к бедности по
доходам, неравенству, а также к труду и социальным программам) для измерения и мониторинга
национальных планов52.
Все более широкое распространение
Интернета и сетевых систем хранения информации содействует бурному росту объема данных
о деятельности государственного сектора в развитых и развивающихся странах. Это позволяет лучше понимать связи между входящими
и исходящими ресурсами, результатами и воздействиями – такими как расходы на образование,
количество учеников, объем полученных выпускниками знаний, и то, как полученное образование
влияет на их индивидуальные возможности и на
общество в целом. Например, в 1996 г. почти все
европейские страны перешли к прямому измерению результатов деятельности государственного
сектора, что имело значительное воздействие
на измеряемый рост. Улучшение информации
и методов анализа стали основой для формирования политических дискуссий, дебатов и решений
о приоритетах правительства, хотя, как показывает настоящий Доклад, ограниченность данных
остается значительной.
В настоящее время дискуссии об эффективности программ лучше информированы, благодаря
выводам рандомизированных и контролируемых
экспериментов, которые позволяют получить
точные и здравые ответы лишь на конкретные
вопросы, например: «Каков эффект вмешательства с целью сокращения абсентеизма учителей
в сельских районах Раджастана (Индия)?»53.
Недостатком этого подхода является невнимание
к более общим структурным вопросам и, зачастую, к глубинным механизмам, генерирующим
результаты54. Влияние таких оценок на политику
было и остается ограниченным из-за их произвольно суженной ориентации.

1.4

Развитие человека в действии: региональный,
национальный и местный уровни

В 1992 г. авторский коллектив, состоящий из ученых, представителей гражданского общества и ООН, открыл новый
путь, подготовив первый Национальный доклад о развитии человека (ДРЧ) в Бангладеш. Он стал примером, которому вскоре последовали в других странах, зачастую при поддержке местных представительств Программы развития
ООН. К настоящему времени создано около 700 региональных, национальных и местных ДРЧ, авторы которых получали импульс от глобальных ДРЧ, друг от друга и от региональных и местных дискурсов по проблемам развития. В подготовке этих докладов активно участвуют органы власти и другие заинтересованные стороны, от лидеров,
формирующих общественное мнение, до тех, чей голос слаб. Обсуждения в фокус-группах и специальные опросы
позволяют сделать новые важные выводы, а привлечение сетей местных ученых вносит вклад в серьезность и надежность докладов.
В докладах исследовалась роль государства и взаимодействие между индивидуальными и коллективными
измерениями развития человека. Например, гватемальский ДРЧ 2005 г. и ливанский ДРЧ 2008 г. решали сложные
вопросы гражданства и многообразия в обществах, травмированных глубоко укорененной напряженностью. Доклад о развитии человека в Боснии и Герцеговине 2009 г. очертил эти проблемы в свете восстановления социального
капитала. Кроме того, в рамках бразильских ДРЧ 2009 и 2010 гг. были проведены национальные обсуждения в СМИ,
направленные на создание в обществе единого видения.
Региональные и национальные ДРЧП нередко исследовали барьеры, препятствующие полноправному участию в
жизни общества, с которыми сталкиваются уязвимые группы, в том числе инвалиды, люди, живущие с ВИЧ и СПИДом, молодежь, пожилые люди и меньшинства. В качестве примеров можно назвать региональные ДРЧП о положении цыган и о социальной инклюзии, а также Доклад о развитии человека в Свазиленде 2008 г. о ВИЧ и СПИДе.
Недавний поток докладов фокусировался на экологических изменениях. Доклад о развитии человека в Хорватии
2009 г. рассматривал потенциальное неблагоприятное воздействие на рыболовство, сельское хозяйство и туризм. Китайский ДРЧ 2010 г. посвящен возможным мерам реагирования, таким как создание новых низкоуглеродных общин
для миллионов людей, которые продолжают стекаться в городские центры.
Региональные ДРЧ посвящены критически важным проблемам управления, имеющим межстрановое значение.
Доклад о развитии человека в арабском мире 2009 г. рассматривал угрозы человеческой безопасности в масштабах
региона. Доклад о развитии человека в странах Азии и Тихоокеанского региона 2008 г. обнаружил непропорционально значительное воздействие коррупции на бедные слои населения и рассмотрел кодексы поведения для государственного и частного секторов, а также роль гражданских групп при осуществлении мониторинга подотчетности.
На практике доклады нуждаются в поддержке правительства, однако органы власти могут возражать и часто
возражают против привлечения внимания к болезненным проблемам.
Источник: Pagliani 2010. См. также www.hdr.undp.org/en/nhdr/.

выявлением того факта, что счастье не полностью объясняется доходом, или, как мы обнаружили при подготовительной работе к  настоящему Докладу, Индексом развития человеческого
потенциала56. Субъективные индикаторы привлекательны для всех, и данные о них легко могут
быть собраны. Растущее количество свидетельств
заставляет предположить, что счастье ощущается в континууме по шкале «хорошо-плохо»,
и может быть измерено простым вопросом57.
Субъективные состояния имеют несомненную
имманентную и инструментальную ценность
и позволяют сделать важные выводы о том, какое
значение люди придают другим аспектам жизни.
Однако, как мы доказываем ниже, счастье – это
скорее дополнение к другим индикаторам благосостояния, а не единственный показатель.

глава 1 новое определение развития человека

21

Концепция развития человека актуальна как никогда

Развитие человека имеет
три компонента:
благосостояние, расширение
прав и возможностей
и справедливость

Концепция развития человека является намеренно открытой, а также достаточно здравой
и плодотворной, чтобы создать парадигму для
нового столетия. Как предполагается в настоящей дискуссии и будет показано в последующих
главах, развитие человека актуально для любого
возраста, идеологии, культуры или общественного класса. При этом оно всегда должно быть
конкретизировано с учетом соответствующих
условий, как это делается в местных, национальных и региональных ДРЧ.
Определение развития человека как расширения возможностей человеческого выбора
является основополагающим, но недостаточным.
Принципиально важны такие процедурные принципы, как социальная справедливость, устойчивость и уважение к правам человека. Развитие
человека заключается в постепенно накапливающихся положительных результатах и в противостоянии процессам, которые обедняют человека
или поддерживают подавление и структурную
несправедливость. Поскольку достижения могут
быть хрупкими и легко обратимыми вспять, необходимо прилагать особые усилия, чтобы обеспечить долгосрочность достижений в области развития человека для индивидов, групп и народов.
Начиная с 1990 г., ДРЧ выделяли разные
аспекты развития человека, часто связанные с ежегодно меняющейся темой докладов и использовавшие гибкость подхода с точки зрения способностей. Как подчеркнуто выше, традицией в подходе
к развитию человека является динамизм, а не окостенение. Мы можем увидеть из опыта местных,
национальных и региональных, а также глобальных ДРЧ, что наше понимание развития человека
меняется в зависимости от времени и места, сохраняя при этом глубинное единство. Мы предлагаем
новое определение, в соответствии с традицией
развития человека, практикой развития и  научной литературой по развитию человека и его возможностей. Мы предлагаем следующее утверждение в качестве краткого определения развития
человека:
Развитие человека представляет собой процесс расширения свободы людей жить долгой,
здоровой и творческой жизнью, на осуществление других целей, которые, по их мнению,
обладают ценностью; активно участвовать
в  обеспечении справедливости и  устойчивости развития на нашей общей планете.

22

доклад о развитии человека 2010

Люди – как индивидуально, так и в группах –
одновременно являются и бенефициариями,
и движущей силой развития человека.
В свете этого определения развитие человека
имеет три компонента:
• Благосостояние: расширение реальных свобод человека таким образом, чтобы они могли
процветать.
• Расширение прав и возможностей и агентность: возможность человека и групп действовать и получать ценные результаты.
• Справедливость: повышение социальной
справедливости, обеспечение устойчивости
результатов во времени, уважение прав человека и других целей общества.
У нас всегда есть возможности выбора
политики, хотя эти возможности не являются
неограниченными. Некоторые из них предпочтительны для уменьшения бедности, для осуществления прав человека и обеспечения устойчивости, в то время как другие поощряют элиты,
уменьшают свободу объединений и истощают
природные ресурсы. Принципы беспристрастности должны быть четко выражены для установления баланса между такими принципами,
как социальная справедливость и устойчивость,
с тем, чтобы общественные обсуждения и решения были бы хорошо информированными.
Когда развитие человека является успешным, люди могут заниматься творчеством и предаваться действиям и состояниям, которые они
считают ценными. Развитие человека заботится
не только о свободах на бумаге. Возможность
пользоваться услугами здравоохранения требует,
чтобы существовали медицинские клиники,
чтобы они были обеспечены персоналом, чтобы
этот персонал ходил на работу, чтобы существовал запас медикаментов, и чтобы людям
не отказывали в лечении, потому что они не
могут заплатить за него, или из-за их пола, расы
или религии. Вот почему возможности называются «реальными» свободами. Ресурсы, доход
и институты являются жизненно важными средствами и целями действий; однако конечный
успех оценивается по тому, какую жизнь люди
могут вести и получать от нее удовольствие.
Свободы, связанные с процессами, подразумевают расширение прав и возможностей
и демократические практики на разных уровнях.

Индивиды являются не только выгодополучателями развития. Их видение, изобретательность
и сила необходимы для улучшения их благосостояния и благосостояния других. Если право
на свободу слова закреплено в конституции,
но нарушается на деле, такой возможности нет.
Развитие человека рассматривает людей как
архитекторов своего развития, как на индивидуальном уровне, в семьях и сообществах, так и на
коллективном уровне, в общественных дискуссиях, совместных действиях и демократической
практике.
Люди, обладающие правами, способны привести к переменам, как в своей собственной
жизни дома или на работе, так и в сообществах
или в более широком масштабе. Забота о способности людей формировать свою собственную судьбу – то есть, о том, что Сен называет
«агентностью» – составляет суть подхода на
основе возможностей и его связи со свободой58. Расширение прав и возможностей людей
требует как агентности, так и поддерживающих институциональных структур. Люди могут
наделяться правами и возможностями дома и на
работе, в политике, в местной общине и в обществе. Расширение прав и возможностей связано
с людьми как индивидами и участниками групп,
будь то местные кооперативные общества, профсоюзы или национальные политические движения, выступающие в поддержку изменений.
Политические свободы, такие как демократия и гражданские свободы, обладают самостоятельной ценностью и важны, по крайней
мере, в  двух дополнительных отношениях59.
Во-первых, как показывает обзор доказательств,
собранных для настоящего Доклада, и как показано в Главе 3, демократические правительства,
в общем, более других способны содействовать
целям развития человека60, таким как снижение детской смертности и повышение уровня
образования, отчасти потому, что они более
подотчетны. Подотчетность необходима для
преобразования демократии в развитие человека, а  выборы сами по себе не обеспечивают
достаточной подотчетности для расширения
прав и возможностей бедных слоев населения.
Во-вторых, политические свободы позволяют
людям принимать активное участие в обсуждениях целей и приоритетов политики. В то
же время, как обсуждается в Главе 4, хотя демократическая подотчетность влияет на развитие
человека, она не гарантирована, а материальное
благосостояние и значительные достижения
в  здравоохранении и образовании могут сосуществовать с недемократическими практиками.

Забота о социальной справедливости в концепции развития человека напрямую трансформируется в открытую сосредоточенность на
неравенстве. В настоящем Докладе исследуется
неравенство в различных аспектах развития человека: поскольку доход не является адекватным
критерием измерения всего спектра процветания
человека, необходимы более общие индикаторы
распределения. Доклад основывается на современных аналитических достижениях и наиболее точных данных с тем, чтобы исследовать неравенство
в  здоровье и образовании – наряду с  доходом  –
и их эволюцию во времени.
В настоящее время на Земле проживает около
7 млрд чел. Некоторые из них живут в  чрезвычайной бедности, а другие – в поразительной
роскоши. Ограниченность нашей планеты будет
в будущем накладывать свой отпечаток на развитие человека более резко, чем в  течение первых
двадцати лет существования ДРЧ. Как отмечается
в последующих главах, реальность изменения климата требует фундаментального изменения поведения и устремлений многих людей и институтов во
всем мире, и эту проблему ещё предстоит решить.
Богатство концепции развития человека
наглядно иллюстрируется на рис. 1.3, где изображены три компонента способностей. Они связаны
с возможностями людей, свободами, связанными
с процессами (оказывающими влияние на способность людей формировать свою жизнь), и тремя
ключевыми принципами справедливости, обрисованными выше, которые формируют социальные
результаты во времени и пространстве. Все они
заключены в зеленую рамку, что свидетельствует
о признании общей окружающей среды. Эти свободы взаимно пересекаются, и их расширение
должно быть достигнуто в пределах, установленных совместным пользования ограниченными
ресурсами Земли.
Разные страны, сообщества и индивиды
будут придавать особое значение разным измерениям и принципам. Развитие человека несёт
в себе мелодию их культуры, ценностей и текущих приоритетов, отражая инклюзивный демократический выбор. Многие люди – активисты,
лидеры, интеллектуалы и другие  – помогают
сформулировать развитие человека в  разнообразных контекстах, как в случае местных
и национальных ДРЧ, предлагая людям больше
возможностей и при этом воспитывая их способность формировать свои жизни и  содействовать справедливости в обществе, сейчас
и в будущем.

Развитие человека несёт
в себе мелодию культуры,
ценностей и текущих
приоритетов стран,
сообществ и индивидов,
отражая инклюзивный
демократический выбор

*     *     *

глава 1 новое определение развития человека

23

рисунок

1.3

Концептуальная структура
развития человека

Концепция развития человека на общей планете

Источник: ОПДРЧ на основе Alkire 2010.

24

доклад о развитии человека 2010

Последующие главы показывают ценность
и понимание, которое следует извлечь из концепции развития человека. Люди во всем мире многого достигли за последние двадцать лет, и теперь
мы стоим перед лицом новых неотложных проблем – продукта социальных, экономических
и  политических трансформаций, ускорившихся
к концу XX века. Эти проблемы необходимо
решать. То, сделаем ли мы это и как мы это сделаем, определит развитие человека в XXI веке.

гл а в а

2

Прогресс народов

Чтобы ясно представлять себе будущее, необходимо критически осмыслить прошлое.
В этой и последующих главах мы оцениваем эволюцию измерений развития (здоровье,
образование, доход), включенных в Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП);
и выявляем достижения и регресс. Мы обнаруживаем, с одной стороны, существенное продвижение вперед, а с другой – значительную вариабельность по странам и во времени.
Большой прогресс наблюдался в области образования, несколько меньший – в области здоровья, и гораздо бόльшая вариативность – в области доходов. Несмотря на достижения,
серьезное неравенство сохраняется. Пропасть, разделяющая развитые и развивающиеся
страны, по-прежнему огромна, и в некоторых аспектах между ними не наблюдается никаких признаков сближения.
Как подчеркивалось в главе 1, развитие человека охватывает не только здоровье, образование
и доход. Шанс вести содержательную жизнь зависит от условий, с которыми сталкиваются люди,
включая распределение преимуществ в обществе,
возможность участия в принятии решений и то,
как сделанный выбор влияет на благосостояние
будущих поколений. Эти измерения заслуживают
того, чтобы быть рассмотренными – и получают
такую возможность в главе 4.

Тенденции, проявившиеся после выхода
в свет первого выпуска Доклада о развитии человека (ДРЧ), отражают долговременные процессы,
поэтому данная глава расширяет рассматриваемый период. Мы исследуем специально созданный набор данных, охватывающий тенденции
ИРЧП в 135 странах после 1970 г. Мы обобщаем
общие тенденции, а затем обсуждаем прогресс по
каждому из трех измерений ИРЧП.

Современные тенденции в развитии человека:
взгляд сквозь призму ИРЧП
ИРЧП – основное достижение ДРЧ. Призванный
быть простым измерителем развития и альтернативой ВВП, он охватывает прогресс в трех
важных направлениях – долголетие и здоровье,
образованность и обладание знаниями, достойный уровень жизни. По словам основателя ДРЧ
Махбуба-уль-Хака, Индекс обладает многими
изъянами ВВП, однако имеет более непосредственное отношение к жизни людей1.
ИРЧП помогает ответить на некоторые важнейшие вопросы об общественном прогрессе,
например, какие страны продвигаются вперед
более быстрыми темпами, и поспевают ли бедные
страны за богатыми. Зачастую на такие вопросы
стремятся ответить, используя показатель дохода.
Однако более четкую картину развития дают
измерители, которые оценивают прогресс в более
общем плане.

С момента своего появления ИРЧП
несколько раз пересматривался с учетом важнейших критических замечаний2. Нынешняя,
20-я годовщина Доклада предоставляет возможность повысить доверие к Индексу и обеспечить
сохранение его актуальности, опираясь на его
основные достоинства и изучение крупнейших
современных инициатив, родственных ему по
духу. Среди них – Глобальный проект по измерению общественного прогресса под эгидой
Организации экономического сотрудничества
и развития и деятельность Комиссии СтиглицаСена-Фитусси. В настоящем Докладе мы вносим ряд усовершенствований в индикаторы
и  структуру ИРЧП (более подробно об этом
см. вставку 1.2 и Техническое примечание 1)3.
Как отмечено в главе 1, настоящий доклад
вводит новые индикаторы в ИРЧП с целью
глава 2 прогресс народов

25

вставка

2.1

Основные термины, используемые в Докладе

Гибридный ИРЧП. ИРЧП, рассчитанный по новой функциональной форме, рассмотренной в главе
1, и индикаторам, используемых в Докладе о развитии человека 2009 г.: ожидаемая продолжительность жизни при рождении, грамотность, валовой охват населения образованием и ВВП на
душу населения. По ряду причин, включая бόльшую доступность данных, этот метод более применим для исследования долгосрочных тенденций, описываемых в главах 2 и 3.
Группы с очень высоким, высоким, средним и низким ИРЧП. Классификация стран на основе
квартилей ИРЧП. Страна находится в группе с очень высоким доходом, если ее ИРЧП расположен в верхней квартили; в группе с высоким доходом, если ее ИРЧП находится между 51-ой
и 75-ой процентилью; в группе со средним доходом, если ее ИРЧП находится между 26-ой и
50-ой процентилью и в группу с низким доходом, если ее ИРЧП находится в нижней квартили.
В предыдущих Докладах о развитии человека использовались в основном абсолютные, а не
относительные пороговые значения.
Индекс гендерного неравенства (ИГН). Показатель, учитывающий снижение достижений,
обусловленное гендерными диспропорциями в измерениях репродуктивного здоровья, расширения прав и возможностей и экономической активности. Значения колеблются от 0 (полное равенство) до 1 (абсолютное неравенство).
Индекс многомерной бедности (ИМБ). Показатель серьезных деприваций по измерениям
здоровья, образования и уровня жизни, в котором сочетаются численность населения, подвергающегося депривации, и интенсивность испытываемой им депривации.
Индекс развития человеческого потенциала (ИРЧП). Сводный показатель достижений
по трем основным измерениям – долгая и здоровая жизнь, доступ к знаниям и достойный

уровень жизни. Для простоты сравнения средняя величина достижений в этих трех сферах оценивается по шкале от 0 до 1, где показатель чем выше, тем лучше; эти индикаторы агрегируются с использованием среднего геометрического (см. вставку 1.2 в главе 1).
ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства (ИРЧПН). Показатель среднего уровня развития человека, учитывающий неравенство. Он охватывает ИРЧП среднего человека
в обществе, меньший, чем совокупный ИРЧП, в силу наличия неравенства в распределении
здоровья, образования и дохода. При полном равенстве значения ИРЧП и ИРЧПН одинаковы;
чем больше они различаются, тем сильнее общественное неравенство.
Конвергенция. Постепенное сужение разрыва между странами по какому-либо конкретному показателю
Лидеры/аутсайдеры. Страны, добившиеся наибольшего или наименьшего прогресса, измеряемого ИРЧП, оцениваемого по степени отклонения от критерия соответствия.
Отклонение от критерия соответствия. Мера измерения прогресса, учитывающая отклонение индикаторов страны от средних изменений для стран, стартовавших с того же начального уровня.
Развитые/развивающиеся. Страны с очень высоким уровнем ИРЧП называются развитыми,
а страны, не входящие в эту группу, – развивающимися. Данные термины используются только
для удобства, чтобы выделить страны, достигшие наивысших уровней ИРЧП.
Страна. Условный термин для обозначение стран или территорий, включая провинции
и специальные административные районы, которые направляют сведения в международные
статистические органы.

Примечание. Более подробное описание новых индексов см. в главе 5 и Технических примечаниях 1-4.

использования большего массива данных, тем
более, что некоторые показатели – такие как грамотность – теряют свою полезность как раз по
причине наблюдаемого прогресса. Тем не менее,
эта и следующая главы посвящены оценке прошлого, а не настоящего. Для подобных исторических оценок данные по исходным индикаторам (ожидаемая продолжительность жизни,
грамотность и охват населения образованием,
ВВП на душу населения) имеются в большем
объеме, и  не теряют свое значения. Поэтому
в  настоящей и  следующей главах применяется
комбинация исходного ИРЧП и нового показателя – исходных индикаторов и новой функциональной формы, – которые составляют гибридный ИРЧП4. Для простоты мы в этих двух главах
называем его ИРЧП.

Общие тенденции
Впервые после 1990 г. Доклад содержит систематический обзор моделей и тенденций развития человека; прежние усилия тормозились разбросом данных5. Анализ опирается на новый набор сведений
о тенденциях развития человека в период после
1970 г. и охватывает 135 стран, на долю которых
приходится 92% населения мира6.
Измеряемый по показателю ИРЧП, мировой прогресс был впечатляющим (рис. 2.1).

26

доклад о развитии человека 2010

Среднемировой Индекс в 2010 г. возрос до 0,68
с 0,57 в 1990 г., продолжая следовать повышательной тенденции с 1970 г., когда он составлял 0,48
(табл. 2.1)7. Это увеличение отражает совокупный прирост почти на ¼ индикаторов здоровья
и образования и удвоение дохода на душу населения (табл. 2.1)8.
Совокупные глобальные измерители находятся под сильным влиянием стран с наибольшей
численностью населения – Китая и Индии. Но
даже глобальные цифры, не взвешенные по численности населения (и, таким образом, отражающие средний страновой показатель) демонстрируют аналогичный прогресс9.
Улучшение ИРЧП происходило во всех
регионах и почти во всех странах (см. табл. 2.1).
Наиболее быстрый прогресс был отмечен
в  Восточной Азии и Тихоокеанском регионе,
за которыми следуют Южная Азия и Арабские
государства. Из группы в 135 стран все, кроме
трех, повысили уровень развития человека по
сравнению с 1970 г.; исключение составляют
Демократическая Республика Конго, Замбия
и Зимбабве.
Какие страны были наиболее успешными
в  содействии развитию человеческого потенциала своих граждан? В Таблице 2.2 приводится
список из 10 лидеров – стран с самыми быстрыми
темпами роста ИРЧП в нашей выборке. Эти
новые результаты позволяют сделать некоторые

рисунок

интересные выводы и содержат неожиданные
контрасты.
Прогресс страны в области развития человека
может быть измерен разными способами, и то,
какая страна относится к числу лидеров, зависит от
стандарта, примененного для оценки изменений10.
В настоящем Докладе в качестве измерителя прогресса страны во времени используется отклонение
от критерия соответствия – отклонение страны от
ожидаемого улучшения при данном начальном
уровне ИРЧП и от улучшения индексов стран
с аналогичным стартовым уровнем11. На рис. 2.2
показано, как работает этот метод: на нем выбраны
страны, где улучшения значительно выше или ниже
того, что от них можно было бы ожидать с учетом
их начального уровня развития. Этот измеритель
основан на более ранних работах Гюстава Рани
и Фрэнсиса Стюарта, которые оценивали прогресс
страны в связи с ее группой ИРЧП12.
Группа лидеров включает несколько стран из
Восточной и Южной Азии и арабских государств
(как из Северной Африки, так и из богатого нефтью региона Персидского залива). Список возглавляет Оман – страна, которая выгодно использовала открытие нефтяных месторождений
в начале периода, – за которым следуют Китай,
Непал и Индонезия. Поскольку метод, используемый для оценки прогресса, сравнивает страны
с одинаковым начальным ИРЧП, то в список
попали несколько стран, добившихся быстрого
прогресса с низкого стартового уровня, такие как
Непал и Лаос (НДР). Более углубленное обсуждение некоторых из этих примеров – а также стран
с более разочаровывающими результатами – дано
во вставке 2.2, а также во вставке 3.3 в главе 3.
Поразительно, что в этом списке оказалось несколько стран, обычно не причисляемых
к успешным. Это объясняется тем, что некоторые
из них вошли в десятку лидеров благодаря значительным достижениям в здравоохранении и образовании, которые в ряде случаев отнюдь не сопровождались выдающимся экономическим ростом.
Таким образом, наш перечень очень отличается,
например, от перечня, составленного Комиссией
Спенса по вопросам роста и развития13.
Примечательно также общее отсутствие пересечений между лидерами роста и лидерами в области здоровья и образования. Только Индонезия
и Южная Корея входят в первую десятку по измерениям, как связанным, так и не связанным с доходом.
Из остальных восьми стран пять вошли в список
благодаря повышению уровней здоровья и образования, только одна (Китай) входит в список только
благодаря показателям роста. Новая функциональная форма ИРЧП учитывает сбалансированное

2.1

Общий прогресс при значительной вариабельности

Тенденции Индекса развития человеческого потенциала в мире, 1970–2010

Примечание. Результаты охватывают выборку из 135 стран на основе гибридного ИРЧП, описанного во вставке
2.1. Лидерами являются Оман, Китай, Непал, Индонезия и Саудовская Аравия., а аутсайдерами – Демократическая
Республика Конго, Замбия и Зимбабве.
Источник: расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.
глава 2 прогресс народов

27

таблица

2.1

Масштабное повышение показателей Индекса развития человеческого потенциала
с 1970 года

Тенденции гибридного ИРЧП и его компонентов по региональным группам и группам по ИРЧП, 135 стран, 1970–2010
Ожидаемая
продолжительность жизни

Гибридный ИРЧП

Грамотность

Валовой охват образованием

Доход

Значение

% изменений

Значение

% изменений

Значение

% изменений

Значение

% изменений

Значение

% изменений

2010

1970 – 2010 1990– 2010

2010

1970 – 2010 1990– 2010

2010

1970 – 2010 1990– 2010

2010

1970 – 2010 1990– 2010

2010

1970 – 2010 1990– 2010

Группы по регионам

Развивающиеся страны

0,64

57

23

68

21

8

81

61

21

66

28

24

5 873

184

89

Арабские государства

0,66

65

20

70

37

10

74

149

41

64

89

22

8 603

66

44

Восточная Азия
и Тихоокеанский регион

0,71

96

35

73

23

9

94

76

18

69

7

31

6 504

1,183

352

Европа и Центральная Азия

0,75

13

4

69

3

2

97

7

2

82

17

7

11 866

120

20

Латинская Америка
и Карибский бассейн

0,77

32

12

74

24

9

92

27

10

83

59

16

11 092

88

42
119

Южная Азия

0,7

72

31

65

33

12

66

113

46

59

64

29

3 398

162

Африка к югу от Сахары

0,43

53

21

52

19

7

65

183

43

54

109

42

1 466

20

28

Развитые страны

0,89

18

7

80

13

6

99

2

1

92

33

14

37 185

126

38

Члены ОЭСР

0,89

18

7

80

13

6

99

2

1

93

33

14

37 105

125

38

Не члены ОЭСР

0,86

24

9

80

14

7

96

13

6

79

29

10

40 043

263

58

Группы по ИРЧП

Низкий доход

0,44

61

27

55

27

11

63

180

48

52

98

43

1 434

33

44

Средний доход

0,65

83

31

69

25

9

82

79

24

65

21

28

5 010

606

237

Высокий доход

0,77

24

9

73

15

7

93

20

8

82

38

13

12 610

94

35

Очень высокий доход

0,89

18

7

80

13

6

99

2

1

92

33

14

37 185

126

38

82

32

66

22

8

76

96

29

61

23

33

4 323

560

250

Квартили по гибридному ИРЧП, 1970

1 (lнижняя)

0,60

2

0,69

51

16

71

34

11

88

53

15

74

55

16

7 334

110

53

3

0,79

24

9

75

15

6

96

11

4

85

36

16

14 486

152

54

4 (верхняя)

0,88

16

6

79

11

5

99

1

0

91

29

11

34 585

122

36

Весь мир

0,68

41

18

70

18

7

83

39

15

70

26

20

10 645

107

47

Примечание. Все значения взвешены по численности населения. Ожидаемая продолжительность жизни дана в годах, грамотность и валовой охват населения образованием – в процентах,
а  доход – в долларах США 2008 г. по паритету покупательной способности. Более подробные определения см. в разделе Определения статистических терминов. Выборка включает 135
стран; таким образом агрегатные показатели для группы могут отличаться от представленных в статистических таблицах 1–17. Гибридный ИРЧП отличается от ИРЧП 2010 г., приведенного
в статистических таблицах 1 и 2; в нем использована та же функциональная форма, но применен другой набор индикаторов, доступных за более длительный период времени (см. вставку 2.1).
Классификация стран основана на классификации ИРЧП 2010 г.
Источник: расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.

развитие, поэтому две страны, добившихся умеренно высокого прогресса и по связанным, и  по
не связанным с доходом измерениям (Лаос (НДР)
и Марокко), тоже вошли в число лидеров.
Хотя ни одна из стран Африки к югу от
Сахары не входит в десятку лидеров, Эфиопия
заняла 11-е место, а ряд африканских государств вошли в число первых 25 (вставка  2.2).
Возможно, наиболее заметно отсутствие латиноамериканских стран – лучшая из них, Гватемала,
занимает 22-е место. При всем этом список
успешных стран очень разнообразен, и не только

28

доклад о развитии человека 2010

по региональному происхождению, но и по тому,
каким образом страны добились прогресса.

Конвергенция: большие времена
ИРЧП помогает понять, сокращают ли бедные страны разрыв с богатыми. На этот вопрос
обычно отвечают, рассматривая ту или иную меру
различий по конкретному показателю между бедными и богатыми странами, или путем оценки
того, происходит ли рост в наименее развитых

рисунок

таблица

2.2

Самый быстрый прогресс
в развитии человека
происходит разными
путями

2.2

Лидеры у каждого региона свои, а аутсайдеры
сосредоточены в Африке

Лидеры и аутсайдеры по отклонению от критерия соответствия, 1970–2010

Лидеры по ИРЧП, ИРЧП, не связанному
с доходом, и ВВП, 1970-2010
Достижения в области:
Рейтинг

ИРЧП

ИРЧП, не связанного
с доходом
Дохода

1

Оман

Оман

Китай

2

Китай

Непал

Ботсвана

3

Непал

Саудовская Аравия

Южная Корея

4

Индонезия

Ливия

Гонконг, Китай

5

Саудовская Аравия Алжир

Малайзия

6

Лаос (НДР)

Тунис

Индонезия

7

Тунис

Иран

Мальта

8

Южная Корея

Эфиопия

Вьетнам

9

Алжир

Южная Корея

Маврикий

10

Марокко

Индонезия

Индия

Примечание. Значения ИРЧП за 1970 г. даны в логарифмическом масштабе.
Источник: расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.

Примечание. Прогресс в улучшении ИРЧП и ИРЧП, не связанного
с  доходом, измеряется по отклонению от критерия соответствия  –
насколько хороши показатели страны, по сравнению с другими странами, стартующими с того же начального уровня (см. вставку 2.1);
прогресс в доходе измеряется по ежегодному процентному росту
ВВП на душу населения.

вставка

Источник: расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.

2.2

Контрастирующие истории из Африки

Африка к югу от Сахары традиционно считается регионом, сталкивающимся с наибольшими проблемами развития человека. По всем измерениям она имеет самые низкие показатели Индекса
развития человеческого потенциала (ИРЧП), по сравнению с любым регионом. Однако несколько
африканских стран добились существенного прогресса в улучшении человеческого потенциала.
Эфиопия занимает 11-е место по прогрессу, достигнутому в течение времени, а Ботсвана, Бенин
и Буркина-Фасо входят в число 25 стран с наиболее высокими темпами прогресса в развитии
человека.
Рассмотрим Буркина-Фасо. Тот факт, что страна вошла в число лидеров, может вызвать удивление, так как в рейтинге по ИРЧП она занимает 12-е место среди исследованных 135 стран.
Однако она сделала крупные шаги в области ИРЧП с 1970 г., когда занимала 134-е место.
Свою роль сыграла, конечно, государственная политика: страна занимает шестое место среди
государств с наиболее быстрым ростом доступа населения к улучшенным источникам питьевой
воды за период с 1970 г. Доступ к базовым услугам тоже расширился – охват населения начальным образованием вырос с 44% в 1999 г. до 67% в 2007 г. Несмотря на быстрый демографический рост, бедность по доходам (измеренная как доля людей, живущих менее чем на 1,25 долл.
США в день) сократилась за период 1994–2003 гг. на 14% – до 57%.
Вхождение Буркина-Фасо в группу лидеров показывает, как действует наш метод оценки
прогресса, который сравнивает страны, имеющие аналогичный стартовый уровень. Фактически,
другие страны с аналогичными стартовыми условиями переживали экономические и социальные потрясения, тогда как Буркина-Фасо более чем удвоила ИРЧП. Полученные нами результаты
также проливают свет в дискуссии о «парадоксе Буркины» - низком уровне развития человека,
несмотря на рост и макроэкономическую стабильность. Если оценивать прогресс по происходящим во времени изменениям и сравнивать его с показателями стран, имеющих аналогичный
стартовый уровень, парадокс исчезает.

В отличие от Буркина-Фасо, некоторые африканские страны испытали драматическое отступление назад в развитии человека. В трех странах региона – Демократической Республике Конго,
Замбии и Зимбабве – показатель ИРЧП сегодня ниже, чем был в 1970 г.
Замбия по многим причинам столкнулась с падением ожидаемой продолжительности
жизни, валового охвата образованием и дохода. Обвал цен на медь в 1980 г. привел к затяжной
депрессии, в результате которой экономика сократилась на 1/3 . Доходы все еще не вернулись
к прежнему уровню. Страна также пострадала от нескольких волн беженцев – спасавшихся от
гражданских войн в соседних Анголе и Мозамбике – а также от эпидемии ВИЧ, поставившей
Замбию по уровню распространенности этого заболевания на пятое место в мире. Нехватка
ресурсов и эпидемия ВИЧ затрудняют предоставление общественных услуг. В главе 4 показано,
что 63% замбийцев страдают от бедности по нескольким измерениям; такая же доля населения
живет менее чем на 1,25 долл. США в день.
Зимбабве часто хвалили за прогрессивную социальную политику, осуществлявшуюся после
свержения режима белого меньшинства. В 1980-е гг. государственные расходы на здравоохранение и образование (особенно в сельских медицинских центрах), водоснабжение, канализацию
и сельские школы быстро возрастали. Младенческая смертность в период с 1980 по 1993 г. сократилась наполовину, а показатель иммунизации детей вырос с 25 до 80%. Однако, пытаясь
придать этой экспансии долгосрочный характер, правительство столкнулось с трудностями, особенно когда экономика рухнула в результате плохого менеджмента. ИРЧП упал с 0,34 в 1990 г. до
0,26 в 2000 г., что было вызвано снижением трех из четырех индикаторов, используемых для его
подсчета, за исключением грамотности. Возросла бедность по доходам, с которой люди боролись
частично путем переезда в города и соседние страны. Еще одним потрясением стала эпидемия
ВИЧ, создавшая напряженность в сфере общественных услуг. Уровень бедности по доходам сейчас составляет 62% (по сравнению с 42% в 1995 г.).

Источник: World Bank 2007, 2009a; Grimm and Gunther 2004; UNDP Zambia 1997; UNDP 1998; WHO 2010c; Mwabu and Fosu 2010.

глава 2 прогресс народов

29

странах быстрее, чем в более развитых. Многие
исследователи изучали этот вопрос с использованием ВВП в качестве меры развития. Они обычно
приходили к выводу, что разрыв увеличивается14.

что верхние пределы этих переменных не генерируют конвергенцию18. Но даже если пределы способствуют конвергенции, факт все равно остается
фактом: уровни здоровья и образования в бедных
и богатых странах все более сближаются19.
Возьмем ожидаемую продолжительность
жизни. Ребенок, родившийся в Гамбии в 1970 г.,
мог, как ожидалось, прожить до 41 года – примерно на 33 года меньше, чем ребенок, родившийся в Норвегии. Однако к 2010 г. ожидаемая
продолжительность жизни в Гамбии возросла на
16 лет (до 57 лет), в то время как в Норвегии –
только на 7 лет. Таким образом, хотя разрыв по
этому показателю между Гамбией и Норвегией
по-прежнему огромен, его величина все же сократилась более чем на четверть.
Итак, в среднем жизнь в развивающейся
стране сегодня в большей степени походит – по
крайней мере, по базовым индикаторам здоровья
и образования – на жизнь в развитой стране, чем
это было 40 или даже 20 лет назад. Однако такое
наблюдается не во всех развивающихся странах.
В некоторых из них – особенно в регионе Южной
Африки и бывших республиках Советского
Союза – ожидаемая продолжительность жизни
снизилась. Кроме того, в небольшой группе стран,
включающих, как это ни удивительно, Китай,
снизились показатели валового охвата образованием20. Еще в нескольких случаях – таких как
Армения и Тринидад и Тобаго – достигнутых
абсолютных улучшений не хватило, чтобы сузить

рисунок

Догоняя других
Однако ИРЧП дает более оптимистичную картину. В целом, бедные страны догоняют богатые по уровню ИРЧП (см. табл. 2.1). За период
с 1990 по 2010 г. разрыв по ИРЧП между развивающимися и развитыми странами уменьшился
примерно на 1/5 (и на 1/4 с 1970 г.)16. Например,
ИРЧП возрос более, чем вдвое у Мали (с 0,17 до
0,37), у Непала (с 0,22 до 0,50) и у Омана (с 0,36
до 0,79). Это хорошая новость, учитывая, что все
это произошло в условиях значительной разницы
в доходах15.
Можно предположить, что эта конвергенция
обусловлена тем фактом, что величина ИРЧП
искусственно ограничена одним или некоторыми
показателями, такими как грамотность, имеющими естественный верхний предел16. Хотя эти
факторы действительно способствуют конвергенции, они не являются единственным объяснением. Существенный разброс наблюдается во
всех переменных в области здоровья и образования, входящих в ИРЧП , включая те, для которых
наличие верхнего предела является спорным17.
В  противоположность этому, доходы демонстрируют все более значительную дивергенцию
(рис. 2.3). Статистические тесты подтверждают,

2.3

Многообразие путей

ИРЧП

0,8

0,8

ИРЧП

0,7

0,7

0,7

0,6

0,6

0,6

0,5

0,5

0,4

0,4

0,4

0,3

0,3

0,8

па

л

Ом
ан

ИРЧП

Ар Сау
ав до
ия вс
ка
я

Эволюция ИРЧП при одинаковых стартовых уровнях в 1970 году

0,3

Источник: расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.

30

доклад о развитии человека 2010

20
10

20
05

20
00

19
95

19
90

19
85

19
80

19
75

19
70

20
10

20
05

20
00

19
95

0,1
19
90

0,1
19
85

0,2

19
80

20
10

20
05

20
00

19
95

19
90

19
85

19
80

19
75

19
70

0,1

0,2

19
75

Зи

мб

0,2

19
70

аб

ве

Ко

нго


Р

За

мб

ия

Не

0,5

разрыв с развитыми странами. В целом, однако,
большинство развивающихся стран добились
быстрого и заметного прогресса в области здоровья и образования.
Более сложным для рассмотрения – из-за
недостатка данных – является вопрос о том, что
качество медицинского обслуживания и образования в развивающихся и развитых странах
может во всевозрастающей степени различаться21.
Это подтверждает необходимость осуществления
повестки дня в области измерений, описанной
в главе 6.
Вариабельность на местном уровне
Быстрый прогресс был достигнут не во всех странах, и различия поразительны. За последние
четыре десятилетия в четверти развивающихся
стран прирост ИРЧП составил менее 20%, тогда
как в другой четверти он превысил 65%. В десяти
странах после 1990 г. не отмечалось никакого
общего улучшения ИРЧП22. Недавний глобальный финансовый кризис и финансовый кризис
1997–1998 гг. в Восточной Азии напоминают
нам, что прогресс не носит линейного характера даже для стран, которые добиваются успеха.
В  результате экономического кризиса страны
могут сбиться с пути. Такой же эффект могут
вызвать потрясения, непосредственно влияющие
на здоровье и образование, такие как эпидемии и
природные катастрофы.
В некоторой степени подобные различия
в темпах прогресса отражают разницу в стартовых позициях стран: конвергенция означает, что
менее развитые страны в среднем прогрессируют
быстрее, чем более развитые. Однако половину
вариаций по ИРЧП нельзя объяснить начальным уровнем Индекса, и на протяжении времени
страны с одинаковыми проходят совершенно разные эволюции (рис. 2.3). Сказанное дает основание считать, что большое значение для достижения определенных результатов имеют страновые
факторы – такие как институты, география, политика – и даже чистое везение или невезение.
Рассмотрим Марокко и Кот-д`Ивуар. Если
оценивать их по переменным, входящим в состав
ИРЧП, то в 1970 г. они имели одинаковый уровень развития, и можно было ожидать, что они
будут двигаться одинаковыми путями. Однако их
траектории в области развития человека существенно разошлись. За четыре десятилетия до
2010 г. ожидаемая продолжительность жизни
в Марокко возросла на 20 лет, а в Кот-д`Ивуаре –
только на 11 лет. Сегодня 61% марокканских
детей ходят в школу – гораздо больше, чем в Котд`Ивуаре (38%), а доход на душу населения
в Марокко в 2,7 раза выше, чем в Кот-д`Ивуаре.

Эта разница имеет определенные объяснения. Политическая нестабильность и затянувшаяся гражданская война сдерживали развитие
Кот-д`Ивуара, в то время как в Марокко активная социальная политика принесла существенные
перемены. Понимание причин этих вариаций
имеет важное политическое значение, и мы подробно рассматриваем их в следующей главе.
По своей структуре ИРЧП дает только суммарную оценку прогресса. Необходимо посмотреть, что происходит с каждым из значимых
измерений – что мы и делаем в следующих
разделах.

Долголетие и здоровье
Многие страны добились значительных результатов в области ожидаемой продолжительности жизни. Ребенок, родившийся сегодня почти
в  любой стране, как ожидается, будет жить
дольше, чем в любой момент предшествующей
истории. Больше всего ожидаемая продолжительность жизни увеличилась в арабских государствах: за период с 1970 г. – более чем на 18 лет
(т. е. больше чем на треть). Даже в странах Африки
к югу от Сахары ожидаемая продолжительность
жизни сегодня на 8 лет дольше, чем в  1970 г.
Рост долголетия в нижней четверти распределения стран по ИРЧП 1970 г. происходил в два
с лишним раза быстрее, чем в верхней четверти.
В некоторых развивающихся странах – например,
в Чили и Малайзии – показатели смертности на
60% ниже, чем 30 лет назад.
На рис. 2.4 показаны степень и широта прогресса. Наряду со страновыми показателями ожидаемой продолжительности жизни, представленными на левой панели, мы приводим «термальное
изображение» на правой панели, позволяющее
увидеть, как страны группируются по распределению достижений в области здоровья. Более
«теплые» зоны – они выкрашены в  красный
и желтый цвета – показывают, что многие страны
объединяются в группы (кластеры) с высокой
продолжительностью жизни, и лишь очень немногие остаются на более низких уровнях (зеленый
и голубой цвета). Эта схема кластеризации стран
на высоких уровнях удивительным образом характерна для здоровья и образования, однако, как
мы увидим далее, не для доходов (см. рисунки 2.7
и 2.10 ниже в данной главе)23. Однако хотя в большинстве стран ожидаемая продолжительность
жизни возросла, в некоторых она резко упала. Это
хорошо видно на «термальном изображении»,
показывающем движение некоторых «теплых»
зон (желтый цвет) в нижнюю часть правой панели.
глава 2 прогресс народов

31

Если бы детская смертность
оставалась на высоком
уровне, преобладавшем
в конце 1970-х гг., то сегодня
ежегодно таких смертей
было бы на 6,7 млн больше

Чем обусловлен этот прогресс? Младенческая
и детская смертность снижались быстрее, чем
смертность среди взрослых. Если бы детская
смертность оставалась на высоком уровне, преобладавшем в конце 1970-х гг., то сегодня ежегодно
таких смертей было бы на 6,7 млн больше24. Самый
быстрый абсолютный прогресс за период с 1970-х
до 2000-х гг. наблюдался в развивающихся странах (рис. 2.5). Так, младенческая смертность в них
снизилась на 59 случаев смерти на 1 тыс. живорожденных, что в четыре раза выше сокращения
на 16 случаев смерти на 1 тыс. в развитых странах.
Однако процентное снижение продолжает оставаться более быстрым в развитых странах (77%),
чем в развивающихся (59%)25 . Огромный разрыв в области здоровья по-прежнему сохраняется,
и в развивающихся странах младенческая смертность на 1000 живорожденных в восемь раз выше,
чем в развитых. На долю последних приходится
также менее 1% детской смертности.26.
Показатели материнской смертности тоже
снизились, хотя не ясно, насколько. Оценки ООН
за период с 1990 г. дают умеренное 5%-ное сокращение – с 430 случаев смерти на 100 тыс. живорожденных до 40027. Недавнее исследование, в
котором использовались данные регистрации
актов гражданского состояния, переписи населения, опросы и материалы вербальной аутопсии,
выявили более низкие показатели материнской
смертности и более быстрое ее сокращение на
22% (с 320 на 100 тыс. до 251) за тот же период28.
Эти данные показывают, что даже нижние пять
стран - Мавритания, Эритрея, Ангола, СьерраЛеоне и Гвинея-Бисау – уменьшили материнскую
смертность (с 1  159 на 100  тыс. живорожденных до 711). Альтернативные оценки совпадают
с ними в одном важном аспекте: прогресс идет
намного медленнее, чем это необходимо для
достижения задачи Целей ООН в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, по снижению за период 1990–2015 гг. материнской смертности на 3/429.

