• Название:

    Гаркавец А. Н. Великая Степь в античных и визан...

  • Размер: 19.47 Мб
  • Формат: PDF
  • или

    ¬≈À» ¿fl —“≈œ‹
    ¬ ¿Õ“»◊Õ¤’ » ¬»«¿Õ“»…— »’ »—“Œ◊Õ» ¿’
    —·ÓÌËÍ Ï‡ÚÂˇÎÓ‚
    Составление и редакция
    Александра Николаевича Гаркавца

    Это благотворительное издание, в малой доле выполненное
    в рамках Госпрограммы «Культурное наследие»,
    успешно завершено и увидело свет в полновесной версии
    при поддержке известного предпринимателя, политического и
    общественного деятеля Республики Казахстан
    Булата Мукишевича Абилова

    ¿Àÿ“¤ 2005

    В том и состоит главная польза и лучший плод знакомства с событиями
    минувшего, что видишь всякого рода поучительные примеры в обрамлении
    величественного целого; здесь и для себя, и для государства ты найдешь, чему
    подражать, здесь же – чего избегать: бесславные начала, бесславные концы. Впрочем,
    либо пристрастность к взятому на себя делу вводит меня в заблуждение, либо и
    впрямь не было никогда государства более великого, более благочестивого, более
    богатого добрыми примерами, куда алчность и роскошь проникли бы так поздно, где
    так долго и так высоко чтили бы бедность и бережливость. Да, чем меньше было
    имущество, тем меньшею была жадность; лишь недавно богатство привело за собою
    корыстолюбие, а избыток удовольствий – готовность погубить все ради роскоши и
    телесных утех.
    Тит Ливий.

    © Александр Николаевич Гаркавец,
    Центр евразийских исследований «Дешт-и-Кыпчак»,
    Алматы, Казахстан, 2005

    ÃËÌËÒÚÂÒÚ‚Ó Ó·‡ÁÓ‚‡Ìˡ Ë Ì‡ÛÍË –ÂÒÔÛ·ÎËÍË  ‡Á‡ıÒÚ‡Ì
    »ÌÒÚËÚÛÚ ËÒÚÓËË Ë ˝ÚÌÓÎÓ„ËË ËÏ. ◊Ó͇̇ ¬‡ÎËı‡ÌÓ‚‡
    ÃÂʉÛ̇Ó‰Ì˚È ËÌÒÚËÚÛÚ Í˚Ô˜‡Íӂ‰ÂÌˡ
    ÷ÂÌÚ ‚‡ÁËÈÒÍËı ËÒÒΉӂ‡ÌËÈ ´ƒÂ¯Ú-Ë- ˚Ô˜‡Íª

    ¬≈À» ¿fl
    —“≈œ‹
    ¬ ¿Õ“»◊Õ¤’ » ¬»«¿Õ“»…— »’
    »—“Œ◊Õ» ¿’
    —·ÓÌËÍ Ï‡ÚÂˇÎÓ‚
    Составление и редакция
    Александра Николаевича Гаркавца

    ¿Àÿ“¤ 2005

    ББК

    63.3

    Г 94 (38; 4/5; 04/14)

    Г 94

    Великая Степь в античных и византийских источниках: Сборник материалов /
    Составление и редакция Александра Николаевича Гаркавца.– Алматы: Баур, 2005.–
    1304 стр.
    ISBN 5–7667– 3603 – 8
    Настоящее издание представляет собой наиболее обширный на сегодня свод сведений
    античных и византийских источников о народах Евразийской степи и их соседях с ХІІ
    века до н. э. по XV век н. э. Здесь в хронологическом порядке приведены выписки из около 500 сочинений 150 авторов – историков, географов, этнографов, писателей, филологов и государственных деятелей, писавших на греческом (115 авторов) и латинском (35
    авторов) языках. По каждому из них даны лаконичная биографическая справка с определением места источника в историографии и ссылки на публикации соответствующих
    произведений на языке оригинала и в переводе на русский и другие языки.
    Полагаем, что наш свод будет полезен и ученым-специалистам, и широкому кругу читателей, серьезно интересующихся древней и средневековой историей Великой Степи и
    сопредельных регионов.

    © Александр Николаевич Гаркавец,
    Центр евразийских исследований «Дешт-и-Кыпчак»,
    Алматы, Казахстан, 2005

    Г 0403000000 Без объявления
    00(05)-01
    ISBN 5–7667– 3603–8

    ОТ СОСТАВИТЕЛЯ
    Настоящий сборник материалов инициаторами Государственной программы «Мировое
    культурное наследие» изначально запланирован как свод сообщений древнегреческих и
    древнеримских авторов об истории казахского народа и Казахстана в соответствующее
    время. Его плановое название: «Античные источники по истории Казахстана».
    Однако и замысел, и название сборника с
    самого начала показались нам неубедительными, а по мере накопления и комплексного
    изучения письменных источников под заданным углом зрения мы неизбежно вышли далеко за рамки предложенной идеи и пришли
    к ряду заключений концептуального характера, которые и определили окончательное название полновесной версии данного труда, его
    содержание и структуру.
    Во-первых, мы прежде всего были обязаны
    учесть, что собранные письменные источники
    на греческом и латинском языках, согласно
    традиции, отнесены к разным историческим
    эпохам античной и средневековой истории.
    I. Древняя Греция – с IV тыс. до н. э. до
    подчинения Этолийского союза Риму в 189 г.
    до н. э. и разгрома и роспуска Ахейского союза римлянами в 146 до н. э.
    II. Древняя Римская Республика – от основания Рима легендарным Ромулом 21 апреля
    753 г. до н. э. до окончания начавшихся после
    убийства Юлия Цезаря (44 г. до н. э.) гражданских войн (43–31 гг.) и сосредоточения государственной власти в руках усыновленного
    им в завещании его внучатого племянника
    Гая Октавия – Гая Юлия Цезаря Октавиана в
    31 г. до н. э.
    III. Римская империя от императора Гая
    Юлия Цезаря Октавиана Августа (27 г. до
    н. э.) до Феодосия І Великого и его соправителей (по 395 г.), включая период распада Римской империи – от ее раздела Диоклетианом
    (284– 305 гг.) на Восточную и Западную и
    официального провозглашения в 330 г. Константином І Великим новой столицы – города
    Константинополя, укрепленного и перестро-

    енного им по римскому образцу на месте древнего Византия (основан в 668/659 г. до н. э.) и
    до смерти последнего императора, владевшего всей империей, Феодосия І Великого (правил в 379–395 гг.).
    IV. Западная Римская Империя от Гонория (с 395 г.) до Ромула Августула (по 476 г.)
    V. Византийская, или Восточная Римская
    империя от Аркадия (с 395 г.) до Константина
    ХІ (ХІІІ) Драгаса (по 1453 г.).
    Во-вторых, интересующие нас древние
    письменные источники дошли до нас преимущественно не в оригинале, а в позднейших переработках. Зачастую первоисточник и его
    дошедшая до нас версия отстоят друг от друга
    на несколько столетий, а то и на тысячелетие.
    Труды многих и многих авторов глубокой
    древности, будучи утрачены в самостоятельном виде, очень часто обнаруживаются лишь
    в виде изложений и цитат в сочинениях, возникших в иную историческую эпоху. К таким
    сокровищницам утраченных трудов, в первую очередь, принадлежат «Библиотека, или
    Мириобиблион» константинопольского патриарха Фотия (умер в 897 г.), содержащая выписки и пересказы более 280 произведений
    античных и средневековых авторов, и обширнейшая анонимная греческая литературная
    энциклопедия «Суда» («Свида») конца Х в.,
    насчитывающая около 30 000 статей, а из
    обобщающих географических трудов – карта
    Евразии Игнатия Певтингера (1465–1547)
    длиной 6,75 м и шириной 34 см, составленная
    на основе многократных переработок несохранившейся карты Кастория (І в. н. э.). Естественно, переписывая ветхий текст или излагая его заново, толкуя темные места, позднейшие авторы оперировали в создаваемых ими
    версиях терминами и представлениями своей
    эпохи, и потому, например, гомеровские стихи об амазонках интерпетируются Стефаном
    Византийским спустя 2 тысячи лет в духе этнологических познаний уже его времени.
    В-третьих, за два с половиной тысячелетия
    от Троянской войны до захвата Константино-

    V

    поля турками на обширном пространстве Евразийской степи и смежных территориях этническая картина менялась весьма динамично, этносы сменяли и поглощали друг друга, а
    привычные для греков и римлян имена варваров переносились на новых соседей и смешивались с новыми именами самым невероятным образом, как в калейдоскопе, тем более,
    что происходило это смешение на фоне невообразимой географической и страноведческой
    путаницы.
    Поэтому при составлении хрестоматии мы
    старались полностью отстраниться от возобладавшей в последнее время тенденции жестко привязать аморфные сообщения древности
    к истории того или иного конкретного современного народа. Перед собой мы поставили
    более осторожную задачу – собрать воедино
    исторические сообщения и предания, приуроченные к Евразийской степи, и дать другим
    пищу для собственных размышлений.
    Наша книга представляет собой, таким образом, свод фрагментов из сочинений древнегреческих, древнеримских и византийских
    источников, проливающих свет на историю
    степных народов Евразии и их соседей. Открывают антологию выдержки из поэтических произведений Гомера, Эсхила, Пиндара,
    из «Скифского логоса» отца истории Геродота
    и его предшественников.
    Всего нами здесь приведены в хронологическом порядке выписки из около 500 произведений 150 авторов – историков, географов,
    этнографов, писателей, филологов и государственных деятелей, писавших на греческом
    (115 авторов) и латинском (35 авторов) языках. По каждому из них мы приводим лаконичную биографическую справку с определением места источника в историографии.

    VI

    Все переводы тщательно сверены с оригиналами и при необходимости исправлены без
    особых оговорок. В сокращенных комментариях издателей, чаще всего тоже без оговорок, устранены досадные погрешности, которых, по нашему убеждению, в свое время могли избежать сами наши глубоко и искренне
    почитаемые предшественники.
    Отобранных авторов, писавших о Великой
    Степи (а всего их, по крайней мере у Василия
    Васильевича Латышева, свыше 400), объединяет не только непрерывность историографической традиции и органическая преемственность дееписания, но и то немаловажное обстоятельство, что сообщаемые ими сведения,
    на наш взгляд, по преимуществу убедительны
    и относительно неплохо коррелируют с данными археологии и этнографии региона.
    По замыслу и исполнению наш труд не
    претендует на то, чтобы считаться сугубо научным, скорее – это попытка популяризации
    достижений отечественной и мировой исторической мысли в области изучения и публикации древнегреческих, древнеримских и византийских первоисточников.
    Краткая версия данной хрестоматии, соответствующая исходному замыслу руководства Госпрограммы «Мировое культурное наследие», публикуется в двух книгах по 20 авторских листов издательством «Фолиант»
    (г. Астана), выигравшим соответствующий
    тендер, под изначальным названием «Античные источники по истории Казахстана».
    Можно с уверенностью констатировать,
    что наш свод будет полезен и ученым-специалистам, и широкому кругу читателей, серьезно интересующихся древней и средневековой историей Великой Степи и сопредельных
    регионов.

    Гомер
    %Omhro~ – Homeros
    Гомер – греческий поэт, живший предположительно в VIII в. до н. э. на заселенном
    ионийцами малоазийском побережье Греции,
    автор поэтических эпопей «Илиада» и «Одиссея». Первая из поэм описывает заключительные события десятилетнего похода ахейцев, данайцев, аргивян во главе с Агамемноном на Трою (иначе – Илиос, Илион, откуда и
    название произведения), которая, согласно
    Эратосфену, пала в 1184 г. до н. э. Достоверность излагаемых в «Илиаде» событий подтверждена немецким археологом Генрихом
    Шлиманом (1822–1890) в результате раскопок свыше десяти слоев древнего укрепленного города на холме, расположенном в 5–6 км
    вглубь материка к востоку от эгейского устья
    Дарданелл – Геллеспонта. Этот холм сегодня
    носит красноречивое турецкое название Хисарлык, или Исарлык (тур. Hisarl³k ‘место укрепления, крепости, городище’). «Одиссея»
    же повествует о десятилетних фантастичес-

    ких странствиях и приключениях Одиссея и
    его спутников после Троянской войны и их
    возвращении на родную Итаку, где в доме
    главного героя хозяйничают самозванные женихи его супруги Пенелопы.
    К нашей проблематике определенное отношение имеют упоминания об амазонском воинстве и питающихся кобыльим молоком
    гиппомолгах, а также некоторые неявные намеки на скифов, усмотренные комментаторами. Этими полуисторическими-полумифическими сведениями по традиции, не всегда
    ссылаясь на Гомера, оперируют многие древнегреческие и последующие историки, географы, этнографы и писатели.
    Помимо приводимых в данном разделе
    фрагментов из Гомера и древних схолиев-толкований к нему, см. отдельно комментарии к
    Гомеру Евстафия, митрополита Солунского
    (ХІІ в.), одного из авторитетнейших интерпретаторов «Илиады» и «Одиссеи».

    Гомер
    Илиада
    Перевод Н. И. Гнедича

    Книга II

    10

    15

    Зевс призывает его и крылатые речи вещает:
    “Мчися, обманчивый Сон, к кораблям быстролетным ахеян;
    Вниди под сень и явись Агамемнону, сыну Атрея;
    Все ты ему возвести непременно, как я завещаю:
    В бой вести самому повели кудреглавых данаев
    [вместо длинновласых ахеян.– А. Г.]
    Все ополчения; ныне, вещай, завоюет троянский
    Град многолюдный: уже на Олимпе имущие домы
    Боги не мнят разномысленно; всех наконец согласила
    Гера своею мольбой; и над Троею носится гибель”.

    Книга III

    185

    [Приам, обращаясь к Атриду Агамемнону], воскликнул:
    “О Агамемнон, счастливым родившийся, смертный блаженный!
    Сколько под властью твоею ахейских сынов браноносных!
    Некогда, быв во фригийской земле, виноградом обильной,
    Зрел я великую рать фригиян, колесничников быстрых;
    Зрел я Атрея полки и Мигдона, подобного богу:

    1

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Станом стояло их воинство вдоль берегов Сангария;
    Там находился и я, и союзником оных считался,
    В день, как мужам подобные ратью нашли амазонки:

    190 Но не столько их было, как здесь быстрооких данаев”.

    Книга IV
    20

    Так он вещал; негодуя, вздыхали Афина и Гера;
    Вместе сидели они и троянам беды умышляли.
    Но Афина смолчала; не молвила, гневная, слова
    Зевсу отцу, а ее волновала свирепая злоба.

    405

    Но на тебя Диомеда воздвигла Паллада Афина.
    Муж безрассудный! не ведает сын дерзновенный Тидеев:
    Кто на богов ополчается, тот не живет долголетен;
    Дети отцом его, на колени садяся, не кличут
    В дом свой пришедшего с подвигов мужеубийственной брани.

    Книга V

    Книга VI

    120

    125
    155

    160

    165

    170

    175

    180

    2

    Пандар же крышу колчанную поднял и выволок стрелу,
    Новую стрелу крылатую, черных страданий источник.
    Скоро к тугой тетиве приспособил он горькую стрелу,
    И, обет сотворя луконосцу ликийскому, Фебу,
    Агнцев ему первородных принесть знаменитую жертву,
    В отческий дом возвратяся, в священные Зелий стены,
    Разом повлек он и уши стрелы, и воловую жилу;
    Жилу привлек до сосца и до лука железо пернатой;
    И едва круговидный огромный свой лук изогнул он,
    Рог заскрипел, тетива загудела, и прянула стрелка
    Остроконечная, жадная в сонмы влететь сопротивных.
    Главк даровал бытие непорочному Беллерофонту,
    Коему щедрые боги красу и любезную доблесть
    В дар ниспослали; но Прет неповинному гибель умыслил:
    Злобно его из народа изгнал (повелитель ахеян
    Был он сильнейший: под скипетр его покорил их Кронион).
    С юношей Прета жена возжелала, Антия младая,
    Тайной любви насладиться; но к ищущей был непреклонен,
    Чувств благородных исполненный, Беллерофонт непорочный;
    И жена, клевеща, говорила властителю Прету:
    – Смерть тебе, Прет, когда сам не погубишь ты Беллерофонта:
    Он насладиться любовью со мною хотел, с нехотящей. –
    Так клеветала; разгневался царь, таковое услыша;
    Но убить не решился: в душе он сего ужасался;
    В Ликию выслал его и вручил злосоветные знаки,
    Много на дщице складной начертав их, ему на погибель;
    Дщицу же тестю велел показать, да от тестя погибнет.
    Беллерофонт отошел, под счастливым покровом бессмертных.
    Мирно достиг он ликийской земли и пучинного Ксанфа;
    Принял его благосклонно ликийских мужей повелитель;
    Девять дней угощал, ежедневно тельца закалая.
    Но воссиявшей десятой богине Заре розоперстой,
    Гостя расспрашивал царь и потребовал знаки увидеть,
    Кои принес он ему от любезного зятя, от Прета.
    И когда он приял злосоветные зятевы знаки,
    Юноше Беллерофонту убить заповедал Химеру
    Лютую, коей порода была от богов, не от смертных:
    Лев головою, задом дракон и коза серединой,

    Гомер (VIII в. до н. э.). Илиада

    185

    Страшно дыхала она пожирающим пламенем бурным.
    Грозную он поразил, чудесами богов ободренный.
    После войною ходил на солимов, народ знаменитый;
    В битве, ужаснее сей, как поведал он, не был с мужами;
    В подвиге третьем разбил амазонок он мужеобразных.

    Книга VII
    75

    80

    Пусть изойдет и с божественным Гектором станет на битву.
    Так говорю я, и Зевс уговора свидетель нам будет.
    Если противник меня поразит сокрушительной медью,
    Сняв он оружия, пусть отнесет к кораблям мореходным;
    Тело же пусть возвратит, чтоб трояне меня и троянки,
    Честь воздавая последнюю, в доме огню приобщили.

    Книга VIII
    320

    325

    Гектор же сам с колесницы сияющей прянул на землю
    С криком ужасным и, камень рукою восхитив огромный,
    Ринулся прямо на Тевкра, убить стреловержца пылая.
    Тою порой из колчана пернатую горькую вынув,
    Тевкр приложил к тетиве, – и его шлемоблещущий Гектор,
    Лук наляцавшего крепкий, по раму, где ключ отделяет
    Выю от персей и где особливо опасное место, –
    Там, на себя устремленного, камнем ударил жестоким,
    Он на колено поникнул, и лук из руки его выпал.

    Книга IX
    195

    200

    360

    Так и Менетиев сын, лишь увидел пришедших, поднялся.
    В встречу им руки простер и вещал Ахиллес быстроногий:
    “Здравствуйте! истинно други приходите! Верно, что нужда!
    Но и гневному вы из ахеян любезнее всех мне”.
    Так произнес – и повел их дальше Пелид благородный;
    Там посадил их на креслах, на пышных коврах пурпуровых,
    И, обратясь, говорил к находящемусь близко Патроклу:
    “Чашу поболее, друг Менетид, подай на трапезу;
    Цельного нам раствори и поставь перед каждого кубок:
    Мужи, любезные сердцу, собрались под сенью моею!”
    Завтра, Зевсу воздав и другим небожителям жертвы,
    Я нагружу корабли и немедля спущу их на волны.
    Завтра же, если желаешь и если тебя то заботит,
    С ранней зарею узришь, как по рыбному понту помчатся
    Все мои корабли, под дружиною жарко гребущей.

    Книга XIII

    5

    Зевс, и троян и Гектора к стану ахеян приблизив,
    Их пред судами оставил, беды и труды боевые
    Несть беспрерывно; а сам отвратил светозарные очи
    Вдаль, созерцающий землю фракиян, наездников конных,
    Мизян, бойцов рукопашных, и дивных мужей гиппомолгов,
    Бедных, питавшихся только млеком, справедливейших смертных.

    Изложение В. В. Латышева, уточненное С. П. Кондратьевым
    Зевс, приблизив троянцев и Гектора к ахейским судам, оставил их перед судами беспрерывно нести труды и беды, а сам обратил вспять светлые очи, взирая вдаль на землю конеборных
    фракийцев, сражающихся врукопашную мисийцев и дивных гиппомолгов-млекоедов1, бедных2 и справедливейших людей.

    Книга XIV
    Гера владычица быстро всходила на Гаргар высокий,
    Иды горы на вершину: увидел ее громовержец,

    3

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    290

    Только увидел, – и страсть обхватила могучую душу
    Тем же огнем, с каким насладился он первой любовью,
    Первым супружеским ложем, от милых родителей тайным.

    Книга XV
    625

    Пеной корабль покрывается; шумное бури дыханье
    В парус гремит, и трепещут сердца корабельщиков бледных,
    Страхом объятых; они из-под смерти едва уплывают...

    Книга XVIII

    515

    Город другой облежали две сильные рати народов,
    Страшно сверкая оружием. Рати двояко грозили:
    Или разрушить, иль граждане с ними должны разделиться
    Всеми богатствами, сколько цветущий их град заключает.
    Те не склонялись еще и готовились к тайной засаде.
    Стену стеречь по забралам супруг поставив любезных,
    Иных сынов и мужей, которых постигнула старость,
    Сами выходят; вождями их идут Арей и Паллада,
    Оба златые, одетые оба златою одеждой;
    Вид их прекрасен, в доспехах величествен, сущие боги!

    Книга XX
    220

    225

    Славный Дардан Эрихфония сына родил, скиптроносца,
    Мужа, который меж смертных властителей был богатейший:
    Здесь у него по долинам три тысячи коней паслося,
    Тучных, младых кобылиц, жеребятами резвыми гордых.
    К ним не раз и Борей разгорался любовью на паствах;
    Многих из них посещал, набегая конем черногривым;
    Все понесли, и двенадцать коней от Борея родили.
    Бурные, если они по полям хлебородным скакали,
    Выше земли, сверх колосьев носилися, стебля не смявши;
    Если ж скакали они по хребтам беспредельного моря,
    Выше веды, сверх валов рассыпавшихся, быстро летали.
    Источник: Гомер. Илиада / Пер. Н. И. Гнедича;
    Издание подготовил А. И. Зайцев. – Л.: Наука, 1990.

    Одиссея
    Перевод В. В. Вересаева

    Книга II

    5

    Рано рожденная вышла из тьмы розоперстая Эос.
    Встал с постели своей возлюбленный сын Одиссея,
    В платье оделся, отточенный меч чрез плечо перебросил,
    К белым ногам привязал красивого вида подошвы,
    Вышел быстро из спальни, бессмертному богу подобный,
    И приказание отдал глашатаям звонкоголосым
    Длинноволосых ахейцев тотчас же созвать на собранье.

    Книга VIII
    220

    Луком один Филоктет меня побеждал неизменно
    Под Илионом, когда мы, ахейцы, в стрельбе состязались;
    Что же до прочих, то лучше меня никого, полагаю,
    Нет теперь между смертных людей, кто питается хлебом.

    Книга X
    505

    4

    Не беспокойся о том, кто вас через море проводит.
    Мачту только поставь, распусти паруса и спокойно
    Можешь сидеть. Дуновенье Борея корабль понесет ваш.

    Гомер (VIII в. до н. э.)

    510

    515

    Переплывешь наконец теченья реки Океана.
    Берег там низкий увидишь, на нем Персефонина роща
    Из тополей чернолистных и ветел, теряющих семя.
    Близ Океана глубокопучинного судно оставив,
    Сам ты к затхлому царству Аидову шаг свой направишь.
    Там впадает Пирифлегетон в Ахеронтовы воды
    Вместе с Коцитом, а он рукавом ведь является Стикса.
    Соединяются возле скалы два ревущих потока.

    Книга XI
    10

    15

    Мачту поставив и снасти наладивши все, в корабле мы
    Сели. Его направлял только ветер попутный да кормчий.
    Были весь день паруса путеводным дыханием полны.
    Солнце тем временем село, и тенью покрылись дороги.
    Мы наконец Океан переплыли глубоко текущий.
    Там страна и город мужей киммерийских. Всегдашний
    Сумрак там и туман. Никогда светоносное солнце
    Не освещает лучами людей, населяющих край тот,
    Землю ль оно покидает, вступая на звездное небо,
    Или спускается с неба, к земле направляясь обратно.
    Ночь зловещая племя бессчастных людей окружает.

    Книга XV
    80

    85

    Если же хочешь объездить Элладу, проехать чрез Аргос,
    Спутником сам тебе буду; лишь дай мне запрячь колесницу.
    Многих людей, города покажу я. Никто не отпустит
    Нас с пустыми руками, а даст кое-что нам с собою –
    Или котел, иль прекрасный какой-нибудь медный треножник,
    Или из золота чашу, иль пару выносливых мулов.

    35

    Весело он засмеялся и так к женихам обратился...

    Книга XVIII
    Источник: Гомер. Одиссея / Пер. В. В. Вересаева. – М.: Просвещение, 1987.

    Древние схолии к «Илиаде» Гомера
    Перевод В. В. Латышева
    Дополнительные примечания Л. А. Ельницкого
    Ил. ІІ: 11 (III: 863). Длинновласые4. Ибо
    лаконцы носят длинные волосы, а от них все
    эллинство... скифы же первые стали стричься, почему и называются ‘оскифленными’5.
    Ил. III: 189 (I: 149). Амазонки (}Amaz3ne~),
    равные мужам. Говорят, что амазонки – дочери Ареса и Афродиты, вскормленные у Фермодонта6, реки в Скифии. Названы же так по
    причине вырезывания правой груди (mast3~),
    как мешающей в стрельбе из лука.
    (III: 172) Амазонки, жили они у Фермодонта... а названы так по неимению одной груди
    (ибо они выжигали ее, чтобы не иметь помехи
    при стрельбе из лука) или потому, что не употребляли в пищу хлеба (m=xa), но черепах,
    змей и ящериц. }Anti=neirai же значит равные
    или противные мужам.

    Ил. IV: 23 (I: 169; III: 195). Skozom1nh – гневающаяся; ибо самые вспыльчивые люди называются скифами.
    Ил. IV: 122 (III: 203). Ушки (glufjda~) вместо единственного числа. Поэт описывает способ стрельбы из лука. Скифы натягивают лук
    к плечу и конской тетивой, а критяне – противоположно им [т. е. от плеча] и воловьей тетивой...
    Ил. VI: 186 (III: 290). Амазонок. Некоторые говорят, что выступившие в поход были
    не женщины, а мужчины-варвары: они носили длинные до земли хитоны, волосы повязывали повязками, а также брили бороды, и поэтому враги называли их женщинами7. Они
    были из племени амазонов [}Amaz3ne~] и храбры в бою. Невероятно, чтобы когда-нибудь

    5

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    был женский поход: ведь и ныне нигде их не
    бывает.
    Ил. VIII: 325 (I: 285). ...Неотел8 утверждал, что это скифский способ стрельбы, когда
    лук натягивается к плечу.
    (III: 361). Схолий Порфирия9. По поводу
    этих стихов, относящихся к Тевкру10, спрашивают, в которую руку ранен Тевкр и тянет
    ли он тетиву к плечу, как скифы. Так думал
    Неотел, написавший целую книгу о стрельбе
    из лука в героический период и утверждающий, что критяне тянут тетиву к груди11 и делают натягивание округленным, тогда как
    скифы натягивают не к груди, а к плечу12...
    Ил. IX: 360 (1: 319). Рыбообильный Геллеспонт. И в других сочинениях называются
    обильными рыбою эти воды, т. е. Понт Евксинский и Геллеспонт, а также Боспор13.
    Ил. X: 429 (I: 363). Кавконы – народ в Пафлагонии, другие же говорят в Скифии; иные
    же разумеют под кавконами так называемых
    кавниев14.
    Ил. XIII: 5 (II: 2). Агавов гиппемолгов. Агавы – имя народа; выдаивая кобылиц, они питались их молоком. Деметрий же слово #gauoj
    понимает в смысле “красивые”.
    (IV, 2). Агавы – имя народа; они, выдаивая
    кобылиц, сами питаются молоком.
    Ил. XIII: 6. Абиев – кочевых скифов, откуда
    происходит и Анахарсис [Геродот IV: 76 сл.];
    их-то поэт называет справедливейшими из
    всех, потому что они имеют общими детей и
    жен и все, кроме меча и чаши; им и земля сама

    собою дает пропитание, и они не едят никакой
    животной пищи. Эсхил называет их габиями
    [Стефан Византийский: &Abioi]. Абиями же
    они названы или от слова bjo~ [жизнь], или от
    bja [сила]; или это значит “переезжающие со
    всем имуществом”. Или потому, что они бездомны. Некоторые же принимают a с растяжением, чтобы это слово значило “многожизненных” и “многолетних”, ибо они долговечны.
    Или это значит “не знающих нашей жизни”:
    ибо поэт прибавляет “справедливейших людей”. Или “не употребляющих насилия”; или
    “живущих в кибитках”. Некоторые же называют их сарматами; говорят, что они кормят
    путников и пересылают их один другому.
    Когда все скифы покорились Александру,
    одни абии, говорят, не подчинились ему и,
    только увидев величие его души, вступили с
    ним в сношения15. Справедливейшими же поэт называет их по необщительности с другими
    народами, как и эфиопеев. Или потому, что
    они не пожелали принять участие в походе
    амазонок в Азию.
    Ил. XV: 628 (IV, 100). Ибо едва уплывают
    из-под смерти. Ибо очень мало отстоят от смерти. Первый же сказал это скиф Анахарсис, который, спросив одного моряка, насколько мы
    отстоим от воды, и узнав, что на четыре пальца,
    сказал: “На столько же и от смерти...”
    Ил. XVIII: 515 (IV, 197). ...И у савроматов
    женщины, нося одинаковую с мужчинами
    одежду, участвуют в войнах [Ср. Геродот IV:
    110 сл.].

    Схолии к «Илиаде» из Парижских рукописей
    Извлечение и перевод С. А. Селиванова
    Ил. I: 108 (III:
    ...Она [Ифигения] была ственного отца. Итак, испугавшись за свое
    послана в храм богини [Артемиды] в Тавриде, царство на небе... Зевс удаляется...
    что в Скифии. Рассказ об этом есть... и у ДикИл. XIII: 5 (III: 172). ...Когда все скифы потия, написавшего «Troük=».
    корились Александру, одни абии, говорят, не
    Ил. X: 224 (III: 86). ...Скиф, конское ржа- подчинились ему; и, только увидев величие
    ние поставивший выше лучшей музыки, у его души, вступили с ним в сношения. Поэт надревних порицается за свое варварское суж- зывает их справедливейшими по необщительдение...
    ности с другими народами; или потому, что
    Ил. I: 482 (III: 184). ...Зевс, влюбившись в они имеют общими детей и жен и все, кроме
    дочь Нерея Фетиду, преследовал ее, желая из- чаши и меча; им сама собою земля родит растенасиловать. Когда же он достиг Кавказской ния, а животных они никаких не едят. “Абии”
    горы, то здесь ему помешал Прометей, сказав, же значит “не имеющие очагов”; они же назычто родившийся от Фетиды будет сильнее соб- ваются живущими на телегах и кочевниками.
    416).

    Объяснения к Гомеру в алфавитном порядке
    Извлечение и перевод А. И. Малеина
    Ил. III: 189 (32–3317). Амазонки. Именительный падеж }Amaz9n, это название проис-

    6

    ходит от слова maz3~ (грудь) и лишающего a,
    ибо, чтобы не иметь помехи в стрельбе из лу-

    Гомер (VIII в. до н. э.)

    ка, они отсекали одну из своих грудей; или
    потому, что они жали и косили (Ômwn kaJ 6qerjzon [так!]), надевая пояса и выходя в полном
    вооружении, так что они были названы амазонками оттого, что они жали в поясах (6n ta_~
    z9nai~ #mÀn), или потому, что они были лишены кормления грудью, но питались змеями и
    разными другими животными.
    Ил. III: 189 (80). Амазонка. От неимения
    грудей, но такая этимология невероятна
    [#pjqano~]. Фемистагор же говорит в «Золотой
    книге»: “Живущие в Алопе, ныне называемой Ликией, что у Эфеса, женщины, отказав-

    шись единодушно от обычных женских занятий и надев пояса и вооружение, исполняли
    все мужские дела, а сверх прочего и Ômwn с
    этими поясами, т. е. жали; поэтому и названы
    амазонками – жавшими в поясах”, или потому, что они выжигали одну из грудей для
    стрельбы из лука, или потому, что они не питались лепешками, но змеями, скорпионами,
    ящерицами и черепахами; иные же производят название от матери Амазои.
    Ил. І: 236 (436). Медь. От слова халиб [родительный падеж]: халиба означает народ,
    ибо там была найдена медь (calk3~)...

    Древние схолии к «Одиссее» Гомера
    Перевод В. В. Латышева
    Едящие хлеб. Поэт говорит, что киммерийцами были изгнаны
    Ил. VIII: 222
    сказал это ради некоторых племен, которые скифы19. Иные же говорят, что под киммене ели хлеба; поэтому некоторые назывались рийцами разумеются живущие на западе и соакридоедами и рыбоедами, как и скифское и седние с местностями близ Аида; или с мертмассагетское племя называются мясоедами. выми, от выражения 6n to_~ Òrjoi~ ke_sqai [леНекоторые из акридоедов, увидев хлеб, при- жать в гробницах]. Некоторые разумеют
    мертвых, от выражения 6n ¡rÈ ke_sqai [лежать
    нимали его за навоз.
    Ил. XI: 14 (479). Там же киммерийцев. в земле]. Эти киммерийцы, или скифы-кочевАристарх пишет “кербереев”. Киммерийцы – ники, придя из западных областей океана,
    народ, живущий вокруг океана; некоторые разграбили храм Аполлона в Дельфах. Вследже пишут ceimerjwn [т. е. зимних], а иные “кер- ствие этого поэт поносит их, как живущих во
    бериев”, как, например, Кратес. Геродот же мраке.
    (37418).

    Примечания
    1
    2

    {Ipphmolgoj – доители кобылиц.
    Нарицательные определения-эпитеты #gauoj
    ‘(досто)славные, прославленныедивные; дивные,
    удивительные’ и Âbioi ‘не имеющие средств к жизни, неимущие, бедные, нищие’, прилагаемые Гомером к гиппомолгам, в древности и у новейших
    исследователей нередко принимались за этнические наименования, по причине чего на пустом месте возникло скифское племя абиев, фигурирующее у Страбона, в схолиях Неотела и Евстафия к
    Гомеру и Страбону и наконец в объяснениях к слову &Abioi в географическом словаре Стефана Византийского «Этника» (VI в.), в энциклопедическом
    лексиконе «Суда» (X в.), равно как и в большинстве современных словарей древнегреческого языка.
    – Ср. комментарий Л. А. Ельницкого к этому месту [ВДИ 1947, № 1: 281].
    3 Том и страница указываются по использованному В. В. Латышевым изданию: Scholia Graeca in
    Homeri Iliadem ex codicibus aucta et emendata / Ed.
    Guil. Dindorfius. Vol. 1-4. – Oxon., 1875–1877.
    4 В оригинале: k=rh kom3wnta~ }AcaioV~ ‘длинноволосых (отращивающих, или носящих длинные
    волосы на голове) ахеян’. Этот эпитет, воспроизводимый у Н. И. Гнедича неадекватным словом “кудреглавый”, прилагается ко всем без исключения
    грекам как в “Илиаде” (ІІ: 28, 51, 65, 72, 323; III:
    43; IV: 268; VII: 85, 328 442, 448, 459, 476; VIII:
    414, 510; XIII: 310; XVIII: 359), так и в “Одиссее”
    (І: 90; ІІ: 7, 408; ХХ: 278), а в “Илиаде” – и к Аполлону (ХХ: 68). – А. Г.
    5 Древнегреческое sk¿qjzw ‘по-скифски брить

    голову’ зафиксировано у Еврипида (480–406 до н.
    э.). – А. Г.
    6 Фермодонт (Термодонт – Qerm9dwn), река в Фемискире (Темискира – Qemjsk¯ra, ион. Qemiskvrh) в
    вост. части черноморского побережья Малой
    Азии, к востоку от р. Ирис, тур. Терме-Чай, где
    древние помещали царство амазонок. Локализуя
    же амазонок в Скифии, в области савроматов (Геродот IV: 110), Фермодонт отождествляли с Танаисом (Tanaý~, T=naü~), под которым имели в виду Кубань, Дон или Донец. Танаис, согласно «Древнегреческо-русскому словарю» И. Х. Дворецкого,
    Амазонской рекой (}Amaz3nio~ potam3~) считал Плутарх. – А. Г.
    7 Необычное для Средиземноморья отсутствие у
    мужчин обильной растительности на лице, объясняемое здесь либо удалением щетины, либо женоподобием, – естественный признак народов монголоидной, или “желтой” расы, в частности алтайских, в т. ч. тюрко-монгольских. Иначе говоря,
    храброе в бою безбородое амазонское воинство не
    обязательно должно было состоять из женщин, да
    и вряд ли, за возможным, но маловероятным исключением, это вообще были женщины. – А. Г.
    8 [Неотел – греческий грамматик, составивший схолии к Гомеру, которые использовались позднейшими схолиастами. Возможно, ученик Аристарха (II в. до н. э.)].
    9 Порфирий Малх, или Мелех (233 – 305/306 н.
    э.), греческий философ, филолог и писатель, ближайший ученик и последователь Плотина. – А. Г.
    10 [Тевкр – греческий герой, сводный брат Аян-

    7

    Гомер (VIII в. до н. э.)

    та, царя Саламина, славившийся стрельбой из лу- 123; VIII: 267]. (12) Нынешние лучники идут в
    ка.]
    сражение, одетые в панцирь, с поножами до колен.
    11 Длинные дальнобойные луки критян были
    С правой стороны у них свешиваются стрелы, с лечрезвычайно тугими, и, дотягивая тетиву только вой – меч. (13) Есть среди них и такие, у которых
    лишь до груди, они не заботились об индивидуаль- имеется копье, а [на ремне] за плечами – короткий
    ной прицельной точности, полагаясь при массо- без рукояти щит, которым они могут закрывать
    вых сражениях на обилие одновременно пущен- лицо и шею. (14) Они прекрасные наездники и моных в гущу неприятеля стрел. – А. Г.
    гут без труда на полном скаку натягивать лук и пу12 Стрелявшие на скаку тюркские и монгольскать стрелы в обе стороны, как в бегущего от них,
    ские лучники, держа короткий – около 125–127 так и преследующего их неприятеля. (15) Лук они
    см – лук в вытянутой к цели руке, натягивали те- поднимают до лба, а тетиву натягивают до правого
    тиву к противоположному плечу, как это делали, уха, отчего стрела пускается с такой мощью, что
    согласно данному указанию, скифы. При таком всегда поражает того, в кого попадает, и ни щит,
    способе натягивания тетива с наложенной на нее ни панцирь не может отвратить ее стремительного
    стрелой отводится к плечу (а при верховой стрель- удара” [Война с персами І: 9–15]. – А. Г.
    13 [“Рыбообильным” в действительности, как в
    бе – к уху) до упора и сразу возвращается в исходное положение одним и тем же путем без риска за- древности, так и в новое время, было Азовское модеть грудь. В противоположном же случае, а имен- ре. Слава его распространялась на весь Черноморно когда тетива со стрелой удерживается у плеча, а ский бассейн.]
    лук отводится противоположной рукой в направ14 [Кавконы – племя, жившее в районе города
    лении цели, опасность повреждения тетивой гро- Пессинунта в Малой Азии. Упоминаются у Стефазит не только груди, но и лицу стрелка. А потому- на Византийского (Kavkwne~) и у Страбона, считавто – в рамках греческой техники стрельбы – греки шего их родственными фригийцам.]
    в отношении амазонских стрелков и не нашли дру15
    посольстве абиев к Александру Македонгого объяснения, как отсутствие у женщин-вои- скому[Оупоминает
    Арриан, который после дословтельниц груди вследствие ее умышленного удаления в младенческом возрасте. Скифскую конст- ного повторения вышеприведенного рассказа о
    рукцию лука и технику стрельбы как более мо- сношениях эбиев с Александром, говорит следуюбильную и прицельную европейцы заимствовали щее: Поэт называет их справедливейшими по негораздо позже, о чем, в частности, несколько иска- общительности с другими народами или потому,
    жая факты древности во славу современности, сви- что они имеют общими детей и жен и все, кроме
    детельствует Прокопий Кесарийский (ок. 500 – по- меча и чаши. Им сама собою земля родит растесле 565): “...у гомеровских лучников, которым са- ния, а животных они никаких не едят; “абии” же
    мое название их ремесла служило поруганием [Ил. значит “не имеющие очагов [т. е. жилищ. – А. Г.]”
    IV, 1: 1-2)].
    ХІ: 370, 385, 390], не было ни коня, ни копья; щит (Анабасис
    16 Том и страница указываются по использованне защищал их, и ничто другое не оберегало их тело. Они шли в бой пешими и для защиты были вы- ному С. А. Селивановым изданию: Anecdota Graeнуждены либо брать щит товарища, либо укры- ca e codd. manuscriptis bibliothecae regiae Parisienваться за какой-нибудь надгробной стелой. (10) В sis /17Ed. J. A. Cramer. Vol. 1-4. – Oxon., 1839–1841.
    Страницы указываются по использованному
    таком положении они не могли ни спастись, когда
    приходилось обращаться в бегство, ни преследо- А. И. Малеиным изданию: Anecdota Graeca e codd.
    вать убегающих врагов. Тем более они не могли от- manuscriptis bibliothecarum Oxoniensium /
    крыто участвовать в битве, но, в то время как дру- Descrisit J. A. Cramer. Vol. 1. – Oxon., 1835.
    18 Страницы указываются по использованному
    гие сражались, они, казалось, что-то творили украдкой. (11) Кроме того, они нерадиво владели сво- В. В. Латышевым изданию: Scholia Graeca in Hoим искусством: притянув тетиву к груди, они пус- meri Odysseam ex codicibus aucta et emendata / Ed.
    кали стрелу слабую и совершенно безопасную для Guil. Dindorfius. Vol. 1-2. – Oxon., 1855.
    19 Геродот говорит обратное: киммерийцы были
    того, в кого она попадала. Таким было в прежние
    времена искусство стрельбы из лука [Ср. Ил. IV: изгнаны скифами [IV: 12–13].
    Источник: В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, № 1.
    Дополнительные примечания в квадратных скобках Л. А. Ельницкого.

    Гесиод
    {Hsjodo~ – Hesiodus
    Гесиод (ок. 730– сер. VII в. до н. э.), второй
    после Гомера греческий эпический поэт архаического периода и первая достоверно известная историческая личность античной литературы. Его отец жил в эолийской Киме, на малоазийском побережье Эгейского моря, юговосточнее острова Лесбос, где безуспешно занимался морской торговлей, а затем переехал
    в Грецию, купив участок земли в беотийском
    селении Аскра, у Геликона. Основным занятием Гесиода тоже стало земледелие, а по праздникам он выступал перед народом со стихами.

    8

    Около 700 г. Гесиод ездил в Халкиду на Эвбее, где принял участие в состязании поэтов и
    получил в награду бронзовый треножник, который пожертвовал Музам Геликона. Когда
    отец умер, недовольный доставшейся долей
    имения брат Гесиода Перс втянул его в изнурительный судебный процесс за передел имущества. Гесиод, желая отговорить брата Перса от процесса и склонить его к честному труду, написал адресованную ему поэму «Труды
    и дни» (&Erga kaJ {Hm1rai), отдельные части которой представляют собой разножанровые

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    произведения – вступление в виде оды Зевсу,
    повесть о двух богинях Эридах (благосклонной и злобной), рациональное объяснение мифа о Прометее и ящике Пандоры, философское размышление о пяти эпохах упадка человечества, басня о ястребе и соловье и пр.
    Вторая дошедшая до нас поэма Гесиода – «Теогония» (Qeogonja ‘Родословная богов’), в которой он предпринял попытку рационалистической систематизации греческих мифов.
    Помимо этого, с именем Гесиода связывают еще несколько произведений: «Эои, или

    Каталог женщин» и «Великие Эои» (}Ho_ai – о
    женах героев, прародительницах великих родов; каждая часть начиналась с Õoøh), «Щит
    Геракла» (}AspJ~ {Hrakl1ou~), «Великие труды», «Астрономия», «Сошествие Пирифия»,
    «Эгимий», «Меламподия», «Завещание Хирона» (воспитателя Ахилла), а также очень
    позднюю компиляцию «Состязание Гомера и
    Гесиода».
    Умер Гесиод в Аскре. Похоронен на агоре
    (городской площади) в беотийском городе Орхомены.

