• Название:

    Строить сопротивление

  • Размер: 2.07 Мб
  • Формат: PDF
  • или

    СТРОИТЬ

    СОПРОТИВЛЕНИЕ

    "СТРОИТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ" - это подборка статей о
    формах сопротивления, о создании и функционировании
    анархистских групп и организаций. Собранная здесь информация
    разнопланова и требует объективного анализа и размышления. Вы
    узнаете каких ошибок можно избежать и какая организационная
    структура наиболее эффективна в наши дни. Лишь будучи
    предельно
    организованными,
    сплоченными
    и
    дисциплинированными мы сможем одержать победу. Собственным
    примером, своими действиями и образом жизни мы создаем другой
    мир и влияем на умы людей. Борьба за новый мир начинается с
    себя, и действовать следут лишь помня об этом.
    В качестве бонуса мы решили добавить статью коллектива
    Crimethinc об алкоголе, так как эта одна из наиболее острых тем в
    любой деятельности.
    Михаил Магид. анархизм и соц-рев. организация................ 1
    Нестор Махно. революционная дисциплина......................... 3
    Микола. тусовка и организация.............................................. 4
    Crimethinc. аффинити-группы: зачем и как?......................... 9
    Crimethinc. анархия и алкоголь .............................................12
    Лис. послесловие....................................................................17

    МИНСК 2010

    АНАРХИЗМ И СОЦИАЛЬНО-РЕВОЛЮЦИОННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ
    В общественной деятельности исключительно важны две вещи. Вопервых надо определить цель. Во-вторых понять какие социальные явления
    враждебны этой цели, а какие - наборот полезны для нее. Исходя из этого и
    действовать.
    За что выступают сторонники анархизма? Анархизм - это строй, в котором
    сами люди, те, из кого состоит общество, станут определять, как устроить жизнь
    во всех ее многообразных проявлениях, и, в частности, что, как и для кого
    производить в соответствии с потребительскими запросами и экономическими
    возможностями общества.
    Как достичь анархизма? Для того, чтобы это сделать, необходимо создать
    общественную организацию, которая сможет объединить обездоленное,
    лишенное контроля над жизнью и производством большинство населения. Ведь
    пока сохраняется нынешнее положение, подавляющее большинство людей
    остаются игрушками в руках правящих элит.
    Организацией,
    присваивающей
    себе
    общественные ресурсы, может быть только
    система кооперирующихся между собой
    собраний трудовых коллективов и местных
    жителей. Они станут принимать наиболее
    важные ключевые решения. Для того, чтобы
    принимать
    решения
    по
    техническим
    вопросам и осуществлять координацию
    работы
    собраний
    понадобятся
    соответствующие органы - комитеты или
    советы. Они будут состоять из делегатов
    собраний, действовать в рамках наказов
    этих собраний. Делегаты могут быть
    отозваны в любой момент, и, если собрание
    сочтет необходимым, заменены на других, более покладистых.
    Может ли существовать какая-то иная общественная организация,
    способна присвоить ресурсы общества, взять их в управление большинства?
    Ответ очевиден и вытекает из определения самой поставленной задачи. Если не
    сами люди будут непосредственно принимать ключевые решения о своей судьбе,
    это будет делать за них кто-то другой. Неважно, как этот другой будет называться партией, депутатом, бизнесменом. Важно то, что в этом случае незначительное
    меньшинство будет, как и прежде, управлять жизнью всего общества. То есть
    сохранится эксплуатация, которая (по определению) есть присвоение
    меньшинством результатов коллективного труда всех.
    Из этого следует, что для реализации анархистских идей необходимо
    сначала создать ту организацию, о которой идет речь. Именно такую цель ставят
    перед собой сторонники коммунизма.
    Организации сторонников коммунизма строится на тех же принципах
    собраний и советов, что описаны выше. В противном случае она сама
    превратится в небольшую эксплуататорскую систему, частную лавочку, которая
    служит интересам какого-то очередного вождика, обеспечивая его существование
    и позволяя ему использовать коллектив (вместе с накопленными
    коллективом ресурсами) по его усмотрению.
    Пока сторонники анархизма находятся в меньшинстве, их задача
    1
    состоит в том, чтобы инициировать проведение общих собраний для

    решения различных накопившихся проблем по месту работы или проживания.
    Только там люди смогут научиться коллективно решать вопросы, связанные с их
    коллективной жизнью.
    Обычно такие собрания достаточно хаотичны, редки и нацелены на
    сопротивление против снижения реальной заработной платы, против разрушение
    условий проживания (например, требование запретить какое-нибудь вредное
    строительство), на улучшение условий быта и т.д. Задача состоит в том, чтобы
    сделать их более частыми, более массовыми и более радикальными,
    распространив их на все общество. Когда указанный принцип организации
    распространится на все общество, оно получит организацию для свержения элит
    и для управления всеми ресурсами, средствами производства и социальными
    процессами.
    До тех пор, пока люди опасаются
    действовать
    вопреки
    законам
    и
    предписаниям
    эксплуататорского
    начальствующего
    меньшинства,
    они,
    естественным образом навсегда останутся
    жертвами угнетения. И лишь постепенное
    преодоление
    страха
    перед
    чуждым
    порядком позволит им вырваться из таких
    рамок. Поэтому радикализация народных
    движения - важнейшая задача сторонников
    анархизма.
    Еще одна задача сторонников анархизма,
    это борьба с любыми политическими и
    общественными
    явлениями,
    которые
    противостоят анархизму и его организации.
    Любые партийные группы, основанные на
    принципах
    подчинения
    начальству
    и
    проповедующие в рамках общественного
    движения
    принцип
    деления
    на
    руководителей и подчиненных - это наш
    противники, как бы при этом они себя не
    называли, даже если они заявляют о своей
    идейной близости с нами.
    Любые сторонники обязательного соблюдения буржуазных законов - это
    противники наших идей, как бы при этом они себя не называли.
    Любые националисты, противники совместного проживания и сторонники
    жесткого разделения людей по национальному, расовому, половому или иному
    принципу, сторонники господства одних групп населения над другими - это
    противники анархизма: если трудящееся население разделится по указанному
    принципу, превратившись во враждующие группы, это сделает невозможным
    коллективную организацию (сказанное не означает, что люди обязаны перестать
    считать себя татарами или горожанами, женщинами или мужчинами).
    Любые сторонники национальных государств, "прав наций на
    самоопределение" - противники коммунизма. Нации не едины, они состоят из
    эксплуатируемых и эксплуататоров, начальников и подчиненных. Цель
    сторонников
    анархизмав
    разделении
    и
    противопоставлении