Прогресс замедлился
С 1990 г. прогресс в области здоровья замедлился.
Средняя продолжительность жизни увеличилась
примерно на шесть лет в период между 1970-ми
и 1990-ми гг. и только на четыре года за два последующих десятилетия30. Смертность среди взрослых с 1990-х уменьшилась на 23% у женщин и на
6% у мужчин, что намного меньше, чем снижение,
соответственно, на 27 и 26% за два предыдущих
десятилетия. Показатели младенческой смертности тоже сокращались медленнее.
32

доклад о развитии человека 2010

Это замедление совокупного продвижения
вперед в значительной мере обусловлено драматическим регрессом в 19 странах (где проживает
около 6% мирового населения), в которых за
последние два десятилетия ожидаемая продолжительность жизни сократилась. В девяти странах– шести африканских (Замбия, Зимбабве,
Демократическая Республика Конго, Лесото,
Свазиленд, ЮАР) и трех государствах бывшего Советского Союза (Беларусь, Российская
Федерация и Украина) – этот показатель упал
ниже уровней 1970 г. Причинами этого снижения были эпидемия ВИЧ и возвращение к более
высокой смертности в переходных экономиках.
Эти явления отчасти затормозили сближение
показателей в области здоровья, наблюдавшееся
с 1990  г., хотя между остальными развивающимися странами и развитыми государствами все
же наблюдается некоторая конвергенция, пусть
и замедленная (рис. 2.6)31.
Снижение показателей в ряде стран Африки
к югу от Сахары может быть четко увязано с эпидемией ВИЧ. С 1980-х гг. СПИД привел к сокращению ожидаемой продолжительности жизни
в регионе Южной Африки, где уровень распространенности ВИЧ среди взрослых превышает
15%32. В наиболее пораженных заболеванием
странах ожидаемая продолжительность жизни
сейчас ниже 51 года; в Лесото она составляет
46 лет – такой уровень существовал в Англии до
промышленной революции. После 2000 г. распространенность ВИЧ, по-видимому, стабилизировалась (хотя в некоторых случаях на очень
высоком уровне), а в значительной части региона
Южной Африки ожидаемая продолжительность
жизни в последнее время немного восстановилась. Исключение составляют Лесото, Свазиленд
и ЮАР, где в последнее десятилетие отмечалось
дальнейшее снижение этого показателя (примерно на четыре года).
Сокращение ожидаемой продолжительности жизни в бывшем Советском Союзе коснулось
в первую очередь мужчин. У мужчин Российской
Федерации этот показатель в период 1989–
1994 гг. снизился на семь лет33. О причинах этого
явления идут серьезные дебаты. Потребление
алкоголя и – после 1990 г. – стрессы, связанные
с переходом к рыночной экономике – высокой
инфляцией, безработицей и неуверенностью
в завтрашнем дне –представляются важными для
объяснения этих тенденций, хотя разделить их
эффекты непросто. Одно исследование обнаружило, что в период между 1990 и 2004 гг. 21% из
25 тыс. умерших мужчин в Сибири, которым делалось вскрытие, и смерть которых приписывалась

рисунок

2.4

Прогресс в области здоровья

Мировые тенденции в области ожидаемой продолжительности жизни, 1970–2010
Индекс здоровья
1,0

Процент стран

1,0

35

30

0,8

0,8

25

0,6

0,6

20

15
0,4

0,4

10

0,2

0,2

5

0
20
10

20
05

20
00

19
95

19
90

19
85

19
80

19
75

0
19
70

20
10

20
05

20
00

19
95

19
90

19
85

19
80

19
75

19
70

0

Примечание. Представлены результаты по выборке из 135 стран, основанные на гибридном ИРЧП, описанном во вставке 2.1. Индекс здоровья рассчитан с применением методики, представленной в Техническом примечании 1, к показателю ожидаемой продолжительности жизни и, таким образом, отражает вклад измерения «здоровье» в ИРЧП и гибридный ИРЧП. На
левой панели показаны временные ряды по каждой стране, на левой – относительное распределение стран; цвета, приближающиеся к красному, показывают более высокую долю стран
в соответствующей зоне.
Источник: Hidalgo (2010) на основе расчетов ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

глава 2 прогресс народов

33

рисунок

2.5

Прогресс основных индикаторов здоровья.
Развивающиеся страны по-прежнему отстают

Избранные индикаторы здоровья, 1970-е и 2000-е годы
Развивающиеся
страны
257
Развитые страны

308

196
237

108

164

123
89

64

17

5
45

1970s

Младенческая смертность

2000s
1970s

Смертность среди взрослых,
женщины
Смертность среди взрослых,
мужчины

2000s

Примечание. Младенческая смертность – число случаев смерти на 1 тыс. живорождений; смертность среди
взрослых – число случаев смерти на 1 тыс. чел. взрослого населения.

рисунок

Источник: Расчеты ОПДРЧ с использованием данных World Bank (2010g).

Снижение ожидаемой продолжительности жизни
в бывшем Советском Союзе и странах, сильно
пораженных ВИЧ

2.6

Тенденции в области ожидаемой продолжительности жизни в мире, 1970–2010
Ожидаемая продолжительность жизни (годы)
85
Развитые страны

80
75

Бывший
Советский Союз
Другие
развивающиеся
страны

70
65
60
55

Высокая
распространенность
ВИЧ

50

10
20

05
20

00
20

95
19

90
19

85
19

80
19

75
19

19

70

45

Примечание. Считается, что в стране высокая распространенность ВИЧ, если данный показатель превышает 15%.
В нашей выборке к данной группе относятся семь стран (Ботсвана, Замбия, Зимбабве, Лесото, Намибия, Свазиленд
и ЮАР).
Источник: расчеты ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

болезням кровообращения, имели летальную или
почти летальную концентрацию этанола в крови.
Однако не следует просто делать вывод, что
переход к рыночной экономике был главным
фактором повышения смертности. Некоторые
переходные экономики, где поначалу отмечалось
аналогичное повышение смертности – например,
34

доклад о развитии человека 2010

Кыргызстан и Черногория – в начале 2000-х гг.
быстро оправились. Добавим, что снижение ожидаемой продолжительности жизни в бывшем
СССР началось еще до переходного периода –
в 1970-е гг. она сократилась на 1 год, между тем
как в мире она за это время возросла на 3,5 года36.
Кроме болезней, на тенденции в области
смертности влияют многие другие факторы.
Важную роль играет вовлеченность государственного сектора, которая претерпевала заметные
изменения в разное время и в разных странах.
В Африке в конце 1980-х гг. была введена плата
за медицинское обслуживание, что затем вызвало
возражения по ряду причин, включая ограниченность увеличения поступлений37. Ряд стран
регионов Восточная и Южная Африка недавно
отменили плату за некоторые виды профилактических медицинских услуг для беременных женщин, а также детей до 1 года и старше. Имеются
данные о немедленно проявившемся положительном эффекте и расширении медико-санитарной
помощи детям старше 1 года. В Уганде после
отмены в 2001 г. платы за медицинские услуги
количество новых больных, которым была оказана помощь, среди детей в возрасте до пяти лет
увеличилось на 19%, а в последующие два года
пользование услугами государственных медицинских учреждений в сельских районах возросло на
77%38.
На здоровье также влияют конфликты, которые не только приводят к гибели и ранениям
людей, но и перенапрягают слабые системы государственного здравоохранения, разрушают инфраструктуру, используемую для доставки лекарств
и вакцинации, и делают население более подверженным различным заболеваниям и другим опасностям41. Широкомасштабные конфликты – как
в Афганистане (1979–1989 гг., с 2001 г. до настоящего времени), Камбодже (1967–1999 гг., с перерывами) и Мозамбике (1975–1992 гг.) способны
нанести огромный ущерб здоровью людей40.
В различных странах конфликты протекают
по-разному в зависимости от характера и интенсивности как самого конфликта, так и гуманитарной реакции на него. Конфликты на сравнительно
изолированных территориях не оказывают негативного влияния на общенациональные показатели (примером может быть восстание на севере
Уганды), а некоторые страны, несмотря на конфликт, даже продвинулись вперед в области
здоровья благодаря обширным гуманитарным
усилиям по обеспечению базовых услуг. Так произошло, например, в Афганистане, где младенческая смертность, а также детская смертность
в возрасте до пяти лет за период с 2002 по 2004 г.
снизилась на ¼ благодаря значительным усилиям

по строительству медицинских центров и районных больниц, обучению медработников для
общин и применению простых технологий, таких
как стандартные аптечки41.

Голод – многоголовый монстр
Показатели смертности оценку лишь одному,
пусть драматичному, аспекту благополучия.
Однако выживание – это только один из элементов обеспечения долголетия и здоровья. Те, кто
выжил, должны нормально питаться, чтобы иметь
возможность вести достойную жизнь и реализовывать свои жизненные планы. Отправляться
спать голодным или впадать в сон от потери сил –
один из самых ощутимых видов депривации,
с которыми могут столкнуться люди.
Питание – это аспект здоровья, для которого
имеет значение доход. Голодные люди, у которых
есть деньги, скорее всего, потратят их на еду. Как
замечательно показал Амартия Сен в своей новаторской работе о недоедании, голод зачастую
отражает, скорее, нехватку средств для приобретения еды, а не общую нехватку продовольствия42.
Однако повышение дохода не гарантирует надлежащего питания, и даже люди, не относящиеся
к числу бедняков, тоже могут испытывать голод.
Фактически между множеством бедняков,
живущих на доллар в день, и множеством голодающих есть разница. Она отражает различия
в оценках этих двух состояний, а также недостаток
имеющихся данных43. Она также отражает влияние других факторов, помимо дохода, на питание
членов семьи – таких как здоровье и образование
матери, практика кормления детей, гигиена в доме.
Индийские исследователи выделили в  качестве
главных факторов здоровье женщины, практику
кормления детей и гигиены, а также ограниченный доступ к общественным медицинским услугам44. Исследование, проведенное в Восточной
Африке для данного Доклада, выявило, что вакцинация и медицинский уход при появления
ребенка на свет в некотором роде компенсируют
недостаточность его питания; такое же воздействие оказывает и образование женщин45.
Недостаточное питание влияет также на то,
как люди, особенно дети, приобретают знания
и участвуют в жизни общества. Плохое питание
уменьшает способность продуктивно работать
и тем самым ограничивает возможность человека

зарабатывать средства, необходимые для достойной жизни. Необратимость некоторых последствий недоедания – ухудшение зрения от недостатка витамина А, физическое замедление роста
из-за нехватки протеинов – усиливает потребность в быстрейшей ликвидации голода46.
Жан Дрез и Амартия Сен писали, что
«голод – это многоголовый монстр», подчеркивая, что недостаток еды может многими путями
влиять на человеческие свободы47. Голод – это
огромное чудовище, причем очень упрямое. Он
продолжает существовать, несмотря на рост производства продовольствия, достигнутый благодаря зеленой революции в период с начала 1960-х
до начала 1980-х гг. К 2000 г. в производстве продовольствия были сделаны новые успехи, способствовавшие снижению цен на основные сельскохозяйственные продукты. Доля людей, страдающих
от недоедания, в развивающихся странах сократилась с 25% в 1980 г. до 16% в 2005 г.
Согласно новейшим данным, используемым
при проведении мониторинга задачи ликвидации голода в рамках Целей ООН в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия, в снижении доли населения, страдающего
от недоедания, отмечен обнадеживающий прогресс. Однако абсолютное число людей, страдающих от недоедания – определяемое по минимальному потреблению энергии – едва ли изменилось
с 850 млн в 1980 г., более того, недавно это цифра
возросла примерно до 1 млрд чел. Из них 63%
живут в Азии и Тихоокеанском регионе, 26% –
в Африке у югу от Сахары и 1% – в развитых
странах50.
Хотя многие миллионы людей живут впроголодь, миллионы других едят слишком много.
Увеличение в последнее время числа людей с избыточным весом угрожает прогрессу в области лечения сердечно-сосудистых заболеваний, инсультов
и диабета. Серьезное ожирение может сократить
жизнь на 5–20 лет, из чего некоторые специалисты
делают вывод, что ожидаемая продолжительность
жизни в США к 2050 г., по всей вероятности,
стабилизируется и даже может снизиться49. Эти
опасности являются результатом не только более
высоких доходов, но и культурного воздействия,
которое способно преодолевать государственные
границы. В Мексике, где доходы людей в среднем
составляют лишь 1/5 от американских, процент
людей с избыточным весом и страдающих ожирением такой же, как в США50.

Отправляться спать
голодным или впадать в сон
от потери сил – один из
самых ощутимых видов
депривации, с которыми
могут столкнуться люди.

глава 2 прогресс народов

35

Знание расширяет возможности

С 1970 г. ни в одной стране
не отмечалось снижения
грамотности или
продолжительности
обучения

Знание расширяет возможности людей. Оно развивает творческие способности и воображение51.
Помимо изначально присущей ему ценности, оно
имеет существенное инструментальное значение
для расширения других свобод. Образование дает
людям силу продвигать свои интересы и сопротивляться эксплуатации52. Образованные люди
лучше знают, как избежать рисков для здоровья,
жить дольше и более комфортно.53. Они также,
как правило, больше зарабатывают и имеют лучшую работу. Многие необразованные родители
ценят обучение в школе потому, что, по их мнению, образование поможет их сыновьям и дочерям преодолевать унижения, с которыми сталкиваются их семьи.
Прогресс в области образования был значительным и носил масштабный характер, что отражает улучшение количественных показателей
школьного образования и справедливости доступа
к нему девочек и мальчиков. В значительной мере
это отражает более широкую вовлеченность государства, хотя многие развивающиеся страны оказались более способны отправить детей в школу, чем
обеспечить им высококачественное образование.

Уровень образования выше,
чем когда-либо прежде
Во всем мире люди имеют сегодня более высокий
уровень образования, чем когда-либо прежде. Это
подтверждают многообразные индикаторы образования. Возьмем продолжительность обучения:
в 1960 г. для среднего человека в возрасте 15 лет
или старше она составляла менее 4 лет, а к 2010 г.
этот показатель на глобальном уровне удвоился,
а  в  развивающихся странах почти утроился
(с 1,9 года до 6,4 лет). С момента выпуска первого
ДРЧ в 1990 г. средняя продолжительность обучения возросла на два года, валовой охват населения
образованием – на 12%, а грамотность повысилась с 73 до 84%.
Прогресс носит масштабный характер.
С 1970 г. ни в одной стране не отмечалось снижения грамотности или продолжительности обучения. Образование охватило гораздо более широкие массы людей: с 1960 г. доля тех, кто посещает
школу, возросла с 57% до 85%. Это означает, что
многие страны добились успехов в сфере образования, по крайней мере, согласно традиционному
ИРЧП; это стало одним из ключевых стимулов
к совершенствованию показателя, обсуждаемому
во вставке 1.2 главы 1.
36

доклад о развитии человека 2010

Средний индекс образования, используемый в ИРЧП, который сочетает данные об
охвате образованием и грамотности, отражает
эту общую картину широкого распространения
прогресса (рис. 2.7). Как и в случае показателя
здоровья, «термальное изображение» на правой
панели свидетельствует о значительной концентрации результатов в верхней части структуры
распределения.
Однако этот рост может не полностью характеризовать достигнутый прогресс. Уровень грамотности и продолжительность обучения отражают доступ к образованию (или его отсутствие)
в прошлом для людей, которые сегодня являются
взрослыми; таким образом, оценка прогресса
может не учитывать новейших сдвигов в охвате
населения образованием для молодого поколения. Люди, не посещавшие школы, обычно
относятся к старшей возрастной группе: в развивающихся странах почти 36% жителей в возрасте 65–74 лет никогда не ходили в школу; для
сравнения, в группе 15-24 лет таких только 7%.
Уровень грамотности среди молодежи сегодня
превышает 95% в 63 из 104 стран, по которым
имеются сведения, и 99% в 35 странах (включая
Молдавию и Самоа, находящиеся в середине
рейтинга ИРЧП). Это дает основания полагать,
что отсутствие базовых навыков письма перестанет быть главным препятствием на пути доступа
к знаниям.
Уровень охвата населения образованием
и ожидаемая продолжительность обучения – т. е.
количество лет обучения, которое сегодняшние
дети могут ожидать, что получат, когда вырастут,
исходя из текущих показателей охвата населения образованием, дают более полную картину
доступа детей к образованию в настоящее время.
Среднемировые показатели охвата для начального образования сегодня составляют 100%
и  выше как в развитых, так и в развивающихся
странах, и обе группы предпринимают серьезные попытки продвижения вперед также и на
более высоких уровнях образования, хотя развивающимся странам все еще предстоит преодолеть значительный разрыв (рис. 2.8)54. Сейчас не
только больше детей посещает школу – большинство из них заканчивают ее; с 1991 г. доля получивших начальное образование возросла с 84 до
94%. Увеличение охвата населения образованием
отражено в показателе ожидаемой продолжительности обучения, которое повысилось с 9 лет
в 1980 г. до 11 лет сегодня, а в странах с низким
ИРЧП с 5 до 8 лет.

рисунок

2.7

Прогресс в области образования

Мировые тенденции в области уровней образования, 1970–2010
Индекс образования
1,0

Процент стран
35

1,0

30

0,8

0,8

25

0,6

0,6
20

15
0,4

0,4

10

0,2

0,2

5

0

10
20

05
20

00
20

95
19

90
19

85
19

80
19

75
19

70
19

10
20

05
20

00
20

95
19

90
19

85
19

80
19

75

0

19

19

70

0

Примечание. Представлены результаты по выборке из 135 стран, основанные на гибридном ИРЧП, описанном во вставке 2.1. Индекс образования рассчитан с применением методики,
представленной в Техническом примечании 1, к страновому показателю грамотности взрослого населения и совокупным коэффициентам охвата населения начальным, средним и высшим
образованием и, таким образом, отражает вклад измерения «образование» в гибридный ИРЧП. На левой панели показаны временные ряды по каждой стране, на левой – относительное
распределение стран; цвета, приближающиеся к красному, показывают более высокую долю стран в соответствующей зоне.
Источник: Hidalgo (2010) на основе расчетов ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

глава 2 прогресс народов

37

Гендерные различия сужаются

рисунок

В последние несколько десятилетий показатели
охвата образованием быстрее увеличивались
среди девочек, чем среди мальчиков, и с 1991
по 2007 г. соотношение охвата девочек к охвату
мальчиков начальным образованием выросло во
всех регионах. У девочек также быстрее улучшалось относительное число получивших начальное
и среднее образование.
В среднем в период между 1991 и 2007 г.
показатели относительного числа получивших
образование возросли у девочек на 29 пунктов
до 87%, а у мальчиков увеличились на 17 пунктов, превысив 90%55. Улучшение показателей
для девочек обусловлено расширением их охвата
средним образованием. В 79 из 134 стран, по
которым имеются данные – включая Бангладеш
и Лесото – соотношение охвата женщин к охвату
мужчин средним образованием превышает 98%.
Еще в 17 странах соотношение охвата женщины/
мужчины составляет не менее 95%.
При этом, однако, остается еще много возможностей для улучшения ситуации: из 156
стран, по которым есть данные, только 87 имеют
показатели охвата девочек начальным образованием, приближающиеся к показателям для мальчиков или превышающие их56. Хотя в развивающихся странах гендерный разрыв в группе детей
младшего возраста незначителен, в группе более
старших детей в сельских районах он остается
существенным. В Боливии в школу ходят 35%
В школу ходит больше детей, однако имеются
возможности для прогресса в области среднего
и высшего образования

2.8

Коэффициенты валового охвата населения по уровням образования, 1970–2007
Развитые
страны

100

93

103

101

102

Развивающиеся
страны

75

103

71

109

81

46
64

25
43
1970

23
1990

2

2007
1970

18

6
1990

Среднее

2007

Источник: расчеты ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

38

доклад о развитии человека 2010

Высшее

Начальное

деревенских девочек и 71% городских мальчиков. В Гвинее эти показатели составляют, соответственно, 37% и 84%.
Напротив, охват женщин высшим образованием, который тоже растет, во многих частях
мира превышает охват мужчин. Например, в арабских странах, где охват высшим образованием возрос на 45 пунктов, среднее соотношение сегодня
составляет 132 женщины на каждые 100 мужчин.
Хуже положение в Южной Азии и Африке к югу
от Сахары, где соотношение женщины/мужчины
составляет 75 и 51%. Среди самых отсталых
стран  – Гвинея и Нигер, где на одну женщину,
получающую высшее образование, приходится
три мужчины.
Таким образом, суммарные показатели
уровня образования (такие, как средняя продолжительность обучения или доля населения,
имеющая как минимум среднее образование)
демонстрируют внушительный рост по всему
списку как для мужчин, так и для женщин,
хотя разрыв между ними во многих развивающихся странах еще велик (см. статистическую
таблицу 4). В арабских государствах и Южной
Азии гендерный разрыв по продолжительности обучения с 1970 г. снизился на 33–40%,
в Африке к югу от Сахары – на 26% (рис. 2.9).
Однако в восьми странах – Афганистане, Бенине,
Гаити, Либерии, Мозамбике, Нигере, Того
и  Центральноафриканской Республике – продолжительность обучения женщин вдвое меньше,
чем продолжительность обучения мужчин.

Участие государственного
сектора возросло
В большинстве стран мира расширение охвата
образованием связано в увеличением государственного финансирования. Учащиеся в основном посещают государственные школы, особенно
на начальном (92%) и среднем (85%) уровнях57.
Государственные расходы на образование в 2006 г.
в среднем составляли 5,1% ВВП против 3,9%
в 1970 г.58 Как мы показываем в главе 3, этот рост
является долговременной тенденцией, учитывая,
что сто лет назад ассигнования на образование
составляли 1% ВВП59.
Ресурсы, выделяемые на обучение каждого
ученика, тоже возросли, увеличившись с 1990 г.
на 43%, а соотношение числа учащихся к числу
преподавателей снизилоcь60. Однако диспропорции в ассигнованиях остаются огромными.
Среднемировые расходы на учащегося составляют почти 4 611 долл. США61, в то время как

Тем не менее, многие дети не
учатся
Более крупные ассигнования и более широкий охват детей образованием не обязательно
означает, что качество образования улучшается.
Разрыв в качестве школьного образования огромен, хотя из-за отсутствия данных трудно сказать, улучшилось оно или ухудшилось. В целом,
в развивающихся странах школьники узна´ют
гораздо меньше, чем те, кто обучается такое же
количество лет в развитых странах64. Учащиеся
из развивающихся стран выполняют стандартные тесты в среднем на 20% хуже, чем их сверстники того же уровня в развитых странах – это

рисунок

2.9

Прогресс в области гендерного равенства
в образовании. Разрыв сохраняется

Соотношение средней продолжительности обучения мужчин и женщин
по регионам, 1970–2010
Соотношение «мужчины/женщины»

Развитые страны

1,0

Европа
и Центральная Азия

0,9

Латинская Америка
и Карибский бассейн
Восточная Азия
и Тихоокеанский регион

0,8
0,7

Арабские государства
Африка к югу от Сахары

0,6

Южная Азия

0,5
0,4
0,3
0,2

10
20

05
20

00
20

95
19

90
19

85
19

80
19

75
19

70

0,1

19

в Африке к югу от Сахары – только 184 долл.
США, даже после 15%-ного увеличения; это
примерно эквивалентно 1/8 того, что тратится
в Латинской Америке, и более чем в сорок раз
меньше, чем в развитых странах. Разрыв в расходах на одного учащегося тоже увеличивается.
Ряд стран активно работали над привлечением в школы большего числа детей. Однако
наблюдались и регрессивные явления. Как и  в
области здравоохранения, в 1980-х и начале
1990-х гг. под сильным давлением Всемирного
банка и других организаций в сфере образования стала вводиться платная система, призванная
обеспечить окупаемость государственных услуг.
Некоторые исследования обнаружили, что эта
мера оказала крайне негативное воздействие на
доступ детей в школы. К концу 1980 гг. стало очевидно, что окупаемость несовместима с целями
обучения. В одном из южных штатов Нигерии
в  течение 18 месяцев после введения платы за
обучение в школе в  1980-х гг. охват населения
начальным образованием упал с 90 до 60%62.
Многие страны позднее отменили плату
за обучение в начальной школе. В 1990-х гг.
это сделали, в частности, Малави, Уганда и
Эфиопия, а  в  начале 2000-х гг. – Камбоджа,
Кения и Танзания. По мере роста посещаемости
стали возникать проблемы с количеством школьных парт и качеством обучения. В Малави, первой отменившей плату в 1994 г., охват населения
начальным образованием в период между 1990
и  1995 гг. возрос на 97%, а в Уганде в период
1995–2000 гг. – на 72%. В Латинской Америке
были начаты программы обусловленного трансферта денежных средств с явной целью увеличить посещаемость; в качестве примеров таких
программ назовем Bolsa Escola и Bolsa Familia
в Бразилии, Oportunidades в Мексике и Chile
Solidario в Чили (см. вставку 3.7 в главе 3)63.

Источник: Barro and Lee 2010.

примерно три класса разницы65. Уровень знаний по математике в Южной Корее и Малайзии
был таким же высоким, как в развитых странах,
а, например, в ЮАР – удручающе низким. В ряде
случаев эти различия отражают неэффективность
работы, а также низкий уровень ассигнований.
Например, баллы, полученные восьмиклассниками из Индонезии, были не ниже, чем у их сверстников из многих латиноамериканских стран,
хотя затраты на одного учащегося в этой стране
были в восемь раз меньше66.
Иллюстрацией некоторых из этих проблем может служить Фиджи, несмотря на то, что
в ней существует всеобщее начальное образование. Согласно недавним опросам подростковых
фокус-групп, телесные наказания, непрофессиональное поведение учителей и сексуальные
домогательства в отношении школьниц привели
к увеличению числа учащихся, бросающих среднюю школу, и другим отрицательным явлениям.
Как сказала одна 17-летняя девушка, «когда
ребята вообще ничего не делают, разговаривают или занимаются чем-нибудь еще, учителя
начинают нас бить. Я думаю, это надо прекратить». Аналогичное исследование, проведенное
в  Индонезии, показало, что школьники из бедных семей нередко становятся объектом насмешек, если не могут заплатить за школьную форму
или школьное питание, что часто приводит к их
социальной эксклюзии. Один 11-летний мальчик, когда его спросили, почему он бросил школу,
ответил: «Я часто чувствовал неловкость. Когда у
меня не было ботинок, учитель показывал на мои
ноги и говорил: так нельзя ходить в школу»67.

глава 2 прогресс народов

39

Хотя прогресс в последние
десятилетия был
значительным, для
обеспечения социальной
справедливости в области
доступа к знаниям еще
предстоит проделать
большой путь

Тематические исследования, посвященные
более бедным развивающимся странам, дают еще
более мрачную картину. Шестиклассники из Ганы
в среднем решали 25% тестовых задач; точно
такой же результат можно получить, если выбирать ответы случайным образом. Более половины
11-летних детей в Бангладеш не умеют писать
основные буквы или цифры68. В Тимор-Лешти
свыше 70% учеников, заканчивающих первый
класс, не могли прочитать ни одного слова из
предложенного им простого текста69.
Трудности повышения качества образования
свидетельствуют о неодинаковой эффективности
участия государства, во всяком случае, в его традиционном понимании. Решения о расширении
системы школ обычно идут сверху вниз и поддерживаются политически ангажированными союзами учителей и подрядчиками. Гораздо сложнее
заставить учителей овладеть реальными преподавательскими навыками. Решение проблемы стимулирования труда менеджеров и рядовых работников всегда непростое дело, особенно когда
в  государство применяет основанные на патронаже механизмы предоставления товаров и услуг
своим главным союзникам, что ведет к созданию
привилегированных групп70. Почти 10 лет назад
опубликованный Де и Дрезом «Государственный
доклад о базовом образовании в Индии» выявил
48%-ный уровень абсентеизма учителей; с тех
пор эта цифра мало изменилась, несмотря на
крупные бюджетные и управленческие реформы,

в  промежутках между которыми происходило
улучшение инфраструктуры71.
Низкокачественное образование в развивающихся странах не обязательно предполагает, что произошло какое-то ухудшение ситуации. Имеющиеся данные не позволяют сделать
какой-либо определенный вывод о долгосрочных и даже среднесрочных тенденциях в области
качества. Кроме того оценки в школе зависят от
многих факторов, в частности, от социальноэкономического статуса семей школьников. Дети
из обеспеченных семей, по-видимому, лучше
питаются, более здоровы и имеют лучший доступ
к учебным ресурсам, чем дети из бедных семей,
и их родители имеют возможность больше помогать им72. Таким образом, по мере того, как расширяющаяся школьная система охватывает все
большее число неблагополучных детей, средние
оценки будут снижаться, даже если качество образования не изменится73.
Нарисованная нами картина показывает, что
бедные страны быстро нагоняют развитые по
совокупным показателям уровня образования
и гендерному равенству, но не обязательно по
качеству образования. Существуют также крупные диспропорции между группами населения
внутри стран, о чем рассказано в главе 4. Таким
образом, хотя прогресс в последние десятилетия
был значительным, для обеспечения социальной
справедливости в области доступа к знаниям еще
предстоит проделать большой путь.

Растущий уровень жизни
Доход как суммарный показатель развития имеет
множество недостатков; таков основной тезис
ДРЧ за минувшие двадцать лет. Среди этих изъянов – игнорирование неравенства в распределении и неустойчивость текущего производства.
Тем не менее, деньги являются важным средством
расширения выбора, особенно для бедняков,
поэтому средний доход дает приблизительное
представление о том, как общество в целом распоряжается ресурсами. Таким образом, эволюция
дохода представляет значительный интерес.
Однако речь идет не только об общем росте,
но и об усилении диспропорций и сохранении
разрыва между развитыми странами и остальным миром. С 1970 г. 155 стран, где проживает
95% мирового населения, добились увеличения
реального душевого дохода (рис. 2.10). В среднем
он сегодня составляет 10 760 долларов в год, что
почти в 1,5 раза выше, чем 20 лет назад, и вдвое
40

доклад о развитии человека 2010

выше, чем сорок лет назад. Существенное повышение среднего дохода почувствовали жители
всех регионов, хотя модели здесь различны74.
Ассортимент, количество и качество товаров и услуг, предоставляемых людям сегодня,
беспрецедентны.
Термальное изображение на правой панели
рис. 2.10 показывает, что распределение доходов в мире имеет гораздо больший разброс,
чем распределение здоровья и образования.
Соответствующие рисунки, посвященные
измерениям здоровья (рис. 2.4) и образования
(рис. 2.7), показали, что «горячая» красная зона
сдвигается вверх, где показатели многих стран
сближаются. В сфере доходов дело обстоит иначе;
тем самым подтверждается тот факт, что мировое распределение доходов отличается гораздо
бόльшим неравенством, чем распределение здоровья и образования.

рисунок

2.10

Прогресс в области уровня жизни

Мировые тенденции в области ВВП, 1970–2010
Индекс дохода
1,0

Процент стран
35

1,0

30

0,8

0,8

25

0,6

0,6
20

15
0,4

0,4

10

0,2

0,2

5

0

10
20

05
20

00
20

95
19

90
19

85
19

80
19

75
19

70

0

19

10
20

05
20

00
20

95
19

90
19

85
19

80
19

75
19

19

70

0

Примечание. Представлены результаты по выборке из 135 стран, основанные на гибридном ИРЧП, описанном во вставке 2.1. Индекс дохода рассчитан с применением методики,
представленной в Техническом примечании 1, к страновому показателю ВВП на душу населения, выраженному в долларах США, скорректированных по паритету покупательной способности
и, таким образом, отражает вклад измерения «доход» в гибридный ИРЧП. На левой панели показаны временные ряды по каждой стране, на левой – относительное распределение стран;
цвета, приближающиеся к красному, показывают более высокую долю стран в соответствующей зоне.
Источник: Hidalgo (2010) на основе расчетов ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.
глава 2 прогресс народов

41

Неодинаковый прогресс

Разрыв между развитыми
и развивающимися
странами продолжал
увеличиваться

В отличие от ожидаемой продолжительности
жизни и образования, в области доходов между
странами наблюдается существенная дивергенция. С 1970 г. по 2010 г. душевой доход в развитых странах возрастал в среднем на 2,3% в год,
в то время как в развивающихся странах – на
1,5%75. В 1970 г. средний доход страны, находящейся в верхней четверти мирового распределения дохода, был в 23 раза выше дохода страны,
находящейся в нижней четверти. К 2010 г. эта
разница возросла почти до 29 раз. Дивергенция
между развивающимися странами тоже стала
более заметной. Некоторые из них – например,
Ботсвана, Китай, Малайзия и Таиланд – росли
с 1970 г. быстрее, чем любая богатая страна76. В то
же время доходы ряда других стран – включая
Коморские Острова, Иран и Сенегал – застыли
на месте. Еще в нескольких странах, таких как
Кот-д`Ивуар, Мадагаскар и Зимбабве, наступил
экономический коллапс.
Показатели роста развивающихся стран со
временем улучшились, как в абсолютном выражении, так и по отношению к развитым странам.
Особенно ясно это стало видно в период глобального финансового кризиса, когда многие развивающиеся страны оказались способными сохранять
высокие темпы роста. Тем не менее, в последние
20 лет разрыв между развитыми и развивающимися странами продолжал увеличиваться.
Напрашивается важный вопрос: смогут ли развивающиеся страны и дальше расти в среднем относительно более быстрыми темпами, которые они
приобрели за последние пять лет77.
Дистанция между богатейшими и беднейшими странами увеличилась до размеров пропасти. Богатейшая на сегодняшний день страна
(Лихтенштейн) в три раза богаче, чем самая богатая страна в 1970 г.78 Беднейшая на сегодняшний
день страна (Зимбабве) примерно на 25% беднее,
чем cамая бедная страна в 1970 г. (тоже Зимбабве).
Это отрезвляющий взгляд на вещи: видеть, что
при огромном материальном благосостоянии развитых стран реальный средний доход жителей 13
стран нижней четверти сегодняшнего мирового
распределения дохода ниже, чем в 1970 г.79

Несколько стран преодолевают
порог
В некоторых развивающихся странах экономический рост был впечатляющим. В период с 1970
по 2010 г. душевой доход Китая увеличился
в четыре раза, Ботсваны – более чем в девять раз,
42

доклад о развитии человека 2010

Малайзии и Таиланда – более чем в пять раз80.
Однако и этим странам предстоит проделать еще
большой путь, чтобы сократить разрыв с богатыми: доход Китая на душу населения составляет лишь пятую часть среднего дохода развитых
стран. Ботсвана, Малайзия и Таиланд тоже далеки
от этой отметки.
Будут ли эти страны продолжать расти, пока
не преодолеют порог, отделяющий их от развитых
стран? История показывает, что в вопросах роста
нельзя ни о чем судить с уверенностью. Многие
страны развивались впечатляющими темпами
в  течение длительного времени, а потом впали
в  стагнацию. Так, в период 1950–1980  гг. экономический рост Бразилии на душу населения
составлял почти 5% в год – в Ботсване, Сингапуре
и Таиланде в последнее время наблюдается такой
же, – однако в 1980-е гг. ее экономика рухнула
и только недавно начала восстанавливаться.
Коллапс Аргентины был еще более драматичным: в 1913 г. ее ВВП на душу населения превосходил среднеевропейский81, а в 2007 г. составлял
всего лишь пятую часть западноевропейского
показателя.
Эти примеры свидетельствую о том, как
трудно преодолеть колоссальный разрыв в области доходов. Из 108 стран, чьи доходы в 1970 г.
были ниже 7 тыс. долл. США, только четыре
в 2010 г. вошли в классификацию стран с высоким доходом Всемирного банка. Три из них –
это маленькие островные экономики (Антигуа
и Барбуда, Экваториальная Гвинея и Мальта), из
которых одна обладает обильными нефтяными
ресурсами. Заметным исключением является
Южная Корея, четвертая страна из приведенного
списка. Эстония и Словакия в 1970 г. не были
независимыми государствами, однако обе эти
страны достигли темпов роста, которые позволили им войти в группу стран с высоким доходом.
*     *     *
В ряде важных аспектов мир сегодня является лучшим местом для жизни, чем в 1990 г.
Продолжительность жизни многих людей увеличилась, дети проводят больше времени в школе,
а люди имеют доступ к гораздо большему количеству продуктов – включая пищу, жилье, одежду
и  другие вещи, необходимые для достойной
жизни, – чем когда-либо прежде в истории.
Большим достижением стала заметная конвергенция стран по уровню ИРЧП, впервые системно
зафиксированная в настоящем Докладе. В главе 4
мы показываем, что эти достижения распространяются на другие измерения развития человека,
особенно на политические свободы.

Тем не менее, оценку нескольких минувших
десятилетий никак нельзя назвать всецело положительной. В некоторых странах наблюдался
серьезный регресс, особенно в области здоровья, который в течение нескольких лет сводил
на нет достижения нескольких десятилетий.
Модели экономического развития были крайне
несправедливыми, как в странах, переживавших
быстрый рост, так и в группе стран – как мы покажем в главе 4, – получавших выигрыши от национального прогресса.
И, несмотря на тенденции к сближению показателей здоровья и образования, разница в уровнях развития человека остается колоссальной.

Человек, родившийся в Нигере, будет, как ожидается, жить на 26 лет меньше, иметь уровень образования на 9 лет меньше и потреблять в 55 раз
меньше продуктов, чем житель Дании. В то время
как датчане свободно и открыто избирают свой
парламент с 1849 г., президент Нигера в 2009 г.
распустил национальный парламент и Верховный
суд, а затем сам был изгнан в ходе военного переворота. Более семи из каждых десяти опрошенных жителей Нигера заявили, что в течение
последнего года случались дни, когда им не хватало денег, чтобы купить еду для своих семей.
Очень немногие из датчан могли бы оказаться
в таком же трудном положении.

глава 2 прогресс народов

43

гл а в а

3

Различные пути к прогрессу

Мы убедились, что множество людей по всему миру стали здоровее, богаче и образованнее,
чем когда-либо ранее. Но на протяжении последних 40 лет прогресс был неравномерным;
в некоторых странах и регионах жизнь людей улучшалась значительно медленнее, а в некоторых местах ухудшалась.
Этот прогресс происходил на фоне увеличения
количества стран с демократической формой
правления, но одновременно и роста неравенства
как внутри отдельных стран, так и между ними
по некоторым измерениям развития человека.
Множество людей по-прежнему лишены политических прав и полномочий, и устойчивость
сегодняшних моделей производства и потребления является шаткой. Эти данные наблюдений,
анализ которых проводится в главе 4, серьезно
ослабляют любой вывод о глобальном прогрессе.
Но даже при этом прогресс в здравоохранении, образовании и доходах расширил свободы
миллиардов людей и дал им возможность вести
образ жизни, который они имеют основания
ценить. В этой главе мы постараемся углубить
понимание причин этого прогресса.
В главе 2 подчеркиваются две основные характеристики эволюции развития человека на протяжении последних 40 лет. Во-первых, прогресс был
практически повсеместным – лишь три страны
в выборке из 135 стран имеют сейчас более низкий Индекс развития человеческого потенциала
(ИРЧП), чем в 1970 г. Во-вторых, разница результатов в различных странах была колоссальной:
одни страны быстро прогрессировали, а другие
достигли гораздо менее значительных успехов.
Столкновение этих двух тенденций исключает
некоторые объяснения. Например, если страны
с одинаковыми стартовыми условиями прогрессировали до одинакового уровня, это позволяет
предположить, что в данном случае преобладают
общие глобальные движущие силы. И наоборот, если некоторые страны прогрессировали,
в то время как другие ухудшили свои показатели,
однако общий, глобальный уровень достижений
не изменился, это позволяет предположить, что
в данном случае движущими силами являлись
национальные усилия – различные меры политики или институциональные реформы.
Таким образом, опыт показывает нам, что
глобальные движущие силы сделали прогресс

более достижимым для стран на всех уровнях
развития, однако не все страны смогли в равной
мере извлечь преимущества из этих возможностей. Тогда со всей очевидностью встает вопрос,
почему же одни страны смогли воспользоваться
ими, а другие – нет? Эта глава предлагает некоторые ответы на этот жизненно важный вопрос.
Также в этой главе будет рассмотрен один
из наиболее поразительных выводов, сделанных
в исследованиях о развитии человека за последние пять лет, – отсутствие значимой корреляции между экономическим ростом и улучшением
ситуации в сферах здравоохранения и образования. Понимание этого вывода чрезвычайно
важно для выбора стратегий в области развития.
Наше объяснение подчеркивает беспрецедентную активизацию обмена идеями между
странами – от новых здоровьесберегающих технологий до демократических политических идеалов и более эффективных практик производства.
Мы считаем, что множество нововведений дало
странам возможность улучшить ситуацию в области здравоохранения и образования, не прибегая
к значительным затратам, что объясняет ослабление зависимости между экономическим ростом и
не связанными с доходом измерениями развития
человека. Иными словами, с течением времени
прогресс больше начинает зависеть от того, как
страны воспользовались этими идеями, – учитывая расхождения между странами, частично обусловленные различиями в институтах и фундаментальных общественных договорах.
Ничего из сказанного нами не предполагает,
что экономический рост не важен. Концепция
развития человека признает значение доходов для
более полного контроля над ресурсами, а также
то, что посредством питания, жилья и расширеннного спектра возможностей доходы увеличивают
способности людей. Центральная роль материального фактора признана – уровень дохода считают одним из трех базовых измерений в ИРЧП,
наряду со здравоохранением и образованием.
глава 3 Различные пути к прогрессу

45

Страны могут войти в число
стран с наиболее высоким
уровнем развития
человеческого потенциала
двумя путями, но чаще
всего за счет
исключительного прогресса
в сферах здоровья
и образования, чем за счет
роста

В этой главе анализируются определяющие
факторы прогресса по всем этим трем измерениям. Политика, неравенство и институты,
помимо прочего, также будут включаться в эту
картину в той степени, в какой они могут помочь
объяснить прогресс в здравоохранении, образовании и доходе. Но мы не стремимся объяснить,
почему распространилась демократия и почему
неустойчивость производства стала прогрессировать. Эти жизненно важные вопросы заслуживают более глубокого исследования, возможно,
в будущих Докладах.

Загадка экономического роста и развитие человека
Наряду с данными по глобальному прогрессу
и  местной вариативности в главе 2 определяется, как достижения в области дохода связаны
с прогрессом в других измерениях ИРЧП. Мы
обнаружили, что средний рост дохода являлся
высоким, однако этот показатель отличался от
страны к стране, тогда как прогресс в образовании и здравоохранении был более последовательным. Многие развивающиеся страны достигли
сравнимого с развитыми странами уровня развития здоровья и образования, однако преодолеть
границу, отличающую страны с низким доходом
от богатых стран, существенно труднее. Таким
образом, страны могут войти в число стран с наиболее высоким уровнем развития человеческого
потенциала двумя путями – за счет быстрого
роста дохода или же исключительного прогресса
в сферах здоровья и образования.
Эти выводы предполагают, что движущие
силы, способствующие прогрессу в сферах здоровья и образования, отличаются от сил, способствовавших повышению дохода на протяжении последних 40 лет. Если бы у обоих этих процессов были
одни и те же движущие силы, они бы в значительной степени совпадали, но мы покажем, что это не
так. Теперь рассмотрим более детально связь между
экономическим ростом и развитием человека.

Экономический рост и развитие
человеческого потенциала
не всегда совпадают
Что прошедшие 40 лет говорят нам о соотношении между экономическим ростом и изменениями в развитии человека?

46

доклад о развитии человека 2010

Мы начнем с того, что выделим несколько
наиболее заметных аспектов развития человека
за прошедшие 40 лет, концентрируясь на глобальном прогрессе наряду с местной вариативностью,
а также на слабой корреляции между доходом
и другими измерениями развития человека. Затем
мы рассмотрим наиболее важные движущие силы
глобальных тенденций каждого из трех основных
компонентов ИРЧП, а также специфические для
конкретных стран факторы, определяющие ситуацию. Затем мы проанализируем, как эти результаты вписываются в более широкую картину взаимодействия между рынками и государствами.

На рисунке 3.1. представлены основные
результаты. Левая часть демонстрирует положительную взаимосвязь (хотя и со значительными
вариациями), предполагающую, что экономический рост и улучшения в развитии человека позитивно соотносятся друг с другом1.
Однако следует помнить, что доход является
одной из составляющих ИРЧП; таким образом,
одна треть изменений ИРЧП обусловлена экономическим ростом, гарантируя положительную взаимосвязь. Более полезно сравнить рост
доходов с изменениями в не связанных с доходом областях развития человека. Мы делаем это
с помощью индекса, сходного с Индексом развития человеческого потенциала, но вычисляемого
только с учетом показателей здоровья и  образования ИРЧП, с тем чтобы сравнить их изменения с экономическим ростом. ИРЧП, не связанный с  доходом, представлен в правой части
рисунка 3.1. Корреляция очевидно слаба и статистически незначима2.
Предыдущие исследования показали сходный результат. Одним из первых ученых, систематически исследовавших эту связь, был американский специалист в области демографии Сэмьюэль
Престон, чья статья 1975 г. стала значимой вехой
в науке, показав, что соотношение между изменениями дохода и изменениями ожидаемой продолжительности жизни на протяжении 30 лет в 30
странах было статистически незначимым3.
По мере появления большего количества
доступных данных другие исследователи достигли
тех же результатов. В 1999 г. в статье «Жизнь
во время экономического роста» («Life during
Growth») Уильям Истерли продемонстрировал весьма слабую связь между экономическим

рисунок

3.1

Слабая взаимосвязь между экономическим ростом и изменениями
в сферах здоровья и образования

–0,005

–0,010

–0,010

0,0

0,0

–0

0,1

0,0

0,0

–0

Рост дохода

0,1

–0,005

5

0,000

0

0,000

,05

0,005

0

0,005

5

0,010

0

Изменения не связанных с доходом компонентов ИРЧП

0,010

,05

Изменения ИРЧП

0

Соотношение между экономическим ростом, ИРЧП и его компонентами, не связанными с
доходом, 1970–2010

Рост дохода

Примечание. Основано на анализе отклонений от стандартов (см. вставку 2.1 в главе 2 и Техническое примечание 1). Доход считается исходя
из ВВП на душу населения. Толстая линия регрессии указывает на статистическу значимую взаимосвязь.
Источник: Расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.

ростом и такими показателями качества жизни,
как здоровье, образование, политическая свобода,
конфликты и неравенство4. Франсуа Бургиньон,
директор Парижской школы экономики, а также
несколько коллег из Африки и Европы, пришли
к выводу, что «корреляция между ВВП на душу
населения и не связанными с доходом [Целями
ООН в области развития, сформулированными
в Декларации тысячелетия] является практически нулевой»5. Экономист Всемирного банка
Чарльз Кенни недавно подтвердил отсутствие
взаимосвязи между увеличением ожидаемой продолжительности жизни и экономическим ростом,
используя при этом как данные по большой
выборке стран на протяжении 25 лет, так и информацию по меньшему количеству стран на протяжении значительно более длительного периода6.
Эти выводы могут быть проиллюстрированы множеством примеров. Сопоставим такие
страны, как Китай, с его наиболее быстро растущей экономикой в мире в последние 30 лет,
и Тунис – и увидим поразительные результаты.
В  1970 г. можно было ожидать, что девочка,
родившаяся тогда в Тунисе, проживет 55 лет,
а девочка, родившаяся в Китае, – 63 года. С тех
пор китайский ВВП на душу населения рос
с  головокружительной скоростью на 8% ежегодно, тогда как в Тунисе – лишь на 3%. Но

сегодня ожидаемая продолжительность жизни
девочки, родившейся в Тунисе, составляет 76 лет,
что на год больше, чем в Китае. И если в 1970 г.
лишь 52% тунисских детей было охвачено школьным образованием, сегодня доля учащихся среди
детей этой страны составляет 78%, что значительно выше, чем китайские 68%.
Другие интересные примеры относятся к странам, экономическое развитие которых за последние 40 лет ухудшилось. Если для прогресса в сферах здоровья и образования был бы необходим
экономический рост, то страны, чей ВВП уменьшается, не могли бы прогрессировать в этих областях.
Однако в действительности это не так: Иран, Того
и Венесуэла переживали падения уровня дохода,
но ожидаемая продолжительность жизни в этих
странах в среднем выросла на 14 лет, а доля учащихся с 1970 г. выросла в среднем на 31%7.
Этот результат показывает незначительную взаимосвязь между изменениями в области
дохода (экономического роста), и изменениями,
касающимися не связанных с доходом измерений
развития человека. Это не отрицает того фундаментального факта, что уровни дохода и уровни
здоровья и образования коррелируют в значительной и положительной степени. Сейчас мы
рассмотрим, как эти факты могут быть согласованы друг с другом.