    Подробнее см.: В. Н. Ярхо. Гесиод и его поэмы //
    Гесиод. Полное собрание текстов. – М.: Лабиринт, 2001.

    Гесиод
    Теогония
    Перевод В. В. Вересаева в редакции О. П. Цыбенко

    335

    340

    525

    530

    960

    Форкию, младшего сына, родила владычица Кето –
    Страшного змея: глубоко в земле залегая и свившись
    В кольца огромные, яблоки он сторожит золотые.
    Это – потомство, рожденное на свет от Форкия с Кето.
    От Океана ж с Тефией пошли быстротечные дети,
    Реки Нил и Алфей с Эриданом глубокопучинным,
    Также Стримон и Меандр с прекрасноструящимся Истром,
    Фасис и Реc, Ахелой серебристопучинный и быстрый,
    Несс, Галиакмон, а следом за ними Гептапор и Родий,
    Граник-река с Симоентом, потоком божественным, Эсеп,
    Реки Герм и Пеней и прекрасноструящийся Каик,
    И Сангарийский великий поток, и Парфений, и Ладон,
    Быстрый Эвен и Ардеск1 с рекою священной Скамандром.
    А Прометея, на выдумки хитрого, к средней колонне
    В тяжких и крепких оковах Кронид привязал Громовержец
    И длиннокрылого выслал орла: бессмертную печень
    Он пожирал у титана, но за ночь она вырастала
    Ровно настолько же, сколько орел пожирал ее за день.
    Сыном могучим Алкмены прекраснолодыжной, Гераклом,
    Был тот орел умерщвлен, а сын Иапета избавлен
    От жесточайших страданий и тяжко-мучительной скорби Не против воли высокоцарящего Зевса-Кронида:
    Ибо желалось Крониду, чтоб сделалась слава Геракла
    Фиворожденного больше еще на земле, чем дотоле;
    Честью великой решив отличить знаменитого сына,
    Гнев прекратил он, который дотоле питал к Прометею
    Из-за того, что тягался он в мудрости с Зевсом могучим.
    Кирку на свет родила Океанова дочь Персеида
    Неутомимому Гелию, также Эета-владыку.
    Царь же Эет, лучезарного Гелия сын знаменитый,
    Взял себе в жены Идию, прекрасноланитную деву,
    Дочь Океана, реки совершенной, богам повинуясь.
    Та же его подарила Медеей прекраснолодыжной,
    Силою чар Афродиты любви его страстной отдавшись.

    9

    Гекатей Милетский (549/546 – ок. 480 до н. э.). Теогония

    Деву, дочерь Эета-владыки, вскормленного Зевсом,
    Внявши совету бессмертных богов, у Эета похитил
    Сын благородный Эсона, труды многостопные кончив;
    995 Много ему поручил совершить их владыка сверхмощный,
    Мыслей и дел нечестивых исполненный, Пелий надменный.
    Их совершивши и бед претерпевши немало, к Иолку
    Прибыл на резвом своем корабле Эсонид с быстроглазой
    Девой и сделал цветущей своею супругой ту деву.
    1000 И сочетался с ней пастырь народов Ясон2. И родила
    Сына Медея она. В горах Филиридом Хироном
    Был он вскормлен. И свершилось решенье великого Зевса.

    Фрагменты
    Эои, или Каталог женщин
    Фр. 39. [Страбон, ссылаясь на Эфора, сообщает:] “Гесиод в так называемой «Поездке вокруг
    земли» говорит, что Риней был принесен гарпиями в землю галактофагов (млекоедов, питающихся молоком), которые имеют дома на повозках”. (Страбон VII: 302: 29-31).

    Без обозначения места
    Фр. 40. Эфиопы и лигурийцы и доители кобылиц скифы3. (Страбон VII: 300).

    Примечания
    1

    Истр, Фасис, Ардекс – реки Северного Причерноморья. Ардеск у Дионисия Периегета назван Алдеском (Описание населенной земли: 314. – Д. Г. Редер). Это место в схолии к Гесиоду объясняется следующим образом: “Истр – река в Скифии; Фасис – у колхов, Ардекс – в Скифии” [Латышев 1947, №1: 296].
    2 Сын Эсона, Эсонид, Ясон – после смерти отца, царя города Иолка в Фессалии, по приказанию своего дяди царя Пелия, незаконно завладевшего престолом, был отправлен в рискованное путешествие в
    Колхиду за золотым руном на корабле «Арго». По возвращении вождь аргонавтов унаследовал отцовский престол. – Д. Г. Редер.
    3 К этому месту относятся цитаты из Гесиода у Страбона: “Эфиопов и лигийцев и доителей кобылиц
    – скифов”, “В землю питающихся молоком, имеющих дома на повозках»” [Страбон VII: 302: 5].
    Источник: В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // Вестник дервней истории, 1947, №1, стр. 294-296; 1948, №1, стр. 238; Гесиод. Полное собрание текстов: Теогония; Труды и дни; Щит Геракла; Фрагменты / Пер. В. В. Вересаева, О. П. Цыбенко. Вступ. статья В. Н. Ярхо.
    Комментарии О. П. Цыбенко и В. Н. Ярхо. – М.: Лабиринт, 2001.

    Гекатей Милетский
    {Ekata_o~ M®l/sio~ – Hecataeus Milesius
    Гекатей Милетский, или Милетец (549 /
    546 – ок. 480 до н. э.), сын Гегесандра, греческий историк-логограф, географ, прозаик,
    один из важнейших предшественников и источников Геродота (485 – ок. 425 до н.э.). Родился в ионийском городе Милете, в Малой
    Азии. Принадлежал к знатному милетскому
    роду. Будучи богатым купцом, объехал побережье Черного моря и Средиземноморье до
    Сицилии на западе. Деятельно участвовал в
    делах отечества во время восстания против
    персов и посетил в качестве посла персидского сатрапа Артаферна. Гекатей развил летописание логографов, состоявшее ранее в передаче ритмической прозой песен стихотворцев, и дал этому жанру литературы научное
    направление. Гекатей первым среди греков

    10

    обратился к истории чужих стран, городов и
    народов, а потому считается основоположником всеобщей историографии. Перу Гекатея
    принадлежат два больших сочинения –
    «Perjodo~ g|~», или «Peri/ghsi~» («Землеописание») в 2 книгах («Европа», включая Северную Азию, и «Азия», включая Египет и Ливию) и «Genealogja», или «{Istorjai», «{Hrwologja» («Генеалогия», или «Истории», «Героология») в 4 книгах, которые составлены на
    простом ионическом наречии, без особых литературных украшений. В описании отдельных стран Гекатей, наряду с чисто географическими деталями, приводил сведения о реках, природных особенностях (фауна Египта), разного рода достопримечательностях, о
    местных жителях и их обычаях, легендах и

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    верованиях. При этом Гекатей, опираясь на
    собственные наблюдения, сообщения современников и предания, квалифицированно использовал периплы – практические пособия
    по навигации вдоль берегов известных ионийцам морей. Его сочинение сопровождалось
    картой ойкумены – населенной части суши,
    простиравшейся, по понятиям ионийцев, на
    востоке до реки Инд, на западе – до Испании
    и страны кельтов, на севере – до Дуная, а на
    юге – до верхнего течения Нила. Карта Гекатея, аналогичная, как считают, карте Анаксимандра Милетского (ок. 610 – после 547 до
    н. э.), не обнаружена. О подобной карте при
    описании царского пути из Сус в Сарды и дороги из Эфеса в Сусы (V 52-54) упоминает Геродот: “Итак, Аристагор, тиран Милета, прибыл в Спарту, когда царем там был еще Клеомен. Вступив с царем в переговоры, Аристагор, по словам лакедемонян, принес с собой
    медную доску, где была вырезана карта всей
    земли, а также всякое море и реки” (V: 49)]. У
    разных авторов сохранилось более 300 отрывков из Гекатея, и они позволяют наглядно су-

    дить о догеродотовских географических представлениях греков об ойкумене. Предметом
    же «Генеалогии» было систематическое изложение происхождения известных родов на основе мифов и преданий эпохи героев по 40летним периодам жизни каждого из поколений. Стараясь рационалистически объяснять
    мифы и малопонятные наименования, историзируя мифы, удаляя из них фантастическое и хронологически упорядочивая предания, Гекатей по сути подошел к применению
    в историографии критического подхода, этимологического и хронологического методов.
    Труды Гекатея как источник использовали
    Геродот, Гелланик, Эфор, Страбон, Павсаний
    и последующие авторы, включая римских и
    византийских, благодаря чему в пересказах,
    особенно поздних схолиастов, до нас дошло
    большинство фрагментов его утраченных сочинений.
    Подробнее см.: Л. А. Ельницкий. Знания древних о
    северных странах. – М., 1961; Дж. Томсон. История древней географии. Пер. с англ. – М., 1953.

    Свидетельства о Гекатее Милетском
    1. Гекатей, сын Гегесандра, Милетец. Жил
    во времена Дария, царствовавшего после
    Камбиса, в одно время о Дионисием Милетским, в 65-ю олимпиаду [520–516 до н. э.], историограф. От него зависит Геродот Галикарнасский, который жил позже. Гекатей был
    учеником Протагора. Он первым обнародовал
    историю в прозе, а прозаическое сочинение –
    Ферекид (книги Акусилая считаются не подлинными) [Суда E 359: {Ekata_o~].
    2. Гелланик [читай “Гекатей”] Милетский,
    историк. Составил «Землеописание» и «Истории» [Суда E 360: {Ell=niko~ = {Ekata_o~].
    3. Из достопамятных мужей в Милете родились Фалес... ученик Фалеса Анаксимандр
    и ученик Анаксимандра Анаксимен, а также
    Гекатей, сочинивший «Историю» [Страбон
    XIV, 1: 7].
    4. Логографу Гекатею, который в прежние
    времена, находясь в египетских Фивах, рассказал жрецам свою генеалогию и возвел свое
    происхождение по мужской линии в шестнадцатом поколении к богу, жрецы Зевса [=Амуна] ответили так же, как и мне, даром что я
    им своей генеалогии не рассказывал [Геродот
    II: 143].
    5–6. [Участие Гекатея в событиях Ионийского восстания 500/499 г.] – см. Геродот V,
    36: 124–125.

    8. Уроженец Мегалополя из Аркадии по
    имени Керкид, умирая, говорил расстроенным родственникам, что уходит из жизни с
    радостью, так как надеется встретиться на
    том свете из философов – с Пифагором, из
    историков – с Гекатеем, из музыкантов – с
    флейтистом Олимпом, учеником Марсия, из
    поэтов – с Гомером. Засим, по преданию, он
    испустил дух [Элиан. Пестр. история 13: 20].
    11а. Мы полагаем, что география с полным
    основанием должна быть отнесена к ведомству философской науки... ибо первыми, кто
    дерзнул заняться ею, были люди такого склада: Гомер, Анаксимандр Милетский и его согражданин Гекатей, как говорит Эратосфен,
    Демокрит, Евдокс, Дикеарх, Эфор и многие
    другие, а также последующие географы Эратосфен, Полибий и Посидоний – все они были
    философами [Страбон I, 1: 1].
    13. Нельзя согласиться с тем, что говорит
    Аполлодор в предисловии ко второй книге «О
    каталоге кораблей»: он одобрительно отзывается о высказывании Эратосфена, который говорит, что Гомер и другие древние Грецию
    знают, а относительно дальних стран пребывают в полном невежестве... но в случае о Гомером ничего удивительного нет, так как и
    позднейшие поэты многого не знают и чудословят: Гесиод говорит о “полупсах”, “вели-

    11

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    коголовых” и “людях с кулачок” [пигмеях],
    Алкман – о “верхоногих”, Эсхил – о “собакоголовых”, “грудооких”, “одноглазых” и тьме
    другого. От поэтов он Аполлодор переходит к
    прозаическим писателям, которые рассказывают про “Рипейские горы”, “Огийскую гору”, обитель Горгон и Гесперид, Феопомп –
    про “Меропийскую землю”, Гекатей – про
    “Киммерийский град”, а Евгемер – про “страну Панхейскую” [Страбон VII, 3: 6].
    16. ...Можно сказать, что прозаическая
    речь, по крайней мере художественно отделанная, есть подражание поэзии. С самого начала на сцену вышел и прославился поэтический жанр словесности. Затем, подражая ему,
    упразднив размер, но сохранив другие поэтические особенности, писали Кадм, Ферекид и
    Гекатей и иже с ними. Последующие писатели, постоянно устраняя из прозы остатки поэзии, привели ее к нынешнему виду, словно
    спустив с некой высоты. Так и комедия, которая образовалась из трагедии, можно сказать,

    спустилась с трагической высоты к нынешнему так называемому прозаическому виду
    [Страбон I: 2: 6].
    21. Многознание уму не научает, а не то научило бы... Гекатея [Гераклит, фр. 16 M].
    25а. Содержатся описания стран, народов,
    морей, городов ...из писателей ...иноземных:
    Полибия, Гекатея, Гелланика, Дамаста, Евдокса...
    25b. ...иноземных: царя Юбы, Гекатея,
    Гелланика, Дамаста, Дикеарха...
    25с. ...содержится описание свойств плодов... из писателей... иноземных: Фалеса, Евдокса, Филиппа, Калиппа, Досифея, Пармениска, Метона, Критона, Энопида, Конона,
    Евктемона, Гарпала, Гекатея, Анаксимандра,
    Сосигена, Гиппарха, Арата... [Плиний. Естественная история I: 4; 56; 18].
    Источник: Фрагменты ранних греческих философов. Ч. I. От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики / Издание подготовил
    А. В. Лебедев. – М., 1989.

    Гекатей Милетский
    Фрагменты из «Землеописания»
    по «Лексикону» Стефана Византийского (VI в. н. э.), отрывкам у Геродота (485425 до н. э.), Диодора Сицилийского (ок. 90–21 до н. э.), Страбона (I в. н. э.),
    Атенея (Афиней, ІІІ в. н. э.), Агафемера (IV в. н. э.), Аммиана Марцеллина (ок.
    330–ок. 400) и схолиям к «Аргонавтике» Аполлония Родосского (ІІІ в. до н. э.)
    Перевод В. Шеффера и В. В. Латышева
    Примечания К. Мюллера и В. В. Латышева
    Дополнительные примечания Л. А. Ельницкого
    Фр. 35b. Этими рассуждениями [о загробном мире], относящимися к телесным наслаждениям (а других чернь не понимала), и
    другими, подобными, древние пытались направить души народа к справедливости и честной жизни, используя отчасти надежду на
    наслаждения, отчасти страх наказаний. Но
    поскольку первым из всех смертных эти рассуждения придумал Плутон, как думал Гекатей, то его стали считать царем преисподней
    подобно тому, как Эола стали считать царем
    ветров потому, что он первым стал наблюдать
    перемены ветров, а Эндимиона – другом Луны потому, что он первым постиг ее движение
    и фазы [Ср. Диод. Сиц. 5, 69: 5].
    Говорят, что Аид изобрел погребения, вынос тела и воздаяние почестей покойникам,
    тогда как прежде никакой заботы о них не существовало, потому этого бога и принято считать господином умерших и т. д. [Наталис Ко-

    12

    мес (Конти). Мифология 3. Предисловие. Стр.
    186 Женевского издания 1651 г.]
    Фр. 35d. Алкей считал [реку Ахелой] сыном Океана и Земли, а Гекатей – сыном Солнца и Земли [Наталис Комес (Конти). Мифология 7: 2. – Стр. 705].
    Фр. 36a. Древние изображали обитаемую
    землю (ойкумену) круглой, в центре помещали
    Элладу, а в центре Эллады – Дельфы, так как в
    них – пуп Земли. Демокрит первым... подметил, что Земля продолговата, имея длину в
    полтора раза больше ширины. С этим согласился и Дикеарх-перипатетик. По мнению Евдокса, длина в два раза больше ширины, по мнению Эратосфена – больше чем в два раза [Карта
    к «Периегесе», ср. 12 А 6; Агафемер I: 1].
    Фр. 36b. Но если существуют некие гиперборейцы, то должны быть и гипернотийцы.
    Со смехом я гляжу на то, как многие уже начертили землеописания [“карты земли”], а
    толком никто ничего на разъяснил: они чер-

    Гекатей Милетский (549/546 – ок. 480 до н. э.). Фрагменты из «Землеописания» и «Генеалогий»

    тят Океан текущим по кругу вокруг Земли,
    которая кругла словно из-под циркуля, и делают Азию равной Европе. Чуть ниже я покажу, какова величина каждой из них и какие
    каждая из них имеет очертания [Геродот IV:
    36].
    Фр. 153. Каркинитида, город скифский1.
    Гекатей в описании Европы [Стеф. Виз. //
    Jac. 184].
    Фр. 154. Меланхлены (черноризцы), народ
    скифский2. Гекатей в описании Европы. Названы так по их одежде, как гиппомолги, потому что доят кобыл, а моссиники за их жилища [Стеф. Виз. // Jac. 185].
    Фр. 155. Миргеты, народ скифский3. Гекатей в описании Европы. В некоторых из книг
    Геродиана [II: 552] пишется неправильно
    [Стеф. Виз.].
    Фр. 156. Матикеты, народ скифский. Гекатей в описании Европы [Стеф. Виз. // Jac.
    189].
    Фр. 157. Кардес, город Скифии. Гекатей в
    описании Европы [Стеф. Виз.].
    Фр. 158. Исеп, народ скифский4. Гекатей в
    описании Европы [Стеф. Виз. // Jac. 187].
    Фр. 159. Эды, народ скифский5. Гекатей в
    описании Европы [Стеф. Виз. // Jac. 186].
    Фр. 161. Дандарии, народ у Кавказа6, как
    говорит Гекатей в описании Европы [Стеф.
    Виз. // Jac. 191].
    Фр. 162. Типаниссы, народ у Кавказа7, Гекатей в описании Европы [Стеф. Виз. // Jac.
    192].
    Фр. 163. Все береговое плавание по его (т.
    е. Понтийского залива) как бы островной окружности, простирающееся на 23 тысячи стадий, как утверждают Эратосфен, Гекатей,
    Птолемей и другие наиболее точные изыскатели такого рода сведений, образует, по согласному свидетельству всех географов, вид
    скифского лука, натянутого тетивою8 [Амм.
    Марц., XXII: 8 // Jac. 197].
    Фр. 164. Город Фанагория9, получивший
    название от Фанагора, как говорит Гекатей в
    описании Азии: “остров Фанагора и Фанагория” [Стеф. Виз. // Jac. 212].
    Фр. 165. Апатур, святилище Афродиты в
    Фанагории10. Гекатей знает залив Апатур в
    Азии [Стеф. Виз. // Jac. 211].
    Фр. 166. Иксибаты, народ у Понта, соседний с Синдикою11. Гекатей в описании Азии
    [Стеф. Виз. // Jac. 216].
    Фр. 167. Иамы, народ скифский. Гекатей в
    описании Азии [Стеф. Виз. // Jac. 215].

    Фр. 168. Исседоны, народ скифский12. Гекатей в описании Азии [Стеф. Виз. // Jac.
    193].
    Фр. 169. Катанны, народ у Каспийского
    моря. Гекатей в описании Азии [Стеф. Виз. //
    Jac. 120].
    Фр. 170. Мики13 народ, о котором Гекатей
    говорит в описании Азии: “от Миков до реки
    Аракса”14 [Стеф. Виз. // Jac. 281].
    Фр. 172. Гекатей Милетский в описании
    Азии, если только эта книга действительно
    принадлежит этому писателю (ибо Каллимах
    приписывает ее Островитянину), – кто бы ни
    был ее автор, говорит так: “вокруг так называемого Гирканского моря15 горы высокие и покрытые густыми лесами, а на горах колючее
    растение кинара” [Атеней II, стр. 70 // Jac.
    291].
    Фр. 185. Кораксы16, племя колхов, вблизи
    колов. Гекатей в описании Азии. Кораксийская крепость и Кораксийская страна [Стеф.
    Виз. // Jac. 210].
    Фр. 186. Колы, народ у Кавказа17. Гекатей
    в описании Азии: “а подгорья Кавказа называются Кольскими горами”. Страна называется Коликою [Стеф. Виз. // Jac. 209].
    Фр. 187. Гекатей говорит, что Фасис не
    впадает в море и что аргонавты плыли не по
    Танаису, а по тому же самому пути, по которому и прежде18, как говорит Софокл в «Скифах»19 [Схол. к Аполл. Родос. IV: 284 // Jac.
    186].
    Фр. 188. Мосхи, племя колхов20, соседнее с
    матиенами. Гекатей в описании Азии [Стеф.
    Виз. // Jac. 288].
    Фр. 190. Хои, народ, вблизи вехиров. Гекатей в описании Азии: “до сих пор земля вехиров, а с ними рядом живут хои”. И опять: “до
    этих хои”. И опять: “с хоями соседят к востоку дизиры”21 [Стеф. Виз. // Jac. 200].
    Фр. 191. Макроны, ныне санны22; о них
    упоминает Страбон в 12-й книге и Гекатей в
    описании Азии [Стеф. Виз. // Jac. 206].
    Фр. 192. Мары23, народ, соседний с моссиниками. Гекатей в описании Азии [Стеф. Виз.
    // Jac. 205].
    Фр. 193. Хейрады, город моссиников. Гекатей в описании Европы [Азии?]: “с тибарами к солнечному восходу граничат моссиники24, а у них город Хейрады” [Стеф. Виз. //
    Jac. 204].
    Фр. 195. Халибы, народ у Понта, на реке
    Фермодонте... и халибои25 у Гекатея: “с халибоями26 к югу граничат армении” [Стеф. Виз.
    // Jac. 203].

    13

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Фр. 196. Стамена, город халибов. Гекатей в
    описании Азии [Стеф. Виз. // Jac. 202].
    Фр. 197. Гермонасса: маленький остров с
    городом на Киммерийском Боспоре, ионийская колония... Менипп в «Перипле двух
    Понтов» называет ее местечком Трапезунта;
    Гекатей и Феопомп говорят, что это город27
    [Стеф. Виз. // Jac. 208].
    Фр. 198. Патрасий, понтийский город, как
    говорит Гекатей в описании Азии [Стеф. Виз.
    // Jac. 214].
    Фр. 199. Кросса город у Понта. Гекатей в
    описании Азии [Стеф. Виз. // Jac. 213].
    Фр. 302а. Поскольку разливы реки Нила
    вызывают великое недоумение, многие философы и историки брались объяснить его причины... (3) Гелланик, Кадм, а также Гекатей
    и все им подобные (уж очень они допотопные)
    склонились к баснословным объяснениям...
    (6) Вплоть до момента, когда пишется эта история, пока еще никто не сказал, что видел
    истоки Нила и место, откуда начинается его
    течение; равно как и никто не сказал понаслышке от уверяющих, что они видели. (7) И
    так как дело сводится к предположениям и

    вероятным догадкам, то одни следуют египетским жрецам и говорят, что Нил берет начало
    из обтекающего ойкумену Океана; ничего
    здравого они не говорят, а только решают загадку другой загадкой [Диод. Сиц. I, 37: 1].
    Фр. 302b. На этот счет мне не удалось узнать ничего ни от кого от египтян, когда я выспрашивал у них, что это за свойство такое у
    Нила, что он ведет себя прямо наоборот, нежели прочие реки... (20) Некоторые эллины,
    желая блеснуть своей мудростью, высказали
    по поводу этой воды три объяснения, два из
    которых я не считаю достойными упоминания, разве только с тем, чтобы указать на них.
    Одно из них... [следует теория Фалеса, 11 А
    16]. (21) Второе гласит, что Нил вытворяет
    это потому, что течет из Океана, а Океан течет
    вокруг Земли [следует теория Анаксагора, 59
    А 91]... (23) Тот, кто сказал об Океане и сослался в своем баснословном объяснении на
    неизвестное, не может быть опровергнут: я не
    знаю никакой реки Океан, существующей в
    действительности, а думаю, что это Гомер или
    еще кто-то из поэтов придумал это имя и ввел
    его в поэзию [Геродот II: 19].

    Фрагменты из «Генеалогий»
    по Деметрию (345-283 до н. э.), Атенею (Афиней, ІІІ в. н. э.), Павсанию (ІІ в. н. э.),
    «Лексикону» Стефана Византийского (VI в. н. э.) и схолиям к Еврипиду
    (484–407/406 до н. э.), Антимаху Колофонскому (V–IV вв. до н. э.) и Дионисию
    Фракийскому (ок. 170–ок. 90 до н. э.)
    Фр. 1а. Вот пример [непериодического]
    стиля: “Так говорит Гекатей Милетский: я
    пишу это так, как мне представляется истинным, ибо рассказы эллинов многоразличны и
    смехотворны, как мне кажется” [Деметрий. О
    стиле: 12].
    Фр. 15. Гекатей Милетский, по словам которого виноградная лоза была изобретена в
    Этолии, говорит, в частности, следующее:
    “Оресфей, сын Девкалиона, пришел в Этолию
    на царство, и собака его родила стебель, а он
    велел его зарыть, и из него выросла лоза,
    обильная гроздьями, поэтому он и назвал своего сына Фитием (“Растительным”), а от него
    родился Ойней, названный так от лозы, ибо
    древние эллины называли лозы “ойнами”, от
    Ойнея же родился Этол” [Атеней II, 35: АВ].
    Фр. 19. По преобладающему мнению, Египет не пришел в Аргос, о чем среди прочих пишет и Гекатей в таких словах: “Сам Египет в
    Аргос не пришел, а только сыновья его, которых, как Гесиод сочинил, было пятьдесят, а

    14

    как по-моему, то не было и двадцати” [Схолии
    к Еврипиду. Орест: 872].
    Фр. 20. Эфор во второй книге и другие считают изобретателем алфавита Кадма. Другие
    считают, что Кадм не изобрел, а только передал нам изобретение финикийцев: так сообщают Геродот в «Истории» [V: 58] и Аристотель [фр. 501R]. По их словам, финикийцы
    изобрели алфавит, а Кадм перенес его в Элладу. Пифодор в сочинении «Об алфавите» и
    Филлис Делосский в «Хронологии» говорят,
    что еще до Кадма алфавит был перенесен Данаем. Об этом свидетельствуют также милетские писатели Анаксимандр, Дионисий и Гекатей, которых цитирует Аполлодор в «Каталоге кораблей». Некоторые считают изобретателем алфавита Мусея, сына Метиона и
    Стеропы, который был современником Орфея. Антиклид Афинский приписывает изобретение египтянам. Досиад говорит, что он
    был изобретен на Крите. Эсхил называет изобретателем Прометея в одноименной драме
    [стих 460]. Стесихор во второй книге “Орес-

    Гекатей Милетский (549/546 – ок. 480 до н. э.). Фрагменты из «Землеописания» и «Генеалогий»

    теи” и Еврипид [фр. 578N] считают изобретателем Паламеда, Мнасей – Гермеса. Кто как
    [Схолии к Дион. Фрак. 183: 1].
    Фр. 27a. Мыс Тенар... на мысе стоит храм в
    виде пещеры и перед ним – статуя Посейдона.
    (5) Кто-то из греков сочинил, будто Геракл
    поднял здесь наверх пса Аида, хотя через пещеру нет никакой дороги под землю, и кроме
    того, нелегко поверить в то, что существует
    некое подземное жилище богов, в которое собираются души умерших. Но Гекатей Милетский “нашел правдоподобное объяснение”,
    (l3gon e_c3ta): по его словам, “на Тенаре выросла ужасная змея, а “псом Аида” ее прозвали
    потому, что ужаленного ею ждала немедленная смерть от яда, и вот эту-то змею Геракл и
    отвел к Еврисфею. (6) Гомер – а он первым назвал существо, приведенное Гераклом, “псом

    Аида”, – не дал ему никакого имени и не присочинил деталей внешнего облика, как в случае с Химерой, а последующие поэты назвали
    его Кербером и... говорят, что у него три головы [Павсаний III: 25: 4].
    Фр. 27b. Гекатей Милетский говорит так:
    “Думаю я, что змея эта была не такая большая и не огромная, а просто пострашней других змей, и поэтому Еврисфей приказал привести ее, думая, что к ней не подступиться...”
    [Схолии к Антимаху. Каирский папирус
    65741, столб. II: 26 сл.].
    Фр. 350. Хадисия, город белосирийцев. Гекатей во 2-й книге «Генеалогий»: “Фемискира (Темискира) – это равнина от Хадисии до
    Фермодонта (Термодонта)” [Стеф. Виз. // Jac.
    7a].

    Примечания
    1

    [В Крыму, близ современного гор. Евпатории,
    засвидетельствована надписями, см. IOSPE, I:
    185.]
    2 [Ср. у Геродота, в прим. к кн. IV: 20].
    3 “Миргеты, кроме этого, не упоминаются нигде... Может быть, это ошибка самого Стефана
    Виз., и эти миргеты, с заменою буквы m, не что
    иное как тиррегеты Страбона (VII: 471), тирангеты
    Птолемея (III: 10), тирагеты Плиния (IV, 12: 24),
    которые жили по соседству с р. Дунаем и бастарнами” (Примечание Мюллера).
    4 [Герман в RE, s. н., предлагает читать p3li~
    вместо ¡qno~. Наименование это сопоставлялось
    также с именем исседонов.]
    5 [Эды, по-видимому, то же самое, что и упоминаемые Плинием (VI: 50) эдоны: одно из незначительных закавказских племен. Близость этого
    имени к имени фракийских эдонов основана, вероятно, лишь на созвучии.]
    6 [Дандарии – племя на юго-восточном берегу
    Азовского моря, известное также у некоторых поздних авторов, а кроме того, из боспорских надписей (IOSPE, II: 66 и 344). Левкон I и его сын Перисад I называют себя царями меотов, псессов и дандариев (ср. В. В. Латышев. Краткая история Боспорского царства, стр. XXVI)].
    7 Типаниссы – “неизвестный народ” (Примечание Мюллера). Возможно, что под испорченной
    формой названия скрывается какой-либо известный народ.
    8 [Скифский лук – нередко составной, из костяных и деревянных частей – будучи натянут, образовывал посередине мыс, который и уподобляется
    в этом сравнении Херсонесу Таврическому (т. е.
    Крыму). См. Мinns. Scythians and Greeks, стр. 66
    сл. и рис. 17, 94].
    9 [Милетская колония на Таманском полуострове, засвидетельствованная также надписями (см.
    IOSPE II, стр. 167).]
    10 [О культе Афродиты Апатурии на Таманском
    полуострове имеются свидетельства в надписях
    (см. IOSPE, II: 352).]
    11 [Иксибаты сопоставляются с иксоматами и
    язаматами позднейших авторов, т. е., вероятнее
    всего, являются одним из делений племени сармат

    (савроматов). Ср. E. Minns. Scythians and Greeks.–
    Cambrige, 1913: 120 сл.]
    12 [По Аристею, Геродоту и Птолемею, одно из
    восточных скифских племен, населявших степные
    пространства к северу от Каспийского моря. Герман (RE) под этим словом, отрицая значение всех
    позднейших свидетельств, кроме Аристея и Геродота, локализует исседонов на р. Исети, в названии
    которой видит отзвук их племенного имени. См.:
    Tоmаschek. Die alten Thraker, II: 54 сл].
    13 [Мики – народ в юго-восточном Иране, между Карманией и Аравией (позднейшая Гедрозия).]
    14 “Так как мики жили по соседству с Красным
    морем, то, вероятно, в этом месте отмечаются северные и восточные границы Азии, ибо, по Геродоту, Аракс отделяет Европу от Азии (IV: 11)” (Примечание Мюллера).
    15 [Гирканское море – Каспийское море.]
    16 [Кораксы – горное племя на западнокавказском побережье, в районе милетской колонии Диоскуриады (современного Сухуми). В более позднее время были подчинены колхам.]
    17 [Колы – горное племя на западнокавказском
    побережье, между меланхленами и кораксами
    (Скилак 77–79). Локализуются на речке Метазорис (Турсура), у нынешнего Очемчири, к юго-востоку от Диоскуриады. См. Ф. Бсун. Черноморье, т.
    II. стр. 250 сл.]
    18 “Этому противоречат слова, содержащиеся в
    той же схолии под стр. 259: Гекатей Милетский из
    Фасиса ведет (аргонавтов) в океан, а оттуда – в Нил
    (фр. 339). Некоторые поэтому хотят в первом случае заменить Гекатея Геродотом. А может быть,
    схолиаст имел в виду разных Гекатеев” (Примечание Мюллера).
    19 [Море, о котором идет речь, очевидно, Каспийское или Азовское. Имеется в виду возвратное
    плавание аргонавтов кружным путем (по Танаису,
    Истру, Эридану)].
    20 [Кавказское племя, упоминаемое Ксенофонтом (Анабасис, VII, 8: 25) и обычно отождествляемое (наряду с тибаренами) с “табал и мушки” ассирийских источников, а также с библейским тубал и
    мешех (Иезекииль, XXVII, 13) – племенами, знаменитыми торговлей металлом и рабами, поставлявшимися в г. Тир на Средиземном море. Они ока-

    15

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    зывали сопротивление Ассирии, но были оттеснены в горы киммерийцами, где их и застает Ксенофонт (см. примечание к кн. VII: 78 Геродота). См.
    А. Хаханов, в «Этнографии, обозрении», 1891, №
    3].
    21 [Обо всех упоминаемых здесь народах ближе
    ничего не известно. Название первого из них, может быть, следует читать таои или таохи. См.
    П. Ушаков. К походам урартийцев в Закавказье //
    ВДИ, 1946, № 2, стр. 32 сл.].
    22 [О макронах (саннах) см. в прим. к кн. VII:
    78 Геродота].
    23 [Кавказское племя, упоминаемое также Геродотом (см. в прим. к кн. VII: 79).]
    24 [О моссиниках и тибаренах см. в прим. к кн.
    VII: 78 Геродота, а также к фр. 188 Гекатея.]
    25 Для того чтобы в переводе удержать разные
    формы имени народа, мы образовали форму «ха-

    либои» от основы 2 скл. calubo, отличающегося от
    основы 3 скл. calub.
    26 [Халибы и халибои, несомненно, один и тот
    же народ, населявший современную южную Армению и Сев. Иран, известный также под именем
    халдов (по имени их главного божества). Народ
    этот, называвший себя урарту, был древнейшим
    народом на территории СССР, достигшим государственности. Об урарту см. Б. Пиотровский. История и культура Урарту, 1944, а также И. Мещанинов. Халдоведение, выпуски I и II.]
    27 [Город Гермонасса (митиленская колония),
    смешиваемый Гекатеем и Феопомпом с местностью Гермонасса в Малой Азии, находился на Боспоре, в азиатской его части (на Таманском полуострове), но с точностью не локализован. См. В. В.
    Латышев. Pontik=: 72.]

    Эсхил
    A>scvlo~ – Aischylos, Aeschylus
    Эсхил (525–456 до н. э.), греческий поэт,
    получивший титул отца трагедии. Родился в
    аристократической семье в Афинах. Принимал участие в персидских войнах, сражался
    при Марафоне, где погиб его брат Кинагир
    (490 г.), и Саламине (Кипр, 480 г.); возможно,
    и при Платеях (Беотия, 479 г.). Во время LXX
    олимпиады (499–496 до н.э.) начал выступать
    на сцене и в 484 г. одержал первую победу. Эсхил одержал всего 13 прижизненных побед и
    15 посмертных, так как в виде исключения
    его пьесы были допущены к повторным постановкам. В 471–469 гг. совершил путешествие
    на Сицилию, ко двору тирана Сиракуз Гиерона I, где написал пьесу в честь только что основанной дорической колонии Этны – «Этна», или «Этнеянки» и заново поставил «Персов». По возвращении в Афины в 468 г. в конкурсе трагиков был побежден дебютантом Софоклом (ок. 496–406 до н. э.). После 458 г. Эсхил вновь уехал на Сицилию, где, по преданию, в Геле, у себя во дворе, был убит черепахой, брошенной орлом на его лысину.

    Эсхил написал 70 трагедий и 20 сатирических драм, из которых мы знаем 79 названий.
    Целиком сохранилось 7 трагедий: «Персы»
    (472), «Семеро против Фив» (467) трилогия
    «Орестея» (458, включает пьесы «Агамемнон», «Хоэфоры» – иначе «Плакальщицы»,
    «Молящие», «Совершающие надгробное возлияние», «Жертва у гроба» – и «Евмениды»),
    «Просительницы» и «Прикованный Прометей», которые использовались в поздней античности как школьное чтение. Трагедия
    «Персы» составляла трилогию с пьесами
    «Финей» и «Главк Понтийский». Сюжеты Эсхил черпал у Гомера и из эпоса. Поскольку
    драматурги стремились отобразить реальную
    картину мира и историю, из их сочинений мы
    черпаем бесценные исторические, географические и этнографические сведения. Важный
    дополнительный источник составляют схолии к сохранившимся и утраченным произведениям, которые содержат более 400 цитат из
    Эсхила и излагают параллельные версии мифов и преданий и другие важные сведения.

    Подробнее см.: Н. Сахарный. Трагедии Эсхила // Эсхил. Трагедии / Перевод с древнегр. С. Апта.
    Вступ. статья Н. Сахарного. Комментарии Н. Сахарного и С. Апта. – М.: Худ. лит., 1971.
    Переиздание: М.: АСТ; Харьков: Фолио, 2001; Античные писатели. Словарь.– СПб.: Лань, 1999.

    Эсхил
    Семеро против Фив

    730

    16

    Перевод С. Апта
    Скифская сталь, чужеземка злая,
    Мечет жребии сегодня.
    Делит отчее наследство
    Беспощадное железо.
    И земли получит каждый
    Столько, сколько нужно для могилы –
    Вместо простора угодий царских.

    Эсхил (526–456 до н. э.). Трагедии

    Вестник [сообщает о гибели сыновей Эдипа]:
    816 Два полководца скифским, твердокованым
    Железом разделили родовой надел.
    Земли получат столько, сколько гроб займет...
    Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод С. Апта. – М.: Искусство, 1978.

    Плакальщицы (Хоэфоры)
    Перевод Вяч. Иванова
    Хор:
    160 Кто с копием в руке, сильный муж, придет вызволить царский дом?
    Скифский сгибая лук1, кто с тетивы тугой спустит пернатую?
    На рукопашный суд кто позовет врага?
    Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод Вяч. Иванова. – М.: Наука, 1989, с. 161-195.

    Жертва у гроба
    Хор:

    160 Пусть копьеносный муж нас наконец спасет!
    Меч ли руками сжав, скифский ли лук согнув1,
    Смелый воитель пусть вызволит дом из плена!
    Источник: Эсхил, Трагедии / Перевод С. Апта. – М.: Худ. лит., 1971.

    Просительницы
    Царь:

    Не может быть, о гостьи, мне не верится,
    Что в самом деле родом вы из Аргоса.
    На уроженок Ливии [Африки] походите
    280 Вы больше, чем на женщин из окрестных мест.
    Такое племя мог бы породить и Нил,
    И кипрские, пожалуй, отпечатались
    Черты на лицах женских – от отцов они.
    Еще индийских вы напоминаете
    Кочевниц – у границы с Эфиопией
    Те на верблюдах ездят, я слыхал, верхом.
    Будь вы при луках, я б еще с безмужними,
    Охочими до мяса амазонками2
    Сравнил вас. Расскажите нам подробнее,
    290 Как именно к аргосцам ваш восходит род.
    Источник: Эсхил, Трагедии / Перевод С. Апта. – М.: Худ. лит., 1971.

    Евмениды
    Аполлон:

    Сравнить возможно ль смерть коварной женщины
    [царицы Клитемнестры]
    И смерть царя [Агамемнона], принявшего от Зевса жезл?
    И как убит он? Не в бою, не меткою
    630 Стрелою амазонки, а рукой жены...
    Я рассказал вам о бесславной гибели3
    640 Достойнейшего мужа, кораблей вождя,
    И о жене коварной, чтоб в сердцах судей,
    Вершащих суд над сыном [матереубийцей Орестом],
    разгорелся гнев.
    Источник: Эсхил, Трагедии / Перевод С. Апта. – М.: Худ. лит., 1971.

    Аполлон:
    То не одно и то же – витязь царственный,
    Приявший скиптр от Зевса, как погиб: в бою ль,

    17

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    От витязя другого? – от жены ль?.. Жены?
    Настигла ль издалече каленой стрелой
    Героя амазонка?.. Нет! Услышьте, как, -

    630 Царица града! вы, суда вершители!
    Домой вернулся. В главном удался поход.
    Жена встречает лестью победителя.
    Усталого с дороги ждет купель. Встает,
    Омытый. Простынею шире паруса
    Окутывает гостя и разит жена...
    Так умер оный, всеми свято чтимый муж,
    Вождь воинства морского, богоданный царь.
    Вот какова супруга! Уязвил рассказ
    Вам душу гневом, судии Орестовы?
    Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод Вяч. Иванова. – М.: Наука, 1989, с. 161-195.

    Афина: Так слушайте устав мой, люди Аттики.
    Сегодня в первый раз о крови пролитой
    Идет здесь тяжба. У сынов Эгеевых
    Да будет неподкупен этот суд вовек
    На этом холме. Амазонки некогда
    Здесь лагерем стояли4, на войну придя
    690 С Тезеем. Город здесь высокобашенный
    Они воздвигли возле старой крепости,
    Аресу посвятив его. Отсюда-то
    И прозвище Ареопаг, Аресов холм.
    Пусть днем и ночью холм внушает гражданам
    Почтение и родственный почтению
    Страх пред виною. Пусть не будет новшеством
    Устав мой осквернен: прозрачный ключ взмутив
    Притоком грязным, свежей не испить воды.
    Пускай безвластья избегают граждане
    700 И самовластья. И еще советую
    Не изгонять из города священный страх:
    Кто из людей земных без страха праведен?
    Ревнуя о стыде и благочестии,
    Спасительный оплот стране и городу
    Вы обретете. Нет ему подобного
    Нигде – ни в Скифских землях, ни в Пелоповых.
    Источник: Эсхил, Трагедии / Перевод С. Апта. – М.: Худ. лит., 1971.

    Прикованный Прометей
    Власть:

    Ну, вот мы и на месте, у конца земли,
    В безлюдном скифском, дальнем и глухом краю.
    Пора, Гефест, исполнить, что наказано
    Тебе отцом, и святотатца этого
    К скалистым здешним кручам крепко-накрепко
    Железными цепями приковать навек.
    Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод С. Апта. – М.: Худ. лит., 1971.

    Вот мы пришли к далеким рубежам земли,
    В пространства скифов, в дикую пустую дебрь.
    Гефест, теперь повинность за тобой – приказ
    Родительский исполни и преступника
    К скалистоверхим кручам пригвозди, сковав
    Булатными, кандальными оковами.
    Источник: Эсхил. Прикованный Прометей / Пер. А. И. Пиотровского. –
    Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

    18

    Эсхил (526–456 до н. э.). Трагедии

    Прозаический пересказ этого же места
    – Ну вот, наконец-то мы на краю земли, в Скифии! – сказала Власть, останавливаясь возле
    скалы. Гефест, исполни же приказание своего отца, Зевса, начни приковывать к скале этого
    злодея своими крепкими цепями! Он, дерзкий, похитил твою гордость, огонь, и передал его
    людям. За эту вину перед богами Прометей и будет наказан!..
    Плачут дочери Колхиды,
    Что не знают страха в битве,
    Плачут скифские кочевья
    На далеком краю земли,
    Возле вод Меотийских.
    .....
    А ты, Инаха семя, ты слова мои
    Впивай душою, чтоб конец пути узнать.
    Отсюда ты сначала, на восток свернув,
    Ступай вперед по землям нераспаханным
    К кочевьям скифов, что в плетеных коробах,
    Высоких, на колесах, с дальнострельными
    Не расставаясь луками, привыкли жить.
    Не подходи к ним, а скалистым берегом,
    Где волны гулко стонут, дальше путь держи.
    Там слева кузнецы, с железом дружные,
    Живут, халибы. Этих опасайся ты:
    Народ суровый, круты с чужеземцами.
    К реке Дикарке выйдя, – та и впрямь дика, –
    Вброд не пускайся: брода не найти тебе,
    Покуда до Кавказа, всем горам горы,
    Не доберешься, где поток неистовый
    С вершин летит. По кручам, что у самых звезд,
    Пройдя, тебе дорогой прямо на полдень
    Спуститься надо. К амазонкам, воинству,
    Враждебному мужчинам, ты придешь (они
    Близ Фермодонта, в Фемискире, некогда
    Осядут, где коса у Салмидесса путь
    Судам закрыла, мореходам мачеха).
    Дорогу там покажут, не чинясь, тебе.
    Ты выйдешь к перешейку Киммерийскому,
    К воротам узким моря, безбоязненно
    Пересечешь теснину Меотийских вод,
    И вечно среди смертных славной памятью
    Об этой переправе будет имя жить –
    "Боспор" – "Коровий брод". На материк придешь
    Азийский из Европы...
    Источник: Эсхил. Трагедии / Перевод с древнегреческого С. Апта. – М.: Худ. лит., 1971.