    2

    обездоленных - элитам, а не в признании каких-либо прав за их
    противоестественным союзом, цель в преодолении разделения
    между народами и в создании федерации самоуправляемых

    регионов - всемирного братства людей.
    Какими методами могут действовать сторонники анархизма? Это, вопервых агитация, а во-вторых пропаганда действием - последнее означает: быть
    в первых рядах социального протеста, своим примером пропагандировать
    собственные идеи.
    Михаил Магид

    РЕВОЛЮЦИОННАЯ ДИСЦИПЛИНА
    Мне задали товарищи вопрос: как я понимаю революционную дисциплину?
    Под революционной дисциплиной я понимаю самодисциплину личностей,
    устанавливающую в действующем коллективе одинаковую, строго продуманную и
    ответственную линию поведения для членов коллектива, приводящую к точной
    согласованности, как действия, так и мысли их. Без дисциплины в организации,
    как авангарде Революции, немыслимо серьезное дело революции. Без
    дисциплины авангард революции не может быть таковым; ибо, находясь в
    разбродном дезорганизованном состоянии, он бессилен формулировать задачи
    дня, чего для него, как инициатора, потребуют массы.
    Эти положения я основываю на наблюдении и опыте. Предпосылки их
    следующие: Русская революция в своем проявлении несла много положений
    чисто анархических. И если бы анархисты были тесным образом организованы и
    в своих действиях придерживались определенной дисциплины, они не понесли
    бы такого глубокого поражения в ней, какое имелось в действительности.
    Но потому, что анархисты всех «толков и направлений» не представляли
    из себя, даже в своих фракционных группировках, определенного законченного в
    своей целости, дисциплинированного действующего коллектива, они не
    выдержали предъявленного революционной обстановкой политического и
    стратегического экзамена.
    Их дезорганизованность, приведшая к политическому бессилию, породила
    две категории анархистов: Одна категория – это те, кто бросился на
    систематические захваты буржуазных домов, особняков, в которых поселялись и
    жили во благо свое. Это с дугой стороны те «анархисты-гастролеры», которые
    переезжают из города в город, в надежде всегда на своем пути найти ночлежку –
    дом безделья – и жить в нем по мере их желания.
    Другая категория – это те, кто порвали всякую честную связь с
    анархизмом (хотя за границами русской революции некоторые из них и по сию
    пору числятся чуть не вождями русского анархизма) и бросились на должностные
    места большевиков даже тогда, когда анархисты, сохранившие себя на своем
    посту и заклеймившие позор большевиков в Революции, за этот свой честный акт
    революционеров, расстреливались большевиками.
    Из выше приведенного прискорбного факта становится совершенно
    понятным, почему я не могу быть равнодушным к существующему сейчас в
    анархических рядах разгильдяйству. Оно мешает им создать коллектив,

    перед которым бы люди, хватающиеся за анархизм ради фразы, люди,
    давно похоронившие себя для дела анархизма, или люди, лишь
    болтающие об анархизме, о его целости и действиях против врага, а когда
    доходит до дела, бегущие от этой целости, представились бы в
    ином виде, и ушли бы на подобающее им место. Вот почему я
    говорю об анархической организации, основанной на началах
    товарищеской дисциплины.

    3

    Такая организация приведет к необходимой согласованности все живые
    силы анархизма страны, и она же поможет анархистам занять свое должное
    место в великой борьбе труда с капиталом. От этого идеи анархизма в массах
    только выиграют, а не пострадают.Бежать от такой организованности может
    только безответственный, пустой болтун, до сих пор занимавший в наших рядах
    по нашей же вине чуть не первое место. Ответственность и дисциплина
    революционера не должны пугать. Они его спутники во всех делах рабочего
    анархизма.
    «Дело труда», No. 7-8, декабрь, январь 1925 г.
    Нестор Иванович Махно

    ТУСОВКА И ОРГАНИЗАЦИЯ
    Мысли об "анархистской организации" и "тусовке", как двух
    основных формах объединения людей для действий, назревали у меня
    давно.
    Большинство из приведенного ниже я высказывал поотдельности
    во всевозможных статьях и публикациях. Теперь я решил сформировать
    из всего этого обьемную и серьезную статью, которую и представляю
    вашему вниманию.
    Итак, поехали.
    Прежде чем начать рассуждать об организацонных формах в анархизме,
    давайте определимся с терминами.
    Тусовка - группа людей без ярковыраженной иерархии, объединенных в
    первую очередь личностными связями - дружбой, знакомством, регулярным
    совместным проведением времени, а уж во вторую очередь - всем остальным.
    Правила поведения в тусовке регулируются либо "общественным мнением", либо
    не регулируются никак.
    Анархистская организация (далее просто - "организация") - группа
    людей, объединенных в первую очередь единой целью и идеей, имеющая болееменее четкую структуру и стратегию действий. Правила поведения в организации
    регулируются уставными документами либо неписаными, но совместно
    оговоренными и принятыми правилами.
    Довольно давно идет спор о том, какая же форма организационного
    устройства более "анархична" и в перспективе приведет нас к построению
    свободного общества. Скажу сразу - я считаю что только организация, как
    таковая, может добиться серьезных результатов. Однако обо всем по порядку.
    Поскольку тусовка, как я уже сказал, это группа, объединенная в первую
    очередь личными связями (т.е. группа людей, которым приятно общаться друг с
    другом), то отсюда вытекает первый минус - люди, не адаптированные к
    традициям, нормам, интересам данной тусовки, в нее не войдут, или даже войдя,
    будут чувствовать себя изгоями. Кроме того, элементарная личностная неприязнь
    всего лишь одного человека к другому может послужить трещиной, которая в
    будущем развалит все сообщество.
    Сама по себе тусовка очень нестабильна. Она аморфна, решения в ней
    принимаются, как правило, путем долгих и зачастую, несодержательных
    дискуссий (вспомним лагерь в Карпатах). Особенно если в этом сообществе
    больше 10-15 человек, то консенсус (незаслуженно обожествляемый
    многими анархистами), по факту, становится вообще недостижим, ведь
    достаточно одному сказать "нет", как все принятое решение идет коту
    4
    под хвост.