глава 3 Различные пути к прогрессу

47

Объяснение загадки

рисунок

Налицо поразительно
слабое совпадение между
ростом дохода
и изменениями в сферах
здоровья и образования
в течение времени

Итак, загадка налицо. Корреляция между ростом
дохода и изменениями в здоровье и образовании
крайне незначительна, но при этом существует
значимая корреляция между национальными
уровнями дохода и национальными уровнями
здоровья и образования. Те же закономерности верны на уровне отдельных людей и домохозяйств, как показывают данные исследований.
Как же согласовать эти данные с отсутствием
корреляции между изменениями с течением
времени?
Во-первых, корреляция не предполагает
причинно-следственных отношений в определенной сфере8. Даже если причинная связь
существует, неизвестно, в какой области она
проявится: более высокие доходы могут улучшать качество жизни, или же улучшение в сферах
здоровья и образования делают общества более
продуктивными.
Во-вторых, отсутствие корреляции изменений ставит под сомнение то, что ситуация в
некий конкретный момент точно отражает взаимосвязь между переменными. Мы можем пролить некоторый свет на эту загадку, отметив, что
с течением времени корреляция между доходом и
не связанными с доходом измерениями развития
человека сдвигается в сторону увеличения (рис.
3.2). Так что, в то время как жители более богатых стран в среднем более образованны и более
здоровы, люди в странах с любым уровнем дохода

3.2

почувствовали прогресс, благодаря улучшению
здоровья и повышению уровня образования.
Это соотношение не только усиливается, но еще
и выравнивается, то есть, улучшения здоровья и
образования идут быстрее в более бедных странах, чем в более богатых.
Одно из объяснений этой загадки состоит в
том, что существуют длинные и непостоянные
задержки во времени при переходе увеличения
благосостояния в улучшение результатов в отношении здоровья и образования9. Это может объяснять слабую корреляцию, поскольку еще недостаточное количество времени прошло для того,
чтобы перемены в доходе привели к улучшениям
в других измерениях развития человека. Однако
это объяснение гораздо менее подходит для продолжительных периодов времени. Рисунок 3.1.
показывает, что отсутствие корреляции относится к значительной выборке из 135 стран на
протяжении 40 лет, то есть достаточно длительного периода, чтобы рост дохода мог трансформироваться в результаты в сферах здоровья и
образования на национальном уровне, и чтобы
уменьшение дохода отразилось на ухудшении
результатов в отношении здоровья и образования.
Другое объяснение состоит в том, что процессы, благодаря которым люди в странах, которые сегодня являются богатыми, становятся более
здоровыми и более образованными, отличаются
от процессов, происходящих в развивающихся
странах. Гипотеза об изменяющемся процессе
развития предполагает, что корреляция между

Улучшение здоровья и образования
возможно сегодня во всех странах

Изменение соотношения между доходом и ожидаемой продолжительностью жизни
и продолжительностью обучения, 1970–2010
Ожидаемая продолжительность жизни

Средняя продолжительность обучения

4,5

3

2

1

2010

4,0
0

2010

–1

1970

Доход
Примечание. Все значения выражены в натуральных логарифмах.
Источник: расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.

доклад о развитии человека 2010

Доход

12

10

8

6

4

12

10

8

–2

6

4

3,5

48

1970

Что означают наши результаты
Эти результаты не означают, что экономический рост не является важным фактором. Доход
является суммарным показателем, определяющим доступ к ресурсам, важным для развития
возможностей и расширяющим свободы людей,
– поэтому он должен оставаться важной целью
политики в области развития. Доходы усиливают
контроль людей над ресурсами, необходимыми,
чтобы получить доступ к пище, жилью, одежде
и более широким возможностям в жизни. Эти
ресурсы также делают возможным осуществление жизненных планов людей без чрезмерных
помех в виде материальных нужд, – например,
помогают им заниматься значимой и полезной
деятельностью или проводить больше времени
со своими близкими и любимыми10. Рост дохода
может показывать, что возможности получить
достойную работу увеличиваются, – хотя это и не
всегда так.
Также наши результаты не опровергают важность более высокого дохода для роста доступности услуг здравоохранения и образования для
бедного населения; этот результат широко отражен в литературе, посвященной микроэкономике.
Значительная корреляция между социальноэкономическим статусом и здоровьем в обществе часто отражает сравнительные преимущества более богатых людей в получении доступа к

вставка

уровнями является как бы моментальным снимком, отражающим прошлое, когда страны, ставшие богатыми, были единственными, кто был
способен вносить значительные средства в  развитие образования и здоровья. Однако технологические усовершенствования и изменения
в социальных структурах, рассмотренные выше,
приводят сегодня к тому, что даже более бедным
странам становится легче достичь значительных
улучшений.
Мы проверили несколько возможных объяснений перемен в здоровье и доходе на протяжении прошедших 40 лет (вставка 3.1). Результаты
дают возможность предположить, что страны
с низким и средним уровнем развития человеческого потенциала могут достичь более высоких показателей здоровья с помощью недорогостоящих вмешательств. Однако по мере того как
страны достигают более высокого уровня развития, улучшения начинают базироваться на более
затратных технологиях, а доход снова начинает
приниматься в расчет. Таким образом, результаты
совместимы с гипотезами об изменениях в возможностях и процессах развития.

3.1

Являются ли более богатые более здоровыми?

Страны с более высоким доходом на душу населения в среднем характеризуются более долгой ожидаемой продолжительностью жизни. Однако положительная и значимая корреляция между доходом и ожидаемой продолжительностью жизни не применима к изменениям, произошедшим за последние 40 лет. Что же стоит за этим очевидным
противоречием?
Было предложено несколько объяснений. Изменения, произошедшие с течением времени, могли быть обусловлены кратковременными факторами, если учитывать, что здоровье медленно реагирует на изменения дохода.
Однако отсутствие корреляции охватывает более чем 40 лет, и это достаточно долгий период времени, чтобы эффект
увеличения дохода смог сказаться на здоровье. И наоборот, может быть так, что положительная взаимосвязь между
доходом и продолжительностью жизни исчезла, и теперь процесс изменения такого параметра, как ожидаемая продолжительность жизни, не зависит от изменений дохода. Предварительные исследования для этого доклада систематически рассмотрели другие варианты объяснений.
Сначала мы провели два моделирования, чтобы рассмотреть, какой тип модели сможет воспроизвести основные
признаки имеющихся данных: одна из них основана на общепринятой взаимосвязи, а другая – на ее отсутствии.
Результаты оказались смешанными: гипотеза о том, что «более богатые более здоровы» может объяснить существующий уровень в конкретных временных точках, но не может объяснить изменений. Гипотеза отсутствия этой
взаимосвязи объясняет изменения, но не уровни.
Далее, мы рассмотрели другую гипотезу: если утверждение «более богатые более здоровы» касается только стран,
достигших достаточно высокого уровня развития, тогда как противоположная гипотеза применима для менее развитых стран? Эта смешанная гипотеза, разделяющая страны, отстоящие от порога ИЧРП примерно на 0,5 с каждой
стороны, объясняет как взаимосвязь применительно к уровням, так и ее отсутствие на уровне перемен, происходящих с течением времени.
Источник: Georgiadis, Pineda, and Rodríguez 2010; Pritchett and Summers 1996; Pritchett and Viarengo 2010.

услугам здравоохранения. Высокое или растущее
неравенство может наблюдаться наряду с ростом
совокупного дохода, как показывает недавний
опыт Китая (см. вставку 6.1 в главе 6).
Однако это свидетельство ставит под сомнение тот факт, что общеэкономический рост
дохода эффективно влияет на улучшение ситуации со здоровьем и образованием на низких
и  средних уровнях развития человека. Как мы
увидим ниже, высокие показатели роста могут
сочетаться с деградацией окружающей среды
и ухудшением распределения дохода, что вызывает глубокую озабоченность.
Благодаря использованию новых данных
и методов анализа, наши выводы также с самого
начала подтверждают центральное положение
Докладов о развитии человека: развитие человека
отличается от экономического роста, и значительные достижения в этой области возможны даже
при отсутствии быстрого роста. Первый Доклад
о развитии человека обращал внимание на такие
страны, как Коста-Рика, Куба и Шри-Ланка,
достигшие гораздо более высокого уровня развития человека, чем другие страны, имеющие аналогичный уровень доходов. Эти достижения стали
возможными, поскольку экономический рост был
отделен от процессов, определяющих прогресс на
других измерениях развития человека.
Эти результаты также представляют собой
ответ на одно из частых критических замечаний в адрес Докладов о развитии человека. С
самого начала некоторые экономисты считали
глава 3 Различные пути к прогрессу

49

Часто разработчики
политики полагают, что
экономический рост
неотъемлемо связан с
достижениями в области
здоровья и образования.
Наши результаты
показывают, что это не так

компоненты, не связанные с доходом, излишними, поскольку картина развития в конкретный момент не имеет систематических отличий
от того, что получается при сравнении уровней
дохода11. Однако ИРЧП демонстрирует картину,
значительно отличающуюся от ВВП, если мы
посмотрим на изменения с течением времени, –
а в конечном итоге политика развития направлена на то, чтобы оказать влияние именно на
изменения.
Последствия для стратегии развития могут
быть далеко идущими. При разработке стратегии в сфере развития во многих случаях предполагается, что экономический рост неотъемлемо
связан с достижениями в отношении здоровья
и образования. Наши результаты показывают,
что это не так. Это не означает, что страны могут
перестать заботиться о своем экономическом
росте – мы подчеркнули, что рост порождает

важные возможности. Однако результаты предполагают, что странам не нужно непременно решать
сложную проблему роста для того, чтобы найти
решение множества задач в сферах здравоохранения и образования, и это обнадеживает.
В более общем плане это означает, что
поскольку процессы развития и возможности,
с которыми сейчас сталкиваются бедные страны,
так отличаются от тех, с которыми имеют дело
развитые (на сегодняшний день) страны, их развитие представляет собой не столько копирование опыта развитых стран, сколько поиск новых
путей к прогрессу в современном мире.
Но если экономический рост не объясняет
прогресс в сферах здоровья и образования, что
же может объяснить его? Этому вопросу посвящаются два следующих раздела. Прежде всего,
рассмотрим понимание глобального прогресса,
а затем, – учитывая национальную вариативность.

Прогресс на глобальном уровне:
роль идей и инноваций
В большом количестве работ проводились исследования факторов, определяющих прогресс
в здоровье и образовании, – как с точки зрения
перспектив развития человека, так и с других
позиций12. Здесь мы представляем краткий обзор,
концентрируясь на факторах, приводящих к масштабным достижениям на глобальном уровне.

Улучшения в отношении
здоровья
В 1651 г. английский философ Томас Гоббс описывал жизнь в естественном состоянии как «бедную, грязную, скотскую и скоротечную»13. Он
описывал, каков был бы мир без правительств, но
при этом он, возможно, непреднамеренно характеризовал и современную ему жизнь: средняя
продолжительность жизни в Англии составляла
тогда 40 лет, а во многих других местах – 20 лет14.
Но эта ситуация начала меняться, так как в последующие века продолжительность жизни увеличивалась, и состояние здоровья людей в западных
странах улучшилось. Смертность снизилась по
мере того, как были взяты под контроль инфекционные заболевания среди детей и молодежи –
такие, как оспа, дифтерия и коклюш. Далее последовало уменьшение числа случаев респираторных
заболеваний – таких, как туберкулез и грипп,
которое также коснулось в основном молодых15.
50

доклад о развитии человека 2010

Гигиена и другие практики, связанные с общественным здравоохранением, также способствовали улучшению, как и лучшее питание16.
В развивающихся странах такое снижение
заболеваемости произошло гораздо позже, но
и прогресс там шел намного быстрее. В 1950 г.
продолжительность жизни в Африке, арабских
государствах и Азии в среднем составляла 39 лет
– примерно столько же, сколько в Англии времен Т. Гоббса, и на 20 лет меньше, чем в развитых странах в то же время17. В течение половины
столетия продолжительность жизни в развивающихся странах выросла так же, как в современных
развитых странах за 300 лет. Эти процессы были
сходными во многих странах, испытывавших т.н.
эпидемиологический переход, т.е. изменение распространенности различных типов заболеваний
в соответствии с траекториями развития стран.
Но в некоторых отношениях опыт развивающихся стран сильно отличался. Темпы внедрения
медицинских инноваций и различных вариантов
вмешательств в системах здравоохранения развивающихся странах были гораздо выше, что шло на
пользу миллионам людей. Улучшения, связанные
с  водоснабжением, канализацией и иммунизацией, заняли на Западе много лет, являясь изначально очень затратными. Многие эффективные
методы профилактики были открыты довольно
поздно. Например, вакцина от туберкулеза
никогда не использовалась в США на постоянной

основе, потому ее разработали в 1927 г., после
того как болезнь была практически ликвидирована18. Бедные страны воспользовались выгодами
быстрого распространения этих благотворных
методик, когда их стоимость значительно снизилась: одно из исследований показало, что около
85% сокращения уровня смертности в выборке из
68 стран с 1950 г. может быть объяснено глобальным прогрессом19.
Имеют значение и согласованные действия
в разных странах. Расширенная программа
ООН по иммунизации субсидировала крупномасштабные программы по иммунизации,
как и Оборотный фонд закупки вакцин при
Панамериканской организации здравоохранения20. Благодаря этим программам повысился
уровень иммунизации во многих странах, что
фактически уничтожило полиомиелит на американских континентах в 1994 г. и повысило уровень иммунизации против шести заболеваний
(туберкулез, дифтерия, столбняк новорожденных,
коклюш, полиомиелит и корь) от 5% от всех новорожденных в мире до более 80%21. Ликвидация
оспы, болезни, уносившей более 2 млн жизней
ежегодно в 1960-х, стоила всего 300 млн долларов
США (стоимость трех реактивных истребителей
на тот момент)22.
Однако сотрудничество и технологии являются не единственными объяснениями ситуации.
Образование и общественная осведомленность
также способствовали увеличению спроса на улучшения в сфере здравоохранения. Информация
о грудном вскармливании, необходимости мытья
рук и сахарно-соляном регидрационном растворе
могла распространяться без развитой системы
здравоохранения. Недавнее исследование, охватывавшее выборку из 278 тыс. детей из 45 развивающихся стран показало, что действия родителей, например, обеспечение детей питьем при
диарее, являются основным фактором, сокращающим распространение обычных заболеваний,
уносящих жизни детей23.
Некоторые различия между странами относятся к последствиям негативных шоковых воздействий эпидемии ВИЧ или более высокому
уровню смертности в бывшем Советском Союзе.
Но в более общем плане ключевую роль сыграла
государственная политика в области здравоохранения. Более широкое использование услуг
в области охраны здоровья матери и ребенка –
таких как оральная регидрация, иммунизация,
обеспечение грудного вскармливания и дополнительного питания, – привело к снижению младенческой и детской смертности24. Бразильский
штат Сеара и индийский штат Керала продемонстрировали быстрый рост, возможно, благодаря

широкому централизованному предоставлению
подобных услуг. Свободная пресса, конкурентная
политика и культура общественного обсуждения
социальных проблем – все это помогает в продвижении основных реформ25.
Многие вмешательства, направленные на
сокращение смертности и улучшение здоровья
населения в развивающихся странах, не являются
затратными. Комплект из шести вакцин, сформированный Всемирной организацией здравоохранения, стоит менее 1 долл. США, а дегельминтизация (которая может увеличивать посещаемость
школ) стоит всего 50 центов в год26. Тот факт, что
наиболее эффективные меры по охране здоровья
не являются дорогостоящими, помогает объяснить отсутствие корреляции между их обеспечением и совокупными затратами на здравоохранение27. Он также помогает объяснить, почему
обнаруживается незначительная корреляция
между улучшением ситуации в сфере здоровья
и  экономическим ростом, особенно в странах
с низким ИРЧП: недостаток ресурсов не всегда
является наиболее значимым ограничением для
предоставления этих услуг (см. вставку 3.1)28.
Эти крупномасштабные данные не являются
несовместимыми с исследованиями, проведенными Ангусом Дитоном и другими учеными на
уровне отдельных людей и домохозяйств. Эти
исследования показали, что люди с более высоким социально-экономическим статусом в целом
являются более здоровыми29. Причина этого
в том, что движущие факторы улучшения здоровья на государственном уровне могут быть и часто
являются совершенно иными, чем на индивидуальном уровне. Например, новая вакцина может
помочь всему населению одновременно, и, таким
образом, не оказывать воздействие на влияние
дохода на состояние здоровья в данном обществе.
Взаимосвязь на индивидуальном уровне отражает тот факт, что богатые с большей вероятностью имеют доступ к услугам здравоохранения,
чем бедные. Так, обеспеченным людям страны
свойственна большая ожидаемая продолжительность жизни, чем бедным, тогда как изменение
среднего уровня дохода в стране может не вызывать общее удлинение ожидаемой продолжительности жизни30.
Почему же не все правительства осуществляют недорогостящие меры для улучшения здоровья населения? Часть ответа лежит в политической сфере. Растет количество доказательств того,
что услуги здравоохранения предоставляются
лучше там, где правительства являются более
демократическими. Согласно оценкам недавнего исследования, переход к демократии сокращает детскую смертность на 5 случаев на 1 тыс.

Бедные страны
воспользовались выгодами
быстрого распространения
достижений медицины,
когда их стоимость
значительно снизилась

глава 3 Различные пути к прогрессу

51

Демократизация оказывает
наиболее сильное
воздействие на начальное
образование, а
децентрализация – на более
высокие его уровни

человек31. Исследования обнаружили также, что
демократия обуславливает более низкую смертность матерей во время родов и способствует
повышению ожидаемой продолжительности
жизни32. В  то время как существующие механизмы требуют дальнейшего изучения, факты
показывают, что отчетность является ключом к
решению, – и что доступность информации, участие населения и доверие, которым пользуются
политики, могут также вносить вклад в решение
проблем33. Но даже при отсутствии в полной
мере конкурентных выборов на уровне государства местные механизмы, увеличивающие доступность, и, соответственно, улучшающие предоставление общественных благ, могут действовать
эффективно, как показал пример Эфиопии, где за
прошедшее десятилетие значительно увеличилось
количество клиник и школ. И тот факт, что некоторые демократические страны, например, США,
весьма неэффективно предоставляют услуги здравоохранения, приводит к выводу, что формальные
демократические институты являются в лучшем
случае необходимыми, но недостаточными.

Образование: государство,
родители или и те и другие?
Как и сфера здоровья, образование является областью, где отмечается быстрый прогресс и сближение бедных и богатых стран. С 1970 г. число учащихся возросло с 550 млн до более чем 1 млрд,
а число учителей еще быстрее34. Но между образованием и здоровьем есть огромная разница:
никакие крупные технологические достижения
не могут помочь улучшить модели образования.
Основные схемы предоставления школьного
образования сегодня ничем не отличаются от тех,
что были 40 лет назад: здания, классные доски
и учебники предоставляются учителям, которым
платят за передачу знаний детям.
Тогда почему же уровень образования вырос?
Одно из объяснений подчеркивает экономические перемены, – такие, как переход от сельского хозяйства к промышленному производству
и производству услуг, – что увеличило доходность
инвестиций в образование и, соответственно,
спрос на него. Существенные данные на микроуровне показывают, что большинство принимаемых решений об образовании детей обусловлено
семейным доходом и образованием родителей35.
Но все же связь между расширением образования и ростом дохода является слабой. На протяжении 1970–2010 гг. средний рост доли учащихся
был почти одинаковым в странах с отрицательным и положительным экономическим ростом36.
52

доклад о развитии человека 2010

Также наблюдается незначительная связь между
окупаемостью школьного образования и увеличением доли учащихся, что показывает спорность
объяснений, сводящихся к спросу37.
Весомые современные и исторические данные
показывают спектр мотиваций, включающих давление со стороны населения (и не только) на государство и политиков с целью расширения возможностей образования. Государства массированно
расширяют сферу образования тогда, когда консолидируют политическую власть; при этом они
сокращают влияние конкурирующих институтов и
укрепляют национальное самосознание. Примеры
распространения образования по политическим причинам многочисленны, начиная с прусской государственной системы образования при
короле Фридрихе II до масштабной секуляризации
образования в Турции в 1920-х гг.38 Стремление
к продвижению государственной идеологии через
государственные школы может также объяснять,
почему правительства предоставляют образование
напрямую и принимают законы об обязательном
образовании, а не субсидируют семьи, чтобы те
могли обучать детей в частных школах.
Но определить политические движущие силы
не всегда легко. В качестве важной движущей
силы можно отметить независимость, особенно
в Азии и Африке. Но этот фактор может служить
в лучшем случае лишь частичным объяснением:
большинство латиноамериканских стран обрели
независимость в XIX веке, но образование там не
было широко распространено вплоть до начала
XX столетия. Определенную роль могло играть
международное давление, особенно после принятия Всеобщей декларации прав человека в 1948 г.,
однако рост глобального консенсуса по отношению к всеобщему образованию скорее отражал
более глубокие политические процессы внутри
стран39.
Политэкономические факторы также важны.
Действия правительств отражают предпочтения
населения. Программа Sekolah Dasar INPRES,
осуществлявшаяся в Индонезии и способствовавшая широкому распространению в 1970-х гг.
школьного образования, были частью попытки
режима Сухарто укрепить свою легитимность
после того, как он вырвал власть у правительства,
пользовавшегося поддержкой коммунистов40.
Расширение образования часто сопровождается расширением права голоса и ростом налогов и трансфертов, направленных на редистрибуцию. Демократия, судя по всему, способствует
повышению различных показателей, связанных
с образованием: возрастают уровень образования
взрослых (хотя он меняется медленно), количество учащихся, уровень грамотности и расходы

на государственное образование, что ускоряет
институциональные изменения41. В то время
как демократизация оказывает наиболее сильное
влияние на начальное образование, децентрализация может сильнее влиять на его более высокие
уровни (см. вставку 3.2 о децентрализации и развитии человека)42. Недемократические страны
также могут расширять образование – среди множества примеров можно упомянуть Советский
Союз в 1920-е гг. или Перу под руководством
Веласко Альварадо, – но это часто является
частью многосторонних стратегий перераспределения43. Не все недемократические государства
созданы равными: в одних из них захватывают
власть, чтобы избежать экспроприации элит,
а в других – чтобы осуществить ее.

Общее и отличное в развитии
сфер здоровья и образования

вставка

В сфере здоровья основными движущими силами
являлись инновации и технологии, а в сфере
образования эти факторы были, в лучшем случае, второстепенными. Однако два примера
отражают сходные, основополагающие процессы. В  обоих случаях распространение идей
от стран к странам способствовало улучшениям.
В широком смысле, идеи включают в себя технологии и  практики производства, а также политические идеалы, принципы и представления об
организации общества. В то время как в сфере

3.2

здравоохранения основным фактором являлось
распространение новых методик, таких, как вакцинация и санитарно-гигиенический инструктаж, в образовании эту роль играли идеальные
представления о том, что общества и власти
должны делать для детей, и о том, чего родители
хотят для своих отпрысков.
Широкое распространение образования
и услуг здравоохранения стало возможным даже
для развивающихся стран. В сфере охраны здоровья стали доступны инновации, требующие однократных (и незначительных) затрат. В сфере образования даже бедные страны могут позволить
себе увеличивать основные инвестиции в труд
учителей и школьные здания, поскольку ни то,
ни другое не нуждается в ввозе из-за рубежа. Это
в корне отличается от ввода в эксплуатацию производственного предприятия, ведь в этом случае
необходим доступ к иностранной валюте (которая в бедных странах является ограниченным
ресурсом), чтобы импортировать оборудование.
Вышесказанное ничуть не преуменьшает важности ресурсов, возможностей или иностранной помощи. Как было отмечено выше, значительные различия в уровнях прогресса в разных
странах можно отнести на счет многочисленных
факторов, включая организацию конкретного
государства, качество предоставляемых им общественных услуг и получаемую им помощь в целях
развития. Смягчение, благодаря получаемой
помощи, финансовых ограничений высвобождает ресурсы на социальные затраты, которые

Полезна ли децентрализация для развития человека?

Децентрализация ответственности за предоставление государственных услуг шла рука об руку
с другими усилиями, направленными на то, чтобы сделать местные органы власти более ответственными. Примечательные примеры включают инициативы по совместному планированию
бюджета (что произошло в Порту-Алегри, Бразилия), а также многочисленные инициативы
в области отслеживания результатов, такие как социальный аудит и ведомости, фиксирующие
оценку населением качества товаров. Одна подобная инициатива предполагает сбор данных
по достижению Целей ООН в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия на местном уровне в 16 странах Восточной Азии, Южной Азии и Африки к югу от Сахары
и использование этих данных для оказания давления на местные органы управления, чтобы
способствовать удовлетворению выявленных потребностей. Отмечается подъем интереса к неправительственным организациям (НПО), предоставляющим населению информацию с целью
улучшения предоставляемых услуг. Twaweza, одна из НПО в Танзании, предоставляет такие
данные через средства массовой информации, мобильные телефоны, религиозные группы
и потребительские товары по всей Восточной Африке, чтобы дать населению возможность требовать отчета от правительства и обмениваться информацией внутри своих сообществ.
Однако не любая децентрализация эффективна или ведет к изменениям. Воздействие на
развитие человека зависит от местного социального и политического контекста и условий
в конкретной стране, особенно существующих институтов и качества управления, а также от
причин и моделей неравенства и бедности. Некоторые факты говорят о заметных позитивных
результатах: вслед за реформами 1994 г. в Боливии децентрализация в значительной степени

способствовала перераспределению государственных инвестиций в сторону образования, улучшения водоснабжения и канализации, а также других потребностей, определенных на уровне
сообществ. Однако в Африке к югу от Сахары передача фондов в распоряжение местных сообществ часто только способствовала усилению неравенства.
Недавнее исследование на материале семи развивающихся стран обнаружило очевидные
улучшения в сферах здоровья и образования, но также и рост неравенства. В более общем
плане, поскольку некоторое наделение правами обусловливает программы развития широких
масс, сообщества, не имеющие возможности определить свои потребности и действовать в
соответствии с ними, могут оставаться лишенными полномочий, а это означает, что порочный круг сохраняется. В конечном счете, политическая децентрализация, по всей видимости,
приносит пользу бедным, тогда как фискальная децентрализация имеет менее заметный эффект. Фискальная децентрализация требует соответствующих механизмов, чтобы обеспечить
отчетность и прозрачность, а также необходимые ресурсы. Эффективная децентрализация
требует скорее передачи власти и ответственности, чем просто проведения политики, сформулированной на высших уровнях. В начале 2000-х гг. в Армении центральное правительство
передало управление школьным образованием в ведение местных советов, однако оно оставалось в значительной мере централизованным, и множество людей не знали об этой реформе.
Ситуацию усложнили финансовые проблемы: деньги передавались в распоряжение советов без
соответствующего контроля и отчетности.

Источник: Abraham and Platteau (2004), цит. по Walton (2010): 29; Andrews 2008: 395; UNDP Arme-nia 2007; Faguet 2002; Mansuri and Rao 2010; Thede 2009; Twaweza 2010; Von Braun and Grote 2000: 25.

глава 3 Различные пути к прогрессу

53

в большинстве развивающихся стран являются
крайне небольшими.
Ожидания и надежды, возлагаемые населением на правительства, меняют ситуацию в лучшую сторону. Как для здравоохранения, так и для
образования, рост спроса на качественные услуги

крайне важен, особенно в странах на стадии перехода к демократии. Однако рост спроса часто
отражает более широкие социальные процессы,
испытывающие влияние распространяющихся
идей, таких, например, как изменение отношения
к личной гигиене.

Роль институтов, мер политики и равенства
Распространение идей и относительно низкая
стоимость предоставления базовых услуг объясняют широко распространенные достижения
в здравоохранении и образовании. Так почему же
до сих пор между отдельными странами наблюдаются такие значительные различия? И почему
множество стран со сходными стартовыми условиями прошли такие разные пути развития?
Многие ответы обусловлены спецификой конкретных стран – мы рассматриваем успешные
и неуспешные примеры во вставках 3.3 и 3.6 ниже
в этой главе, – но некоторые общие модели также
существуют.
Страны, прогрессировавшие быстрее всего,
можно, в широком смысле, разделить на две
группы: страны, преуспевшие в области экономического роста, и страны, преуспевшие в сфере
развития человека. Ряд стран добились успехов и в том, и в другом (среди первых десяти –
Индонезия и Южная Корея, которые были
единственными странами, сумевшими попасть
в первую десятку, как по доходу, так и по не связанным с доходом измерениям ИРЧП; см. табл.
2.2 в главе 2). Таким образом, существуют различные пути развития: одни ставят во главу угла расширение материальных стандартов жизни, а другие – развитие здравоохранения и образования.

Различные траектории
развития стран
Некоторые стратегии развития фокусируются на
росте материального благосостояния, и при этом
возможные негативные последствия для других
аспектов развития человека рассматриваются как
необходимые «социальные издержки». Однако
более инклюзивные стратегии развития предусматривают улучшение материальных условий без
пренебрежения другими измерениями.
Траектории развития стран можно разделить,  – в контексте типологии успеха и неудач
с точки зрения развития человека, – на четыре
группы: страны с высоким экономическими
54

доклад о развитии человека 2010

ростом и  высоким уровнем развития человека
(процессы «эффективного» развития); страны,
не отличающиеся ни высоким экономическим
ростом, ни высокими показателями в сфере развития человека («неэффективные» процессы);
и страны, которые преуспели в достижении
одной из целей, но не обеих. Эти характеристики
перекликаются с тем, как Жан Дрез и Амартия
Сен провели черту между «благополучием при
посредстве роста» (рост при широком предоставлении социальных услуг), «благополучием за
счет поддержки» (когда прямые действия в социальной сфере имеют приоритет перед ростом)
и «бесцельным изобилием» (когда приоритетом
является экономический рост)44.
Большинство эффективных процессов развития включают управление конфликтами, связанными с распределением, построение адекватной государственной и бизнес-системы,
в которой государство имеет достаточно полномочий, чтобы компенсировать и ограничивать
чрезмерное использование рыночной власти
влиятельными группами капиталистов, разрешая
социально-политические противоречия в пользу
широкого предоставления социальных услуг45.
В  группу стран, выбравших этот путь, входит
большинство восточноазиатских стран, добившихся успеха, и более стабильные латиноамериканские страны, такие, как Бразилия. Группа
стран, чьи процессы оцениваются как неэффективные, включает некоторые государства Африки
к югу от Сахары, такие, как Кот-д’Ивуар, а также
некоторые страны с более высоким изначальным уровнем развития человека, в частности,
Российскую Федерацию (вставка 3.3).
Страны, добившиеся успеха в развитии здравоохранения и образования, но не в увеличении
экономического роста, продемонстрировали
широкий спектр моделей. В некоторых из них
крупные конфликты вокруг распределения обусловили в конечном итоге стадию перехода к
демократии и связанные с этим усилия по более
широкому предоставлению социальных услуг.
Эта группа включает более бедные экономики

вставка

3.3

Три истории успешного повышения Индекса развития человеческого потенциала

Некоторые страны преуспели в достижении высоких показателей развития человека, выбрав
для этого особые пути.
Непал – значительные усилия в социальной политике. Непал – одна из стран, наиболее
быстро достигших повышения ИРЧП с 1970-х гг., что, возможно, выглядит неожиданно в свете
сложных обстоятельств и конфликта, с которыми столкнулась эта страна. Впечатляющий прогресс Непала в сферах здравоохранения и образования можно отнести на счет значительных
усилий в социальной политике. В 1971 г. было законодательно введено бесплатное начальное
образование для детей, а в 2007-м действие этого закона распространилось на среднее образование. Общая доля учащихся значительно повысилась, а позже повысился и уровень грамотности. Значительное сокращение детской смертности отражало более широкую позитивную
тенденцию в сфере здравоохранения. Эта тенденция стала результатом распространения услуг
первичной медицинской помощи, чего удалось достичь вовлечением сообществ, мобилизацей
местных ресурсов и децентрализацией. Разрыв между ожидаемой продолжительностью жизни в Непале и средней по миру за последние 40 лет сократился на 87%. В сравнении с этими
успехами экономический рост был скромным, а недостаток рабочих мест вынудил многих непальцев искать возможности заработка за рубежом.
Непал по-прежнему остается бедной страной с огромным полем для развития человека.
По Индексу развития человеческого потенциала он занимает 138-е место среди 169 стран.
Сохраняются значительные диспропорции в показателях посещаемости школ и в качестве
образования, особенно между городскими и сельскими регионами и разными этническими
группами. Остаются и основные проблемы в сфере здоровья, связанные с инфекционными
заболеваниями и недостаточным питанием. Серьезные диспропорции отделяют друг от друга
разные регионы и группы, при этом квазифеодальная олигархическая система и кастовая дискриминацим по-прежнему приводят к обособлению отдельных групп. Неравенство остается
значительным: в соответствии с нашим новым ИРЧП, скорректированным на неравенство,
уровень развития человека в Непале почти на треть ниже, чем мог бы быть при более равномерном распределении (см. главу 5).
Оман – конвертация нефти в здравоохранение и образование. Оман достиг повышения
Индекса развития человеческого потенциала быстрее других стран. Обилие нефти и газа, открытых в 1960-х, привело к тому, что, согласно нашим данным, это государство эволюционировало
от крайней бедности до уровня очень богатой страны, продемонстрировав четырехкратное

увеличение общей доли учащихся и доли грамотного населения, а также повышение ожидаемой продолжительности жизни на 27 лет.
Но даже в Омане не все произошло благодаря экономическому росту. Несмотря на то, что эта
страна является первой по росту ИРЧП, по экономическому росту она занимает 26-е место, если
считать с 1970 г., когда в этой стране было три начальных школы и одно профессиональное учебное
заведение. Инициативы по конвертации нефтяных ресурсов в образование включали расширение
доступа к нему и внедрение политических мер, направленных на соотнесение получаемых навыков с потребностями рынка труда. Также улучшились услуги здравоохранения: с 1970 по 2000 г.
затраты правительства на эту сферу увеличились в 6 раз, хотя ВВП рос намного медленнее.
Тунис: в центре внимания политики – образование. Тунис достиг успехов во всех трех измерениях ИРЧП, сосредоточив основные усилия на образовании. В стране значительно выросла
доля охваченных школьным образованием, особенно после того как в 1991 г. был принят закон об обязательном десятилетнем образовании. Также определенный прогресс был достигнут
в деле гендерного равноправия: 6 из 10 студентов университетов – женщины. Однако значительное неравенство все же сохраняется, так как Тунис, согласно нашему новому Индексу
гендерного неравенства, находится на скромном 56-м месте (из 138 стран). Быстрое падение
рождаемости и высокий уровень вакцинации против кори и туберкулеза способствовали достижению успехов в сфере здравоохранения, как и ликвидация полиомиелита, холеры, дифтерии и малярии. Ежегодный рост дохода на душу населения составлял около 3% в течение
прошедших 40 лет и был связан с ответственной кредитно-финансовой политикой, а также
инвестиций в транспортную и коммуникационную инфраструктуру.
Отставание в развитии политических свобод. Прогресс в этих странах запаздывал на
одном из важнейших направлений развития человека – политической свободы. На протяжении большей части обсуждаемого периода Непал оставался монархией. Десятилетие гражданской войны и значительных политических трансформаций закончилось мирным соглашением
и принятием временной конституции. Отмена монархии в 2008 г., установление федеральной
демократической системы и последующие выборы открыли новые возможности для участия
населения в управлении страной. Оман остается султанатом, то есть государством с неизбираемым главой, беспартийной законодательной системой и запретом всех политических партий.
Тунису, несмотря на формально многопартийную систему, еще только предстоит узнать, что
такое мирный переход власти.

Источник: Oman Ministry of National Economy 2003; UNDP Nepal 2002, 2004, 2009; UNDP Tunisie 2001.

Латинской Америки, такие, как Боливия
и Сальвадор. Недемократические страны, такие,
как Иран и Ливия, также предоставляли социальные услуги группам со средним и низшим
социально-экономическим статусом.

Корреляты и причины
прогресса
Какие же страны преуспели в развитии человека,
и каким государствам это не удалось? Исходные
для этого доклада исследования, касающиеся
частоты недостижения различных составляющих Индекса развития человеческого потенциала
(речь идет о странах, чей прогресс ИРЧП значительно ниже, чем предсказывалось на начальной стадии развития), выявили некоторые интересные региональные модели. Наибольшим
оказался процент недостижения в странах
Европы и Средней Азии, где наблюдалось ухудшение по нескольким направлениям в первое
десятилетие переходного периода. К 2000 г. более

двух третей от общего числа стран достигли значительно худших результатов, чем ожидалось
исходя из их стартовых условий. Даже в 2006–
2010 гг. более половины стран в этом регионе не
достигали ожидаемых результатов, как и четыре
из десяти стран Африки к югу от Сахары, одна
из трех стран Восточной Азии и Тихоокеанского
региона, одна из четырех арабских стран и одна
из семи стран Латинской Америки и Карибского
бассейна. В 2010 г. все страны Южной Азии
достигли ожидаемых результатов.
Страны, не достигшие ожидаемых показателей, имели сходный начальный уровень развития человека. Они отличаются от более успешных
стран более низким темпом перемен (табл. 3.1).
В среднем они тратят меньше на здравоохранение
и образование и склонны быть менее демократичными. Им свойствен высокий уровень распространенности ВИЧ – факт, обусловивший неспособность стран юга Африки достичь ожидаемых
результатов (см. главу 2). Возможно, вопреки ожиданиям, страны, не справившиеся с задачей, обладали в среднем меньшими ресурсами, чем страны
глава 3 Различные пути к прогрессу

55

таблица

с природными богатствами, что говорит о том,
что «ресурсное проклятье» может не относиться
к развитию человека, – вывод, подтвержденный более систематическими исследованиями46.
Страны, не достигшие ожидаемых результатов,

3.1

С невыполнением ожидаемых результатов связано
много факторов

Корреляты недовыполнения, средние характеристики за период 1970–2010 гг.
Группы стран
Недовыполняющиеa

Характеристика

Значение Индекса развития человеческого потенциала, 1970

Другие

0,54

0,53

Разница

0,01

Расходы на общественное здравоохранение (% ВВП)

3,0

3,6

–0,6*

Расходы на государственное образование (% общего бюджета)

9,7

12,3

–2,6*

Демократия со сменяющимися партиямиb

0,4

0,5

–0,1*

Уровень распространенности ВИЧ

2,9

1,3

1,6*

1,8

–0,9*

Объем экспорта природных ресурсов (долл. США на одного работающего)
Гражданская война (% стран)
Полученная помощь (% ВНД)

0,9
28

18

7,3

5,0

Общие государственные расходы (% ВВП)

23,3

25,1

Количество стран

46

89

10
2,3*
–1,8

* Разница статистически значима на уровне 5%.
a. Страны, значение ИРЧП которых существенно ниже, чем можно было ожидать с учетом исторических тенденций
стран, стартовавших с аналогичного уровня. Подробнее см. Gidwitz and others (2010).
b. Демократии, где в результате поражения на выборах происходит смена власти (см. главу 4).

вставка

Источники: Расчеты ОПДРЧ на основе данных World Bank (2010). UN Statistics Division (2010), UCDP and PRIO (2009),
и Cheibub, Gandhi and Vreeland (2009).

3.4

Конфликт и развитие человека

Конфликты несут разрушительные последствия для большинства людей, однако эффекты в масштабах страны
в целом различны. Некоторые страны, например, Колумбия, переживают затяжные конфликты, но, тем не менее,
достигают значительного прогресса в развитии человека, – хотя и меньшего, чем они же могли бы достичь в других
условиях.
Влияние конфликтов зависит от их природы, интенсивности и продолжительности. Некоторые страны, почти не
достигшие прогресса относительно своих стартовых условий, испытывали влияние конфликтов – в качестве примеров можно привести Демократическую Республику Конго и Кот-д’Ивуар. Это влияние ощутимо на уровне отдельных
индивидумов, семей, сообществ и стран: более высокий уровень смертности, «перенацеленные» на разрушение
производительные ресурсы, упадок экономической инфраструктуры и социального капитала, отсутствие безопасности и неопределенность.
В некоторых странах экономическое падение с высокой вероятностью ассоциируется именно с вооруженными конфликтами, хотя в действительности его причину сложно установить. Интенсивность конфликтов в разных
странах колоссально различается: от Страны Басков в Испании до Бурунди, Либерии и Сьерра-Леоне. По оценкам
Поля Колье и Анке Хёффлер, потребуется в среднем 21 год, чтобы эти страны смогли достичь уровня ВВП, который
бы они имели в случае отсутствия вооруженных конфликтов. Население Сьерра-Леоне на протяжении конфликта,
продолжавшегося 11 лет, пострадало от уменьшения доходов в два раза, а потери Либерии оценивались в 80%.
Механизмы, вызывающие такую ситуацию, включают высокую инфляцию, отток капиталов, потерю доверия существующим институтам и сокращение международной торговли.
Эти эффекты могут по-прежнему продолжать существовать и после того, как военные действия заканчиваются. Экономический упадок приводит к тому, что люди теряют средства к существованию, что повышает и без того
высокий уровень безработицы. В Боснии и Герцеговине через 18 месяцев после Дейтонского мирного соглашения
безработица составляла 65–75%.
Источники: Collier and Hoeffler 2007; Davies 2007; Fallon and others 2004; Imai and Weinstein 2000; McLeod and
Dávalos 2008; Oxfam International 2007; Staines 2004; UNDP 2008; UNHCR 1997.

56

доклад о развитии человека 2010

были с большей вероятностью охвачены гражданской войной, хотя это отличие не является статистически значимым, возможно, ввиду неоднородности ситуаций, связанных с  гражданскими
войнами (вставка 3.4)47.
Мы также обнаруживаем, что не достигшие
результатов страны получают в среднем больше
помощи. Этот результат может озадачить, но,
вероятно, он отражает тот факт, что помощь
направляется именно отстающим странам. Этот
и другие результаты, показанные в таблице 3.1,
отражают средние характеристики стран и не
обязательно предполагают причинные зависимости, которые очень сложно установить48.
Значительные успехи или неудачи, – то есть
выпадающие значения, – также помогают понять
сущность дивергентных траекторий. В исходных
исследованиях для этого Доклада рассматривались основные характеристики стран, добившихся самых значительных и самых незначительных успехов в развитии человека49. Универсально
приложимых результатов оказалось немного,
однако были выявлены некоторые интересные
модели комплексного взаимодействия неравенства дохода, расходов на социальные нужды
и изначального уровня развития. Например,
страны с высоким средним уровнем дохода достигали успеха, невзирая на неравномерное распределение средств, если расходы на социальные
нужды были значительными или умеренными.
В  качестве примеров такого рода можно привести Мексику, Панаму и Чили50. Однако некоторые страны с низким уровнем дохода, по всей
видимости, смогли преодолеть неблагоприятные
условия с помощью экономического роста, даже
если при этом социальные расходы не были высокими, как это произошло в Бангладеш и Лаосе
(НДР). Среди стран со средним уровнем дохода
представляются возможными оба пути: Тунису
удалось повысить свой ИРЧП несмотря на умеренный рост дохода, тогда как Индонезия полагалась в большей степени на экономический рост,
и в меньшей – на социальные затраты.
Гораздо легче определить корреляты успешного и неуспешного развития, чем установить
причины. Эта проблема вредит эмпирическому
анализу экономического роста, основанному на
межстрановых регрессиях. Литературу такого
рода подвергают суровой критике, в том числе за
столь обобщающие выводы51. Недавняя работа,
возрождающая более раннюю традицию методики исследования на конкретных примерах, подчеркивает разнородность различных примеров
экономического роста, предполагая, что воздействие политических мер и институтов постоянно
различается от страны к стране в соответствии

вставка

с историческими, политическими и структурными
условиями52. Эта работа основывается на достижениях макро- и микроэкономического анализа,
используемого для понимания роста экономики,
и сочетает в себе сильные стороны количественного анализа и детальные объяснения, принятые
в  более ранней традиции исследования на конкретных примерах (вставка 3.5)53.
Статистический анализ данных в различных
странах может завести слишком далеко, однако
и он способен подтолкнуть к полезным выводам.
В исходных исследованиях для этого Доклада мы
анализировали определяющие факторы развития
человека, используя выборку из 111 стран на протяжении 40 лет54. Мы имели дело с эмпирическими
проблемами количественного межстранового анализа, разграничивая долговременные и кратковременные эффекты, и рассматривая специфическую
для каждой конкретной страны динамику человеческого развития и влияние ключевых исходных
условий, включающих институциональное развитие, религию, политическое развитие, гендерное
неравенство и неравенство доходов. Этот подход
учитывает разнородность воздействия политических мер в соответствии с условиями каждой конкретной страны, а потому освобождает анализ от
ограничений, связанными с «уравнивающими»
подходами предшествующих исследований.
Итогом стали три важнейших вывода. Во-пер­
вых, определяющие факторы эконо­мического

3.5

роста не обязательно совпадают с факторами развития человека, – влияние таких переменных, как
торговля, иностранные инвестиции и институты,
на экономический рост в целом отличается от
влияния на развитие человека. Во-вторых, воздействие этих определяющих факторов значительно различается в зависимости от структурных и институциональных условий конкретных
стран. В-третьих, среди компонентов ИРЧП,
существуют множественные обратные связи, влияющие на эффективность политики.
Урбанизация возникла как ключевой позитивный фактор, влияющий на образование и доход,
подтверждая данные о жизненно важной роли
городов в распространении идей и политической
мобилизации. Торговля не имела значительного
влияния на доход кроме того, что положительно
соотносилась с некоторыми показателями здравоохранения и образования, и это подтверждает гипотезу о том, что распространение знаний
и идей влияет на несвязанные с доходом измерения развития человека. Институциональные переменные, такие, как ограничения исполнительной
власти, положительно влияют на образование
и доход, но не на здоровье55.
Политика, направленная на достижение гендерного равенства, также может влиять на развитие человека. Женщины часто имеют более
слабое здоровье и более низкий уровень образования, чем мужчины, и меры, направленные

Плоды аналитического подхода к изучению экономического роста

Новый подход к изучению экономического роста основывается на сведениях, полученных из
отдельных стран, систематически собираемых микроэкономических данных, макроэкономическом анализе временного ряда и рассмотрении политэкономической динамики. Такой подход
к описанию хода экономического роста уже приносит плоды. Рассмотрим три примера.
Ботсвана – сильные институты и активный рост. За прошедшие 30 лет Ботсвана заняла
третье место в мире по росту ВНД на душу населения, уступив только Китаю и Южной Корее. За
счет значительных ресурсов алмазов осуществлялись инвестиции в инфраструктуру, здравоохранение и образование. Однако многие другие страны, располагающие богатыми природными
ресурсами, не смогли так же преуспеть. Создается впечатление, что успех Ботсваны был основан
на сильных институтах. Хотя доля правительственных расходов – 40% ВВП – высока даже для
Африки, случаи влиятельной поддержки и коррупции в стране относительно редки и затраты
на образование и здравоохранение были значительными с момента обретения независимости.
Этой благоприятной политике способствовал высокий уровень гражданского участия и ограничений, накладываемых на политических лидеров, – традиция, коренившаяся в племенных
институтах, которые не были разрушены во время британской колонизации и последующего
периода независимости. Примером могут служить реформы, осуществленные в начале 1990-х
как реакция на случаи коррупции, и включавшие в себя создание независимого института
омбудсмена.
Маврикий – успех благодаря экспорту. Важную роль в истории успеха Маврикия сыграла
торговля, но это произошло необычным образом. Это государство являлось горячим сторонником политики протекционизма – Международный валютный фонд относил его торговую политику в 1990-х гг. к наиболее рестриктивной категории. Однако эта страна добилась высокого

роста экспорта, опираясь на особые экспортные зоны с безпошлиным доступом к импортным
товарам, налоговые льготы на субсидируемые статьи экспорта, и рынок труда, отделяющим
экспорт от остальных секторов экономики. В отличие от многих других правительств, Маврикий не обкладывал сельское хозяйство чрезмерными налогами. Вместо этого он достиг компромисса с владельцами плантаций сахарного тростника, генерирующими достаточно дохода,
чтобы финансировать хорошо функционирующие государственные службы и щедрую систему
социальной защиты. Общественное согласие позволяло правительству приспосабливаться
к меняющимся условиям.
Венесуэла – недостаток экономической диверсификации. К концу 1970-х гг. экономика
Венесуэлы испытала удивительное падение; производительность (в сферах, не связанных
с нефтью) на каждого работающего понизилась на 36%. В качестве его причин назывались
слабые институты, неэффективные правительства и «проклятие ресурсов», – но они не объясняли того, как до 1970 г. Венесуэле, с ее такими же в широком смысле институтами и политикой, удалось добиться самого быстрого экономического роста в Латинской Америке? Одно из
объяснений причин упадка состоит в том, что модель специализации в Венесуэле была особенно чувствительной к негативным потрясениям, таким, как падение цен на нефть в начале 1980-х,
поскольку навыки, необходимые для производства нефти, с трудом могут быть перенесены
в другие виды производства. Страны с низкой гибкостью экспорта, — то есть небольшой способностью приспосабливаться к другим видам деятельности в случае падения спроса, – могут
справляться с ситуацией относительно хорошо при стабильных экспортных ценах, но могут войти в штопор, когда происходит обвал экспорта и бюджетных доходов, а стандартные реформы
оказываются неэффективными для создания альтернативных источников роста.