    Племя девушек-наездниц, травы топчущих в Колхиде,
    Плачет. Орды плачут скифов, что кочуют в конце земли,
    У Меотийских мелей.
    .....
    Прометей:
    Исполнил я желанье ваше первое.
    Хотели вы сначала, чтобы девушка
    Сама печальный путь свой рассказала вам.
    Теперь узнайте и про то, что в будущем
    Ей предстоит по гневу Геры вытерпеть.

    19

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    А ты, дитя Инаха, глубоко в груди
    Спрячь речь мою, чтоб знать своих дорог конец.
    Отсюда ты к восходу солнца путаный
    Направишь шаг по целине непаханой
    И к скифам кочевым придешь. Живут они
    Под вольным солнцем на телегах, в коробах
    Плетеных, за плечами – метко бьющий лук.
    Не подходи к ним близко! Беглый путь держи
    Крутым кремнистым взморьем, глухо стонущим,
    Живут по руку левую от этих мест
    Железа ковачи Халибы. Бойся их!
    Они свирепы и к гостям неласковы.
    К реке придешь ты Громотухе. Имя ей
    Дано по нраву. Брода не ищи в реке!
    Нет брода! До истоков подымись! Кавказ
    Увидишь, гору страшную. С ее рогов
    Поток подснежный хлещет. Перейти хребты,
    Соседящие звездам, и к полудню шаг
    Направь! Там Амазонок войско встретится,
    Враждебное мужчинам. В Фемискире жить
    Они у Фермодонта будут. Отмель там
    Опаснейшая, Челюсть Сальмидесская,
    Страх кораблей, пловцов дрожащих мачеха.
    Тебе дорогу там укажут дружески.
    Придешь ты после к Истму Киммерийскому,
    К воротам тесным моря. Там, отважившись,
    Должна ты Меотиды переплыть пролив.
    И память в людях славная останется
    Об этой переправе. Будет имя ей “Коровий брод” – Босфор. Европы кинешь ты
    Равнины, на Азийский материк придешь...
    Источник: Греческая трагедия / Перевод А. И. Пиотровского.
    – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.

    Прозаические пересказы с примечаниями Л. А. Ельницкого
    А. ...Прометей же, видя, как плачут доче- Прежде всего поверни отсюда к восходу солнри Океана, слушая горестный рассказ Ио, ца и иди по невспаханным степям; ты присказал им:
    дешь к кочевникам-скифам, которые живут
    – Постойте, не лейте понапрасну своих на высоких повозках с прекрасными колесаслез, узнайте, что ждет Ио в будущем. Ты же, ми под плетеными кибитками, вооруженные
    Ио, направься отсюда в земли кочевников- дальнобойными луками. К ним ты не приблискифов, но держись от них в стороне, минуй жайся, но удались из этой страны, идя вдоль
    их землю и иди к бурной реке, к Кавказским шумного и утесистого морского берега. По легорам. Здесь встретишь ты амазонок, и они вую руку живут обрабатывающие железо хаукажут тебе дорогу, и придешь ты к Кимме- либы, которых тебе нужно остерегаться: они
    рийскому проливу у Меотиды. Преодолеешь суровы и неприступны для чужеземцев. Даты это море, а затем из Европы придешь в лее ты достигнешь Буйной реки, не ложно ноАзию. Знай, что то, что ты услышала от меня сящей это имя: не переправляйся через нее,
    ибо она неудобна для переправы, пока не присейчас, только начало твоих страданий...
    Б. 729-761. Прометей (к хору и Ио): Выслу- дешь к самому Кавказу, высочайшему из горшайте теперь об остальных страданиях, кото- ных хребтов, где река яростно низвергается с
    рые предстоит этой юнице вытерпеть от Геры. самих вершин. Перевалив через поднимаюИ ты, дочь Инаха, вложи в душу мои слова, щиеся до звезд высоты, ты вступишь на кончтобы узнать пределы своих странствований. ную дорогу, по которой придешь к враждеб-

    20

    Эсхил (526–456 до н. э.). Трагедии. Схолии к Эсхилу

    ной мужам рати амазонок, которые со временем поселятся в Фемискире у Фермодонта,
    где находится суровая Салмидесская бухта,
    враждебная морякам и мачеха кораблям;
    амазонки очень охотно укажут тебе дорогу.
    За ними ты достигнешь у самых узких врат
    озера до Киммерийского перешейка; смело
    миновав его, переплыви Меотийский пролив
    – и навеки сохранится у смертных славное

    сказание о твоей переправе, а пролив получит
    от нее название Боспора. Покинув европейскую землю, ты вступишь на азиатский материк...5
    829–833. Прометей (к Ио). Берегись остроклювых, безгласных псов Зевса, грифов и одноглазой конной рати аримаспов6, которые
    живут у златоносного Плутонова потока. К
    ним ты не приближайся...

    Схолии к «Семерым против Фив» Эсхила
    727. Чужеземец жребии. Автор говорит это
    очень поэтично: он говорит, что это делает халибское и скифское железо... Это халибское
    железо происходит из Скифии7, так как оно
    добывается из скифского города Халиба.
    728. Халиба. Так как железо открыто у халибов, а халибы составляют часть скифов, и
    оттуда распространилось по всей земле, то поэтому автор называет его гостем, т. е. другом
    халиба и выселенцем из Скифии.

    814. ... В железе скифском, т. е. происходящем из Скифии; ибо там добывается железо...
    817. Скифом. Скифским железом, поскольку халибы открыли его...
    941... Поэт называет железо понтийским
    потому, что на побережье Понта живут халибы, у которых добывается железо, или потому, что халибы, откуда вывозится железо, –
    народ у Понта...

    Древние схолии к «Прометею»
    {Upoqesi~. Когда Прометей был прикован в
    Скифии за похищение огня, блуждающая Ио
    узнает, что, прибыв в Египет, она от прикосновения Зевса родит Эпафа. Вводится Гермес,
    угрожающий ему поражением перунами, если
    он не откроет будущей судьбы Зевса, и в конце
    концов раздается гром, и Прометей исчезает.
    Этот миф встречается в виде эпизода у Софокла в «Колхах», а у Еврипида вовсе не
    встречается. Сцена драмы предполагается в
    Скифии на Кавказской горе...
    Нужно знать, что Эсхил представляет Прометея прикованным не на Кавказе, согласно
    общераспространенному преданию, а у европейских пределов Океана, как можно заключать из слов его к Ио.
    117. Предел. Ибо Кавказ – конец населенной земли.
    420. Аравии. Как поэт связал Аравию с

    Кавказом? Или потому, что, по словам Страбона, между Меотидою и Каспийским морем
    жили троглодиты, которые родом арабы8...
    422. Обитают колхи.
    717. Реку – Аракс, названный так оттого,
    что его волны разбиваются и шумят (по-гречески #r=ssein).
    722. Вершины Кавказа.
    723. Рать амазонок, ибо первоначально
    амазонки жили в Скифии9.
    730. Киммерийский. Поэт разумеет Киммерийский Боспор, который составляет дополнение Меотийского озера10.
    790. Поток-границу материков – реку Танаис. “Европу от Азии отделяет посередине
    Танаис”.
    803. Грифов. Первый Гесиод сообщил чудесные сказания о грифах.
    805. Аримаспов – скифское одноглазое племя.

    Позднейшие схолии к «Прометею»
    {Upoqesi~. Когда Прометей похитил у Зевса
    и дал людям огонь, с которым люди изобрели
    всякие искусства, разгневанный Зевс передает его своим слугам: Могуществу, и Силе, и
    Гефесту, чтобы они отвели его к Кавказской
    горе и там приковали железными цепями.
    Сцена драмы предполагается в Скифии на
    Кавказской горе, а заглавие ее – «Прикованный Прометей».
    1. Отдаленную землю. Поэт разумеет Кавказ...

    Отдаленную – высокую, длинную, откуда
    можно далеко видеть; поэт разумеет Кавказ
    ... Нужно сказать, что, по словам поэта, Прометей был прикован не на Кавказе, но у европейских частей Океана, а не в другом месте,
    как можно заключить из слов его к Ио.
    2. В Скифскую страну, или скифскую дорогу, ибо для того, чтобы Прометей не имел
    ни в чем утешения, его ведут в те места... Или
    поэт потому сказал «скифскую дорогу», что
    скифы заселяли Кавказ, или по причине ди-

    21

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    кости и безлюдия местности; а что такова была эта местность, это ясно из выражения “в
    безлюдную пустыню”.
    117. На предельную скалу. Пришел на конечную часть земли, ибо Кавказ – конец обитаемой земли...
    118. Скалу. Кавказ – на конце Океана...
    167. Да, еще меня. Поэт разумеет любовь к
    Фетиде со стороны Зевса. Ибо он, влюбившись,
    преследовал ее на горе Кавказ, чтобы вступить
    с нею в связь, но был остановлен Прометеем,
    сказавшим ему, что сын, который родится от
    нее, будет значительно могущественнее своего
    отца; поэтому Зевс, испугавшись за свою
    власть, удержался от связи с Фетидою...
    281. Леденящей земле, тяжелой, суровой и
    скалистой, т. е. Кавказу.
    298. ...в землю – мать железа, т. е. производящую железо. Поэт разумеет Скифию;
    ибо там где-то вблизи живут халибы, скифское племя, где добывается железо.
    301. Мать железа, обрабатывающую
    железо; халибскую землю, в Скифии, в которой впервые найдено железо; поэт разумеет Кавказ, ибо около него живут халибы.
    347. ... Прометея приковал Зевс к Кавказской горе.
    411 (427). Которые ближайшие. Все люди,
    которые только населяют землю и область священной Азии, сострадают нам и сочувствуют
    твоим страданиям, соединенным с великими
    стенаниями, и девы – обитательницы Колхиды,
    т. е. амазонки11, бестрепетные и бесстрашные в
    боях, огорчаются твоими бедствиями, и многолюдные племена скифов, которые населяют
    край земли вокруг Меотийского озера, и аресов
    воинственный род Аравии, под которым поэт
    разумеет троглодитов, которые живут вблизи
    Кавказа и населяют высокоутесный город, воинственная рать, гремящая и звучащая в копьях с острыми наконечниками, т.е. колхи.
    415. Колхиды, которая находится в Скифии.
    561. Ио, вследствие гнева Геры, превращенная в корову и гонимая оводом, обошедши многие другие места, прибыла и туда, где
    Прометей был прикован у европейских частей Кавказа...
    709. Которые плетеные кровли. Каковые
    скифы живут и обитают под плетеными кровлями, очевидно ped=rsioi, т.е. поднимаемые от земли и возвышаемые 6pJ toü~ 6ukvkloi~ §coi~, т. е. на
    повозках с хорошими колесами: ибо на них скифы устраивают свои палатки, вооруженные и
    уверенные в своих дальнобойных луках.
    712. К которым не приближайся. К каковым

    22

    скифам не подходи и не приближайся, потому
    что они истребляют чужестранцев, но ... выходи из земли и из области гиподов... Гиподы –
    название народа; иные в слове gvpoda~ изменяют
    gu в ge и... говорят Álist3noi~ ge p3da~ crjmptousa
    racjaisin...; а другие приняли gvpoda~ с sugkop/
    вместо gumn3poda~, т. е. с голыми ногами.
    714. По левую руку. В левых частях, говорит поэт, живут обрабатывающие железо халибы, которых следует остерегаться, т. е. избегать и не приходить к ним, потому что они
    суровы и не посещаются иностранцами; ибо
    прибывшие туда терпят от них вред.
    717. Придешь к буйной. Буйной рекой поэт
    называет Аракс. Она называется Араксом оттого, что волны ее разбиваются (#r=ssein) и
    шумят; ибо ее названию соответствует и действительность. На это именно указывая, Эсхил называет “неложноименным”, т. е. не напрасно так названным, Аракс, через который не переправляйся, ибо он труден и неудобен для переправы.
    719. Пока к самому Кавказу, т. е. к другой
    части Кавказа, ибо Прометей был распят в одной части и на вершине Кавказа, а гора Кавказ имеет большое протяжение.
    723. Затем амазонок – так как первоначально амазонки жили в Скифии, поэт говорит: где застанешь мужененавистное, т. е. ненавидящее и презирающее мужчин войско
    амазонок; эти амазонки некогда заселят город Фемискиру (Темискиру) у реки Фермодонта (Термодонта), где находится суровая
    челюсть моря, т. е. остров, углубление или челюсть Салмидесская12, враждебная морякам,
    мачеха кораблей. Поэт употребил слово “челюсть” потому, что Салмидесское море имеет
    такой вид, как ослиная челюсть... Иначе: в
    этом месте есть фигура – анахронизм, ибо
    совершившееся задолго раньше поэт представляет как имеющее совершиться, так как
    раньше Эсхила амазонки, покинув свою родину, заселили Фемискиру близ реки Фермодонта; а теперь поэт говорит, что они намерены заселить, так как раньше амазонки жили
    в Скифии. Амазонками они называются или
    потому, что не питались лепешками (m=zai~) и
    хлебом, или потому, что выжигали груди,
    или потому, что вовсе не имели грудей, или
    потому, что новорожденные не сосали груди,
    а питались коровьим молоком.
    724. Фемискиру (Темискиру). Название местности в Армении или река. Город в Скифии.
    729. Озера – Меотийского.
    730. Киммерийский. Ты придешь на Ким-

    Эсхил (526–456 до н. э.). Трагедии. Схолии к Эсхилу

    мерийский перешеек на самых узких вратах
    озера, т. е. Меотийского. Поэт разумеет Киммерийский Боспор, который служит дополнением Меотийского озера. Большинство говорит, что киммерийцы – народ у скифского Тавра и Меотийского озера; они не имеют света,
    не видят солнца и сорок дней проводят во мраке и глубокой ночи13; время этого мрака – когда солн це находится в созвездии Козерога;
    другие же сорок дней они живут в полном свете. Гомер говорит что киммерийцы живут
    около Италии, и утверждает, что они всегда
    находятся во мраке; киммерийцы – небольшая часть и народец одного италийского племени; их жилища находятся в оврагах, лощинах и зарослях, и солнце вовсе их не освещает;
    там есть и некое озеро, называемое Сиахой, в
    котором тонут падающие с деревьев листья.
    789. ...“Тогда, говорит Прометей, запечатлей в своих мыслях свое многократное, идущее многими извилинами странствование,
    когда переправишься через реку Танаис”14...
    Ибо эту реку называет поэт границей, опре-

    делением и разделением материков, т. е. двух
    земель, Европы и Азии, как и периегет15 говорит: Европу от Азии (протекая) посередине
    разделяет Танаис.
    790. Поток; границу материков – Геллеспонт или Танаис, границу Азии и Европы16.
    793. ... Далее Прометей говорит: остерегайся и берегись, чтобы не уйти туда, где находятся o< #krage_~ kvne~, т. е. грифы, всегда сильно
    кричащие, или напротив, некричащие; Гесиод первый сообщил о них чудесные сказания.
    Остерегайся также однозрачной, т. е. одноглазой, рати аримаспов17, выступающей на конях, т. е. воинственной; живут они у течения
    пролива и предела Плутона; а Плутон – река в
    Эфиопии; она называется так потому, что там
    несется течением большое количество золота.
    Аримаспов. Слово }Arimasp3~ производится
    от &Arh~ и глагола masp^, означающего двигаться с дерзостью. Аримаспы называются
    так потому, что имеют один глаз, ибо Îri на их
    языке значит один, а masp3~ – глаз, тоже на их
    языке...18

    Примечания
    1 В. В. Латышев, излагая это место иначе, кон7 [Скифию схолиаст понимает в самом широком
    статирует, что здесь упоминаются “стрелы луков смысле, ибо халибов (см. прим. к фр. 195 Гекатея)
    скифских, с загнутыми концами”.
    локализовали всегда на Кавказе, а не в Скифии.]
    2 Изложение В. В. Латышева: “Амазонки назва8 [Географические представления Эсхила не
    ны безмужными, глотающими мясо, вооруженны- очень отчетливы. Аравия и Кавказ представляютми стрелами”.
    ся ему соседними странами – обстоятельство, ста3 Мотивация Клитемнестры: Агамемнон заревившее в тупик его схолиастов (ср. схолии к этому
    зал ее дочь Ифигению, принес в жертву, как овцу; месту).]
    9 [Об амазонках в Скифии см. в кн. IV, 110 Героиздеваясь над женой, наслаждался под Троей дочерью жреца Хриса; делил ложе с троянской царе- дота и в прим. к древней схолии к «Илиаде», III:
    вной, которую привез домой. За все это он должен 189].
    10 [Боспор Киммерийский – Керченский пролив
    был поплатиться. – А. Г.
    4 Амазонки некогда здесь лагерем стояли... –
    из Черного моря в Азовское Меотиду).]
    11 [Амазонок древние авторы локализуют обычПо одному из мифов, амазонки, мстя за похищение своей царицы царю Тезею, пошли против него но не в Колхиде, а по р. Фермодонту (Термодонту),
    на северо-востоке Малой Азии, или же в Скифии,
    волной и вторглись в Аттику. – Н. Подземская.
    5 [Эти строки также свидетельствуют о смутноточнее, в области савроматов по р. Танаису.]
    12 [О Салмидесской бухте см. в прим. к ст. 729
    сти Эсхиловой географии. Посылая Ио с запада на
    восток, после скифов, после халибов, Буйной реки сл. «Прикованного Прометея».]
    13 [О киммерийцах – мифическом народе, жи(в которой, по соответствию названий, схолиасты
    хотят видеть Аракс, – от #r=ssw – бить камнями, вущем на краю света, см. в предисловии к отрывшуметь) Кавказа, амазонок на Фермодонте, Эсхил кам из Гомера; о киммерийцах исторических – в
    вдруг оказывается у Салмидесской бухты, обычно прим. к кн. I: 103 Геродота.]
    14 Относится к словам Прометея, обращенным к
    локализуемой на северном побережье Фракии, – а
    Ио (стихи 814–816).
    затем снова у Киммерийского Боспора. ]
    6 [Об аримаспах, борющихся со стерегущими у
    15 [Периегет – Дионисий Периегет (см. стр. 14
    Рипейских гор золото грифами или грифонами, – его «Землеописания»)].
    16 См. ниже параллели к ст. 801: “когда переймифологический сюжет, весьма часто использовавшийся в аттической краснофигурной вазовой дешь отделяющий Европу от Азии Танаис”...
    17 [Об аримаспах и грифонах ср. прим. к ст. 829
    живописи, на сосудах, предназначенных для вывоза в Сев. Причерноморье, – см. у Геродота в кн. «Прикованного Прометея”.]
    18 Ср. Геродот IV: 27 и схолии Евстафия к ДиоIV, 13, у Аристея (отрывок у Цеца) и в примечаниях к этому тексту.]
    нисию Периегету, 31 (см. ниже).
    Источник: Fragmenta Historicorum Graecorum / Ed. C. Mullerus. Vol. I. – Paris, 1846; Die Fragmente der
    griechischen Historiker / Hrsg. von F. Jacoby. Bd. I-III. – Berlin–Leiden, 1923-1958; В. Шеффер. Очерки
    греческой историографии // Университетские известия. – Киев, 1883, №№ 1, 3; 1884, № 5, 6, 7;
    В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, №1; Аполлоний
    Родосский. Аргонавтика / Перевод, введение и примечания Г. Ф. Церетели. – Тбилиси, 1964; Аполлоний
    Родосский. Аргонавтика / Издание подготовила Н. А. Чистякова. – М.: Ладомир; Наука, 2001.

    23

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Пиндар
    Pjnd¬ro~ – Pindarus
    Пиндар (522/518 – 442/438 до н. э.), греческий лирический поэт. Родился в прилежащей к Фивам местности Кенокелаф в аристократической семье. Воспитывался и учился в
    Фивах, после чего уехал в Афины, чтобы продолжить музыкальное образование. Соревновался с поэтессой Коринной, с Симонидом и
    его племянником Вакхилидом. Во времена
    упадка хоровой лирики, когда выросшая из
    нее трагедия бурно цвела в демократических
    Афинах, Пиндар продолжал заниматься хоровой лирикой. Он нашел ценителей среди богатых аристократов, владык и тиранов. Самое
    раннее из известных произведений Пиндара –
    Пифийская ода X, написанная для Гиппокла
    Фессалийского из рода Алеадов, победителя в
    двойном беге (до меты и обратно) в 498 г.
    В 490 г. в Дельфах Пиндар в первый раз завязал отношения со двором Ферона, тирана
    Акраги на Сицилии.
    Во время персидских войн Фивы оказались
    на стороне захватчиков. После победы греков
    Фивы пережили острый кризис, который невыгодным образом отразился на положении
    Пиндара. Он попытался найти покровительства у благосклонных к нему аристократов острова Эгины, для которых позднее писал эпиникии. Затем по приглашению уехал на Сицилию, жил в 476–474 гг. при дворах Гиерона
    I в Сиракузах и Ферона в Акраге. Там он прославлял в своих песнях победы, одержанные
    на играх этими владыками (Олимпийские
    оды I, II, III; Пифийские оды I, II, III) или их
    родственниками и друзьями (Олимпийская
    ода VI, Немейские оды I, IX). Он также писал
    хвалебные и пиршественные песни. На вершине славы и успеха Пиндар вернулся на родину, где получал заказы от самых знаменитых спортсменов греческого мира.
    Отношения с сицилийскими владыками
    поддерживались еще некоторое время, но Фе-

    рон вскоре умер (472 г.), а Гиерон склонился
    к поэзии Вакхилида. Последняя ода на победу
    колесницы Гиерона была написана Пиндаром
    в 470 г. (Пифийская ода I). В 462–461 гг. Пиндар писал для Аркесилая, царя Кирены, победы которого на состязаниях колесниц он почтил длинными и прекрасными песнями (Пифийские оды IV и V). Умер, вероятно, в Аргосе во время представления в театре. Похоронен в Фивах. Александрийские ученые разделили творчество Пиндара на 17 книг по жанровому принципу: гимны – 1 книга, пеаны
    (песни в честь Аполлона) – 1 книга, дифирамбы – 2 книги, парфении (песни для хора девушек) – 2 книги, гипорхематы (танцевальные
    песни) – 2 книги, энкомии (похвалы) – 1 книга, трены – 1 книга, эпиникии (песни в честь
    побед на играх) – 4 книги. Полностью сохранились только книги, содержавшие эпиникии. Они были поделены на книги по названиям больших общегреческих игр, с которыми они были связаны: Олимпийские, Пифийские, Немейские, Истмийские. Мифологические сюжеты, используемые в одах, Пиндар
    уснащает историческими, географическими и
    этнографическими подробностями, однако
    ради поэтического эффекта чрезвычайно произвольно интерпретирует реалии, свободно
    локализуя яркие объекты и события в пространстве и во времени и откровенно путая географические названия. Как оказалось, Пиндарова муза не нуждалась в достоверности, и
    слава, венчав его при жизни, не оставила и
    после смерти.
    Александр Македонский, захватив Фивы в
    335 г., в знак уважения к поэту пощадил Пиндаровы пенаты от разрушения. Пиндару было
    присуждено первое место в каноне лириков.
    Пиндару подражали поэты средневековья и
    нового времени, но никто не смог превзойти
    великого мастера в искусстве оды.

    Подробнее см.: И. М. Тронский. История античной литературы. 4-е изд. – М., 1983, стр. 90–93.

    Пиндар
    Олимпийская ода III
    13–16. ...Маслина, которую некогда сын
    Амфитриона (т. е. Геракл) принес от тенистых истоков Истра, чтобы она была прекраснейшим памятником олимпийских подвигов,

    24

    убедив речью служащий Аполлону народ гипербореев1...
    25–27. Тогда вот дух (Геракла) стремился
    отправить его в Истрийскую землю, где его
    приняла наездница, дочь Латоны2...

    Пиндар (522/518–442/438 до н. э.). Оды

    Олимпийская ода VIII
    47. Упоминаются «амазонки, славные наездницы» и «Истр».

    Олимпийская ода XIII
    53–54. ...Медею, устроившую себе брак против воли отца, спасительницу корабля «Арго» и
    предводителей...3

    Пифийская ода IV
    9–12. ...Слово Медеи.., которое некогда
    пылкая дочь Эета, владычица колхов, испустила из бессмертных уст; она так сказала полубожественным морякам копьеметателя
    Ясона. [Следует пророчество Медеи].
    159-162. [Пелий сказал] ...Фрикс повелевает принести его останки (досл. душу), придя
    к чертогам Эета, и привезти густорунную
    шкуру барана, на котором он некогда спасся
    из моря и от безбожных коней (досл. стрел)
    мачехи4.
    203-250. [Из описания похода аргонавтов].
    С дыханием Нота прибыли они в своем путешествии к устью Негостеприимного моря5;
    здесь они устроили священное капище Посейдона; в нем было красное стадо фракийских
    быков и вновь выложенное из камней углубление алтаря. Идя навстречу великой опасности, они умоляли владыку кораблей дать им
    возможность избежать неотразимого движения сталкивающихся скал6: было их две, как
    бы живые, и катились они быстрее, чем порывы тяжкошумящих ветров; но прибытие героев (в тексте: плавание полубогов) уже принесло им конец. Затем они прибыли в Фасис, где
    вступили в борьбу с темнолицыми7 колхами
    перед самим Эетом. Между тем владычица
    острейших стрел Кипрогения, привязав к несокрушимому колесу с четырьмя спицами пеструю вертошейку, впервые послала с Олимпа на людей неистовую птицу и научила мудрого сына Эзона8 заклинаниям, чтобы уничтожить у Медеи стыд перед родителями и чтобы
    желанная Эллада возбуждала ее, горящую
    страстью, бичом Пейфо9. И она открыла ему
    смысл назначенных отцом подвигов и, смешав с елеем зелье для утоления боли, дала им

    намазаться; они условились также вступить
    друг с другом в сладкий брак. Но Эет поставил
    как препятствие несокрушимый плуг и быков, которые при дыхании извергали из желтых челюстей пламя и медными копытами
    дробили землю; (Эет) вывел их и один подвел
    под ярмо; проведя прямые борозды, он погнал
    их и на сажень разрезал хребет глыбистой
    земли, затем сказал так: “Царь, который повелевает кораблем, совершив мне это дело,
    пусть увезет с собою нетленную постель: шкуру, блистающую златою шерстью”. Когда он
    произнес это, Ясон, сбросив шафранного цвета одеяние, с упованием на бога, взялся за дело; огонь не трогал его по воле волшебницычужестранки. Извлекши плуг, насильственно
    возложив ярмо на шеи быков и поражая тяжким рожном их сильные бока, могучий муж
    исполнил предуказанную задачу. Испуганно
    вскричал от невыразимого горя Эет, изумленный силою Ясона, а товарищи простирали руки к сильному мужу, увенчивали его венками
    из зелени и приветствовали ласковыми словами. Тотчас удивительный сын Гелиоса указал, где ножи Фрикса распростерли блестящее руно, но надеялся, что Ясон уже не совершит этого нового труда: оно лежало в чаще и
    охранялось прожорливыми челюстями дракона, толщиною и длиною превосходившего
    пятидесятивесельный корабль, сколоченный
    ударами железа.
    Далеко Мне идти по проезжей дороге, ибо
    время подходит к концу; я знаю краткую тропу и многим другим служу учителем мудрости: он (Ясон) убил искусством светлоокого,
    пестроспинного змея, о Аркесилай10, и похитил Медею, убийцу Пелия, с ее согласия...

    Пифийская ода Х

    30

    35

    Построчный пересказ
    Ни по морю на корабле, ни пешком по суше не сыскать
    чудесной дороги в места, где обитают гипербореи.
    Однажды Персей, покровитель людей, побывал в местах их собраний
    и праздновал вместе с ними,
    когда они приносили обильные жертвы,
    убивая ослов во имя бога.
    Аполлона превозносят они в молитвах и восхваляют на празднествах,

    25

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    40

    45

    и он восторгался, созерцая подношения животных.
    И Музы не чуждаются их традиций;
    все вокруг снуют, увлеченные танцами девушек,
    громкими аккордами лиры и звуками флейт.
    Они вплетают себе в волосы золотистые ветви лавра и весело пируют.
    Ни болезни, ни старческая немощь не одолевают их;
    они не обременены изнурительным трудом и сражениями
    и живут, не страшась строгой Немезиды.
    Исполненный смелостью духа,
    сын Данаи приобщился к сонму благословенных мужчин,
    и Афина сопутствовала ему.
    Он убил Горгону Медузу и возвратился к островитянам
    с мертвой окаменевшей головой, мерцающей волосами из змей.
    Изложение В. В. Латышева

    29–48. Далее живет народ гипербореев11;
    никто из смертных ни по морю, ни по земле не
    может найти чудесной дороги к жилищам гипербореев. Один герой Персей разделил с ними их праздник, придя в их жилища; он нашел их приносящими богу славную гекатомбу ослов12. Там идут бесконечные праздники,
    слышатся гимны, которые радуют сердце
    Аполлона, и смеется он, видя похотливую на-

    глость этих животных. Культ муз не чужд гипербореям; отовсюду хоры молодых девушек
    собираются на звук мира и сладкие звуки
    флейт, и, увенчанные золотым лавром, они
    предаются радости праздников. Это святое
    племя не знает ни болезней, ни слабости возраста; живет оно далеко от (тяжких) трудов и
    сражений, не страшася мщения Немезиды.
    Сын Данаи13 проник сюда... руководимый

    Афиной, и убил тут Горгону... Для меня ничто не кажется невероятным.

    Пифийская ода XI (V)
    23. Широки пути ваших подвигов, о эакиды, идут от истоков Нила до стран гипербореев.

    Немейская ода IV
    48–50. ...Эант владеет отеческим Саламином, а Ахилл, – светлым островом14 в Евксинском
    море...

    Истмийская ода II
    41–42. ...В летнее время (Ксенократ) плавал к Фасису, а зимою – к берегам Нила15.

    Фрагменты
    Фр. 105. Среди кочевников-скифов блуждал Стратон, который не имеет дома, перевозимого на телеге (Аристофан. Птицы:
    940–945)16.
    Фр. 172. Разве юность богоравного Пелея
    не блистала бесчисленными подвигами? Вопервых, он с сыном Алкмены17 прибыл на
    Троянскую равнину, а затем отправился за
    поясами амазонки и, совершив знаменитое

    плавание под начальством Ясона, захватил
    Медею из чертогов колхов (Схолий 769 к «Андромеде» Еврипида).
    Фр. 203 (217). Некоторые скифы, притворяясь, открыто на словах гнушаются лежащей убитою лошадью, а тайком обдирают
    кривыми зубами (досл.: челюстями) ноги и головы18 (Зенобий. Пословицы V: 59).
    Фр. 257. См. Страбон XV: 711.

    Схолии к Пиндару
    Олимпийская ода II
    150 (91). Быстрые стрелы... Поэт называет скифскими стрелами поэтические произведения19; ибо скифы обыкновенно носят стрелы под локтем, а критяне – на плечах.

    26

    Пиндар (522/518–442/438 до н. э.). Схолии к Пиндару

    Олимпийская ода III
    24 (13) сл. ...Геракл, сын Амфитриона, некогда принес маслину от истоков реки Исара
    тенистых, т. е. осененных деревьями, или
    глубоких, чтобы она была прекраснейшим
    памятником состязаний в Олимпии; а принес
    он ее, убедивши народ гипербореев, т. е. живший в стране гипербореев, где были маслины,
    и служивший Аполлону.
    Которую некогда от Истра. Каковую маслину некогда от тенистых истоков реки Истра
    принес Амфитрионов сын Геракл, чтобы она
    была памятником состязаний в Олимпии.
    25. От тенистых истоков Истра. Истоки
    Истра поэт представляет в земле гипербореев. Река Истр, ныне называемая Дунаем, течет через земли многих народов Европы, а истоки имеет в стране гипербореев20. Тенистыми поэт называет истоки или как глубокие,
    или как осененные окружающими их насаждениями маслин.
    От тенистых Истра. Эта река берет начало в земле гипербореев. Тенистых истоков –
    значит осененных маслинами и другими деревьями.
    28. Народ гипербореев. Убедив народ гипербореев дать дикую маслину; этот народ был
    служителем и почитателем Аполлона. Ференик говорит, что гипербореи – титанического
    происхождения; он пишет так: “И вокруг гипербореев, которые живут на краю земли под
    храмом Аполлона, не зная войны. Говорят,
    что они выросли из крови древнейших титанов, заселили под холодным дуновением Борея землю царя Аримаспа”.
    ...Гипербореи повсюду считаются посвященными Аполлону. Названы они гипербореями от некоего афинянина Гиперборея, как
    говорит Фанодем. Филостефан21 говорит, что
    Гиперборей был фессалиец, а другие произво-

    дят их от пеласга Гиперборея, сына Форонея
    и Перимелы, дочери Эола. Ференик говорит,
    что гипербореи произошли от титанического
    рода, а Гекатей повествует иначе.
    (23). Дух устремлял. Поэтому Геракл пожелал прибыть в землю реки Истра, в Скифию, в которой приняла его Артемида, когда
    он пришел... с целью увести лань, которую
    некогда Таигета22 посвятила Артемиде Орфосии.
    (27). }Istrjan nin. Если писать через два n –
    }Istrjan nin, то нужно разуметь Скифию, а если через одно – }Istrja nin, то это будет значить, что Истрийская Артемида приняла
    этого Геракла. Истрийской называется Артемида или от Истра, вокруг которого живут
    амазонки, которые очень чтут эту богиню,
    или от живущего вокруг Истра скифского
    племени тавров23, у которых точно так же почитается Артемида. Некоторые читают
    }Istrian/n в смысле}Istrian/n ghn ‘Истринскую
    землю’.
    Дух устремил его в Скифию. Аристарх объясняет: прийти в землю, где его приняла истрийская Артемида; поэт указывает снова на
    прибытие в землю гипербореев к истокам Истра; ибо там чрезвычайно чтится Артемида
    скифским племенем таврами. Некоторые же
    пишут два n и объясняют выражение поэта
    так: тогда дух устремил Геракла отправиться
    в Истрийскую землю.
    55 (33)... Преследуя эту лань, Геракл обозрел и весьма холодные гиперборейские места
    и Скифию...
    Борея. Ибо страна эта гиперборейская (т. е.
    находящаяся за Бореем), потому что она простирается позади дуновения Борея в Рипейских горах24.

    Олимпийская ода VIII
    (46)... Так вот бог Аполлон, ясно сказав,
    поспешил... к реке Ксанфу25... и от него к
    амазонкам, имеющим прекрасных коней, т.
    е. воинственным, а от них к реке Истру, т. е. в
    Скифию.
    (47)... Сначала [Аполлон] поспешил в Ли-

    кию, затем к амазонкам, потом оттуда перешел в Скифию и прибыл к реке Истру, где поэт разумеет гипербореев. Первые местности в
    Азии, а вторые – в Европе.
    (48). Идя к Истру. К гипербореям, где
    Истр имеет истоки.

    Олимпийская ода XIII
    75 (51). И против отца Медею. Медею прославляю, вступившую в брак против воли своего отца; она вступила в брак с Ясоном, будучи мудрою. Ставшую спасительницею и по-

    мощницею для Арго: ибо Эет хотел истребить
    аргонавтов. Иначе: Против отца. Ибо Медея
    относительно брака пошла против воли отца,
    так как вышла за Ясона, которого тот не же-

    27

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    лал, и удалилась вместе с ним. Спрашивается, зачем поэт вводит Медею, уроженку Колхиды, в речь о коринфянах? Говорят, что Коринф был первоначальным владением Медеи:
    Эету же, сыну Гелиоса (Солнца) и Антиопы,
    был дан оракулом совет основать город в Колхиде, названный по его имени, а верховную
    власть над коринфянами препоручить Буну,
    сыну Гермеса, с тем условием, чтобы, если он
    возвратится, то Бун возвратил бы ему город, а
    если нет, то сам владел им. Иначе почему бы
    поэт упомянул о Медее? Потому что Коринф
    был родовым ее владением. Алоей и Эет, отец
    Медеи, были сыновья Гелиоса и Антиопы; Гелиос разделил между ними страну, причем
    Алоей получил по жребию область в Аркадии, а Эет – Коринф. Эет, недовольный своей
    областью, передал город некоему Буну, сыну
    Гермеса, поручив сохранить его для его потомков, а сам прибыл в скифскую страну
    Колхиду, поселился в ней и стал царствовать.
    Об этом сообщает некий поэт-историк Евмел,
    говоря: “Но когда от Гелиоса и Антиопы произошли Эет и Алоей, тогда славный сын Гипериона разделил землю на две части своим
    сыновьям: ту область, которой владел Асон,
    он предоставил божественному Алоею, а ту,
    которую приобрела Эфира, всю отдал Эету.
    Итак, Эет добровольно передал свою часть
    хранить Буну, пока не возвратится сам или
    кто-либо другой из его потомков, сын или
    внук; сам же удалился в Колхидскую землю”.
    Бун – сын Гермеса и какой-то нимфы.
    ...Эет ...прибыв в скифскую страну Колхиду и захватив там некую область, был царем. Ясон, прибыв к нему за золотым руном,
    влюбил в себя Медею, которая, устроив ему
    возможность захватить золотое руно, отправилась с ним в Элладу против воли Эета. Рассказ этот26 мы изложили подробнее в пересказе Ликофрона27.
    75. Медею. Нужно сказать, что златорунная шкура была от барана, который привез
    Фрикса в Колхиду. Там ее, как говорят, принесли в жертву Зевсу Фиксию28 и повесили в
    Аресовой роще, где ее стерег дракон длиною и
    шириною с пятидесятивесельный корабль,
    как говорит Пиндар29.
    124 (84). С ним. Будучи при коне [т. е, Пегасе], или вместе с ним, [Беллерофонт] некогда победил и полчище амазонок, пришедшее
    из пустынного воздуха и самых холодных
    местностей гипербореев или живших в Скифии30.

    28

    125 (85). Холодного эфира – Скифии, ибо
    она морозна и холодна...
    133 (75). Односапожного. ...Рассказ у Ферекида31: “Пелий, говорит он, совершал жертвоприношение Посейдону и приказал всем собраться на пир, были тут и другие граждане,
    и Ясон. Последний пахал землю близ реки
    Анавра и без сандалий перешел через реку;
    перешедши, правую ногу обул, а левую забыл
    и в таком виде пришел на обед. Увидев это,
    Пелий вспомнил предсказание, но в тот день
    сохранил спокойствие, а назавтра, призвав
    Ясона, спросил его, что бы он сделал, если бы
    ему была предсказана смерть от руки кого-либо из граждан? Ясон ответил, что послал бы
    его в Эю за золотым руном, чтобы привезти
    его от Эета. Такой ответ внушила Ясону Гера,
    чтобы Медея явилась на гибель Пелию”.
    281 (158). ...Своеобразен и здесь Пиндар,
    приказывающий Ясону вместе с руном привести из Эи и душу Фрикса, ибо из-за этого
    гневаются, говорит он, подземные божества;
    другие же говорят, что он был послан только
    для привоза руна. А что вызывали души
    умерших на чужбине, об этом свидетельствует и Гомер32: “И не шли вперед у меня округленные корабли, пока мы не назвали трижды
    каждого из несчастных товарищей”. Иначе:
    так как Фрикс умер в Колхиде, он в сновидении приказывал мне, прибывши в Эетовы
    чертоги, вызвать его душу в Фессалию, а также привезти и руно барана, на котором он некогда спасся из моря и от безбожных стрел,
    то есть козней, мачехи. Был обычай, в случае если кто умирал на чужбине и если нельзя было перевезти на родину тело, то по крайней мере вызывать посредством некоторых
    таинственных обрядов их души и перевозить
    на родину, как бы плывущих вместе. Это знает и Гомер.
    376 (211). В Фасис. Затем, говорит поэт,
    аргонавты приехали на реку Фасис к самому
    Эету, где к поразительным колхам свою силу
    привели и смешали, т. е. иносказательно вместо “прибыли”. “Kelain9pessi” одни объясняют в смысле “поразительными видом”; так
    как kelain3n употребляется обыкновенно о поражении ужасом; другие же говорят, что так
    как скифы – выселенцы из Египта33, то поэтому они и чернокожи; они возделывают лен и
    ткут из него полотно, как египтяне34; и Каллимах говорит: “Из колхидского льна”35. Фасис – река в азиатской Скифии; есть ведь и
    другая Скифия в Европе, вблизи Меотийского
    озера и реки Танаиса; о нем упоминает и

    Пиндар (522/518–442/438 до н. э.). Схолии к Пиндару

    Аполлоний: “Обильный водоворотами Фасио
    изливает в море широкий поток”36.
    428 (241). Тотчас удивительный сын Гелиоса. Тотчас, говорит поэт, сын Гелиоса Эет
    показал Ясону златорунную шкуру, где ее
    растянули ножи Фрикса, имеется в виду действие Фрикса по сдиранию шкуры; ибо он посвятил шкуру Зевсу Фиксию. Некоторые же

    говорят, что шкура златорунного барана была
    посвящена Фриксом Аресу.
    445 (250). И похитил Медею. Он похитил
    убившую Пелия Медею, пошедшую за ним добровольно. Смысл: совершивши подвиг, Ясон
    тайно от Эета и колхов похитил Медею, также
    желавшую этого и сделавшуюся убийцею Пелия.

    Немейская ода IV
    79 (49). А в Евксинском море. Поэт прославляет весь род эгиневтов, так как он существовал во многих местах. Есть на Евксинском Понте некий остров, называемый Белым37, на который, по обычному представлению, перенесено Фетидой тело Ахилла; показывают и некие ровные пространства, служившие для упражнений героя. Поэтому и
    Пиндар в переносном значении назвал Белый
    остров блестящим: ибо белое представляется
    блестящим. Белым же остров называется по
    множеству гнездящихся на нем птиц, именно
    цапель, ибо такой вид (т. е. белый) представляет он плывущим. Иначе: так называемый

    Белый берег, на Евксинском Понте, на котором множество цаплей, виднеясь оттуда, указывает его мореплавателям. Он называется
    также Ахилловым Бегом38, потому что в то
    время, как Ахилл сватался за Ифигению и
    она была привезена ради его в Авлиду, вследствие случившегося безветрия для плавания
    эллинам в Илион, захотели принести ее в
    жертву за благополучное плавание, но Артемида похитила ее и перенесла в Скифскую местность к таврам, а влюбленный Ахилл следовал за нею и сопровождал до этого острова, называемого Белым.

    Истмийская ода II
    61 (41). Но плавал к Фасису летом. Фасис – река в Скифии; дующие на нем ветры чрезвычайно холодны.

    Примечания
    1

    [Миф о гипербореях теснейшим образом связан с культом дельфийского Аполлона. В Дельфах
    рассказывали о путешествиях Аполлона в страну
    гипербореев и о посольствах гипербореев с жертвенными дарами в Дельфийский храм Аполлона.]
    2 [Дочь Латоны – Артемида.]
    3 [Т. е. аргонавтов, с Ясоном во главе.]
    4 [См. прим. к cт. 993 «Теогонии» Гесиода.]
    5 [Нот – южный ветер. “Негостеприимным”
    (&Axeino~), по преданию, Черное море называлось в
    глубокой древности. В связи с развитием мореплаванья и колонизации греки переименовали его в
    «гостеприимное». (E°xeino~)]
    6 [О сталкивающихся скалах (планктах или кианеях) см. в прим. к: Одиссея XII: 60.]
    7 [Эпитет “темнолицые” в отношении колхов,
    несомненно, реалистическая черта, почерпнутая
    из этнографических данных.]
    8 [Сын Эзона – Ясон. Кипрогения – Афродита.
    Вертошейка (iynx torquilla) считалась у греков вещей и колдовской птицей, способной, в особенности, внушать по наговору любовь. Самая процедура
    колдовского действия состояла в том, что вертошейку помещали на колесо с четырьмя спицами и
    быстро его кружили. Это называлось “тянуть вертошейку”. См. F. Мezger. Pindars Siegeslieder.–
    Leipzig, 1880, стр. 214].
    9 [Пейфо – богиня убеждения и повиновения.]
    10 [Ода посвящена восхвалению Аркесилая IV,
    царя Кирены, победителя на олимпийских и пифийских играх в 466 г. до н. э., к которому и обращает речь автор].
    11 [О гипербореях см.: Геродот IV: 13, прим. ].