    Что касается регламентации правил поведения, то правил поведения, как
    таковых нет. Люди исходят из того, что "я никому ничего не должен", ведь и на
    самом деле так получается. Поскольку в тусовке сильны в первую очередь
    личные связи, выходит так, что если даже человек показал себя с негативной
    стороны (не выполнил взятые на себя обязательства, сделал что-то не так) - он не
    понесет за это никаких санкций, ведь как же будут друзья применять санкции друг
    к другу? И человек видит, что не смотря даже на то, что он никакой не активист, и
    постоянно динамит свои обязанности, с ним все равно будут общаться, дружить и
    т.д. Это одна из причин, почему в тусовках процветает раздолбайство, отсутствие
    самодисциплины. Объединение людей по дружбе, по личной совместимости - это
    хорошо, это всегда есть и будет, но едва ли это лучшая организационная форма
    для достижения тех целей, которы ставят перед собой анархисты.
    Да, тусовка по своему анархична. В ней нет ярковыраженной иерархии,
    нет, как правило, доминирования, унижения одними других, принуждения, и т.д.
    Но, к сожалению, нету и особого стремления что-то делать, нету самодисциплины
    и ответственности (без которой немыслима анархистская деятельность, и тем
    более, анархистское общество), ведь сама атмосфера тусования располагает
    скорее к алкоголизму и просто веселому проведению времени, нежели к какомуто самопожертвованию ради общей цели и постоянным усилиям.
    Противовес тусовке - организация. Большинство организаций, которые
    мы видим вокруг себя, будь то гос.структура, коммерческая организация или
    негосударственная - строятся на вертикальном типе отношений. Есть начальник,
    а есть подчиненный. Опыт всех предыдущих революций показал, что такая
    организация не может построить неиерархическое общество, так как несет на
    себе отпечаток иерархии и подчинения, который неизбежно, как "переснимка" в
    жвачке, "переснимется" и на новое общество. Отсюда вопрос, вокруг которого уже
    было сломано немало копий - может ли структура, сложная организация быть
    неиерархической, свободной?
    Мое мнение - да. Итак, давайте
    рассмотрим
    плюсы
    и
    минусы
    анархистской организации, какой она
    должна быть. В первую очередь, как уже
    было
    сказано
    выше,
    людей
    в
    анархистской организации объединяет в
    первую очередь их анархизм. Они могут
    быть разных возрастов, социальных
    слоев, субкультурной принадлежности
    (или
    вообще
    без
    нее),
    разных
    психологических типов и так далее. Но
    собрались они вместе ради достижения
    определенных целей и задач. В этом
    главное отличие организации от тусовки.
    Поэтому
    в
    организации
    даже
    необщительный,
    нестандартный,
    не
    подходящий под "тусовочные" нормы человек всегда сможет найти поле для
    деятельности. Ему не надо адаптироваться к неписаным правилам тусовки,
    угадывать их, боясь повести себя "невпопад" Вступая в организацию, он
    руководствуется тем, что написано в ее уставных документах, и уже
    примерно представляет себе, какой тип отношений там царит.
    Поскольку одна из главных черт организации - это действие в
    5
    едином направлении, в организации принимаются какие-либо уставные

    документы (манифест и устав, например), а также определяются способы
    принятия решении. Вот еще одно важное отличие - письменная регламентация
    основных моментов деятельности организации. Когда на бумаге четко прописано,
    кто мы такие, и чем должны заниматься, возникает куда меньше разночтений,
    уходов в сторону, трений по пустяковым вопросам, и распыления усилий. Когда
    совместно принятый документ является добровольно соблюдаемым правилом
    поведения для всех - самодисциплина повышается на порядок, как и
    эффективность действия организации. В
    этом не только сила, но и слабость
    современных анархистских организаций.
    Страсть
    к
    письменным
    формам
    зачастую перетекает в бюрократию,
    бумагамарание, принятия на хер никому
    не нужных резолюций, бесконечное
    уточнение принципов и т.д. Чтобы этого
    не было, нужно раз и навсегда понять нельзя все многообразие человеческих

    т.ч.
    "внутриорганизационных"
    и
    "активистских") отношений запихнуть в
    рамки письменного закона. Кстати, в
    государствах происходит то же самое. Ежегодно принимаются десятки тысяч
    нормативных правовых актов, регламентирующих жизнь той или иной сферы
    общества. И ни конца, ни края этому не видно. Поскольку человеческое общество
    бесконечно разнообразно, то и отношения, возникающие в нем, имеют такое
    немыслимое количество форм и проявлений, что даже миллиона разных кодексов
    и законов не хватит, чтобы их все предугадать и регламентировать.
    Но вернемся к анархистской организации. Что касается механизма
    принятия решений в ней, то он может быть вполне анархичным и "прямодемократичным". Не вижу никаких к этому препятствий. Разве что такой способ
    принятия решений как консенсус, теряет в организации свой смысл, особенно
    если она многочисленная. Поэтому в анархистской организации нужно
    предусмотреть, что делать меньшинству в случае, если принято решение, с
    которым оно не согласно. Вообще, мне кажется, в голосовании и принятии
    решении большинством (абсолютным большинством, а не 50+1), нету ничего
    противоречащего анархизму, если за меньшинством остается возможность хоть
    как-то иным способом реализовать свои права. Лично я не люблю парламентскую
    демократию не потому что "она не учитывает интересы меньшинств" (за что ее
    ругают многие анархисты), а как раз потому, что она не учитывает интересы
    БОЛЬШИНСТВА, в ней за все общество, за большинство, решает кучка
    правителей в экономической и политической сфере. Поэтому реальной власти
    большинства при современной "демократии" никогда не было и нету.
    Ну да это совсем другая тема.
    Многие люди критикуют любую организацию потому, что по их мнению,
    она рано или поздно выродится в авторитарную. Логику этих людей я совершенно
    не понимаю. Они говорят, что раз человек получает какие-либо полномочия и
    возможность чем-нибудь распоряжаться (а в анархо-организации, безусловно
    есть люди, руководящие и рулящие какими-либо процессами, ответственные за
    что-либо), то этот человек рано или поздно узурпирует какую-то "власть" и
    пошло-поехало... Эти критики почему-то напрочь забывают про тот факт,
    что против злоупотреблений своими полномочиями существуют очень
    6
    хорошие инструменты: выборность, подотчетность, сменяемость.