Источники: Hausmann and Rodríguez, в печати; Subramanian and Devesh 2003; Frankel 2010; Leith 2005; Acemoglu, Johnson, and Robinson 2003; Adamolekun, Lusignan, and Atomate 1997.

глава 3 Различные пути к прогрессу

57

вставка

на сглаживание этого неравенства, могут внести
определенный вклад в человеческое развитие.
Исследование, проведенное для этого Доклада,
показало, что введение в 1990-е гг. в Аргентине
гендерных квот в нижних палатах провинциальных парламентов значительно уменьшило
уровень детской смертности в провинциях 56.
Многочисленные исследования также связывают
гендерное равенство с экономическим ростом.
Уменьшение гендерного разрыва в образовании
также связывается с более высоким ростом57.
Большое количество данных доказывает,
что женщины имеют более высокую предельную
склонность инвестировать в своих детей, чем
мужчины, поэтому стратегии, направленные на
предоставление женщинам более широких прав,
способствуют улучшению показателей здоровья
и образования для детей. Недавнее исследование, основанное на данных, собранных на протяжении 35 лет в Гватемале, показывает, что такие
факторы, как уровень образования матерей, их
когнитивные навыки и пищевой статус имеют
значительное влияние на человеческий капитал
детей и их питание58. В ЮАР внучки бабушек,
получающих пенсию, питаются лучше, тогда как
пенсии, выплачиваемые мужчинам, не влияют на
питание их внуков59. В Гане образование матерей также имеет значительное влияние на здоровье детей, как рожденных этими матерями, так
и усыновленных60.

3.6

Модели нестабильного подъема

Развитие не линейно и не стабильно. Прогресс, наступающий в результате технологических нововведений, протекает
скачкообразно, то есть имеет периоды ускорения и замедления. Как показывает эта глава, распространение идей
и технологий между странами является основной причиной прогресса в области экономического роста, образования
и здравоохранения. Такие ученые, как Сэмьюэль Хантингтон, утверждают, что демократизация происходит волнами,
и многие страны испытывают сходные изменения политических институтов.
Нисходящая неустойчивость дорого обходится. Падение экономического роста – обычное явление, особенно
в развивающихся странах. Недавнее исследование показало, что более чем четверть экономических спадов в развивающихся странах повлекла за собой более чем 15-процентную потерю дохода на душу населения, причем часто
эта тенденция продолжается более десятилетия. Хотя в таких аспектах, как ожидаемая продолжительность жизни
и образование, спады встречаются реже, чем в экономическом росте, они все же происходят: за прошедшие 40 лет
27 стран столкнулись со снижением общей доли учащихся более чем на 15%, а семь – с уменьшением ожидаемой
продолжительности жизни.
Даже в обществах, не переживающих спад, нестабильность оказывает влияние на миллионы людей. Нестабильность может иметь место на экономическом или персональном уровне, как рассматривалось во вставке 3.4, посвященной конфликтам. Однако то, что население оказывается в нестабильных условиях, в значительной степени
зависит от политики и институтов. Например, политика, направленная на увеличение занятости молодежи, может
уменьшить социальное напряжение, предоставляя молодым людям возможности для работы.
Все страны, показавшие неудачные результаты в развитии человека, переживали потрясения, к которым они
были не готовы, тогда как во всех странах, достигших наибольших успехов, делался упор на инвестирование в население. Однако в то время как успех может вести к большей демократизации, как в Непале, это не может быть
универсальной тенденцией. И даже экономики, которые не испытывают проблем, связанных с плохим управлением
(например, Замбия), могут столкнуться с «настоящей бурей» потрясений сразу в нескольких сферах.
Источники: Helpman 1998; Huntington 1991; Hausmann, Rodríguez, and Wagner 2008; UNDESA 2004.

58

доклад о развитии человека 2010

Наше исследование также показало, что условия в стране влияют на то, какая именно политика способствует развитию человека. Например,
режимы с сильными институтами (измерение осуществляется с помощью композитного индекса,
учитывающего коррупцию, верховенство закона,
качество административного управления, инвестиционный профиль и внутренний конфликт),
более значительные государственные расходы на
заработную плату, товары и услуги способствовали более быстрому повышению ИРЧП. Однако
на низких уровнях институционального развития
более высокий уровень вложения государственного капитала связывался с меньшим долгосрочным прогрессом ИРЧП61.
Анализ подтвердил наличие некоторых ожидаемых взаимосвязей между измерениями человеческого развития. Например, повышение грамотности способствовал увеличению ожидаемой
продолжительности жизни и дохода, тогда как
прогресс в области здоровья обусловил будущее
увеличение общей доли учащихся. Но экономический рост не имел положительной взаимосвязи
с будущим прогрессом на не связанных с доходом
измерениях развития человека62. Эти результаты
подтверждают, что отсутствие корреляции между
изменениями дохода и не связанными с доходом
измерениями развития человека устойчиво по
отношению к использованию более комплексно
моделирующего подхода, отслеживающего причинную обусловленность и другие имеющиеся
факторы. Одна из тем, требующих дальнейшего
анализа – цена нестабильности и потрясений для
развития человека (вставка 3.6).

Прогресс благодаря равенству
Существует значительная отрицательная связь
между неравенством и развитием человека.
Неравенство в таких сферах, как здравоохранение, образование и доход, негативно влияет
на ИРЧП; при этом его связь с образованием
и доходом значительно сильнее (рис. 3.3). Этот
вывод предполагает, что уменьшение неравенства
может существенно наладить развитие человека.
Эту сильную взаимозависимость несложно
понять. Прогресс в сферах здравоохранения
и образования в целом проистекает из растущей
доступности различных социальных услуг для
социально неблагополучных групп населения.
Сегодня почти в каждом обществе дети элит
заканчивают школу и имеют доступ к медицинским услугам, позволяющим им вырасти здоровыми. Однако для бедных дело обстоит не так: по
мере того как доступность услуг здравоохранения

рисунок

3.3

Чем выше уровень развития человека, тем ниже уровень неравенства

20

20

10

10

10

0

0

0

ИРЧП

ИРЧП

1,0

20

0,6

30

0,4

30

0,2

30

0,0

40

1,0

40

0,8

40

0,6

50

0,4

50

0,2

50

0,0

60

1,0

60

0,8

60

0,6

70

0,4

Неравенство в доходах, % потерь

70

0,2

Неравенство в образовании, % потерь

70

0,0

Неравенство в сфере здоровья, % потерь

0,8

Соотношение между неравенством в сфере здоровья, образования, дохода и уровнями ИРЧП, 2010

ИРЧП

Примечание. Процент потерь в связи с неравенством по каждому измерению, как определено в главе 5. Детальное рассмотрение по оценке многомерного неравенства см. Технические
примечания.
Источник: Расчеты ОПДРЧ на основе базы данных ОПДРЧ.

и образования возрастает настолько, чтобы включать эти слои, уровень развития человека поднимается, а неравенство сглаживается.
Что мы знаем о мерах политики, способных
уменьшить неравенство? Фискальная политика
может являться важнейшим фактором возрастания равенства, причем гораздо более эффективным, чем налогообложение. Государственные
затраты на услуги и социальную защиту способствуют улучшению распределения дохода, – при
этом наибольшее воздействие испытывают такие
предоставляемые государством услуги, как здравоохранение и начальное и среднее образование.
С 1990 г. в Докладах о развитии человека
присутствует тема потребности в общественных
ресурсах – как внутренних, так и международных, – направленных на поддержку развития человека. Однако правительства часто сталкиваются
с ограничениями, связанными с политикой, группами влияния и низкой способностью государства
облагать доходы налогами и распределять траты.
Странам необходимо генерировать доход
и рост, а правительствам – увеличить поступления
до того, как потратить их. Развивающиеся страны,
пусть и ограниченные малой налоговой базой,
имеют значительные ресурсы, чтобы наращивать
усилия в налоговой сфере. Налоги на доходы, фактически прогрессивные по своему воздействию,
обусловливают лишь незначительную долю государственного дохода. Например, недавнее исследование стран Центральной Америки показало,
что в целом налоги на доходы в этих странах –
прогрессивные, но обеспечивают лишь четверть

от общего объема налоговых поступлений; там
преобладают регрессивные налоги – такие, как
налог с продаж, акцизный сбор и налог на добавленную стоимость. Также существуют жесткие
политэкономические ограничения, касающиеся
охвата налогообложением доходов физических
лиц и корпораций, а также ставок таких налогов
и их введения, – особенно там, где экономические
элиты оказывают решающее влияние на принятие
политических решений. Тем не менее реформирование возможно, как показали недавние налоговые реформы в Камеруне и Никарагуа.
Что можно сказать о структурах расходов?
С  1990 г. отмечалось значительное сокращение
объемов государственных расходов на общественные нужды по всему миру: средняя доля расходов
на общественные нужды в ВВП уменьшилась в 92
странах с 29% до 26%, согласно данным 1990–
2008 гг. Среди развивающихся стран уровни различались в зависимости от региона, но тенденция
все равно была нисходящей. Наибольшее сокращение отмечалось в Африке к югу от Сахары,
где расходы на общественные нужды (как доля
ВВП) упали с 26 до 21% ВВП. В Восточной Азии
и Тихоокеанском регионе средние расходы оставались на уровне 19% Позитивной тенденцией
во всех регионах стало значительное сокращение
военных расходов (как доли ВВП) – например,
в Африке к югу от Сахары расходы на военные
нужды сократились примерно на треть, с 2,8 до
1,8% ВВП.
Расходы на здравоохранение и образование
в развивающихся странах в среднем возросли с 16
глава 3 Различные пути к прогрессу

59

вставка

до 19% ВВП в течение 1990–2006 гг. В Южной
Азии и Африке к югу от Сахары отмечался самый
большой рост расходов на здравоохранение, связанный с облегчением долгового бремени для
некоторых стран63. Однако в 57 из 104 стран расходы на здравоохранение или образование, как
доли национального дохода, с 1990 по 2005 г.
уменьшились.
Различия в том, как разные страны мобилизуют и используют ресурсы для развития человека, весьма заметны. Так, в Таиланде, невзирая
на низкие доходы, была введена система медицинского страхования для бедных, а Сенегал провел
всестороннюю налоговую реформу, чтобы увеличить государственные доходы64. В Венесуэле
напротив, высокие нефтяные доходы привели
к снижению внутренних налоговых ставок,
а затраты на приоритетные направления, связанные с развитием человека, не были увеличены65.
Во многих развитых странах государственные
денежные трансферты в виде пенсий и денежных пособий на жилье и семью, а также пособий
по инвалидности или безработице пополняют
доходы домохозяйств. Наиболее значительные
денежные пособия выплачиваются пенсионерам;
пособия меньшего размера выплачиваются домохозяйствам, главы которых находятся в трудоспособном возрасте66.
Расходы на основные социальные услуги
приводят к хорошо известным позитивным
результатам. В Коста-Рике и Сальвадоре более
чем 25% расходов на общественные нужды было

3.7

Денежные трансферты и социальная защита

Во многих развитых странах значительно распространена практика денежных трансфертов
бедным домохозяйствам, чтобы поддержать их доходы в неблагоприятных условиях, таких,
как безработица, инвалидность или болезнь, или же в целях перераспределения дохода.
Значимость этой меры отличается в разных странах – членах Организации экономического
сотрудничества и развития. Например, в середине 2000-х в Новой Зеландии денежные трансферты соответствовали 13% дохода домохозяйств после уплаты налогов, а в Швеции – более
чем 32%. В недавнем обзоре ОЭСР подчеркивалось влияние на экономическое неравенство
этих усилий по перераспределению дохода.
Обусловленные денежные трансферты в помощь бедным семьям также приобрели популярность в Бразилии и Мексике в конце 1990-х гг. Наличные выплаты осуществлялись в адрес
бедных домохозяйств, которые выполняют поведенческие требования, обычно связанные с инвестированием в обучение и здоровье детей. Сегодня более 30 государств используют определенные разновидности программ, предполагающих использование обусловленных денежных
трансфертов, причем многие из них имеют национальный охват.
Однако такие программы не могут быть успешными сами по себе. Пособия зависят от доступности и качества услуг. Одно лишь предоставление большего количества услуг может не
вылиться в улучшение результатов, как показал опыт Камбоджи и Мексики, где более высокие
показатели охвата населения средним образованием не привели к лучшему выполнению проверочных тестов. Для программ такого рода необходимы большие административные усилия:
выявление целевых групп домохозяйств и отслеживание выполнения требований нуждаются

в обработке большого количества данных и в широкой координации на уровне различных ведомств и правительственных структур.
Для определения целевых групп и управления финансами мексиканская программа
Progresa (которая теперь называется Oportunidades) полагается на центральные органы, тогда как местные министерства здравоохранения и образования отслеживают соответствие.
Внешняя оценка способствует тому, чтобы реализация программы не становилась слишком
тесно связанной с какой-либо одной политической партией. Когда в 2000 г. правящая партия
проиграла выборы (после 70-летнего нахождения у власти), вновь пришедшее правительство
продолжило реализацию программы, переименовав и расширив ее.
Правительства и международные организации также все больше признают ценность
необусловленных денежных трансфертов для увеличения доступности пищи и других предметов первой необходимости. Согласно данным, в Африке необусловленные трансферты
могут быть более подходящим вариантом из-за того, что население в недостаточной мере
снабжается базовыми услугами, и того, что возможности выполнять условия получения
перевода или обеспечения их выполнения здесь более ограниченны. Участники Пилотной
программы социальных денежных трансфертов Мчинджи, которая являлась частью более
широкой Стратегии роста и развитии Малави в 2006 г., отметили улучшения в таких сферах,
как охват образованием, защита от экономических, демографических и социальных потрясений, потребление основных продуктов питания, а также повышение затрат на предметы
первой необходимости.

Источники: Miller 2008; OECD 2008b; Fiszbein and others 2009; World Bank 2009b, 2010g; López-Calva and Lustig 2010.

60

направлено на охрану здоровья беднейшей 1/5
населения страны, и более 70% – на 3/5 бедного
населения67. В ЮАР в начале 1990-х затраты
на социальную сферу и налогообложение были
связаны с сокращением неравенства, – согласно
оценкам, эффект представлял собой понижение
на 10–12 пунктов коэффициента Джини (показателю, характеризующего экономическое неравенство)68. В странах Европейского союза весьма
прогрессивная система социальных расходов
имеет гораздо большее влияние на распределение,
чем налоги69.
Однако перераспределяющее налогообложение и широко распространенные денежные
трансферты не являются единственными способами уменьшения неравенства и сокращения
бедности по доходу. Некоторые латиноамериканские страны, а недавно и другие страны (например, совсем не сходные между собой Нигерия,
Пакистан и Турция) ввели систему целенаправленных вмешательств на микроуровне, таких, как обусловленные денежные трансферты (вставка 3.7)70.
Также приобрели популярность необусловленные
программы социальной помощи. Хотя эти меры
и полезны, но в условиях, когда некоторые сообщества и группы систематически исключаются из
процесса управления и принятия решений, может
существовать необходимость в дополнительных
структурных реформах.
Процессы распределения бюджета и мониторинга также являются крайне важными.
Прозрачность в бюджетной сфере существенно

доклад о развитии человека 2010

возрастает, и это позволяет людям больше узнать
о том, какие деньги собирает правительство и как
оно их тратит, и предоставляет им (в некоторых странах) больше возможностей участвовать
в этом процессе. Также предпринимаются усилия,
направленные на сглаживание существующего
неравенства – мы увидим это, если посмотрим на
распределение средств по региональному и гендерному признакам71.
Подтверждение положительной взаимосвязи
между политическими мерами, направленными
на достижение равенства, и развитием человека
стало хорошей новостью72. Мы знаем, какие
виды мер необходимы, чтобы способствовать

равенству, – это переориентирование приоритетов трат, снижение барьеров для доступа и обеспечение того, чтобы богатые слои населения должным образом несли свою налоговую нагрузку.
Способы достижения этого могут быть различными в зависимости от условий: например, повышение налоговых ставок в странах со значительным неформальным сектором экономики может
быть обречено на провал. Но основной принцип,
согласно которому меры политики, направленные на сокращение неравенства, также способствуют развитию человека, может быть использовано в качестве руководства для формулирования
политики, применимой для различных условий.

Поразительное
разнообразие институтов
совместимо с прогрессом
человека

Смотрим глубже: рынки, государства
и общественный договор
Рынки демонстрируют огромное разнообразие.
Нельзя сказать, что существует один тип рыночной системы – точно так же как и одного типа
государства. Взаимодействие в рамках государства
индивидуумов, компаний и институтов может
быть организовано по-разному. Фундаментальное
взаимопонимание относительно этой системы –
включенных в нее механизмов отчетности и обеспечения исполнения, а также норм и ожиданий,
которые она создает – представляет собой общественный договор. Государственные институты
обычно предоставляют некоторые продукты
и услуги и задают рамки для функционирования
рынков в соответствии с положениями общественного договора и связанными с ним нормами
и практиками73.
Наиболее примечательным является разнородность примеров успешного развития.
Франция, Германия и США в изобилии производят товары и услуги, обеспечивая материальное процветание для населения. Эти страны
сегодня характеризуются наиболее высоким
уровнем образования, здравоохранения и политических свобод. Однако сегодня эти государства
совершенно по-разному взаимодействуют с частным сектором. Рассмотрим финансовый сектор.
Немецкие банки часто владеют и руководят компаниями. Японские компании скорее владеют
банками, а американским компаниям с 1999 г.
запрещено объединяться с банками74. Теперь рассмотрим образование. Во Франции национальное правительство централизованно управляет
вопросами образования, в Германии это делают
правительства федеральных земель, а в США
решения принимают местные органы власти.

Различия еще более проявляются в институциональных структурах, управляющих рынками. В Чили переход власти происходит через
конкурентные выборы, государство не слишком
вовлечено в производство товаров (за исключением меди), а размещение пенсионных вкладов
и платы за образование определяется рынком.
В Китае государство, основанное на однопартийной системе, контролирует основные направления экономики, включая практически весь банковский сектор, ограничивает мигрантам доступ
к базовым услугам и ограничивает создание
независимых объединений. В Таиланде сохраняется политическая нестабильность и некоторая
вовлеченность военных кругов в политические
вопросы, тогда как экономическая, финансовая
и политическая власть концентрируется в узких
кругах бизнес-элиты75.
Разнообразие институтов чрезвычайно
широко отмечается в некоторых странах, преуспевших в развитии здравоохранения и образования. В Тунисе один и тот же президент находился у власти в течение прошедших 23 лет, тогда
как в  Непале недавно после продолжительного
политического конфликта монархия была отменена. Индонезия и Оман достигли значительных
успехов в здравоохранении и образовании при
авторитарных режимах. В Бангладеш, несмотря на несколько кризисов управления со времен обретения независимости в начале 1970-х,
обширный круг инициативных акторов за пределами правительства (среди которых выделялись
BRAC и Grameen Bank) способствовали распространению кредитования на миллионы бедных и
обеспечили предоставление им базовых услуг76.
глава 3 Различные пути к прогрессу

61

вставка

Это лишь один пример того, как инновационные
практики могут изменить отношения между государственным и частным сектором применительно
к процессам развития (вставка 3.8).
Несомненно, поразительное разнообразие
институтов совместимо с прогрессом человека.
Мы можем постараться понять, как именно эти
институты выстраивают отношения между рынками и государствами. Рынки, если понимать их
как форму организации производства, включающего обширную частную собственность, могут
быть необходимым компонентом любой экономической системы, способной поддерживать
устойчивую динамику, необходимую для изменения большинства измерений развития человека.
Однако способствовать прогрессу в других измерениях развития человека рынки не могут, и факты
показывают, что рынки являются условием необходимым, но, безусловно, недостаточным.
Эти наблюдения возвращают нас к тому, как
более 60 лет назад Карл Поланьи разоблачил миф
о саморегулирующемся рынке – идею о том, что
рыночные отношения могут существовать в политическом и институциональном вакууме. Рынки
могут весьма плохо справляться с предоставлением общественных благ – таких, как безопасность, стабильность, здравоохранение и образование. Например, компании, специализирующиеся
на производстве дешевых трудоемких товаров
или эксплуатирующие природные ресурсы, могут
не нуждаться в более образованной рабочей силе.
И если в стране имеется избыточное количество
рабочей силы, компании могут мало заботиться
о здоровье работников. Сегодня это отражено

3.8

Роль частного сектора в содействии развитию человека

Частный сектор жизненно важен для развития человека. Новое концептуальное видение
роли частного сектора в развитии возникло недавно в рамках институтов развития, признавших роль рынков в расширении возможностей и выбора для бедных людей и домохозяйств как производителей, потребителей и наемных работников. Описываемое
многими как развитие инклюзивного рынка, развитие частного сектора, ориентированного на бедных, и создание рынков работает на благо бедных; основной принцип в этом
процессе – инклюзивность.
В то время как индивидуальные доходы бедных являются низкими, их совокупная покупательная способность велика. Совокупный доход сельских жителей на душу населения в сельскохозяйственной Бангладеш составляет менее 200 долл. США, однако эта группа населения
является массовым пользователем телекоммуникационных услуг. По всему земному шару –
в Бангладеш, Индии, Китае и на Филиппинах – услуги мобильной связи стали значительно
более доступными для бедных по мере того, как конкуренция в сфере технологий способствовала снижению цен. Доступ к мобильной связи улучшает качество жизни бедных, позволяя
общаться через значительные расстояния и помогая в работе. Помимо этого, сотовые телефоны
предоставили множеству бедных доступ к основным финансовым услугам. Например, мобильный сервис M-PESA, предлагаемый Safaricom, предоставляет кенийцам быстрый, безопасный
Источники: Alderman, Orazem, and Paterno 2001; Prahalad 2004; Nelson and Prescott 2008.

62

в расплывчатых нормативах техники производственной безопасности в развивающихся странах.
Переход от института обмена, доминирующего
в традиционных обществах, к рыночным отношениям может ослабить человеческие и социальные
связи, скрепляющие сообщества77.
Более того, без дополнительных действий
общества и государства рынки особенно плохо
регулируют вопросы защиты окружающей среды.
Плохо управляемые рынки могут создать условия
для деградации окружающей среды и даже экологических катастроф. Недавний пример – утечка
нефти в Мексиканском заливе в 2010 г. Подобные
утечки – весьма распространенное явление: за
последние десятилетие можно вспомнить три
или четыре разлива нефти, в результате которых
в окружающую среду было выброшено более 1,5
млн баррелей нефти78. Но зафиксированные разливы являются причиной лишь 1/10 общего числа
отходов нефтепродуктов, оказывающихся в океане ежегодно79. В дельте реки Нигер постоянные
разливы нефти, сброс отходов и факельное сжигание газа разрушили водно-болотные угодья, чувствительные к экологическим факторам, засорили
русло реки, способствовали истреблению местной фауны, значительно ухудшив качество почвы
и воздуха на 50 лет вперед, что разрушило уклад
жизни населения этого региона80.
Еще один пример можно увидеть
в Индонезии, где в процессе разработки месторождения природного газа в 2006 г. образовался
огромный грязевой поток, затопивший тысячи
гектаров земли, что нанесло ущерб десяткам
деревень. Независимое расследование показало,

доклад о развитии человека 2010

и доступный способ помещать деньги на хранение и переводить их в пределах страны, и сегодня охватывает своими услугами около 25% населения.
Частный сектор часто предоставляет бедным услуги в тех областях, где правительству не удается это сделать – например, в сфере телекоммуникаций или снабжения водой. Там, где государственных школ недостаточно, многие семьи, даже бедные, обращаются к услугам частных школ.
Например, в Лахоре (Пакистан), 37% детей из низшей по доходам группы населения посещают
частные школы. Еще одним примером является кредитование. Модель микрофинансирования,
внедренная в Grameen Bank в Бангладеш, была растиражирована во всем мире.
Также активизируется сотрудничество государственных и частных структур, например, в рамках Глобального альянса по вакцинам и иммунизации – глобального государственно-частного
партнерства в области здоровья, которое распространило вакцинацию на 72 развивающиеся
страны. Еще одним примером государственно-частного партнерства является социальное страхование. Совместная деятельность в этой сфере позволяет заполнить лакуны там, где не хватает
государственных услуг. В Колумбии некоммерческое социальное предприятие Семейный компенсационный фонд Антиокии (COMFAMA) в сотрудничестве с международными организациями
обеспечивают уязвымые семьи среднего и ниже среднего класса услугами здравоохранения и образования, жильем, кредитами, профессиональным обучением и часто и социальными услугами.

что выброс грязи произошел вследствие бурения, однако компания отказалась нести ответственность и выплатить адекватную компенсацию пострадавшим81. Согласно оценкам, выброс
грязи будет продолжаться на протяжении 30 лет.
Каждое общество нуждается в определении
базовых норм взаимоотношений между компаниями, работниками, сообществами и государством,
обеспечивая основные права собственности и
поддерживая верховенство закона, а также определяя, чья собственность защищается и  какие
именно законы применяются. Общества нуждаются в институтах, регулирующих конфликты
между группами и отдельными людьми и разрешающих споры в должном порядке. Многие
типы институтов могу поддерживать устойчивое
и справедливое развитие человека, – но многие не
справляются с этой задачей.
Рыночные структуры, особенно те, в которых
доминируют политико-экономические элиты,
или те, которые открыты и предполагают общественное участие, помогают увидеть, является ли
рынок инклюзивным. Олигархические рынки,
интегрированные в государственные институты, часто являются негативным фактором для
роста в долгосрочной перспективе, даже если
в краткосрочной перспективе они способствуют
извлечению ренты влиятельными кругами.
Всеохватывающие рынки и общественный договор, содействующие тому, чтобы развитие человека воспринималось как приоритет, являются
более динамичными и последовательными, обеспечивая большее равенство и безопасность.
Некоторые структуры отражают концентрацию политической власти в сочетании с разумной экономической конкуренцией – как то,
что согласно многим оценкам, характеризует
китайский опыт82. Такие структуры ведут к усилению неравенства. Когда государство не является
инклюзивным, контролирующим институтам
сложно смягчать деструктивное влияние стихийных рынков на другие измерения благополучия
населения. Недавнее исследование, проведенное
в Китае, показало положительную взаимосвязь
между ростом несчастных случаев на рабочих
местах и промышленным ростом, предполагая,
что в Китае более медленный рост в самом прямом смысле может спасти человеческие жизни83.
Регулирование требует наличия эффективного государства, а это качество часто оказывается в дефиците. Временами правительства
развивающихся стран стремились подражать развитым странам, не имея соответствующих ресурсов или возможностей. Например, многие латиноамериканские страны не смогли разработать

промышленную стратегию, специально направленную на поддержку мер политики, ведущих к
преобладанию внутреннего производства над
импортом84. И наоборот, важным уроком, который следует извлечь из достижений государств
Восточной Азии, является то, что эффективное
государство может способствовать развитию и
росту рынков.
Организации гражданского общества также
могут сдерживать перехлесты рынков и государства. В Индонезии неправительственные организации (НПО), пресса и профсоюзы оказывали
давление на государство с целью расширения
политических свобод и реализации программ
по сокращению бедности после финансового
кризиса 1997 г. Однако правительства, стремящиеся контролировать инакомыслящих, могут
ограничить активность гражданского общества.
Например, в 2009 г. правительство Эфиопии приняло закон, запрещающий тем неправительственным организациям, которые более чем на 10%
финансируются из иностранных фондов, участвовать в любой деятельности, имеющей отношение
к демократии, правосудию или правам человека.
Внешние факторы – такие, как шоковые нарушения условий торговли, или угроза вторжения –
могут стимулировать политические изменения,
имеющие позитивные долговременные эффекты.
Например, некоторые из наиболее успешных
примеров экономического роста имели место
в странах, где экономические элиты столкнулись
с угрозой поглощения режимами левого толка, –
Чили, Республике Корее, китайской провинции
Тайвань. В этой ситуации лидеры делового мира
предоставили политикам достаточно автономии,
чтобы обеспечить экономическое процветание,
как предпосылку выживания существующего правящего класса85.
Внутренние факторы также могут вызвать
изменения в политике. Можно привести три примера: падение «баронов-разбойников» благодаря
президенту США Теодору Рузвельту, движение
Мексики в сторону либерализации и присоединения к Североамериканскому Соглашению о свободе торговли после кризиса задолженности
и переход Испании к демократическому развитию
после смерти Франко86. Однако, если олигархи
продолжают пользоваться выгодами от регулятивной и законодательной слабости государства,
то тогда оптимальное равновесие еще далеко не
достигнуто. В Мексике приватизация естественных монополий открыла выгодные возможности для бизнес-групп, связанных с политическими кругами, в результате чего были составлены
несколько из крупнейших в мире состояний.

Деньги имеют значение,
однако факты убедительно
показывают, что можно
достичь огромных успехов
в других аспектах развития
человека без значительного
ускорения экономического
роста

глава 3 Различные пути к прогрессу

63

Динамика может быть эффективной, когда
страны переходят к инклюзивным рыночным
институтам и конкурентным политическим
институтам, хотя это трудный и редкий процесс.
Но даже в обществах с высоким уровнем неравенства (как, например, в ЮАР после апартеида)
правительства могут поощрять широкое участие
населения без принесения в жертву необходимых
реформ, хотя проблемы, мешающие включению
в эти программы бедных и неорганизованных
слоев населения, продолжают существовать87.
В  конце концов, олигархические формы капитализма содержат в себе источник собственного
падения, как потому, что они подавляют инновации, – как это происходило в странах Латинской
Америки при несостоявшихся режимах, стремящихся к замещению импорта, – так и в связи
с тем, что материальный прогресс способствует
расширению стремлений людей, так что удержание власти становится все более сложной задачей.
*     *     *
В этой главе была сделана попытка объяснить
глобальный прогресс, локальную изменчивость
и отсутствие систематических взаимосвязей между
экономическим ростом и  прогрессом в  других
измерениях развития человека. Сказанное нами
подчеркивает важность распространения идей
и  технологий. Деньги имеют значение, однако
факты ясно показывают, что можно достичь огромных успехов в других аспектах развития человека
без особого ускорения экономического роста.
Разнообразие путей и результатов коренится в разнообразии структур рынков и способов их взаимодействия с государствами и институтами; при
этом существенную роль играет всеохватывающий
характер политической системы.

64

доклад о развитии человека 2010

Что эти результаты говорят нам о повестке
дня на будущее в отношении политики, – как
национальной, так и международной? Мы выявили некоторые корреляты прогресса (или его
отсутствия) и пришли к некоторым предварительным выводам о том, какие из них наиболее
важны. Однако в большинстве случаев имеющиеся данные предполагают, что различные
сочетания мер политики приведут к различным
результатам, в зависимости от ситуации в стране
и структурных ограничений.
Все это ободряет и предостерегает одновременно. Ободряет потому, что прогресс возможен
и без значительных ресурсов: большинство стран
имеют средства, чтобы улучшить условия жизни
населения. Предостерегает, поскольку успех не
гарантирован, и пути к нему могут быть совершенно различными и связанными с институциональными, политическими и историческими
условиями.
Имеет смысл не столько думать об универсальных политических рецептах, сколько применять ключевые принципы при выборе стратегий
и плана развития. Мы иллюстрируем это соображение обсуждением перераспределяющих мер:
шагов, направленных на достижение равенства
и с высокой вероятностью способствующих развитию человека, даже если эти шаги различны
в разных странах. Дальнейшие принципы, определяющие политику, представлены в главе 6.
Подход, сфокусированный скорее на базовых
принципах политики, чем на общих рекомендациях, перекликается с подходом к видению справедливости, представленным в главе 1, в которой
показано, что определить возможности продвижения по пути к улучшению жизни людей можно и не
достигнув полного согласия в вопросе о том, как
именно должно выглядеть идеальное общество.

гл а в а

4

Не всегда все хорошее
приходит одновременно

В главах 2 и 3 был проведен обзор развития человека за последние 40 лет; при этом отмечены глобальный прогресс и местная вариабельность по трем измерениям Индекса развития
человеческого потенциала (ИРЧП): здоровью, образованию и доходу. Однако этот обзор
был неполным, так как понятие «развитие человека» гораздо шире. К числу неотъемлемых элементов свободы людей вести такую жизнь, которую они имеют основания ценить,
относятся расширение прав и возможностей, социальная справедливость и устойчивость.
В настоящей главе мы стремимся понять, что
происходило с этими измерениями развития
человека, которые не менее важны, чем те, которые охватываются ИРЧП. В вопросе о том, в чем
заключается прогресс на этих направлениях,
наблюдается меньше единодушия, а индикаторы
для его измерения отсутствуют. Но отсутствие
количественной оценки показателей – не повод
для того, чтобы игнорировать их.
Основной вывод заключается в следующем:
даже когда страны добиваются прогресса в повышении ИРЧП, они не всегда достигают успехов по
более широким измерениям развития человека.

Страны могут иметь высокий ИРЧП, и при этом
в них могут отсутствовать демократия, социальная
справедливость и устойчивость. И, наоборот, у них
может быть низкий ИРЧП и в то же время сравнительно высокие уровни демократии, социальной
справедливости и устойчивости. Это напоминает
нам о широте и сложности проблематики развития
человека, так как мы не можем рассчитывать, что все
хорошее придет к нам одновременно. Эти модели
идут вразрез с тем, что мы думаем о развитии человека, его измерителях и политиках, направленных на
постепенное улучшение результатов и процессов –
обо всем том, что мы обсуждаем в главе 6.

Более широкие измерения развития человека
Норвегия и США являются по большей части
довольно неплохими местами, чтобы там
родиться. ИРЧП хорошо отражает это, ставя
эти страны на первое и четвертое место в мире.
Сравнительная оценка соответствует нашим
параметрам ИРЧП (ожидаемая продолжительность жизни, образование и доход) и некоторым
другим измерениям благосостояния, не включенным в ИРЧП. Эти страны являются крепкими
демократиями с эффективным разделением властей, уважением к верховенству закона и гарантиями гражданских и политических прав граждан.
Однако они достигают успеха не по всем
измерениям; в особенности не все благополучно в сфере экологической устойчивости 1.
Экологический след потребления – которым
измеряется площадь биологически продуктивных
зон суши и моря, необходимая для регенерации
ресурсов, потребляемых страной, – свидетельствует о том, что США потребляют в 4,5 раза, а

Норвегия – в 3,1 раза больше того количества,
которое было бы совместимо с глобальной экологической устойчивостью.
Рис. 4.1 иллюстрирует зависимость между
ИРЧП и расширением прав и возможностей,
неравенством и устойчивостью, используя индикаторы политической свободы и снижения
ИРЧП по причине неравенства, а также индикатор устойчивости2.
За исключением неравенства, картина не
является однозначной. Нет статистически значимой зависимости между устойчивостью
и  ИРЧП. Демократия в среднем позитивно
соотносится с ИРЧП, но вариативность этого
соотношения намного выше, чем в случае неравенства. Отсутствие корреляции можно увидеть
в большом числе стран, которые имеют высокий
ИРЧП, но неудачно выступают по другим переменным, изображенным на окрашенных в более
светлые тона участках рис. 4.1. Около четверти
глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

65

рисунок

4.1

Высокий Индекс развития человеческого потенциала
не равнозначен демократии, равенству или устойчивости

Корреляция между ИРЧП и более широкими измерениями развития человека, 2010
Индикатор политической свободы

Неравенство в развитии человека (% снижения ИРЧП)

12

50

23%

42%

38%

Скорректированные чистые накопления (% ВНД)
11%

100

21%

31%

22%

25%

9
40

6
3

50

30

0

0
20

–3
–6

–50

10

ИРЧП

ИРЧП

1,0

0,8

0,6

0,4

–100

0,0

1,0

0,8

0,6

44%

0,4

7%

0,2

0

0,0

1,0

0,8

0,6

0,4

14%

0,2

21%

0,0

–12

0,2

–9

ИРЧП

Примечание. Данные за 2010 или последний год, по которому имеются данные. Линии показывают среднее распределение. Процентные значения обозначают долю стран в каждом
квадранте. О структуре и результатах измерения неравенства см. гл. 5.
Источник: расчеты ОДРЧ с использованием данных World Bank (2010g) и Marshall and Jaggers (2010).

стран имеют высокий ИРЧП, но низкую устойчивость; сходная, хотя и менее отчетливая картина
выявляется применительно к демократии.
Эти простые корреляции являются лишь
грубым отображением гораздо более сложной
реальности. Идет, например, широкая дискуссия о связях между демократией и социальноэкономическим развитием и о роли равенства в развитии 3. Резонно предположить, что
между ними существуют позитивные взаимосвязи, и  ниже мы рассматриваем веские

доказательства на сей счет. Но мы не можем
быть уверенными в том, что повышение ИРЧП
будет сопровождаться положительными сдвигами в более широких измерениях развития
человека, или что эти сдвиги приведут к повышению ИРЧП.
Далее мы оцениваем тенденции в области
более широких измерений развития человека; то,
в какой мере эти тенденции влияют на выводы
о прогрессе; а также рассматриваем последствия
для политики.

Расширение прав и возможностей
В первой фразе преамбулы к Уставу ООН понятие прогресса употребляется в расширенном контексте «большей свободы». Расширение прав и
возможностей – повышение способности людей
к осуществлению перемен – играет ключевую
роль в подходе с точки зрения возможностей.
Оно придает особое значение способности индивидов и групп включаться в политические и иные
процессы развития в семьях, общинах и странах,
формировать эти процессы и извлекать из них
пользу. Ценное само по себе, расширение прав и
возможностей связано также со многими результатами развития. Но измерить уровни и тенденции нелегко, учитывая различия во взглядах на то,
что считать важным, и недостаток показателей,
66

доклад о развитии человека 2010

позволяющих делать международные сопоставления. Мы фокусируемся на наиболее подходящих из возможных показателей, не забывая о
том, что они не только ограничены, но и представляют собой лишь «простые окна в сложную
реальность»4.
Роль расширения прав и возможностей
была признана с момента выхода в свет первого
Доклада о развитии человека (ДРЧ). В резюме
ДРЧ 1990 г. указывалось: «Свобода человека жизненно важна для развития человека.
Люди должны иметь право осуществлять свой
выбор на правильно функционирующих рынках
и иметь решающий голос в формировании своих
политических структур» 5. В нем отмечалась

десятилетие был поразительным: в странах с низким ИРЧП число Интернет-пользователей увеличилось более чем на 4 000%, а доля абонентов
телефонной связи – почти на 3 500%8. Новая
технология может предоставить голос маргинализированным индивидам, хотя некоторые считают, что такие инновации укрепляют власть
людей, которые уже обладают определенными
ресурсами9.
Стремительное увеличение охвата
Ин­тернетом и мобильной телефонной связью
происходит вопреки структурным ограничениям.
Например, средний уровень электрификации
в развивающихся странах в 2008 г. все еще составлял лишь 70%. Он достигал лишь 59% в сельских
районах и был еще меньше – 21% – в странах
с низким ИРЧП10.
Глобализация переносит внутриполитические вопросы на международную арену. Одно
из проявлений этой тенденции – быстрое усиление глобального и транснационального гражданского общества: число международных
рисунок

необходимость измерения политических свобод, поскольку «оценки, даваемые аналогичным достижениям в области развития человека,
сильно различаются в зависимости от того,
были ли они получены при демократическом
или авторитарном строе». ДРЧ 1993 г., посвященный гражданскому участию, впервые непосредственно обратился к теме расширения прав
и возможностей, которая также лежала в основе
ДРЧ 2000 г., посвященного правам человека, ДРЧ
2002 г., посвященного демократии, и ДРЧ 2004 г.,
посвященного культурным свободам. В нескольких недавних национальных ДРЧ тоже шла
речь о  расширении прав и возможностей, и  во
многих из них были предложены новаторские
методы измерения6. В непальском Докладе о развитии человека был введен индекс, отражающий
социально-политическую исключенность различных групп населения, что выявило значительные географические диспропорции и отсутствие
корреляции с ИРЧП. В чилийском ДРЧ был
составлен индекс власти народа на базе информации, собранной путем проведения опросов общественного мнения, в ходе которых респондентам задавались вопросы о доступе к социальным
сетям, общественным благам и услугам, а также
об отношении к власти. В ДРЧ Доминиканской
Республики рассматривались аспекты расширения прав и  возможностей и был разработан
новый индекс, включающий как индивидуальные,
так и коллективные компоненты7.

4.2

Быстрый рост коммуникационных технологий,
но все еще низкий доступ к ним в беднейших странах

Процент населения, пользующегося Интернетом, и число абонентов
мобильной и стационарной телефонной связи на 100 человек с
разбивкой по уровню развития человеческого потенциала, 2000–2008

132%

Пользование
Интернетом

Абонированные 49%
телефонные
152
номера

70

Перемена ожиданий
Фундаментальные контекстуальные факторы –
прежде всего, стремительный рост грамотности
и уровня образования во многих регионах мира –
укрепили способность людей делать осознанный
выбор и обеспечивать подотчетность правительств. Во многих местах произошли также многочисленные изменения норм и ожиданий, хотя
это медленный процесс.
Технологическая революция в сочетании
с  глобализацией преобразили политический
ландшафт. Благодаря широкому распространению сотовых телефонов и спутникового телевидения, а также расширению доступа в Интернет,
намного повысилась доступность информации
и возможность выражения мнений. Эти технологии очень широко применяются в развитых странах – к 2008 г. 70% их населения пользовались
Интернетом, а число абонированных телефонных
номеров на душу населения достигло 1,5 – в то
время как страны с низким ИРЧП отстают по
этим показателям (рис. 4.2). Но рост за последнее

32
107

Очень
вы
ИРЧПI сокий

4,196%
0.1

Низки
ИРЧП й

5

3,466%
28

Очень
вы
ИРЧП сокий

1
Низки
ИРЧП й

2000
2008

Примечание. Цифры над столбиками – процент прироста за рассматриваемый период.
Источник: ITU 2009.

глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

67

организаций возросло в период с 1970 по 2010
г. более чем в пять раз, достигнув, по оценкам, 25
тыс. 11 Протесты часто носят интернациональный
характер, о чем свидетельствуют бойкот режима
апартеида в ЮАР, кампания с требованием положить конец конфликту в Дарфуре и поддержка
(чаще всего – в западных странах) тех, кто выступает за демократию в Иране и Мьянме.

Демократия и свобода выбора

рисунок

На этом фоне происходят масштабная демократизация и расширение воспринимаемой людьми
свободы выбора12. На национальном уровне мы
видим распространение демократических форм
и процедур, а на уровне отдельных частей государства – все более активное развертывание на
местах процессов гражданского участия в различных формах с расширением возможностей
для обеспечения подотчетности. Произошли
некоторые улучшения – а также отступления
назад – в области защиты прав человека. Группы,
основанные на идентичности, которые традиционно подвергались исключенности и депривации,
стали более заметно вовлекаться в социальную
и политическую деятельность, хотя неравенство
продолжает сохраняться.
По данным обследований, большинство
людей по всему миру чувствуют себя свободными
в своем выборе и удовлетворены этой свободой13.
Степень нынешней удовлетворенности различается по регионам: наиболее удовлетворены

4.3

На путь демократии встает все больше стран

Тенденции развития демократии, по уровням ИРЧП и в целом, 1971–2008
Доля демократий (%)
100

Страны с очень
высоким ИРЧП

90
80
70

Страны
с высоким ИРЧП

60

В среднем
Страны
с медианным ИРЧП

50
40

Страны
с низким ИРЧП

30
20
10

08
20

07
20

06
20

01
20

96
19

91
19

86
19

81
19

76
19

19

71

0

Примечание. Данные рассчитаны как число демократий с чередованием правящих партий, в виде доли от
суммарного числа недемократических государств и демократий без чередования партий.
Источник: расчеты ОПДРЧ на основе Cheibub, Gandhi, and Vreeland (2009).