    12 [О приношении ослов в жертву Аполлону Гиперборейскому см. в прим. к тексту Симия Родосского.]
    13 [Сын Данаи – Персей.]
    14 [Светлый остров – о. Белый, при устье р. Дуная, славившийся среди моряков культом Ахилла.]
    15 Обе реки названы как отдаленнейшие от Эллады; ср. в таком же значении: Еврипид. Андромаха. 650.
    16 Соответствующее место у Аристофана, цитирующего Пиндара, имеет иное содержание: “Стратон блуждает среди скифских кочевников, не имея
    льняной одежды. Ему грустно носить шкуру животного, а не тунику”. – А. Г.
    17 [Пелей – отец Ахилла. Сын Алкмены – Геракл.]
    18 [Другое чтение В. В. Латышева: обдирают зубами кривые ноги и головы.]
    19 [У скифов стрелы помещались в горите – футляре для лука, со специальным отделением, служившим колчаном для стрел.]
    20 [О гипербореях и о их связи с культом Аполлона, помимо сказанного в прим. к Олимп. III:16
    Пиндара, см. в прим. к кн. IV: 13 Геродота.]
    21 [Ференик – эпический поэт неизвестного времени, замечательный своей оригинальной теорией
    происхождения гипербореев из крови титанов, в
    чем, может быть, сказывается влияние орфической теогонии (ср. Атеней III: 78 b). Фанодем – аттический историк и мифограф IV в. до н. э. Филостефан – писатель III в. до н. э., автор разнообразных сочинений, в том числе и мифографических.]
    22 [Таигета – дочь титана Атланта, одна из плеяд.]

    29

    Пиндар (522/518–442/438 до н. э.)
    23 [О таврах см. в прим. к кн. IV: 99 сл. Героездник Пегаса, победитель Химеры и амазонок.]
    31 [Ферекид Лерийский – историк и мифограф V
    дота].
    24 [Рипейские горы – обычно Уральские горы.]
    в. до н. э.]
    25 [Река Ксанф – другое название р. Скамандра
    32 Одиссея IX: 64.
    в Троаде, а также древнее название реки Этшен33 [О египетском происхождении колхов см. Гечай в Ликии. О путешествии Аполлона в страну
    родот II: 103 сл. и прим. к этому месту.]
    гипербореев ср. в прим. к Олимп. III: 16.]
    34 Ср. Геродот II: 105.
    26 “Рассказ этот излагается также у Цеца, к Ли35 [Каллимах – поэт III в. до н. э.] Фр. 265.
    кофрону: 174, 175, что, однако, не означает при36 Аполл. Род. II: 403.
    надлежность этой схолии ко времени после Цеца”
    (Бекон).
    37 [Остров Белый – ныне о. Змеиный при устье
    27 [Ликофрон – александрийский поэт III в. до
    р.
    Дуная.]
    н. э., автор эпической поэмы «Александра»].
    38 [С Ахилловым Бегом обычно отождествляет28 [Зевс Фиксий – “способствующий побегу”.]
    29 Пиф. IV: 245.
    ся Тендеровская коса, находящаяся к востоку от
    30 [Беллерофонт – герой солнечного цикла, наустья р. Днепра.]
    Источник: Pindari opera quae supersunt / Ed. Aug. Boeckhius. Tom. II.– Lipsiae, 1819; Corpus paroemiographorum graecorum / Ed. Leutsch, Schneidewin. V. I. – Gottingae, 1839; Pindari carmina / Ed. W. Christ. –
    Leipzig, 1896; Scholia vetera in Pindari carmina / Rec. A. B. Drachmann. V. I–II. – Lipsiae, 1903; Scholia
    graeca in Aristophanem / Ed. Dubner. – Paris, 1843; Pindari carmia cum fragmentis / Ed. D. Snell, H. Maehler. V. I-II. – Leipzig, 1975–1980; В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе //
    ВДИ, 1947, № 1; Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты / Издание подготовил М. Л. Гаспаров. – М., 1980.

    Софокл
    Sofokl1h~, Sofokl|~ – Sophocles
    Софокл (496–406 до н. э.), второй из знаменитейших греческих трагиков. Родился в
    Афинах, в деме Колоне, в семье владельца
    оружейной мастерской, рос в достатке, получил прекрасное воспитание, отличился и в управлении государством, и в посольствах и
    удостоился должности стратега, наряду с Периклом и Фукидидом, первыми гражданами
    государства, и дружил с Периклом и Геродотом. После морского сражения при Саламине,
    когда афиняне праздновали победу, шестнадцатилетний Софокл, нагой, умащенный маслами, с лирой в руках, возглавлял хор, исполнявший эпиникий – гимн во славу победителей. Трагедии он учился у Эсхила и в 486 г. на
    конкурсе драматургов одержал свою первую
    победу – над своим учителем. Вообще вся драматургическая деятельность Софокла сопровождалась неизменным успехом: он соревновался и с Эсхилом, и с Евриидом, и Хэрилом,
    и Аристием, и со многими другими, и с сыном
    Иофонтом и 18 раз занимал первое и дважды
    второе место, но ни разу не получал третьей
    награды. Софокл ввел в драматургию и в состязания драматургов много новшеств. Он отказался от трилогий, где прослеживалась
    обычно судьба целого рода, и представлял на
    состязания три трагедии, но каждая из них
    была самостоятельным произведением. Он
    изменил число актеров и первым прекратил
    участие в постановке поэта в качестве актера
    и сделал это из-за слабости собственного голо-

    30

    са. С именем Софокла также связано введение
    декорационной живописи.
    Как говорит Аристофан, Софоклу принадлежит сто тридцать драм, из них семнадцать
    поддельных. Наиболее известны трагедии Софокла из фиванского цикла мифов. Это «Антигона» (ок. 442 г.), «Царь Эдип» (ок. 429 г.)
    и «Эдип в Колоне» (поставлен в 441 г., уже после смерти Софокла). К сожалению, среди
    многих до нас не дошла и пьеса Софокла
    «Скифы», написанная на сюжет мифа об аргонавтах. Трагедии Софокла несут в себе новые черты. Если у Эсхила главными героями
    были боги, то у Софокла действуют люди, хотя и несколько оторванные от действительности. Поэтому о Софокле говорят, что он заставил трагедию спуститься с неба на землю. Конечно, в судьбах его героев ощущается влияние богов, но Софокл рисует прежде всего
    борьбу человека за осуществление своих целей, его чувства и мысли, показывает страдания, выпавшие на его долю. Благородные герои трагедий Софокла тесными узами связаны с коллективом граждан – это воплощение
    идеала гармонической личности, который
    был создан в годы расцвета Афин. Поэтому
    Софокла называют певцом афинской демократии.
    По заключению биографа, Софокл изображает и расцвечивает нравы, искусно пользуется замыслами, воспроизводя гомеровскую
    прелесть. Вследствие чего и сказал какой-то

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    иониец, что один Софокл оказался учеником
    Гомера. Ведь не только он, но и многие другие
    подражали кому-нибудь из предшественников или современников, однако один Софокл

    сумел собрать мед с каждого цветка; за это его
    и называли пчелой. Он собирал все вместе:
    надлежащее время, сладость речи, силу,
    яркость.

    Подробнее см.: Жизнеописание Софокла. Перевод В. Н. Чемберджи // Софокл. Драмы. В переводе Ф. Ф. Зелинского, О. В. Смыки и В. Н. Ярхо. Под ред. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо. Издание подготовили М. Л. Гаспаров и В. Н. Ярхо.– М., Наука, 1990; Ярхо В. Н. Античная драма. Технология мастерства. – М., 1990.

    Софокл
    Царь Эдип
    Перевод Ф. Ф. Зелинского
    Домочадец:
    О, если б Истр и Фасис1, волны слив,
    Струей могучей Фивы затопили –
    Им все ж не смыть неслыханную скверну,
    Что этот дом таит – еще таит,
    Но вскоре обнаружит; скверну бедствий
    1230 И вольных и невольных; но душе
    Больнее добровольное страданье.
    Источник: Sophoclis tragoediae / Ed. R. D. Dawe. V. I–II. – Leipzig, 1975–1979; Софокл. Драмы.
    В переводе Ф. Ф. Зелинского, О. В. Смыки и В. Н. Ярхо. Под ред. М. Л. Гаспарова и В. Н. Ярхо. Издание
    подготовили М. Л. Гаспаров и В. Н. Ярхо.– М., Наука, 1990.

    Эномай
    Фр. 432. SkuqistJ ceir3maktron ‘платок по-скифски’ (Атеней X: 410).

    Схолии к «Аянту» Софокла
    172. ...Таврополою называется Артемида или потому, что почитается у тавров в Скифии2,
    или...

    Схолии к «Эдипу в Колоне» Софокла
    Другие от ночных порывов. Поэт разумеет от гор, называемых Рипами; некоторые называют так Рипейские горы; поэт называет их ночными потому, что они лежат на западе3...

    Примечания
    1

    Истр – Дунай, обычно лишь ниже впадения в него Савы, Фасис – Рион.
    2 [Об Артемиде Таврополе речь идет в схолиях Евстафия к «Илиаде» (II: 481).]
    3 [Рипейские горы – Урал; стало быть, не на западе, а на северо-востоке.]
    Источник: Scholia in Sophoclis tragoedias septem / Ed. Elmsley, Dindorf. V. I–II. – Oxonii -Lipsiae,
    1825–1852; Scholia in Sophoclis tragoedia vetera... / Ed. P. N. Papageorgius. – Lipsiae, 1888;
    В. В. Латышев. Древние писатели о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, № 1.

    Гелланик
    {Ell=niko~ – Hellanicus
    Гелланик (ок. 485 – ок. 400 до н. э.), греческий историк: родом из Митилены на Лесбосе. Первый греческий автор, который написал многочисленные произведения на различные темы, черпая сведения преимущественно
    из письменных источников, а не из собственного опыта. Во-первых, это мифические истории – род монографических мифографий от-

    дельных греческих областей, а точнее, родов,
    которые вели свое происхождение из этих областей, как например «Фореней» (история рода Форенеев), «Асоп» (история рода Асопа),
    «Атлантий» (история рода Атласа), «Девкалиония» (история рода Девкалиона). Во-вторых, это хроника «Аттика» в 3 книгах, которая впервые описывала историю Афин с ми-

    31

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    фических времен до конца пелопоннесской
    войны и включала списки царей и архонтов,
    служившие основой хронологии; «Жрицы
    Аргоса» в 3 книгах, в которых Гелланик составил в хронологическом порядке списки
    жриц храма Геры в Аргосе. В-третьих, рассказы о других народах: «Персика» (история
    Персии), «Египтика» (история Египта), «О
    Лидии» и другие произведения, опиравшиеся
    на географическое сочинение Гекатея и персидские истории других логографов. Гелланик считается последним ионийским логографом. Опираясь на генеалогические системы
    предшественников, он пытался создать уни-

    версальную схему, в которой нашли бы отражение мифы всего греческого мира, выстроенные в единой хронографии, исключающей
    все прежние хронологические неточности.
    Писал на ионийском диалекте. В качестве источника сочинения Гелланика использовали
    позднейшие историки – Фукидид, Ктесий,
    Эфор, Феопомп, Диодор, Плутарх и другие,
    благодаря которым сохранились некоторые
    фрагменты из его полностью утраченного литературного наследия, в том числе из его
    «Скифской истории», четыре отрывка из которой цитируют Стефан Византийский (2),
    Страбон и Аполлоний Родосский.

    Гелланик
    Фрагменты
    «Аттика». Фр. 92. Гелланик же Лесбийский говорит, что когда замерз Киммерийский Боспор, амазонки перешли его и пришли в Аттику и, провоевав четыре месяца,
    возвратились... (Схолий Цеца к Ликофрону:
    1332).
    «О народах». Фр. 92. Когда проплывешь
    Боспор, будут синды, выше же их – меоты
    скифы (Схолии к Аполлонию Родосскому IV:
    322).
    «Истории». Фр. 96. Гелланик рассказывает, что гипербореи живут выше Рипейских
    гор1 и что они учатся справедливости, не употребляя в пищу мяса, но питаясь древесными

    плодами. Другой вариант перевода: Гелланик
    в «Историях» сказал, что гипербореи живут
    выше Рипейских гор, упражняются в справедливости, не употребляя в пищу мяса, но
    питаясь древесными плодами (Климент Александрийский. Строматы I: 305 C):
    «Основания городов». Фр. 109. Выше же
    керкетов (kerketjw) живут мосхи и хариматы,
    ниже же гениохи, выше же кораксы (Стефан
    Византийский. Carim=tai).
    Фр. новооткрытый. Первый сообщает Гелланик, что железное оружие изготовил Саневн2, бывший скифским царем (Оксиринхские папирусы X: 1241, столб. 2 сл.).

    Примечания
    1

    [Локализация Геллаником гипербореев выше на вегетарианство и «справедливость» гиперборе(т. е. к северу) от Рипейских гор (Урала) заставля- ев свидетельствуют о влиянии на Гелланика пифает, может быть, предполагать у него, сравнительно горейских этических учений.]
    2 [Имя скифского царя Саневна впервые засвис Геродотом, более детальное знакомство с географией Восточно-Европейской равнины. Указания детельствовано этим отрывком.]
    Источник: Hellanici Lesbii fragmenta / Ed. Fr. Sturz. – Lipsiae, 182; Fragmenta Historicorum Graecorum
    / Ed. C. Mullerus. Paris, 1883–1885, vol. I: 45–69; vol. IV: 629–637; В. В. Латышев. Известия древних
    писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, № 1.

    Ферекид Лерийский
    Ferekvdh~ – Pherecydes
    Ферекид (V в. до н. э.), греческий мифограф, автор большого числа теологических, мифографических, генеалогических и тому подобных сочинений, от которых сохранились лишь незначительные отрывки.

    Ферекид Лерийский
    Теогония
    Фр. 113. Говорят, что скифский царь Иданфур, – как рассказывает Ферекид Лерийский,
    – угрожая войною Дарию, перешедшему че-

    32

    рез Истр, послал символы вместо письма,
    именно мышь, лягушку, птицу, стрелу и
    плуг. Когда по поводу этих даров возникло не-

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    доумение, какого и следовало ожидать, тысяченачальник Оронтопаг говорил, что скифы
    подчиняются персам: он разумел под мышью
    жилища, под лягушкою – воды, воздух – под
    птицею, под стрелою – оружие и под плугом –
    землю. Напротив, Ксифодр объяснил эти дары совершенно иначе: он говорил, что “если
    мы не взлетим подобно птицам, не скроемся в
    землю подобно мышам или не погрузимся в

    воду подобно лягушкам, то не избегнем их
    стрел, ибо не владеем землею”. Ферекид же
    говорит, что скиф Анахарсис во время сна
    держал левую руку на половых органах, а
    правую – на устах, обозначая этим, что должно владеть тем и другим, но важнее владеть
    языком, нежели удовольствиями [Климент
    Александрийский. Строматы V: 567 G, D].

    Источник: Fragmenta Historicorum Graecorum / Ed. C. Mullerus. – Paris, 1883–1885, vol. I: 70–99; vol.
    IV: 637–639; Clementis Alexandrini Stromata // Patrologiae cursus completus. Series Graeca / Ed. J.-P.
    Migne.– Paris, 1857–1866. T. 8. Col. 685–1381; T. 9. Col. 9–601; В. В. Латышев. Известия древних
    писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, № 1.

    Геродот
    {Hr3doto~ – Herodotus
    Геродот Галикарнасский (ок. 485 – ок. 425
    до н. э.), греческий историк. Родился в основанном дорийцами городе Галикарнасе на
    юго-западе Малой Азии. В молодости участвовал в восстании против Лигдамия, тирана
    Галикарнаса. После 450 г. уехал в Афины.
    Здесь дружил с Софоклом и общался окружением Перикла, а за панегирик Афинам получил премию в 10 талантов. В 444 г. участвовал в основании города Фурии на юге Италии,
    за что получил прозвище Фуриец. Путешествовал по Малой Азии, Греции, Персидскому
    царству вплоть до Вавилона и Суз, Египет,
    финикийские города на сирийском побережье
    и Кирену в Африке, Сицилию, а также Кротон и Метапонт в Южной Италии, объехал
    Причерноморье и побывал в Борисфене – Ольвии, скифо-эллинском городе на берегу Днепро-Бугского лимана.
    Свое сочинение «История» ({Istorjai –
    Historiai) Геродот начал как прозаик и написал его на ионийском диалекте в виде логосов
    – рассказов, посвященных изначально отдельным территориям. Более позднее собственно историческое повествование посвящено
    греко-персидским войнам. Их история излагается по ходу покорения Запада персами: завоевание Киром Лидии, Мидии, Вавилонии,
    покорение Египта Камбизом, поход Дария
    против скифов, ионийские восстания греков
    против персов, походы Дария и Ксеркса, сражения под Марафоном, Фермопилами, Саламином и Платеями. Деление на 9 книг, названных именами Муз, разрывающее и смешивающее первоначальные логосы, принадлежит александрийским грамматикам. Предшественники Геродота – логографы Евгеон

    Самосский, Деиох Проконнесский, Евдем Паросский, Дамокл Фигелейский, Гекатей Милетский, Акусилай из Аргоса, Харон из
    Лампсака, Мелесагор из Халкидона, Гелланик с Лесбоса, Дамаст Сигеец, Ксеномед Хиосский, Ксанф Лидийский и др. – составляли
    свои сочинения в виде обозрений, описаний
    земель и морей, сухопутных и морских путей.
    Геродот же в конце концов пришел к необходимости как можно более полного, беспристрастного и систематического описания событий с указанием на источники и различия
    между ними. Этим принципам затем следовал
    Фукидид. Напротив, Ктесий и Плутарх, черпая факты у Геродота, обвиняли его в неразборчивости. Они во многом правы, ибо Геродот, по верному замечанию Ф. Г. Мищенко, “в
    своем материале зависит от своих предшественников – историков-логографов: он пользуется мифами, легендами, новеллами, связанными иногда с народной сказкой; все это хотя
    и снижает научную ценность его истории, но
    вносит живой драматический элемент”. Тем
    не менее, в пылу критики, выдумкой объявлялись даже очевидные для нас сегодня факты: что Каспийское море – замкнутый водоем, а не залив Северного Ледовитого океана
    (Скифского моря), что Африку (Ливию) можно обогнуть по морю и пр.
    “Описание Скифии, содержащееся в IV
    книге (Скифский логос), является нашим основным источником для древнейшей истории
    народов, обитавших в бассейне Северного
    Причерноморья... Картина расселения скифских племен, их обычаи и общественный
    строй, одежда и способы передвижения – все,
    рассказанное Геродотом, в основном под-

    33

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    тверждается археологическими исследованиями указанного района, содержимым скифских курганов, памятниками изобразительного искусства. Геродот описывает обряд побратимства у скифов, при котором братающиеся подмешивали в чашу с вином свою кровь
    и выпивали, вместе касаясь краев чаши губами. Эта сцена изображена на скифских золотых бляшках, найденных при раскопках”
    [Борухович 1972].
    Главным источником информации о Скифии для автора были личные наблюдения при
    посещении Борисфена-Ольвии и рассказы местных жителей, скифов и греков. Но чем
    дальше от Ольвии, тем сведения, им сообщаемые, становятся менее определенными
    [Смирнов 1966: 49].
    Благодаря Геродоту дееписание выделилось в особую науку, а слово “история” (<storja ‘расспрашивание, расспросы; исследование, изыскание’) обрело смысл научного исторического исследования, и потому вот уже

    две тысячи лет, по яркому выражению Марка
    Туллия Цицерона (О законах І, 1: 5), мы величаем греческого ученого Отцом истории.
    Труд Геродота на греческом языке сохранился в списках X– XV вв. В 1474 г. «Историю» Геродота на латинский язык перевел
    Лоренцо Валла – с рукописи, привезенной в
    1427 г. из Константинополя. Выдержал испытание временем русский перевод Федора Герасимовича Мищенко (1885–1888). Очень
    близок к греческому оригиналу перевод
    «Скифского логоса», сделанный Е. А. Бессмертным и воспроизведенный в издании В.
    В. Латышева (ВДИ, 1947, №2). Новая версия
    русского перевода принадлежит Георгию Андреевичу Стратановскому, который учел
    опыт предшественников, в том числе переводчиков на европейские языки, но все же не избежал повторения ряда фактических ошибок,
    связанных с изменением семантики греческих слов после заимствования.

    Подробнее см.: А. П. Смирнов. Скифы. – М. 1966; Б. Н. Граков. Скифы. – М., 1971; В. Г. Борухович.
    Научное и литературное значение труда Геродота // Геродот. История. В девяти кн. / Пер. и прим.
    Г. А. Стратановского. – Л., 1972. Переиздания: М.: Ладомир, 1993; 2001.

    Геродот
    История
    Перевод Г. А. Стратановского
    c учетом переводов В. В. Латышева и Е. А. Бессмертного
    Примечания Г. А. Стратановского
    Дополнительные примечания Л. А. Ельницкого

    Книга І. Клио
    15. Я упомяну Ардиса (Ардия), сына Гигеса (Гига), который царствовал после него. Ардис завоевал Приену и пошел войной на Милет. В его правление в Сардах киммерийцы1,
    изгнанные из своих обычных мест обитания
    скифами-кочевниками2, проникли в Азию и
    захватили Сарды, кроме акрополя.
    16. После 49-летнего царствования Ардиса
    престол перешел по наследству к его сыну Садиатту, который царствовал 12 лет. Садиатту
    же наследовал Алиатт. Последний начал войну с Киаксаром (внуком Деиока) и с мидийцами. Затем он изгнал киммерийцев из Азии,
    завоевал Смирну, колонию Колофона, и пошел войной на Клазомены. От Клазомен ему
    пришлось вернуться не так, как он бы хотел,
    но с большим уроном.
    73. А начал Крез войну с Каппадокией вот
    почему: во-первых, из страсти к земельным

    34

    приобретениям (он стремился присоединить и
    эту область к своим владениям), а главным
    образом потому, что, доверяя изречению оракула, желал отомстить Киру за Астиага. Кир,
    сын Камбиса, победил Астиага, сына Киаксара, царя мидян и шурина Креза. Астиаг же
    стал шурином Креза вот как. Орда мятежных
    скифов-кочевников переселилась в Мидийскую землю. Царем же мидян в то время был
    Киаксар, сын Фраорта, внук Деиока. Царь
    сначала дружественно принял этих скифов,
    так как они пришли просить убежища, и даже отдал им своих сыновей в обучение искусству стрельбы из лука. Однако по прошествии
    некоторого времени вышло так, что скифы,
    которые постоянно занимались охотой и всегда добывали дичь, ничего не убили. Когда
    они вернулись с пустыми руками, Киаксар
    (человек, очевидно, вспыльчивый) обошелся

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    с ними весьма сурово и оскорбительно. Получив такое незаслуженное оскорбление от Киаксара, скифы решили разрубить на куски
    одного из мальчиков, бывших у них в обучении. Затем, выпотрошив, как обычно потрошат дичь, подали на стол Киаксару как охотничью добычу. После этого скифы хотели немедленно бежать в Сарды к Алиатту, сыну Садиатта. Так это и произошло: Киаксар и его
    гости отведали этого мяса, а скифы отдались
    под защиту Алиатта.
    74. Так как Алиатт, несмотря на требования Киаксара, не захотел выдать скифов, то у
    лидийцев с мидянами началась война. Пять
    лет длилась эта война, причем верх одерживали то мидяне, то побеждали лидийцы и однажды – даже в какой-то ночной битве. Так с
    переменным успехом продолжалась эта затяжная война, и на шестой год во время одной
    битвы внезапно день превратился в ночь. Это
    солнечное затмение предсказал ионянам Фалес Милетский и даже точно определил заранее год, в котором оно и наступило3. Когда лидийцы и мидяне увидели, что день обратился
    в ночь, то прекратили битву и поспешно заключили мир. Посредниками [при этом] были
    киликиец Сиеннесий и вавилонянин Лабинет. Они-то и добились, чтобы лидийцы и мидяне принесли клятву примирения и скрепили ее заключением брака. Они убедили Алиатта выдать замуж свою дочь Ариенис за Астиага, сына Киаксара. Ведь без таких родственных уз мирные договоры обычно непрочны. Скрепленные же клятвой договоры эти
    народы заключают так же, как и эллины, и,
    кроме того, слегка надрезают кожу на руке и
    слизывают друг у друга [выступившую]
    кровь.
    103. После кончины Фраорта царство перешло к его сыну, внуку Деиока, Киаксару.
    Этот Киаксар, по рассказам, был еще гораздо
    воинственнее своих предшественников и первым разделил азиатское войско на [боевые]
    отряды по родам оружия и каждому отряду –
    копьеносцам, лучникам и всадникам – приказал действовать самостоятельно. До этого
    все [войско] было перемешано в беспорядке.
    Это был тот самый Киаксар, который сражался с лидийцами, когда во время битвы день
    внезапно стал ночью. Всю Азию по ту сторону
    Галиса он присоединил к своей державе. Со
    всеми подвластными народами Киаксар выступил против Нина, чтобы отомстить за отца
    и разрушить город. Тут-то, когда он уже одолел ассирийцев и начал осаду Нина4, в преде-

    лы его царства вторглись огромные полчища
    скифов5 во главе с царем Мадиесом, сыном
    Протофиея6. Скифы вытеснили киммерийцев7 из Европы и преследовали их в Азии, а
    теперь вторглись в Мидийскую землю.
    104. От озера Меотиды до реки Фасиса и
    страны колхов 30 дней пути для пешехода налегке. А от Колхиды до Мидии – не дальше,
    только между этими странами живет одна народность – саспиры8. Минуя их, можно попасть в Мидию. Скифы, во всяком случае,
    вступили в Мидию не этим путем, но, свернув
    с прямой дороги, пошли верхним путем [через Дербентские ворота], гораздо более длинным, оставляя при этом Кавказские горы
    справа. Здесь-то и произошла битва мидян со
    скифами. Мидяне потерпели поражение, и их
    могущество было сломлено. Скифы же распространили свое владычество по всей Азии.
    105. Затем скифы пошли на Египет. На пути туда в Сирии Палестинской скифов встретил Псамметих [Псамметих І, 670–616], египетский царь, с дарами и просьбами склонил
    завоевателей не идти дальше. Возвращаясь
    назад, скифы прибыли в сирийский город Аскалон. Большая часть скифского войска прошла мимо, не причинив городу вреда, и только несколько отсталых воинов разграбили
    святилище Афродиты Урании9. Как я узнал
    из расспросов, это святилище – самое древнее
    из всех храмов этой богини. Ведь святилище
    на Кипре основано выходцами оттуда, как утверждают сами киприоты, а храм в Кифере
    воздвигли финикияне, жители Сирии Палестинской. Грабителей святилища в Аскалоне и
    всех их потомков богиня наказала, поразив
    их навеки “женским недугом” (6n1skoye). И не
    только сами скифы утверждают такое происхождение их болезни, но и все посещающие
    Скифию могут видеть страдания так называемых энареев10.
    106. 28 лет владычествовали скифы в Азии
    и своей наглостью и бесчинством привели все
    там в полное расстройство. Ведь, помимо того
    что они собирали с каждого народа установленную дань, скифы еще разъезжали по стране и грабили все, что попадалось. Тогда Киаксар и мидяне пригласили однажды множество скифов в гости, напоили их допьяна и перебили. Так мидяне восстановили прежнее величие своей державы и еще завоевали Нин
    (как они завладели городом, я расскажу в
    другой части моего труда)11 и покорили ассирийцев12, за исключением Вавилонской области. После этого скончался Киаксар. Царство-

    35

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    вал он 40 лет (считая и годы скифского владычества).
    130. Итак, Астиаг после 35-летнего царствования лишился власти. Из-за его жестокости мидянам пришлось подчиниться персам.
    Владычество же мидян над Азией по ту сторону Галиса продолжалось 128 лет, исключая
    время господства скифов13. Впоследствии мидяне раскаялись в том, что покорились персам и подняли восстание против Дария. Однако они потерпели поражение в битве и вынуждены были вновь подчиниться. Персы же,
    отложившись при Астиаге от мидян, под
    предводительством Кира с тех пор владычествовали над Азией. Кир между тем не причинил Астиагу никакого зла, но держал при себе до самой его кончины. Такова история
    рождения, детства и восшествия Кира на престол. Затем Кир победил также и Креза, который, как я уже сказал, первым напал на него.
    Так-то после победы над Крезом Кир стал владыкой Азии.
    153. После этих слов глашатая, как говорят, Кир спросил эллинов из своей свиты, что
    это за люди лакедемоняне и сколь они многочисленны, что осмеливаются говорить такие
    речи. Получив ответ, Кир сказал спартанскому глашатаю: “Я не страшусь людей, у которых посреди города есть определенное место,
    куда собирается народ, обманывая друг друга
    и давая ложные клятвы. Если я останусь жив,
    то им придется толковать не о делах ионян, а
    о своих собственных”. Эти презрительные
    слова Кир бросил в лицо всем эллинам за то,
    что у них покупают и продают на рынках
    (ведь у самих персов вовсе нет базарной торговли и даже не существует рынков). Затем
    Кир отдал город Сарды [в управление] персу
    Табалу, а золото Креза и прочих лидийцев поручил хранить14 лидийцу Пактию. Сам же он
    вместе с Крезом возвратился в Акбатаны, пока что не обращая никакого внимания на ионян. Ведь помехой Киру были Вавилон, бактрийский народ, саки и египтяне. Против
    этих-то народностей Кир и намеревался лично выступить в поход15, а против ионян послать другого полководца.
    201. После покорения этого народа Кир задумал подчинить массагетов. Эти массагеты16, как говорят, многочисленное и храброе
    племя. Живут они на востоке по направлению
    к восходу солнца за рекой Араксом17 напротив исседонов. Иные считают их также скифским племенем.

    36

    202. По рассказам некоторых, Аракс больше Истра; другие же, напротив, считают эту
    реку меньше. На Араксе, как передают, много островов величиной с Лесбос. На этих-то
    островах живут люди, летом питающиеся
    разными кореньями, выкапываемыми из земли. В летнюю же пору они собирают спелые
    плоды с деревьев и затем сохраняют их про запас. Там есть будто бы также и другие деревья, приносящие особого рода плоды. Собравшись толпой в одно место, массагеты зажигают костер и затем усаживаются вокруг и бросают эти плоды в огонь. От запаха сжигаемого
    плода они приходят в состояние опьянения,
    подобно тому как эллины пьянеют от вина.
    Чем больше плодов они бросают в огонь, тем
    сильнее их охватывает опьянение; пока наконец они не вскакивают, пускаются в пляс и
    начинают петь песни18. Так рассказывают об
    образе жизни этого племени. Река же Аракс
    берет начало в Матиенских горах19, откуда течет и Гинд, который Кир разделил на 360 упомянутых выше каналов. Аракс извивается,
    [образуя] 40 рукавов, из которых все, кроме
    одного, теряются в болотах и топях. В этих-то
    болотах, по рассказам, обитают люди, питающиеся сырой рыбой20 и обычно носящие
    одежду из тюленьих шкур. Одно единственное устье Аракса течет по открытой местности, [впадая] в Каспийское море. Каспийское
    же море – это замкнутый водоем, не связанный ни с каким другим морем. Ведь море, по
    которому плавают эллины, именно то, что за
    Геракловыми Столпами, так называемое Атлантическое и Красное море, – все это только
    одно море21.
    203. Напротив, Каспийское море – это море совершенно особого рода. Длина его – пятнадцать дней плавания на гребном судне, а
    ширина в самом широком месте – восемь
    дней. На западе оно граничит с Кавказским
    хребтом – самой обширной и высокой из всех
    горных цепей. Много разных племен обитает
    на Кавказе, большинство которых питается
    дикими древесными плодами. В этой стране
    есть, как говорят, деревья с удивительными
    листьями. Из этих-то листьев изготовляют
    краску, растирая их и смешав с водой22, и затем наносят ею узоры на свою одежду. Узоры
    эти не смываются, а истираются только вместе с шерстяной [материей, на которую их наносят], как будто бы они были вотканы в материю с самого начала. Совокупление у этих
    людей происходит совершенно открыто, как у
    скота.

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    204. Так вот, с запада Кавказ граничит с
    так называемым Каспийским морем, а на востоке по направлению к восходу солнца к нему
    примыкает безграничная необозримая равнина. Значительную часть этой огромной равнины занимают упомянутые массагеты, на которых Кир задумал идти войной. Много было у
    Кира весьма важных побудительных причин
    для этого похода. Прежде всего – способ его
    рождения, так как он мнил себя сверхчеловеком, а затем – счастье, которое сопутствовало
    ему во всех войнах. Ведь ни один народ, на который ополчался Кир, не мог избежать своей
    участи.
    205. Царицей массагетов была супруга покойного царя. Звали ее Томирис. К ней-то
    Кир отправил послов под предлогом сватовства, желая будто бы сделать ее своей женой.
    Однако Томирис поняла, что Кир23 сватается
    не к ней, а домогается царства массагетов, и
    отказала ему. Тогда Кир, так как ему не удалось хитростью добиться цели, открыто пошел войной на массагетов. Для переправы
    войска царь приказал построить понтонные
    мосты24 через реку [Аракс], а на судах, из которых состояли мосты, воздвигнуть башни.
    206. Пока войско Кира было занято этими
    работами, Томирис велела через глашатая
    сказать Киру вот что: “Царь мидян! Отступись от своего намерения. Ведь ты не можешь
    знать заранее, пойдет ли тебе на благо или нет
    сооружение этих мостов. Оставь это, царствуй
    над своей державой и не завидуй тому, что мы
    властвуем над нашей. Но ты, конечно, не захочешь последовать этому совету, а предпочтешь действовать как угодно, но не сохранять мир. Если же ты страстно желаешь напасть на массагетов, то прекрати работы по
    строительству моста через реку. Переходи
    спокойно в нашу страну, так как мы отойдем
    от реки на расстояние трехдневного пути. А
    если ты предпочитаешь допустить нас в свою
    землю, то поступи так же”. После этого Кир
    призвал к себе персидских вельмож на совещание, изложил им дело и спросил совета,
    как ему поступить. Все единогласно сошлись
    на том, что следует ожидать Томирис с ее войсками здесь на этой земле.
    207. Присутствующий на совещании лидиец Крез не одобрил, однако, это решение. Он
    высказал свое возражение в таких словах:
    “Царь! Я уже раньше (после того как Зевс предал меня в твои руки) обещал тебе сколь возможно отвращать всякую беду, грозящую
    твоему дому. Мои столь тяжкие страдания по-

    служили мне наукой. Если ты мнишь себя
    бессмертным и во главе бессмертного войска,
    то мое мнение, пожалуй, тебе бесполезно. Если же ты признаешь, что ты только человек и
    царствуешь над такими же смертными людьми, то пойми прежде всего вот что: существует круговорот человеческих дел, который не
    допускает, чтобы одни и те же люди всегда
    были счастливы. Так вот, в настоящем деле я
    держусь другого мнения, противоположного
    мнению твоих вельмож. Ведь если ты допустишь врагов в нашу собственную землю, то
    вот какая грозит нам опасность: потерпев поражение, ты погубишь всю свою державу.
    Ведь совершенно ясно, что, одолев тебя, массагеты не побегут в свою сторону, но вторгнутся в твои владения. В случае же победы
    над врагом твой успех, думаю, будет вовсе не
    так велик, как если бы ты победил массагетов
    в их стране и стал преследовать бегущих. Я
    хочу сравнить твои преимущества и их: ведь,
    разбив неприятеля, ты сможешь прямым путем вторгнуться во владения Томирис. Да и,
    кроме того, Киру, сыну Камбиса, было бы постыдно и нестерпимо подчиниться женщине и
    позволить ей вторгнуться в твою страну. Так
    вот, по-моему, нам следует перейти реку и затем проникнуть в глубь страны, насколько
    враги отступят, а затем попытаться одолеть
    их, поступив вот как. Как я узнал, массагетам
    совершенно незнакома роскошь персидского
    образа жизни и недоступны ее великие наслаждения. Поэтому-то нужно, думается мне,
    устроить в нашем стане обильное угощение
    для этих людей, зарезав множество баранов, и
    сверх того выставить огромное количество сосудов цельного вина и всевозможных яств.
    Приготовив все это, с остальным войском,
    кроме самой ничтожной части, снова отступить к реке. Ведь если я не обманываюсь [в
    своем суждении], то враги при виде такого
    обилия яств набросятся на них и нам представится возможность совершить великие подвиги”25.
    208. Так мнения советников разошлись.
    Кир же отверг первое мнение и принял совет
    Креза. Царь велел объявить Томирис, чтобы
    она отступила, так как он намерен переправиться в ее владения. И царица отступила [с
    войском], верная своему прежнему обещанию. Тогда Кир вверил Креза своему сыну
    Камбису, которого он назначил своим наследником. При этом царь настоятельно внушал
    сыну почитать Креза и покровительствовать
    ему (в случае неудачи переправы и похода в

    37

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    страну массагетов). С таким поручением Кир
    отпустил Камбиса и Креза и отправил их в
    Персию, а сам с войском начал переправу через реку.
    209. После переправы через Аракс уже на
    земле массагетов ночью Кир увидел вот какой
    сон. Царю представилось, что он видит старшего из сыновей Гистаспа26 с крыльями на
    плечах, осеняющим одним крылом Азию, а
    другим Европу. Самым старшим из сыновей
    Гистаспа, сына Арсама, из рода Ахеменидов
    был Дарий, в то время еще юноша около двадцати лет (юноша оставался в Персии как негодный еще по молодости лет к военной службе). Пробудившись, Кир стал размышлять о
    смысле сновидения. Царь решил, что сон имеет важное значение. Он велел затем позвать
    Гистаспа и без свидетелей сказал ему: “Гистасп! Сын твой уличен в кознях против меня и
    моей державы. Мне это точно известно, и я
    скажу тебе откуда. Боги пекутся обо мне и заранее открывают мне грозящую беду. И вот
    теперь прошлой ночью я видел во сне старшего из твоих сыновей с крыльями на плечах,
    причем одним крылом он осенял Азию, а другим Европу. Во всяком случае, из моего сновидения совершенно ясно, что твой сын посягает на мою жизнь. Поэтому возвращайся как
    можно скорее в Персию и позаботься представить твоего сына к ответу, после того как я покорю эту страну и возвращусь домой”.
    210. Кир говорил так, полагая, что Дарий
    имеет против него злой умысел. Однако божество этим сновидением желало лишь открыть,
    что царь примет смерть здесь27, в стране массагетов, а его царство перейдет к Дарию. Гистасп же отвечал царю такими словами: “Царь!
    Лучше бы не родиться тому персу, который
    посягнет на твою жизнь! А если есть такой, то
    да погибнет он и как можно скорее! Ведь это
    ты из рабов сделал персов свободными и из
    данников другим народам – владыками всех.
    А если сновидение возвестило тебе, что сын
    мой замышляет мятеж, то я отдаю его в твои
    руки: поступай с ним как тебе угодно!”. Такой
    ответ дал царю Гистасп. Затем он, переправившись через Аракс, возвратился в Персию, чтобы [в угоду Киру] схватить и держать сына под
    стражей.
    211. А Кир между тем проник с войском за
    Аракс на один дневной переход и затем поступил по совету Креза. Оставив на месте только
    слабосильных воинов, сам царь с лучшей частью войска снова отступил к Араксу. Тогда
    третья часть войска массагетов напала на ос-

    38

    тавленных Киром воинов и, несмотря на храброе сопротивление, перебила их. [После победы], увидев выставленные в стане персов
    яства, массагеты уселись пировать. Затем они
    наелись досыта, напились вина и улеглись
    спать. Тогда пришли персы, перебили большую часть врагов, а еще больше захватили в
    плен. В числе пленников был и сын царицы
    Томирис, предводитель массагетов, по имени
    Спаргапис.
    212. А царица Томирис, узнав об участи
    своего войска и сына, велела отправить вестника к Киру с такими словами: “Кровожадный Кир! Не кичись этим своим подвигом.
    Плодом виноградной лозы, которая и вас также лишает рассудка, когда вино бросается в
    голову и когда вы, персы, [напившись], начинаете извергать потоки недостойных речей, –
    вот этим-то зельем ты коварно и одолел моего
    сына, а не силой оружия в честном бою. Так
    вот, послушайся теперь моего доброго совета:
    выдай моего сына и уходи подобру-поздорову
    из моей земли, после того как тебе нагло удалось погубить третью часть войска массагетов. Если же ты этого не сделаешь, то клянусь
    тебе богом солнца, владыкой массагетов, я
    действительно напою тебя кровью, как бы ты
    ни был ненасытен”.
    213. Кир, однако, не обратил никакого
    внимания на слова глашатая. А сын царицы
    Томирис Спаргапис, когда хмель вышел у него из головы и он понял свое бедственное положение, попросил Кира освободить его от
    оков. Лишь только царевич был освобожден и
    мог владеть своими руками, он умертвил себя. Так он скончался.
    214. Томирис же, узнав, что Кир не внял ее
    совету, со всем своим войском напала на персов.
    Эта битва, как я считаю, была самой жестокой
    из всех битв между варварами. О ходе ее я узнал, между прочим, вот что. Сначала, как передают, противники, стоя друг против друга, издали стреляли из луков. Затем, исчерпав запас
    стрел, они бросились врукопашную с кинжалами и копьями. Долго бились противники, и никто не желал отступать. Наконец массагеты одолели. Почти все персидское войско пало на поле
    битвы, погиб и сам Кир. Царствовал же он полных 29 лет. А Томирис наполнила винный мех
    человеческой кровью и затем велела отыскать
    среди павших персов тело Кира. Когда труп Кира нашли, царица велела всунуть его голову в
    мех. Затем, издеваясь над покойником, она стала приговаривать так: “Ты все же погубил меня,
    хотя я осталась в живых и одолела тебя в битве,

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    так как хитростью захватил моего сына. Поэтому-то вот теперь я, как и грозила тебе, напою тебя кровью”. Из многих рассказов о кончине Кира этот мне кажется наиболее достоверным28.
    215. Массагеты носят одежду, подобную
    скифской, и ведут похожий образ жизни. Сражаются они на конях и в пешем строю (и так
    и этак). Есть у них обычно также луки, копья
    и боевые секиры. Из золота и меди у них все
    вещи. Но все металлические части копий,
    стрел и боевых секир они изготовляют из меди, а головные уборы, пояса и перевязи украшают золотом. Так же и коням они надевают
    медные панцири, как нагрудники. Уздечки
    же, удила и нащечники инкрустируют золотом. Железа и серебра у них совсем нет в обиходе, так как этих металлов вовсе не встретишь в этой стране29. Зато золота и меди там в
    изобилии.
    216. Об обычаях массагетов нужно сказать
    вот что. Каждый из них берет в жены одну
    женщину, но живут они с этими женщинами
    сообща. Ведь рассказы эллинов о [подобном]
    обычае скифов относятся скорее к массагетам. Так, когда массагет почувствует влечение к какой-нибудь женщине, то вешает свой
    колчан на ее кибитке и затем спокойно сообщается с этой женщиной. [Никакого] предела
    для жизни человека они не устанавливают.
    Но если кто у них доживет до глубокой старости, то все родственники собираются и закалывают старика в жертву, а мясо варят вместе с мясом других жертвенных животных и
    поедают. Так умереть – для них величайшее
    блаженство. Скончавшегося же от какого-нибудь недуга они не поедают, но предают земле. При этом считается несчастьем, что покойника по его возрасту нельзя принести в
    жертву. Хлеба массагеты не сеют, но живут
    скотоводством и рыбной ловлей (в реке Аракс
    чрезвычайное обилие рыбы), а также пьют
    молоко. Единственный бог, которого они почитают, это – солнце. Солнцу они приносят в
    жертву коней, полагая смысл этого жертвоприношения в том, что самому быстрому богу
    нужно приносить в жертву самое быстрое существо на свете.