    Во-первых, на какой-либо "пост" (допустим, ответственного за
    определенную акцию), человек либо выдвигается сам, либо его выбирает
    коллектив, если он не против. То есть уже видно фундаментальное отличие от
    иерархических организации, где человек на какую-либо "должность" выбивается
    по спинам и головам остальных членов коллектива, либо назначается "сверху".
    Во-вторых, человек, регулярно отчитывающийся о своей работе перед
    коллективом, отчитывающийся о результатах использования своих полномочий,
    никак не сможет чем-либо злоупотребить, ведь каждое свое действие он выносит
    на суд коллектива.
    В-третьих - возможность в любой момент сменить этого человека опять
    же выбивает почву из под возможности какого-либо злоупотребления и
    проявления властных тенденций. Поэтому процедура смены "координатора", или
    "руководителя" в анархистских организациях должна быть простой и быстрой.
    Одна из главных причин, почему я выступаю за организацию, как за самую
    эффективную форму - правильно построенная и хорошо функционирующая
    анархистская организация позволяет группе активистов действовать в одном
    направлении. То есть - добиваться поставленных целей. Выработав общую
    стратегию, принципы действия, единый взгляд на основные вопросы,
    определившись с приоритетами, любая группа достигнет куда большего, чем
    тусовка, где людей объединяет зачастую лишь желание общаться, и ни о каком
    единстве или сплоченности в активизме зачастую говорить не приходится. В
    тусовке, как правило, каждого интересует что-то свое, нету единства даже по
    самым основным вопросам, нету отработанного механизма принятия решений
    (отсюда - постоянные разногласия и невозможность прийти к общему мнению),
    зачастую нету ответственности и самодисциплины, потому что отсутствует
    чувство действия ради единой цели. Отсюда - хаотичность в активизме,
    разобщенность в действиях. Кто-то защищает зверушек, кто-то ходит на гейпарады, кто-то кормит бомжей, кто-то играет в группе - это все, наверное, хорошо
    и прикольно, но только это не революционная деятельность. Она никогда не
    приведет к смене общественных отношений. В лучшем случае это - позитивная
    культурная деятельность. Хорошая, интересная, порой радикальная. Однако
    абсолютно безопасная для власти и государства.
    Я уж не говорю про всякие разные пороки анархо-тусовок - пьянство,
    наплевательское
    отношение
    к
    своим
    обязанностям,
    апатичность,
    безынициативность. Положа руку на сердце, эти пороки можно встретить и в
    анархистских организациях, однако в куда меньшем масштабе.
    Закончить свои размышления хочу метафорой. Представьте, что вас
    пятеро, и вам нужно поднять что-то очень тяжелое. Каждый пытается сделать это
    по очереди, говоря, что его способ - самый правильный, и что он - самый
    сильный. Но не получается ни хрена. После этого, посовещавшись, обсудив кто,
    что и как будет делать, договорившись о роли каждого, эти пять человек сообща
    берут и поднимают, наконец, тяжесть. То же самое с организацией и тусовкой.
    Тусовка - нормальная вещь для личного общения. Но политический активизм совсем другая категория, и в ней нужно действовать другими методами. И вот что
    я вам скажу - пока что я не видел более эффективного способа сплочения людей
    для достижения чего-либо, чем определение структуры сообщества, общих целей
    и задач, роли каждого в группе, и добровольных правил для всех - то есть
    построения анархистской организации.
    Спасибо за внимание.
    Микола

    7

    ЛИДЕР

    Х. Бидструп

    8

    АФФИНИТИ-ГРУППЫ: ЗАЧЕМ И КАК?
    Что нужно для создания и существования аффинити-группы?
    Круг друзей; доверие; согласие; секретность; планы на случай возможных
    ситуаций; структуры, действующие в непредвиденных ситуациях; немного
    смелости (можно рассматривать как дополнение, но на всякий случай оно должно
    быть под рукой); действие! и последующее обсуждение.
    Вполне возможно, даже если никогда прежде вы не были вовлечены в
    прямое действие, даже если это первый радикальный текст, который вы
    встречаете в своей жизни, что вы уже часть аффинити-группы – структуры
    доказавшей свою наибольшую эффективность во всех видах революционной
    активности. Аффинити-группа – круг друзей, знающих достоинства, слабости,
    жизнь друг друга, уже установивших общий язык и намеревающихся достигнуть
    одну или несколько целей.
    Аффинити-группа – не временное образование, а удобная меняющаяся
    структура, созданная на основе сообщества заинтересованных, доверяющих друг
    другу людей. Однажды собранная, эта группа может стать закрытой для других,
    если этого требуют соображения безопасности. Это означает, что то, что
    происходит внутри группы никогда не обсуждается с посторонними, даже если
    деятельность группы давно прекращена. Кто-то может действовать совместно
    снова и снова в рамках аффинити-группы, но ее члены также могут участвовать в
    деятельности других аффинити-групп, дробиться на более мелкие аффинитигруппы, а также действовать вне каких бы то ни было аффинити-групп.
    Размер аффинити-группы может колебаться от двух до, скажем,
    пятнадцати человек в зависимости от ее рода деятельности. Но группа не должна
    быть
    настолько
    многочисленной,
    что
    неформальное
    обсуждение
    рассматриваемых вопросов становится в ней невозможным. Мы всегда можете
    разделиться на две или более группы, если вас достаточное количество. В акциях,
    которые требуют вождения автомобиля, самая удобная система иметь по
    аффинити-группе на каждое транспортное средство.
    Аффинити-группы могут быть практически непобедимы. В них не могут
    проникнуть враги, потому что у всех ее членов общее прошлое и близкие
    отношения, и нет нужды информировать кого-либо со стороны об их планах и
    деятельности. Они более эффективны, чем большинство профессиональных
    военных: они в состоянии приспособиться к любой ситуации, им не нужно
    проталкивать свои решения через сложную систему утверждения, все участники
    могут действовать и реагировать немедленно без ожидания приказов, с полным
    пониманием того, чего ожидать друг от друга. Взаимное вдохновение, на котором
    они основаны, делает их деморализацию очень сложной. Ярко контрастируя с
    капиталистическими, фашистскими и большевистскими структурами, они
    функционируют без потребности в иерархии и принуждении. Участие в аффинитигруппе может быть настолько же приятным, насколько и эффективным. Важнее
    всего то, что ей служат мотивацией общие желания и преданность, а не выгода
    или обязанность.
    Аффинити-группы функционируют по модели консенсуса: решения
    принимаются коллективно, основываясь на нуждах и желаниях каждого участника.
    Демократическое голосование, при котором большинство делает посвоему, а меньшинство вынуждено держать язык за зубами,
    недопустимо в аффинити-группах. Если группа хочет нормально
    9
    функционировать и сохранять себя, каждый участник должен быть