68

доклад о развитии человека 2010

люди в развитых странах (80%), за ними следуют
жители стран Восточной Азии и Тихоокеанского
региона (77%), и наименее удовлетворено население Европы и Центральной Азии (50%), что,
возможно, отражает потрясения переходного
периода или глубинные различия в мировоззрении. Имеющиеся данные о тенденциях в области
свободы выбора по 66 странам позволяют сделать
вывод о постепенном общем улучшении.
В 1970 г. примерно в 30 странах не было ни
всеобщего избирательного права, ни права быть
избранным, причем в основном дискриминировались женщины; заметным исключением являлась ЮАР, где составлявшее большинство чернокожее и индийское население не имело права
голоса. На сегодняшний день эти ограничения
почти полностью сняты14. Хотя избирательное
право теперь близко к всеобщему, доля выборных
должностей заметно различается, а в некоторых
странах, таких как Саудовская Аравия, до сих пор
ограничиваются избирательные права женщин.
Демократическое правление и защита прав
человека являются краеугольным камнем политической свободы. Но разница между демократическими и недемократическими государствами не
всегда отчетлива, и на практике автократические,
демократические и переходные государства проявляют больше разнообразия и подвижности, чем
можно было бы предположить из простого распределения по категориям. При этом доля демократий возросла менее чем с 1/3 стран в 1970 г.
до более чем половины в 1996 г. и до 3/5 в 2008 г.
(рис. 4.3)15. Если включить сюда государства,
которые являются демократическими по форме,
но где правящая партия еще не проигрывала ни
одних выборов и, таким образом, не передавала
власть16, то указанная доля превышает 4/5.
Большинство стран в группе с очень высоким
ИРЧП являются демократиями. В странах с низким ИРЧП отмечается резкий рывок в сторону
демократизации: ни одна из них не была демократической в 1991 г., а в 2008 г. доля демократий
среди них достигала примерно 1/3.
Самые решительные сдвиги произошли
в Европе и Центральной Азии, затем шли
страны Латинской Америки и Карибского бассейна. Из числа развивающихся стран Европы
и  Центральной Азии единственной демократической страной в 1988 г. была Турция.
В течение следующих трех лет 11 из 23 стран
региона стали демократиями, и еще две стали
демократическими с 1991 г. В регионе Латинской
Америки и  Карибского бассейна бόльшая часть
стран в 1971  г. были недемократическими,
а  несколько демократий в 1970-е гг. вернулись к авторитаризму17. Последовавшая затем

вставка

волна политических перемен привела к  тому,
что к  1990  г. почти 80% стран стали демократическими. К 2008 г., после смены режимов в Эквадоре и Перу, их доля достигла 87%.
В  Восточной Азии и Тихоокеанском регионе
и в Африке к югу от Сахары также произошли
реформы: в 1970 г. всего лишь 6% правительств
в  обоих регионах были демократическими,
однако к 2008 г. демократическими являлись 44%
стран Восточной Азии и Тихоокеанского региона и 38% стран Африки к югу от Сахары. Лишь
арабские государства проявляют мало признаков
существенной демократизации (вставка 4.1).
Во многих случаях, в том числе недавно
в  Непале и Пакистане, кризисы легитимности
вынуждают совершать переход от авторитарного
правления. Однако закрепление демократических порядков оказалось более трудным делом.
Многие национальные выборы были омрачены
широко распространенной практикой запугивания избирателей и фальсификации результатов, как это, например, недавно произошло
в Афганистане, Кении и Никарагуа. Даже в случае
мирного проведения выборов их официальные
результаты энергично оспаривались, в том числе
в США в 2000 г. и в Мексике в 2006 г.
Некоторые недемократические правительства, как, например, несколько «правительств
национального единства» в странах Африки
к  югу от Сахары – в частности, в Судане, –
предприняли шаги, направленные в сторону

4.1

демократизации. Хотя распределение власти,
достигнутое в результате переговоров, может
помочь избежать конфликта или привести к его
окончанию, за ним могут последовать периоды
протестов и репрессий. Другие правительства
столкнулись с угрозой народных движений,
использующих демократические механизмы для
сворачивания демократии18. Поддерживающая
«Талибан» исламская коалиция открыто добивалась победы на выборах в важнейших провинциях Пакистана в качестве шага к установлению
теократии19.
Это разнообразие опыта подчеркивает
тот факт, что демократия охватывает широкий спектр институциональных установлений
и конфигураций власти, и что автократии тоже
не являются монолитными. Процессы непредсказуемы, обычно нелинейны и имеют расходящиеся траектории, а также подвержены риску
частичного обращения вспять и длительной
неопределенности20.
Тенденция к демократизации очевидна не
только при проведении национальных выборов,
но также при проведении региональных и местных выборов. Подъем гражданского участия на
местах происходит в различных формах, включая
децентрализацию в пользу административных
образований нижестоящего уровня, – как, например, во многих странах Латинской Америки
и  Карибского бассейна, а также в системе панчаяти радж в сельских районах Индии. Этот

Дефицит демократии в арабских государствах

Доклад о развитии человека в арабских странах 2009 г. проиллюстрировал очевидные противоречия между реальной практикой и формальной поддержкой демократии, прав человека
и верховенства закона. В ряде стран существует многопартийная система - в том числе в Алжире, Египте, Иордании, Йемене и Тунисе; при этом Ливан и Марокко выделяются тем, что со времени достижения ими независимости в них обеспечивался политический плюрализм. И всетаки многие правительства продолжают ограничивать политические свободы: например, во
всех государствах Персидского залива, кроме Бахрейна, запрещены политические организации.
В последнее время в регионе произошло резкое усиление демократических реформ,
многие из которых были нейтрализованы контрмерами, ограничивающими права граждан в
других отношениях. Позитивные шаги включают учреждение собраний представителей в Катаре, Объединенных Арабских Эмиратах и Омане, возврат к избранию президента в Бахрейне и
проведение президентских выборов с участием многих кандидатов в Египте в 2005 г. В 2006 г.
в Саудовской Аравии состоялись местные выборы, но к голосованию были допущены только
граждане мужского пола.
К настоящему времени эти реформы «не изменили структурную основу власти в арабских
государствах, где исполнительная ветвь власти все еще доминирует, не сдерживаемая никакой
формой подотчетности» (с. 69). Например, вместе с новой конституцией Ирака пришло продление чрезвычайного положения, которое позволяет приостанавливать действие конституционных свобод. Египет принял поправки к своей конституции, позволяющие выдвигать несколько

кандидатов на президентских выборах, но вслед за этим принял закон, ограничивающий это
право существующими партиями. После принятия Хартии мира и национального примирения
в Алжире был быстро продлен срок президентских полномочий, сняты ограничения по числу
сроков и продлен запрет на деятельность Фронта исламского спасения. По такой же схеме развиваются события в Катаре, Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, Судане и
Тунисе.
Многие правительства в регионе, по-видимому, сумели воспрепятствовать плюралистическим тенденциям благодаря огромным рентным платежам и могуществу, связанным с неф­
тяным бизнесом. Использование экономических рычагов в политических целях позволяет
государству защитить себя посредством разветвленных сетей патронажа и мощных органов
безопасности. Платежи нефтяной ренты устраняют необходимость во взимании налогов, тем самым уменьшая подотчетность. Для стран, не имеющих нефтяных месторождений – Иордании,
Марокко и Туниса, – аналогичную роль, по-видимому, играет иностранная помощь. По сравнению с другими экономиками с аналогичным уровнем дохода частно-предпринимательский
сектор там сравнительно слаб, как и гражданское общество. Во всех странах региона, кроме
Ливии, допускается существование гражданских организаций, но законы и постановления
сдерживают их деятельность. Вследствие этого «мало кто из арабов чувствует, что у них есть
какая-либо возможность изменить сложившиеся условия в своей стране путем политического
участия» (с. 73).

Источник: UNDP 2009.

глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

69

Больше всего позитивных
сдвигов в положении групп
населения, сложившихся
на основе идентичности,
которые традиционно
сталкивались
с исключенностью
и депривацией,
происходило в условиях
демократии или перехода
к ней

70

доклад о развитии человека 2010

процесс сопровождается, а иногда и подталкивается мощной информационной подпиткой со стороны сообщества, занимающегося проблемами
развития, о гражданском участии на важнейших
направлениях предоставления услуг.
Хотя проводить сравнение между странами
нелегко, во многих частях мира децентрализация в целом возросла. В 2009 г. в 95 из 120 стран
(около 80%) имелись местные правительства,
в  которых выборной была, по меньшей мере,
законодательная власть, а в половине из них избирались как исполнительные, так и законодательные органы21. Данные о бюджетно-налоговой
децентрализации – весьма отрывочные – позволяют сделать вывод, что в странах, сообщающих
о  себе сведения, около 25% затрат осуществляются на субнациональном уровне.
Расширению прав и возможностей на политической арене может угрожать узурпация ключевых институтов элитами22, хотя, по некоторым данным, вновь создающиеся политические
системы могут сделать процесс принятия решений более справедливым, даже если элиты участвуют в нем больше, чем остальные группы
населения23. Это отчасти зависит от институциональных структур и от поведения элит – от того,
стремятся ли они извлекать ренту или служить
выразителями нужд местного населения, – на что,
в свою очередь, может влиять средний уровень
образования в обществе24.
Расширение демократизации и глобализации,
по-видимому, ассоциируется с улучшением положения многих групп, сложившихся на основе идентичности, которые традиционно сталкивались
с исключенностью и депривацией25. В качестве
общеизвестных примеров можно привести преодоление апартеида в ЮАР; подъем (или повторное
появление) социальных движений коренных народов в странах Латинской Америки и Карибского
бассейна, в частности, приход к власти в Боливии
связанных с этими движениями политических партий; и растущее значение политической борьбы
низших каст на уровне штатов в Индии. Подобные
положительные сдвиги большей частью происходили в условиях демократии или перехода к ней.
Как и при переходе к демократии, расширение
прав и возможностей обездоленных групп достигало наибольшего успеха тогда, когда являлось
результатом их политической мобилизации.
Предпринимались также усилия по возмещению ущерба коренным народам посредством
организации политических форумов и других
консультативных институтов с целью дать этим
людям возможность высказать свое мнение,
а также путем укрепления традиционных механизмов местного управления и правосудия. Однако

подобные консультативные механизмы подвергались критике за то, что они сводят участие людей
к обсуждению заранее отобранных вопросов вместо того, чтобы позволить им осмысленно участвовать. От отсутствия гласности страдают также
беженцы и мигранты, которые нередко долгое
время находятся в неопределенной ситуации, уже
не принадлежа стране происхождения и в то же
время не имея возможности участвовать в политической жизни страны проживания26.
Женщины все активнее занимают политические посты, становятся главами государств и законодателями высокого ранга. Примерно в каждой
пятой стране законом или конституцией введена
квота, по которой определенный процент парламентских мест отводится женщинам, что способствовало повышению их доли в парламентах
с менее 11% в 1975 г. до 19% в 2010 г. (см. главу 5).
В ряде случаев одновременно возросло внимание
к гендерным проблемам27.
Вместе с тем, данные свидетельствуют о низкой степени участия женщин в общественной
жизни на местном уровне: например, в Латинской
Америке и в Европе женщины занимали около
1/ должностей мэров и менее 1/ мест в местных
10
4
советах28. Исключение представляет Индия, где
женщинам отведено 30% мест в местных органах
власти (панчаятах), что заметно отражается на
моделях расходов на социальные нужды29.

Гражданские и политические
права
Гражданские и политические права – это краеугольный камень расширения прав и возможностей, однако, их осуществление и тенденции на
уровне стран с трудом поддаются международным
сопоставлениям. Опора на доступную информацию о нарушениях прав может вести к неверной
общей картине (так как наиболее репрессивными
режимами могут быть те, где получение сведений
наиболее затруднено), а количественная оценка
нарушений прав человека сложна в любом контексте. Мы тщательно рассмотрели существующие
источники данных и решили, что было бы некорректно пользоваться данными правительства или
любой неправительственной организации, близкой к правительству. Модели, представленные
ниже и в статистической таблице 6, основываются на шкале, разработанной для кодирования
ситуации в области прав человека в отдельных
странах на основе докладов «Международной
амнистии»30.
В 2008 г. наименьшее среднее число нарушений прав человека было зафиксировано

в  развитых странах, а наибольшее – в арабских
государствах и Южной Азии, что согласуется
с региональными оценками. Арабская организация защиты прав человека сообщила, что пытки
официально практиковались в восьми арабских
государствах, а незаконное задержание – в 1131.
Азиатская комиссия по правам человека располагает доказательствами того, что практика нарушений прав человека глубоко укоренилась в большинстве стран этого региона32.
Уровень нарушений прав человека в мире
остается фактически неизменным за последние
40 лет33. Но в последнее десятилетие произошло некоторое ухудшение положения в развитых странах, отчасти вследствие мер, принятых
после террористических атак 11 сентября 2001 г.
против Соединенных Штатов Америки. Плохое
обращение с заключенными со стороны правительства США в лагерях для интернированных
в   Гуантанамо было документально зафиксировано Красным Крестом и другими правозащитными группами. Кроме того, в ряде стран ныне
действуют жесткие антитеррористические
законы. Например, Закон о  борьбе с терроризмом от 2005  г., принятый в  Австралии, позволяет правительству без всякого повода задерживать любое потенциально подозрительное лицо,
ограничивать его передвижение и запрашивать
о нем информацию, а также ограничивает свободу
выражения.
Ожидается, что демократизация благотворно скажется на подотчетности, хотя это не
гарантировано, особенно там, где информация
ограничена и отсутствуют возможности для
вовлеченности общества34. Пожалуй, наиболее
существенным аспектом подотчетности является
защита правительством основных гражданских
свобод народа и внимание к нуждам меньшинств.
За последние несколько десятилетий увеличилось
число правительств, принявших на себя обязательства по конвенциям и пактам ООН, а национальные институты эволюционировали в сторону
защиты прав человека35.
Тем не менее во многих странах продолжают
нарушаться права человека, несмотря на эти
защитные меры. В 2009 г. в 26 странах заключались в тюрьму журналисты, чьи взгляды были
сочтены представляющими угрозу. В 58 странах
сохранилась смертная казнь, хотя в большинстве
из них она не применялась36. Мало того, что нарушения прав человека происходят повсеместно –
во многих странах люди чувствуют, что не могут
свободно выражать свои взгляды. Примерно
в  1/3 из 142 стран, в которых в период с 2006

по 2009 г. проводились опросы общественного
мнения, – главным образом в странах Африки
к югу от Сахары, но также во многих странах
Латинской Америки и Карибского бассейна –
по меньшей мере 25% респондентов высказали
мнение, что «большинство людей» в их стране
боятся открыто выражать свои политические
взгляды37. Во всех странах кроме двух, Ботсваны
и Ирландии, менее половины респондентов заявило, что выражать политические взгляды там
«никто не боится».
Наконец, в последние годы был достигнут
заметный международный прогресс в деле признания прав сексуальных меньшинств – прежде всего это принятие в 2008 г. Генеральной
Ассамблеей ООН декларации в поддержку
декриминализации гомосексуализма, подписанной на сегодняшний день 60 странами. Тем не
менее, в национальном законодательстве и практике барьеры все еще остаются. В 2009 г. гомосексуализм был вне закона в 76 странах, а наказания же за него варьировались от нескольких лет
до пожизненного заключения. В Иране, Йемене,
Мавритании, Саудовской Аравии и Судане
(а также в ряде районов Нигерии и Сомали) за
него полагалась смертная казнь38. В 2009 г. угандийский парламент обсуждал законопроект,
в котором предлагалось ввести пожизненное
заключение – а в ряде случаев смертную казнь – за
гомосексуальные действия39.

Имеющиеся данные
свидетельствуют о все
большем расширении прав
и возможностей – как
в плане способности людей
выражать свое мнение, так
и в аспекте институтов,
облегчающих
осуществление властных
полномочий

*     *     *
В целом имеющиеся данные свидетельствуют
о все большем расширении прав и возможностей  – как в плане способности людей выражать свое мнение и действовать в согласии со
своими ценностями, так и в аспекте институтов,
облегчающих осуществление властных полномочий. В наше время большинство людей живут
в демократических государствах, и темпы децентрализации стремительно возрастают, в частности в Индии и странах Латинской Америки
и  Карибского бассейна. Однако многие факторы все еще сдерживают гражданское участие,
и,  несмотря на демократизацию и децентрализацию, прогресс в  деле защиты прав человека
оказывается ограниченным. Сохраняющееся
разочарование в связи с невозможностью делать
самостоятельный выбор и невниманием государственных институтов к  потребностям населения позволяет сделать вывод о необходимости обратить большее внимание на механизмы
подотчетности.

глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

71

Неравенство

Социальная справедливость
и ИРЧП системно
взаимосвязаны, однако
значительная
вариабельность
взаимосвязи между ними
сохраняется, особенно
в странах с низким
и средним ИРЧП

Развитие человека не может строиться на эксплуатации одних групп другими или большем
доступе к ресурсам и власти со стороны некоторых групп. Несправедливое развитие не есть развитие человека.
С самого начала в ДРЧ уделялось большое
внимание депривации и неравенству. В первых
ДРЧ доходное измерение ИРЧП было скорректировано с учетом неравенства. В ДРЧ 1997 г.
и ДРЧ 1998 г. были введены индексы бедности
населения, а в ДРЧ 2005 г. изучались проявления
неравенства в развитии человека40. Во многих
национальных ДРЧ, включая Доклад о развитии
человеческого потенциала в Российской Федерации
1998 г. и ДРЧ Монголии 2007 г. также рассматривались бедность и неравенство на локальном
уровне.
Социальная справедливость и ИРЧП
системно взаимосвязаны: в странах, достигающих
высокого уровня ИРЧП, как правило, в большей
степени проявляется социальная справедливость.
Этот результат согласуется с исследованиями,
показывающими, как путем сокращения неравенства – среди населения в целом, а также между
гендерными и другими группами – можно улучшить общие показатели здоровья, образования
и экономического роста41.
Однако значительная вариабельность взаимосвязи между ИРЧП и неравенством сохраняется, особенно в странах с низким и средним
ИРЧП. Например, неравенство в Намибии
почти в три раза выше, чем в Кыргызстане, хотя
в обеих этих странах ИРЧП составляет 0,642.
К тому же, как показано в главах 1–3, та или иная
корреляция двух переменных величин в определенный момент времени не гарантирует того, что
прогресс этих переменных будет осуществляться
одновременно. На самом деле данные по доходному измерению свидетельствуют об обострении
неравенства внутри стран.

Растущее неравенство по
доходам
Ввиду того что средние значения доходов
могут вводить в заблуждение, особенно при высоком уровне неравенства, Комиссия СтиглицаСена-Фитусси рекомендовала использовать для
выяснения положения «типичного» человека
медианное значение. В США, например, средний
доход почти на треть выше медианного, и этот
разрыв все увеличивается – что составляет тему
72

доклад о развитии человека 2010

для дебатов как среди политиков, так и среди
ученых43. В других развитых странах, как, например, в Италии и Новой Зеландии, также имеется
значительный разрыв между этими показателями.
И этот разрыв часто велик также и в развивающихся странах: свыше 50% в Кот-д’Ивуаре и 60%
в Замбии и Либерии.
Однако разница между средним и медианным
доходом – не самый удачный индикатор неравенства среди всех членов общества, так как она не учитывает то, каким образом доход концентрируется
в различных точках распределения44. Наиболее
популярной альтернативой является коэффициент Джини. Внутри стран растущее неравенство
доходов представляет собой норму: сегодня высокий коэффициент Джини имеют больше стран, чем
в 1980-х гг. 45 На каждую страну, в которой неравенство за последние 20–30 лет уменьшилось, приходится свыше двух стран, где оно увеличилось.
Ухудшение особенно заметно в странах, которые входили в состав бывшего Советского Союза.
Они все еще имеют сравнительно низкий коэффициент Джини, так как стартовали с  низкого
уровня неравенства. Переход к рыночной экономике подорвал гарантии занятости и  покончил с  масштабной занятостью в госсекторе.
До падения Берлинской стены 9 из 10 человек
в социалистических странах были заняты в государственном секторе, тогда как в экономиках
стран  – членов Организации экономического
сотрудничества и развития – 2 из 1046. Хотя
привилегированная элита (номенклатура) часто
достигала более высокого уровня материального
благосостояния, зафиксированные различия
в доходах были незначительны47.
В большинстве стран Восточной Азии
и  Тихоокеанского региона сегодня тоже существует более высокое неравенство по доходам,
чем несколько десятилетий назад48. Это отчасти
объясняется увеличивающимся разрывом между
городскими и сельскими районами вследствие
быстрого промышленного роста, хотя свою роль
сыграли также медленный рост сельского хозяйства и растущая доходность более высоких уровней образования. В экономике таких стран, как
Вьетнам и Китай, тенденции также отражают
повышение неравенства по сравнению с его низким уровнем при централизованном планировании. Но Монголия показывает, что переход
к  рынку не обязательно сопровождается ростом
диспропорций в доходах.
В странах Африке к югу от Сахары неравенство в основном усугубилось в течение

экономически трудных 1980-х гг., а затем существенно сократилось в период роста в конце
1990-х и в 2000-х гг. 49 В странах Латинской
Америке и Карибского бассейна исторически
высокое неравенство связано с неравным распределением земельных угодий и образования, более
высокими доходами квалифицированных работников, высокой рождаемостью в бедных домохозяйствах и регрессивными государственными
расходами. Но некоторые страны – среди них
Бразилия, Парагвай и Эквадор – стали успешно
преодолевать это неравенство. С конца 1990-х гг.
прогрессивные политические меры, по всей видимости, привели к росту заработной платы людей
с низким уровнем образования и к увеличению
трансфертов денежных средств путем осуществления адресной социальной политики50. Во многих развитых странах более высокое неравенство
по доходам до вычета налогов было сглажено государственным перераспределением (см. главу 3).
Для большинства населения земного шара
крупнейшими компонентами дохода являются
заработная плата и заработки. Доход от капитала,
напротив, зачастую концентрируется в  руках
самых богатых. Поэтому относительные доли
труда и капитала в общем доходе вызывают интерес при любом обсуждении темы неравенства.
По данным настоящего Доклада, за последние
два десятилетия имело место снижение доли
труда в доходе в 65 из 110 стран (примерно 60%)
вопреки ранее высказывавшемуся предположению о стабильной доле труда в доходе на протяжении всего наблюдаемого периода51. В некоторых крупных странах – в частности, в Индии,
Российской Федерации и США – в 1990–2008 гг.
имело место значительное – до 5% – снижение
доли труда в общем доходе, что привело к снижению среднемировой доли труда в доходе на 2%.
Указанное снижение совпало с уменьшением
числа членов профсоюзов и повышением торговой и финансовой открытости в большинстве
развитых стран в период с 1970 г. В ряде случаев
снижение доли членов профсоюзов в общей массе
наемных работников было значительным: с 22
до 8% во Франции и с 63 до 35% в Австрии52.
Но доля работников, охваченных коллективными договорами, нередко гораздо выше – 95%
во Франции и 80–95% в большинстве стран
Западной Европы за исключением Германии
(63%) и Великобритании (35%).
Учет фактора глобального неравенства также
важен при анализе справедливости распределения доходов в мировом масштабе в целом53 –
проблемы, традиционно рассматриваемой в
ДРЧ. Оценки тенденций развития глобального неравенства по доходам неоднозначны и

противоречивы54. Одна из оценок показывает
значительное падение уровня неравенства доходов, причем мировой коэффициент Джини снизился с 0,68 до 0,61 за период 1970–2006 гг.,
главным образом, благодаря Китаю. Вместе с тем,
другие оценки, с другими временными рамками,
показывают иную закономерность. Согласно
одному исследованию, мировой коэффициент
Джини с 1988 г. ухудшился и ныне равен ошеломляющей цифре – 0,71. Другие исследователи
находят, что уменьшение или увеличение глобального неравенства по доходам неустойчивы и зависят от применения различных методов оценки и
наборов данных. Нелегко разобраться в полученных противоречивых выводах, но они совпадают
в одном фундаментальном пункте: неравенство
по доходам среди населения мира очень велико.

Взаимное усиление различных
видов неравенства и системные
диспропорции

Комплексная депривация
происходит тогда, когда
неравенство в здоровье,
образовании и доходе
пересекаются, что, в свою
очередь, может
взаимодействовать
с этническим и гендерным
факторами

Различные виды неравенства могут усиливать
друг друга. В конечном итоге, общества, в которых преобладает неравенство, – демократические
или недемократические – это такие общества,
в которых власть в большей степени сосредоточена в руках элит, поэтому неудивительно, что
экономические и политические институты работают в их пользу. Изучение отношения бразильских элит к образованию в 1990-е гг. показало,
что они часто противились расширению возможностей для получения образования на том
основании, что образованными работниками
будет труднее управлять. Творцы государственной политики беспокоились о том, что более
дорогая рабочая сила уменьшит сравнительные
преимущества страны в производстве трудоемких
товаров. Такие представления тормозят развитие
человека, поскольку приводят к сокращению вложений в человеческий капитал и общественные
блага, ослаблению процесса перераспределения
и усилению политической нестабильности55.
Комплексная депривация происходит тогда,
когда неравенство в здоровье и образовании сопровождается неравенством по доходам, – которое,
в свою очередь, может усиливаться депривацией
по гендерному и этническому признаку56. Наличие
более полных данных о развивающихся странах
улучшило понимание комплексной депривации,
а анализ сведений о развитых странах выявил схожие модели, несмотря на то, что в этих странах
в целом лучше обеспечивается доступ к услугам.
Доступ к общественным услугам в зависимости от положения человека в структуре
глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

73

рисунок

распределения дохода отражает множественную
депривацию домохозяйств, находящихся в нижнем секторе распределения. Данные о тенденциях
в  области неравенства по измерениям, не связанным с доходом, скудны, но общие закономерности проясняются. Хорошая новость о тенденциях заключается в том, что расширенный доступ
к  образованию, как правило, идет на пользу
менее обеспеченным группам. Но их дети все еще
с большей вероятностью будут умирать молодыми
и иметь более слабое здоровье, более низкий уровень образования и меньший доступ к основным
услугам. Да и качество услуг, которые доступны
по цене беднякам или предоставляются государством, хуже, чем качество услуг, доступных более
обеспеченным людям.
Что касается здоровья, то тенденции здесь
противоречивы. Исследование 24 развивающихся стран выявило углубляющийся разрыв по
показателю детской смертности между крайними
полюсами распределения богатства в 11 странах,
улучшение – только в трех и сохранение разрыва –
в  остальных странах57. Что касается развитых
стран, то в них от недавнего повышения средней
ожидаемой продолжительности жизни выигрывают те люди, кто старше, богаче и образованнее.
Это происходит отчасти благодаря более эффективным мерам вмешательства в области медикосанитарной помощи и более здоровому образу
жизни – например, ограничению курения и повышению нагрузки от физических упражнений58.

4.4

В целом разрыв в области здоровья между
группами с высоким и низким доходом продолжает оставаться значительным, особенно в развивающихся странах. Младенческая смертность,
например, является гораздо более частым явлением в беднейших домохозяйствах во всех регионах. В арабских государствах, странах Восточной
Азии и Тихоокеанского региона, Латинской
Америки и Карибского бассейна младенческая смертность примерно удваивается в нижней квинтили распределения доходов (рис. 4.4).
А в Индонезии и Никарагуа младенческая смертность в беднейшей квинтили более чем в 3 раза
выше, чем в богатейшей59.
Исследование с использованием данных
Доклада о состоянии народонаселения и здравоохранения по 55 государствам во всех регионах развивающихся стран показало, что лишь
2/ детей в бедных домохозяйствах, но почти 3/
5
5
детей в домохозяйствах, находящихся на верхней ступени распределения, получают полную
вакцинацию60. Согласно другому исследованию,
охватывавшему 45 стран, существует значительное неравенство в сфере охраны здоровья матери
и ребенка по группам с различными доходами
и между сельскими и городскими районами:
в Боливии и Перу богатейшая квинтиль населения имеет почти всеобщий доступ к квалифицированным акушерам при родах; для сравнения,
только 10–15% беднейшей квинтили имеют такой
доступ. На долю женщин из бедных сельских

У детей из бедных домохозяйств выше вероятность умереть

Младенческая смертность на 1 тыс. живорождений по квинтилям богатства, 1990-2005
70

90

99

69

63

63
34
25

Ара
госуда бские
Восточ
рства
ная
Европа
и Тихоо Азия
и
кеанск
Латин
ий Центральная
регион
Азия
Ам ская
и Кари ерика
б
бассей ский
н

Источник: Gwatkin and others (2007).

74

доклад о развитии человека 2010

55

42

63

31

Нижние 20%

Южна
Азия я

Африк
кю а
от Саха гу
ры

Верхние 20%

домохозяйств приходится около 2/3 случаев родов
без медицинского родовспоможения61.
В большинстве развивающихся стран благодаря среднестатистическому улучшению в сфере
образования расширился охват детей, которые
в противном случае не посещали бы школу – что
свидетельствует о сокращении неравенства в долгосрочной перспективе. В Египте в период с 1995
по 2000 г. число девочек, посещающих школу,
в беднейшей квинтили распределения доходов
увеличилось на 18%, а в богатейшей квинтили –
только на 5%. За пять лет в Непале этот прирост
в низшем сегменте распределения доходов составил 8%, а во Вьетнаме – 4%62. Эту тенденцию
к снижению неравенства отражает средний коэффициент Джини в сфере образования, который
упал с 0,46 в 1960 г. до 0,31 в 2000 г., при стойких
улучшениях во всех регионах с 1970 г. (несмотря
на застой в Восточной Азии и Тихоокеанском
регионе в 1990-е гг.) 63 И, как мы видели в главе 2,
разброс показателей в области здоровья и образования между странами сократился.
Чтобы более систематически исследовать
различия между группами по доходам, в исследовании, проведенном специально для данного
Доклада, был рассчитан ИРЧП на уровне домохозяйств в 15 странах64. Распределение по децилям дохода дает ожидаемую картину: высшие
10% имеют намного более высокий ИРЧП, чем
низшие, причем превышение варьируется от 20%
в Армении до 160% в Нигерии.
Когда же ИРЧП рассчитывается для различных групп населения, выявляется ряд четких
закономерностей:
• Сельские домохозяйства и домохозяйства
с  низким образовательным уровнем устойчиво имеют более низкий ИРЧП, чем городские и более образованные домохозяйства.
Различия объясняются не только тем, что
образование – одна из составляющих ИРЧП:
индексы ожидаемой продолжительности
жизни и дохода также выявляют динамику не
в пользу домохозяйств без образования.
• В Буркина-Фасо, Сенегале и Эфиопии – странах с низким средним ИРЧП – этот индекс
на 33–40% ниже в сельских, чем в городских
районах.
• Определенное удивление вызывает тот факт,
что не выявляется четкой закономерности
в распределении доходов между домохозяйствами, возглавляемыми мужчинами и женщинами. В некоторых странах результаты
выше у домохозяйств, возглавляемых женщинами (Эфиопия), а в других перевес на стороне домохозяйств, возглавляемых мужчинами (Египет).

В этом исследовании также сопоставлены
ИРЧП для различных групп населения на
международном уровне. Более чем в половине
рассматриваемых стран разница между более
высокообразованными домохозяйствами и домохозяйствами, не получившими образования, превысила 50% – а в Буркина-Фасо достигла почти
90%; этот разрыв соответствует сорока позициям
в международном рейтинге ИРЧП65. Указанная
разница меньше в бывших коммунистических
странах, таких как Армения и Кыргызстан,
и больше в странах Латинской Америки
и  Карибского бассейна – Боливии, Никарагуа
и Перу – и в странах Африки к югу от Сахары.
Группы, идентифицируемые по местности,
этническому, гендерному и другим признакам,
нередко сталкиваются с системными ущемлениями, которые указывают на неодинаковые возможности групп людей, которые должны иметь
равные шансы66. Эти виды неравенства обозначаются как горизонтальные.
Существует масса примеров ущемления
групп67. ИРЧП цыган в Румынии намного ниже
общенационального среднего уровня и аналогичен ИРЧП Ботсваны – и это несмотря на то, что
Румыния находится почти на 50 пунктов выше
Ботсваны по ИРЧП. Доход цыган составил 1/3 от
средней величины по стране, а показатели младенческой смертности у них были в 3 раза выше68.
В Пакистане свыше 50% молодежи, говорящей
на языке белуджи или сараики, имеют образование менее четырех классов, для сравнения, среди
молодежи, говорящей на урду, такое образование
имеют примерно 10%69. Коренные народы также
отстают по большинству показателей развития
человека, даже в богатых странах (вставка 4.2).
В развитых странах групповые депривации затрагивают некоторые группы мигрантов,
а также отдельные группы меньшинств и коренных народов. В Европейском союзе мигранты
составляют около 1/8 населения трудоспособного
возраста и порой заняты на низкооплачиваемых
работах, на которых не используется их квалификация70. Обладание «не той» этничностью
может также подорвать перспективы получения
работы. По данным одного из научных исследований, возможность пройти собеседование
с руководством фирмы получили 68% соискателей рабочих мест с традиционной британской
фамилией, но лишь 39% соискателей, фамилии
которых ассоциировались с этническими меньшинствами71. Некоторым меньшинствам приходится хуже других: афроамериканцы в США
живут на 13 лет меньше, чем американцы азиатского происхождения, а у коренных американцев в Южной Дакоте продолжительность жизни
глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

75

вставка

4.2

Коренные народы и неравенство в развитии
человека

По оценкам, более чем в 70 странах проживают 300 млн представителей коренных народов, принадлежащих более
чем к 5 тыс. групп. Около 2/3 из этого числа живут в Китае1. Коренные народы часто испытывают структурную обездоленность и достигают худших результатов в области развития человека в ключевых аспектах. Например, согласно
недавнему анализу, проведенному мексиканским правительством, в то время как общенациональный показатель
крайней многомерной нищеты составляет 10,5%, у коренных мексиканцев он превышает 39%.
При расчете Индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП) для аборигенных и неаборигенных народов Австралии, Канады, Новой Зеландии и США был выявлен устойчивый разрыв в 6–18%. У коренных народов в этих странах ниже ожидаемая продолжительность жизни, слабее достижения в области образования и ниже доходы. В Индии
92% представителей зарегистрированных племен живут в сельской местности, причем 47% из них – в бедности.
В штате Чхаттисгарх, где проживает значительная доля зарегистрированных племен, средний уровень грамотности
составляет 64%, но среди племенных народов – лишь 22%.
По некоторым данным, пропасть в образовании между коренными и некоренными народами сохраняется. Существующие в Индии, Китае и Лаосе (НДР) географические и климатические условия, а также дискриминация по
этническому признаку затрудняют создание базовой инфраструктуры в отдаленных районах, где проживают многие
коренные народы и этнические меньшинства.
Проведенное в странах Латинской Америки и Карибского бассейна исследование проблем доступа к земельным
угодьям и данного аспекта дискриминации показывает, что если сфокусировать усилия на комплексном экономическом росте, то это может принести пользу коренным народам, но вряд ли окажется достаточным, чтобы преодолеть
разрыв. Необходимы более целенаправленные стратегии, предлагаемые самими коренными народами и учитывающие их взгляды и приоритеты.
1 Согласно официальной китайской политике, в стране не существует коренных народов; используется
термин «этнические меньшинства».

Источник: Alkire and Santos 2010; Cooke and others 2007; Burd-Sharps, Lewis, and Martins 2008; Hall and Patrinos
2010; UNDP 2003; Kumar 2010.

сегодня ниже, чем у среднего гражданина США
более 50 лет назад72.
Обратимся теперь к одному из важнейших
проявлений горизонтального неравенства, по
которому универсальное разграничение между
группами позволяет проводить межнациональные сравнения – обездоленности, с которой сталкиваются женщины и девочки.

Гендерные диспропорции
Гендерные различия в сфере развития человека
традиционно проявляются очень ярко. Слишком
часто женщины и девочки подвергаются дискриминации в здравоохранении, образовании
и труде, что приводит к разнообразным отрицательным последствиям для их прав и свобод.
Несмотря на важные успехи, достигнутые с течением времени, – особенно в сфере образования,
о чем рассказывалось выше, – положение женщин
все еще далеко не благополучно по ряду аспектов.
Здесь мы рассмотрим некоторые общие структурные и иные измерения обездоленности, которые
более подробно проанализированы в главе 5.
Наиболее вопиющая дискриминация проявляется в низкой относительной доле женщин
в составе населения, что является важнейшим
аспектом новейших демографических тенденций
76

доклад о развитии человека 2010

в ряде стран73. Мы актуализировали более ранние
выводы Сена о числе «потерянных женщин»,
которые он сделал, сравнивая динамику соотношения полов во всем мире74. Применяя те же
упрощающие допущения, мы выявили в 2010 г.
свыше 134 млн «потерянных женщин» – почти
на 1/3 больше, чем согласно предыдущим оценкам75. Во вставке 4.3 приводится обзор причин этого ухудшения – большинство их связано
с Китаем.
Налицо также случаи регресса в сфере расширения прав и возможностей женщин. На Кавказе
и в Центральной Азии некоторые лидеры местных правительств призывают население вернуться к более «традиционному» обществу. Во
многих докладах говорится о подъеме традиционализма, что чревато для женщин лишением
ранее завоеванных прав (вставка 4.4).
Многие женщины продолжают сталкиваться
с сокращением прав и возможностей в домохозяйстве, что следует из поступающих данных,
касающихся насилия в отношении женщин76.
Согласно данным новейших исследований по 13
развивающимся странам, в среднем 20% женщин
стали жертвами домашнего насилия в прошлом
году, а исследования по развитым странам также
фиксируют насилие в значительных масштабах77.
В большинстве стран законы или равнозначные,
не основанные на законодательстве практики
защищают женщину от изнасилования, домашнего насилия и превращения в объект торговли,
но не предоставляют защиты от сексуальных
домогательств и изнасилования в браке78.
Женщин нередко ограничиваются в правах
и другими путями. Во многих странах у женщин гораздо меньше возможностей и шансов
владеть собственностью и другими активами,
чем у мужчин, что негативно сказывается на их
абсолютном и относительном статусе и создает
вероятность стать жертвой семейного насилия79.
Исследования пяти стран Латинской Америки и
Карибского бассейна выявили, что лишь 11–27%
землевладельцев – женщины80. В Уганде женщины
производят бόльшую часть сельскохозяйственной
продукции, но владеют лишь пятью процентами
земельных угодий, причем их право собственности защищается весьма слабо. При оформлении
прав собственности женщинам порой не дают
возможности претендовать на имущество, которым они традиционно пользовались81.
Намибия, Руанда и Танзания относятся
к числу стран, где были проведены земельные
реформы, предусматривающие равенство полов
во владении общественной землей82. А в некоторых странах были приняты законы о совместном владении и получении согласия супруга/

вставка

4.4

вставка

супруги по вопросам собственности. В соответствии с программой «Лакшми-Мукти» женщинам в  индийском штате Махараштра передавалась собственность или же вводилось совместное
владение. Деревни, в которых как минимум 100
семей перешли на эту систему, стали называться
деревнями «Лакшми-Мукти». Но даже когда
правовые реформы позволяют женщинам владеть
активами, религиозные верования и обычное
право могут свести эти успехи на нет. Для того,
чтобы женщины могли добиться отмены религиозных законов и норм обычного права, которые
блокируют им доступ к активам, может потребоваться мобилизация на уровне общин83.
Доступ к полной и достойной занятости
остается камнем преткновения для многих женщин, которым приходится работать на социально незащищенных, низкооплачиваемых работах, неся при этом несоразмерно тяжелое бремя
неоплачиваемого домашнего труда (см. вставку
5.2 в главе 5). В странах Африки к югу от Сахары
женщины недостаточно представлены за пределами аграрного сектора: вне его работают лишь
36% женщин. Среди женщин трудоспособного
возраста в этом регионе 55% имеют работу, но
82% трудятся в сфере уязвимой занятости 84.
Трудовое законодательство ряда стран способствует социальной исключенности женщин:
в  Египте, Пакистане и на Ямайке женщины не
могут работать по ночам или в определенных
отраслях85.
Гендерный разрыв в заработной плате медленно сокращается, но все равно остается значительным. Сравнительных данных не имеется
по многим странам, но в 33 странах, в основном

4.3

Численность «потерянных женщин»
увеличивается

Термин «потерянные женщины» относится к моделям смертности и соотношению полов при рождении (соотношению числа рождений младенцев мужского пола к числу рождений младенцев женского пола), которые ставят женщин в неблагоприятное положение. По оценкам ООН, соотношение полов при рождении увеличилось в глобальном
масштабе со стабильного показателя 1,05 в начале 1970-х гг. до недавнего пика 1,07.
Одной из причин этого глобального тренда явилось предпочтение мальчиков в Китае, где соотношение полов
возросло с 1,07 в начале 1970-х гг. до 1,2 в настоящее время, несмотря на то, что в стране с 1989 г. действует официальный запрет на определение пола будущего ребенка, а с 1994 г. – на избирательные аборты по половому признаку.
В Индии соотношение полов возросло с 1,06 в начале 1980-х гг. до 1,08 сегодня, причем эти показатели доходят до
1,26 в Дели, Гуджарате, Харьяне и Пенджабе. А соотношение полов при рождении в Армении возросло с 1,07 в конце
1990-х гг. до 1,17 сегодня.
В отличие от этого, соотношение полов при рождении в Африке снизилось с 1,04 в начале 1970-х гг. до 1,03 сегодня. Из числа других стран со стабильным соотношением полов в период с 1970 г. можно назвать Монголию.
Поскольку запрет на избирательные аборты по половому признаку не сработал, Китай и Индия применяют другие
подходы в борьбе с этой дискриминацией. Например, проводимая в Китае кампания «Забота о девочках» направлена
на создание положительного образа девочек среди населения, поощряет денежными стимулами матрилинейные
браки и предусматривает пенсионные платежи сельским семьям, имеющим дочерей, по достижении родителями
60-летнего возраста.
Источник: UNDESA 2009c; Ganatra 2008; Sen 2003; The Economist 2010, Narayana 2008.

развитых, зарплата женщин в 1998–2002 гг.
в среднем составляла 69% от зарплаты мужчин,
повысившись до 74% в 2003–2006 гг.86. В Южной
Корее в 2006 г. разрыв составил почти 50%87.
Самой близкой к паритету страной в данной
выборке является Колумбия, где в 2004 г. разрыв
в заработной плате составил всего 2%.
Примерно в 61 стране существует установленный законом возраст ухода на пенсию,
который вынуждает женщин оставлять работу
раньше мужчин – обычно на 5 лет, несмотря на
бóльшую ожидаемую продолжительность жизни
у женщин. Среди этих стран есть государства

Меняющиеся гендерные отношения
в бывшем Советском Союзе

До установления советской власти значительная часть Кавказа и Центральной Азии была населена традиционными аграрными общинами, в
которых женщинам отводилась ограниченная роль за пределами домохозяйства. В таких преимущественно мусульманских странах, как Азербайджан, Таджикистан и Узбекистан, практиковалась патрилокальность, при которой жена входит после брака в обширную семью своего мужа.
Подобная система предусматривала мало стимулов для заботы о дочерях, поскольку плоды труда замужней женщины доставались семье мужа,
а не ее родителям.
При советской власти, проводившей официальную политику атеизма, правительство противодействовало многим традиционным обычаям,
ставившим женщин в подчиненное положение по отношению к мужчине: оно пропагандировало нуклеарную семью и запрещало договорные
браки и полигамию, выступало против ношения паранджи и требовало, чтобы девочки посещали школу. Это, напротив, создало стимулы для
родителей заботиться о девочках и – при усилении системы охраны детства, большей доступности медицинской помощи и наличии пенсий – открыло возможности для женщин заниматься трудовой деятельностью помимо ведения домашнего хозяйства.
Крах советской власти побудил некоторых лидеров местных правительств в регионе призвать население вернуться к более «традиционному»
обществу. Некоторые из многих сообщений, касающихся подъема традиционализма, упоминают Казахстан, Кыргызстан и Узбекистан, где звучали призывы восстановить полигамию и изменить закон таким образом, чтобы затруднить женщинам инициирование развода. Возросло также
количество договорных браков, а в некоторых странах вновь начали практиковаться уплата выкупа за невесту и похищение невест. Растущую
озабоченность вызывает возможное, пока мало изученное, понижение статуса женщины в домохозяйстве.
Источник: Brainerd 2010.

глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

77

с очень высоким ИРЧП - Австрия, Италия,
Великобритания, а также Алжир, Панама,
Российская Федерация и Шри-Ланка. Такая дискриминационная политика может являться фактором, препятствующим найму женщин, их продвижению по службе и инвестированию в них88.
*     *     *
Экономическая
и социальная интеграция
увеличила шансы
глобальных потрясений, но
некоторые риски остаются
локальными

Прогресс в деле сокращения неравенства
в  странах мира ограничен и сопровождается

Уязвимость и устойчивость
Уязвимость по-разному понимается разными
людьми, и смысл этого понятия меняется в зависимости от контекста. Vulnerare, латинский
корень английского слова vulnerability (уязвимость) означает «ранить, нанести ущерб»,
и, таким образом, сохраняется глубокая смысловая ассоциация между уязвимостью и нанесением
ущерба, каковым и является снижение благосостояния. В контексте развития человека уязвимость ассоциируется с возможностью снижения
уровня этого развития. Страны и народы уязвимы, когда их человеческому развитию угрожают
различные риски (общие потрясения или отдельные неблагоприятные происшествия)89.
Потрясения возникают по-разному – в виде
экономических кризисов, антропогенных или
природных катастроф, болезней и несчастных
случаев. Засухи, наводнения или землетрясения случались с незапамятных времен (эпос
«Гильгамеш», одно из первых произведений
литературы, описывает катастрофическое наводнение и страдания, постигшие в связи с ним
древнюю Месопотамию), а финансовые кризисы
происходят из века в век.
Экономическая и социальная интеграция
увеличила шансы глобальных потрясений, но
некоторые риски остаются локальными. Самые
распространенные и частые риски имеют место
на индивидуальном и семейном уровнях. Для
понимания рисков уязвимости используется
базовая типология: риски могут затрагивать
отдельных лиц, как, например, гибель человека,
потеря работы кормильцем семьи или внезапная
инвалидность; они также могут касаться местных сообществ, как это бывает с природными
катастрофами, и стран, как это случается с финансовыми кризисами и макроэкономическими
потрясениями90.

78

доклад о развитии человека 2010

некоторыми серьезными потерями. Неравенство
по доходам возрастает в большинстве стран, за
исключением Латинской Америки и Карибского
бассейна, и хотя данные о тенденциях по другим измерениям развития человека более отрывочны, можно утверждать, что и там сохраняется
значительный разрыв. Бедняки подвергаются
депривации сразу по многим измерениям, а проблема гендерного неравенства стоит очень остро.
Дальнейшее сохранение этих видов неравенства
тормозит прогресс в развитии человека.

Уязвимость тесно связана с устойчивостью.
Устойчивость подразумевает, что улучшения
в развитии человека могут иметь долгосрочный
характер. В 1987 г. Комиссия Брундтланд определила устойчивое развитие как «прогресс, который удовлетворяет нужды настоящего времени,
не подрывая способность будущих поколений
к удовлетворению собственных потребностей»91.
Когда потребности будущего подрываются тем,
как мы удовлетворяем наши нужды в настоящем,
будущие поколения подвергаются риску катастрофических потерь в развитии человека.
Мы не сможем всесторонне осветить здесь
уязвимость и устойчивость – это потребует
гораздо более целенаправленных усилий, которые
мы предлагаем приложить в связи с выпуском
ДРЧ следующего года. В настоящем разделе наше
внимание будет ограничено двумя аспектами первостепенного значения – экономической незащищенностью и изменением климата – и их динамикой за последнее время.