    Книга ІІ. Евтерпа
    22. Наконец, третье объяснение, хотя и наиболее правдоподобное, тем не менее, самое ложное. Действительно, и оно так же решительно
    ничего не объясняет, утверждая, будто Нил выходит из берегов от таяния снегов. Между тем,
    Нил течет из Ливии, затем проходит через Эфи-

    опскую землю и впадает в море в Египте. В самом деле, как же [разлив] Нила может происходить от [таяния] снегов, если эта река течет
    из самых жарких стран в страны, значительно
    более холодные. По крайней мере, всякому,
    кто вообще в состоянии судить о таких предметах, представляется невероятным, чтобы [разлив] Нила происходил от [таяния] снегов. Первый и решающий довод [против этого] – знойные ветры, дующие из этих стран. Во-вторых, в
    этой земле вовсе не бывает дождей и она никогда не покрывается льдом. После же снегопада в
    течение пяти дней непременно должны выпадать дожди. Поэтому если бы [в этих странах]
    шел снег, то были бы также и дожди. В-третьих, люди там черные от действия [сильного]
    зноя. Коршуны и ласточки остаются там целую
    зиму, а журавли, спасаясь от скифских холодов, прилетают в эти места на зимовку. Итак,
    если бы в этой стране, по которой течет и откуда берет начало Нил, выпадало бы хоть немного снега, то ни один из приведенных фактов
    был бы невозможен, как это и логически необходимо.
    103. Так Сесострис прошел по материку,
    пока не переправился из Азии в Европу и не
    покорил скифов и фракийцев30. До этих-то
    народов – не дальше – дошло, по-моему, египетское войско, так как в этих странах еще
    есть такие столпы, а дальше – уже нет. Отсюда Сесострис повернул назад к югу, и когда
    подошел к реке Фасису, то оставил там часть
    своего войска. Я не могу точно сказать, сам ли
    царь Сесострис поселил в этой стране часть
    своих воинов, или же некоторые из них, удрученные долгим блужданием, самовольно поселились на реке Фасисе.
    104. Ведь колхи, по-видимому, египтяне: я
    это понял сам, еще прежде чем услышал от
    других. Заинтересовавшись этим, я стал расспрашивать [об этом родстве] как в Колхиде,
    так и в Египте. Колхи сохранили более ясные
    воспоминания о египтянах, чем египтяне о
    колхах. Впрочем, египтяне говорили мне,
    что, по их мнению, колхи ведут свое происхождение от воинов Сесострисова войска. Сам
    я пришел к такому же выводу, потому что они
    темнокожие, с курчавыми волосами. Впрочем, это еще ничего не доказывает. Ведь есть
    и другие народы такого же вида. Гораздо более зато основательны следующие доводы.
    Только три народа на земле искони подвергают себя обрезанию: колхи, египтяне и эфиопы. Финикияне же и сирийцы, что в Палестине, сами признают, что заимствовали этот

    39

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    обычай у египтян. А сирийцы, живущие на
    реках Фермодонте31 и Парфении, и их соседимакроны говорят, что лишь недавно переняли
    обрезание у египтян. Это ведь единственные
    народы, совершающие обрезание, и все они,
    очевидно, подражают этому обычаю египтян.
    Что до самих египтян и эфиопов, то я не могу
    сказать, кто из них и у кого заимствовал этот
    обычай. Ведь он, очевидно, очень древний. А
    то что [финикияне и сирийцы] переняли этот
    обычай вследствие торговых сношений с
    Египтом, этому есть вот какое важное доказательство. Все финикияне, которые общаются
    с Элладой, уже больше не подражают египтянам и не обрезают своих детей.
    110. Этот-то египетский царь был единственным царем, который властвовал также и
    над Эфиопией. Он оставил также памятники
    – две каменные статуи высотой в 30 локтей,
    изображавшие его самого и его супругу, и четыре статуи своих сыновей высотой в 20 локтей каждая. Они стоят перед храмом Гефеста.
    Еще много времени спустя, когда персидский
    царь Дарий пожелал поставить свою статую
    перед этими древними статуями, жрец Гефеста не позволил этого сделать, заявив, что Дарий не совершил столь великих подвигов, как
    Сесострис Египетский. Сесострис, по его словам, ведь не только покорил все те народы,
    что и Дарий, да к тому же еще скифов, которых Дарий не мог одолеть. Поэтому-то и не
    подобает ему стоять перед статуями Сесостриса, которого он не смог превзойти своими подвигами. И Дарий, как говорят, должен был
    согласиться с этим.
    167. Научились ли эллины от египтян также и этому, я не могу определенно решить. Я
    вижу только, что и у фракийцев, скифов, персов, лидийцев и почти всех других варварских народов меньше почитают ремесленников, чем остальных граждан. Люди же, не занимающиеся физическим трудом, считаются
    благородными, особенно же посвятившие себя военному делу. Так вот, этот обычай переняли все эллины, и, прежде всего, лакедемоняне. Менее же всего презирают ремесленников в Коринфе.

    Книга ІІІ. Талия
    89. А, сделав это, Дарий разделил персидскую державу на 20 провинций [округов], которые у персов называются сатрапиями32. Учредив эти округа и назначив их правителей,
    царь установил подати по племенам. Многие
    соседние народности были объединены в одну

    40

    сатрапию, а иногда. Кроме ближайших соседей, к ней присоединялись и народности другой, более далекой сатрапии. Распределение
    же сатрапий и ежегодных взносов податей он
    произвел следующим образом: тем, кто вносил подати серебром, царь назначил плату по
    весу вавилонского таланта, а платившим золотом – по евбейскому весу. Вес вавилонского
    таланта составляет 78 евбейских мин33. В
    царствование Кира и потом Камбиса не было
    еще установлено никакой определенной подати, но только добровольные дары. Из-за этого
    обложения данью и некоторых других подобных мероприятий Дария в Персии говорили,
    что Дарий был торгаш, Камбис – владыка, а
    Кир – отец, потому что Дарий всю свою державу устроил по-торгашески; Камбис – оттого, что был жесток и высокомерен; а Кир – оттого, что был милостив и ему они обязаны всеми благами.
    90. От ионян же, азиатских магнетов, эолийцев, карийцев, ликийцев, милиев и памфилов (ибо для всех них была установлена
    единая подать) поступало 400 талантов серебра. Это была первая область, установленная
    царем34. А от мисийцев, лидийцев, ласонцев,
    кабалиев и гитеннов [поступало] 500 талантов. Это был второй округ. От геллеспонтийцев по правую сторону от входа, затем от фригийцев, азиатских фракийцев, пафлагонов,
    мариандинов и сирийцев налоги и подати составляли 360 талантов. Это был третий округ35. Из Киликии доставляли 360 белых коней (по одному на каждый день в году) и 500
    талантов серебра. Из них 140 талантов расходовалось на содержание конницы, охранявшей Киликию, а 360 талантов получал Дарий.
    Это – четвертый округ.
    91. Область от города Посидея, основанного Амфилохом, сыном Амфиарая, на границе
    между Киликией и Сирией, до Египта, кроме
    Аравийской земли, свободной от податей,
    должна была платить 350 талантов подати. В
    этот округ входят вся Финикия, так называемая палестинская Сирия и Кипр. Это пятый
    округ36. Из Египта, из соседней с Египтом части Ливии, Кирены и Барки37, которые были
    включены в египетский округ, получалось
    700 талантов, не считая доходов с рыбной ловли на Меридовом озере. Так вот, помимо этих
    денег и поступающего в счет подати хлеба, с
    этого округа взималось еще 700 талантов.
    Ведь для персов и наемников, занимавших
    Белую крепость в Мемфисе, доставляется 120
    000 медимнов хлеба. Это – шестой округ38.

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    Саттагиды же вместе с гандариями, дадиками
    и апаритами платили 170 талантов. Это –
    седьмой округ39. Из Сус и остальной Киссии
    поступало 300 талантов. Это – восьмой округ40.
    92. Вавилон же и остальная Ассирия платили 1000 талантов серебра и доставляли 500
    оскопленных мальчиков. Это – девятый округ41. Акбатаны, остальная Мидия, парикании и ортокорибантии платили 450 талантов.
    Это – десятый округ42. Каспии же, павсики,
    пантимафы и дариты вместе платили 200 талантов. Это – одиннадцатый округ43. Народности от бактрийцев до эглов платили 300 талантов подати. Это – двенадцатый округ44.
    93. Из Пактики, Армении и соседних областей до Евксинского Понта поступало 400 талантов. Это – тринадцатый округ45. Сагартии,
    саранги, фаманеи, утии, мики и жители островов Красного моря, куда царь выдворяет
    так называемые переселенные народности,
    вместе платили 600 талантов. Это – четырнадцатый округ46. Саки и каспии платили 250 талантов. Это – пятнадцатый округ47. Парфяне
    же, хорасмии, согдийцы и арии платили 300
    талантов. Это – шестнадцатый округ48.
    94. Парикании и азиатские эфиопы платили 400 талантов. Это – семнадцатый округ49.
    На матиенов, саспиров и алародиев была наложена подать в 200 талантов. Это – восемнадцатый округ50. Мосхам, тибаренам, макронам, моссиникам и марам было приказано
    платить 300 талантов подати. Это – девятнадцатый округ51. Что до индийцев, то этот самый многочисленный народ из всех нам известных и подать должен был платить самую
    большую сравнительно с другими, именно
    360 талантов золотого песку. Это – двадцатый
    округ52.
    96. Эти подати поступали Дарию из Азии и
    из небольшой части [стран] Ливии. Позднее
    стали доставлять также подати с эллинских
    островов и от европейских народностей
    вплоть до фессалийцев. А сохраняет царь эти
    свои сокровища вот каким образом: он приказывает, расплавив металл, выливать его в
    глиняные сосуды. Когда сосуд наполнен, его
    разбивают. Всякий раз, когда нужны деньги,
    царь велит отрубать, сколько требуется золота.
    97. Таковы были эти округи и размеры податей. Только одну Персидскую землю я не
    упомянул в числе земель, обложенных данью, потому что персы живут в стране, свободной от податей. Но есть еще народности,

    которые, правда, не платят дани, а доставляют дары. Это – эфиопы, живущие на границе
    с Египтом53 (их покорил Камбис во время похода на долговечных эфиопов); затем обитатели области у священной Нисы54, которые
    справляют известные празднества в честь Диониса. Эти эфиопы и соседние с ними народы
    такого же происхождения, как и каллатии в
    Индии; они живут в подземных жилищах.
    Оба эти эфиопских племени доставляют в дар
    царю каждые три года (и делают это до нашего времени) 2 хеника самородного золота, 200
    стволов эбенового дерева, 5 эфиопских мальчиков и 20 больших слоновых клыков. Даже
    колхи и их соседи до Кавказского хребта55 (до
    этих пор ведь простирается персидская держава, области же к северу от Кавказа уже не
    подчинены персам) налагают на себя подати в
    виде добровольных даров. Так вот, эти народы еще и поныне посылают царю по 100 мальчиков и 100 девочек. Наконец, арабы ежегодно посылают 1000 талантов ладана. Эти дары
    они шлют царю помимо подати56.
    116. На севере же Европы, по-видимому,
    есть очень много золота. Как его там добывают, я также не могу определенно сказать. Согласно сказанию, его похищают у грифов одноглазые люди – аримаспы. Но я не верю, что
    от природы вообще существуют одноглазые
    люди, а в остальном естество у них, как и у
    прочих людей. Во всяком случае, кажется,
    что эти окраины ойкумены, окружающие остальные земли, обладают продуктами, которые у нас считаются весьма ценными и редкими.
    134. Когда затем Демокед своим врачеванием исцелил ее, то Атосса (по наущению Демокеда) сказала возлежавшему с ней на ложе
    Дарию вот какие слова: “Царь! При всем твоем великом могуществе ты бездействуешь.
    Еще ни один народ ты не покорил персам и не
    преумножил персидской державы. Человеку
    молодому, как ты, властителю великих сокровищ, следует прославить себя великими
    подвигами, дабы персы знали, что над ними
    властвует муж. Это пойдет тебе вдвойне на
    пользу: персы будут знать, что во главе их
    стоит муж, и, занимаясь войной, они не будут
    иметь досуга, чтобы восставать против тебя.
    Теперь, пока ты еще молод, ты можешь совершить великий подвиг. Ведь с ростом тела растут и духовные силы, а когда тело начинает
    стареть, то с ним вместе дряхлеет и дух и уже
    неспособен к великим свершениям”. Так сказала Атосса по наущению Демокеда, а царь

    41

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    отвечал ей: “Жена! Все, о чем ты говоришь, я
    и сам думаю совершить. Я ведь собираюсь перекинуть мост с нашего материка на другой и
    идти на скифов. И это скоро должно свершиться”. Атосса же отвечала на это вот что:
    “Нет! Тебе не следует сначала идти на скифов.
    Ведь они будут в твоей власти, как только ты
    пожелаешь. Ты должен ради меня идти в поход на Элладу. Мне рассказывали о лаконских, аргосских, аттических и коринфских
    женщинах, и я желаю, чтобы они были у меня служанками. А у тебя есть человек, который лучше всякого другого может дать подробные сведения об Элладе и быть проводником. Это тот врач, который исцелил твою ногу”. А Дарий сказал: “Жена! Если, по-твоему,
    нам следует, прежде всего, обратиться против
    Эллады, то лучше всего, я думаю, сначала послать туда соглядатаев из персов и вместе с
    ними эллина, о котором ты говоришь. Они разузнают все и сообщат нам о положении дел в
    Элладе. А тогда я, все хорошо разузнав, начну
    войну с эллинами”.

    Книга ІV. Мельпомена
    1. После завоевания Вавилона сам Дарий
    выступил в поход на скифов57. Так как Азия
    была тогда богата воинами и огромные средства стекались в страну, то царь пожелал теперь наказать скифов за вторжение в Мидию
    и за то, что скифы, победив своих противников-мидян, первыми нарушили мир. Ведь,
    как я уже сказал раньше58, скифы 28 лет владычествовали в Верхней Азии. Следуя за киммерийцами59, они проникли в Азию и сокрушили державу мидян (до прихода скифов
    Азией владели мидяне). Когда затем после 28летнего отсутствия спустя столько времени
    скифы возвратились в свою страну, их ждало
    бедствие, не меньшее, чем война с мидянами:
    они встретили там сильное вражеское войско.
    Ведь жены скифов вследствие долгого отсутствия мужей вступили в связь с рабами.
    2. Всех своих рабов скифы ослепляют60.
    [Поступают они так] из-за молока кобылиц,
    которое они пьют. Добывают же молоко скифы так: берут костяные трубки вроде свирелей и вставляют их во влагалища кобылиц, а
    затем вдувают ртом туда воздух. При этом
    один дует, а другой выдаивает кобылиц. Скифы поступают так, по их словам, вот почему:
    при наполнении жил воздухом вымя у кобылиц опускается. После доения молоко выливают в полые деревянные чаны. Затем, расставив вокруг чанов слепых рабов, скифы ве-

    42

    лят им взбалтывать молоко. Верхний слой отстоявшегося молока, который они снимают,
    ценится более высоко, а снятым молоком они
    менее дорожат. Вот почему ослепляют всех
    захваченных ими пленников61. Скифы ведь
    не землепашцы, а кочевники.
    3. От этих-то рабов и жен скифов выросло
    молодое поколение. Узнав свое происхождение, юноши стали противиться скифам, когда
    те возвратились из Мидии. Прежде всего они
    оградили свою землю, выкопав широкий
    ров62 от Таврийских гор до самой широкой части Меотийского озера. Когда затем скифы
    пытались переправиться через озеро, молодые рабы, выступив им навстречу, начали с
    ними борьбу. Произошло много сражений, но
    скифы никак не могли одолеть противников;
    тогда один из них сказал так: “Что это мы делаем, скифские воины? Мы боремся с нашими собственными рабами! Ведь когда они убивают нас, мы слабеем; если же мы перебьем
    их, то впредь у нас будет меньше рабов. Поэтому, как мне думается, нужно оставить копья и луки, пусть каждый со своим кнутом
    пойдет на них. Ведь пока они видели нас вооруженными, они считали себя равными нам,
    т.е. свободнорожденными. Если же они увидят нас с кнутом вместо оружия, то поймут,
    что они наши рабы, и, признав это, уже не
    дерзнут противиться”.
    4. Услышав эти слова, скифы тотчас последовали его совету. Рабы же, устрашенные
    этим, забыли о битвах и бежали. Итак, скифы
    были властителями Азии; затем после изгнания их мидянами они таким вот образом возвратились в родную страну. Вот за что Дарий
    пожелал наказать скифов и собрал против
    них свое войско.
    5. По рассказам скифов, народ их – моложе
    всех. А произошел он таким образом. Первым
    жителем этой еще необитаемой тогда страны
    был человек по имени Таргитай. Родителями
    этого Таргитая, как говорят скифы, были
    Зевс и дочь реки Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения).
    Такого рода был Таргитай, а у него было трое
    сыновей: Липоксаис, Арпоксаис и самый
    младший – Колаксаис. В их царствование на
    Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира и чаша63. Первым
    увидел эти вещи старший брат. Едва он подошел, чтобы поднять их, как золото запылало.
    Тогда он отступил, и приблизился второй
    брат, и опять золото было объято пламенем.
    Так жар пылающего золота отогнал обоих

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    братьев, но, когда подошел третий, младший,
    брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в
    дом. Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему.
    6. Так вот, от Липоксаиса, как говорят,
    произошло скифское племя, называемое авхатами, от среднего брата – племя катиаров и
    траспиев, а от младшего из братьев – царя –
    племя паралатов. Все племена вместе называются сколотами, т. е. царскими. Эллины же
    зовут их скифами.
    7. Так рассказывают скифы о происхождении своего народа. Они думают, впрочем, что
    со времен первого царя Таргитая до вторжения в их землю Дария прошло как раз только
    1000 лет64. Упомянутые священные золотые
    предметы скифские цари тщательно охраняли и с благоговением почитали их, принося
    ежегодно богатые жертвы. Если кто-нибудь
    на празднике заснет под открытым небом с
    этим священным золотом, то, по мнению скифов, не проживет и года. Поэтому скифы дают
    ему столько земли, сколько он может за день
    объехать на коне65. Так как земли у них было
    много, то Колаксаис разделил ее, по рассказам скифов, на три царства между своими
    тремя сыновьями. Самым большим он сделал
    то царство, где хранилось золото. В области,
    лежащей еще дальше к северу от земли скифов, как передают, нельзя ничего видеть и туда невозможно проникнуть из-за летающих
    перьев. И действительно, земля и воздух там
    полны перьев, а это-то и мешает зрению66.
    8. Так сами скифы рассказывают о себе и о
    соседних с ними северных странах. Эллины
    же, что живут на Понте, передают иначе. Геракл, гоня быков Гериона, прибыл в эту тогда
    еще необитаемую страну (теперь ее занимают
    скифы). Герион же жил далеко от Понта, на
    острове в Океане у Гадир за Геракловыми
    Столпами (остров этот эллины зовут Эрифией). Океан, по утверждению эллинов, течет,
    начиная от восхода солнца, вокруг всей земли, но доказать этого они не могут. Оттуда-то
    Геракл и прибыл в так называемую теперь
    страну скифов. Там его застали непогода и холод. Закутавшись в свиную шкуру, он заснул,
    а в это время его упряжные кони (он пустил
    их пастись) чудесным образом исчезли.
    9. Пробудившись, Геракл исходил всю
    страну в поисках коней и, наконец, прибыл в
    землю по имени Гилея. Там в пещере он нашел некое существо смешанной природы –
    полудеву-полузмею. Верхняя часть туловища
    от ягодиц у нее была женской, а нижняя –

    змеиной. Увидев ее, Геракл с удивлением
    спросил, не видала ли она где-нибудь его заблудившихся коней. В ответ женщина-змея
    сказала, что кони у нее, но она не отдаст их,
    пока Геракл не вступит с ней в любовную
    связь. Тогда Геракл ради такой награды соединился с этой женщиной. Однако она медлила отдавать коней, желая как можно дольше удержать у себя Геракла, а он с удовольствием бы удалился с конями. Наконец женщина отдала коней со словами: “Коней этих,
    пришедших ко мне, я сохранила для тебя; ты
    отдал теперь за них выкуп. Ведь у меня трое
    сыновей от тебя. Скажи же, что мне с ними
    делать, когда они подрастут? Оставить ли их
    здесь (ведь я одна владею этой страной) или
    же отослать к тебе?”. Так она спрашивала. Геракл же ответил на это: “Когда увидишь, что
    сыновья возмужали, то лучше всего тебе поступить так: посмотри, кто из них сможет вот
    так натянуть мой лук и опоясаться этим поясом, как я тебе указываю, того оставь жить
    здесь. Того же, кто не выполнит моих указаний, отошли на чужбину. Если ты так поступишь, то и сама останешься довольна и выполнишь мое желание”.
    10. С этими словами Геракл натянул один
    из своих луков (до тех пор ведь Геракл носил
    два лука). Затем, показав, как опоясываться,
    он передал лук и пояс (на конце застежки пояса висела золотая чаша) и уехал. Когда дети
    выросли, мать дала им имена. Одного назвала
    Агафирсом, другого Гелоном, а младшего
    Скифом. Затем, помня совет Геракла, она поступила, как велел Геракл. Двое сыновей –
    Агафирс и Гелон не могли справиться с задачей, и мать изгнала их из страны. Младшему
    же, Скифу, удалось выполнить задачу, и он
    остался в стране. От этого Скифа, сына Геракла, произошли все скифские цари. И в память
    о той золотой чаше еще и до сего дня скифы
    носят чаши на поясе (это только и сделала
    мать на благо Скифу).
    11. Существует еще и третье сказание (ему
    я сам больше всего доверяю). Оно гласит так.
    Кочевые племена скифов обитали в Азии.
    Когда массагеты вытеснили их оттуда военной силой, скифы перешли Аракс и прибыли
    в киммерийскую землю (страна, ныне населенная скифами, как говорят, издревле принадлежала киммерийцам)67. С приближением скифов киммерийцы стали держать совет,
    что им делать пред лицом многочисленного
    вражеского войска. И вот на совете мнения
    разделились. Хотя обе стороны упорно стояли

    43

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    на своем, но победило предложение царей.
    Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов.
    Цари же, напротив, считали необходимым
    упорно защищать родную землю от захватчиков. Итак, народ не внял совету царей, а цари
    не желали подчиниться народу. Народ решил
    покинуть родину и отдать захватчикам свою
    землю без боя; цари же, напротив, предпочли
    скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям
    было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле и какие беды ожидают
    изгнанников, лишенных родины. Приняв такое решение, киммерийцы разделились на
    две равные части и начали между собой борьбу. Всех павших в братоубийственной войне
    народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне). После этого киммерийцы покинули
    свою землю, а пришедшие скифы завладели
    безлюдной страной.
    12. И теперь еще в Скифской земле существуют киммерийские укрепления и киммерийские переправы; есть также и область по имени Киммерия и так называемый Киммерийский Боспор. Спасаясь бегством от скифов в
    Азию, киммерийцы, как известно, заняли полуостров там, где ныне эллинский город Синопа68. Известно также, что скифы в погоне
    за киммерийцами сбились с пути и вторглись
    в Мидийскую землю. Ведь киммерийцы постоянно двигались вдоль побережья Понта,
    скифы же во время преследования держались
    слева от Кавказа, пока не вторглись в землю
    мидян. Так вот, они повернули в глубь страны. Это последнее сказание передают одинаково как эллины, так и варвары.
    13. Впрочем, Аристей, сын Каистробия из
    Проконнеса, в своей эпической поэме сообщает, как он, одержимый Фебом, прибыл к исседонам. По его рассказам, за исседонами обитают аримаспы – одноглазые люди; за аримаспами – стерегущие золото грифы, а еще выше за ними – гипербореи на границе с морем.
    Все эти народы, кроме гипербореев, постоянно воюют с соседями (причем первыми начали
    войну аримаспы). Аримаспы изгнали исседонов из их страны, затем исседоны вытеснили
    скифов, а киммерийцы, обитавшие у Южного
    моря69, под напором скифов покинули свою
    родину. Таким образом, рассказ Аристея не
    сходен со сказаниями скифов об этих странах.
    14. Откуда происходил сочинитель этой
    поэмы Аристей, я уже сказал. Теперь сообщу

    44

    также и то, что мне довелось слышать о нем в
    Проконнесе и Кизике. Как передают, Аристей был родом из самых знатных граждан
    Проконнеса. Однажды он пришел в сукновальную мастерскую и там умер. Валяльщик
    запер свою мастерскую и пошел сообщить
    родственникам усопшего. По городу между
    тем уже пошла молва о смерти Аристея, но
    какой-то кизикенец из города Артаки оспаривал эту весть. По его словам, он встретил Аристея на пути в Кизик, и сам говорил с ним.
    Кизикенец настойчиво утверждал, что он
    прав. Родственники усопшего пошли между
    тем в сукновальню со всем необходимым для
    погребения. Но когда они открыли двери дома, то там не оказалось Аристея ни мертвого,
    ни живого. Через семь лет Аристей, однако,
    снова появился в Проконнесе и сложил свою
    эпическую поэму, которая теперь у эллинов
    называется “Эпос об аримаспах”. Сочинив эту
    поэму, он исчез вторично.
    15. Так рассказывают в этих городах. Я же
    знаю, что в Метапонтии в Италии через 240
    лет после вторичного исчезновения Аристея
    произошло следующее (как я установил это,
    сравнивая происшествия в Проконнесе и Метапонтии). Аристей, по словам метапонтийцев, явился в их страну и повелел воздвигнуть алтарь Аполлону и возле него поставить
    статую с именем Аристея из Проконнеса.
    Ведь Аполлон пришел, говорил он, из всех
    италиотов только к ним одним [в их город Метапонтий], а в свите бога прибыл также и он
    сам – ныне Аристей. А прежде как спутник
    Аполлона он был вороном70. После этих слов
    Аристей исчез. Метапонтийцы же послали в
    Дельфы вопросить бога, что означает явление
    призрака этого человека. Пифия повелела им
    повиноваться призраку, так как это-де послужит им ко благу. Метапонтийцы послушались совета Пифии. И действительно, там еще
    и теперь стоит статуя с именем Аристея подле
    самого кумира Аполлона, а вокруг растут лавровые деревья. Кумир же бога воздвигнут на
    рыночной площади. Об Аристее достаточно.
    16. Об областях севернее страны, о которой
    я начал свой рассказ, никто ничего определенного не знает. И я не видел ни одного человека, который сказал бы, что земли эти он
    знает как очевидец. Ведь даже сам только что
    упомянутый мною Аристей говорит в своей
    эпической поэме, что не заходил дальше страны исседонов; о землях севернее исседонов он
    передавал сведения по слухам, ссылаясь на
    рассказы исседонов. Впрочем, я расскажу в

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    точности и как можно обстоятельнее все, что
    мне, хотя и понаслышке, довелось узнать об
    этих северных странах.
    17. Ближе всего от торговой гавани борисфенитов71 (а она лежит приблизительно в середине всей припонтийской земли скифов)
    обитают каллипиды – эллинские скифы; за
    ними идет другое племя под названием ализоны. Они наряду с каллипидами ведут одинаковый образ жизни с остальными скифами,
    однако, сеют и питаются хлебом, луком, чесноком, чечевицей и просом. Севернее ализонов живут скифы-земледельцы72. Они сеют
    зерно не для собственного пропитания, а на
    продажу. Наконец, еще выше их живут невры, а севернее невров, насколько я знаю,
    идет уже безлюдная пустыня. Это – племена
    по реке Гипанису к западу от Борисфена.
    18. За Борисфеном же со стороны моря сначала простирается Гилея, а на север от нее
    живут скифы-земледельцы. Их эллины, живущие на реке Гипанис, называют борисфенитами, а сами себя эти эллины зовут ольвиополитами. Эти земледельцы-скифы занимают
    область на три дня пути к востоку до реки
    Пантикапа73, а к северу – на одиннадцать
    дней плавания вверх по Борисфену. Выше их
    далеко тянется пустыня. За пустыней живут
    андрофаги – особое, но отнюдь не скифское
    племя. А к северу простирается настоящая
    пустыня, и никаких людей там, насколько
    мне известно, больше нет.
    19. Восточнее этих скифов-земледельцев,
    на другой стороне реки Пантикапа, обитают
    скифы-кочевники; они вовсе ничего не сеют и
    не пашут. Во всей земле скифов, кроме Гилеи,
    не встретишь деревьев. Кочевники же эти занимают область к востоку на десять дней пути
    до реки Герра.
    20. За рекой Герром идут так называемые
    царские владения. Живет там самое доблестное и наиболее многочисленное скифское племя. Эти скифы считают прочих скифов себе
    подвластными. Их область к югу простирается до Таврики, а на восток – до рва, выкопанного потомками слепых рабов, и до гавани у
    Меотийского озера по имени Кремны. Другие
    же части их владений граничат даже с Танаисом74. Севернее этих царских скифов живут
    меланхлены – другое, не скифское племя. Севернее меланхленов, насколько мне известно,
    простирается болотистая и безлюдная страна.
    21. За рекой Танаисом75 – уже не скифские
    края, но первые земельные владения там принадлежат савроматам. Савроматы занимают

    полосу земли к северу, начиная от впадины
    Меотийского озера, на пятнадцать дней пути,
    где нет ни диких, ни саженых деревьев. Выше
    их обитают, владея вторым наделом, будины.
    Земля здесь покрыта густым лесом разной породы.
    22. За будинами к северу сначала простирается пустыня на семь дней пути, а потом далее на восток живут фиссагеты – многочисленное и своеобразное племя. Живут они охотой. В тех же краях по соседству с ними обитают люди по имени иирки76. Они также промышляют охотой и ловят зверя следующим
    образом. Охотники подстерегают добычу на
    деревьях (ведь по всей их стране густые леса).
    У каждого охотника наготове конь, приученный лежать на брюхе, чтобы меньше бросаться в глаза, и собака. Заметив зверя, охотник с
    дерева стреляет из лука, а затем вскакивает
    на коня и бросается в погоню, собака же бежит за ним. Над иирками к востоку живут
    другие скифские племена. Они освободились
    от ига царских скифов и заняли эту землю.
    23. Вплоть до области этих скифов вся упомянутая выше страна представляет равнину с
    толстым слоем почвы. А оттуда земля уже
    твердая, как камень, и неровная77. После долгого перехода по этой каменистой области
    придешь в страну, где у подножия высоких
    гор обитают люди. Как передают, все они, как
    мужчины, так и женщины, лысые от рождения, плосконосые и с широкими подбородками78. Говорят они на особом языке, одеваются
    по-скифски, а питаются древесными плодами. Имя дерева, плоды которого они употребляют в пищу, понтик79. Величиной это дерево
    почти что со смоковницу, плод его похож на
    бобовый, но с косточкой внутри. Спелый плод
    выжимают через ткань, и из него вытекает
    черный сок под названием “асхи”80. Сок этот
    они лижут и пьют, смешивая с молоком. Из
    гущи асхи они приготовляют в пищу лепешки. Скота у них немного, потому что пастбища там плохие. Каждый живет под деревом.
    На зиму дерево всякий раз покрывают плотным белым войлоком, а летом оставляют без
    покрышки. Никто из людей их не обижает,
    так как они почитаются священными и у них
    даже нет боевого оружия. Они улаживают
    распри соседей, и если у них найдет убежище
    какой-нибудь изгнанник, то его никто не смеет обидеть. Имя этого народа – аргиппеи81.
    24. Страны до этих лысых людей и народы,
    живущие по сю сторону их, хорошо известны,
    так как к ним иногда приходят скифы. Ведь

    45

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    сведения о них можно легко получить не
    только от скифов, но и от эллинов из Борисфенской торговой гавани и прочих понтийских торговых городов. Скифы же, когда приходят к аргиппеям, ведут с ними переговоры
    при помощи семи толмачей на семи языках.
    25. Итак, области до этих лысых людей
    нам еще знакомы, о том же, что выше их, никто с точностью сказать не может. Эти страны
    отделяют высокие, недоступные горы, и никто их еще не переходил. По словам лысых,
    на горах обитают, хотя я этому не верю, козлоногие люди, а за этими горами – другие люди, которые спят шесть месяцев в году. Этому-то я уж вовсе не верю. Области к востоку
    от лысых достоверно известны: там живут исседоны. Но о землях к северу от исседонов и
    лысых мы ничего не знаем, кроме того, что
    они сами рассказывают.
    26. Об обычаях исседонов рассказывают
    следующее82. Когда умирает чей-нибудь отец,
    все родственники пригоняют скот, закалывают его и мясо разрубают на куски. Затем разрезают на части также и тело покойного отца
    того, к кому они пришли. Потом все мясо смешивают и устраивают пиршество83. С черепа
    покойника снимают кожу, вычищают его изнутри, затем покрывают позолотой и хранят
    как священный кумир. Этому кумиру ежегодно приносят обильные жертвы84. Жертвоприношения совершает сын в честь отца, подобно
    тому, как это происходит на поминальном
    празднике у эллинов. Этих людей также считают праведными, а женщины у них совершенно равноправны с мужчинами.
    27. Итак, об исседонах у нас есть еще сведения. Выше исседонов, по их собственным рассказам, живут одноглазые люди и стерегущие
    золото грифы. Скифы передают об этом со
    слов исседонов, а мы, прочие, узнаем от скифов и зовем их по-скифски аримаспами: “арима” у скифов значит единица, а “спу” – глаз.
    28. Во всех названных странах зима столь
    сурова, что восемь месяцев там стоит невыносимая стужа. В это время хоть лей на землю
    воду, грязи не будет, разве только если разведешь костер. Море здесь и весь Боспор Киммерийский замерзают, так что скифы, живущие
    по эту сторону рва85, выступают в поход по
    льду и на своих повозках переезжают на ту
    сторону до земли синдов. Такие холода продолжаются в тех странах сплошь восемь месяцев, да и остальные четыре месяца не тепло.
    Вообще там погода совершенно отличная от
    других стран: когда в других местах дождли-

    46

    вая пора, там дождей почти нет, а летом, напротив, очень сильные. Когда в других местах
    случаются грозы, здесь их не бывает, летом
    же они часты. Гроза зимой вызывает изумление, как чудо; так же и землетрясения (летом
    или зимой) в Скифии считаются диковиной.
    Лошади легко переносят такие суровые зимы,
    тогда как мулы и ослы их вовсе не выдерживают. В других странах, напротив, у лошадей
    на морозе замерзают суставы, ослам же и мулам стужа не вредит.
    29. В силу этого, как я думаю, у тамошней
    породы безрогих быков и не бывает рогов. Это
    мое мнение подтверждает следующий стих
    Гомера в “Одиссее”: ...и Ливию, где агнцы с рогами родятся86, что совершенно правильно,
    так как в теплых краях рога быстро вырастают. Напротив, при сильных холодах у скота
    или совсем не бывает рогов, или только маленькие.
    30. В Скифии это происходит от холода.
    Впрочем, меня удивляет, что по всей Элиде
    (этот мой рассказ ведь с самого начала допускает подобные отступления) не родятся мулы.
    Между тем страна эта вовсе не холодная и нет
    для этого никакой другой видимой причины.
    По утверждению самих элейцев, мулы не родятся у них в силу какого-то проклятия. Когда наступает пора оплодотворения, кобылиц
    пригоняют в соседнюю область и там случают
    с ослами, пока кобылицы не забеременеют.
    Потом кобылиц пригоняют назад.
    31. Об упомянутых перьях, которыми, по
    словам скифов, наполнен воздух и оттого, дескать, нельзя ни видеть вдаль, ни пройти, я
    держусь такого мнения. К северу от Скифской земли постоянные снегопады, летом, конечно, меньше, чем зимой. Таким образом,
    всякий, кто видел подобные хлопья снега,
    поймет меня; ведь снежные хлопья похожи
    на перья, и из-за столь суровой зимы северные области этой части света необитаемы.
    Итак, я полагаю, что скифы и их соседи, образно говоря, называют снежные хлопья перьями. Вот сведения, которые у нас есть о самых отдаленных странах.
    32. О гипербореях ничего не известно ни
    скифам, ни другим народам этой части света,
    кроме исседонов. Впрочем, как я думаю, исседоны также ничего о них не знают; ведь иначе, пожалуй, и скифы рассказывали бы о них,
    как они рассказывают об одноглазых людях.
    Но все же у Гесиода есть известие о гипербореях; упоминает о них и Гомер в “Эпигонах” (ес-

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    ли только эта поэма действительно принадлежит Гомеру).
    33. Гораздо больше о гипербореях рассказывают делосцы. По их словам, гипербореи
    посылают скифам жертвенные дары, завернутые в пшеничную солому. От скифов дары
    принимают ближайшие соседи, и каждый народ всегда передает их все дальше и дальше
    вплоть до Адриатического моря на крайнем
    западе87. Оттуда дары отправляют на юг: сначала они попадают к додонским эллинам, а
    дальше их везут к Малийскому заливу и переправляют на Евбею. Здесь их перевозят из одного города в другой вплоть до Кариста. Однако минуют Андрос, так как каристийцы перевозят святыню прямо на Тенос, а теносцы – на
    Делос. Так-то, по рассказам делосцев, эти священные дары, наконец, прибывают на Делос.
    В первый раз, говорят делосцы, гипербореи
    послали с дарами двух девушек, по имени Гипероха и Лаодика. Вместе с ними были отправлены провожатыми для безопасности девушек пять гиперборейских горожан. Это те,
    кого теперь называют перфереями и весьма
    почитают на Делосе. Однако, когда посланцы
    не вернулись на родину, гипербореи испугались, что посланцев всякий раз может постигнуть несчастье и они не возвратятся домой.
    Поэтому они стали приносить священные дары, завернутые в пшеничную солому, на границу своих владений и передавать соседям с
    просьбой отослать их другим народам. И вот
    таким образом, как передают, дары отправлялись и, наконец, прибывали на Делос. Мне самому известно, что и в других местах происходит нечто подобное со священными дарами.
    Так, фракийские и пеонийские женщины при
    жертвоприношениях Артемиде-Царице всегда приносят священные дары завернутыми в
    пшеничную солому.
    34. И я точно знаю, что они так поступают.
    В честь этих гиперборейских девушек, скончавшихся на Делосе, девушки и юноши там
    стригут себе волосы88. Так, девушки перед
    свадьбой отрезают локон волос, обвивают им
    веретено и затем возлагают на могилу гипербореянок (могила эта находится в святилище
    Артемиды при входе с левой стороны; у могилы стоит маслина). Юноши же наматывают
    свои волосы на зеленую ветку и также возлагают на могилу. Такие почести жители Делоса воздают этим гиперборейским девушкам.
    35. По рассказам делосцев, еще раньше Лаодики и Гиперохи из страны гипербореев мимо тех же народов прибыли на Делос две мо-

    лодые женщины – Арга и Опис. Они несли
    Илифии священные дары, обещанные за быстрые и легкие роды. Как передают, Арга и
    Опис прибыли из гиперборейской страны вместе с самими божествами [Аполлоном и Артемидой], и делосцы им также воздают почести.
    В их честь делосские женщины собирают дары. В гимне, сочиненном ликийцем Оленом89, женщины призывают их поименно. От
    делосцев переняли этот обычай жители других островов и ионяне: они также поют гимн,
    призывая Опис и Аргу, и собирают им священные дары. Этот Олен пришел на Делос из
    Ликии и сочинил также и другие древние
    гимны, которые поются на Делосе. Пепел от
    бедер жертвенных животных, сожженных на
    алтаре, они рассыпают на могиле Опис и Арги. Могила же их находится за святилищем
    Артемиды на восточной стороне в непосредственной близости от зала для пиров кеосцев.
    36. Итак, о гипербореях сказано достаточно. Я не хочу ведь упоминать сказание об Абарисе90, который, как говорят, также был гипербореем: он странствовал по всей земле со
    стрелой в руке и при этом ничем не питался (в
    существование гипербореев я вообще не верю). Ведь если есть какие-то люди на крайнем
    севере, то есть и другие – на крайнем юге.
    Смешно видеть, как многие люди уже начертили карты земли, хотя никто из них даже не
    может правильно объяснить очертания земли. Они изображают Океан обтекающим землю, которая кругла, словно вычерчена циркулем (выточена на токарном станке). И Азию
    они считают по величине равной Европе. Поэтому я кратко расскажу о величине обеих частей света и о том, какую форму имеет каждая.
    37. Персы живут в Азии вплоть до Южного
    моря, называемого Красным91. К северу от
    них обитают мидяне, выше мидян – саспиры,
    выше саспиров – колхи, граничащие с Северным морем, куда впадает река Фасис. Эти четыре народности занимают область от моря до
    моря.
    38. На западе отсюда в море выдаются от
    Азии два полуострова, которые я теперь опишу. Один – северный полуостров – берет начало от реки Фасиса и тянется к морю вдоль
    Понта и Геллеспонта до троянского Сигея. На
    юге этот же самый полуостров простирается в
    море от Мириандинского залива в Финикии
    до Триопийского мыса. На этом полуострове
    живет тридцать народностей.