    удовлетворен. Для любой акции, члены группы совместно устанавливают, каковы
    их личные и коллективные цели, насколько они готовы рисковать (каждый в
    отдельности и группа в целом) и чего они ожидают друг от друга. После решения
    этих вопросов, создается план.
    Так как то, как пройдет акция всегда непредсказуемо и редко все идет по
    плану, будучи готовыми к этому, аффинити-группы обычно используют
    двойственный подход. С одной стороны, они готовят планы на случай разных
    ситуаций: если происходит А, мы проинформируем друг друга посредством Х
    средств и перейдем к плану В; если способы коммуникации Х недоступны, мы
    снова соберемся в месте Z в Q часов. С другой стороны, структуры группы
    строятся так, чтобы быть полезными даже если происходящее не имеет ничего
    общего
    с
    прорабатывавшимися
    ситуациями:
    для
    этого
    делятся
    внутренние роли, подготавливается
    система
    коммуникации
    (рации,
    кодовые слова и фразы для передачи
    секретной информации или решений
    вслух),
    вырабатывается
    общая
    стратегия (например, для сохранения
    самообладания в сбивающих с толку
    ситуациях или при блокировании
    полиции), выбираются запасные пути
    отхода, готовится группа правовой
    поддержки на случай, если кто-либо
    будет арестован. После акции группа
    встречается снова (если необходимо, в
    безопасном месте), чтобы обсудить,
    что прошло хорошо, что должно было
    пройти лучше и что будет в следующий
    раз.
    Аффинити-группа держит ответ
    только сама перед собой – это одна из
    ее наиболее сильных сторон. Она не
    отягощена:
    процедурами,
    свойственными
    организациям;
    трудностями
    достижения
    согласия
    малознакомыми людьми и большими
    коллективами;
    необходимостью
    держать ответ перед большинством,
    непосредственно не вовлеченном в
    акцию.
    Члены
    аффинити-группы
    стремятся к консенсусу друг с другом.
    Каждой аффинити-группе следует стремиться к похожим отношениям с другими
    активистами и группами или, по меньшей мере, стремиться к подобному
    сближению, там где это возможно. Распространение практики аффинити-групп и
    участие в них должно приносить людям положительные эмоции, а не страх и
    негодование. Люди должны прийти к признанию ценности модели аффинитигруппы, прийти к ее применению: от наблюдения за ее успехами к
    извлечению пользы от ее применения.
    Одна аффинити-группа может взаимодействовать с другой
    10
    аффинити-группой, образуя так называемый кластер. Структура

    кластера позволяет большему числу людей действовать с теми же
    преимуществами, что дает одиночная аффинити-группа. Если требуется быстрота
    или секретность, предпочтительнее встреча делегатов от групп, нежели всех их в
    полном составе. Если важна координация, группы или их делегаты могут
    договориться о методах связи в разгар акции. За годы сотрудничества разные
    аффинити-группы могут узнать друг друга как самих себя. Для них удобнее и
    успешнее становится работать вместе.
    Когда нескольким кластерам нужна координация, особенно на массовых
    акциях (например, на большой демонстрации), они могут провести собрание
    делегатов. По скромному опыту автора этих строк, наиболее эффективны и
    созидательны те собрания делегатов, которые ограничивают свою роль
    площадкой, где разные аффинитигруппы
    и
    кластеры
    могут
    проинформировать друг друга о своих
    намерениях,
    что
    предпочтительнее
    надежды на спонтанное действие или
    навязывание общих принципов.
    Аффинити-группа – не только
    средство для изменения мира, как и
    любая другая анархистская практика,
    это модель альтернативного мира, семя
    из которого вырастет этот мир. В
    анархистской
    экономике,
    решения
    принимаются не советами директоров,
    которые выполняют рабочие массы.
    Также и в аффинити-группах решают и
    действуют все вместе. Аффинитигруппы – это просто еще одно
    воплощение коммун и рабочих советов,
    которые служили основой более ранних
    успешных
    (но
    недолгих)
    анархореволюций.
    Аффинити-группа – не только
    наилучший формат для того чтобы чтото получалось. Вам следует всегда
    посещать любое событие, которое
    может укрепить дух аффинити-группы,
    не говоря уже о тех, которые могут
    подействовать обратным образом! Без
    структуры, которая помогает от идеи
    перейти к действию, без друзей вы
    парализованы, лишены собственного
    потенциала; с ними же вы сильнее в десять или в десять тысяч раз! «Даже не
    сомневайтесь, что небольшая группа думающих убежденных людей может
    изменить мир. Только так всегда и бывало», - писала Маргарет Мид. Она
    подразумевала аффинити-группы независимо от того, знала она этот термин или
    нет. Если бы все участники акций против государства действовали в рамках
    сплоченных, убежденных аффинити-групп, революция победила бы в
    течение нескольких лет.
    Вам не надо искать революционную организацию, чтобы начать
    11
    действовать: ты и твои друзья и есть эта организация. Вместе вы