Негарантированность занятости
и потрясения
Для большинства людей работа служит источником средств к существованию их самих и их семей;
для многих потеря работы является важнейшим
событием (вторым после смерти), которое может
поставить под вопрос их развитие человека.
Статус занятости также влияет на субъективное
ощущение благосостояния людей. Поэтому при
любом анализе уязвимости нужно внимательно
рассматривать негарантированность занятости
и источники экономической нестабильности, что
особенно важно сейчас, в условиях, когда мировая экономика прилагает титанические усилия,

рисунок

Регресс в снижении безработицы
в период с 2008 года

Тенденции в области безработицы за последние 10 лет
Безработица (%)
15
Северная Африка
13

Центральная и Юго-Восточная Европа
(не члены ЕС) и Центральная Азия
Ближний Восток
Развитые страны

11
9

Африка к югу от Сахары
Латинская Америка
и страны Карибского бассейна

7
5

Южная Азия
Восточная Азия
и Тихоокеанский регион
09
20

08
20

07
20

06
20

05
20

04
20

20

00

3
99

Глобальный финансовый кризис
Оценки Международной организации труда
демонстрируют стабильность и улучшение положения в большинстве стран с конца 1990-х до
конца 2000-х гг.92. Резкий рост безработицы
обычно является результатом макроэкономического потрясения – финансового или валютнокурсового кризисов. Это определенно имело
место в ходе глобального финансового кризиса,
который привел к резкому повышению числа
увольнений и значительному всплеску безработицы, особенно в развитых странах, Европе
и Центральной Азии (рис. 4.5).
Глобальный финансовый кризис был ускорен
лопнувшим ценовым пузырем в сфере недвижимости и крахами в банковской системе США,
и этот процесс быстро распространился на
бóльшую часть мира. Это был самый тяжелый
финансовый кризис со времен Великой депрессии – по крайней мере, в развитых странах93.
И конечно, он будет не последним94.
Безработица и бедность стремительно возросли: 34 млн чел. потеряли работу, и еще 64 млн
очутились ниже порога бедности в 1,25 долл.
США в день95. И это вдобавок к 160–200 млн
человек, которые были ввергнуты в пучину бедности в результате повышения цен на сырьевые
товары в предшествующие годы96. В 2010 г. безработица в среднем составляла 9% в развитых
странах, достигнув 10% в Соединенных Штатах
Америки и 20% в Испании.
Оздоровление экономики началось в 2009 г.,
но нет никакой уверенности, что оно продолжится: риск второй волны рецессии остается,
и  полное восстановление экономики может
занять годы. Творческие контрмеры и масштабные налогово-бюджетные стимулы во многих
странах в сочетании с быстрыми согласованными действиями на глобальном уровне помогли
избежать еще более серьезного кризиса97. В тех
развивающихся странах, где умело управляли
наиболее доходными сферами и отраслями, воздействие кризиса было мягче. Ряд правительств
сохранили или увеличили размеры расходов на
социальные нужды в отличие от периода конца
1990-х  гг., после восточноазиатского и российского кризисов98.
Последствия кризисов могут сохраняться
даже после того, как возобновится рост, поскольку
рынок труда обычно отстает от объема производства в период оздоровления. Международная

4.5

19

чтобы выйти из ситуации, возникшей в связи
с  самой глубокой за многие десятилетия рецессией и потерей миллионов рабочих мест.

Примечание. Регионы соответствуют классификации Международной организации труда.
Источник: ILO 2010b.

организация труда прогнозирует, что 43 млн чел.,
потерявших свои рабочие места во время глобального финансового кризиса 2009 г., рискуют
надолго остаться без работы. А некоторые люди
теряют присутствие духа и уходят с рынка труда
насовсем. Здесь можно провести параллели с восточноазиатским кризисом конца 1990-х гг., при
котором доля экономически активных людей
в общей численности трудоспособного населения
так и не восстановилась99.
Но появились новые риски: возникла озабоченность по поводу финансовой неустойчивости ряда развитых стран (таких как Греция),
страх перед распространением которой сохраняется. На страны, экономика которых росла
в 2000-е гг. быстрее других, в основном пришелся самый сокрушительный удар; Австралия
и Китай – всего лишь два исключения. В странах
Латинской Америки и Карибского бассейна рост
ВВП снизился, существенное снижение ВВП
имело место в  Мексике, Перу и Чили. В странах Африки к югу от Сахары рост продолжался,
хотя его темпы серьезно упали, составив около
2% в 2009 г. по сравнению с показателем, превышавшим 5%, в 2008 г. В развитых странах годовой
рост снизился примерно на 6 процентных пунктов, составив в 2009 г. 3,4%. По всей видимости, больше всех пострадали некоторые страны
Европы и Центральной Азии: темпы роста стран
бывшего Советского Союза, достигавшие более
чем 5% в 2008 г., сократились почти на 7 процентных пунктов в 2009 г., при этом заметно возросла
бедность100.

глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

79

В то время как развитые страны пострадали
от кризиса сильнее всего, возможности преодолеть его последствия для ряда развивающихся
стран еще более ограничены. Примерно 40%
стран, столкнувшихся с замедлением роста,
в 2009 г. уже имели высокие показатели бедности
наряду с ограниченными бюджетными и институциональными возможностями преодоления экономической нестабильности101.

вставка

Ответные меры правительств
Колебания в сфере занятости и дохода присущи
экономике всех стран, но степень в которой страхование и другие механизмы способствуют сглаживанию таких колебаний, весьма неодинакова.
Американская система страхования по безработице сильно отличается от европейской. Общее
между ними, однако, состоит в том, что по мере
того, как страны становятся богаче, степень социальной защищенности возрастает, причем все
большую роль начинают играть государственное
страхование и другие политические меры. По
мнению Дани Родрика, следствием увеличения
риска, связанного с глобализацией, является возрастание роли государства102. Мы могли видеть
это во время последнего кризиса: почти в половине стран, входящих в «Группу двадцати»,
в 2009–2010 гг. были продлены сроки выплаты
пособий по безработице, и более чем в 1/3 из них
увеличено страховое покрытие103.
Обзор международного опыта свидетельствует о том, что невозможно определить комплекс правил и институтов, который способен

4.5

снизить безработицу 104. Этот безрадостный
вывод контрастирует с вполне определенными
предположениями (такими, например, как индикаторы, используемые в докладе Всемирного
банка Doing Business) о том, какие институты
на рынке рабочей силы и какая степень гибкости рынка труда будут носить оптимальный
характер104.
В то же время все больше правительств обращают свое внимание на решение вопросов, связанных с нестабильной занятостью и безработицей
среди молодежи, – например, в арабских государствах, где такие проблемы возникли еще до последнего глобального кризиса. Эти вызовы можно объяснить не только быстрым ростом рабочей силы
и экономическим развитием, не учитывающим
интересы беднейших слоев населения, но и ограничениями в создании новых рабочих мест, обусловленными мерами по обеспечению занятости,
особенно в государственном секторе106.
Разработка стратегии реагирования на кризис  – свободной от просчетов и реалистичной
как с финансовой, так и с институциональной
точки зрения – представляет собой серьезнейшую задачу в развитых странах. В странах же
с обширным неформальным сектором и нередко
слабыми институтами представляется целесообразным сочетание государственного страхования и самострахования (вставка 4.5)107.
Как кризисы воздействуют на развитие человека
Значительный рост бедности – обычное явление
при финансовых кризисах. Восточноазиатский

Направления деятельности по поддержанию занятости

Сегодня примерно в 150 странах в той или иной форме введена в действие программа компенсации по безработице. Во многих развитых странах – особенно в Западной Европе – приняты
масштабные меры по борьбе с риском безработицы: разработан широкий спектр программ
социального обеспечения, в частности страхования по безработице. Расходы на социальную защиту в большинстве западноевропейских стран ныне достигают 25–30% ВВП. Несмотря на то,
что механизмы и страховое покрытие таких программ в США остаются намного менее щедрыми,
наблюдается тенденция к предоставлению бόльших гарантий на случай потери рабочего места.
Дискреционные социальные ассигнования – в том числе на пособия по безработице – составляют почти 40% дополнительных расходов на бюджетное стимулирование, хотя в США пособие
получают менее половины безработных.
Но в развивающихся странах лишь меньшая часть безработных получает пособие. По одной
оценке, всего лишь каждый пятый безработный в странах Латинской Америки и Карибского бассейна получает компенсацию по безработице в какой-либо форме. Эта доля уменьшается до 1
на 33–50 безработных в арабских государствах и странах Африки к югу от Сахары. В Аргентине,
Бразилии, Китае, Турции и ЮАР введено страховое покрытие по безработице в пределах 7–12%,
а в Российской Федерации страховое покрытие составляет около 25%. Там, где имеется страховое
покрытие, величина пособий низка. Среднее пособие – определяемое как возмещение потери

заработной платы – остается на уровне около 10%. В развивающихся странах самострахование
и другие неформальные механизмы решения данной проблемы продолжают оставаться для
людей главным выходом из ситуации потери работы.
В ряде стран, прежде всего в Чили, существуют обязательные индивидуальные накопительные счета, на которые работодатели, а иногда и работники должны отчислять 3–9% заработка.
Хотя подобные схемы могут быть обоснованы мотивами как макроэкономическими (увеличение нормы сбережений), так и связанными со стимулированием, они сложны в разработке
и реализации, а также сомнительны с точки зрения социальной справедливости. Некоторые
работники, особенно молодые и низкооплачиваемые лица в неформальном секторе, не могут
накопить достаточно сбережений, чтобы пользоваться ими в период безработицы.
В последнее время более широко распространились схемы страхования, субсидируемые государством. К примеру, в Южной Корее и Турции существует обязательное страхование по безработице. Работники должны вносить определенный взнос и соответствовать квалификационным
критериям, при этом пособие выплачивается в течение 7–10 месяцев. В Китае на пособие по
безработице имеет право небольшая часть городской рабочей силы, при этом пособия устанавливаются местными властями на уровне ниже минимальной заработной платы в той или иной
местности.

Источник: Commander 2010; Blanchard 2008; Salehi-Isfahani 2010; Freeman 1998, Rodrik 1998. ILO 2010a; Vroman and Brusentsev 2009; Robalino, Vodopivec, and Bodor 2009.

80

доклад о развитии человека 2010

финансовый кризис конца 1990-х гг. вверг
в пучину бедности 19 млн индонезийцев и 1,1 млн
таиландцев. В ходе аргентинского финансового
кризиса 2001 г. доля живущих за чертой бедности
в стране выросла на 15 процентных пунктов, а во
время кризиса 1998 г. в Эквадоре уровень бедности поднялся на 13 процентных пунктов108.
Воздействие на доходы зависит от наличия
адекватных программ пособий по безработице.
Озабоченность вопросами обеспечения занятости и потери рабочих мест побудила бόльшую
часть правительств к принятию мер против безработицы, хотя страховое покрытие и пособие
часто являются частичными и неадекватными
(см.  вставку 4.5). При отсутствии социальной
защиты людям, теряющим работу, приходится
переходить в неформальную экономику, в которой ниже зарплата и выше степень уязвимости109.
Разумеется, воздействие кризисов на развитие человека не ограничивается доходом и может
продолжаться долгое время. Например, бедные семьи могут решить забрать своих детей из
школы, что оказывает долговременные пагубные
последствия для будущих возможностей этих
детей110. В условиях кризисов также повышаются
детская смертность и недоедание, вследствие
чего организм детей не может нормально развиваться111. Согласно оценкам, в Африке по причине последнего финансового кризиса погибнут
не менее 30–50 тыс. детей112. Разрушительные
последствия могут включать в себя увеличение
числа беспризорных детей 113, случаев самоубийств и преступлений, побоев, издевательств
и домашнего насилия, а также рост этнической
напряженности114. По последним данным, рост
безработицы продлится дольше, чем снижение
объема производства115.
Что касается воздействия кризисов на детскую смертность, то они часто более отрицательно сказываются на девочках, чем на мальчиках. Данные по 1,7 млн рождений в 59
развивающихся странах за 1975–2004 гг. показывают, что снижению ВВП на 1% соответствовал
рост средней младенческой смертности в размере
7,4 случаев смерти на 1 тыс. живорождений для
девочек и 1,5 для мальчиков116.
Ряд развивающихся стран сегодня принимают меры по защите бюджетов социального сектора117. ЮАР выделила 56% своего
фонда стимулирования на финансирование
системы социального обеспечения. Напротив,
в Демократической Республике Конго и Мьянме
реальная заработная плата учителей снизилась на
40%, а в Йемене, Мадагаскаре и Судане она сократилась на 20–30%. Во многих странах Африки
к югу от Сахары усугубилась проблема задержек

с выплатой зарплаты учителям и медицинским
работникам118. Порой сокращение бюджета считается необходимым шагом в ответ на падение
доходов, но у многих развивающихся стран имеется намного более широкий простор для проведения антициклической бюджетной политики119.
Кризисы нередко способствуют неравенству.
В то время как миллионы людей увольняют, другие, например, инвесторы, могут быть защищены
страхованием вкладов или получить финансовую
помощь. Выигрывают – относительно, а иногда и абсолютно – как правило, те, у кого больше
активов, более точная информация и финансовая
ловкость, и те, кто имеет влияние120.

Основная угроза прогрессу
в области развития
человека проистекает из
неустойчивости моделей
производства
и потребления

Долгосрочная перспектива
Несмотря на суровые последствия нынешнего
кризиса, важно не дать ему продолжиться в долгосрочной перспективе. Он был самым серьезным со времен Великой депрессии только для
развитых стран. Большинство развивающихся
стран пережили намного худший спад экономики
в начале 1980 г., а в некоторых – как, например,
в Китае и Индии – она продолжала неуклонно
расти. В самом деле, по прогнозам, мировой
выпуск продукции в конце 2010 г. будет на 1%
выше, чем в докризисный период. Наши оценки
также указывают на то, что ожидаемая продолжительность жизни и охват населения образованием продолжают расти, и в результате мировой
ИРЧП в 2010 г. достигает 0,68 – на 2% больше,
чем в 2007 г. В развитых странах, однако, ИРЧП
вырос лишь незначительно, поскольку значительное падение дохода свело на нет достижения
в области здоровья и образования.
В то же время кризис еще более рельефно
высветил проблему рыночного регулирования
и поставил важные вопросы об устойчивости
модели и подходов, лежавших в основе экономического бума 2000-х гг. Ранее в этом году в США
была одобрена крупная реформа системы финансового регулирования, направленная на увеличение
числа подлежащих контролю финансовых фирм,
регулирование многих срочных контрактов, послуживших побудительной причиной кризиса, и создание регулирующего органа для защиты потребителей финансовых услуг. Мы вернемся к более
широким последствиям кризиса в главе 6.

Угроза изменения климата
Основная угроза сохранению хотя бы на нынешнем уровне прогресса в развитии человека проистекает из все более очевидной неустойчивости
глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

81

рисунок

моделей производства и потребления. Нынешние
модели производства сильно зависят от ископаемого топлива. Теперь мы знаем, что ситуация в  этой сфере нестабильна, так как имеющиеся природные ресурсы небезграничны, а то
и опасны. Тесная связь между экономическим
ростом и выбросом парниковых газов должна
быть разорвана для того, чтобы развитие человека
стало поистине устойчивым. В некоторых развитых странах начали осуществляться мероприятия
по смягчению наиболее вредных эффектов путем
расширения вторичной переработки и инвестирования в общественный транспорт и инфраструктуру. Но в большинстве развивающихся
стран эти усилия тормозятся высокой стоимостью и недостаточностью чистых энергетических
источников. Развитым странам нужно проложить
новые пути, ведущие к отделению производства
от выбросов парниковых газов, и поддержать
переход развивающихся стран на стадию устойчивого развития человека121.
В первых ДРЧ рассматривался вопрос об
угрозах окружающей среде, а в самых последних
выпусках ДРЧ говорилось об изменении климата
и нехватке воды. Те же вопросы рассматривались
в  национальных и региональных ДРЧ, некоторые – под национальным углом зрения (изменения климата в Китае и Хорватии), а некоторые
обращали преимущественное внимание на темы
местного значения (энергетика в Российской
Федерации и водные ресурсы в Таджикистане).
Но более широкая постановка вопроса об устойчивости – связанная с использованием и распределением финансовых и природных ресурсов
между индивидами и поколениями – заслуживает

4.6

Мир становится менее устойчивым

Тенденции в области ключевых показателей устойчивости, 1970–2010
Скорректированные чистые накопления (% ВНД)

Общий объем количество выбросов CO2, млн кт
30

20

25
16
20
15

12

10
8
5

Скорректированные чистые накопления

10
20

05
20

00
20

95
19

90
19

85
19

80
19

75

0

19

19

70

4
Общее количество CO2

Примечание. Показатель скорректированных чистых сбережений не включает ущерб от выбросов твердых частиц.
Источник: World Bank 2010g.

82

доклад о развитии человека 2010

гораздо большего внимания перед лицом существующих угроз.
Концептуальные вопросы о том, что означает
устойчивость для развития человека и как оценить и измерить ее, еще недостаточно осознаны.
Как можно преодолеть наблюдающееся расхождение между ростом ИРЧП и экологическими
показателями? Что нужно сделать для «зеленой
экономики» и «зеленого роста», и каким образом они могут они поддержать и ускорить развитие человека? В чем мы видим равновесие между
первым и вторым из указанных элементов? Как
можно адекватно учесть воздействие развития
и распределения при разработке аспектов стратегии зеленой экономики? Эти фундаментальные
вопросы требуют тщательно обдуманных ответов.
Сложность при рассмотрении вопроса об
устойчивости на глобальном и национальном
уровне отчасти связана с проблемой ее измерения но в этом вопросе не достигнуто консенсуса.
Некоторые выступают за всеобъемлющее измерение устойчивости, что предполагает учет того, не
истощает ли экономика природную среду и материальные ресурсы, а другие полагают, что экологическая устойчивость должна быть отделена от
других видов устойчивости. На более философском уровне люди не могут прийти к согласию
о  том, способно ли накопление материальных
благ компенсировать деградацию окружающей
среды.
Существующие индикаторы касаются различных аспектов. Показатель скорректированных
чистых накоплений Всемирного банка основан на
комплексном измерителе капитала, который агрегирует все виды активов, и таким образом предполагает, что мы можем заменить некоторые из
них другими. Экологические и углеродные следы,
которые изучает организация Global Footprint
Network, и индекс экологической устойчивости,
которым занимаются в Йельском университете,
сосредоточены только на окружающей среде.
Эти альтернативные показатели, тем не
менее, показывают, что с течением времени мир
стал менее устойчивым. Чистое накопление
с  поправкой на всемирные данные снизилось
более чем наполовину, с 11% валового национального дохода (ВНД) в 1970 г. до уровня ниже 5%
в 2008 г.; общий объем выбросов углекислого газа
более чем удвоился за тот же период (рис. 4.6).
В основе этих глобальных трендов лежит колоссальная региональная вариативность, хотя картина меняется в  зависимости от используемого
индикатора122.
Данная ситуация порождает огромные проблемы. Настоятельно необходимо, чтобы страны

с низким ИРЧП достигли высокого роста доходов – но, как мы видели в других сферах, распространение новых идей и технических нововведений будет иметь ключевое значение для того,
чтобы страны могли добиться «зеленого роста».
Последствия экологически неустойчивого
производства уже видны невооруженным глазом.
Возросшая уязвимость перед лицом таких потрясений, как засухи, наводнения и экологический
стресс, является серьезнейшим препятствием для
реализации чаяний людей. Обескураживающие
результаты последних международных переговоров наводят на мысль, что необходима бόльшая
приверженность делу защиты природы со стороны всех стран, чтобы мы могли противостоять,
пожалуй, самой серьезной угрозе, которая когдалибо стояла перед миром. Как подчеркивалось
в ДРЧ 2007/2008 г., мир нуждается в том, чтобы
государства заключили обязывающее международное соглашение по сокращению выбросов
парниковых газов на длительный срок, одновременно признавая значимость таких императивов,
как неуклонное снижение масштабов бедности
и учет обстоятельств и способностей. Даже если
мы сократим выбросы, мы должны также адаптироваться к более высоким температурам, которые
уже установились в мире и которые могут быть
сокращены только в среднесрочной перспективе.
Подводя итог, отметим, что через два десятилетия после выхода первого ДРЧ налицо не
слишком много признаков прогресса в придании
миру более устойчивого характера или в эффективной защите уязвимых людей от потрясений.
Последствия крупнейшего за десятилетия финансового кризиса, возможно, все еще ощущаются,
и сохраняющаяся опора на ископаемые виды
топлива угрожает нанести непоправимый ущерб
окружающей среде и развитию человеческого
потенциала будущих поколений. Эти обстоятельства ставят серьезные вопросы о долгосрочной
практической пригодности текущего производства и потребления в мире.
*     *     *
В настоящей главе мы рассмотрели тенденции в сфере расширения прав и возможностей,

неравенства, уязвимости и устойчивости с тем,
чтобы это помогло сделать нашу оценку развития
человека за последние 40 лет более комплексной.
Картина неоднозначна:
• Демократические процессы распространились почти по всему миру, как на национальном, так и на субнациональном уровне,
и  достигнуты явные положительные сдвиги
в расширении прав и возможностей ряда обездоленных групп.
• Существует корреляция между повышением
уровня ИРЧП и повышением равенства – но
неравенство внутри стран сохраняется, а неравенство по доходам растет.
• Призрак глобальной макроэкономической
нестабильности продолжает нависать над
миром, и налицо растущее понимание и признание неустойчивости нынешних мировых
моделей производства и потребления – проблема, которая еще не решается.
Все эти результаты подчеркивают основную
идею настоящей главы: не всегда все хорошее приходит одновременно. Научная мысль в области
развитии человека включает в себя постановку
широких задач, которые выходят за рамки достижений в финансовой сфере. Включение в проблематику развития человека таких вопросов, как
расширение прав и возможностей, неравенство,
уязвимость и устойчивость, подразумевает переформулирование ключевых вопросов о векторе
политики и стратегий развития. Это подчеркивает необходимость оценки моделей материального прогресса, которые продемонстрировали
определенные успехи, но чреваты ограничительной и неустойчивой политической и производственной практикой. Мы обсудим эти последствия в главе 6.
Прогресс в деле измерения указанных
направлений позволит более глубоко проанализировать и лучше понять их роль в осуществляемой
нами оценке развития. В главе 5 будут представлены важнейшие инновации, призванные решить
эту проблему и связанные с распределением здоровья, образования и дохода, а также будет более
подробно раскрыт вопрос о характере и уровне
абсолютной депривации.

глава 4 не всегда все хорошее приходит одновременно

83

гл а в а

5

Новаторские решения в области
измерения неравенства и бедности

Развитие человека – это расширение реальных свобод людей вести ту жизнь, которую
они ценят, и имеют все основания ценить. Индекс развития человеческого потенциала
(ИРЧП), применяющийся с 1990 г., явился новаторским способом измерения того, что
выходит за пределы дохода и отражает состояние здоровья и образования. В Докладе о развитии человека (ДРЧ) 1990 г. было признано, что ИРЧП «охватывает лишь некоторые
аспекты принимаемых людьми решений и оставляет без внимания многое из того, что
люди могут высоко ценить - экономическую, социальную и политическую свободу, защиту от насилия, всякого рода угроз и дискриминации, и это еще неполный перечень». Этот
пробел был подчеркнут в последовавших исследованиях благосостояния1. В региональных
и национальных ДРЧ были разработаны новые, не применявшиеся ранее измерители развития человека в самых разных отношениях, и вокруг ИРЧП и смежных тем возникла
внушительная научная литература.

таблица

Для получения полной картины эволюции развития человека мы должны пойти дальше составных
компонентов ИРЧП. Значительный общий прогресс в области здравоохранения, образования
и  доходов умеряется высоким и упорно сохраняющимся неравенством, неустойчивым характером производства и неполноправностью больших
групп населения во всем мире. В настоящей главе
и главе 6 рассматриваются пути использования
этой более широкого подхода для измерения развития человека, разработки мероприятий и стратегий в области развития.
Простая матрица показывает, каким образом ИРЧП охватывает все основное в развитии
человека, дополняемое новыми параметрами

5.1

измерений, введенными здесь и представленными в статистическом приложении (табл. 5.1).
В  колонках перечисляются компоненты развития (здравоохранение, образование, материальные блага, участие в политической жизни
и социальная сплоченность), а в графах – эмпирические аспекты этих компонентов (депривация,
средний уровень, уязвимость и неравенство).
Экологическая устойчивость, к примеру, выражается в параметрах уязвимости, которая связана
с  перспективами и рисками развития человека.
В таблице отражены сферы, в которых в этом году
были осуществлены улучшения в показателях
(выделены более интенсивным цветом) и области,
которыми предстоит заниматься в будущих ДРЧ.

Измерение развития человека

К новому набору показателей развития человека
Компоненты развития человека
Эмпирическая мера

Средний уровень
Депривация
Уязвимость
Неравенство

Здоровье

Образование

Материальные блага

Индекс развития человеческого потенциала

Политические

Социальные

Показатели расширения прав и свобод

Многомерный индекс бедности
Показатели экологической устойчивости, безопасности людей, благосостояния, достойной работы
ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства
Индекс гендерного неравенства

Источник: ОПДРЧ на базе данных Pritchett (2010).

глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

85

Три новых многомерных измерителя

вставка

В качестве самых примечательных инноваций
в этот год двадцатилетия с момента первого выпуска Доклада, мы прибавляем три многомерных
показателя неравенства и бедности к семейству
измерений ДРЧ:
• ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства (ИРЧПН), рассчитанный для 139
стран, отражает потери в развитии человека
по причине неравенства в области здравоохранения, образования и доходов. Потери по
трем характеристикам колеблются по странам в пределах от 1% в образовании (Чешская
Республика) до 68% по доходам (Намибия)
и обычно являются наибольшими в странах
с низким ИРЧП.
• Индекс гендерного неравенства (ИГН), рассчитанный для 138 стран, показывает гендерные диспаритеты в репродуктивном здоровье,
в области расширения прав и возможностей
и участия в рынке рабочей силы. Потери
достигнутого в этих областях в силу гендерного неравенства, выраженные в величинах
ИГН, составляет от 17 до 85%, причем наибольшие потери отмечены в арабских странах
и в Южной Азии2.
• Индекс многомерной бедности (ИМБ) указывает на депривации, испытываемые семьями
в области здравоохранения, образования
и уровня жизни – эти позиции иногда накладываются друг на друга. По имеющимся оценкам, одна треть населения в 104 развивающихся
странах, или около 1,75 млрд человек, испытывает многомерную бедность. Свыше половины

5.1

Согласно определению, приведенному во
вставке 1.2 в главе 1, ИРЧП представляет собой
агрегатный общий показатель прогресса в области здоровья, образования и дохода, и в его показатели и функциональные спецификации регулярно вносятся уточнения. Введенные в действие
усовершенствования ИРЧП укрепляют его значимость и центральное положение в качестве подхода к осмыслению развития.
Наш подход основывается на информации, получаемой из многих национальных ДРЧ,
в которых были отточены методы анализа развития человека. Фактически новаторские решения
в области измерений указанных выше аспектов
родились как на уровне отдельных стран, так и на
местах. Большая часть из этих решений высоко
специфичны для того или иного контекста и не
обязательно подходят для других стран или же
недоступны для практического применения в
силу несопоставимости данных. И, тем не менее,
эти местные адаптации содержат ценные наработки (вставка 5.1).
Развитие наших знаний и новые данные
позволяют находить новые решения в деле измерения многомерного неравенства и бедности,
которые могут применяться в глобальном масштабе в целях проведения сравнений и получения
новых идей.

Инновации в измерении: Индекс развития человеческого потенциала в действии

В нескольких национальных докладах о развитии человека (ДРЧ) производилась оценка более общих аспектов благосостояния на национальном уровне путем расширения и адаптации
стандартного Индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП):
• В докладе по Боснии и Герцеговине было проведено исследование социальной исключенности как многомерного явления в период перехода от социализма к рыночной экономике и
после окончания конфликта. В нем измерялось политическое участие в выборах и деятельности гражданского общества, доступ к услугам, а также экстремальная и долговременная
исключенность. Было выявлено, что половина населения испытывает социальную исключенность, которая оказывает непропорционально сильное воздействие на сельских жителей,
бедных, пожилых, молодых людей и детей, имеющих особые потребности.
• В докладе по Колумбии было продемонстрировано воздействие вооруженного конфликта на
жизнь людей, при этом использовались данные об убийствах, вынужденных переселениях,
Источник: Основано на: Gaye and Jha (2010). См. www.hdr.undp.org/en/nhdr/.

86

из них живут в Южной Азии, хотя процент бедных выше всего в Африке к югу от Сахары при
значительных вариациях по регионам и группам, как, например, у коренных народов.

доклад о развитии человека 2010

военной деградации (преступлениях, совершенных в условиях конфликта), управляемости
и насилии. Пользуясь сведениями, полученными в ходе социальных диалогов с представителями общин разных районов страны, составители доклада проанализировали глубинные
причины конфликта и пришли к выводу, что решение проблемы состоит в укреплении свобод
и преодолении неравенства. Они предложили набор стратегий помимо военных действий, в
дополнение к проведению мирных переговоров на высоком уровне.
• В докладе по Коста-Рике рассматривалась взаимосвязь между незащищенностью прав граждан и развитием человека. В нем был предложен новый инструментарий для измерения незащищенности граждан на уровне районов, включая безопасность (особенно защиту от насилия и воровства), восприятие небезопасности и степени наличия индивидуальных свобод.
В работе были изменены обычные значения ИРЧП и на основе более широких представлений
о благосостоянии было пересмотрена ситуация в Коста-Рике.

Измерение многомерного неравенства –
ИРЧП, скорректированный с учетом неравенства
ИРЧП представляет средние величины, скрывая
широкие диспаритеты в развитии человека между
людьми той или иной страны. Прежние оценки
неравенства в ДРЧ были частичными (например, только одного дохода) или охватывали лишь
немногие страны (15 – в 2006 г.). Развивая новаторский подход ДРЧ по Мексике 2002 г., который недавно был распространен на региональный ДРЧ по Латинской Америки3, настоящий
Доклад конструирует ИРЧПН таким образом,
чтобы сделать его доступным для прямого сравнения с  ИРЧП, отражая неравенство по каждому аспекту ИРЧП по большому числу стран.
ИРЧПН обладает желательными статистическими свойствами для проведения межстрановых оценок и дает возможность сочетать данные
из различных источников – такие как данные по
здравоохранению из таблиц продолжительности жизни и данные по доходам из обследований
домохозяйств4. Полный набор оценок, относящихся к ИРПЧН, по всем странам, по которым
имеются сведения, содержится в статистической
таблице 3.
ИРЧПН принимает во внимание не только
средний уровень развития человека той или
иной страны, измеряемый показателями здоровья, образования и дохода, но и то, как он распределяется. Мы можем считать, что каждый
индивид в обществе имеет «личный ИРЧП».
Если бы всех была одна и та же продолжительность жизни, каждый человек провел в школе
одинаковое число лет и имел одинаковый доход,
и следовательно средний социетарный уровень
по каждой переменной, тогда ИРЧП для такого
общества был бы таким же, как и уровень персонального ИРЧП любого из его членов, а тем
самым и ИРЧП «среднего лица». На практике,
конечно, существуют отличия между людьми, и
средний ИРЧП отличается от личного уровня
ИРЧП. ИРЧПН представляет величину неравенства в ожидаемой продолжительности жизни,
длительности обучения и доходе путем «дисконтирования» значений средней величины каждого
измерения в соответствии с уровнем его неравенства. ИРЧПН будет равен ИРЧП тогда, когда нет
неравенства между людьми, но падает все ниже
по сравнению ИРЧП по мере того, как неравенство повышается. В этом смысле ИРЧП можно
рассматривать как показатель потенциального
развития человека (или максимальный ИРЧПН,

которого можно достичь, если не будет неравенства), в то время как ИРЧПН является фактическим уровнем развития человека (учитывающего
неравенство). Разницей между ИРЧП и ИРЧПН
измеряется «потеря» потенциального развития
человека вследствие неравенства5.

Различная величина потерь
в развитии человека
по причине неравенства

ИРЧПН учитывает не только
средний уровень развития
человека, но и то, как он
распределяется

Мы оцениваем общую потерю в развитии человека вследствие многомерного неравенства,
потерю по каждому измерению и влияние неравенства на рейтинг страны по уровню ИРЧП6.
Величина средних потерь ИРЧП составляет около 22% – варьируя от 6% (Чешская
Республика) до 45% (Мозамбик). Свыше 80%
стран теряют более 10% и почти 40% из них
теряют более 25% (см. статистическую таблицу 3).
По общему правилу, в странах с более низким уровнем развития человека существует более
высокий уровень многомерного неравенства,
а значит, имеют место бóльшие потери в развитии человека – хотя существуют и значительные
вариации. На рис. 5.1 показаны максимальные
и минимальные потери по группам ИРЧП и паттерны потерь. Например, среди стран с низким
ИРЧП Мозамбик теряет свыше 45% величины
своего ИРЧП, тогда как Гана теряет 24%. Среди
стран с высоким ИРЧП Перу теряет 31% по сравнению с 8% у Украины. Наивысший показатель
потерь ИРЧП среди развитых стран существует
в Южной Корее, которая теряет почти 17%.
Население в Африке к югу от Сахары переживает наибольшие потери ИРЧП ввиду значительного неравенства по всем трем указанным выше
аспектам, за этим регионом следует Южная Азия
и арабские страны (рис.5.2). В Южной Азии проявляется сильное неравенство в здравоохранении
и  образовании: потери ИРЧП в  Индии составляют 41% в образовании и 31% в здравоохранении.
Значительные потери в арабских странах можно
отнести главным образом на счет неравномерного
распределения образования. Египет и Марокко,
например, теряют по 28% своего ИРЧП, в основном вследствие неравенства в образовании. В других регионах потери можно легче прямо отнести
на счет какого-либо одного аспекта.

глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

87

рисунок

5.1

Неравенство оказывает значительное воздействие
на развитие человека

Потери в ИРЧП вследствие многомерного неравенства
1,0

ИРЧП

0,9

ИРЧП, скорректированный
с учетом неравенства

0,8 17%

6%

0,7
0,6

31%

0,5

8%

0,4
0,3

44%

14%

яК

25%

шс

45%
я

аи

ик

ов
а

мб

Мо

Мо

за

й ИРЧП

Низкий

а

Средни

лд

ми
На

й ИРЧП

би

Ук
р

Высоки

на

Пе
ру

Че

Очень
вы
ИРЧП сокий

Ган

на
Юж

0

ор
е

0,1

я
ка
яр
есп
уб
ли
ка

0,2

ИРЧП

Примечание. Числа возле столбиков представляют потери вследствие многомерного неравенства в процентах (см. статистическую таблицу 5).

рисунок

Источник: расчеты ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

5.2

Наибольшие потери в развитии человека люди в Африке к югу от
Сахары, в Южной Азии и в арабских странах несут от неравенства

Потери в ИРЧП и его компонентах вследствие неравенства, регионы
Ара
странбыские

19%

Восточ
ная А
Тихогио регион зия
океана
и ЦентЕвропа
р
Азия альная

39%

43%
33%

57%

АмериЛатинская
Кар ка и стра
бассеийбского ны
на
Южная
А

27%
34%

24%

28%

22%

50%

18%

к югу оАфрика
т Сахар

ы

54%

24%

зия

15%

Разви
страны тые
0

67%
17%
15%

5
10

32%
15
20

34%
25

45%
Потери

30
вследс

твие н
е

равенс

тва (%
)

35

Жизненный уровень
Образование
Здоровье

Примечание. Числа на столбиках показывают долю потерь вследствие неравенства в процентах, относящуюся к каждому компоненту ИРЧП
Источник: расчеты ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

88

доклад о развитии человека 2010

Население в развитых странах в наименьшей
степени страдает от неравенства в развитии человека. Восточная Азия и страны Тихоокеанского
региона достигают неплохих результатов, особенно в сфере доступа к медицинскому обслуживанию и образованию, а в бывших социалистических странах Европы и Центральной Азии еще
существует сравнительно эгалитарное распределение по всем трем аспектам.
Рассчитав ИРЧПН в различные моменты
времени, можно оценить и сравнить динамику
различных аспектов неравенства. Например,
с  2000 по 2005 гг. потери ИРЧП Бразилии от
неравенства снизились примерно с 31% до 28,5%
с учетом сокращения неравенства по всем аспектам, причем снижение составило 3% в здравоохранении и 2% в образовании и доходе.

Потери в области
здравоохранения и образования
часто больше потерь в доходе
Более чем в трети стран неравенство в здравоохранении, образовании или и в том и в другом вместе превышает неравенство по доходам.
Диапазон потерь – от 4% (Исландия) до 59%
(Афганистан) в здравоохранении, от 1% (Чешская
Республика) до 50% (Йемен) в образовании и от
4% (Азербайджан) до 68% (Намибия) в доходе.
Неравенство по доходам, как и неравенство не связанное с доходом, как правило, более
значительно в странах с низким ИРЧП. Связь
между неравенством и ИРЧП, однако, ярче проявляется в неравенстве по аспектам, не связанным с доходом (см. Главу 3). В целом налицо
негативная корреляция между достижениями
и неравенством, но с большими вариациями:
в некоторых странах, отстающих по среднему
числу лет обучения в школе, равенства не
меньше, чем в странах, где длительность посещения школы выше среднего уровня. Среднее
число лет обучения намного ниже в Бразилии

(7 лет), чем в Южной Корее (12 лет), но в обеих
странах зарегистрированы одинаковые потери,
связанные с неравенством в образовании (около
26%). В странах со сходной ожидаемой продолжительностью жизни может также быть весьма
различный уровень неравенства – например
в Пакистане (33% потерь из-за неравенства в
образовании), в Монголии (23%) и в Российской
Федерации (12%). Неравенство в  ожидаемой
продолжительности жизни при рождении
вызвано главным образом младенческой и детской смертностью.
Эти данные показывают ценность подлинно
многомерного измерения неравенства и указывают на то, какую политику следует проводить.
Неравенство в здравоохранении и образовании
представляет собой серьезнейшую проблему для
разработчиков политики. Что касается здравоохранения, то необходимы программы по ликвидации разрыва в доступности общественных услуг –
таких, как программы вакцинации – для богатых
и бедных7. И, как явствует из главы 2, обучение
в школе большей частью проходит в государственных учебных заведениях, поэтому нужно приложить дополнительные усилия по обеспечению
равного к ним доступа.

Более чем в трети стран
неравенство по
показателям здоровья,
образования или того
и другого вместе превышает
неравенство по доходам

Ограниченность ИРЧП,
скорректированного с учетом
неравенства
ИРЧПН отображает неравенства, которые не
поддаются измерению с помощью ИРЧП. Но по
причине трудностей, связанных со сбором и получением данных, а также по техническим проблемам, он пока не в состоянии учесть неравенство,
совпадающее по ряду аспектов – испытывают ли
одни и те же люди одну или много деприваций8.
Как экспериментальная серия он будет со временем усовершенствован в ответ на отклики со стороны пользователей и благодаря большей доступности данных.

Измерение гендерного неравенства –
Индекс гендерного неравенства
Гендерное неравенство остается мощным препятствием на пути развития человека. Девочки и
женщины начиная с 1990 г. сделали крупный шаг
вперед, но еще не достигли равноправия полов.
В этом разделе мы рассматриваем способы измерения и мониторинга гендерного неравенства и

распространяем методы измерения многомерного неравенства на гендерную проблематику.
Индекс гендерного неравенства (ИГН), введенный в порядке еще одной серии экспериментов,
уникален в том смысле, что он включает в себя
уровень образования, участие в экономической
глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

89

Гендерное неравенство
остается мощным
препятствием на пути
развития человека. Начиная
с 1990 г. девочки и женщины
значительно продвинулись
вперед, но еще не достигли
уровня гендерной
справедливости

90

доклад о развитии человека 2010

и политической жизни, вопросы здравоохранения с женской спецификой и учитывает многоплановость неравенства на национальном уровне.
Таким образом, он является важным шагом
вперед по сравнению с существующими глобальными показателями гендерного равенства.
Полный набор оценок ИГН по всем странам, по
которым имеются данные, приводится в статистической таблице 4.
Измерение неблагоприятного положения
женщин повышает степень осознания проблем,
позволяют следить за успехами в деле достижения целей равноправия полов и способствуют
подотчетности правительств. Благодаря коллективным усилиям правительств, гражданского общества и международных агентств –
включая Международную организацию труда,
Организацию экономического сотрудничества
и развития, Всемирный банк и Всемирный экономический форум, количество опубликованных
данных, учитывающих гендерный подход, с 1990
г. значительно увеличилось.
Первые глобальные гендерные показатели –
Индекс развития с учетом гендерного фактора
(ИРГФ) и Показатель расширения возможностей женщин (ПРВЖ) - были впервые использованы в ДРЧ в 1995 г. незадолго до Четвертой
Всемирной конференции по положению женщин,
проходившей в Пекине. ИРГФ рассматривал
неравенство по гендерному признаку в  измерениях, оцениваемых ИРЧП9. В центре внимания
ПРВЖ стояли участие в политике (измеряемое
долей мест в парламенте, занимаемых женщинами), участие в экономике (доля постов высокого ранга и профессиональных позиций)
и  доступ к  распоряжению экономическими
ресурсами (разрыв в уровне доходов). Эти две
пионерные инициативы приобрели некоторую
известность, чему способствовала ежегодная подготовка докладов, и свидетельствовали о важности сбора и анализа данных с разбивкой по позициям, относящимся к гендерной тематике. Как
ИРГФ, так и ПРВЖ вызвали дискуссии о путях
разработки достоверного и надежного гендерного индекса10.
Критики отмечали три главных недостатка
ИРГФ и ПРВЖ11:
• В этих показателях сочетаются абсолютные и
относительные достижения. Так, страна с низким абсолютным доходом достигает невысоких результатов даже при полном равноправии полов. ИРГФ вносит в ИРЧП поправки
на гендерное неравенство, тем самым измеряя
как общие достижения, так и неравенства –
хотя часто ошибочно считают, что он отражает только последние.

• Чтобы заполнить недостающие данные пришлось широко использовать подстановку
данных. Для получения доли относительного
дохода в обоих индексах свыше ¾ оценок по
странам были частично исчислены условно.
Притом что доход был важнейшим фактором, по которому различались между собой
ИРЧП и ИРГФ, эта подстановка данных была
особенно проблематичной.
• Почти все индикаторы в ПРВЖ, судя по
всему, сильнее всего отражают положение
городской элиты, а некоторые индикаторы
в большей степени относятся к развитым
странам.
Эти проблемы отчасти отражают серьезную
ограниченность данных, которая все еще существует, но ИГН предлагает ответ на важнейшие
критические замечания в отношении ПРВЖ.
Он не полагается на метод подстановки данных
и  включает три критических важных аспекта
жизни женщин - репродуктивное здоровье, расширение прав и участие в рынке рабочей силы.
Он отражает эти аспекты в одном синтетическом индексе, так как совместный учет расширения возможностей и развития отражает важные
элементы взаимодополняемости12. И ни один из
индикаторов, на которые он опирается, не имеет
отношения к общему уровню развития страны,
поэтому развивающиеся страны могут показать
сравнительно неплохие результаты, если неблагоприятные гендерные факторы являются в этих
странах ограниченными.
Данный подход согласуется с подходом
в отношении неравенства – проводится сравнение двух групп, женщин и мужчин, и рассматривается лишь неравенство между ними на страновом уровне (дальнейшие подробности см.
в Техническом примечании 3). Подобно ИРЧПН,
ИГН отражает отсутствие достижений и потери
по ключевым аспектам в силу гендерного неравенства. Он находится в диапазоне от 0 (нет
неравенства в указанных аспектах) до 1 (полное
неравенство).
ИГН возрастает тогда, когда неблагоприятное положение по разным аспектам сочетаются
друг с другом – т.е. чем более коррелируют неравенства между полами по различным аспектам,
тем выше индекс13. Этим признается, что аспекты
носят взаимодополняющий характер и что неравенство в образовании обычно коррелирует, скажем, с возможностью получения работы и материнской смертностью14. Совпадающие друг
с  другом препятствия в улучшении жизненных
условий являются важным аспектом гендерного
неравенства, и то, что ИГН его отражает, является

его важным преимуществом. Это отличает его от
ИРЧПН, при котором ограниченность данных
мешает проводить сравнение по разным аспектам. Данный метод также позволяет добиться
того, что отсутствие достижений в одном аспекте
не может быть полностью компенсировано высокими достижениями в другом.

Аспекты и показатели
На рис. 5.3 суммируются аспекты и индикаторы
ИГН и указывается на существенную ограниченность данных, необходимых для измерения условий жизни девочек и женщин на всей планете. Мы
рассмотрим вкратце каждый из них по очереди.

рисунок

Репродуктивное здоровье
Репродуктивное здоровье женщин измеряется
двумя показателями: уровнем материнской
смертности и коэффициентом рождаемости
у подростков15. Благополучие женщин в момент
родов имеет существенное значение и является
ясным сигналом о статусе женщин в обществе.
Опасность смерти при деторождении снижается
благодаря базовому образованию, адекватному
питанию, а также доступности контрацептивов, дородовой медицинской помощи и участия
в родовспоможении квалифицированного медицинского персонала. Однако слишком многим

5.3

женщинам все еще недоступны подобные услуги
несмотря на то, что многие из них недорогие.
Уровнях материнской смертности очень
сильно различаются в зависимости от стран; они
различаются даже в странах со сходным уровнем дохода. Иран имеет более высокий доход
на душу населения, чем Коста-Рика, но уровень
материнской смертности в Иране в 4,5 раз выше,
чем в  Коста-Рике. Доход на душу населения
в  Индонезии несколько выше, чем в Монголии,
но уровень материнской смертности в ней выше
более чем в 9 раз. Материнская смертность в США
в 11 раз превышает аналогичный показатель
в Ирландии, лидирующей стране на этом фронте.
Деторождение не только чревато риском – оно
нередко начинается слишком рано, нанося вред
здоровью и ограничивая будущие возможности.
Раннее вынашивание ребенка, измеряемое коэффициентом рождаемости у подростков, связано
с большими опасностями для здоровья матери
и ребенка и обычно мешает молодым женщинам
посещать школу, часто обрекая их в лучшем случае
на низкоквалифицированную работу16.
Расширение прав и возможностей
Женщины традиционно находились в ущемленном положении на политической арене на всех
уровнях управления. Для фиксации этой ущемленности мы применяем коэффициент – отношение числа женщин к числу мужчин, являющихся

Компоненты Индекса гендерного неравенства

ИГН – три аспекта и пять показателей

ие
аст ле
Уч й си
е
оч
аб
вр
я
ни
ва
азо лы
бр ко
ео ш
ни ей
че дн
лу ре
По ень с
ов
(ур ше)
ы
ив
ое
тск о
ен ств
ам ль
рл те
Па тави
с
ед

пр

я
ва
ко
ост ь
др ост
По аем
жд
ро

я
ска
ин
тер ть
Ма нос
т
ер
см

Пять показателей

Три аспекта

да
ру
кт
но
Ры

ав
пр
ие й
ен те
ир нос
сш ж
Ра озмо
ив

е

о
вн

ти
ук
од
пр
Ре вье
о
ор
зд

Индекс
гендерного
неравенства
Примечание. Величина блоков отражает удельный вес показателей и аспектов.
Источник: ОПДРЧ.

глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

91

вставка

5.2

депутатами парламента. Парламентское представительство на уровне отдельных стран, отражающее повышение роли женщин в политическом
руководстве и в обществе в целом, со временем
возрастает – хотя глобальная средняя величина
составляет 16%. В 2008 г. парламент Руанды стал
первым, где большинство получили женщины.
Повышение уровня образования расширяет
свободу женщин, укрепляя их способность задавать вопросы, размышлять, действенно влиять
на условия своей жизни и повышая их доступ
к информации. Образованные женщины имеют
больше шансов получить удовлетворяющую их
работу, участвовать в общественных дискуссиях,
заботиться о своем здоровье и здоровье своей
семьи и выступать с другими инициативами. Мы
фокусируем основное внимание на различиях
в получении среднего и высшего образования.