    47

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    39. Это – один полуостров. Второй начинается у Персидской земли и тянется до Красного моря92. Он охватывает Персию, примыкающую к ней Ассирию и затем Аравию. Оканчивается этот полуостров у Аравийского залива
    (конечно, только по обычному делению), куда
    Дарий провел из Нила канал93. Итак, широкая равнина далеко простирается от Персии
    до Финикии. От Финикии же этот полуостров
    тянется вдоль Нашего моря через палестинскую Сирию и Египет, где он оканчивается.
    Только три народности обитают на этом полуострове.
    40. Эта часть Азии лежит на запад от Персии. Выше персов, мидян, саспиров и колхов
    на восток простирается Красное море94, а к северу – Каспийское и река Аракс, текущая на
    восток. Азия обитаема вплоть до Индии. Далее в восточном направлении тянется уже пустыня, и никто не может сказать, какова
    она95.
    41. Таковы очертания и величина Азии.
    Ливия же расположена еще на этом втором
    полуострове: ведь она уже непосредственно
    примыкает к Египту. У Египта этот полуостров очень узок, так как от берегов Нашего моря до Красного всего лишь 100000 оргий, т.е.
    около 1000 стадий. За этим узким местом полуостров, называемый Ливией, опять сильно
    расширяется.
    42. Поэтому мне кажется странным различать по очертанию и величине три части света
    – Ливию, Азию и Европу (хотя по величине
    между ними различие действительно немалое). Так, в длину Европа простирается вдоль
    двух других частей света, а по ширине, думается, она и не сравнима с Азией и Ливией. Ливия же, по-видимому, окружена морем, кроме того места, где она примыкает к Азии; это,
    насколько мне известно, первым доказал Неко, царь Египта. После прекращения строительства канала из Нила в Аравийский залив
    царь послал финикиян на кораблях. Обратный путь он приказал им держать через Геракловы Столпы, пока не достигнут Северного моря и таким образом не возвратятся в Египет. Финикияне вышли из Красного моря и
    затем поплыли по Южному. Осенью они приставали к берегу, и в какое бы место в Ливии
    ни попадали, всюду обрабатывали землю; затем дожидались жатвы, а после сбора урожая
    плыли дальше. Через два года на третий финикияне обогнули Геракловы Столпы и прибыли в Египет. По их рассказам (я-то этому не
    верю, пусть верит, кто хочет), во время плава-

    48

    ния вокруг Ливии солнце оказывалось у них
    на правой стороне96.
    43. Так впервые было доказано, что Ливия
    окружена морем. Впоследствии карфагеняне
    утверждали, что им также удалось обогнуть
    Ливию97. Зато Сатасп, сын Теаспия, из рода
    Ахеменидов, посланный объехать Ливию, не
    смог этого сделать. Сатасп устрашился долгого плавания по водной пустыне и возвратился
    назад. Он не выполнил, таким образом, опасного поручения своей матери. Этот Сатасп оскорбил насилием девушку, дочь Зопира, Мегабизова сына. Царь Ксеркс хотел распять его
    за это на кресте. Но мать преступника, сестра
    Дария, упросила царя помиловать сына. По
    ее словам, она сумеет наказать Сатаспа еще
    более сурово, чем это сделал бы царь: сын ее
    должен плыть вокруг Ливии, пока снова не
    прибудет в Аравийский залив. Ксеркс согласился. Сатасп же прибыл в Египет, снарядил
    там корабль с египетскими корабельщиками
    и затем отплыл к Геракловым Столпам. Выйдя за Столпы, он обогнул Ливийский мыс под
    названием Солоент и потом взял курс на юг.
    Много месяцев плыл Сатасп по широкому морю, но путь был бесконечен. Поэтому Сатасп
    повернул назад и возвратился в Египет. Оттуда он прибыл к царю Ксерксу и рассказал следующее: очень далеко в Ливии им пришлось
    плыть мимо земли низкорослых людей в
    одежде из пальмовых листьев. Всякий раз,
    когда мореходы приставали к берегу, жители
    покидали свои селения и убегали в горы. Тогда персы входили в их селения, но не причиняли никому вреда, а только угоняли скот.
    Причиной же неудачи плавания вокруг Ливии Сатасп выставил следующее: корабль их
    не мог, дескать, идти дальше, так как натолкнулся на мель. Ксеркс, однако, не поверил
    правдивости этого рассказа. Он подверг Сатаспа прежнему наказанию: повелел распять на
    кресте за то, что тот не исполнил его царского
    приказа. Один евнух этого Сатаспа, как только услышал о казни своего господина, бежал с
    его огромными сокровищами на Самос. Сокровищами этими завладел один горожанин с
    Самоса. Имя его я знаю, но стараюсь забыть о
    нем.
    44. Большая часть Азии стала известна
    при Дарии. Царь хотел узнать, где Инд впадает в море (это ведь единственная река, кроме
    Нила, где также водятся крокодилы). Дарий
    послал для этого на кораблях нескольких людей, правдивости которых он доверял. Среди
    них был и кариандинец Скилак. Они отправи-

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    лись из города Каспатира в Пактии и поплыли на восток вниз по реке до моря. Затем,
    плывя на запад по морю, на тридцатом месяце
    прибыли в то место (как я сказал выше)98, Откуда египетский царь послал финикиян в
    плавание вокруг Ливии. После того как они
    совершили это плавание, Дарий покорил индийцев и с тех пор господствовал также и на
    этом море99. Таким-то образом было выяснено, что Азия (кроме восточной ее стороны),
    подобно Ливии, окружена морем.
    45. Омывается ли Европа морем с востока и
    с севера, никому достоверно не известно. Мы
    знаем лишь, что по длине она равна двум другим частям света. И я не могу даже понять,
    почему, собственно, трем частям света, которые являются одной землей, даны названия
    по именам женщин. Непонятно также мне,
    почему реки Нил и Фасис в Колхиде (по другим: река Танаис, впадающая в Меотийское
    озеро, и киммерийский город Портмеи) образуют границу между ними. Нельзя выяснить
    имена тех, кто разграничил их и от кого взяты названия этих трех частей света. Ведь Ливия, как обычно думают в Элладе, получила
    свое имя от местной женщины Ливии, Азия
    же – от супруги Прометея. Впрочем, лидийцы
    также желают присвоить себе имя Азии. По
    их словам, Азия названа от Асия, сына Котия, внука Манеса, а не от супруги Прометея
    Асии. Поэтому и один из кварталов Сард называется Асиадой. Что до Европы, то никто
    из людей не знает, омывается ли она морем,
    откуда ее имя и кто ее так назвал. Или же
    нужно предположить, что эта страна получила свое имя от тирийской Европы (раньше
    ведь она была безымянной, как и другие части света). Но все же эта женщина Европа происходит из Азии и никогда не приходила в ту
    землю, которая теперь у эллинов называется
    Европой. Она прибыла из Финикии только на
    Крит, а с Крита – в Ликию. Но об этом довольно. Я буду придерживаться общепринятых
    мнений.
    46. Из всех стран, куда Дарий выступил
    походом, помимо скифских народностей, на
    Евксинском Понте обитают самые невежественные племена. Ведь по эту сторону Понта
    нельзя назвать ни одного просвещенного племени, и мы не встречаем у них ни одного знаменитого человека, кроме скифа Анахарсиса.
    Среди всех известных нам народов только
    скифы обладают одним, но зато самым важным для человеческой жизни искусством.
    Оно состоит в том, что ни одному врагу, на-

    павшему на их страну, они не дают спастись;
    и никто не может их настичь, если только сами они не допустят этого. Ведь у скифов нет
    ни городов, ни укреплений, и свои жилища
    они возят с собой. Все они конные лучники и
    промышляют не земледелием, а скотоводством; их жилища – в кибитках. Как же такому
    народу не быть неодолимым и неприступным?
    47. Этой особенности скифов, конечно,
    благоприятствует их земля и содействуют реки. Страна скифов представляет собой богатую травой и хорошо орошаемую равнину. По
    этой-то равнине протекает почти столько же
    рек, сколько каналов в Египте. Я назову только самые известные реки и судоходные от моря в глубь страны. Прежде всего, это Истр с
    пятью устьями, затем Тирас, Гипанис, Борисфен, Пантикап, Гипакирис, Герр и Танаис. О
    течении этих рек надо сказать следующее.
    48. Истр – самая большая из известных
    нам рек; зимой и летом она всегда одинаковой
    величины. Это – первая река Скифии на западе; она становится самой большой, и вот почему: в Истр впадают и другие реки, отчего он
    становится многоводным; из них пять протекают через Скифскую землю; та, которая у
    скифов зовется Пората, а у эллинов – Пирет;
    далее Тиарант, Арар, Напарис и Ордесс100.
    Первая из названных рек – велика, течет на
    восток и сливает свои воды с Истром. Вторая,
    по имени Тиарант, имеет более западное направление и меньше первой. Арар же, Напарис и Ордесс протекают в промежутке между
    первыми двумя и впадают в Истр.
    49. Эти притоки Истра берут начало в самой Скифии. Река же Марис течет из страны
    агафирсов и впадает в Истр. На севере с вершин Гема стекают три большие реки: Атлант,
    Аврас и Тибисис. Далее в Истр впадают текущие через Фракию и страну фракийских кробизов реки Африс, Ноес и Артанес. Затем из
    области пеонов и горы Родопы течет в Истр
    река Киос, пересекающая посредине Гем. Из
    Иллирии же течет река Ангр на восток в Трибаллскую равнину и впадает в реку Бронг, а
    Бронг – в Истр. Так Истр принимает обе эти
    большие реки. Из северной страны омбриков
    текут на север река Карпис и другая река –
    Альпис и также впадают в Истр. Ведь Истр течет через всю Европу, начинаясь в земле кельтов – самой западной народности в Европе после кинетов. Так-то Истр пересекает всю Европу и впадает в море на окраине Скифии.

    49

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    50. Итак, оттого что воды названных рек и
    многих других вливаются в Истр, он становится величайшей рекой. Впрочем, Нил (если
    сравнить обе эти реки) сам по себе еще многоводнее. Действительно, в Нил не впадает никакой реки или источника, которые бы делали его полноводным. А то, что количество воды в Истре и летом и зимой одинаково, объясняется, видимо, следующим. Зимой воды
    этой реки достигают своего естественного
    уровня или немного выше, потому что в это
    время в тех странах только изредка выпадают
    дожди, но зато постоянно идет снег. Летом же
    глубокий снег, выпавший зимой, тает и отовсюду попадает в Истр. И вот этот-то талый
    снег стекает и наполняет реку, а также частые и обильные дожди (ведь дожди бывают
    там и летом). Насколько больше воды летом,
    чем зимой, притягивает к себе солнце, настолько Истр становится летом полноводнее,
    чем в зимнее время. Когда же одно возмещается другим, наступает равновесие.
    51. Итак, Истр – первая река Скифии, за
    ней идет Тирас. Последний начинается на севере и вытекает из большого озера101 на границе Скифии и земли невров. В устье этой реки живут эллины, называемые тиритами.
    52. Третья река – Гипанис – берет начало в
    Скифии. Вытекает она также из большого
    озера, у которого пасутся дикие белые кони.
    Озеро это справедливо зовется “матерью Гипаниса”. Река Гипанис по выходе из озера
    лишь короткое время – пять дней пути – остается еще пресной, а затем на четыре дня плавания, вплоть до моря, вода ее делается горько-соленой102. Ведь в нее впадает настолько
    горький источник, который, несмотря на незначительную величину, делает воду реки совершенно горькой (а ведь Гипанис больше
    многих рек). Источник этот находится на границе страны скифов и ализонов. Название источника и места, откуда он вытекает, поскифски Эксампей, а на эллинском языке –
    Священные Пути. Тирас и Гипанис очень
    близко подходят друг к другу в земле аливонов; затем обе реки поворачивают в разные
    стороны и промежуток между ними расширяется.
    53. Четвертая река – Борисфен – самая
    большая из этих рек после Истра. Эта река,
    как я думаю, не только из скифских рек наиболее щедро наделена благами, но и среди
    прочих рек, кроме египетского Нила (с Нилом
    ведь не сравнится ни одна река). Тем не менее,
    из остальных рек Борисфен – самая прибыль-

    50

    ная река: по берегам ее простираются прекрасные тучные пастбища для скота; в ней водится в больших количествах наилучшая рыба; вода приятна на вкус для питья и прозрачна (по сравнению с водой других мутных рек
    Скифии). Посевы вдоль берегов Борисфена
    превосходны, а там, где земля не засеяна, расстилается высокая трава. В устье Борисфена
    само собой оседает несметное количество соли. В реке водятся огромные бескостные рыбы под названием “антакеи”103 и есть много
    других диковин. С севера течение Борисфена
    известно на расстоянии сорока дней плавания
    от моря до земли Герра. Однако никто не может сказать, через области каких племен течет эта река дальше на север. До страны скифов-земледельцев она, очевидно, протекает
    по пустынной местности. Ведь скифы эти живут по берегам реки на десять дней плавания.
    Это – единственная река, да еще Нил, истоков
    которой я не могу указать (да, как думается
    мне, и никто из эллинов). Близ моря Борисфен – уже мощная река. Здесь к нему присоединяется Гипанис, впадающий в один и тот
    же лиман104. Клинообразная полоса земли
    между этими реками называется мысом Гипполая. На нем воздвигнуто святилище Деметры. Напротив святилища на Гипанисе живут
    борисфениты.
    54. Таковы мои сведения об этих реках. За
    ними следует пятая река под названием Пантикап. Течет она также с севера и из озера.
    Между ней и Борисфеном обитают скифыземледельцы. Пантикап протекает через Гилею, а затем, минуя ее, сливается с Борисфеном.
    55. Шестая река – Гипакирис берет начало
    из озера, пересекает область скифов-кочевников и затем впадает в море у города Каркинитиды, оставляя на правой стороне так называемое Ахиллесово ристалище (Ахиллесов бег).
    56. Седьмая река – Герр вытекает из Борисфена в том месте, до которого течение Борисфена известно. Ответвляется она в этом месте,
    а название ее, общее с местностью, – Герр. Течет эта река к морю, образуя границу между
    землями кочевых и царских скифов, и потом
    впадает в Гипакирис105.
    57. Наконец, восьмая река – Танаис. Она
    течет сверху, беря начало из большого озера,
    и впадает в еще большее озеро под названием
    Меотида (оно отделяет царских скифов от савроматов). В Танаис впадает другая река, по
    имени Иргис106.

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    58. Вот наиболее значительные реки, орошающие Скифию. Трава, растущая в Скифской земле, из всех известных нам трав больше всего вызывает разлитие желчи у скота.
    Вскрытие трупов животных убеждает в этом.
    59. Таким образом, все важнейшие средства для жизни легко доступны скифам. Что же
    до скифских обычаев, то они таковы. Скифы
    почитают только следующих богов. Прежде
    всего – Гестию, затем Зевса и Гею (Гея у них
    считается супругой Зевса); после них – Аполлона и Афродиту Небесную, Геракла и Ареса.
    Этих богов признают все скифы, а так называемые царские скифы приносят жертвы еще и
    Посейдону. На скифском языке Гестия называется Табити, Зевс – и, по-моему, совершенно правильно – Папай (Папей), Гея – Апи,
    Аполлон – Гойтосир, Афродита Небесная –
    Аргимпаса, Посейдон – Фагимасад. У скифов
    не в обычае воздвигать кумиры, алтари и храмы богам, кроме Ареса. Ему они строят такие
    сооружения.
    60. Обряды жертвоприношений всем богам
    и на всех празднествах у них одинаковы и совершаются вот так: жертвенное животное ставят со связанными передними ногами. Приносящий жертву, стоя сзади, тянет за конец
    веревки и затем повергает жертву на землю.
    Во время падения животного жрец взывает к
    богу, которому приносит жертву. Затем он набрасывает петлю на шею животного и поворотом палки, всунутой в петлю, душит его. При
    этом огня не возжигают и не начинают посвящения или возлияния. После того как жертва
    задушена, обдирают шкуру и приступают к
    варке мяса.
    61. Так как в Скифии чрезвычайно мало
    леса, то для варки мяса скифы придумали вот
    что. Ободрав шкуру жертвенного животного,
    они очищают кости от мяса и затем бросают в
    котлы местного изделия107 (если они под рукой). Котлы эти очень похожи на лесбосские
    сосуды для смешения вина, но только гораздо
    больше. Заложив мясо в котлы, поджигают
    кости жертв и на них производят варку. Если
    же у них нет такого котла, тогда все мясо кладут в желудки животных, подливают воды и
    снизу поджигают кости. Кости отлично горят, а в желудках свободно вмещается очищенное от костей мясо. Таким образом, бык
    сам себя варит, как и другие жертвенные животные. Когда мясо сварится, то приносящий
    жертву посвящает божеству часть мяса и внутренностей и бросает их перед собой на зем-

    лю. В жертву приносят также и других домашних животных, в особенности же коней.
    62. Таким-то образом и таких животных
    они приносят в жертву прочим богам. Аресу
    же совершают жертвоприношения следующим образом. В каждой скифской области по
    округам воздвигнуты такие святилища Аресу: горы хвороста нагромождены одна на другую на пространстве длиной и шириной почти
    в 3 стадии, в высоту же меньше. Наверху устроена четырехугольная площадка; три стороны ее отвесны, а с четвертой есть доступ. От
    непогоды сооружение постоянно оседает, и
    потому приходится ежегодно наваливать сюда по полтораста возов хвороста. На каждом
    таком холме водружен древний железный
    меч. Это и есть кумир Ареса. Этому-то мечу
    ежегодно приносят в жертву коней и рогатый
    скот, и даже еще больше, чем прочим богам.
    Из каждой сотни пленников обрекают в жертву одного человека, но не тем способом, как
    скот, а по иному обряду. Головы пленников
    сначала окропляют вином, и жертвы закалываются над сосудом. Затем несут кровь на
    верх кучи хвороста и окропляют ею меч.
    Кровь они несут наверх, а внизу у святилища
    совершается такой обряд: у заколотых жертв
    отрубают правые плечи с руками и бросают
    их в воздух; затем, после заклания других
    животных, оканчивают обряд и удаляются.
    Рука же остается лежать там, где она упала, а
    труп жертвы лежит отдельно.
    63. Таковы обряды при жертвоприношениях у скифов. Свиней они не приносят в жертву и вообще не хотят разводить этих животных в своей стране.
    64. Военные обычаи скифов следующие.
    Когда скиф убивает первого врага, он пьет его
    кровь108. Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ведь только принесший голову врага получает свою долю добычи, а иначе – нет. Кожу с головы сдирают
    следующим образом: на голове делают кругом
    надрез около ушей, затем хватают за волосы и
    вытряхивают голову из кожи109. Потом кожу
    очищают от мяса бычьим ребром и мнут ее руками. Выделанной кожей скифский воин
    пользуется, как полотенцем для рук, привязывает к уздечке своего коня и гордо щеголяет ею. У кого больше всего таких кожаных полотенец, тот считается самым доблестным мужем. Иные даже делают из содранной кожи
    плащи, сшивая их, как козьи шкуры. Другие
    из содранной вместе с ногтями с правой руки
    вражеских трупов кожи изготовляют чехлы

    51

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    для своих колчанов. Человеческая кожа, действительно, толста и блестяща и блестит ярче
    почти всякой иной. Многие скифы, наконец,
    сдирают всю кожу с вражеского трупа, натягивают ее на доски и затем возят ее с собой на
    конях.
    65. Таковы военные обычаи скифов. С головами же врагов (но не всех, а только самых
    лютых) они поступают так. Сначала отпиливают черепа до бровей и вычищают. Бедняк
    обтягивает череп только снаружи сыромятной воловьей кожей и в таком виде пользуется им. Богатые же люди сперва обтягивают
    череп снаружи сыромятной кожей, а затем
    еще покрывают внутри позолотой и употребляют вместо чаши110. Так скифы поступают
    даже с черепами своих родственников (если
    поссорятся с ними и когда перед судом царя
    один одержит верх над другим). При посещении уважаемых гостей хозяин выставляет такие черепа и напоминает гостям, что эти родственники были его врагами и что он их одолел. Такой поступок у скифов считается доблестным деянием.
    66. Раз в год каждый правитель в своем округе приготовляет сосуд для смешения вина.
    Из этого сосуда пьют только те, кто убил врага. Те же, кому не довелось еще убить врага,
    не могут пить вина из этого сосуда, а должны
    сидеть в стороне, как опозоренные. Для скифов это постыднее всего. Напротив, всем тем,
    кто умертвил много врагов, подносят по два
    кубка, и те выпивают их разом.
    67. У скифов есть много предсказателей.
    Гадают они с помощью множества ивовых
    прутьев следующим образом. Приносят огромные связки прутьев и кладут на землю.
    Затем развязывают пучки и каждый прут
    один за другим раскладывают в ряд и затем
    изрекают предсказания. При этом гадатели
    вновь собирают прутья по одному и опять
    складывают. Этот способ гадания у них унаследован от предков111. Энареи – женоподобные мужчины – говорят, что искусство гадания даровано им Афродитой. Гадают они при
    помощи липовой мочалы. Мочалу эту разрезают на три части и полоски наматывают вокруг пальцев, а затем вновь распускают и при
    этом произносят предсказания.
    68. Когда царя скифов поражает недуг, он
    велит привести к себе троих наиболее уважаемых предсказателей. Они гадают вышеупомянутым способом. Обычно предсказание изрекают приблизительно в таком роде: такойто и такой-то из жителей (называя его по име-

    52

    ни) принес-де ложную клятву богами царского очага (если скифы желают принести особо
    священную клятву, то обычно торжественно
    клянутся богами царского очага). Обвиненного в ложной клятве тотчас хватают и приводят к царю. Предсказатели уличают его в том,
    что он, как это явствует после вопрошения богов, ложно поклялся богами царского очага и
    что из-за этого-де царь занемог. Обвиняемый
    с негодованием отрицает вину. Если он продолжает отпираться, то царь велит призвать
    еще предсказателей в двойном числе. Если и
    они после гадания также признают его вину,
    то этому человеку сразу же отрубают голову, а
    его имущество по жребию достается первым
    прорицателям. Напротив, в случае оправдания обвиняемого вторыми прорицателями
    вызывают все новых и новых прорицателей.
    Если же большинство их все-таки вынесет оправдательный приговор, то первых прорицателей самих присуждают к смерти.
    69. Род казни прорицателей следующий.
    На запряженный быками воз наваливают доверху хвороста. Прорицателей со связанными
    ногами и скрученными за спиной руками запихивают в кучу хвороста. Хворост поджигают и затем пугают и погоняют быков. Нередко вместе с прорицателями в огне гибнут также и быки. Но все же, когда дышло обгорит,
    быкам иногда удается спастись, получив ожоги. Упомянутым способом прорицателей сжигают, впрочем, и за другие проступки, называя их лжепророками. Царь не щадит даже и
    детей казненных: всех сыновей казнит, дочерям же не причиняет зла.
    70. Все договоры о дружбе, освященные
    клятвой, у скифов совершаются так. В большую глиняную чашу наливают вино, смешанное с кровью участников договора (для этого
    делают укол шилом на коже или маленький
    надрез ножом). Затем в чашу погружают меч,
    стрелы, секиру и копье. После этого обряда
    произносят длинные заклинания, а затем как
    сами участники договора, так и наиболее уважаемые из присутствующих пьют из чаши.
    71. Гробницы царей находятся в Геррах (до
    этого Борисфен еще судоходен). Когда у скифов умирает царь, то там вырывают большую
    четырехугольную яму. Приготовив яму, тело
    поднимают на телегу, покрывают воском; потом разрезают живот покойного; затем очищают его и наполняют рубленым аиром (купырем, дягилем), ладаном (фимиамом) и семенами сельдерея и укропа112. Потом живот
    снова зашивают и везут на телеге к другому

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    племени. Жители каждой области, куда привозят тело царя, при этом поступают так же,
    как и царские скифы. Они отрезают кусок
    своего уха, обстригают в кружок волосы на
    голове, делают кругом надрез на руке, расцарапывают лоб и нос и прокалывают левую руку стрелами. Затем отсюда везут покойника
    на повозке в другую область своего царства.
    Сопровождают тело те, к кому оно было привезено раньше. После объезда всех областей
    они снова прибывают в Герры к племенам,
    живущим в самых отдаленных пределах страны, и к царским могилам. Там тело на соломенных подстилках опускают в могилу, по
    обеим сторонам втыкают в землю копья, а
    сверху настилают доски и покрывают их камышовыми циновками. В остальном обширном пространстве могилы погребают одну из
    наложниц царя, предварительно задушив ее,
    а также виночерпия, повара, конюха, телохранителя, вестника, коней, первенцев всяких других домашних животных, а также
    кладут золотые чаши (серебряных и медных
    сосудов скифы для этого вовсе не употребляют). После этого все вместе насыпают над могилой большой холм, всячески стараясь сделать его как можно выше.
    72. Спустя год они вновь совершают такие
    погребальные обряды: из остальных слуг покойного царя выбирают самых усердных (все
    они коренные скифы: ведь всякий, кому царь
    прикажет, должен ему служить; купленных
    же за деньги рабов у царя не бывает). Итак,
    они умерщвляют 50 человек из слуг удушением (также 50 самых красивых коней), извлекают из трупов внутренности, чрево очищают
    и наполняют мякиной, а затем зашивают. Потом на двух деревянных стойках укрепляют
    половину колесного обода выпуклостью вниз,
    а другую половину – на двух других столбах.
    Таким образом они вколачивают много деревянных стоек и ободьев; затем, проткнув лошадей толстыми кольями во всю длину туловища до самой шеи, поднимают на ободья. На
    передних ободьях держатся плечи лошадей, а
    задние подпирают животы у бедер. Передние
    и задние ноги коней свешиваются вниз, не доставая до земли. Потом коням надевают уздечки с удилами, затем натягивают уздечки и
    привязывают их к колышкам. Всех 50 удавленных юношей сажают на коней следующим
    образом: в тело каждого втыкают вдоль спинного хребта прямой кол до самой шеи. Торчащий из тела нижний конец кола вставляют в
    отверстие, просверленное в другом коле, про-

    ткнутом сквозь туловище коня. Поставив вокруг могилы таких всадников, скифы уходят113.
    73. Так скифы погребают своих царей. Когда же умирают все прочие скифы, то ближайшие родственники кладут тело на повозку и
    возят по всей округе к друзьям. Все друзья
    принимают покойника и устраивают сопровождающим угощение, причем подносят и
    покойнику отведать тех же яств, что и остальным. Простых людей возят таким образом по
    округе сорок дней, а затем предают погребению. После похорон скифы очищают себя следующим образом: сперва умащают и затем
    промывают голову, а тело [очищают паровой
    баней], поступая так: устанавливают три жерди, верхними концами наклоненные друг к
    другу, и обтягивают их затем шерстяным войлоком; потом стягивают войлок как можно
    плотнее и бросают в чан, поставленный посреди юрты, раскаленные докрасна камни.
    74. В Скифской земле произрастает конопля – растение, очень похожее на лен, но гораздо толще и крупнее. Этим конопля значительно превосходит лен. Ее там разводят, но
    встречается и дикорастущая конопля. Фракийцы изготовляют из конопли даже одежды, настолько похожие на льняные, что человек, не особенно хорошо разбирающийся, даже не отличит – льняные ли они или из конопли. А кто никогда не видел конопляной
    ткани, тот примет ее за льняную.
    75. Взяв это конопляное семя, скифы подлезают под войлочную юрту и затем бросают
    его на раскаленные камни. От этого поднимается такой сильный дым и пар, что никакая
    эллинская паровая баня не сравнится с такой
    баней. Наслаждаясь ею, скифы громко вопят
    от удовольствия114. Это парение служит им
    вместо бани, так как водой они вовсе не моются. Скифские женщины растирают на шероховатом камне куски кипариса, кедра и ладана, подливая воды. Затем полученным от растирания тестом обмазывают все свое тело и
    лицо. От этого тело приобретает приятный запах, а когда на следующий день смывают намазанный слой, оно становится даже чистым
    и блестит.
    76. Скифы, как и другие народы, также
    упорно избегают чужеземных обычаев, притом они сторонятся не только обычаев прочих
    народов, но особенно эллинских. Это ясно показала судьба Анахарсиса и потом Скила.
    Анахарсис повидал много стран и выказал
    там свою великую мудрость. На обратном пу-

    53

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    ти в скифские пределы ему пришлось, плывя
    через Геллеспонт, пристать к Кизику. Кизикенцы в это время как раз торжественно
    справляли праздник Матери Богов115. Анахарсис дал богине такой обет: если он возвратится домой здравым и невредимым, то принесет ей жертву по обряду, какой он видел у
    кизикенцев, и учредит в ее честь всенощное
    празднество. Вернувшись в Скифию, Анахарсис тайно отправился в так называемую Гилею (эта местность лежит у Ахиллесова ристалища и вся покрыта густым лесом разной
    породы деревьев). Так вот, Анахарсис отправился туда и совершил полностью обряд празднества, как ему пришлось видеть в Кизике.
    При этом Анахарсис навесил на себя маленькие изображения богини и бил в тимпаны.
    Какой-то скиф подглядел за совершением
    этих обрядов и донес царю Савлию. Царь сам
    прибыл на место и, как только увидел, что
    Анахарсис справляет этот праздник, убил его
    стрелой из лука. И поныне еще скифы на вопрос об Анахарсисе отвечают, что не знают
    его, и это потому, что он побывал в Элладе и
    перенял чужеземные обычаи. Анахарсис, как
    я узнал от Тимна, опекуна Ариапифа, был дядей по отцу скифского царя Иданфирса, сыном Гнура, внуком Лика и правнуком Спаргапифа. Если Анахарсис действительно происходил из этого царского дома, то да будет известно, что умертвил его родной брат. Ведь
    Иданфирс был сыном Савлия, а Савлий и был
    убийцей Анахарсиса.
    77. Я слышал, впрочем, от пелопоннесцев
    и другой рассказ. Анахарсиса отправил в Элладу скифский царь в ученье к эллинам. По
    возвращении на родину Анахарсис сказал царю, что все эллины, кроме лакедемонян, стараются все узнать и стать мудрыми. Однако
    только с лакедемонянами можно вести разумную беседу. Рассказ этот, впрочем, – вздорная
    выдумка самих эллинов; во всяком случае,
    Анахарсис погиб, как рассказано мною выше.
    78. Так несчастливо окончил свою жизнь
    этот человек за то, что принял чужеземные
    обычаи и общался с эллинами. Много лет спустя Скилу, сыну Ариапифа, пришлось испытать подобную же участь. У Ариапифа, царя
    скифов, кроме других детей, был еще сын
    Скил. Он родился от матери-истриянки, а вовсе не от скифской женщины. Мать научила
    его говорить и писать по-эллински. Впоследствии через некоторое время Ариапифа коварно умертвил Спаргапиф, царь агафирсов,
    и престол по наследству перешел к Скилу вме-

    54

    сте с одной из жен покойного отца, по имени
    Опия. Это была скифская женщина, от Ариапифа у нее был сын Орик. Царствуя над скифами, Скил вовсе не любил образа жизни этого народа. В силу полученного им воспитания
    царь был гораздо более склонен к эллинским
    обычаям и поступал, например, так: когда царю приходилось вступать с войском в пределы
    города борисфенитов (эти борисфениты сами
    себя называют милетянами), он оставлял свиту перед городскими воротами, а сам один
    входил в город и приказывал запирать городские ворота. Затем Скил снимал свое скифское платье и облачался в эллинскую одежду.
    В этом наряде царь ходил по рыночной площади без телохранителей и других спутников
    (ворота же охранялись, чтобы никто из скифов не увидел царя в таком наряде). Царь же
    не только придерживался эллинских обычаев, но даже совершал жертвоприношения по
    обрядам эллинов. Месяц или даже больше он
    оставался в городе, а затем вновь надевал
    скифскую одежду и покидал город. Такие посещения повторялись неоднократно, и Скил
    даже построил себе дом в Борисфене и поселил там жену, местную уроженку.
    79. Печальная участь, однако, была суждена Скилу. А произошло это вот по какому поводу. Царь пожелал принять посвящение в
    таинства Диониса Вакха. И вот, когда предстояло приступить к таинствам, явилось великое знамение. Был у царя в городе борисфенитов большой роскошный дворец116, обнесенный стеною (о нем я только что упомянул).
    Кругом стояли беломраморные сфинксы и
    грифоны. На этот-то дворец бог обрушил свой
    перун, и он весь погиб в пламени. Тем не менее, Скил совершил обряд посвящения. Скифы осуждают эллинов за вакхические исступления. Ведь, по их словам, не может существовать божество, которое делает людей безумными. Когда царь, наконец, принял посвящение в таинства Вакха, какой-то борисфенит,
    обращаясь к скифам, насмешливо заметил:
    “Вот вы, скифы, смеетесь над нами за то, что
    мы совершаем служение Вакху и нас охватывает в это время божественное исступление. А
    теперь и ваш царь охвачен этим богом: он не
    только свершает таинства Вакха, но и безумствует, как одержимый божеством. Если вы
    не верите, то идите за мной и я вам покажу
    это!”. Скифские главари последовали за борисфенитом. Он тайно провел их на городскую
    стену и посадил на башню. При виде Скила,
    проходившего мимо с толпой вакхантов в вак-

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    хическом исступлении, скифы пришли в
    страшное негодование. Спустившись с башни, они рассказали затем всему войску о виденном.
    80. После этого по возвращении Скила домой скифы подняли против него восстание и
    провозгласили царем Октамасада, сына дочери Терея. Когда Скил узнал о восстании и о
    причине его, то бежал во Фракию. Октамасад
    же, услышав об этом, выступил походом на
    фракийцев. На Истре его встретили фракийцы. Войска готовились уже вступить в сражение, когда Ситалк послал к Октамасаду сказать следующее: “Зачем нам нападать друг на
    друга: ведь ты сын моей сестры, у тебя в руках
    мой брат. Отдай мне его, а я выдам тебе твоего
    Скила, но не будем подвергать взаимной опасности наши войска!”. Это предложение Ситалк велел передать через глашатая. Так как
    у Октамасада действительно нашел убежище
    брат Ситалка, Октамасад принял предложение и выдал Ситалку своего дядю по матери, а
    взамен получил брата Скила. Ситалк принял
    своего брата и удалился с войском, а Октамасад велел тут же отрубить голову Скилу. Так
    крепко скифы держатся своих обычаев и такой суровой каре они подвергают тех, кто заимствует чужие.
    81. Численность населения у скифов я не
    могу определить точно, так как получил об
    атом весьма различные сведения. Действительно, согласно одним сообщениям, скифы
    очень многочисленны, а по другим – коренных скифов, собственно говоря, очень мало.
    Местные жители, однако, показывали мне
    вот что: между реками Борисфеном и Гипанисом существует местность под названием Эксампей. О ней я уже упоминал несколько
    раньше, говоря, что там есть источник горькой воды; вода его течет в Гипанис и делает
    воду этой реки негодной для питья. В этой местности стоит медный сосуд величиной, пожалуй, в шесть раз больше сосуда для смешения вина, который Павсаний, сын Клеомброта, велел посвятить богам и поставить у входа
    в Понт. Кто не видел этого сосуда, тому я его
    опишу: он свободно вмещает 600 амфор, а
    толщина этого скифского сосуда шесть пальцев. По словам местных жителей, сделан он
    из наконечников стрел. Один скифский царь,
    по имени Ариант, пожелал узнать численность скифов. Он приказал для этого всем
    скифам принести по одному наконечнику
    стрелы и каждому, кто не послушается, грозил смертью. Тогда скифы принесли такое

    множество наконечников, что царь решил
    воздвигнуть из них себе памятник: он повелел
    изготовить из наконечников этот медный сосуд и выставить в Эксампее. Вот сведения, которые я получил о численности скифов.
    82. Кроме множества огромных рек, нет в
    этой стране больше ничего достопримечательного. Впрочем, помимо этих рек и обширного
    протяжения равнины, я должен упомянуть об
    одной диковине. В скале у реки Тираса местные жители показывают отпечаток ступни
    Геракла117, похожий на след человеческой ноги длиной в 2 локтя. Таков этот след. Теперь я
    возвращусь к рассказу, начатому мною прежде.
    83. Дарий готовился к походу на скифов и
    рассылал вестников к подвластным народам.
    Одним царь приказывал выставить войско,
    другим корабли, наконец, третьим построить
    мост через Фракийский Боспор. Артабан, сын
    Гистаспа, царский брат, настойчиво отговаривал царя от похода, указывая на недоступность скифской страны. Артабану, однако, не
    удалось убедить царя благоразумными советами, и он отступился. Дарий же, завершив
    все приготовления к походу, выступил из Сус.
    84. Там Эобаз, один из персов, у которого
    было трое сыновей и все они должны были идти в поход, просил царя оставить хоть одного
    сына. Царь ответил, что он оставит ему как
    другу и скромному просителю всех трех сыновей. Эобаз весьма обрадовался в надежде, что
    все его сыновья будут освобождены от похода.
    Дарий же велел слугам умертвить всех его сыновей. И они, казненные, действительно остались там.
    85. Дарий между тем выступил из Сус и
    прибыл в Боспор в Калхедонской области, где
    был построен мост. Затем царь вступил на корабль и отплыл к так называемым Кианейским скалам (эти скалы, по сказанию эллинов, прежде были “блуждающими”)118. Там,
    сидя на мысе, Дарий обозревал Понт. Действительно, этим морем стоило полюбоваться,
    так как Понт – самое замечательное из всех
    морей. Длина его 11 100 стадий, а ширина в
    самом широком месте 3300 стадий119. Устье
    этого моря шириной 4 стадии, длина же устья
    или пролива (называемого Боспором)120, через который был построен мост, около 120
    стадий. Боспор простирается до Пропонтиды.
    Пропонтида же (шириной 500 стадий, а длиной 1400) впадает в Геллеспонт; ширина его в
    самом узком месте 7, а длина 400 стадий121.

    55

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Впадает Геллеспонт в открытое море, называемое Эгейским.
    86. Измерил я эти моря следующим образом: в летний день обычно корабль проходит
    до 70 000 оргий, а ночью – 60 000. Между тем
    оба устья Понта до Фасиса (здесь длина Понта
    наибольшая) 9 дней морского пути и 8 ночей.
    Это составляет 1 110 000 оргий, или 11 100 стадий. А от страны синдов, где ширина Понта наибольшая, до Фемискиры на реке Фермодонте
    3 дня и 2 ночи плавания, что составляет 300
    000 оргий, или 3300 стадий. Так я измерил
    этот Понт, Боспор и Геллеспонт, и их величина
    такова, как я указал выше. В этот Понт изливается еще озеро величиной немного меньше
    его самого. Оно называется Меотидой и Матерью Понта.
    87. После обозрения Понта Дарий отплыл
    назад к мосту, строителем которого был Мандрокл самосец. Затем, обозрев и Боспор, царь
    повелел воздвигнуть на берегу два столпа из
    белого мрамора и на одном высечь ассирийскими письменами122, а на другом эллински-

    ми имена всех народов, которых он вел с собой, а предводительствовал он над всеми подвластными народами. Численность пеших и
    конных воинов составляла (кроме экипажа)
    700000 человек. Кораблей же было 600. Впоследствии же византийцы привезли столпы в
    свой город и употребили их на постройку алтаря Артемиды Орфосии. Только одна каменная глыба осталась у храма Диониса в Византии, на ней были ассирийские письмена. Место на Боспоре, где Дарий повелел построить
    мост, находится, как я полагаю, между Византием и храмом у входа в Боспор.
    88. Дарий остался весьма доволен сооружением моста и строителя его Мандрокла самосца осыпал дарами. На часть этих богатств
    Мандрокл велел написать картины с изображением всего строительства моста через Боспор; на берегу сидящим на троне был изображен Дарий и его войско, переходящее по мосту через Боспор. Картину эту Мандрокл посвятил в храм Геры на Самосе со следующей
    надписью:

    Чрез многорыбный Боспор перекинув мост, посвятил я
    Гере картину сию в память о мосте, Мандрокл.
    Славу самосцам стяжал, себе же венец лишь почетный,
    Царскую волю свершив, Дарию я угодил.

    89. Такой памятник оставил строитель
    моста. Дарий же, одарив Мандрокла, начал
    переправу в Европу. Ионянам он повелел
    плыть в Понт до устья реки Истра, а затем по
    прибытии к Истру построить мост через реку
    и ожидать его там (ибо корабли вели ионяне,
    эолийцы и геллеспонтийцы). Итак, флот прошел через Кианеи и взял курс прямо к Истру.
    Затем, поднявшись по реке на два дня плавания от моря, мореходы приступили к сооружению моста на “шее” реки, где Истр разделяется на гирла. Дарий же переправился по
    мосту через Боспор и затем, пройдя через
    Фракию, прибыл к истокам реки Теара, где
    стоял станом три дня.
    90. По словам окрестных жителей, Теар –
    наиболее замечательная река: наряду с другими целебными свойствами вода ее исцеляет
    чесотку у людей и коней. У этой реки 38 источников: одни – горячие, другие – холодные,
    но все вытекают из одной и той же скалы. Источники эти находятся на одинаковом расстоянии двухдневного пути от города Герея у Перинфа и от Аполлонии на Евксинском Понте123. Этот Теар впадает в реку Контадесд,
    Контадесд – в Агриану, Агриана – в Гебр, а
    Гебр, наконец, – в море у города Эноса.

    56

    91. Дарий прибыл к этой реке и остановился станом на берегу. Обрадовавшись реке,
    царь повелел и там воздвигнуть столп с надписью, гласившей: “Источники Теара дают
    наилучшую и прекраснейшую воду из всех
    рек. К ним прибыл походом на скифов наилучший и самый доблестный из всех людей –
    Дарий, сын Гистаспа, царь персов и всего азиатского материка”. Эту надпись царь повелел
    вырезать на столпе.
    92. Отсюда Дарий двинулся дальше и достиг другой реки под названием Артеск, которая течет через землю одрисов. По прибытии
    к этой реке царь сделал следующее. Указав
    своему войску место, он повелел, чтобы каждый воин, проходя мимо, положил туда камень. Когда воины выполнили царское повеление, Дарий двинулся дальше, оставив на
    месте огромные груды камней.
    93. Не доходя еще до Истра, Дарий сперва
    покорил гетов, которые считают себя бессмертными. Фракийцы же из Сальмидесса и
    живущие севернее Аполлонии и города Месамбрии, называемые скирмиадами и нипсеями, подчинились Дарию без боя124. Однако геты, самые храбрые и честные среди фракий-

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    цев, оказали царю вооруженное сопротивление, но тотчас же были покорены.
    94. Что касается веры гетов в бессмертие,
    то она состоит вот в чем. По их мнению, они
    не умирают, но покойник отходит к богу Салмоксису (иные зовут его также Гебелейзисом). Каждые пять лет геты посылают к Салмоксису вестника, выбранного по жребию, с
    поручением передать богу все, в чем они нуждаются в данное время. Посылают же вестника они так. Выстроившись в ряд, одни держат
    наготове три метательных копья, другие же
    хватают вестника к Салмоксису за руки и за
    ноги и затем подбрасывают в воздух, так что
    он падает на копья. Если он умирает, пронзенный копьями, то это считается знаком божьей милости, если же нет, то обвиняют самого вестника. Его объявляют злодеем, а к богу
    отправляют затем другого человека. Тем не
    менее поручения ему дают еще при жизни.
    Эти же самые фракийские племена во время
    грозы, когда сверкает молния, пускают стрелы в небо и угрожают богу, так как вовсе не
    признают иного бога, кроме своего.
    95. Впрочем, как я слышал от эллинов,
    живущих на Геллеспонте и на Понте, этот
    Салмоксис был человеком, рабом на Самосе, а
    именно рабом Пифагора, сына Мнесарха. Потом, став свободным, приобрел великое богатство и с ним возвратился на родину. Фракийцы влачили тогда жалкое существование и
    были несколько глуповаты. Салмоксис познакомился с ионийским образом жизни и обычаями, более утонченными, чем фракийские,
    так как ему пришлось общаться с величайшим эллинским мудрецом Пифагором. Салмоксис велел устроить обеденный покой для
    мужчин, куда приглашал на угощение знатнейших горожан. При этом он доказывал друзьям, что ни сам он, ни они – его гости и даже
    их отдаленные потомки никогда не умрут, но
    перейдут в такую обитель, где их ожидает
    вечная жизнь и блаженство. Между тем, устраивая упомянутые угощения с такими речами, Салмоксис велел соорудить для себя подземный покой. Когда этот покой был готов,
    Салмоксис исчез из среды фракийцев, спустился в подземелье и там жил три года. Фракийцы же страстно тосковали по нем и оплакивали как умершего. На четвертый год, однако, Салмоксис вновь явился фракийцам, и
    те, таким образом, уверовали в его учение.
    96. Вот что совершил Салмоксис, по словам фракийцев. Что до меня, то я и не отвергаю рассказа о нем и о подземелье, но и не

    слишком-то в это верю. Все же я полагаю, что
    этот Салмоксис жил за много лет до Пифагора. Впрочем, был ли вообще Салмоксис человеком или каким-либо местным божеством
    гетов, не будем больше говорить о нем.
    97. Таковы были верования гетов, когда их
    покорили персы и они должны были присоединиться к остальному войску в походе. Между тем Дарий с сухопутным войском подошел
    к Истру. После перехода всех воинов на другой берег он повелел ионянам вместе с экипажами кораблей уничтожить мост и следовать
    за ним по суше. Выполняя повеление царя,
    ионяне уже собирались разрушить мост. Тут
    Кой, сын Эрксандра, стратег митиленцев, осведомившись сперва у царя, угодно ли ему выслушать совет человека, желающего его дать,
    сказал следующее: “Царь! Ты ведь собираешься в поход на страну, где нет ни вспаханного
    поля, ни населенного города. Так прикажи оставить этот мост на месте и охрану его поручи
    самим строителям. Если все будет хорошо и
    мы найдем скифов, то у нас есть возможность
    отступления. Если же мы их не найдем, то, по
    крайней мере, хоть обратный путь нам обеспечен. Меня вовсе не страшит, что скифы одолеют нас в бою, но я боюсь только, что мы их не
    найдем и погибнем во время блужданий. Скажут, пожалуй, что я говорю это ради себя,
    именно оттого, что желаю остаться здесь. Напротив, я сам, конечно, пойду с тобой и не желал бы оставаться”. Дарий весьма милостиво
    принял этот совет и ответил Кою так: “Друг
    мой, лесбосец, когда я благополучно возвращусь на родину, пожалуйста, явись ко мне,
    чтобы я мог вознаградить тебя за добрый совет
    благодеяниями”.
    98. После этих слов Дарий завязал на ремне
    60 узлов. Затем он вызвал ионийских тиранов
    на совещание и сказал им следующее: “Ионяне, прежнее мое приказание о мосте я отменяю. Возьмите этот ремень и поступайте так:
    как только увидите, что я выступил против
    скифов, начиная с этого времени развязывайте каждый день по одному узлу. Если я за это
    время не возвращусь, а дни, указанные узлами, истекут, то плывите на родину. Пока же,
    так как я переменил свое решение, стерегите
    мост и всячески старайтесь его сохранить и
    уберечь. Этим вы окажете мне великую услугу”. Так сказал Дарий и поспешил с войском
    дальше.
    99. Фракия дальше Скифии выдается вперед к морю. Скифия же начинается за Фракией в том месте, где море образует залив и где

    57

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Истр впадает в море (устье Истра обращено на
    юго-восток). Я сейчас опишу прибрежную полосу – собственно Скифии, начиная от Истра,
    для определения ее длины. Это – исконная
    Скифия, она начинается от устья Истра, обращена к югу и простирается до города, называемого Каркинитидой. Отсюда идет гористая
    страна, лежащая вдоль того же моря. Она выдается в Понт и населена племенем тавров
    вплоть до так называемого Херсонеса Скалистого125. Херсонес этот на востоке выступает в
    море. Подобно Аттике две четверти границ
    Скифской земли (на юге и на востоке) окружены морем. Тавры живут в части Скифии,
    соответствующей Аттической земле, как если
    бы не афиняне, а другое племя в Аттике занимало мыс Суний, выступающий дальше в море, т.е. пространство от Форика до селения
    Анафлиста126. Я сравниваю это, насколько
    можно сравнить малое с великим. Так же обстоит и с Таврией. Тому же, кто не плавал мимо этого мыса Аттики, я разъясню на другом
    примере. Тавры обитают в этой части Скифии
    так, как если бы в Иапигии другое племя, а не
    иапиги отрезало бы для себя землю от гавани
    Брентесия до Таранта и населяло бы полуостров. Кроме этих двух стран, я мог бы назвать
    еще много других, на которые похожа Таврия.
    100. За таврами опять живут скифы, частично дальше на восток на морском побережье, а частью на западе Киммерийского Боспора и озера Меотиды до реки Танаиса, которая впадает в это озеро в самом дальнем его
    углу127. Северные части Скифии, простирающиеся внутрь материка, вверх по Истру, граничат сначала с агафирсами, затем с неврами,
    потом а андрофагами и, наконец, с меланхленами128.
    101. Если принять Скифию за четырехугольник, две стороны которого вытянуты к
    морю, то линия, идущая внутрь страны, по
    длине и ширине будет совершенно одинакова
    с приморской линией. Ибо от устья Истра до
    Борисфена 10 дней пути, а от Борисфена до
    озера Меотиды еще 10 дней и затем от моря
    внутрь страны до меланхленов, живущих выше скифов, 20 дней пути. Дневной переход я
    принимаю в 200 стадий. Таким образом, поперечные стороны [четырехугольника] Скифии
    составляют 40000 стадий, а продольные, идущие внутрь материка,– еще столько же. Такова величина этой области.
    102. После совещания скифы убедились,
    что они одни не в состоянии отразить полчи-

    58

    ща Дария в открытом бою и отправили послов
    к соседним племенам. Цари последних уже
    собрались на совет, чтобы обдумать, как им
    поступить ввиду вторжения такого огромного
    войска. На совещании присутствовали цари
    тавров, агафирсов, невров, андрофагов, меланхленов, гелонов, будинов и савроматов.
    103. У тавров существуют такие обычаи:
    они приносят в жертву Деве потерпевших
    крушение мореходов и всех эллинов, кого захватят в открытом море следующим образом.
    Сначала они поражают обреченных дубиной
    по голове. Затем тело жертвы, по словам одних, сбрасывают с утеса в море, ибо святилище стоит на крутом утесе, голову же прибивают к столбу. Другие, соглашаясь, впрочем,
    относительно головы, утверждают, что тело
    тавры не сбрасывают со скалы, а предают земле. Богиня, которой они приносят жертвы, по
    их собственным словам, это – дочь Агамемнона Ифигения129. С захваченными в плен врагами тавры поступают так: отрубленные головы пленников относят в дом, а затем, воткнув
    их на длинный шест, выставляют высоко над
    домом, обычно над дымоходом. Эти висящие
    над домом головы являются, по их словам,
    стражами всего дома. Живут тавры разбоем и
    войной.
    104. Агафирсы – самое изнеженное племя.
    Они обычно носят золотые украшения и сообща сходятся с женщинами, чтобы всем быть
    братьями и как родные не завидовать и не
    враждовать между собой. В остальном их
    обычаи схожи с фракийскими.
    105. У невров обычаи скифские. За одно
    поколение до похода Дария им пришлось покинуть всю свою страну из-за змей. Ибо не
    только их собственная земля произвела множество змей, но еще больше напало их из пустыни внутри страны. Поэтому-то невры были
    вынуждены покинуть свою землю и поселиться среди будинов130. Эти люди, по-видимому,
    колдуны. Скифы и живущие среди них эллины, по крайней мере, утверждают, что каждый невр ежегодно на несколько дней обращается в волка, а затем снова принимает человеческий облик131. Меня эти россказни, конечно, не могут убедить; тем не менее, так говорят и даже клятвенно утверждают это.
    106. Среди всех племен самые дикие нравы
    у андрофагов. Они не знают ни судов, ни законов и являются кочевниками. Одежду носят
    подобную скифской, но язык у них особый.
    Это единственное племя людоедов в той стране.