    можете изменить мир. Прекратите удивляться тому, что происходит, или
    размышлять, почему ничего не происходит и примите решение о том, что же
    произойдет. Нужно быть не просто зрителем (на демонстрации, акции протеста,
    панк гиге, в пробке, на работе) ждущим, что ему скажут, что делать. Возьмите за
    привычку обмениваться безумными идеями о том, что во всех этих местах должно
    произойти и претворяйте эти идеи в жизнь.
    Аффинити-группа может быть кружком вышивания или коллективом
    велосипедистов; странствующей труппой клоунов; первой в округе группой Еды
    Вместо Бомб. Она может заниматься изучением того, как сделать из велосипеда
    граммофон или заставить транснациональную корпорацию отойти от дел
    посредством аккуратного планомерного саботажа. Аффинити-группы сажали и
    защищали общественные парки; строили, сжигали и сквотировали здания;
    организовывали воспитание детей у себя в районе; организовывали стихийные
    забастовки. Аффинити-группы регулярно инициируют революции в живописи и
    музыке. Твоя любимая музыкальная группа – тоже аффинити-группа. Самолет
    был изобретен аффинити-группой. Другая аффинити-группа, состоящая из
    раздраженных почитателей Ницше, почти добилась успеха в покушении на
    Гитлера. Еще одна опубликовала эту книгу.
    Чтобы функционировать для аффинити-групп и более крупных структур,
    также основанных на консенсусе и кооперации, важно чтобы все могли
    положиться друг на друга, будучи уверенными в выполнении взятых обязательств.
    Когда план утвержден, каждому участнику группы и каждой группе кластера
    следует выбрать не менее одного момента, необходимого для подготовки и
    исполнения плана, и предложить полностью взять этот момент на себя. Этот
    выбор означает, что взятое дело будет так или иначе доведено до конца, не
    взирая ни на что. Если вы обеспечиваете телефонную «горячую линию»
    юридической помощи для своей группы во время демонстрации, вы должны
    поддерживать ее даже, если вы больны (в пределах разумного или договориться
    о выполнении этой задачи кем-то другим – прим. пер.). Если ваша группа
    пообещала сделать транспаранты для акции, убедитесь, что они готовы, даже
    если это означает не ложиться спать всю ночь перед акцией. Со временем вы
    узнаете как справляться с трудными ситуациями, на кого можно положиться в
    таких случаях, а другие узнают, насколько они могут положиться на вас.
    Хотя одним из правил является то, что аффинити-группы не должны быть
    такими большими, что становятся нужны формальные структуры для обсуждений,
    большие собрания, например, между кластерами, могут их потребовать. Будьте
    осторожны: использование подобных структур, когда в этом нет необходимости,
    испортит обсуждение и приведет к отчуждению участников и может даже
    стимулировать ненужный антагонизм. С другой стороны, подобные структуры
    могут сделать принятие решение группой более быстрым, легким и чутким по
    отношению к нуждам и интересам каждого. Убедитесь, что используемый вами
    формат всем удобен.
    CrimethInc.
    Перевод с английского - Иван Ангаров

    АНАРХИЯ И АЛКОГОЛЬ

    12

    Я бухой, наебаный, пьяный, никакой, я напился до чертиков,
    вдрабадан, вдребезги, до белых коней, вдупель, в зюзю, в нули… Все
    наверное, слышали, что у эскимосов есть сто различных слов для
    обозначения снега; у нас есть сто слов для опьянения. Мы

    увековечиваем нашу собственную культуру поражения.
    Стоп, я вижу усмешку на твоем лице: Неужели эти анархисты такие
    злобные, что они будут отрицать единственный веселый аспект анархизма – пиво
    после бунта, выпивку в баре, за которой обсуждаются все эти заоблачные теории?
    Как они развлекаются, если они наезжают на наши маленькие забавы? Что, мы не
    можем набраться, чтобы расслабиться и хорошо провести хоть часть наших
    жизней?
    Поймите нас правильно: мы не оспариваем права на расслабление.
    Амброз Бирс назвал аскета «слабым человеком, который поддался искушению
    лишить себя удовольствия», и мы согласны с этим. Как написал Чак Бодэлер, Ты
    всегда должен быть на высоте. Все зависит от этого. Так что мы не против
    опьянения, а скорее против выпивки! Те, кто выбирает выпивку, как дорогу к
    опьянению – обманывают себя, и лишаются очарования полной жизни.
    Выпивка, как кофеин или сахар в теле, только заменяет то, что организм
    обеспечивает другими путями. Женщина, которая не привыкла к кофе, не
    испытывает потребности в нем чтобы пробуждаться утром: ее организм
    самостоятельно фокусируется и производит энергию, тысячи поколений эволюции
    подготовили его для этого. Если же она регулярно пьет кофе, скоро ее тело
    позволяет кофеину взять на себя эту роль, и она становится зависимой от него.
    Так и алкоголь, искусственно расслабляя и отпуская нас, тем самым лишает нас
    естественного отдыха и освобождения.
    Если некоторые трезвенники в этом обществе не кажутся такими же
    отвязными и свободными как их пьющие знакомые, то это всего лишь случайное
    свойство культуры, всего лишь побочный симптом. Все равно эти пуритане
    существуют в мире дух и магия, которого высушены алкоголизмом их приятелей,
    как и капитализмом, иерархией, нищетой, которую эти пуритане помогают
    поддерживать – единственное их отличие в том, что они настолько отрицают себя,
    что отказываются даже от фальшивой магии, «джина из бутылки». Но есть и
    другие «трезвые» люди, их жизненная позиция может быть описана скорее как
    восхищенная или экстатическая. Для этих индивидуумов – для нас – жизнь это
    постоянное торжество, которое не нуждается ни в каком катализаторе, и мы не
    нуждаемся в передышке от него.
    Алкоголь, как Prozac ( распространенный в штатах антидепрессант ) и
    другие контролирующие разум медикаменты, которые в наши дни делают бабки
    для «Большого брата», всего лишь суррогатное симптоматическое лечение. Тупая
    боль серого существования растворяется в нем в лучшем случае лишь на
    несколько часов, а затем возвращается двукратно умноженной. Это не только
    заменяет позитивные действия, которые обратились бы к первопричинам нашего
    отчаяния – это предотвращает их, поскольку огромная энергия затрачивается на
    достижение состояния опьянения и освобождение от него. Как туризм для
    офисного работника, выпивка – это клапан созданный системой, через который
    выпускается пар, способный разорвать ее изнутри.
    В нашей механической культуре, мы привыкли воспринимать свои тела как
    примитивные машины, которыми легко управлять: добавляем необходимое
    вещество в химическое уравнение и получаем желаемый результат. В нашем
    вечном поиске здоровья, счастья, смысла жизни мы носимся от одной панацеи к
    другой – Виагра, витамин С, водка – вместо того чтобы взглянуть на жизнь в
    целом и обратиться к социально-экономическим корням наших проблем.
    Этот ориентированный на продукт тип мышления – фундамент нашего
    хладнокровного общества потребления: мы не можем жить без
    13
    постоянной подпитки новыми товарами. Мы пытаемся купить

    расслабление, общение, уверенность в себе – даже экстаз доступен в таблетках!
    Мы хотим, чтобы экстаз был образом жизни, а не отравляющим алкогольным
    бегством от нее. «Жизнь дерьмо – давай нажремся» - вот квинтэссенция всех
    аргументов, которые вливаются нам в уши с языков наших господ и затем
    транслируются нашими собственными заплетающимися языками, запоминаясь,
    как еще одна никому не нужная истина – но мы больше не верим в это! Против