и «мужские» на рынке труда и разрыв в заработной плате по гендерному признаку (см. главу 4).
Непосредственных показателей дохода, дезагрегированного по признаку пола, по значительному
числу стран не имеется19.

Рынок труда
Доля женщин в общей рабочей силе, которая
включает всех занятых и безработных (активно
ищущих работу), а также ищущих работу
с частичной занятостью, застыла на уровне примерно 51% в 2008 г.17. Доля женщин на рынке
труда в арабских государствах увеличилась примерно на 9% с 1980 г., достигнув 27% в 2008 г., что
все еще составляет лишь около половины среднемирового уровня18.
При всей полезности показателя доли
женщин в общей рабочей силе, он не учитывает разделение профессий на «женские»

Сильнейшая вариабельность
гендерного неравенства

Важные гендерные вопросы, не включенные
в Доклад вследствие неполноты данных или
задержек с их получением

Гендерные роли влияют на то, как мужчины и женщины проводят свое время. Вдобавок к труду в составе рабочей
силы, многие женщины несут дополнительное бремя заботы о семье и домашнем хозяйстве, которое сокращает их
досуг и повышает стресс, при этом истощая их силы. Хотя понимание того, как использование времени воздействует
на благосостояние, растет, эта информация не является общедоступной, сбор ее ведется от случая к случаю, и таким
образом она не может быть включена в глобальные измерители.
Информация о владении экономическими активами, которыми женщины владеют либо самостоятельно, либо совместно с супругом, имеет критически важное значение; особенно важны недвижимое имущество, однако эти сведения не являются широкодоступными. Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций
обладает новой базой данных по вопросам гендерной принадлежности земельных прав, которая охватывает шесть
тем – правовая база, землевладение, международные договоры, обычное право, организации гражданского общества
и статистика по землепользованию – но менее чем по 100 странам.
Насилие над женщинами, к несчастью, весьма распространено, но не документировано таким образом, чтобы
можно было проводить сравнения в международном масштабе. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, доля женщин, испытавших физическое или сексуальное насилие, в некоторых странах доходит до 71%.
Что касается участия в принятии решений, то полезны были бы показатели на уровне локальных сообществ – например, по представительству и лидерству, которые в последнее время приобрели большее значение во многих странах, в том числе в Индии. Однако сопоставимые данные имеются лишь по нескольким странам. Данные о количественном распределении явки избирателей по гендерному признаку также скудны.
Источники: Agarwal 2003; UNDESA-DAW-CSW 2010; Desai 2010.

92

доклад о развитии человека 2010

Неизмеряемые аспекты
К благополучию женщин имеют отношение
и другие важные вопросы, как то использование
времени, доступ к активам, домашнее насилие
и расширение прав и возможностей на местном
уровне, но надежных и своевременных данных
по этим предметам не хватает (вставка 5.2). Эти
задачи должны вдохновить нас на новые усилия
по совершенствованию информационной базы,
дабы содействовать лучшему пониманию проблем, публичным дискуссиям и принятию соответствующих решений (глава 6).

ИГН колеблется в пределах от 0,17 дo 0,85 (отражая процент потерь от 17 до 85%). На Рисунке 5.4
показаны максимальные и минимальные потери
по классификации ИРЧП. Список возглавляют
Нидерланды как страна, в максимальной степени достигшая гендерного равенства, за ними
следуют Дания, Швеция и Швейцария. Средний
ИГН по 10 странам, ближе всех стоящим к абсолютному гендерному равенству, равняется 0,23.
Нидерланды имеют очень низкую материнскую
смертность, один из самых низких в мире коэффициентов рождаемости у подростков и близки
к равенству по получению образования, участию
в политической жизни и занятости. Катар находится дальше всех от гендерного равенства среди
развитых стран, тогда как Саудовская Аравия,
Ирак и Йемен дальше всех отстоят от равенства в своих группах по ИРЧП. Из стран с низким ИРЧП наибольшего гендерного равенства
достигла Бурунди, как и Китай в группе стран со
средним ИРЧП.
Среди 10 стран в нижней части списка
(в  нисходящем порядке) находятся Камерун,
Кот д’Ивуар, Либерия, Центральноафриканская
Республика, Папуа–Новая Гвинея, Афганистан,
Мали, Нигер, Демократическая Республика
Конго и Йемен, средний ИГН которых составляет 0,79. К другим странам с высоким гендерным неравенством относятся Бенин, Малави,
Саудовская Аравия и Сьерра-Леоне. Саудовская
Аравия достигла высокого уровня развития человека, занимая 55-е место в глобальном рейтинге
ИРЧП, ее ИРЧП составляет 0,75, а доход на душу

рисунок

5.4

Большие потери по всему спектру ИРЧП происходят
по причине гендерного неравенства

Потери достижений вследствие гендерного неравенства, некоторые страны

Средн
ИРЧП ий

ме

н

Ки
тай

Ир

ак

Низк
ИРЧП ий

Бу
р

ун

Йе

17

ди

Высок
ИРЧП ий

Ла
тв
ия

Са
у
Ар довс
ав ка
ия я

Ни
де
рл
а

Ка
тар

нд
ы

Очень
вы
ИРЧП сокий

0
10

32
20
30

41
40

67
50

76

63

75

60

70

Потери

85
вследс
т

вие ген

дерного

80

нераве

нства (% 90
)

Источник: расчеты ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

населения – почти 25 тыс. долл. США. Однако
несмотря на неплохой уровень получения образования женщинами, они почти отсутствуют в парламенте, и их участие в рынке рабочей силы равна
всего лишь ¼ участия мужчин, вследствие чего
показатель ИГН страны составляет 0,76, ставя ее
на 128-е место в рейтинге 138 стран.
Из региональных моделей выясняется, что
репродуктивное здоровье является важнейшим
фактором, способствующим гендерному неравенству во всем мире (рис. 5.5). Арабские государства
и Южная Азия характеризуются сравнительно
невысоким уровнем обеспечения прав и возможностей женщин. Женщины в арабских странах
также страдают от неравной по сравнению с мужчинами представленности в общей рабочей силе.
Участие женщин в политической жизни в Африке
к югу от Сахары больше, чем в арабских государствах, Европе и в Центральной Азии, равно как
и в Южной Азии, но расширение их прав и возможностей нивелируется неравенством в образовании. В странах Европы и Центральной Азии
женщин в парламенте немного, хотя они близки

к равенству с мужчинами в сфере образования
и занятости и имеют низкие показатели материнской смертности.
Вообще же в странах с самым низким рейтингом по ИГН сложилось ужасающее положение по многим аспектам благополучия женщин.
Для 20 стран, находящихся в самом низу списка,
средний уровень материнской смертности составляет около 915 летальных исходов на 100  тыс.
живорождений, а коэффициент рождаемости
у подростков – 111 рождений на 1 тыс. женщин
в возрасте 15–19 лет – обе величины намного превышают средний уровень в 273 летальных исхода
и 54 рождения. Кроме того, в парламент входит
только одна женщина на каждые 8 мужчин.
Существует сильная корреляция (0,87)
между гендерным неравенством и потерями из-за
неравенства в распределении ИРЧП. Это свидетельствует о том, что в странах с неравномерным распределением развития человека налицо
также высокая степень неравенства между мужчинами и  женщинами, и что в странах с высоким гендерным неравенством также отмечается
глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

93

рисунок

неравномерное распределение развития человека
(рис. 5.6)20.
Среди стран с весьма незавидным положением на обоих фронтах можно назвать Гаити,
Мозамбик, Намибию и Центральноафриканскую
Республику, в каждой из которых отмечены

5.5

Репродуктивное здоровье – определяющий фактор
для гендерного неравенства

Потери вследствие гендерного неравенства по регионам
Вост
Азияоичная
Арабск
р
е
гион
и
Латинс
страны е Тихого
океана и ЦЕевропа Америкакая
н
т
р
Азия . Карииб.
Афр
1
бассей
к югуика
2
н АЮжная
зия
от Р
4
Сахары азвит
страны ые
15
2

23

14

19

33

3

15

0

16

22
35

10
20

30
40
50

88

92

96

60

Потери

70

77
96

98

вследс
т

вие ген

80

99

дерного

Репродуктивное здоровье

рисунок

Потери вследствие гендерного неравенства по сравнению с многомерным
неравенством
Потери в развитии человека вследствие гендерного неравенства (%)
100

Центральноафриканская
Республика

Йемен
80

Мозамбик

Индонезия
Армения

40

20

Таиланд

Украина
Чешская
Республика

Намибия

Перу

Китай
Южная Корея

Дания
Швеция Нидерланды

Потери в ИРЧП вследствие неравенства в распределении ИРЧП (%)
Источник: расчеты ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

доклад о развитии человека 2010

50

45

40

35

30

25

20

15

10

5

0

0

94

ИГН не идеален. Среди его недостатков –
уклон в сторону элит, остающийся в некоторых
показателях (таких как парламентское представительство). И все же поправки на неравенство
проливают новый важный свет на положение
женщин почти в 140 странах21 Расширяя наше
понимание гендерных разрывов в сфере благосостояния и в  обеспечении прав и возможностей, они подчеркивают, как важно вести активную государственную политику по преодолению
системной ущемленности женщин.

Расширение прав и возможностей

10
нства (% 0
)

нераве

Сравнение потерь в развитии человека вследствие
неравенства

60

Ограниченность Индекса
гендерного неравенства

Рынок труда

90

Источник: расчеты ОПДРЧ с использованием базы данных ОПДРЧ.

5.6

потери ИРЧП в размере свыше 40% (вследствие неравенства) и 70% (вследствие гендерного неравенства). Страны, находящихся
в середине выборки, – где произошло снижение
ИРЧП вследствие неравенства примерно на
21% и вследствие гендерного неравенства примерно на 58%, – включают Мексику и Таиланд.
В числе стран, достигших наилучших результатов в указанных двух областях, – потери ИРЧП
по причине неравенства в объеме менее 10%,
а гендерного неравенства менее 22%, – Дания,
Нидерланды и Швеция.

Измерение нищеты –
индекс многомерной
бедности
Приоритетное внимание к депривации – имеет
фундаментальное значение для развития человека. Аспекты бедности выходят далеко за
рамки недостаточности доходов – они охватывают неудовлетворительное состояние здоровья
и  питания, низкий уровень образования и  квалификации, недостаток средств к существованию, плохие жилищные условия, социальную
исключенность и низкое участие в общественной жизни. Переживаемая людьми по всему миру
и ярко продемонстрированная в процессе сбора
данных на местах, проведенного в рамках подготовки настоящего Доклада, (вставка 5.3), нищета
многолика и тем самым носит многомерный
характер.
Измерения финансового положения имеют
очевидное значение, но необходимо также рассматривать депривации по другим аспектам и их

вставка

5.3

Нищета: данные с мест из Индонезии, Кении и Мадагаскара

Джием, семидесятилетняя женщина, живет поблизости от Дженара в Индонезии со своим
мужем, сыном, невесткой и внуком. Джоджо – муж Джием – ослеп, и не может работать. Ее
сын Паниньо психически болен и работает на уборке урожая, зарабатывая около 1,10 долл. США
в день. Джием раньше работала на ферме, но теперь она лишь собирает остатки после сбора
урожая на рисовых полях, что не приносит ей денег, но обеспечивает кое-каким пропитанием.
Ни один член семейства Джием не окончил и начальной школы. Они подвергаются депривации
сразу по нескольким показателям уровня жизни – в доме у них земляной пол и нет электричества, водоснабжения и нужного количества топлива для приготовления пищи – равно как и
депривации в сфере питания.
Саломе, женщина тридцати лет, живет со своим мужем и шестью дочерьми в трущобе ЛунгоЛунго в Найроби. Ее муж может работать только тогда, когда есть рабочие места в соседнем с их
кварталом технопарке, что бывает нечасто. Она не может работать, потому что ей приходится заботиться о детях, но зарабатывает немного денег у других семей, разнося им воду. Семья не имеет электричества, доступа к водопроводной воде и современной канализации. Саломе родила
семеро детей, один из которых скончался несколько лет назад в возрасте около четырех месяцев.
Ее дочери Мере уже 6 лет, и она уже должна идти в школу вместе со своими старшими сестрами,
но Саломе и ее муж не могут позволить себе уплатить регистрационный взнос в 300 кенийских
шиллингов (4 долл. США). Другим детям от 3 месяцев до 14 лет. Саломе со своим мужем порой

не могут прокормить семью, поэтому они прибегают к помощи других членов общины. «Я боюсь,
что не смогу прокормить своих детей», – говорит она. Семья Саломе подвергается депривации в
отношении здоровья, образования и по уровню жизни.
Лидии 35 лет, она живет в Манаринцоа, одном из беднейших районов города Антананариву
(Мадагаскар). Живет она в маленькой самодельной хибарке с земляным полом без воды и электричества, построенной ее братом на участке земли, который она арендует за 2,30 долл. США в
месяц. После того как четыре года назад муж ушел от ее, Лидия осталась единственным родителем и живет со своими четырьмя детьми и одним внуком. Она зарабатывает 0,31–0,63 долл.
США в день, продавая собранный хлам – пластмассовые бутылки, консервные банки, обувь и
тряпье. Обычным днем она поднимается в 5 часов утра, чтобы занять место на рынке для продажи накопленных ею вещей. Затем она идет домой позавтракать со своими детьми, обычно
пить кофе, иногда съедая немного хлеба, прежде чем вернуться к своему прилавку. Хасина, ее
старшая дочь, помогает по хозяйству, пока Лидия работает. Основное время приема пищи в семье – это ужин; обычно члены семьи покупают еду на обед только по праздникам. Ее младшие
дети в возрасте 4 и 6 лет тоже собирают металлолом для перепродажи или попрошайничают,
чтобы купить еды. Семья Лидии подвергается депривации по нескольким показателям уровня
жизни – у них в доме земляной пол и нет электричества, туалета и водопроводной воды, а также
в образовании и питании.

Источник: Полевые исследования, проведенные в рамках сбора данных для ДРЧ; см. Alkire and Santos (2010).

переплетение, в частности, потому, что домохозяйства, сталкивающиеся со многими депривациями, вероятнее всего находятся в худших ситуациях, чем это можно предположить на основании
показателей бедности по доходам22.
ИМБ основывается на подходе с точки зрения возможностей. Он включает целую палитру
аспектов, начиная с гражданской активности
бедных местных сообществ, и складывающегося
международного консенсуса. Однако ввиду того,
что данное измерение требует, чтобы все данные
относились к одному и тому же домохозяйству,
варианты аспектов для применения этого измерения были ограниченными. К примеру, в обзорах,
при которых ведется сбор информации, необходимой для оценки других важных аспектов, имеется недостаток данных о работе, расширении
прав и возможностей и потреблении. Нужны
более полные данные в таких ключевых областях,
как работа в неформальном секторе, расширение
прав и возможностей, гарантии свободы от насилия и человеческие взаимоотношения (социальный капитал и уважение) – тема, к которой мы
еще вернемся в Главе 6.
ИМБ, простой и имеющий непосредственное отношение к политике в области развития
инструмент, дополняет методы исследования
монетарного характера, применяя более широкий подход23. Он определяет перекрывающие
друг друга депривации на уровне домохозяйств
по тем же трем аспектам, что и ИРЧП и показывает среднее число бедных людей и деприваций,
с которыми сталкиваются бедные домохозяйства.

Полный набор оценок, связанных с ИМБ, для
всех стран, по которым имеются открытые данные, приведен в статистической таблице 5.
Этот новый показатель замещает собой
Индекс нищеты населения (ИНН), публиковавшийся с 1997 г.24. Новаторский для своего
времени, ИНН использовал средние величины
по странам для отражения суммарных деприваций в области здравоохранения, образования и
уровня жизни. С его помощью все же нельзя было
определить число индивидов, семей или более
обширных групп населения, подверженных коллективной депривации25. ИМБ свободен от этого
недостатка, выявляя, сколько людей испытывает
комбинированные депривации и со сколькими
депривациями они в среднем сталкиваются. Он
может быть разбит по аспектам, чтобы показать,
как состав многомерной бедности меняется по
охвату и глубине по различным регионам, этническим группам и пр. – что имеет полезное значение
для разработки плитики в области развития.

Общие модели многомерной
бедности
ИМБ представляет собой результат расчета масштабов многомерной бедности (доли людей,
которые являются многомерно бедными) и среднего числа деприваций, которые испытывает каждое многомерно бедное домохозяйство (глубины
его нищеты). Он имеет три аспекта, также охваченных ИРЧП – здравоохранение, образование
глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

95

рисунок

и  уровень жизни, – которые отражены в 10
показателях, каждый из которых имеет одинаковый вес в  пределах своего аспекта (рис. 5.7).
Домохозяйство является многомерно бедным,
если оно подвергается депривации как минимум по двум из шести показателей (предельная величина колеблется в зависимости от веса
отдельного показателя в суммарном измерении;
см. Техническое примечание 4). Предельные величины носят строгий характер, отражая острые
депривации, и большая часть из них привязана
к Целям ООН в области развития, сформулированным в Декларации тысячелетия (ЦРДТ).
Сразу же становится очевидным, что ИМБ
наиболее подходит для менее развитых стран. Он
выявляет наличие обширных районов деприваций в Южной Азии, в Африке к югу от Сахары
и в беднейших латиноамериканских странах.
Он обнажает магнитуду колебаний масштабов
нищеты, не ограничиваясь измерением финансового положения, что представляет собой важное достижение. Короче говоря, он помогает
зафиксировать и ярко отобразить комбинированные депривации – основываясь на международном консенсусе, нашедшем отражение в Целях
ООН в области развития, сформулированным
в Декларации тысячелетия, относительно проявлений серьезных и действительно недопустимых
проявлений человеческого неблагополучия.
Подводя итог, мы оцениваем, что около трети
населения в 104 странах или почти 1,75 млрд

5.7

человек живут в условиях многомерной бедности26. К примеру, эти люди могут жить в домохозяйстве, один из членов которого страдает от
недоедания, в котором умер ребенок или ни один
из членов не имеет больше пяти классов образования и имеет детей школьного возраста, которые
не ходят в школу. Или же люди могут жить в доме
с земляным полом, лишенном канализации, водоснабжения, топлива для приготовления пищи
и электричества, и не иметь каких-либо активов.
Сегодня наиболее широко используемый способ измерения бедности – это измерение бедности
по доходам с применением либо национальной
черты бедности, либо международного стандарта.
Предварительный анализ показывает, что ИМБ
выявляет накладывающиеся друг на друга, но
все же отличные друг от друга аспекты бедности.
Составляя пострановые переписи числа бедных
по доходам (и принимая за черту бедности заработок в 1,25 долл. США в день) в сопоставлении
с числом людей, пребывающих в многомерной
бедности, мы видим, что в большинстве стран –
включая Гватемалу, Марокко и Эфиопию, численность последних выше. Рис. 5.8 выявляет действие
этой модели по отдельным странам, полный же
набор результатов представлен в статистической
таблице 5. В 19 из 72 стран выборки – в том числе
в Китае, Танзании, Узбекистане и Шри-Ланке –
показатели уровня бедности по доходам выше,
чем показатели уровня многомерной бедности.
В целом чем ниже национальный ИРЧП, тем более

Компоненты Индекса многомерной бедности

ИМБ – три аспекта и 10 показателей

у
об

о
шк

ь
ост

яв

ни

н
рт
ме

че

яс

вы
ти
Ак оме
д
л в тво
По ичес
тр
ек
Эл
да
Во
о
ив
т
ле опл
Туа е» т
но
яз
«Гр
м
й, ние
ете че
о д бу
сл х о
Чи ны
ен
ач
ле

в
ох

ы
Год

а
тск
Де

ие
тан

Пи

Десять показателей

й
ны
ен
зн нь
Жи рове
у

е

ни

ва

зо

ра

Об

ье
ов
ор
Зд

Три аспекта

Индекс
многомерной
бедности
Примечание. Величина блоков отражает удельный вес показателей.
Источник: Alkire and Santos (2010).

96

доклад о развитии человека 2010

рисунок

5.8

Сравнение многомерной бедности и бедности по доходам

Доля людей в процентном отношении, живущих в нищете: ИМБ и бедность по доходам, некоторые страны

93

ИМБ в подушевом исчислении

90

Бедные, живущие
на 1,25 долл. США в день

81

66

89

77
65
62

39

55
54
42

Нигер

Эфиопи

я

21
Руанда

Танзан

26
ия

Маври

тания

29
26

Индия

Камбод

жа

3

Марок

ко

12
Гватем
ала

Китай

46
12

16
14

5

Шри Ла

нка

2
Узбеки
стан

Источник: расчеты ОПДРЧ на базе работы Alkire and Santos (2010).

вероятно, что многомерная бедность будет превосходить бедность по доходам27.
Наша сводная оценка в 1,75 млрд многомерно бедных людей превышает 1,44 млрд человек, которые, по оценкам, живут менее чем на 1,25
долл. США в день в тех же странах, но ниже 2,6
млрд человек, которые, по оценкам, живут менее
чем на 2 долл. США в день28. По большинству
стран оценки разнятся по нескольким причинам.
Во-первых, различно понимание объектов измерений, поэтому трудно рассчитывать на то, что
они будут полностью совпадать. Во-вторых, во
многих развивающихся странах доход и потребление трудно измерить, особенно ввиду размеров
неформального сектора и потребления изделий
кустарного производства. В-третьих, в некоторых
странах ресурсы, измеряемые ИМБ, предоставляются бесплатно или по низкой цене; в других же
они недоступны даже для работающих людей –
отсюда мы видим, что страны со сравнительно
хорошим доступом к услугам имеют ИМБ значительно ниже оценок на базе финансового положения – например, Танзания, Узбекистан и ШриЛанка, чего не происходит в таких странах, как
Нигер и Эфиопия, где депривации, измеряемые

ИМБ, глубже, чем бедность по доходам. К тому
же на уровне индивидов и домохозяйств люди
обладают различной способностью конвертировать доход в улучшение питания или образования – например, в домохозяйствах, где имеются
инвалиды или люди с особыми потребностями.
Поэтому ИМБ призван дополнить финансовые измерения бедности, включая оценки числа
живущих ниже чем на 1,25 долл. США в день.
Связь между этими измерениями, равно как и их
значение для разработки политики в области развития и методологии расчетов являются приоритетными предметами дальнейших исследований.
Как связаны между собой измерения численности многомерно бедных и глубины бедности? Их связь на удивление устойчива: в странах
с более высокой численностью многомерно бедных, как правило, больше деприваций (рис. 5.9).
В то же время выявляются интересные исключения – страны с низким числом бедных, но высокой глубиной бедности (как например Вьетнам,
Мьянма и Филиппины) и страны с высоким
числом бедных, но низкой глубиной бедности
(как например Бангладеш, Демократическая
Республика Конго и Камбоджа).

глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

97

рисунок

Страны с более высокой численностью людей, живущих
в состоянии многомерной бедности, имеют более высокую
депривацию

5.9

Средняя интенсивность нищеты относительно доли населения, считающегося бедным
Средняя распространенность бедности (А)
75
ИМБ = A × H
70

Нигер

65
60
55

Нигерия

Мьянма
Бразилия
Филиппины

Эфиопия

Индия

Лаос, НДР
Пакистан

Вьетнам

50
ДР Конго

Китай Индонезия

45

Бангладеш

40
35

0
10

90

80

70

60

50

40

30

20

10

0

30
Процент людей, считающихся многомерно бедными (H)
Очень высокий ИРЧП

Высокий ИРЧП

Средний ИРЧП

Низкий ИРЧП

Примечание. Размеры кругов представляют численность населения каждой страны.

рисунок

Источник: расчеты ОПДРЧ на базе работы Alkire and Santos (2010).

5.10

Бо́льшая часть многомерно бедного населения мира
проживает в Южной Азии и в Африке
к югу от Сахары

Региональное распределение многомерно бедного населения мира, живущего
в развивающихся странах

Арабские страны 2%
Латинская Америка
и Карибский бассейн 3%

Европа и Центральная Азия 1%

Восточная Азия
и Тихоокеанский
регион 15%
Африка к югу
от Сахары 28%

Южная Азия 51%

Примечание. Выборка включает 98 развивающихся стран и охватывает 92% населения в развивающихся странах.
Источник: Расчеты ОПДРЧ на базе работы Alkire and Santos (2010).

98

доклад о развитии человека 2010

Многомерная бедность по
регионам и странам
Региональные уровни многомерной бедности колеблются от порядка 3% в Европе
и  в  Центральной Азии до 65% в Африке к югу
от Сахары. В Южной Азии проживает наибольшее число людей, живущих в многомерной бедности, за ней следует Африка к югу от Сахары
(рис. 5.10).
• На страны Африки к югу от Сахары приходится наибольшая степень распространенности многомерной бедности при значительных
вариациях в 37 африканских странах нашей
выборки – от низшей точки 3% в ЮАР до
колоссальных 93% в Нигере – притом что
средняя доля деприваций варьируется от
примерно 45% (в Габоне, Лесото и Свазиленде) до 69% (в Нигере). В Гвинее, Мали
и Нигере свыше половины населения бедны
и пережили смерть ребенка. В этих странах,
как и в Буркина-Фасо, Бурунди, Мозамбике и
Эфиопии свыше половины населения бедны
и живут в домохозяйствах, ни один член которых не окончил средней школы.

Внутристрановые вариации представляют
большой интерес с точки зрения проводимой
политики. В Индии уровень многомерной бедности в Дели близок к иракскому и вьетнамскому
(около 14%), тогда как ее уровень в штате Бихар
равновелик уровню Сьерра-Леоне и Гвинеи
(около 81%). На рис. 5.11 показана разбивка
данных по Кении на составные части по провинциям, а внутри самых беднейших и центральных
провинций – на городские и сельские районы

в  опоставлении с избранными странами. ИМБ
Найроби несколько выше бразильского, хотя
ИМБ по сельским районам Северо-Восточной
провинции Кении ниже, чем в Нигере, беднейшей стране выборки.
Бедность можно исследовать по признаку
этнической, религиозной и кастовой принадлежности. Национальное обследование многомерной
бедности в Мексике, предпринятого в 2009  г.,
показало масштабы нищеты среди коренного
населения (см. вставку 6.4 в главе 6). В Боливии
нищета среди метисов составляла 27%, но была
в 1,6 раз выше среди коренного народа кечуа.
В Индии 81% выходцев из зарегистрированных
племен являются многомерно бедными наряду
с 66% представителей зарегистрированных каст
и  58% представителей других отсталых каст.
Около трети остальных индийских домохозяйств
многомерно бедны, имея ИМБ чуть пониже
уровня Гондураса.

рисунок

• В 8 индийских штатах, где проблема бедности
столь же остра, как и в 26 беднейших африканских стран, проживает 421 млн многомерно
бедных людей – больше, чем 410 млн, живущих в этих африканских странах вместе взятых.
Таким образом, ИМБ со всей очевидностью
показывает, что глубина и степень распространенности многомерной бедности в Южной
Азии больше, чем в любом другом регионе.
• На большей части Восточной Азии и в большинстве стран бассейна Тихого океана, включая Китай и Таиланд, уровень многомерной
бедности сравнительно низок. Но, согласно
оценкам, свыше половины камбоджийцев
многомерно бедны, что выражается большей
частью в отсутствии электричества, канализации и топлива для приготовления пищи.
• В Латинской Америке и странах Карибского
бассейна состояние многомерной бедности
характерно в пределах от 2% населения (Уругвай) до 57% (Гаити, где измерения проведены
еще до опустошительного землетрясения
2010 г.).
• Арабские государства представляют собой
весьма гетерогенную группу стран. В большинстве из них уровень многомерной бедности ниже 7% – например, в Объединенных
Арабских Эмиратах и Тунисе, но этот уровень возрастает более чем до 14% в Ираке, до
28% в Марокко, до 29% в Джибути, до 50%
в Йемене и до 81% в Сомали.
• В Европе и Центральной Азии уровень бедности, оцененный посредством ИМБ, чрезвычайно низок. В ряде стран этот уровень близок
к нулю, а более высокий уровень – 5-7%  –
зарегистрирован в Азербайджане, Кыргызстане, Турции и Эстонии, при наивысшей
его оценке в 17% в Таджикистане. Эти цифры
отражают ограниченность применения пороговых величин ИМБ к странам, в которых
имеется достаточно хороший доступ к базовым услугам, и не следует считать, будто они
означают, что в Европе и Центральной Азии
не существует трудностей и лишений.

5.11

Огромные внутристрановые различия многомерной
бедности: пример Кении

Индекс многомерной бедности: провинции Кении по сравнению с другими странами
Значение ИМБ
0,0
Мексика
Китай
Бразилия
0,1

Индонезия

Найроби

Центральная городская

Гана
0,2

0,3

Боливия

Индия

Восточная

КЕНИЯ

Западная
Береговая
Рифт Вали
Ньянза

Танзания
0,4

0,5

Центральная сельская
Центральная

Мозамбик
Северо-Восточная городская

Мали
0,6
Нигер

Северо-Восточная сельская

0,7

Северо-Восточная

0,8
Источник: Alkire and Santos (2010).

глава 5 НОВАТОРСКИЕ РЕШЕНИЯ В ОБЛАСТИ ИЗМЕРЕНИЯ НЕРАВЕНСТВА И БЕДНОСТИ

99

Ограниченность Индекса
многомерной бедности
Подобно ИГН, ИМБ обладает некоторыми
недостатками, в основном в силу существующих
ограничений в получении данных. Во-первых,
показатели включают как выходную информацию (как например число лет обучения в школе),
так и вводимые ресурсы (как например топливо
для приготовления пищи), а также один итоговый показатель (детская смертность, фактор,
который может отражать смерть, случившуюся
недавно или давно), поскольку ряды данных имеются не по всем аспектам. Во-вторых, данные по
состоянию здоровья сравнительно неполны или
недостаточно представительны, особенно в том,
что касается питания, хотя выявляемые закономерности общеизвестны и вызывают доверие.
В-третьих, в некоторых случаях приходилось
выносить тщательно обдуманные оценки, чтобы
заполнить отсутствующие данные. Но для того,
чтобы они могли считаться многомерно бедными,
домохозяйства должны испытывать депривации
по меньшей мере по шести показателям жизненного уровня или по трем показателям уровня
жизни и одному показателю в области здоровья или образования. Это требование делает
ИМБ менее зависимым от мелких неточностей.
В-четвертых, как известно, неравенство внутри
домохозяйства может быть глубоким, но его проявления могут быть не отражены в поступающих
данных. В-пятых, хотя ИМБ выходит за рамки
подсчета количества бедняков и включает глубину
нищеты, он не измеряет неравенство среди самой
бедноты29. Наконец, оценки представленные
здесь, основаны на открытых данных и охватывают разные годы между 2000 и 2008 гг., что ограничивает прямую межстрановую сопоставимость.

100

доклад о развитии человека 2010

В группе со средним ИРЧП (Таиланд, страны
с переходной экономикой и несколько более богатых латиноамериканских стран) депривации,
измеряемые ИМБ, встречаются гораздо реже. Но
низкий уровень ИМБ, о котором сообщается применительно к этим странам, не означает, что там
нет реальной нищеты. Хотя это не очень хорошо
отражается с помощью ИМБ, мы знаем из полевых
и дополнительных источников – включая оценки
бедности на базе финансового положения – что
страдания бедных людей в этих странах реальны
и что нередко там велико многомерное неравенство.
*     *     *
Доклад за нынешний год представляет собой
крупный шаг вперед в деле измерения развития
человека. Основываясь на многолетних исследованиях и критике, он вводит новые измерения для
многомерного неравенства – в целом и по гендерному признаку – а также бедности. Он подчеркивает
фундаментальную надежность ИРЧП, одновременно привнося тщательно обдуманные усовершенствования. С приливом интереса к альтернативным
измерениям благосостояния ИРЧП приобретает
еще большую значимость. Он останется краеугольным камнем ДРЧ. Несмотря на повышение доступности данных и качества с 1990 г., все еще остаются
огромные пробелы и недочеты. Все еще не хватает
хороших резюмирующих измерений кардинальных
аспектов благосостояния – в первую очередь обеспечения прав и возможностей. Необходимо проделать еще бóльшую концептуальную и эмпирическую
работу, чтобы привести в гармонию проблематику
экологической устойчивости и измерения потенциала развития человека. Мы вернемся к этим вызовам
в главе 6, в которой речь пойдет о перспективной
программе на будущее.

гл а в а

6

Повестка дня на период
после 2010 года

В начале этого доклада говорилось о сохраняющейся актуальности концепции развития
человека в XXI в. Мы обобщили опыт и исследовали современную научную мысль, чтобы
наметить и определить «дорожную карту» на перспективу. Собранный нами опыт показывает, что жизнь людей можно изменить к лучшему, используя средства, уже имеющиеся
в распоряжении большинства стран. Тем не менее, прогресс не гарантирован. Пути к дальнейшему развитию человека многообразны и зависят от исторических, политических и институциональных условий каждой страны.
В Докладе сделан ряд выводов о тенденциях
и моделях основных оцениваемых измерений развития человека:
• За последние десятилетия во многих (хотя
и не во всех) странах люди добились стабильного, долгосрочного прогресса в области здоровья и образования.
• В целом не наблюдается сближения в области
доходов, несмотря на бурный рост в странах
Восточной Азии и Тихоокеанском региона,
а также в Индии.
• Корреляция между изменениями дохода
и  изменениями уровней здоровья и образования за последние 40 лет выражена слабо.
Наиболее вероятным объяснением этого
факта является то, что сегодня развивающиеся
страны сталкиваются с процессами и возможностями, отличными от тех, что преобладали
в прошлом.
• Это не означает, что рост не имеет значения:
управление ресурсами по-прежнему является
ключом к развертыванию многих возможностей. Это значит, что прогресс в области здоровья и образования достижим даже тогда,
когда рост неочевиден.
• Глобальные знания и технологии открывают новые возможности и пути, сокращая
затраты на базовые достижения и повышая
эффективность политики, построенной на
использовании стратегического преимущества возможностей.
• Пути к успеху многообразны, и результаты,
достигаемые странами с одинаковыми начальными условиями, поразительным образом
разнятся. Многие страны добиваются положительных результатов в долгосрочной перспективе, делая акцент на здоровье и   бразовании; другие стремятся к быстрому

экономическому росту, хотя иногда наносят
большой ущерб экологической устойчивости.
• Политики и реформы, совместимые с прогрессом, значительно различаются по институциональным условиям и зависят от структурных и политических ограничений. Попытки
механически перенести институциональные
и политические решения в страны с разными
условиями часто оказываются неудачными.
Мы также провели обзор тенденций в области измерений развития человека, которые оцениваются не так часто, но имеют не меньшее значение, чем те, что включены в Индекс развития
человеческого потенциала (ИРЧП). Наш обзор
показал следующее:
• Демократические формы и процессы получили значительное распространение на
национальных уровнях, поэтому большинство людей сегодня живет в демократических
обществах и имеет шанс голосовать на местных выборах – хотя демократия и не всегда
гарантирует подотчетность.
• Международное, межгрупповое и межличностное неравенство остается огромным во
всех измерениях благополучия, а неравенство
по доходу повышается.
• Обнаруживается все больше доказательств
того, что применяемые сегодня в мире модели
производства и потребления являются экологически неустойчивыми.
В Докладе также вводятся ключевые инновации в области измерения показателей.
Классический вариант ИРЧП усовершенствован
и дополнен новыми индикаторами: показателями неравенства в ИРЧП, гендерного неравенства и  многомерной бедности. Эти инновации
глава 6 повестка дня на период после 2010 года

101

Изменение климата может
стать единственным
фактором, который сильно
изменит будущее,
препятствуя
продолжающемуся
прогрессу в развитии
человека, ожидать который
нас побуждает история

102

доклад о развитии человека 2010

опираются на новые доступные данные и технические усовершенствования. Одновременно в экспериментальном порядке вводятся новые статистические ряды, которые будут пересматриваться
в свете дискуссии, отзывов и пожеланий, а также
с учетом дальнейшего совершенствования данных.
Эти результаты имеют значение для будущей
повестки дня в области развития человека. Из
того факта, что для развития человека не существует чудодейственных средств или волшебных
снадобий, вытекают три политических вывода.

Первое: мы не можем предполагать, что грядущее
развитие будет воспроизводить прошлые достижения: сегодня во многих отношениях существуют более широкие возможности, и они будут
оставаться таковыми в дальнейшем. Второе: многообразный опыт и конкретные условия препятствуют формулированию универсальных политических рецептов и благоприятствуют более
общим рекомендациям. Третье: мы обязаны обратиться к решению новых крупных проблем, прежде всего связанных с изменением климата.

Прогресс и угроза изменения климата
Подобно тому, как прошлое было сложным и
нелинейным, любые предсказания будущего неопределенны. В предварительном исследовании,
положенном в основу данного Доклада, средние
траектории будущего развития стран были смоделированы как повторяющие путь более развитых государств, начавших с аналогичных уровней
ИРЧ1. Такое проекции позволяют предположить,
что на более низких уровнях развития человека в
течение будущих десятилетий можно добиться
существенного прогресса. С учетом предыдущего
прогресса стране потребуется около 70 лет, чтобы
продвинуться, скажем, от ИРЧП Филиппин
до ИРЧП Испании. Чтобы перейти от ИРЧП
Нигера к ИРЧП Мадагаскара или от ИРЧП
Камеруна к ИРЧП Ботсваны, потребуется 25 лет,
или около одного поколения2. Альтернативные
сценарии доходов, созданные исследователями
в странах мира, как правило, предполагают, что
страны Азии, в частности, Китай и Индия, продолжат сближение с развитыми странами, тогда
как страны Латинской Америки и Карибского
бассейна, а также страны Африки к югу от Сахары
сохранят отставание3.
Базовые модели не предусматривают событий, существенно более неблагоприятных, или
более благоприятных, чем те, что имели место в
прошлом. Однако непредвиденные отрицательные шоки – такие как войны, эпидемии и стихийные бедствия – способны в будущем нанести ущерб развитию человека. Положительные
шоки – например, изобретение лекарств против
малярии, ВИЧ и СПИДа или прекращение конфликта – станут толчком к улучшениям.
По прогнозам, численность населения мира
к 2020 г. достигнет 9 млрд чел.; при этом почти
весь прирост придется на развивающиеся страны.
При отсутствии миграции численность населения развитых стран достигнет пика в 2020 г. и
несколько сократится в течение примерно трех

последующих десятилетий. Эти демографические
изменения, наряду с ростом доходов, скажутся
на природных ресурсах и окружающей среде.
Изменение климата может стать единственным
фактором, который сильно изменит будущее,
препятствуя продолжающемуся прогрессу в развитии человека, ожидать который нас побуждает
история. Несмотря на то, что международные
соглашения были труднодостижимыми, а политические решения, как правило, принимались
слишком долго, общая точка зрения ясна: изменение климата действительно происходит, и оно
способно сорвать процесс развития человека.
Ожидается, что оно серьезно повлияет на уровень моря, модели погоды, и, возможно, на заселение территорий и продуктивность сельского
хозяйства.
Одна из оценок позволяет предположить,
что к середине века негативное воздействие изменения климата на урожаи зерновых подтолкнет
цены вверх – приведя к повышению цены на пшеницу более чем в два раза – что будет иметь масштабные последствия. При наихудшем варианте
сценария потребление зерновых на душу населения к 2050 г. сократится на 1/5, что увеличит на 25
млн чел. численность детей, страдающих от недоедания, особенно в Южной Азии4. Долгосрочные
эффекты в области продуктивности сельского
хозяйства варьируются по регионам – в целом
они отрицательны для засушливых и тропических областей, главным образом, в развивающихся странах, и положительны для некоторых
более холодных районов мира, включая Канаду
и Российскую Федерацию5.
Научное осмысление проблем изменения
климата быстро развивается, все более признавая огромный риск, в некоторых случаях угрожающий существованию островных государств.
Изменение климата подвергает серьезному испытанию международное сообщество – и ставки

здесь чрезвычайно высоки. Глобальное, и, в
большинстве случаев, необратимое изменение
климата является вопросом межстрановой и
межпоколенческой дистрибутивной справедливости, влияющей на миллиарды людей, которые
будут жить в текущем столетии и в последующий
период.
Задача состоит в рассмотрении политик
и  стратегий, которые были бы полезны для

развития человека во времени с тем, чтобы текущие улучшения превосходили достижения прошлого, и гарантировали бы включение групп,
ранее являвшихся обездоленными, в будущее
расширение свободы. Это необходимо осуществить такими способами, которые бы преодолевали ограничения углеродоемкого роста
и  обеспечивали развитию человека подлинную
устойчивость.

Повестка дня в области политики
Определить движущие силы политик в области
развития человека непросто, поскольку вопросы
сложны, данные разрозненны, а методы ограниченны. Возможно, эти проблемы можно лучше
всего проиллюстрировать на примере критических замечаний, обрушившихся на межстрановые
статистические сравнения (так называемые межстрановые регрессии); эта критика была столь
обширна, что едва ли не каждый результат оценки
корреляции между политиками и ростом, оказывался противоречивым6.
Но и другие методы тоже не лишены недостатков. Например, если с помощью осторожных
оценок можно получить точный ответ на конкретные вопросы, то многие результаты рандомизированных исследований внедрения программ
нельзя рассматривать вне рамок эксперимента7.
Аналогичным образом, выводы углубленных страновых тематических исследований не обязательно
применимы к другим странам или даже к той же
стране в другой период ее существования, хотя
такие изыскания способны дать ценное понимание сложности и богатства местных политических, культурных и антропологических условий.
Каждый день в странах мира разрабатываются и внедряются политики, и специалисты
обращаются к ученым и в организации, занимающиеся проблемами развития, за конкретными
советами. Научная мысль в области развития
представляет собой конкурентную среду, в которой альтернативные идеи, интерпретации и концепции борются за одобрение. Мы предложили
интерпретацию тенденций и моделей, опирающуюся на внимательное прочтение истории и эмпирические доказательства, а также на базовые нормативные идеалы концепции развития человека,
помогающие нам в общих чертах обрисовать путь
вперед и повестку дня изменений.
Поскольку быстрый рост, даже будучи устойчивым, не ведет автоматически к серьезным достижениям в более широких аспектах развития человека, необходимо разрабатывать политики так,

чтобы прогресс в доходах и в других областях происходил одновременно. Разработчики политики,
могут держать в поле зрения несколько переменных. Хотя экономический рост не ведет с неизбежностью по пути развития человека и уменьшения нищеты, многие страны продвинулись вперед
в достижении обеих этих целей. Политики, содействующие экономическому росту и прогрессу
в аспектах развития человека, не связанных с доходом, не только различаются, но и пересекаются.
Мы обязаны уделять больше внимания этим пересечениям и потенциальной синергии.
В главе 3 исследуется центральная роль функционирования рынков и государства в определении успехов и провалов в развитии человека.
Эти силы формируются заложенным в их основу
социальным договором – нормами и ожиданиями, касающимися ролей и функций государства
и механизмов подотчетности и правоприменения. Модели социального договора между политической и экономической элитами и социальными группами многообразны – и это влияет на
то, как государство проводит в жизнь политики,
предоставляет общественные блага и услуги
в целях расширения возможностей и свобод для
всех. Все это указывает на необходимость принимать контекст всерьез, размышляя о политике
и программах, способных в наибольшей степени
ускорить развитие человека – особенно это касается партнеров в области развития, ищущих возможностей для обеспечения поддержки.
Однако мы не приходим к выводу, что все
институты и политики являются полностью
внутренне обусловленными и находятся под
влиянием событий, произошедших много веков
назад. Это подразумевало бы, что выбор политики целиком предопределен, и что возможности
для изменений – в частности, для прогрессивных
реформ, – по своей природе значительно ограничены. К счастью, доказательства не подтверждают
столь пессимистических взглядов. Тематические
исследования, исторические доказательства,

Политики, содействующие
экономическому росту
и прогрессу в аспектах
развития человека,
не связанных с доходом,
не только различаются,
но и пересекаются.
Мы обязаны уделять
больше внимания этим
пересечениям
и потенциальной синергии

глава 6 повестка дня на период после 2010 года

103

Контекст явно имеет
значение. Все более
широкое распространение
получает вывод о том, что
одни и те же политики могут
иметь различный эффект
в разных условиях. То, что
сработало в одном месте,
может не сработать
в другом

межстрановые эмпирические данные и результаты
экспериментов представляют собой фрагменты
мозаики. Иногда они позволяют нам определить,
какие политики, предположительно, содействуют
развитию человека, – но делают это на довольно
высоких уровнях обобщения. Данный опыт необходимо рассмотреть, усовершенствовать и адаптировать к национальным и местным условиям.
Например, потенциал государственных игроков влияет на то, что может быть сделано и  не
будут ли политически поддерживаемые цели
искажены в ходе реализации, особенно в странах
с низким уровнем развития человека. Потенциал
индивидов и групп непосредственно зависит от
того, как власть распределяется в обществе и его
институтах, которые отчасти являются историческим наследием неравенства.
Это возвращает нас к нашему лейтмотиву,
суть которого в том, что ни одна отдельно взятая стратегия не работает одинаково хорошо во
всех случаях. Контекст явно имеет значение. Все
более широкое распространение получает вывод
о том, что одни и те же политики могут иметь различный эффект в разных условиях8. То, что сработало в одном месте, может не сработать в другом. Например, и Маврикий, и Гаити являются
островными экономиками, создавшими особые
экспортные зоны, эти зоны были весьма успешными на Маврикии, но потерпели полный провал
на Гаити.
Наш обзор развития человека за последние
40 лет демонстрирует, что в глобальном докладе
бесполезно предлагать универсальные рецепты.
Полезнее содействовать дискуссиям и осуществлению повестки дня в сфере политики и научных исследований в нескольких сопряженных
областях. Каковы же непосредственные политические выводы, вытекающие из этой концепции?
Мы рассматриваем их в трех разделах: ключевые
принципы, контекст и глобальные силы.