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    107. Все меланхлецы носят черные одежды, отчего и происходит их название. Нравы
    у них скифские.
    108. Будины – большое и многочисленное
    племя; у всех их светло-голубые глаза и рыжие волосы. В их земле находится деревянный город под названием Гелон. Каждая сторона городской стены длиной в 30 стадий. Городская стена высокая и вся деревянная. Из
    дерева построены также дома и святилища132.
    Ибо там есть святилища эллинских богов со
    статуями, алтарями и храмовыми зданиями
    из дерева, сооруженными по эллинскому образцу. Каждые три года будины справляют
    празднество в честь Диониса и приходят в
    вакхическое исступление. Жители Гелона издревле были эллинами. После изгнания из
    торговых поселений они осели среди будинов.
    Говорят они частью на скифском языке, а частично на эллинском. Однако у будинов другой язык, чем у гелонов, образ жизни их также иной.
    109. Будины – коренные жители страны –
    кочевники. Это – единственная народность в
    этой стране, которая питается сосновыми
    шишками133. Гелоны же, напротив, занимаются земледелием, садоводством и едят хлеб. По
    внешнему виду и цвету кожи они вовсе не похожи на будинов. Впрочем, эллины и будинов зовут гелонами, хотя и неправильно. Вся земля
    их покрыта густыми лесами разной породы.
    Среди лесной чащи находится огромное озеро,
    окруженное болотами и зарослями тростника.
    В этом озере ловят выдру, бобров и других зверей с четырехугольной мордой134. Мехом этих
    зверей будины оторачивают свои шубы, а яички бобров применяют как лечебное средство
    против болезней матки135.
    110. О савроматах рассказывают следующее136. Эллины вели войну с амазонками137
    (скифы называют амазонок “эорпата”, что поэллински означает мужеубийцы; “эор” ведь
    значит муж, а “пата” – убивать). После победоносного сражения при Фермодонте эллины
    (так гласит сказание) возвращались домой на
    трех кораблях, везя с собой амазонок, сколько им удалось захватить живыми. В открытом море амазонки напали на эллинов и перебили [всех] мужчин. Однако амазонки не были знакомы с кораблевождением и не умели
    обращаться с рулем, парусами и веслами. После убиения мужчин они носились по волнам
    и, гонимые ветром, пристали, наконец, к
    Кремнам на озере Меотида. Кремны же находятся в земле свободных скифов. Здесь ама-

    зонки сошли с кораблей на берег и стали бродить по окрестностям. Затем они встретили
    табун лошадей и захватили его. Разъезжая на
    этих лошадях, они принялись грабить Скифскую землю.
    111. Скифы не могли понять, в чем дело,
    так как язык, одеяние и племя амазонок были им незнакомы. И скифы недоумевали, откуда амазонки явились, и, приняв их за молодых мужчин, вступили с ними в схватку. После битвы несколько трупов попало в руки
    скифов и таким образом те поняли, что это
    женщины. Тогда скифы решили на совете
    больше совсем не убивать женщин, а послать
    к ним приблизительно столько молодых людей, сколько было амазонок. Юношам нужно
    было разбить стан поблизости от амазонок и
    делать все, что будут делать те; если амазонки
    начнут их преследовать, то они не должны
    вступать в бой, а бежать. Когда же преследование кончится, то юноши должны опять
    приблизиться и вновь разбить стан. Скифы
    решили так, потому что желали иметь детей
    от амазонок.
    112. Отправленные скифами юноши принялись выполнять эти приказания. Лишь
    только женщины заметили, что юноши пришли без всяких враждебных намерений, они
    оставили их в покое. Со дня на день оба стана
    все больше приближались один к другому. У
    юношей, как и у амазонок, не было ничего,
    кроме оружия и коней, и они вели одинаковый с ними образ жизни, занимаясь охотой и
    разбоем.
    113. В полдень амазонки делали вот что:
    они расходились поодиночке или по двое, чтобы в стороне отправлять естественные потребности. Скифы, приметив это, начали поступать так же. И когда кто-нибудь из юношей
    заставал амазонку одну, женщина не прогоняла юношу, но позволяла вступить с ней в
    сношение. Разговаривать между собой, конечно, они не могли, так как не понимали
    друг друга. Движением руки амазонка указывала юноше, что он может на следующий день
    прийти на то же место и привести товарища,
    знаком объясняя, что их будет также двое и
    она явится с подругой. Юноша возвратился и
    рассказал об этом остальным. На следующий
    день этот юноша явился на то же место вместе
    с товарищем и застал там уже ожидающих его
    двух амазонок. Когда прочие юноши узнали
    об этом, они укротили и остальных амазонок.
    114. После этого оба стана объединились и
    жили вместе, причем каждый получил в же-

    59

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    ны ту женщину, с которой он впервые сошелся. Мужья, однако, не могли выучиться языку своих жен, тогда как жены усвоили язык
    мужей. Когда, наконец, они стали понимать
    друг друга, мужчины сказали амазонкам следующее: “У нас есть родители, есть и имущество. Мы не можем больше вести такую
    жизнь и поэтому хотим возвратиться к своим
    и снова жить с нашим народом. Вы одни будете нашими женами и других у нас не будет”.
    На это амазонки ответили так: “Мы не можем
    жить с вашими женщинами. Ведь обычаи у
    нас не такие, как у них: мы стреляем из лука,
    метаем дротики и скачем верхом на конях;
    напротив, к женской работе мы не привыкли.
    Ваши же женщины не занимаются ничем из
    упомянутого, они выполняют женскую работу, оставаясь в своих кибитках, не охотятся и
    вообще никуда не выходят. Поэтому-то мы не
    сможем с ними поладить. Если вы хотите,
    чтобы мы были вашими женами и желаете показать себя честными, то отправляйтесь к вашим родителям и получите вашу долю наследства. Когда вы возвратитесь, давайте будем жить сами по себе”.
    115. Юноши послушались жен и так и поступили: они возвратились к амазонкам, получив свою долю наследства. Тогда женщины
    сказали им: “Мы в ужасе от мысли, что нам
    придется жить в этой стране: ведь ради нас вы
    лишились ваших отцов, и мы причинили великое зло вашей стране. Но так как вы хотите
    взять нас в жены, то давайте вместе сделаем
    так: выселимся из этой страны и будем жить
    за рекой Танаисом”.
    116. Юноши согласились и на это. Они переправились через Танаис и затем три дня
    шли на восток от Танаиса и три дня на север
    от озера Меотида138. Прибыв в местность, где
    обитают и поныне, они поселились там. С тех
    пор савроматские женщины сохраняют свои
    стародавние обычаи: вместе с мужьями и даже без них они верхом выезжают на охоту,
    выступают в поход и носят одинаковую одежду с мужчинами.
    117. Савроматы говорят по-скифски, но исстари неправильно, так как амазонки плохо
    усвоили этот язык. Что касается брачных
    обычаев, то они вот какие: девушка не выходит замуж, пока не убьет врага. Некоторые
    умирают старухами, так и не выйдя замуж,
    потому что не в состоянии выполнить обычай.
    118. Итак, скифские посланцы прибыли в
    собрание царей упомянутых племен. Они сообщили, что персидский царь, покорив все

    60

    племена в другой части света, построил мост
    на перешейке Боспора и переправился на этот
    материк. Затем царь подчинил фракийцев и
    навел мост через реку Истр. Теперь он желает
    завоевать все их земли. “Вам никоим образом
    не следует держаться в стороне,– говорили
    послы,– и допустить нашу гибель. Давайте
    выступим единодушно навстречу врагу. Если
    вы не сделаете так, то нам придется покинуть
    нашу страну или же, оставаясь здесь, добровольно подчиниться захватчику. Что же нам
    делать, если вы не пожелаете помочь? И вам
    от этого не станет легче. Ведь персидский
    царь выступил в поход против нас, так же как
    и против вас. Покорив нас, он не успокоится и
    не пощадит и вас. Мы дадим вам важное доказательство наших слов. Ведь если бы персидский царь выступил только против нас одних,
    чтобы отомстить за прежнее порабощение, то
    ему пришлось бы, оставив в покое все прочие
    народы, прямо идти на нашу страну. Тогда
    всем было бы ясно, что он идет на скифов, а не
    против других народов. Ведь лишь только
    царь переправился на наш материк, он подчинил все народности на своем пути. Все остальные фракийские племена уже в его руках, в
    том числе и соседние с нами геты”.
    119. После этого сообщения скифов, прибывшие сюда цари племен стали держать совет. Мнения участников разделились: цари
    гелонов, будинов и савроматов пришли к согласию и обещали помочь скифам. Цари же
    агафирсов, невров, андрофагов, а также меланхленов и тавров дали скифам такой ответ:
    “Если бы вы прежде не нанесли обиды персам
    и не начали войны с ними, тогда мы сочли бы
    вашу просьбу правильной и охотно помогли
    бы вам. Однако вы без нашей помощи вторглись в землю персов и владели ею, пока божество допускало это. Теперь это же божество на
    их стороне, и персы хотят отплатить вам тем
    же. Мы же и тогда ничем не обидели этих людей и теперь первыми вовсе не будем враждовать с ними. Если же персы вступят и в нашу
    страну и нападут на нас, то мы не допустим
    этого. Но пока мы этого не видим, то останемся в на шей стране. Нам кажется, что персы
    пришли не против нас, а против своих обидчиков”.
    120. Получив такой ответ, скифы решили
    не вступать в открытое сражение с персами
    (так как эти соседи не пожелали им помочь).
    Скифы стали медленно отступать, угоняя
    скот, засыпая колодцы и источники и уничтожая траву на земле. Свое войско они раздели-

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    ли на два отряда. К первому отряду под предводительством царя Скопасиса присоединились савроматы. Отряд этот, в случае нападения персов на эту область, должен был отступать прямо к реке Танаису вдоль озера Меотида. Если же персы повернут назад, то преследовать их. Это войско принадлежало первой
    из трех частей скифского царства и получило
    приказание идти указанным путем. Два других царства – великое царство под властью
    Иданфирса и третье, царем которого был Таксакис, соединившись в одно войско вместе с
    гелонами и будинами, должны были также
    медленно отступать, держась на расстоянии
    дневного перехода от персов, и таким образом
    выполнить военный план. Прежде всего,
    нужно было заманить персов в земли тех племен, которые отказались от союза со скифами, чтобы вовлечь и их в войну с персами: если они не пожелали добровольно выступить
    против персов, то их надо было заставить воевать против воли. После этого им пришлось
    бы вернуться в свою землю и напасть на персов, если бы это оказалось разумным.
    121. Приняв такое решение, скифы выступили против войска Дария, выслав вперед головной отряд лучших всадников. Кибитки с
    женщинами и детьми, а также весь остальной
    скот, кроме необходимого для пропитания количества голов, они отправили вперед с приказанием все время двигаться на север.
    122. После этого обоз выступил вперед. Головной отряд скифов встретил персов на расстоянии около трехдневного пути от Истра.
    Скифы опередили врагов на дневной переход
    и расположились станом, уничтожая всю растительность. Лишь только персы заметили
    появление скифской конницы, они начали
    двигаться по следам врагов, которые все время отступали. Затем персы напали на одну из
    частей скифского войска и преследовали ее в
    восточном направлении к реке Танаису139.
    Скифы перешли реку Танаис, а непосредственно за ними переправились и персы и начали дальнейшее преследование, пока через
    землю савроматов не прибыли в область будинов.
    123. Пока путь персов шел через Скифию и
    Савроматию, они не могли опустошать местность, так как она была бесплодной. Проникнув в землю будинов, персы нашли там город,
    окруженный деревянной стеной. Будины бежали, город опустел, и персы предали его огню. После этого персы продолжали следовать
    все дальше за отступающим противником, по-

    ка, пройдя через эту страну, не достигли пустыни. Пустыня эта совершенно необитаема,
    расположена она севернее страны будинов и
    тянется в длину на семь дней пути. Севернее
    этой пустыни живут фиссагеты. Из их земли
    текут четыре большие реки через область меотов и впадают в так называемое озеро Меотиду. Названия этих рек: Лик, Оар, Танаис и
    Сиргис.
    124. Дойдя до пустыни, Дарий с войском
    остановился станом на реке Оаре. Затем царь
    приказал построить восемь больших укреплений на равном расстоянии – около 60 стадий
    друг от друга. Остатки этих укреплений сохранились еще до нашего времени. Пока царь
    занимался этим сооружением, преследуемые
    им скифы обошли его с севера и возвратились
    в Скифию. При внезапном исчезновении скифов Дарий велел оставить наполовину завершенные постройки и, так как скифы больше
    не появлялись, повернул на запад. Царь предполагал, что перед ним находится все скифское войско и что скифы бежали на запад.
    125. Дарий шел с войском весьма быстро и,
    прибыв в Скифию, встретил там оба отряда
    скифского войска. Столкнувшись с врагами,
    царь начал преследование, причем скифы
    опережали его на один день пути. И так как
    Дарий не прекращал преследования, то скифы, согласно своему военному плану, стали
    отступать во владения тех племен, которые
    отказали им в помощи, и, прежде всего – в
    страну меланхленов. Вторжение персов и скифов устрашило меланхленов. Затем скифы
    начали завлекать врага в область андрофагов.
    Устрашив и этих, они стали отступать в землю невров. После этого, наведя страх и на невров, скифы отступили к агафирсам. Агафирсы увидели, как их соседи бежали в страхе перед скифами и послали глашатая, прежде чем
    те проникли в их землю, с запрещением вступать в их пределы. Агафирсы заявили скифам, что если те все же посмеют вторгнуться в
    их страну, то им придется сначала выдержать
    смертельный бой с ними – агафирсами. После
    этого агафирсы выступили с войском к своим
    границам, чтобы отразить нападение. Меланхлены же, андрофаги и невры не осмелились оказать сопротивление персам и скифам.
    Забыв о своих угрозах, они в страхе бежали
    все дальше на север в пустыню. Скифы же не
    пошли в страну агафирсов, так как те не желали их пропускать, а стали заманивать персов из страны невров в свою землю.

    61

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    126. Так как война затягивалась и конца
    ей не было видно, то Дарий отправил всадника к царю скифов Иданфирсу с приказанием
    передать следующее: “Чудак! Зачем ты все
    время убегаешь, хотя тебе предоставлен выбор? Если ты считаешь себя в состоянии противиться моей силе, то остановись, прекрати
    свое скитание и сразись со мною. Если же
    признаешь себя слишком слабым, тогда тебе
    следует также оставить бегство и, неся в дар
    твоему владыке землю и воду, вступить с ним
    в переговоры”.
    127. На эти слова царь скифов Иданфирс
    ответил так: “Мое положение таково, царь! Я
    и прежде никогда не бежал из страха перед
    кем-либо и теперь убегаю не от тебя. И сейчас
    я поступаю так же, как обычно в мирное время. А почему я тотчас же не вступил в сражение с тобой – это я также объясню. У нас ведь
    нет ни городов, ни обработанной земли. Мы
    не боимся их разорения и опустошения и поэтому не вступили в бой с вами немедленно.
    Если же вы желаете во что бы то ни стало сражаться с нами, то вот у нас есть отеческие могилы. Найдите их и попробуйте разрушить, и
    тогда узнаете, станем ли мы сражаться за эти
    могилы или нет. Но до тех пор, пока нам не
    заблагорассудится, мы не вступим в бой с вами. Это [я сказал] о сражении. Владыками же
    моими я признаю только Зевса и Гестию, царицу скифов. Тебе же вместо даров – земли и
    воды – я пошлю другие дары, которых ты заслуживаешь. А за то, что ты назвал себя моим
    владыкой, ты мне еще дорого заплатишь!”.
    Таков был ответ скифов.
    128. С этим сообщением глашатай отправился к Дарию. Цари же скифов, услышав
    слово “рабство”, пришли в негодование. Они
    послали часть войска, в которой находились
    савроматы под начальством Скопасиса, для
    переговоров с ионянами, которые охраняли
    мост через Истр. Остальные решили не завлекать дальше персов, а нападать на них, когда
    те выходили на поиски пищи. Выполняя это
    решение, скифы подстерегали воинов Дария,
    когда те добывали себе пищу. Скифская конница постоянно обращала в бегство вражескую конницу. Бегущие персидские всадники
    нападали на своих же пехотинцев, которые
    являлись к ним на помощь. Тогда скифы, отбив нападение конницы, поворачивали назад
    из страха перед пехотинцами. Подобные же
    нападения скифы производили и по ночам.
    129. Теперь я расскажу о весьма удивительном явлении, которое благоприятствова-

    62

    ло персам и мешало скифам при их нападениях на стан Дария, именно о реве ослов и о виде мулов. Ведь, как я уже раньше заметил, во
    всей Скифской земле из-за холодов вообще не
    водятся ослы и мулы. Поэтому-то ослиный
    рев приводил в смятение скифскую конницу.
    Нередко во время нападения на персов скифские кони, заслышав ослиный рев, в испуге
    поворачивали назад: в изумлении они поднимали уши, так как никогда прежде не слыхивали таких звуков и не видывали подобной
    породы животных. Впрочем, это обстоятельство лишь короткое время помогало персам
    на войне.
    130. Скифы же, замечая замешательство
    персов, поступали следующим образом, стараясь как можно дольше удержать персов в
    своей стране и терзая их нуждой и лишением
    всего необходимого. Скифы оставляли часть
    своих стад вместе с пастухами, а сами уходили в другое место. Персы же приходили, захватывали скот, каждый раз при этом гордясь своей удачей.
    131. Это повторялось часто, пока, в конце
    концов, Дарий не оказался в затруднительном положении. Скифские цари, проведав об
    этом, отправили к Дарию глашатая с дарами,
    послав ему птицу, мышь, лягушку и пять
    стрел. Персы спросили посланца, что означают эти дары, но тот ответил, что ему приказано только вручить дары и как можно скорее
    возвращаться. По его словам, если персы достаточно умны, должны сами понять значение этих даров.
    132. Услышав это, персы собрали совет.
    Дарий полагал, что скифы отдают себя в его
    власть и приносят ему [в знак покорности]
    землю и воду, так как-де мышь живет в земле, питаясь, как и человек, ее плодами; лягушка обитает в воде, птица же больше всего
    похожа [по быстроте] на коня, а стрелы означают, что скифы отказываются от сопротивления. Такое мнение высказал Дарий. Против этого выступил Гобрий (один из семи мужей, которые низвергли мага). Он объяснял
    смысл даров так: “Если вы, персы, как птицы
    не улетите в небо, или как мыши не зароетесь
    в землю, или как лягушки не поскачете в болото, то не вернетесь назад, пораженные этими стрелами”.
    133. Так персы стремились разгадать значение даров. Между тем один отряд скифов,
    прежде стоявший на страже у Меотийского
    озера, отправился к Истру для переговоров с
    ионянами. Придя к мосту на Истре, скифы

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    обратились к ионянам с такими словами: “Ионяне! Мы принесли вам свободу, если вы только пожелаете нас выслушать. Мы узнали, что
    Дарий повелел стеречь мост только 60 дней и
    если он за это время не придет, то вы должны
    вернуться на родину. И вот если вы теперь так
    и поступите, то не провинитесь ни перед царем, ни перед нами. Обождите указанное вам
    число дней и после этого отплывайте на родину”. Ионяне обещали исполнить просьбу скифов, и те тотчас поспешили назад.
    134. После принесения даров царю оставшиеся в своей земле скифские отряды – пехота и конница – выступили в боевом порядке
    для сражения с персами. Когда скифы уже
    стояли в боевом строю, то сквозь их ряды проскочил заяц. Заметив зайца, скифы тотчас же
    бросились за ним. Когда ряды скифов пришли в беспорядок и в их стане поднялся крик,
    Дарий спросил, что значит этот шум у неприятеля. Узнав, что скифы гонятся за зайцем,
    Дарий сказал своим приближенным, с которыми обычно беседовал: “Эти люди глубоко
    презирают нас, и мне теперь ясно, что Гобрий
    правильно рассудил о скифских дарах. Я сам
    вижу, в каком положении наши дела. Нужен
    хороший совет, как нам безопасно возвратиться домой”. На это Гобрий ответил: “Царь!
    Я давно уже узнал по слухам о недоступности
    этого племени. А здесь я еще больше убедился
    в этом, видя, как они издеваются над нами.
    Поэтому мой совет тебе: с наступлением ночи
    нужно, как мы это обычно и делаем, зажечь
    огни, оставить на произвол судьбы слабосильных воинов и всех ослов на привязи и отступить, пока скифы еще не подошли к Истру,
    чтобы разрушить мост, или ионяне не приняли какого-нибудь гибельного для нас решения”.
    135. Такой совет дал Гобрий. Когда настала ночь, Дарий начал приводить его в исполнение. Слабосильных воинов из тех людей,
    потеря которых была для него наименее важной, а также всех ослов на привязи царь оставил на месте в лагере. Ослов царь оставил,
    чтобы те ревели, а людей – из-за их немощи,
    под тем предлогом, однако, что он намеревается с отборной частью войска напасть на скифов; слабосильные же должны-де в это время
    охранять стан. Отдав такие приказания оставшимся в стане и повелев зажечь огни, Дарий поспешно направился к Истру. Покинутые ослы стали после отступления войска реветь еще громче прежнего. Скифы же, слыша

    ослиный рев, были совершенно уверены, что
    персы еще в стане.
    136. На следующий день оставленные в
    стане персы поняли, что Дарий предал их.
    Простирая руки к скифам, они стали молить
    о пощаде и рассказали им все, что произошло.
    Услышав это, скифы поспешно объединили
    свои силы, именно два отряда скифов (один
    отряд вместе с савроматами и другой с будинами и гелонами), и начали преследование
    персов прямо к Истру. Персидское войско
    большей частью состояло из пехотинцев и не
    знало дороги (хотя проезжих дорог там и не
    было), а скифы были на конях и знали кратчайший путь к Истру. Поэтому оба войска
    разошлись, и скифы пришли к мосту гораздо
    раньше персов. Когда скифы увидели, что
    персов еще нет, они обратились к ионянам,
    которые находились на своих кораблях, с такими словами: “Ионяне! Назначенное вам для
    ожидания число дней истекло, и вы, оставаясь здесь, поступаете неправильно. Ведь вы
    только страха ради оставались здесь. Теперь
    же как можно скорее разрушьте переправу и
    уходите свободными подобру-поздорову, благодаря богов и скифов. А вашего прежнего
    владыку мы довели до того, что ему больше не
    придется выступать походом против какогонибудь народа”.
    137. Ввиду этого ионяне стали держать совет. Афинянин Мильтиад, полководец и тиран херсонесцев, что на Геллеспонте, подал
    совет послушаться скифов и освободить Ионию140. Гистией из Милета, напротив, был
    другого мнения. По его словам, каждый из
    них в настоящее время является тираном в городе милостью Дария. Если же могущество
    Дария будет сокрушено, то ни сам он – Гистией – и никто другой уже не сможет сохранить
    своей власти над городом: ведь каждый город
    предпочитает народное правление господству
    тирана. К этому мнению Гистиея тотчас же
    присоединились все участники совещания,
    хотя раньше соглашались с мнением Мильтиада.
    138. Вот имена тех, кто принимал участие
    в этом голосовании ионян, бывших в милости
    у царя: тираны геллеспонтийцев Дафнис из
    Абидоса, Гиппокл из Лампсака, Герофант из
    Пария, Метродор из Проконнеса, Аристагор
    из Кизика, Аристон из Византия. Это были
    тираны городов на Геллеспонте. Из Ионии же
    были: Стратис из Хиоса, Эак из Самоса, Лаодам из Фокеи, Гистией из Милета, который
    подал мнение против Мильтиада. Из эолий-

    63

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    ских тиранов присутствовал только один значительный человек – Аристагор из Кимы.
    139. Приняв совет Гистиея, ионяне решили, кроме того, дополнить его следующими
    действиями и словами: разрушить мост со
    стороны скифов и притом только на расстоянии полета стрелы, чтобы скифам казалось,
    несмотря на бездеятельность ионян, что те
    что-то делают, и для того, чтобы скифы не пытались силой перейти по мосту через Истр.
    Разрушая мост со скифской стороны, ионяне
    хотели показать скифам, что выполнят все их
    желания. Такое дополнение к совету Гистиея
    приняли ионийские тираны. После этого от
    имени всех Гистией ответил скифам так: “Вы,
    скифы, пришли с добрым советом и своевременно. Вы указали нам правильный путь, и за
    это мы готовы ревностно служить вам. Ведь,
    как вы видите, мы уже разрушаем переправу
    и будем всячески стараться добыть свободу.
    Между тем, пока мы разбираем мост, вам как
    раз время искать персов и, когда вы их найдете, отомстите за нас и за себя, как они того заслуживают”.
    140. Скифы снова поверили в правдивость
    ионян и повернули назад на поиски персов.
    Однако им совершенно не удалось найти путь
    персов. Виноваты в этом были сами скифы,
    так как они-то и уничтожали в этой стороне
    конские пастбища и засыпали источники. Не
    сделай они этого, при желании им легко было
    бы найти персов; теперь же не удался именно
    тот их план, который они считали самым разумным. В поисках неприятеля скифы шли
    по таким частям своей страны, где был корм
    для коней и вода, думая, что и враги отступают теми же путями. Однако персы шли, держась ранее проложенных ими троп, и только
    таким образом (да и то с трудом) нашли переправу. До места они добрались ночью и обнаружили, что мост разрушен. Тогда персов
    объял страх, что они покинуты ионянами.
    141. В свите Дария был один египтянин с
    весьма зычным голосом. Этому человеку Дарий велел стать на берегу Истра и кликнуть
    милетянина Гистиея. Египтянин так и сделал. Гистией же по первому зову его доставил
    все корабли для переправы войска и снова навел мост.
    142. Так персы были спасены. Скифы же в
    поисках персов потерпели неудачу. С тех пор
    скифы считают ионян, поскольку те были
    свободными людьми, самыми жалкими трусами из всех людей, а как рабов весьма преданными своему господину и наименее склон-

    64

    ными к побегу. Так скифы издевались над ионянами.
    143. Следуя через Фракию, Дарий прибыл
    в Сест на Херсонесе. Отсюда сам царь на кораблях переправился в Азию, а в Европе оставил полководцем перса Мегабаза. Некогда
    Дарий оказал Мегабазу великую честь среди
    персов таким отзывом о нем: Дарий собирался
    есть плоды граната, и, как только разрезал
    первый плод, брат царя Артабан спросил его:
    “Чего бы царю хотелось иметь в таком же количестве, сколько зерен в плоде граната?”. На
    это Дарий отвечал, что предпочитает иметь
    столько людей, подобных Мегабазу, чем быть
    владыкой Эллады. Таким отзывом царь некогда почтил Мегабаза среди персов, а теперь
    оставил полководцем во главе 80-тысячного
    войска.

    Книга V. Терпсихора
    6. Обычаи прочих фракийцев вот какие:
    детей своих они продают на чужбину. Целомудрия девушек они не хранят, позволяя им
    вступать в сношение с любым мужчиной. Напротив, верность замужних женщин строго
    соблюдают и покупают себе жен у родителей
    за большие деньги. Татуировка на теле считается у них признаком благородства141. У кого ее нет, тот не принадлежит к благородным.
    Человек, проводящий время в праздности,
    пользуется у них большим почетом. Напротив, к земледельцу они относятся с величайшим презрением. Наиболее почетной они считают жизнь воина и разбойника. Таковы самые замечательные их обычаи.
    8. Погребальные обряды богатых фракийцев вот какие. Тело покойника выставляют
    на три дня. При этом закалывают жертвенных животных всякого рода и после погребальных воплей устраивают тризну. Затем тело сжигают или иным способом предают земле142 и, насыпав курган, устраивают различные состязания. Высшие награды назначаются за единоборство, смотря по важности [состязания]. Это погребальные обычаи фракийцев.
    24. Этими словами Мегабаз легко убедил
    Дария, так как царь ясно видел, какие последствия будет иметь строительство города.
    После этого Дарий послал вестника в Миркин
    с повелением передать тирану вот что: “Гистией! Так говорит царь Дарий. Размышляя о
    благе и судьбе моего царства, я не нахожу никого преданнее тебя как лично мне, так и моей державе. И в этом меня убедили не слова, а

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    дела твои. Я задумал совершить ныне великие деяния. Поэтому непременно явись ко
    мне, ибо я желаю сообщить тебе об этом”. Гистией поверил этим словам (да к тому же и
    очень гордился быть царским советником) и
    прибыл в Сарды. По прибытии же в Сарды Дарий сказал ему вот что: “Гистией! Послал я за
    тобою вот почему. Как только я возвратился
    из Скифии и ты пропал с глаз моих, я вскоре
    почувствовал, что больше всего жалею о твоем отсутствии и о том, что не могу беседовать
    с тобой. Я убежден, что высшее благо на земле – это мудрый и верный друг. То и другое я
    обрел в тебе, и моя судьба подтверждает это.
    Итак, хорошо ты поступил, придя ко мне, и я
    предлагаю тебе вот что: оставь Милет и вновь
    основанный город во Фракии, иди со мною в
    Сусы и там разделяй со мною как мой сотрапезник и советник все, что у меня есть”.
    27. Лемносцы же, правда, мужественно
    сражались, но все же после долгого сопротивления были побеждены. Правителем над уцелевшими лемносцами персы поставили Ликарета, сына Меандрия, брата царя Самоса.
    Этот-то Ликарет затем скончался правителем
    Лемноса... Причина же была вот какая. Отан
    всех их обращал в рабство, обвинял одних за
    отказ служить персам в походе на скифов, а
    других в [предательских] нападениях на войско Дария при возвращении.

    Книга VІ. Эрато
    23. В это время произошло вот что. По пути в Сикелию самосцы прибыли в землю эпизефирийских локров. Сами занклейцы во главе со своим царем, по имени Скиф, осаждали
    тогда какой-то город сикелийцев, который
    они желали захватить. О прибытии самосцев
    между тем узнал тиран Регия Анаксилай,
    враждовавший тогда с занклейцами. Встретив пришельцев, он стал убеждать их лучше
    отказаться от “Красивого Берега”, куда они
    плыли, и захватить Занклу, покинутую мужским населением. Самосцы послушались совета и овладели городом. Как только занклейцы узнали о захвате своего города, они сами
    поспешили на помощь и призвали Гиппократа, тирана Гелы, своего союзника. Когда же
    Гиппократ в самом деле явился с войском на
    помощь, то велел бросить в оковы властителя
    занклейцев Скифа за то, что тот-де покинул
    свой город на произвол судьбы. Брата же Скифа Пифогена тиран выслал в город Иник, а остальных занклейцев выдал самосцам, заключив с ними договор, подтвержденный взаим-

    ной клятвой. В награду за это самосцы обещали Гиппократу вот что: именно, отдать ему
    половину всей домашней утвари и рабов в городе и, кроме того, весь урожай с полей. Большую часть занклейцев тиран держал в оковах
    на положении рабов, а 300 самых знатных отдал самосцам, повелев казнить. Самосцы,
    впрочем, не казнили их.
    24. Скиф же, властитель занклейцев, из
    Иника бежал в Гимеру, а оттуда отправился в
    Азию и прибыл к царю Дарию. Дарий считал
    его самым честным из эллинов, когда-либо
    приходивших к нему. И действительно, с разрешения Дария он вновь отправился в Сикелию, а затем возвратился к царю и жил у
    него, наслаждаясь великим богатством, пока
    не скончался глубоким старцем в Персии. Самосцы же, избежав персидского ига, без
    большого труда завладели прекраснейшим
    городом.
    40. На этого-то Мильтиада, сына Кимона (а
    он лишь недавно возвратился на Херсонес),
    обрушилась теперь еще более тяжкая беда,
    чем прежде144. Ведь за три года до этого он
    был изгнан скифами. Скифские кочевые племена, раздраженные вторжением царя Дария, объединились и дошли до Херсонеса.
    Мильтиад не стал ожидать вторжения скифов, а бежал в изгнание, пока скифы не ушли
    и долонки не вернули его назад. Эти события
    произошли за три года до постигших его затем несчастий145.
    41. Теперь же при известии, что финикияне стоят у Тенедоса, Мильтиад погрузил на
    пять триер все свои сокровища и отплыл в
    Афины. Выйдя в море из города Кардии,
    Мильтиад поплыл через Меланский залив. Но
    тут, огибая Херсонес, он встретил финикийские корабли146. Самому Мильтиаду с четырьмя кораблями удалось спастись бегством
    на Имброс147. Пятый же корабль во время
    преследования попал в руки финикиян. Начальником этого корабля был как раз старший сын Мильтиада, но, конечно, не от дочери фракийского царя Олора, а от другой жены. Его-то и захватили в плен финикияне. Узнав затем, что это – сын Мильтиада, финикияне отвезли его к царю, думая этим заслужить великую царскую милость (ведь именно
    Мильтиад на совете ионян высказался за то,
    чтобы по требованию скифов разрушить мост
    и затем отплыть на родину). Когда финикияне привезли в Сусы Метиоха, сына Мильтиада, Дарий не причинил ему, однако, никакого
    зла. Напротив, царь сделал пленнику много

    65

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    добра: он пожаловал ему дом, поместье и персиянку в жены. От этой женщины у Метиоха
    родились дети, которые считались уже персами. Сам же Мильтиад с Имброса благополучно прибыл в Афины.
    84. Так вот, это-то и было, по словам аргосцев, причиной безумия и ужасной гибели Клеомена148. Сами же спартанцы утверждают, что
    божество вовсе не виновно в безумии царя: общаясь со скифами, он научился пить неразбавленное вино и от этого впал в безумие. После
    вторжения Дария в их страну скифы-кочевники вознамерились отомстить царю. Они отправили в Спарту послов и заключили союз с лакедемонянами. При этом было решено, что сами
    скифы сделают попытку вторгнуться в Мидию
    вдоль течения реки Фасиса149, в то время как
    спартанцы из Эфеса направятся внутрь персидской страны на соединение со скифами. Клеомен же, как говорят, когда скифы прибыли в
    Спарту для переговоров, слишком часто общался со скифами; общаясь же с ними больше,
    чем подобало, он научился у них пить неразбавленное вино. От этого-то, как думают, спартанский царь и впал в безумие. С тех пор спартанцы, когда хотят выпить хмельного вина,
    говорят: “Наливай по-скифски”. Так рассказывают спартанцы о Клеомене. Я же думаю,
    что этим [безумием] он искупил свой поступок
    с Демаратом.
    113. Битва при Марафоне длилась долго. В
    центре боевой линии, где стояли сами персы и
    саки150, одолевали варвары. Здесь победители
    прорвали ряды афинян и стали преследовать
    их прямо в глубь страны. Однако на обоих
    крыльях одерживали верх афиняне и платейцы. После победы афиняне не стали преследовать обратившихся в бегство врагов, но, соединив оба крыла, сражались с врагами, прорвавшими центр. И здесь также победили
    афиняне. Затем они начали преследовать и
    рубить бегущих персов, пока не достигли моря. Здесь они старались напасть на корабли и
    поджечь их.

    Книга VІІ. Полигимния
    10. Расхвалив в таких словах замыслы
    Ксеркса, Мардоний умолк. Остальные персы
    между тем хранили молчание, не осмеливаясь возражать против высказанного мнения.
    Только Артабан, сын Гистаспа, полагаясь на
    свое родство с царем, так как он был дядей
    Ксеркса, сказал вот что: “О царь! Не будь
    здесь различных суждений, не пришлось бы и
    выбирать наилучшее из них, а лишь прини-

    66

    мать одно-единственное. Если же есть много
    мнений, то и выбор возможен. Ведь даже само
    по себе чистое золото нельзя распознать, и
    только путем трения на пробирном камне
    вместе с другим золотом мы определяем лучшее. Я не советовал твоему родителю, моему
    брату, Дарию идти походом на скифов, людей, у которых вовсе нет городов. А он меня не
    послушал в надежде покорить скифов, которые все-таки были кочевниками, и выступил
    в поход. Однако ему пришлось возвратиться
    назад, потеряв много храбрых воинов из своего войска. Ты же, о царь, желаешь ныне идти
    против людей, гораздо доблестнее скифов, которые, как говорят, одинаково храбро сражаются и на море, и на суше. Я должен сказать
    тебе о том, что меня страшит в этом походе.
    По твоим словам, ты намерен построить мост
    на Геллеспонте и вести войско через Европу в
    Элладу. Но может случиться, что ты потерпишь неудачу на суше, или на море, или в
    обоих случаях. Ведь противники, говорят,–
    храбрый народ. Это видно из того, что одни
    афиняне уничтожили вторгшееся в Аттику
    столь великое войско во главе с Датисом и Артафреном. Впрочем, врагам, конечно, не
    удастся одержать верх на суше и на море. Но
    если они нападут и одержат победу в морской
    битве, а затем поплывут к Геллеспонту и разрушат мост, тогда, о царь, твое положение будет опасно. Я заключаю об этом не своим
    умом, но могу представить себе, какое несчастье нас едва не постигло, когда родитель твой
    построил мост на Боспоре Фракийском151 и на
    реке Истре и переправился в Скифскую землю. Тогда скифы всячески старались убедить
    ионян, которым была поручена охрана моста
    на Истре, разрушить переправу. И если бы
    тогда Гистией, тиран Милета, согласился с
    мнением прочих тиранов и не воспротивился,
    то войско персов погибло бы. Впрочем, даже и
    подумать страшно, что тогда вся держава царя была в руках одного человека. Итак, не
    подвергай себя такой опасности без крайней
    нужды, но последуй моему совету. А теперь
    распусти это собрание и затем, обдумав еще
    раз наедине, сообщи нам твое решение, которое ты признаешь наилучшим. Ведь правильное решение, как я считаю, – дело самое важное. Если даже потом возникнет какое-либо
    препятствие, то решение все же не менее хорошо: его только одолел рок. Напротив, тому,
    кто принял плохое решение, может, если
    судьба к нему благосклонна, выпасть даже неожиданное счастье, но, несмотря на это, ре-

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    шение остается не менее плохим. Ты видишь,
    как перуны божества поражают стремящиеся
    ввысь живые существа, не позволяя им возвышаться в своем высокомерии над другими.
    Малые же создания вовсе не возбуждают зависти божества. Ты видишь, как бог мечет
    свои перуны в самые высокие дома и деревья.
    Ведь божество все великое обыкновенно повергает во прах. Так же и малое войско может
    сокрушить великое и вот каким образом: завистливое божество может устрашить воинов
    или поразить перуном так, что войско позорно погибнет. Ведь не терпит божество, чтобы
    кто-либо другой, кроме него самого, высоко
    мнил о себе. Итак, поспешность всегда ведет к
    неудачам, отчего происходит великий вред
    для нас. Напротив, промедление ко благу, которое хотя и не сразу проявляется, но со временем убеждаешься в этом. Таков мой совет, о
    царь. Ты же, Мардоний, сын Гобрия, перестань говорить пренебрежительно об эллинах, которые, конечно, не заслуживают этого. Ведь такими клеветническими речами ты
    подстрекаешь царя к войне с эллинами. Ради
    этого-то ты, думается, прилагаешь все старания. Но да не будет этого! Нет ничего страшнее клеветы: ведь клевета двоих делает преступниками, а третьего – жертвой. Клеветник
    виновен в том, что возводит обвинения за глаза. А тот, кто ему верит, виновен, потому что
    судит, не разобрав точно дела. Отсутствующий же страдает от того, что один клевещет
    на него, а другой считает дурным человеком.
    Но ведь если уж непременно нужно идти войной на этот народ, то пусть царь останется в
    Персидской земле. А мы оба оставим наших
    детей в залог. Затем ты, Мардоний, один выступай в поход, набери людей по собственному выбору и войско, сколь угодно большое.
    Если поход царя окончится так, как ты говоришь, то пусть мои дети будут умерщвлены, а
    вместе с ними и сам я. Но если выйдет, как я
    предвещаю, то пусть та же участь постигнет
    твоих детей и тебя самого, если ты вообще
    вернешься домой. Если же ты не согласен с
    этим, но все-таки поведешь войско на Элладу,
    то я предрекаю тебе: когда-нибудь иные люди
    здесь, на Персидской земле, еще услышат,
    что Мардоний, ввергнувший персов в бездну
    несчастий, погиб, растерзанный псами и птицами152 где-нибудь в Афинской или Македонской земле, если только еще не раньше по дороге туда. И тогда-то он поймет: на какой народ побуждал царя идти войной”.