    опьянения и/или пьянства! Сожги все вино водочные магазины и замени их
    детскими площадками!
    Ложный бунт
    Практически все дети в господствующем западном обществе растут с
    сознанием того, что алкоголь – это запретный плод, потребляемый их родителями
    или воспитателями, но не доступный для них самих. Этот запрет только делает
    выпивку гораздо более привлекательной для молодых людей, и как только
    предоставляется
    такая
    возможность,
    большинство
    доказывает
    свою
    независимость, делая именно то, что им не велели делать: смешно, но они
    бунтуют по заранее написанному для них сценарию. Эта лицемерная модель
    поведения – стандарт для растущего в этом обществе ребенка, она существует
    для воспроизведения некоторых вредных привычек, которые в противном случае
    были бы яростно отринуты новыми поколениями. Повторение фальшивой морали
    многих пьющих родителей в ханжеских практиках религиозных групп, позволяет
    создать ложное разделение между самоотрекающимися пуританами и
    жизнелюбами пьянчужками с их «друзьями» вроде баптистских священников. Эти
    партизаны Пьяного Бунта и адвокаты Ответственного Воздержания на самом деле
    вполне лояльные противники. Первые нуждаются в последних для того, чтобы их
    мрачные ритуалы выглядели забавнее; последние нуждаются в первых для того,
    чтобы их несгибаемая твердость имела смысл. «Экстатическая трезвость»,
    которая борется с тусклостью одних и затуманенностью других – фальшивым
    удовольствием и ложным благообразием – подобна анархизму, который
    противостоит как подложной свободе капитализма, так и притворному братству
    коммунизма.
    Такой пьяный, беспечный и непоследовательный?
    Говоря о полах, стоит заметить, что хуже всего то, что алкоголь
    поддерживает патриархальную динамику полов. Например, в скольких семьях
    алкоголизм помогает сохранять неравное распределение силы и давления?
    (Каждый из авторов этого материала может припомнить как минимум один такой
    случай среди своих родственников.) Пьяное самоуничтожение мужчины,
    вызванное ужасами выживания в капиталистической системе, ложиться тяжким
    бременем на плечи женщины, которая должна каким-то образом сохранить семью
    – зачастую перед лицом насилия с его стороны.
    Тирания апатии.
    «Каждый чертов анархо-проект, в котором я принимал участие, был
    уничтожен или почти уничтожен алкоголем. Вы пытаетесь создать коммуну, но все
    слишком пьяны или обкурены, чтобы выполнять необходимые рутинные
    операции. Вы хотите создать общность, но после шоу все возвращаются в свои
    комнаты и просто упиваются до смерти. Если это не одно вещество, то чертово
    другое. Я понимаю, попытка стереть свой разум – естественная реакция на
    рождение в капиталистическом обществе отчуждения, но я хочу, чтобы люди
    увидели, что мы, анархисты, делаем и сказали, «Да, это лучше чем
    капитализм!»… трудно сказать так, если ты не можешь ступить и шагу,
    без того чтобы наступить на осколки бутылок. Я никогда не считал себя
    14
    straight edg e, но, черт побери, я никогда больше в рот не возьму этого

    дерьма!»
    Персональная реакция еще одного лишенного иллюзий анархиста…
    Говорят, что когда знаменитый анархист Оскар Уайлд впервые услышал
    старое выражение, если это унизительно быть управляемым, насколько же более
    унизительно выбирать правителя, он ответил: «Если это унизительно выбирать
    хозяина, насколько же более унизительно быть чьим-то хозяином!» Он
    подразумевал под этим критику иерархий внутри личности, так же как и
    демократического государства – но, к сожалению, его софизм мог бы быть с
    успехом применен к тому, чем многие наши попытки создать анархическую среду
    оборачиваются на практике. В особенности это касается тех случаев, когда они
    осуществляются пьяными людьми.
    В определенных кругах, особенно в тех, где слово «анархия» само по себе
    в моде больше чем его многочисленные значения, свобода трактуется как
    негативный слоган: «не говори мне, что мне делать!» На практике, это часто
    означает не более чем утверждение права индивида быть ленивым, эгоистичным,
    не отвечать за свои поступки, или что-то в этом роде. В таком контексте, если
    группа начинает какой-то проект, заканчивает его почти всегда ответственное
    меньшинство, которому приходится делать всю работу для его осуществления.
    Это сознательное меньшинство часто выглядит автократичным, в то время как на
    самом деле это апатия и враждебность их товарищей заставили их принять эту
    роль. Быть все время пьяным и неорганизованным это насилие – это принуждает
    других убирать за тобой; ясно думать, когда ты не можешь; абсорбировать стресс
    созданный твоим поведением, когда ты слишком бухой для диалога. Такие
    ситуации ведут к тому, что те, кто берет всю ответственность на свои плечи,
    сохраняют систему, в которой остальные ее не имеют. В такой системе каждый
    несет ответственность за свою собственную часть и за ее превышение. Подумай,
    какую силу мы могли бы иметь если бы вся энергия и все усилия в мире – или
    хотя бы только твоя энергия и усилия? – которые идут на пьянство были
    направлены на сопротивление, возведение, созидание…
    Попробуй добавить к этому все деньги, которые анархисты в твоем
    сообществе тратят на корпоративную выпивку, и представь себе, сколько
    музыкального оборудования или еды (- not - bombs … или чертовых бомб!) могло
    быть куплено за них - вместо того чтобы спонсировать войну против нас всех. А
    лучше представь себе мир, где кокаинист президент умирает от овердоза, а
    радикальные музыканты и мятежники бьются до преклонных лет!
    Трезвость и солидарность!
    Как любой стиль жизни, будь то бродяжничество или членство в
    профсоюзе, отречение от алкоголя может быть неправильно понято как цель, а не
    как средство.
    Кроме того, важно чтобы наш собственный выбор не стал для нас
    поводом считать себя лучше тех, кто принял иное решение. Единственная
    стратегия для распространения хорошей идеи, которая надежно работает, это
    сила примера – если ты воплотишь «экстатическую трезвость» в собственной
    жизни и это сработает , те, кто искренне желают того же присоединятся.
    Осуждение других за решения, которые касаются только их самих, абсолютно
    нездорово для каждого анархиста – не обратить на это внимания, значит, сделать
    эксперимент, который мы предлагаем, менее привлекательным. Поэтому крайне
    важен вопрос солидарности и общности с анархистами и другими людьми
    кто употребляет алкоголь и наркотики. Мы предполагаем, что это
    наиболее важно. Особенно в случаях, когда человек борется за
    15
    освобождение от вредной зависимости, такая солидарность –