Рассмотрение принципов
разработки политики
Индивиды, группы и лидеры, содействующие
развитию человека, действуют в условиях жестких институциональных, структурных и общеполитических ограничений, влияющих на диапазон возможных политических мер. Однако
опыт позволяет определить широкие принципы
формирования соответствующей повестки дня
в области развития человека.
Один из важных итогов за несколько десятилетий опыта в области развития человека
состоит в том, что фокусирование только на
104

доклад о развитии человека 2010

экономическом росте чревато проблемами. Хотя
мы накопили обширные знания о том, как улучшить здоровье и образование, причины роста
остаются значительно менее определенными,
а сам рост зачастую труднодостижим9. Более того,
несбалансированный акцент на росте нередко
влечет за собой негативные последствия для
окружающей среды и отрицательные эффекты
в области распределения. Опыт Китая, с его впечатляющей историей роста, отражает эти тревоги
(вставка 6.1) и подчеркивает важность сбалансированных подходов, делающих акцент на инвестициях в аспекты развития человека, не связанные
с доходом, обусловленный как сугубо практическими, так и концептуальными причинами.
Более того, если рост означает средство достижения различных целей – как широко признано
теперь, – то «успех» этого роста должен оцениваться по отношению к более общим целям развития человека, которых он стремиться достичь.
Все связанные с этим переменные должны находиться в поле зрения одновременно.
Цели в области развития необходимо
обсуждать и определять посредством публичного обмена идеями в ходе непосредственного
участия людей в свободных дискуссиях. В этом
смысле цели и средства сближаются. Как подчеркивали Элеонора Остром и другие авторы,
услуги, которые способствуют расширению возможностей, всегда создаются людьми совместно:
дети не просто «получают» образование, они
используют инфраструктуру и ресурсы, предоставляемые государством, чтобы улучшить свои
знания. Аналогичным образом, людям необходимо самим участвовать в улучшении собственного здоровья10. Это придает особую значимость
точке зрения Сена и других авторов о том, что
люди должны быть активными участниками развития, осуществляя проекты в области развития, и к ним нельзя относиться как к пассивным
бенефициариям11.
В свете сказанного мы выносим на общественное обсуждение несколько соображений
о приоритетах и возможностях в политике:
• Задачи обеспечения социальной справедливости и сокращения нищеты должны быть
приоритетными при разработке политики,
а  не служить дополнениями к ней. Например, разработчики политики должны определить вероятных адресатов мер по содействию
занятости, росту и доступу к общественным
услугам. Недавний пример политики занятости в интересах бедных слоев населения – принятый в Индии Национальный закон о гарантиях занятости в сельских районах, который
гарантирует 100 дней оплачиваемого труда по

ВСТАВКА

6.1

Развитие как свобода и изменение китайского взгляда на развитие

Когда Дэн Сяопин в 1980-х гг. заявил, что «развитие – это горькая правда», он выступал против
идеологии маоистской эпохи, когда акцент делался на всеобщем равенстве в ущерб экономическому росту. Китай был одной из самых бедных стран мира, и быстрый рост рассматривался
как путь выхода из нищеты и усиления экономических и и политических позиций на международной арене. Тридцать лет спустя Китай реализовал эти честолюбивые планы, но заплатил за
это высокую цену, и теперь начинает это понимать.
Китай начал проводить свои экономические реформы в конце 1970-х гг., выбрав стратегию
развития, которую можно назвать целенаправленной ориентацией на экономический рост.
Государственная машина стала движущей силой роста. Для оценки результатов деятельности
различных уровней власти и ключевых должностных лиц было предложено использовать единый критерий: уровень экономического роста региона.
Китай явно отвергал бόльшую часть общепринятых взглядов на то, как следует переходить
к рыночной экономике. Предпочтение было отдано экономическим, а не политическим реформам, и реформы проходили без полной либерализации или приватизации. В противовес
распространенному мнению, прямые иностранные инвестиции и рост экспорта не являлись
главными движущими силами. Напротив, бόльшая часть роста Китая происходила благодаря
деятельности предприятий в небольших городах и сельских районах, а также фирм, которыми
владели и управляли местные органы власти.
На протяжении трех десятилетий рост экономики происходил феноменальными темпами – 8% в год, а показатели бедности в денежном выражении снизились за период с 1981
по 2005 г. более чем на 80%. Однако этот успех не сопровождался улучшениями в других
измерениях развития человека. С 1970 г. Китай занимает первое место по экономическому
росту, но лишь 79-е место из 135 стран по улучшениям в области образования и здоровья. Фактически в выборке из 135 стран Китай – одна из десяти стран, где коэффициент
охвата населения образованием ниже, чем в 1970-х гг. Медленный прогресс был связан
с децентрализацией финансирования базовых услуг без предоставления надлежащей поддержки в общенациональном масштабе или с повышением взносов, взимаемых с семей.

Государственное социальное обслуживание деградировало, а в некоторых местах полностью
развалилось.
Издержки целенаправленной ориентации на экономический рост стали очевидны и в других аспектах. Возрастающее загрязнение окружающей среды угрожало многим территориям,
водным и воздушным системам, от которых зависели источники средств к существованию
людей, что иногда приводило к глобальным последствиям. Усилилось неравенство доходов.
К 2008 г. душевое потребление в домохозяйствах приморской провинции Гуандун было в четыре раза выше, чем в Тибете.
Китай приступил к осуществлению этой стратегии экономического роста примерно в тот период, когда в работах Амартии Сена, а позднее – в Докладе о развитии человека данный подход был подвергнут критике. При рассмотрении проблем, с которыми столкнулся Китай, сквозь
призму концепции возможностей ставились под сомнение сами смысл и ценность подобного
развития, основанного на показателе дохода.
В 2002 г. работа Сена «Развитие как свобода» была переведена на китайский язык и опубликована китайским издательством Peoples University Press; она несколько раз переиздавалась.
Можно предположить, что эта книга оказала серьезное влияние, по крайней мере, в определенных кругах. В 2005 г., когда на пике реформы системы медико-санитарной помощи в Китае
Министерство здравоохранения организовало встречу экспертных групп, каждый ее участник
получил экземпляр книги «Развитие как свобода».
Сокращение социального дисбаланса является сегодня приоритетом пятилетнего плана
Китая. Недавно страна также начала осуществление новых крупных политических инициатив,
направленных на развитие низкоуглеродной экономики и расширенное внедрение климатосберегающих технологий. В 2006 г. Китай выдвинул общенациональную задачу по расширению
использования возобновляемых источников энергии до 15% от всех используемых энергоресурсов и принял на себя обязательства снизить к 2020 г. объем выбросов диоксида углерода на
40–45% от уровня 2005 г. Успех этих реформ в стране с самой высокой численностью населения
будет иметь огромное значение для развития человека во всем мире.

Источник: UNDP China and China Institute for Reform and Development 2008; UNDP China and University of China 2010; Chen and Ravallion 2008; Liu 2010; Qian 2003; China NDRC 2006.

найму для каждого взрослого представителя
сельского домохозяйства (вставка 6.2).
• Все общества нуждаются в институтах для
урегулирования конфликтов, разрешения
споров и преодоления этнических, расовых
и  классовых различий. Поддержка таких
институтов требует принятия социального
договора, под которым подпишется большинство групп. Политические меры могут
включать в себя перераспределение доходов,
устранение источникам уязвимости, с которой сталкиваются работники и их семьи,
и  установление баланса между содействием
конкуренции и расширением возможностей
для получения прибыли, которые стимулировали бы инвестиции. В той или иной форме
необходима рента за осуществление инвестиций и внедрение инноваций, как это принято
в патентной защите, и, как мы видели в главе 3,
частный сектор может стать сильным партнером в содействии развитию.
• Внутренние инвестиции – как частные, так
и государственные – играют решающую роль.
Лишь немногие страны достигли значительного прогресса исключительно с помощью
иностранных капиталовложений и помощи
в целях развития. Мобилизация внутренних

инвестиций и предпринимательства подразумевает создание благоприятного климата, при
наличии определенного механизма защиты
прав собственников. При этом тематические
исследования опять-таки свидетельствуют
о многообразии успешных подходов. Некоторые страны в большей степени опираются на
стратегические сделки между бизнес-элитой и
государственной властью, а не на общие институциональные или законодательные реформы.
Финансирование внутренних государственных капиталовложений требует достаточных
бюджетных доходов, механизм сбора которых
считается справедливым и прозрачным.
• Глобальная интеграция с мировыми рынками,
являющаяся важным рычагом роста, создает
возможности для повышения дохода. Однако
страны могут осуществлять интеграцию с глобальной экономикой многими путями, не требующими полной либерализации торговли,
тем самым создавая пространство для внутренней промышленной политики.
• Устранение экологических рисков должно
быть неотъемлемой частью политического
выбора и регулятивной схемы. Политики
адаптации к изменению климата и содействия низкоуглеродному развитию, включают
глава 6 повестка дня на период после 2010 года

105

ВСТАВКА

6.2

Национальный закон о гарантиях занятости в сельских районах

Принятый в Индии в 2005 г. Национальный закон о гарантиях занятости в сельских районах
(ЗГЗСР) – самая большая программа общественных работ, когда-либо существовавшая в
странах мира – обеспечивает основные виды социальной защиты для сельскохозяйственных
рабочих: всеобщее и защищенное законом право на трудоустройство на местных общественных работах с минимальным окладом из расчета 100 дней занятости на одно домохозяйство.
Трудящиеся, не получившие работы в течение 15 дней со дня обращения, имеют право на пособие по безработице.
Следует также упомянуть о других, вопросах, регулируемых данным законом:
• Стимулирование участия женщин. Треть создаваемых рабочих мест должна быть зарезервирована для женщин и находиться в радиусе 5 км от их деревни; при необходимости на рабочем месте должны быть созданы учреждения по уходу за детьми.
• Децентрализованное планирование и внедрение. Не менее половины выделенных денежных средств должно быть потрачено местными выборными деревенскими советами; деревенские ассамблеи отбирают проекты и определяют их приоритетность.
• Создание основных фондов в сельской местности. Люди должны быть наняты на работу
для создания общественного имущества (в частности, дорог и защитных дамб), а также
активов на частных землях (например, проведения работ по мелиорации земель и рытья колодцев).
• Установление строгих норм прозрачности и подотчетностии. Необходимо, чтобы все
документы находились в открытом доступе; должны быть предусмотрена изначальная
публичность важнейших документов (таких как табели учета рабочего времени) и периодические ревизии, проводимые деревенскими представителями.
В 2009/2010 финансовом году Индия затратила на данную программу почти 10 млрд долл.
США (примерно 1% ВВП), и в ней приняло участие 53 млн домохозяйств. В среднем каждое
участвовавшее домохозяйство отработало 54 дня. Отмечено значительное участие обездоленных групп; большинство рабочих были членами зарегистрированных каст или зарегистрированных племен, в том числе более половины – женщины.
Выплата минимальной заработной платы и улучшенные условия труда на рабочих местах
в рамках программы ЗГЗСР сформировали потребность в аналогичных улучшениях на рынке

частного труда, что приносит пользу всем сельским труженикам. Миграция в города обездоленного населения замедлилась. Для многих сельских женщин заработки в рамках программы
стали важным источником экономической независимости. Когда Хаски, представительницу
одного из племен, проживающую в штате Раджастхан, спросили, кто решает, как будут расходоваться средства, заработанные по этой программе, она ответила: “Main ghar ki mukhiya hoon”
(«Я – глава домохозяйства»).
Реализация программы связана с решением ряда проблем. Осведомленность населения
выше, чем в отношении других разделов законодательства. Термин «ЗГЗСР» приобрел популярность, и даже школьники могут ответить на вопрос о правах работника. Однако требуется
время для понимания идеи «работы по требованию» как законодательно закрепленного права;
осознание этого жизненно важно для ЗГЗСР и позволит этой программе стать шагом на пути
к обеспечению права на труд или даже эффективной мерой социальной защиты.
Другие проблемы включают предотвращение коррупции, обеспечение подотчетности
и более активное участие населения в планировании. Многие из этих проблем отражают конфликты, происходящие в условиях, когда законодательство, разработанное в интересах бедных
слоев населения, было внедрено неэффективным государственным аппаратом, который нередко проявляет враждебность по отношению к беднякам. Когда в инструкции были внесены
изменения, согласно которым в целях предотвращения растраты средств заработную плату по
программе ЗГЗСР стали выплачивать банки, а не государственные чиновники и посредники,
многие правительственные функционеры, ранее получавшие выгоду от хищения средств, потеряли интерес к программе. Это привело к длительным задержкам в выплате зарплаты, что
вызвало большие трудности.
Ценность ЗГЗСР для сельских тружеников подтверждают беседы с представителями племен, проживающих в округе Сургуджа. Некоторые из них потратили средства, заработанные
в рамках программы, на приобретение активов (например, покупку вола или велосипеда),
другие использовали их для выплаты долгов, внесения платы за обучение детей и выполнения
социальных обязательств (таких как оплата свадебных расходов). Планировка почв, предпринятая в рамках ЗГЗСР, также было с одобрением встречена фермерами, ощутившими в результате возможность удвоить свои урожаи. Такая реакция распространена довольно широко и помогает добиваться результатов в борьбе за обеспечение гарантий занятости.

Источник: составлено Жаном Дрезом и Ритикой Кхера с использованием публикации Drèze and Khera (2010).

в себя поощрение климатоустойчивых сортов
сельскохозяйственных культур и пород скота,
а также финансирования инициатив в области
низкоуглеродного развития12.
Стратегии могут дать хорошие результаты лишь при определенных условиях; в связи
с этим гибкость становится критически важным
аспектом структуры политики и институтов.
Правительствам, добившимся краткосрочных
улучшений в области развитии человека, не всегда
удается придать им устойчивый характер в долгосрочной перспективе, особенно там, где улучшения не были подкреплены созданием более
инклюзивных политических и рыночных систем
путем решения более глубоких проблем, касающихся социального договора и конфликтов, связанных с распределением.
Очевидно, что эффективные стратегии развития человека осуществлялись режимами различного типа. Во многих странах достижение
альянса между интересами бизнеса и политическими интересами способно приблизить цель развития человека13. Прогресс в области технологий
106

доклад о развитии человека 2010

и глобального знания открывает все более широкие возможности, но это означает также, что роль
государства в развитии человека еще более усложнится. Поскольку нам неизвестно, какия политики и подходы окажутся наиболее эффективными для развития человека – а также учитывая
риски – дополнительную ценность приобретает
умение экспериментировать и учиться на собственном опыте, а также систематический мониторинг и обратная связь14. Местный потенциал не
менее важен, чем потенциал центральный: административная элита может не иметь большого влияния на облегчение доступа к услугам на местах.
В силу того, что круг игроков продолжает
расширяться, должна быть собрана информация
о  преимуществах и возможностях внедрения
применительно к различным и менее организованным группам – к широкому срезу гражданского общества15. Институты совещательной
демократии, расширяясь в глобальном масштабе,
должны быть главным путем облегчения сотрудничества, хотя многие страны пережили растущее
недоверие к властным институтам и неприязнь
к государству.

Научная мысль о развитии должна более
системно анализировать значение различных
контекстов, а также тех факторов, которые делают
политику жизнеспособной в конкретных условиях. Рассмотрим два различных, хотя и взаимосвязанных, аспекта контекста: потенциал государства и политические возможности и ограничения.
Прогресс и потенциал
Осуществление любой политики и программы
требует эффективного государственного потенциала. Мы провели обзор признаков потенциала, и
выяснили, что его определяющие характеристики
и движущие силы недостаточно хорошо осмыслены. Многие представители власти ежедневно
сталкиваются с необходимостью компромиссов,
работая в тяжелых, неопределенных обстоятельствах, в условиях недостатка ресурсов и неся при
этом ответственность за противоречивые результаты. Это справедливо для тех, кто трудится «на
переднем крае» – медсестер и учителей, – а также
для разработчиков политики высокого уровня.
Помимо навыков и инфраструктуры, потенциал отражает также менее осязаемые факторы.
Он формируется исходя из уровня и типа власти и организационных способностей людей
и  институтов. Он также отражает то, как люди
принимают или отвергают существующее положение вещей, и как институты поддерживают или
ограничивают стремление к изменениям, распространение информации и открытую критическую
дискуссию.
Это признание напрямую ведет нас к критике двух широко распространенных подходов
к формированию политики: технократического
порядка, предполагающего хорошо функционирующее государство и систему регулирования,
и  механического заимствования институтов,
которое подразумевает, что успешные институты в развитых странах могут быть перенесены
в развивающиеся страны. В обоих случаях институты, по-видимому, будут подвергаться искажению под действием преобладающих социальных
и политических сил, и, вероятно, ни один из подходов не будет успешным16. История проектов
в области развития, следовавших этими путями
свидетельствует о высокой вероятности неудачи
(вставка 6.3.).
Как показано в главе 3, существует множество
путей осуществления институциональных функций, и ни одна отдельно взятая мера вмешательства, скорее всего, не будет обладать достаточной
силой и поддержкой, чтобы изменить сложную
систему. Имеются ограничения в отношении

того, насколько быстро можно создать и приумножить потенциал, и попытки провести изменения
быстрее, чем это необходимо согласно общему
мнению, могут вызвать социальное и политическое сопротивление. Это особенно верно в случае
попыток исправить дисбаланс власти в интересах
маргинализированных индивидов или групп.
Организации и институты движутся с различной скоростью, проходя определенные фазы
и модели формирования своего потенциала. Это
может вступать в противоречие с графиками
доноров и необходимостью продемонстрировать результаты. Оптимистические цели могут
быть определены без учета исходного потенциала (который, как предполагается, существует
или может быть быстро создан). Страны могут
пытаться решать трудные задачи, прежде чем
будут обладать необходимым потенциалом, что
способно замедлить его рост117. Более глубокое
понимание местной специфики и властных структур, а также необходимых сроков и моделей поможет избежать подобных ошибок.
Увязка политики с политической экономией
В обществе могут произойти значительные
преобразования благодаря внешним потрясениям или кумулятивному эффекту внутренних
процессов социально-политических перемен.
Примерами последних являются переход к демократии и урегулирование конфликтов. С момента
ВСТАВКА

Серьезное отношение к контексту

6.3

Тематические исследования и некоторые
уроки неудачного осуществления проектов

Проблемы, возникающие в процессе реализации проектов, отражены в сотнях, если не в тысячах, аналитических
материалов. Нередко такие проекты опирались на высококлассные модели мирового уровня (используя подходы,
оказавшиеся эффективными в других странах) и требовали больших затрат времени и денег. Однако воздействие
этих программ было незначительным. Рассмотрим два примера.
В Мозамбике за два года, прошедшие после завершения вооруженного конфликта, были осуществлены многообещающие изменения в системе государственного управления. Достигнутые этой страной внушительные успехи
нашли отражение в неоднократном проведении выборов в условиях мира и в повышении Индекса развития человеческого потенциала на 54% за период с 1990 г. Реформы управления государственными финансами способствовали укреплению процессов подготовки и рассмотрения бюджета, а также бюджетной документации, но исполнение
бюджета все еще остается непрозрачным. Отвечая на вопрос об этом, государственные чиновники пожаловались
на то, что частью проблемы являются новые законы и системы. Импортируемый передовой опыт может выглядеть
впечатляюще, но не удовлетворять потребностям организации, не соответствовать управленческим возможностям
или не отражать политических и организационных реалий. Чиновники отметили, что их никогда не спрашивали о том,
какая система им нужна.
Перу в начале 2000-х гг. получала поддержку от Программы развития ООН в целях реформирования судебной системы. Эта инициатива создала новые институты и укрепила старые, однако комплексный характер преобразования всей судебной системы, наряду со структурной инертностью и сопротивлением на местах, сдерживал
преобразования.
Многие проекты в области развития, как и упомянутые выше два проекта, затрагивают функции, которые рассматриваются обществом как важнейшие обязанности государства. Достижение целей в таких проектах требует
осуществления не просто «хорошей политики», но политики, опирающейся на систему сделок. Это требует применения поддерживающих подходов, которые отвечают местным потребностям, привлекают к участию местных игроков
и полностью учитывают структурные ограничения и местные сложности.
Источник: Andrews and others 2010; UNDP Evaluation Office 2009.

глава 6 повестка дня на период после 2010 года

107

Существует множество
путей осуществления
институциональных
функций, и ни одна отдельно
взятая мера
вмешательства, скорее
всего, не будет обладать
достаточной силой
и поддержкой, чтобы
изменить сложную систему

108

доклад о развитии человека 2010

выхода в свет первого Доклада о развитии человека произошли важные перемены такого рода,
в  частности, в ЮАР – с прекращением апартеида; в Индонезии и в Мексике – с переходом
к демократии; в Непале – после заключения
соглашения с маоистами и свержения монархии;
в Гватемале  – после подписания мирных соглашений. Менее резкие сдвиги могут происходить
в ходе нормальных электоральных переходных
процессов  – таких как избрание Эво Моралеса
в Боливии с опорой на платформу, отстаивающую
права и интересы коренных народов, и выборы
коалиции, сформированной Партией Конгресса
в  Индии, которая поддерживала требование
о расширении предоставления социальных услуг.
Хотя крупные изменения открывают широкие
возможности, разработка политики в переходный
период может быть сложным делом. Сложившиеся
группы интересов могут менять конфигурацию, на
влиятельные позиции выдвигаться новые игроки,
а организационная реакция может быть непредсказуемой. Например, «большой взрыв» реформ
после 1990-х гг. в странах бывшего Советского
Союза привел к противоречивым результатам,
иллюстрируя опасности радикальных политических сдвигов в переходных институтах.
Масштабные критические ситуации могут
предоставлять возможность для «переписывания» социального договора, однако даже
в  нормальное время существуют возможности
для реформирования политики, влияющие на
динамику развития человека. Однако, чтобы
быть выполнимыми, проекты политики должны
быть увязаны с местным потенциалом и существующим в стране социальным договором.
Возможности осуществления постепенных изменений могут со временем позволить провести
более крупные реформы. Несколько примеров
показывают, как важные изменения способны
повлиять на траекторию развития – или помешать движению вперед.
• Дерегулирование в Индии с начала 1990-х.
Индия имеет долгую традицию предпринимательской деятельности, с хорошо укорененными бизнес-кланами и сетями. Многие из
этих кланов поддерживали движение за независимость, а после обретения независимости
были связаны с правительством. Обширные
регулятивные меры, предпринятые на протяжении первых нескольких десятилетий
после провозглашения независимости, ограничили корпоративную деятельность, но не
угрожали внутренним интересам бизнеса.
Либерализация 1990-х гг. устранила ограничения на корпоративную деятельность и
уверенно открыла экономику для зарубеж-

ной конкуренции, что в результате сократило бремя регулирования и способствовало
повышению эффективности. Признаки развития бизнеса в новых секторах и появление
предпринимателей – выходцев из различных социально-экономических групп говорят о новом динамизме18. Но одновременно
ведутся интенсивные споры о возрастающем
неравенстве, необходимости дополнительных социальных мероприятий и проблемах,
связанных с конкретными аспектами корпоративного управления и отношений между
бизнесом и государством.
• Продвижение Эфиопии в ключевых аспектах
развития человека. Охват населения начальным образованием в Эфиопии вырос с 33%
в 1991 г. до 95% в 2007 г., что является поразительным для страны, в которой годовой доход
на душу населения составляет менее 1000
долл. США. Фактически, с 1990 г. Эфиопия
заняла 14-е место по прогрессу в улучшении
здоровья и образования и 11-е по темпам
повышения рейтинга. Как это произошло?
В 1991 г. Революционно-демократический
фронт народов Эфиопии – марксистское движение, действующее в интересах крестьянства,
свергло диктатуру, и новая власть сосредоточилась на обеспечении этнического федерализма и социально-экономического развития
в целях консолидации поддерживающих ее
слоев общества19. Образование стало национальным приоритетом в попытке повысить
показатель охвата, который не возрастал или
даже уменьшался в течение предыдущих десятилетий. Федеральные, региональные и местные органы власти взяли на себя совместную
ответственность за проведение реформ, получая поддержку в виде значительных объемов
внутреннего финансирования и  внешней
помощи20. Этот прогресс привел к  перенапряжению системы образования, о  чем свидетельствует высокий коэффициент выбытия
учащихся, перегрузка учебных заведений,
и рост соотношения учащихся и преподавателей. Однако достижения в предоставлении
базовых услуг, тем не менее, впечатляют.
• Проведение реформы здравоохранения в США
в 2010 г. Прогрессивные реформы в сфере
медико-санитарной помощи, направленные,
главным образом, на достижение равенства
в доступе, были одобрены незначительным
большинством голосов в резко разделившемся
Конгрессе, несмотря на единодушную оппозицию со стороны консервативной Республиканской партии. Реформаторы стремились
противостоять повышению затрат и сниже-

нию охвата в обстановке острых политических
выпадов. Они столкнулись с сильной оппозицией со стороны групп бизнес-интересов
(в том числе, не в последнюю очередь, частных
страховых компаний), групп, выступающих
против абортов, и коалиции, защищающей
интересы медиков21. Хотя президент Барак
Обама избирался на платформе перемен,
реформаторские настроения быстро ослабевали. К принятию законопроекта привели
стратегические компромиссы22. Некоторые
выразили разочарование в том, что закон не
обеспечивает общественной опоры или универсального доступа, а другие были озабочены
стоимостью реформ. Но принятие закона обещает дополнительно охватить медицинским
страхованием 32 млн чел.
• Борьба Аргентины с коррупцией в секторе здравоохранения. Политэкономические ограничения способны подорвать даже эффективную
политику. В 1997 г. власти Буэнос-Айреса
приказали управляющим 33 государственных
больниц отчитаться по затратам на приобретение сопоставимых входных ресурсов. Власти
города обработали информацию и отправили
ее обратно всем больницам – участникам проекта, определив управляющих, которые платили самую высокую цену. В результате раскрытия этой информации средние закупочные
цены упали на 10-15%, но от данной политики
вскоре отказались из-за интенсивного противостояния со стороны организованных групп
интересов. Бедняки, пользующиеся государственным медицинским обслуживанием, не
протестовали против изменения политики,
что, возможно, отражает их слабый потенциал
участия в социальной жизни23.
Политика и политический контекст в этих
примерах более сложны и запутанны, чем это
можно отразить в кратком изложении. Для каждой из этих стран можно привести противоположные примеры сопротивления прогрессивным реформам или их осуществления. Но
дело по-прежнему в том, что некоторые изменения политики, даже если они не вызваны крупными переходными явлениями, могут содействовать процессу, изменяющему как сам по
себе социальный договор, так и уровень и распределение благ и возможностей для развития человека. Политические меры, принятые
Индией, соответствовали долгосрочному сдвигу
в направлении более открытого и динамичного
капитализма. В  то время как олигархические
формы капитализма все еще способны ослабить динамическую форму, политические шаги

недвусмысленно изменили отношения между бизнесом и государством24.
Другие меры – по усилению конкуренции
и регулирования – направлены на то, чтобы более
непосредственным образом изменить функционирование рынков и государства. Попытки регулирования могут быть оспорены, поскольку их
формируют те, кого они должны контролировать
или кого они не коснутся – как это произошло
с повторным введением финансового регулирования в Европе и США вслед за недавним финансовым кризисом. По-видимому, успех или неудача
зависят от политического равновесия и конкретных политик. Аналогичным образом, меры по
повышению доступа общественности к информации, воплощенные в законах о праве на информацию, широко распространившихся по всему
миру, как в развитых, так и в развивающихся странах (включая Индию и Мексику) являются положительными примерами такого раскрытия.
Поведение двух важнейших факторов изменений – рынка и государства – следует понимать
в контексте определяющего их социального договора. Социальные договоры развиваются, особенно в ответ на давление со стороны групп интересов внутри страны. Политика, игнорирующая
эти институциональные процессы, скорее всего,
не увенчается успехом.

Поведение двух важнейших
факторов изменений –
рынка и государства –
следует понимать в
контексте определяющего
их социального договора

Сдвиг глобальной политики
Глобальные силы вносят свой вклад в создание и ограничение возможностей для развития
человека. Остановимся на двух ключевых аспектах: необходимости более сильного глобального
управления, основанного на принципах, и необходимости помощи и партнерства стран, чувствительных к принципам, рассмотренным выше.
Глобальное управление
Эффективное решение некоторых проблем выходит за пределы потенциала отдельных государств.
В числе таких проблем – международная миграция, справедливые правила торговли и инвестиций, а также международные угрозы, и прежде
всего изменение климата. Все это требует глобальной системы управления.
Две составляющих глобальной системы
управления являются ключевыми для развития человека: демократическая подотчетность
и институциональное экспериментирование 25. Демократическая подотчетность требует, чтобы глобальные институты надлежащим
образом отражали взгляды людей и стран всего
мира, и не усиливали глубокого неравенства в
глава 6 повестка дня на период после 2010 года

109

Чтобы развитие человека
было устойчивым, следует
ужесточить связь между
ископаемыми видами
топлива и экономическим
ростом

110

доклад о развитии человека 2010

распределении экономической и политической
власти. Она требует более широкого представительства развивающихся стран в сфере управления международными финансовыми институтами, возможно, путем голосования по системе
двойного большинства (последнее требует одобрения решений большинством голосов и голосующих акций)26. Институциональное экспериментирование подразумевает политику открытости
и наличие институционального пространства,
позволяющего людям и обществам корректировать, адаптировать и формировать собственные
стратегии развития. Оно включает переосмысление рамок обусловленности, предпосланных
неэффективному подходу к выработке политики
по принципу «стричь всех под одну гребенку».
Конечно, решения должны быть приспособлены к институтам, нуждающимся в реформах, и решаемым проблемам. Вместе с тем могут
широко применяться общие базовые принципы:
глобальная система управления, содействующая
демократической подотчетности, прозрачности и включению наименее развитых стран; стабильный и устойчивый экономический климат;
и финансовая стабильность.
Мы иллюстрируем эти принципы на примере
изменения климата, важной проблемы, требующей
глобального обсуждения и управления, так как действия (и бездействие) любой страны ведут к последствиям, выходящим за рамки государственных границ. Чтобы развитие человека было устойчивым,
следует ужесточить связь между ископаемыми
видами топлива и экономическим ростом, начиная
с развитых стран, на которые приходится непропорционально высокая доля вредных выбросов.
Стратегии развития должны включать в себя низкоуглеродные модели экономической деятельности
и повышать способность к восстановлению после
климатических потрясений. Индивидуальные
инициативы сами по себе не способны остановить
изменение климата: для предотвращения формирования опасных концентраций парниковых
газов, национальным правительствам необходимо
изменить энергетическую матрицу, а это требует
включения издержек для окружающей среды, связанных с  использованием ископаемого топлива,
в стоимость энергии. Вопрос соответствующего
изменения цен важен не только для покрытия этих
издержек, но и для изменения поведения потребителей: люди будут приходить к осознанию того,
что потери энергии (в результате использования
неэффективной бытовой техники или автомобилей
с неэкономным расходом топлива) имеет тяжелые
последствия для нынешнего и будущих поколений.
Для развивающихся стран становится
доступным принципиально новый механизм

финансирования экологических политик за счет
возникновения рынка прав (квот) на углеродные
выбросы. Всемирный банк недавно подсчитал,
что в 2009 г. рынки квот на углеродные выбросы
позволили мобилизовать 144 млрд долл. США,
и что в Механизме чистого развития в рамках
Киотского протокола участвуют сегодня более 60
стран227. Необходимо проводить больше исследований и разработок, и создать международный
механизм для совместной разработки и применения странами «чистых» технологий, а также применять более эффективные сельскохозяйственные
практики, способные удовлетворить ожидаемый
повышенный спрос на зерновые и воду.
Текущая реакция на изменение климата в значительной степени состоят из нескоординированных местных, национальных международных
усилий. Местные усилия включают в себя регулятивные меры в «зеленых» городах и использование низкоуглеродного топлива в общественном транспорте (в частности, в Нью-Дели).
Национальные усилия включают в себя добровольные обязательства по сокращению выбросов, а международные усилия – финансирование в ограниченном объеме с целью сокращения
выбросов парниковых газов, например, в рамках
Механизма чистого развития. Подобные ограниченные и нескоординированные подходы вряд ли
смогут остановить, а тем более обратить вспять
глобальное изменение климата.
Глобальная система управления должна заполнить существующий пробел, однако национальные
правительства не облегчили эту задачу. На состоявшейся в Копенгагене Всемирной конференции
ООН по изменению климата не удалось достигнуть серьезных договоренностей по спорным
вопросам. Отчасти эту неудачу можно объяснить
отсутствием демократической подотчетности и
свободных дискуссий. Неравное представительство на глобальных форумах, отдающее предпочтение развитым странам, препятствует прогрессу
в сокращении выбросов парниковых газов. К тому
же развивающимся странам не хватает потенциала,
а их позиции на переговорах слабы, что ограничивает их возможность в полной мере участвовать
в дискуссиях. Решение проблем, связанных с изменением климата, потребует использования как
демократической подотчетности, так и институционального экспериментирования.
Без серьезных реформ и инициатив нас
ждет безрадостная перспектива: глобальные
выбросы парниковых газов растут, и 1,6 млрд
чел. по-прежнему испытывают дефицит доступа
к современному энергетическому обслуживанию. Обнадеживающим признаком является
Программа Сотрудничества Организации

Объединенных Наций по сокращению выбросов вследствие обезлесения и ухудшения состояния лесов в развивающихся странах (UN-REDD),
которая осуществляется с 2008 г. и призвана
помочь развивающимся странам в подготовке
и реализации национальных стратегий REDD+;
она опирается на объединяющую силу, знания
и опыт нескольких специализированных учреждений ООН. В настоящее время 12 развитых
стран выделили 4 млрд долл. США на то, чтобы
«замедлить, остановить и, в конечном счете,
обратить вспять» обезлесение в развивающихся
странах. Это значительный шаг вперед, учитывающий потребности людей, источники средств
к существованию которых зависят от лесов28.
Помощь и партнерство
Таким образом, политика важна. Местный контекст и «право собственности» страны на осуществляемые ею политики и программы имеют
значение. Универсальной передовой практики
не существует, как не существует универсального
размера обуви. Какие же выводы вытекают из
этого для международной помощи и партнерства?
Лейтмотивом Докладов о развитии человека,
начиная с 1990 г., является необходимость выделения государственных ресурсов – как страновых,
так и международных – для поддержки развития
человека. Аналогичный подход мы применяем
к нашему анализу помощи, подчеркивая необходимость адресной поддержки здравоохранения, образования и роста, а также важность передачи идей.
В 2007 г. страны с низким ИРЧП получали
помощь приблизительно в объеме 15% от их
валового национального дохода (ВНД). В странах Африки к югу от Сахары размеры помощи
составляют в среднем 44% государственного
бюджета. В Лаосе (НДР) она достигает почти
89%, а в Эфиопии – 81%; обе эти страны входят
в список из 11 стран с наиболее активно растущим ИРЧП29. Помощь, в частности, может способствовать предотвращению ухудшения показателей развития человека, как в случае масштабных
усилий по предоставлению антиретровирусного
лечения людям, живущим с ВИЧ и СПИДом,
что способствовало повышению охвата лечением с 300 тыс. чел. в 2002 г. до 3,7 млн в 2009 г.
и сыграло исключительно важную роль в предотвращении еще более резкого падения ожидаемой
продолжительности жизни (см. главу 2)30.
Недавние исследования подтверждают значительный положительный эффект адресной
помощи в области здоровья и образования31. Успех
Расширенной программы иммунизации ООН
и Фонда оборотных средств по закупке вакцин
Панамериканской организации здравоохранения

в содействии широкомасштабным программам
вакцинации обсуждался в  главе  3. Ликвидация
полиомиелита в Латинской Америке, сдерживание
эпидемии СПИДа в Таиланде, вытеснение онхоцеркоза в Западной Африке и укрепление потенциала, направленное на снижение материнской
смертности в Шри-Ланке – вот лишь некоторые
примеры успеха помощи в целях развития32. Они
позволяют сделать вывод, что, хотя ресурсы имеют
значение, еще более важным является то, как обеспечивается адресный характер помощи, как она
сочетается с технической поддержкой и как содействует достижению приоритетных целей в области
развития человека.
Ресурсы необходимы – и, в то же время, недостаточны. Не произошло существенного прогресса в достижении задачи ЦРДТ, предполагающей повышение объемов помощи до 0,7% ВНД
стран доноров: в настоящее время официальная
помощь в целях развитии составляет 0,31%33, –
это ниже, чем в 1990 г. (0,34%).
Дискуссии об эффективности помощи
в политических и научных кругах все более поляризуются. Сторонники помощи заявляют, что
масштабная помощь необходима, чтобы вырвать
страны из капкана нищеты, и что она оказывает ярко выраженное положительное воздействие на долгосрочный рост; одновременно
они признают, что важен также и тип помощи34.
Оппоненты заявляют, что помощь редко затрачивается продуктивно, что прогресс зависит
от политики и  институтов, а не от зарубежной
помощи, и что со временем первоначальная
отдача от помощи быстро снижается. Они также
подчеркивают риск неоколониализма, замаскированного под двустороннюю помощь35. Этот спор
полезен, чтобы высветить слабые стороны традиционных подходов, но контрпродуктивен, если
он подрывает и ослабляет сотрудничество.
Цель Парижской декларации, состоящая в том,
чтобы не менее половины проектов в области технической помощи были увязаны со страновыми
программами, была достигнута в 2008 г. Качество
систем управления государственными фондами
улучшилось во многих развивающихся странах36.
Выделение средств в целях помощи стало более
предсказуемым37. Инициативы, поддержанные
рядом правительств и других заинтересованных
сторон, повышают эффективность помощи благодаря усилению прозрачности и  подотчетности38.
Заглядывая вперед, можно сказать, что долгосрочные партнерства и гибкость остаются важнейшими
факторами, дающими возможность осуществлять
помощь в области развития, направленную на расширение человеческих свобод.

Недавние исследования
подтверждают
значительный
положительный эффект
адресной помощи в области
здоровья и образования

глава 6 повестка дня на период после 2010 года

111

Повестка дня для исследований
ДРЧ 1990 г. и последующие его выпуски способствовали возникновению обширной повестки
дня в области исследовательских и аналитических
работ по проблемам развития человека. На уровне
стран этому содействовала подготовка национальных докладов о развитии человека, исследовавших широкий круг вопросов – от охраны окружающей среды и децентрализации до гендерных
проблем, изменения климата и выводов в области
политики. В университетах всего мира читают
курс «Развитие человека». Разнообразный
и  всевозрастающий массив научных исследований формирует кадры разработчиков политики
и политических активистов по всему миру39.
Укажем на три ключевых приоритета. Как нам
улучшить статистические данные и результаты
анализа для формирования дискуссий? Как пересмотреть традиционные подходы к изучению
развития, чтобы концепция была ориентирована
на человека? Как концепция развития человека
помогает лучше понять различные измерения
неравенства, устойчивости и расширения прав
и возможностей, которые жизненно важны для
расширения человеческих свобод?

Совершенствование
статистических данных
и результатов анализа для
формирования дискуссий

ВСТАВКА

Использование статистических данных и  методов измерения создает реальные последствия
для стран мира. Возьмем нищету. Мы знаем, что
она уникальна в каждом регионе, группе, семье

6.4

Новый показатель многомерной бедности
в Мексике

В 2009 г. Мексика стала первой страной, которая стала использовать показатель многомерной бедности, отражающий
многочисленные виды депривации, с которыми сталкиваются домашние хозяйства. Национальный совет по оценке
социальной политики (CONEVAL) использовал индикатор, аналогичный Индексу многомерной бедности, который мы
применяем в отношении более чем 100 стран в этом докладе.
Подход CONEVAL исходит из правовых норм Конституции Мексики и Общего закона о социальном развитии индивидов (2004). Индивиды считаются многомерно бедными, когда их доход слишком низок, чтобы приобретать товары
и услуги, в которых они нуждаются, и когда они испытывают депривацию, по крайней мере, по одному из шести
измерений: образование, здоровье, социальная защита, качество жилья, базовое оборудование домохозяйства
и доступ к питанию. С 1984 г. CONEVAL использует проводимое один раз в два года полевое исследование, чтобы
отлеживать тенденции многомерной бедности и определять число измерений, в которых происходит депривация
хозяйств, а также вклад каждого вида депривации в интенсивность нищеты. CONEVAL, на который возложено проведение мониторинга эффективности национальных программ социальной помощи, имеет возможность составлять
графики человеческого благополучия по нескольким видам социальной депривации.
Источник: Alkire and Santos 2010.

112

доклад о развитии человека 2010

и у каждого индивида. Например, в  Мексике
нищета молодого человека из Хуареса отличается
от нищеты миштекского ткача в Сьерра-Мадреде-Оаксака. Но понимание этих реалий требует
соответствующих данных и методов измерения,
а также институциональных и политических обязательств. Используя гибкие, но достаточно точные индикаторы, позволяющие оценить нищету
во многих ее измерениях, мексиканское правительство повысило степень информированности
разработчиков политики о  масштабе и степени
депривации и сформировало приоритеты политики (вставка 6.4).
Разработка политики во все большей степени основывается на доказательствах. Сегодня
качество данных лучше, чем в 1990 г., а ценность
их анализа, мониторинга и оценки находит все
более широкое признание. В рамках международным соглашений большинство правительств
приняли на себя обязательства проводить мониторинг экономических, социальных, культурных,
гражданских и политических прав – включая
права женщин, инвалидов, коренных народов
и  детей  – способами, которые осмысленным
образом оценивают прогресс в области социальной справедливости. Специализированные международные организации и инициативы, прежде
всего, Статистический отдел ООН, Организация
ООН по образованию, науке и культуре
и Всемирный банк, поддержали и помогли установить стандарты по сбору данных. В дополнение
к официальному сбору данных, многие неправительственные организации – такие как университеты, группы гражданского общества и коммерческие фирмы – собирают данные, способствующие
оценке развития человека.
Но качество, своевременность, релевантность и доступность данных создают постоянные
препятствия для разработки политики, проведения научных исследований и оказания международной помощи. Эти недостатки влияют как на
административную информацию (охват детей
образованием, смертность), так и на результаты
обследований домохозяйств, фирм и индивидов.
Поражает, например, что в 2010 г. все еще отсутствуют сопоставимые страновые данные о динамике материнской смертности. Расширение диапазона сбора информации и повышение качества
и своевременности существующих данных – вот
две неотложных задачи. Другая требующая решения проблема – расширение доступа к данным
коммерческих сборщиков информации.

ВСТАВКА

За период с 1990 г. данные исследований на
микроуровне и на уровне домохозяйств были
значительно усовершенствованы, что позволяет
нам использовать новые измерения для оценки
неравенства и многомерной бедности40. Но охват
стран и частота обсладований остаются на низком уровне. Комплексные исследования на уровне
домохозяйств способны выявить взаимосвязь
между индикаторами, но они дороги и  трудоемки. Более простые исследования также вносят
ценный вклад. Высококачественных, сопоставимых в международном масштабе данных не хватает в таких критически важных областях, как
труд в неформальном секторе, расширение прав
и возможностей, защита от насилия, а также социальные отношения и отношения на уровне местного сообщества41. Необходима работа, которая

6.5

позволила бы интегрировать измерение агрегатных экономических показателей, таких как ВНД,
и их распределение, – которые в настоящее время
основаны на использовании различных источников. Данные, составленные с разбивкой по полу,
о затратах времени, контроле над экономическими
активами, принятии решений, насилии скудны,
а их основным недостатком является то, что они
не учитывают неоплачиваемый труд (вставка 6.5).
Для разработки новых индикаторов в области благосостояния необходимы широкие соглашения по определению показателей. Одной из
инициатив, стимулирующих дискуссию по этим
вопросам, является Глобальный проекта по измерению социального прогресса, осуществляемый
Организацией экономического сотрудничества
и развития (ОЭСР)42.

Необходимость признания неоплачиваемого труда

Неоплачиваемый труд, включая работу по дому и уход за детьми и пожилыми людьми дома и в масштабе местных сообществ, вносит вклад в
благосостояние и экономический рост, создавая рабочую силу, являющуюся компетентной, производительной, обучаемой и творческой. Однако
национальная статистика, в том числе показатели валового внутреннего продукта (ВВП) и валового национального дохода (ВНД), игнорируют
деятельность по домашнему производству, выполняемую, в основном, женщинами во всех культурах и экономиках (см. рис.). Аналогично, несмотря на важность бесплатной работы по уходу для достижения многих ЦРДТ, она в них не упоминается. Бесплатный труд, включая домашнюю
работу, и уход за детьми и пожилыми людьми в отдельных домах и сообществах, способствует благополучию и экономическому росту путем
производства рабочей силы – адекватной, производительной, грамотной и творческой.
Показатель ВВП не учитывает непропорционально высокий объем женского труда

Кол-во

отрабо
та

нных ч

асов в

день
9

8
7

4

на Му

жч
Же ины
нщ
ин
ы
ия Му
жч
Юж
ин
Ж
енщ ы
на
яК
ин
ор
ы
ея Му
жч
ин
Ж
Ни
енщ ы
ка
ин
ра
ы
гуа М
уж
ч
Же ины
нщ
ин
ы
ЮА
Р Муж
чи
Же ны
Тан
нщ
ин
зан
ы
ия Му
жч
Же ины
нщ
ин
ы
СШ
А Муж
ч
Же ины
нщ
Гер
ин
ма
ы
ни М
я ужч
Же ины
нщ
Фр
ин
ан
ы
ци М
я уж
ч
и
Же ны
нщ
ин
ы

6
5

Ин
д

Ар

ген

ти

3
2
1
0

Исключено из ВВП
Включено в ВВП

Источник: Budlender 2008; Stiglitz, Sen, and Fitoussi 2009.

Отсутствие бесплатной работы по уходу в национальных счетах ведет к значительной неполноте статистического учета во всех странах. Применяя уровень заработной платы неспециализированного работника домашнего хозяйства к количеству часов, которые люди тратят на работу по
дому, Институт социального развития ООН оценивает, что этот пробел в статистическом учете составляет 10–39% ВВП. Включение неоплачиваемого труда в национальные счета позволило бы полнее отразить реалии затрат времени, особенно применительно к женщинам.
Источник: Stiglitz, Sen, and Fitoussi 2009; UNRISD 2010.

глава 6 повестка дня на период после 2010 года

113

На пути к новой экономической
теории развития человека

Именно потому, что нас
волнуют столь многие
и разнообразные аспекты
жизни, мы нуждаемся
в экономической теории
развития, которая открыто
признает его многомерность

114

доклад о развитии человека 2010

Слабая долгосрочная корреляция между ростом
дохода и изменениями в образовании и здоровье  – важный вывод, требующий проведения интенсивных исследований43. Экономисты
и  обществоведы нуждаются в более глубоком
понимании динамики и взаимосвязей этих показателей. Такие исследования стали бы дополнением к значительному массиву литературы по
проблемам экономического роста и позволили
бы лучше понять, что, кроме роста, способствует
прогрессу в развитии человека
Экономика роста и ее взаимосвязь с научными исследованиями в области развития требует
радикального переосмысления. Огромное количество литературы по теоретическим и эмпирическим вопросам в этой области почти полностью
уравнивает экономический рост и  экономическое развитие. Теоретические модели, как правило, исходят из того, что люди озабочены только
потреблением, и анализ оптимальной политики
следует тем же путем44. Этот перекос распространяется также на эконометрику роста, где оценки
воздействия политики на показатель роста выступают в качестве основы для политических рекомендаций. При этом исходный тезис – зачастую
формулируемый открыто – состоит в том, что
целью для разработчика политики должна быть
максимизация роста.
В противоположность этому, центральным
тезисом концепции развития человека является
то, что благополучие – это нечто гораздо большее,
чем деньги. Нас волнуют возможности людей по
продвижению своих жизненных планов, которые
они имеют основания ценить; доход важен, но
таким же важным является доступ к образованию
и способность вести долгую и здоровую жизнь,
влиять на решения, принимаемые обществом,
и жить в социуме, где уважают и ценят каждого.
Широкий спектр доказательств подтверждает
точку зрения, согласно которой людей волнует
значительно большее, чем доход или потребление45. Теоретические и эмпирические модели,
исходящие из того, что люди стремятся лишь максимизировать потребление, явно недостаточны
для исследования развития человека. Например,
индикаторы устойчивости, обсуждавшиеся в главе
4, в значительной мере базируются на моделях, в
которых действующие лица заботятся только о
потреблении – сейчас и в будущем; тем не менее,
еще не изучены последствия введения показателей
образования и здоровья в качестве целей46.
Именно потому, что нас волнуют столь
многие и разнообразные аспекты жизни, мы

нуждаемся в экономической теории развития,
которая открыто признает его многомерность.
Это положение в равной мере относится и к нормативной оценке политик, и к моделям, используемым для анализа и понимания прогрес