    первостепенна: например Анонимные Алкоголики, это пример квази-религиозной
    организации нашпигованной социальными потребностями, которые уже давно
    должны были быть подготовлены самоорганизованными анархистскими
    сообществами. Как и в каждом случае, мы, анархисты, должны спросить себя: мы
    занимаем свою позицию просто для того, чтобы почувствовать наше
    превосходство над тупыми массами – или потому что мы искренне желаем
    распространить приемлемые альтернативы? Кроме того, большинство из нас, кто
    не зависит от субстанций, может поблагодарить судьбу и удачу; это наделяет нас
    еще большей ответственностью быть хорошими союзниками тем, кому не повезло
    так. Позвольте толерантности, человечности, доступности и чувствительности, а
    не собственной праведности или гордыне быть качествами, которые мы
    воспитываем в себе. Нет сепаратистской трезвости!
    Революция.
    В таком случае – чем же мы собираемся заниматься, если мы не будем
    ходить по барам, тусить на вечеринках, сидеть на ступеньках или напротив
    телевизоров с поллитрами в руках? Да что угодно! Социальное влияние фиксации
    нашего общества на алкоголе, по крайней мере, настолько же важно, как и ее
    интеллектуальный, медицинский, экономический и эмоциональный эффекты.
    Пьянство стандартизирует нашу социальную жизнь, оккупирует большую часть из
    восьми часов бодрствования, которые не колонизированы работой. Оно
    ограничивает
    нас
    пространственно

    гостиные,
    коктейль-холлы,
    железнодорожные пути – и контекстуально – в ритуализированной предсказуемой
    манере поведения – в некотором отношении более совершенной системы
    контроля никогда не существовало. Часто, когда кому-то из нас удается избежать
    роли рабочего\потребителя, пьянство присутствует, непреклонно вытекая из
    нашего колонизированного досуга, для того, чтобы заполнить многообещающее
    открывающееся пространство.
    Свободные от этой рутины, мы должны открыть другие пути
    использования времени и энергии, поиска удовольствия, пути, которые окажутся
    опасными для самой системы отчуждения. Выпивка, может случайно быть частью
    позитивных и многообещающих социальных взаимодействий – проблема в том,
    что ее центральная роль в социализации ложно представляет ее как необходимое
    условие для таких общественных связей. Это затеняет тот факт, что мы можем
    создавать такие взаимодействия по нашему желанию, только при помощи нашей
    креативности, честности и отваги. Действительно, без этого не достичь ничего
    ценного – вы когда-нибудь были на плохой вечеринке? - а с этими качествами
    алкоголь не нужен. Когда один, или два человека бросают пить, это просто
    кажется бессмысленным, как будто они изымают себя из компании (или как
    минимум из клиентуры) своих приятелей – человеческих существ без смысла. Но
    сообщество таких людей может создать радикальную культуру трезвого
    приключения и соучастия, которая в конечном итоге сможет предложить
    захватывающие перспективы свободной от выпивки активности и развлечений
    для каждого. Вчерашние чокнутые и отшельники могут стать пионерами
    завтрашнего нового мира: «здравый вакханализм» вот новый горизонт, новая
    возможность для неповиновения и трансформации, которая предоставит
    плодородную почву для невообразимых сейчас бунтов. Никакой войны, кроме
    классовой – никаких коктейлей, кроме коктейлей молотова! Давайте не варить
    ничего – кроме проблем!
    Crimethlnc.

    16

    ПОСЛЕСЛОВИЕ...
    Человек создает историю, которую следует знать, осмысливать и помнить.
    Помнить, что, действуя испытанным образом – получаешь тот же результат. Не
    следует считать анархизм завершенной теорией со своими догмами и схемами,
    анархизм
    не
    религия,
    нуждающаяся
    в
    мучениках
    и
    требующая
    самопожертвования. Анархо-мысль не заканчивается Кропоткиным, Бакуниным,
    Махно. И сегодня, как никогда раньше, требуется осознавать реалии и не только
    бороться во имя абстрактных идей, но и воплощать их в жизнь.
    От самых истоков классического анархизма принято считать главным
    препятствием на пути строительства бесклассового самоуправляемого общества
    – государство. Но как показала практика, обычный
    освобожденный от гнета власти человек отнюдь не
    стремится
    создавать
    либертарное
    общество,
    основанное
    на
    самоорганизации
    и
    самоуправлении.
    Бесполезно
    заставлять
    и
    убеждать человека быть свободным. Пока человек
    не начнет мыслить самостоятельно и поступать
    независимо, любая революция будет заканчиваться
    приходом новой власти и искоренением подлинной
    анархии.
    Важный, но мало кем замеченный вклад в развитие
    идей анархизма косвенно привнес социальный
    психолог Эрих Фромм. Пережив ужасы войны,
    зарождение и гибель фашистского режима,
    наблюдая за жизнью людей в развитых капиталистических странах и странах
    социалистического блока он пришел к определенным выводам относительно
    общественной природы человека. Наиболее интересной для анархистов является
    его работа «Бегство от свободы». Автор приходит к выводу, что человек боится
    свободы, боится сам принимать решения и нести полную ответственность за них,
    боится одиночества и изгнания. Человек предпочитает приспособление к
    существующим общественным отношениям, какими бы деструктивными они не
    были (фашизм, капитализм); выбирает жизнь по четко обозначенным ролям и
    предписаниям, подстраивается под ожидания, молчит и довольствуется своим
    куском пирога.
    Поэтому первоначально революция происходит в самом человеке – меняя
    его мышление, мировосприятие, отношение к миру и другим. Открывая и
    познавая самих себя, мы получаем возможность сознательно изменять жизнь
    здесь и сейчас. Строя свои отношения с окружающим миром на взаимоуважении
    и поддержке, не приятии лжи и несправедливости, мы тем самым закладываем
    фундамент новых общественных отношений, из которых сможет вырасти
    либертарное общество.
    Любые
    проекты
    и
    инициативы,
    способствующие
    изменению
    общественного сознания, привносящие в реальность жизнеспособные
    альтернативы, разрушающие существующие иллюзии и заблуждения – это
    сопротивление, это ростки нового мира, пробивающиеся сквозь стены наших
    тюрем.
    Сама наша жизнь – это сопротивление, но самое ценное в ней то,
    что мы делаем вместе.
    Лис

    17

    belarus.avtonom.org