    18. Такими словами угрожал призрак Артабану и, казалось, хотел выжечь ему глаза раскаленным железом. Громко вскрикнув, Артабан подскочил и сел рядом с Ксерксом. Затем,
    рассказав царю сон, продолжал так: “Мне, о
    царь, пришлось неоднократно наблюдать ниспровержение великих держав малыми. Поэтому я хотел удержать тебя от увлечений юности, зная, сколь гибельна страсть к великому
    могуществу. Я помню, чем кончился поход
    Кира на массагетов, помню и поход Камбиса на
    эфиопов. А сам я участвовал в войне Дария со
    скифами. Зная все это, я думал, что все народы
    будут тебя прославлять как счастливейшего из
    смертных, если ты сохранишь мир. Но так
    как мы начинаем поход, так сказать, по божественному внушению и эллины, видимо, обречены божеством на погибель, то и я сам теперь
    меняю свое мнение и стою за поход. Ты же объяви персам о ниспосланном тебе откровении
    божества и повели им выполнить твое первое
    приказание – готовиться к походу. Итак, действуй, раз божество этого хочет, но так, чтобы
    с твоей стороны не было задержки”. Так сказал Артабан. Оба они ободрились видением, а
    как только наступил день, Ксеркс сообщил все
    персидским вельможам. Артабан же, который
    один открыто всячески раньше отговаривал
    царя от похода, теперь даже явно торопил с
    приготовлениями.
    20. После покорения Египта полных четыре года потребовалось Ксерксу на снаряжение
    и набор войска. На исходе же пятого153 года
    царь выступил в поход с огромными полчищами. Это было, безусловно, самое большое
    войско из известных нам. С этим войском не
    могло сравниться ни войско Дария в походе
    на скифов, ни скифское войско, когда скифы,
    преследуя по пятам киммерийцев, вторглись
    в Мидийскую землю и, покорив почти всю Переднюю Азию, там поселились154, из-за чего
    впоследствии Дарий и выступил в поход отомстить скифам155. Точно так же, по сказанию, было гораздо меньше и войско Атридов в
    походе на Илион, и мисийцев, и тевкров (они
    еще до Троянской войны переправились в Европу по Боспору, покорили всех фракийцев,
    дошли до Ионийского моря и на юге – до реки
    Пенея)156.
    52. На это Ксеркс возразил: “Из всех высказанных тобой мнений ты заблуждаешься
    наиболее глубоко в том, что страшишься восстания ионян. У нас есть весьма важное доказательство верности ионян, свидетелем которого являешься и ты сам, и другие участники

    67

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    похода Дария на скифов. Действительно, от
    них зависела гибель или спасение всего персидского войска. Ионяне же показали себя
    тогда честными и верными и не причинили
    нам никакого зла. Кроме того, они оставили в
    нашей стране детей, жен и имущество, так
    что нельзя думать, что они поднимут восстание. Поэтому не страшись восстания, но, исполнившись мужества, храни мой дом и мою
    власть. Тебе одному из всех я поручаю мой
    скипетр”.
    59. Дориск же – это обширная равнина на
    фракийском побережье. По этой равнине течет большая река Гебр. Там уже раньше было
    воздвигнуто царское укрепление под названием Дориск. В нем Дарий во время похода на
    скифов оставил персидскую стражу. Местность эта показалась Ксерксу подходящей
    для смотра и подсчета боевых сил, что царь и
    сделал. А все корабли, пришедшие в Дориск,
    Ксеркс велел навархам причалить к соседнему с Дориском побережью, где лежат самофракийские города Сала и Зона, а на самом
    конце его находится знаменитый мыс Серрий157. Область эта еще издревле принадлежала киконам. К этому-то побережью навархи и причалили свои корабли и затем вытащили на берег для просушки. Тем временем
    Ксеркс в Дориске производил подсчет боевых
    сил.
    61. Принимали же участие в походе следующие народности: прежде всего персы, которые были одеты и вооружены вот как. На головах у них были так называемые тиары (мягкие войлочные шапки), а на теле – пестрые
    хитоны с рукавами из железных чешуек наподобие рыбьей чешуи. На ногах персы носили штаны. Вместо [эллинских] щитов у них
    были плетеные щиты, под которыми висели
    колчаны. Еще у них были короткие копья,
    большие луки с камышовыми стрелами, а,
    кроме того, на правом бедре с пояса свисал
    кинжал158. Предводителем их был Отан, отец
    супруги Ксеркса Аместриды. В древнее время
    эллины называли персов кефенами. Сами же
    они называли себя артеями (так их звали и соседи). Когда же Персей, сын Данаи и Зевса,
    прибыл к Кефею, сыну Бела, и взял себе в жены его дочь Андромеду, то родившегося сына
    назвал Персом. Сына своего Персей оставил в
    стране, так как у Кефея не было мужского потомства. От него-то персы и получили свое
    имя.
    64. Бактрийцы носили на головах шапки,
    очень схожие с мидийскими, тростниковые

    68

    бактрийские луки и короткие копья. Саки же
    (скифское племя) носили на головах высокие
    островерхие тюрбаны, плотные, так что стояли прямо. Они носили штаны, а вооружены
    были сакскими луками и кинжалами. Кроме
    того, у них были еще сагарисы – обоюдоострые боевые секиры. Это-то племя (оно было,
    собственно, скифским) называли амиргийскими саками. Персы ведь всех скифов зовут
    саками. Бактрийцами и саками предводительствовал Гистасп, сын Дария и Атоссы, дочери Кира.
    67. Каспии были одеты в козьи шкуры и
    вооружены своими местными луками со
    стрелами из тростника и персидскими мечами. Таково было их вооружение, а начальником их был Ариомард, брат Артифия. Саранги же щеголяли пестро раскрашенными
    одеждами и сапогами до колен. Луки и копья
    у них были мидийские. Предводителем их
    был Ферендат, сын Мегабаза. Пактии носили
    козьи шкуры, вооружены были местными луками и кинжалами. Во главе пактиев стоял
    Артаинт, сын Ифамитры.
    68. Утии, мики и парикании вооружены
    были подобно пактиям. Начальниками их были: у утиев – Арсамен, сын Дария; у париканиев же – Сиромитра, сын Эобаза.
    163. После этих безуспешных переговоров
    с Гелоном эллинские послы отплыли домой.
    Гелон же опасался, что эллины, отказавшись
    от союза с ним, не смогут одни одолеть персидского царя. А с другой стороны, ему как
    владыке Сикелии требование послов прибыть в Пелопоннес и стать под начальство лакедемонян казалось невыносимой наглостью.
    Поэтому он отказался от прежнего образа действий и избрал новый путь. Лишь только Гелон узнал о переходе персидского царя через
    Геллеспонт, как тотчас отправил в Дельфы
    Кадма, сына Скифа, с острова Коса на трех
    50-весельных кораблях, нагруженных великими сокровищами, с дружественными предложениями персидскому царю. Кадм должен
    был выждать исхода войны: в случае победы
    варвара отдать ему сокровища, а также землю
    и воду от городов, подвластных Гелону. Если
    же победят эллины, Кадм должен был привезти сокровища назад.

    Книга VІІІ. Урания
    113. Ксеркс же подождал в Аттике еще несколько дней после морской битвы и затем
    выступил с войском прежним путем в Беотию. Мардоний решил сопровождать царя, и

    Геродот (485–425 до н. э.). История

    время года, кроме того, казалось не подходящим для военных действий. Он считал, что
    благоразумнее зимовать в Фессалии и потом
    весной напасть на Пелопоннес. По прибытии
    в Фессалию Мардоний отобрал, прежде всего,
    для себя персидских воинов, так называемых
    бессмертных (однако без их предводителя Гидарна, который не пожелал оставить царя).
    Затем [он выбрал] из прочих персов латников
    и тысячу конников, далее – еще мидян, саков, бактрийцев и индийцев, пехотинцев и
    конников159. Воинов этих народностей он
    взял целиком, из числа же прочих союзников
    он выбрал лишь немногих, статность которых
    ему нравилась, или же известных своей храбростью. Самой многочисленной народностью
    в его войске были персы, носившие ожерелья
    и запястья. Затем шли мидяне, уступавшие
    персам не численностью, а телесной силой.
    Таким образом, всех воинов вместе с конниками было у Мардония 300 000 человек.

    Книга IX. Каллиопа
    27. Так говорили тегейцы. Афиняне же в
    ответ сказали вот что: “Мы знаем, конечно,
    что собрались здесь на борьбу с варварами, а
    не для словесных прений. Но так как тегейцы
    завели речь о том, чтобы обе стороны перечислили здесь все свои подвиги в древности и в
    новое время, то и нам приходится рассказывать, какими подвигами мы как доблестные
    воины приобрели право занимать первое место перед аркадцами. Во-первых, Гераклидов,
    вождя которых, по словам тегейцев, они
    умертвили на Истме, этих-то Гераклидов, которых после их бегства от микенского рабства
    сначала изгоняли все эллины, к кому бы они
    ни обращались, только мы одни приютили,

    смирив дерзость Еврисфея и одолев вместе с
    ними тогдашних властителей Пелопоннеса.
    Далее, когда аргосцы во главе с Полиником
    пошли походом на Фивы и там, окончив свои
    дни, лежали без погребения, то мы начали
    войну с кадмейцами, спасли тела аргосцев,
    чем мы можем похвалиться, и предали погребению в Элевсине, на нашей земле. Славное
    деяние совершили мы также в борьбе с амазонками, которые некогда с реки Фермодонта
    вторглись в Аттическую землю, да и в битвах
    под Троей мы не уступали ни одному городу.
    Впрочем, об этом не будем вспоминать, потому что тогдашние храбрецы ныне могут быть
    трусами, а тогдашние трусы – теперь стали
    победителями. Поэтому довольно о делах стародавних. Но если мы даже ничего другого не
    совершили, хотя за нами много славных подвигов, так же как и у любого другого эллинского племени, то все же из-за Марафонской
    победы нам подобает эта честь, да и не только
    эта! Мы бились тогда с персами совершенно
    одни, одолели и разбили сорок шесть племен.
    Неужели же мы недостойны получить почетное место в боевом строю ради этого единственного подвига? Но так как в настоящем положении не время спорить о месте в строю, то
    мы готовы, лакедемоняне, подчиниться вашим приказаниям. Ставьте нас где и против
    кого вы найдете более подходящим! Мы будем
    всюду стараться выказать доблесть, где бы вы
    нас ни поставили. Ведите нас, а мы последуем
    за вами”. Так отвечали афиняне, а все войско
    лакедемонян единодушным криком заявило,
    что афиняне достойнее аркадцев занимать место на крыле. Так-то афиняне заняли крыло,
    одолев [в споре] тегейцев.

    Примечания
    1

    По аккадскому (ассирийскому) преданию, с
    киммерийцами сражался уже Гигес (Гигу), отец
    Ардиса. Лидийский царь сначала вступил в союз с
    ассирийским царем Ассурбанипалом, а потом с царем Египта Псамметихом.
    2 Ок. 720 г. до н.э. скифы-кочевники пришли в
    причерноморские степи из совр. Западного Туркестана и затем ок. 623 г. завоевали мидийское царство Киаксара.
    3 Это солнечное затмение произошло 28 мая
    585/4 г. до н.э. Геродот же взял другое затмение,
    именно 30 сентября 610 г., и поэтому отодвинул на
    25 лет смерть Гигеса и включил в число исторических фактов свидания Креза с Солоном, Питтаком
    и Алкмеоном (В. В. Струве. Этюды: 98). Таким образом, неправильная датировка событий в Малой
    Азии и Греции VII–VI вв. до н. э. обусловлена не
    субъективными религиозно-моральными воззрениями Геродота, а неправильной датировкой пред-

    сказанного Фалесом солнечного затмения (В. В.
    Струве. Этюды: 100).
    4 [Эта осада Ниневии имела место между 630 и
    620 гг. до н. э.]
    5 Быть может, скифов изгнали из южнорусских
    степей киммерийцы, которые перешли Боспор и
    вторглись в Малую Азию. Скифы же через Дербентский проход по пути между Кавказом и Каспийским морем проникли в Мидию.
    6 [Прототией – возможно, Бартатуа ассирийских источников, которому Асархаддон отдал в
    жены свою дочь. Имя Мадий упоминает Страбон].
    7 [Киммерийцы – собирательное наименование
    для племен, населявших южнорусские степи в
    VIII–VII ст. до н. э., в состав которых, несомненно,
    входили и позднейшие скифские племена. В первой половине VII ст. они вторглись через Кавказ в
    Иран и нанесли серьезный урон Ассирии, где их и
    скифов уже в VII ст. знали под именем Gimmiri и
    Iskuza. Они пришли также и в Малую Азию, где

    69

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    взяли около 657 г. до н. э. Сарды и разграбили Лидийское царство, а также проникли в Сирию (см.
    ниже IV: 11 сл.).]
    8 [Племя саспиров, упоминаемое также в IV: 37,
    локализуется в горной местности к юго-востоку от
    Колхиды.]
    9 Это был знаменитый храм филистимлян, посвященный Астарте (Иштар).
    10 Энареи (иран. анарья ‘немужественный’) –
    кастраты, гермафродиты – жрецы богини Иштар.
    Скифы во время вторжения в Сирию познакомились с культом богини Иштар.
    11 Ассирийские логосы Геродота до нас не дошли. Возможно, что Геродот их не успел написать.
    12 Завоевание ассирийского царства царем Мидии Киаксаром подтверждается табличками летописи царя Набупаласара (см.: В. В. Струве. Этюды,
    с. 67). О царствовании Киаксара сведения Геродота противоречивы: по одному варианту (I 73), гибель скифов произошла перед войной Киаксара с
    Лидией, а по другому (I 106) – она непосредственно предшествовала завоеванию Нина (Ниневии).
    13 Данные Геродота о времени господства мидян
    восходят к аккадским источникам. Основание мидийского царства относится к 671 г., а его падение
    – к 553 г. до н.э.
    14 В подлиннике comjzein. Вместе со Штейном и
    Мищенко я перевожу ‘поручил хранить’, а не ‘перевозить’, как предлагает Пауэлл (J. E. Powell. A
    lexicon to Herodotus: под словом comjzein).
    15 После завоевания лидийского царства Кир
    намеревался покорить Вавилон, бактрийцев, саков и египтян. Вавилон был взят в 539 г. Дата завоевания Бактрии неизвестна. Сатрапом Бактрии
    был поставлен Гистасп, отец царя Дария I. В 529 г.
    до н.э. Кир погиб в битве с саками-массагетами
    (скифами).
    16 Массагеты-саки делились на две большие
    группы: 1) северные саки – ‘большие саки’ (т.е.
    большая орда) проникли в Маргиану с севера; 2)
    саки-амиргийцы (перс. сака-гаума-варга – ‘хаому
    изготовляющие’) жили в долине совр. р. Мургаба
    и в походе носили остроконечные шапки. В конце
    царствования Дария их стали называть “даха”,
    “дая”. О массагетах у Геродота есть два различных
    известия (аккадское и скифско-эллинское). Согласно скифско-эллинскому источнику Геродота,
    массагеты жили против исседонов на западном берегу Каспийского моря севернее совр. р. Куры.
    17 Реку Аракс Геродот описывает по двум источникам: по аккадскому р. Аракс (совр. Кызылсу)
    начинается в Матиенских горах (на северо-востоке
    Мидии), затем главная река течет с Бингoл-дага (в
    совр. Армении) и, наконец (совр. Кура), впадает на
    западе в совр. Каспийское море. По скифо-эллинскому источнику, р. Аракс (Окс) впадает с востока
    в Каспийское море, совр. высохшее устье Амударьи – Узбой.
    18 Здесь, по-видимому, идет речь об изготовлении опьяняющего напитка “хаома”. В надписях
    царя Дария I упоминаются амиргийские саки-массагеты (см.: В. В. Струве. Этюды, с. 30). [Возможно, что это описание примитивного способа одурманивания посредством курения гашиша, изготовляемого из растения Cannabis sativa ‘Конопля
    посевная’.] Л. А. Ельницкий, видимо, ближе к истине, но речь должна идти не о посевной конопле,
    выращиваемой с хозяйственной целью, а о дикорастущей индийской конопле Cannabis indica, которую издревле курят ради опьянения (анаша) и из
    которой позже стали производить сильнодействующий наркотик марихуану (гашиш).
    19 [Земля матиенов – пространство между Ар-

    70

    менией и Сузианой (Турецкий и Персидский Курдистан).]
    20 Имеются в виду саки-массагеты (от иранск.
    “масья” – рыба), собственно, “рыболовы” или “рыбоеды”.
    21 Это утверждение Геродота показывает, что он
    уже принимает во внимание сведения, добытые
    финикиянами при объезде вокруг Африки при фараоне Неко.
    22 Геродот описывает здесь изготовление краски из растения синильный красильник – Isatis
    tinctoria.
    23 [Имеется в виду Кир Старший, основатель
    древнеперсидского царства и первый царь династии Ахеменидов, царствовавший в 558–529 гг. до
    н. э.]
    24 Сооружение мостов было нужно Киру для
    обеспечения коммуникации с плодородными областями юга.
    25 Совет Креза не имеет, конечно, исторического значения и выражает собственные взгляды Геродота.
    26 Гистасп (перс. Висташпа) – почитатель и покровитель пророка Заратуштры; поддерживал народное движение против знати в Маргиане. Он был
    ненавидим знатью и потому должен был уступить
    престол сыну Дарию (см.: В. В. Струве. Этюды: 38).
    27 В рассказе о сне Кира отразилась легенда,
    объясняющая поражение Кира не мощью противника, а волей Ахурамазды (см.: В. В. Струве. Этюды, с. 65).
    28 Кир пал в 530 г. до н.э. Рассказ о гибели Кира напоминает рассказ Плутарха о гибели Красса в
    битве с парфянами. По сообщению Бероса (эпоха
    первых Селевкидов), Кир нашел смерть после 9летнего царствования “в долине Даас”, т.е. “в стране даха-даев” (ср.: Б. А. Тураев. История Древнего
    Востока. II. Л., 1954, с. 118).
    29 [Железо в степях Средней Азии и Алтая, т. е.
    на той территории, на которой можно локализовать геродотовых массагетов, становится известно
    и входит в употребление на протяжении первых
    трех столетий I тысячелетия до н. э. Следовательно, рассказ Геродота базируется на сообщениях,
    относящихся ко времени, более древнему, нежели
    его время. Что касается описания вооружения
    массагетов и конского убора, то оно подтверждается археологическими данными карасукской и тагарской культуры.]
    30 Геродот путает царя Сесостриса с царем
    Псамметихом I, который воевал со скифами и фракийцами в Палестине, но никогда не вторгался в
    Скифию.
    31 На р. Фермодонте греки, по преданию, разбили амазонок и затем привезли их в скифские степи
    (совр. Дон).
    32 Перечень персидских сатрапий восходит к
    ионийскому описанию персидских провинций. Сатрапии были, по-видимому, сначала введены в тех
    областях, где они были связаны с уже существовавшими государственными органами, а затем в
    пограничных областях (по соображениям стратегического характера). Народы северо-востока Балканского полуострова в списке не упомянуты.
    33 Монетная реформа Дария базировалась на
    введении золотой валюты. Дарий чеканил золотые
    дарейки (8,4 г) = 1/3000 евбейского таланта. Отношение золота к серебру равнялось 13,5: 1.
    34 Малоазийская прибрежная сатрапия с греческими городами.
    35 Прежние северные провинции Лидии от Геллеспонта до устья р. Галиса.
    36 Совр. Ливан, Сирия и Палестина.

    Геродот (485–425 до н. э.). История
    37 Кроме Египта, оазис Харга и побережье от
    совр. Бенгази.
    38 В Мемфисе еще со времен Амасиса были поселены ионийские и карийские наемники.
    39 Область Пешвара и южная часть совр. Афганистана.
    40 Древний Элам с Сусами.
    41 Совр. Ирак.
    42 В. В. Струве (Этюды: 256) предлагает вместо
    “парикании” читать “гиркании” или “баркании”.
    Ортокорибантии – перевод перс. тиграхауда ‘с остроконечными шапками’ (Там же: 56). Эта сатрапия охватывала северо-западную Персию.
    43 Совр. Азербайджан с Гиланом.
    44 Совр. Северный Афганистан с долиной совр.
    Верхней Амударьи.
    45 Горные народности между совр. Эрзерумом и
    Трапезунтом.
    46 Народности между линией совр. Исфахан –
    Ханум-и-Хильменд и побережьем Персидского залива до пролива Ормус.
    47 Племена, кочевавшие по южному и восточному берегам Каспийского моря до устья высохшего
    теперь Узбоя.
    48 Область от низовья совр. Сырдарьи до долины Херируд в совр. Афганистане.
    50 Матиены жили между Ванским озером и
    верховьями р. Тигра, близ теперешней иранскотурецкой границы. Саспиры жили в долине совр.
    р. Чороха, впадающей в Черное море у Батуми.
    Алародии (урарту) жили в треугольнике, образованном совр. озерами Ван, Урмия и Севан.
    51 Черноморское побережье от совр. Трапезунта
    до Поти.
    52 Совр. индийская провинция Пенджаб.
    53 Имеется в виду северная часть эфиопского
    царства в Нубии (быть может, область от совр. Асуана до Хальфы).
    54 Мифическая гора и местность – родина Диониса. По Гомеру, Ниса находилась во Фракии или
    в Беотии. Геродот помешает ее в стране азиатских
    эфиопов (дравидийцев) в Индии.
    55 Совр. западная Грузия и Абхазия.
    56 Приводимые Геродотом цифры податей взяты не из официальных персидских источников, а
    восходят, по-видимому, к частным греческим
    оценкам величины податей в отдельных провинциях и, очевидно, слишком высоки.
    57 В 514 г. до н.э.
    58 См. I: 106.
    59 Движение киммерийцев было обусловлено
    давлением скифов, которых в свою очередь теснили массагеты (IV: 11). Дарий не собирался мстить
    скифам за вторжение в Мидию, но хотел помешать
    их нападению на Мидию через Дербентский проход. Для этого царь и предпринял поход против
    скифов.
    60 Геродот передает здесь древнее скифское сказание. “Слепые рабы” – вероятно, название покоренных скифами народностей, быть может, киммерийцев.
    61 [Параллелью к рассказу о способе доения
    скифских кобылиц может служить сообщение
    акад. Палласа, описывающего подобную же операцию, производимую калмыками над сопротивляющимися доению кобылами. Рассказ о приготовлении молока, с теми дополнениями, какие дает
    Гиппократ (О болезнях II: 358), должен быть понят
    как описание способа изготовления кумыса.]
    62 Это так называемый Киммерийский вал на
    совр. Керченском полуострове для защиты Боспора от кочевников.
    63 Упомянутые Геродотом золотые предметы

    почитались скифами. Так, в кургане Гелермес
    найдена золотая секира, служившая, по-видимому, предметом культа.
    64 Тысячелетнее царство – восточное учение,
    распространенное также у римлян и этрусков.
    65 Ср. рассказ “Сколько человеку земли нужно”
    Л. Н. Толстого, сюжет которого навеян этой новеллой Геродота.
    66 Вероятно, Геродот имеет в виду метель и вьюгу.
    67 Известие Геродота о вторжении скифов (ок.
    700 г. до н.э.) восходит к аккадским источникам.
    Теснимые массагетами, из совр. Западного Туркестана скифы проникли на южное побережье Каспийского моря, перешли Аракс и вторглись в южнорусские степи.
    68 Упомянутая здесь группа киммерийцев, повидимому, раньше кочевала по Кубани, в то время
    как племена, кочевавшие в Северном Причерноморье, проникли по западному побережью Черного
    моря до Геллеспонта и Боспора Фракийского.
    69 Здесь Черное море.
    70 Ворон – священная птица Аполлона.
    71 Город Ольвия. Геродот описывает торговый
    путь от устья совр. Днепра на север. Греки, по-видимому, поднимались вверх по Днепру до больших
    порогов ниже совр. Днепропетровска. Туда, вероятно, приходили купцы из Скандинавии для меновой торговли.
    72 Скифы-земледельцы (gewrgoj) названы так по
    созвучию их племенного названия [ВДИ, 1946,
    №2: 42].
    73 Геродот описывает область между совр. Южным Бугом и низовьями Днепра. [Пантикап – вероятнее всего, р. Конка.]
    74 Главное скифское племя, по Геродоту, жило в
    области, ограниченной на западе Днестром, на севере – р. Конской и Донцом, на востоке – Азовским
    морем. Южной границей Скифии была горная
    цепь Тавр (Яйла). В Неаполе, у Симферополя, раскопаны остатки резиденции скифских царей и в
    так называемом Золотом кургане (525–500) найдены богатые скифские погребения.
    75 В основе описания устья Дона лежит, вероятно, какой-нибудь путеводитель по торговому пути
    из северного Причерноморья на Восток (в Центральную Азию).
    76 Согласно примечанию Л. А. Ельницкого к изданию В. В. Латышева, иирки – угры, предки мадьяр на севере Урала, которых Плиний (VI: 19)
    именует Tyrcae.
    77 В соленых степях (древнее морское дно) на
    почве лежит кора, которую Геродот изображает
    твердой как камень.
    78 По С. Я. Лурье, “лысые” люди – предшественники современных башкир [История: 100].
    79 [Дерево, о котором идет речь, по В. Томашеку
    – скифское panthika ‘подорожник’. Джунгары в
    Сев. Китае и ныне смешивают с молоком сок растения Primus padus. См. W. Tomaschek. Die alten
    Thraker II: 54 сл.] Правильное латинское название
    – Prunus padus относится не к подорожнику
    (Plantago), а к черемухе, плоды которой действительно дают черный сок. И речь, видимо, идет о
    приеме в пищу вместе с молоком, но не о смешивании, так как в смеси с соком молоко неизбежно
    сворачивается. – А. Г.
    80 Слово “асхи” (ачи) можно сравнить с древнетюркским “ачуг” (горький). У современных башкир есть кушанье “ахша” [Лурье. История: 100].
    81 [Аргиппеи локализуются к югу от Урала –
    между Уралом и Алтаем. Плешивость, вероятно,
    следует понимать как слабое развитие раститель-

    71

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    ности на голове и лице, наблюдающееся у некоторых монгольских племен.]
    82 Данное здесь описание почти соответствует
    описанию образа жизни массагетов (I: 215– 216).
    Вероятно, оба описания относятся к одному и тому
    же племени. Описание массагетов восходит к сообщениям аккадских купцов, приходивших к массагетам по дороге через Каспийское море, а греки от
    устья Дона посещали их соседей аргиппеев на
    совр. Сырдарье.
    83 Рассказ об убиении массагетами и исседонами стариков “вряд ли заслуживает доверия” [Струве. Этюды: 30].
    84 [Употребление черепной крышки в качестве
    ритуального сосуда отмечается также у скифов
    (ср. IV: 65) и у германского племени бойев (Ливий
    XXIII: 24).]
    85 Т. е. к западу от Киммерийского вала.
    86 Одиссея IV: 85.
    87 Упомянутые здесь Геродотом связи этрусков
    и венетов Верхней Италии с племенами к северу от
    Альп были главным образом культовыми связями.
    На бронзовых сосудах из Верхней Италии находим
    изображения праздничных процессий, подобных
    описанным у Геродота.
    88 Речь идет, вероятно, о древних обрядах инициации, которые совершались при переходе в зрелый возраст.
    89 Геродот раскрывает двойное происхождение
    делосского культа: во-первых, принесенный греками с Севера культ Аполлона и Артемиды и, вовторых, почитание Аполлона как божества света,
    перенесенное из Ликии.
    90 Имя Абариса связывается с апарнами (кочевое племя на Алтае, впоследствии называвшееся
    аварами). Абарис жил якобы во времена Креза и
    обходил всю землю со стрелой – символом Аполлона.
    91 Геродот, быть может, пользовался в этом рассказе древней аккадской картой мира, где центром
    мира была Ассирия.
    92 Здесь – Персидский залив.
    93 Этот соединительный канал Дарий велел прокопать между Нилом и Красным морем. Канал
    шел через совр. Вади-Тумилат и горькие озера и
    выходил в Красное море у теперешнего Суэца.
    94 Персидский залив.
    95 Сообщение Геродота показывает, что персидская держава простиралась тогда в Индии до восточного края пустыни Фар.
    96 По приказанию египетского царя Неко
    (609–593) финикияне обогнули мыс Доброй Надежды, при этом солнце было у них на правой стороне. На третий год они достигли Гибралтара и
    снова вошли в Средиземное море.
    97 Карфагенянин Ганнон около 520 г. до н.э.
    обогнул Африку. Он оставил описание своего путешествия, греческая обработка которого сохранилась.
    98 См. выше IV: 42.
    99 Плавание Скилака стояло в связи с завоеваниями Дария в Индии. Персы покорили плодородную долину Инда. Персидское войско возвратилось сухим путем, а Скилак морем достиг южной
    Аравии, а оттуда прибыл в Красное море до теперешнего Суэца. Между Индией и южной Аравией
    издавна были оживленные торговые связи.
    100 [По сходству названий и по положению, Пирету соответствует современный Прут, Тиаранту –
    Серет, Ордессу – Ардыч.]
    101 Озеро, из которого вытекает, по Геродоту,
    Тирас, – болотистая область в истоках совр. р.
    Припяти. Эту область считали огромным озером.

    72

    102 Морская соленая вода с южным ветром далеко проникает в устье совр. Южного Буга.
    103 Предположительно, живущая в море и в устьях больших рек белуга (Acipenser huso), или
    осетр (Acipenser), или стерлядь (Acipencer
    ruthenus).
    104 Днепровский лиман (куда впадает совр.
    Днепр и Южный Буг), отделенный от моря Кинбурнской косой.
    105 Геродот смешивает здесь Гипакирис с какойто другой рекой.
    106 У Г. А. Стратановского греческое %Urgi~ передано как Сиргис, тождественно с IV: 126, где
    действительно имеем Svrgi~. Е. А. Бессмертный,
    чей перевод представлен у В. В. Латышева, здесь
    это название воспроизводит как Иргис, а Л. А.
    Ельницкий оба наименования отождествляет с
    Донцом. – А. Г.
    107 Такие скифские котлы известны по археологическим находкам.
    108 Кровь убитого врага пьют для того, чтобы
    вместе с кровью всосать его “силу” [ср.: Дж. Фрэзер. Золотая ветвь. II. – М., 1928: 85].
    109 Этот рассказ Геродота подтверждается находками в алтайских курганах.
    110 При этом обычае играют роль тотемистические представления.
    111 Связки прутьев употреблялись в культовом
    ритуале также у мидян и персов.
    112 Греческие названия растений у Геродота: 1)
    kvpeiron ‘душистая болотная трава’ – Acorus calamus ‘аир болотный’, корневище которого содержит до 5% эфирных масел, или Angelica ‘купырь,
    дягиль’, но не Cyperus ‘сытовик, сыть’; 2) s1l®non –
    Apium graveolens ‘сельдерей’; 3) Ânhqon –
    Anethum graveolens ‘укроп, редко анит’. Эти названия Е. А. Бессмертный и Г. А. Стратановский
    воспроизводят как купер, кипер (а это ковыль),
    сельдерей, селерей и анис. – А. Г.
    113 Выставленные вокруг могилы стражи впоследствии заменялись каменными фигурами (алтайцы называли их “балбал”).
    114 Изображенный здесь обычай являлся частью культового обряда. Сжигаемые в юрте стебли
    конопли производили дым, вызывавший опьянение. Находившиеся в юрте люди (и среди них шаманы) приходили в экстаз. “Вопли от удовольствия” – это, вероятно, песни шаманов, содержанием которых было нисхождение душ в подземное
    царство (ср. I: 201).
    115 Оргиастические культы (Великой Матери
    Кибелы) проникли к скифам через Кизик.
    116 Здесь первое упоминание о царских дворцах
    скифов. Впоследствии скифы построили дворец в
    Неаполе (на месте Симферополя).
    117 Следы богов известны и в других местах, например на Цейлоне след Будды.
    118 Геродот имеет в виду здесь знаменитые по
    мифу об аргонавтах скалистые островки у выхода
    из Боспора, которые сталкивались и разбивали корабли, попадавшие между ними.
    119 Приводимые Геродотом цифры совершенно
    не сходятся с данными о величине Черного моря,
    известными из древней географии.
    120 Северный вход в Боспор шириной в 4,7 км.
    Самое узкое его место, где Дарий велел построить
    мост, лежит у совр. Румели-Хисар (ширина здесь
    660 м); длина Боспора 31,7 км.
    121 Длина Геллеспонта приблизительно 60 км, а
    ширина в самом узком месте 1350 м.
    122 Т. е. клинописным письмом, которое употреблялось для царских надписей на эламском,
    аккадском и древнеперсидском языках.

    Геродот (485–425 до н. э.). История
    123 Расстояние между обоими городами в действительности больше.
    124 Из названий покоренных Дарием племен
    можно заключить, что царь шел не через совр.
    Шипкинский перевал, а по прибрежному пути через совр. Добруджу.
    125 Скалистый Херсонес – Крымское побережье до совр. Керченского пролива.
    126 Геродот сравнивает здесь два пункта, лежащие на одной широте на южной оконечности Аттики.
    127 Т.е. восточное побережье совр. Керченского
    полуострова и западный берег Азовского моря до
    устья Донца и Дона.
    128 Северную границу Скифской области можно
    определить лишь приблизительно. На западе страны скифов начиналась область агафирсов, затем
    шла область невров, далее область так называемых
    андрофагов до Днепра выше совр. Днепропетровска и, наконец, к востоку от Днепра и севернее р.
    Конской до Азовского моря – область меланхленов.
    129 Богиня Дева обычно отождествляется с Артемидой.
    130 Геродот сообщает древнюю скифскую легенду о переселении скифов. Змея в народной мифологии – воплощение злого начала – символизирует
    враждебных пришельцев, которые изгнали невров
    из их мест обитания.
    131 Волк – тотемное животное невров, с которым они считали себя в родстве. Сообщение об оборотничестве относится к культовому празднику,
    участники которого носили волчьи шкуры и маски.
    132 Подобные скифские лесные “городища” часто находят теперь археологи.
    133 Эта ошибка Геродота возникла, быть может,
    оттого, что в названии племени содержалось слово
    “белка”, которая называлась на языке племени
    “поедатель сосновых шишек”. “Белка” как имя
    племени встречается у алтайских народностей. Ср.
    китайское название одного кочевого племени
    “тинг-линг”, указывающее также на слово “белка”.
    134 Здесь очевидна ошибка переписчика: вместо
    tetr=gwno~ ‘четырехугольный’ надо читать t=rando~
    ‘лось’. Лоси и бобры жили в области будинов на
    Дону.
    135 “Бобровая струя” получалась вовсе не из яичек бобра. Являясь продуктом особой железы (как
    самца, так и самки бобра), она служила средством
    против судорог.
    136 По сказанию, переданному Геродотом, часть
    позднейших савроматов прибыла из области современной турецкой гавани Самсун морским путем в
    Северокубанскую область и здесь смешалась со
    скифскими племенами.
    137 Миф об амазонках распространился в связи
    с отмеченными уже древними у некоторых скифских племен следами матриархата. Подобные же
    обычаи засвидетельствованы у карийцев, ликийцев и лидийцев.
    138 Из сообщения Геродота получается, что Танаисом он считал Донец, а нижнее течение Дона
    вплоть до устья Донца – продолжением Азовского
    моря. Дон весной разливается при устье на 10 км.

    139
    140

    Здесь речь идет явно о Донце.
    Дарий, видимо, предполагал возвратиться в
    Персию вдоль восточного побережья Кавказа, почему и приказал ионянам ждать его возвращения
    два месяца. Невероятно, чтобы Мильтиад предложил разрушить мост на Дунае. Этот рассказ выдуман в 493 г., когда Мильтиад был привлечен к суду по обвинению в тирании (ср.: Лурье. История:
    187, прим. 1).
    141 Обычай татуировки был общим у фракийцев
    со скифами. Татуировка, вероятно, была первоначально магическим средством охотников для привлечения дичи.
    142 Существовавший у фракийцев обычай сжигании и погребения в земле трупов указывает на
    неоднородный состав населения. Находки во фракийских могилах обнаруживают сильное скифское влияние.
    144 Из сообщения Геродота вытекает, что неудачный исход скифского похода Дария ослабил
    положение греческих тиранов на Геллеспонте.
    145 Геродот возвращается теперь к событиям
    493 г. до н.э.
    146 Финикийские корабли, вероятно, подстерегали Мильтиада при выходе из Сардонического залива.
    147 Имброс не был еще тогда захвачен персами.
    148 Клеомен – спартанский царь, живший в конце VI – начале V в. до н. э.
    149 Под Фасисом имеется в виду р. Аракс. Скифы всякий раз вторгались в Мидию через проход у
    Дербента.
    150 У персов полководец, в противоположность
    грекам, находился в центре боевой линии; его окружали телохранители и отборные сакские отряды.
    151 Ср. выше IV: 87–89.
    152 Это не соответствует персидским обычаям.
    Сам же Геродот (I: 140) рассказывает, что у персов
    считалось почетным, если труп растерзают хищные птицы и звери.
    153 “Пятый” – пятый год правления Ксеркса, т.
    е. 481 год.
    154 Ср. выше I: 15 и IV: 12.
    155 Ср. выше IV: 1.
    156 Здесь идет речь о войнах между малоазиатскими, фракийскими и греческими племенами.
    Сюда относится и предание об осаде Трои.
    157 Геродот имеет в виду прибрежную полосу
    между современными городами Макри и Дедеагач.
    158 Имеется в виду так называемая “акинака” –
    оружие персов и скифов.
    159 Мардоний оставил себе, кроме мидян и персов, только бактрийцев, саков и индийцев, т.е.
    контингенты народностей, живших на востоке и
    северо-востоке персидского царства. Именно эти
    области и были охвачены восстанием Масиста.
    Сведения Геродота об этом восстании почерпнуты
    из источника, передававшего события хронологически неправильно и в непонятной исторической
    связи.

    Источник: Геродот. История / [Пер. В. В. Латышева и Е. А. Бессмертного (кн. IV). Прим.
    В. В. Латышева и Л. А. Ельницкого] // В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и
    Кавказе // ВДИ, 1947, №2; Геродот. История. В девяти книгах / Пер. и прим. Г. А. Стратановского.
    – Л., 1972. Переиздания: М.: Ладомир, 1993; 2001.

    73

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Еврипид
    E8r®pjdh~ – Euripides
    Еврипид, уст. Эврипид (484–407/406 до н.
    э.), греческий трагик, “самый трагический
    среди поэтов” (Аристотель). Родился в Саламине в афинской семье. Его отец Мнесарх
    (Мнесархид) имел собственность на Саламине
    и в аттическом округе Флия. Еврипид был
    учеником Анаксагора, знал Продика, Протагора и Сократа. Был жрецом Зевса во Флии и
    участвовал в афинском посольстве в Сиракузы. В Саламине у него была своя библиотека.
    В 455 впервые выступил в состязании трагиков и занял третье место, а первую победу
    одержал в 441 г. Подвергался нападкам за новизну взглядов и лишь 5 раз получил первую
    награду (одну посмертно). В 408 или 407 навсегда покинул Афины и удалился в Пеллу,
    ко двору македонского царя Архелая, где в
    его честь написал пьесу «Архелай». По легенде, умер в Пелле, растерзанный сворой гончих псов. От второй жены – Хорины (или Хорилы) у него было трое сыновей. Один из них,
    Еврипид, тоже трагический поэт, поставил
    после смерти отца его последние пьесы. Из 92
    драм Еврипида сохранилось 17, одна сатирова драма и свыше тысячи фрагментов. В его
    творчестве различают три периода. К психологическому относятся трагедии «Алкеста»

    (438), «Медея» (431), «Ипполит» (428) «Гекуба» (ок. 425), «Андромаха» (ок. 419) – о переживаниях женщин, одержимых сильными
    страстями. В патриотическо-политический
    период написаны «Гераклиды» (ок. 429),
    «Плакальщицы» (ок. 420), «(Неистовый) Геракл» (ок. 416), «Троянки» (415) – о судьбах
    людей и государства в услових войны, в связи
    с разразившейся Пелопоннесской войной
    между лагерями Спарты и Афин. Кульминацией явились философско-психологические
    драмы «Электра» (ок. 413), «Елена» (412),
    «Ион» (413–409), «Ифигения в Тавриде»
    (413–409), «Ифигения в Авлиде» (406),
    «Орест» (408), «Финикиянки» (ок. 408),
    «Вакханки» (407), «Циклоп» (дата не установлена), «Рес» (по X книге «Илиады» Гомера). Последняя утрачена, и ее место в рукописях Еврипида заняла одноименная анонимная трагедия. Признание пришло к Еврипиду
    после смерти. Мильтон со ссылкой на Плутарха приводит предание, по которому спартанцы пощадили Афины в 404 до н. э., услышав
    пение хора в «Электре». Еврипида чаще, чем
    Эсхила и Софокла, переводят и перерабатывают (Сенека и др.), а сцены из его пьес чаще воплощаются в живописи и скульптуре.

    Подробнее см.: В. Н. Ярхо. Драматургия Еврипида и конец античной героической трагедии //
    Еврипид. Трагедии. В 2 томах. Т. 1. – М.: Наука; Ладомир, 1999; М. Л. Гаспаров. Еврипид
    Иннокентия Анненского // Там же.

    Еврипид
    Трагедии
    Перевод И. Анненского
    Примечания В. Н. Ярхо

    Алкеста
    Хор

    970

    Музам послушный, к звездным вздымался я высям, многих наук причастен,
    Но ужасней Судьбы я силы не знаю, – средства нет от нее на досках,
    Что покрыла для смертных вещая речь Орфея. И от нее лекарства,
    Фебу послушны, не крошат Асклепиады прилежно. Ни алтарями,
    Ни в изваянье не чтима, жертвы она не просит. Мне ж, царица, молю я,
    Будь ты такой, как прежде. То, что угодно Зевсу, через тебя ведь творится.
    Ломишь железо даже – славу, Судьба, халибов.

    Ипполит
    Действующие лица:
    Афродита
    Кормилица
    Ипполит, сын Тесея от амазонки
    Федра, жена Тесея, и др.

    74

    Еврипид (484–407/406 до н. э.). Трагедии

    Афродита (появляясь на возвышении)

    Полна земля молвой о нас, и ярок
    И в небесах Киприды дивной блеск,
    И сколько есть людей под солнцем дальним
    От Понта до Атлантовых пределов,
    Того, кто власть мою приемлет кротко,
    Лелею я, но если предо мной
    Гордиться кто задумает, тот гибнет.
    Таков уж род бессмертных, – что дары
    Из смертных рук сердцам отрадны нашим.
    И правду слов я скоро здесь явлю.
    10
    Из всех один меня в Трезене1 этом
    Тесеев сын, надменный Ипполит,
    Могучею рожденный Амазонкой
    И благостным Питфеем воспоен,
    Последнею расславил в сонмах дивных.
    Он радостей и уз любви бежит,
    А меж богов сестры милее Феба
    И Зевсовой нет дочери ему...
    И с чистою среди зеленой чащи
    Не знает он разлуки. Своры он
    По зверю там гоняет с нею рядом,
    Сообществом божественным почтен...
    20
    Нет зависти во мне: какое дело
    Мне до того? Но в чем передо мной
    Он погрешил, за то гордец ответит
    Сегодня же... Нависла и давно
    Лишь мига ждет, чтоб оборваться, кара.
    Когда чертог покинул он Питфея,
    Чтоб Элевсина таинства узреть,
    Священный град Афины посетил,
    Там юношу увидела жена
    Его отца, блистающая родом;
    И чарами Эрота сердце в ней
    В тот миг зажглось моей державной волей,
    И ранее, чем уезжать сюда,
    30
    Влюбленная, она скалу Паллады
    С той стороны, что смотрит на Трезен,
    Святилищем украсила Киприды,
    И храм ее тоскующей любви
    Так и прослыл “святыней Ипполита”.
    Кормилица (упавшим голосом)
    350 Что слышу я? Ты любишь? Но кого ж?
    Федра (тихо)
    Не знаю кто, но сын он амазонки.
    Кормилица
    Как... Ипполит?..
    Федра
    Он назван, но не мной.
    Кормилица (с жестами отчаяния)
    Не может быть, дитя. Ты убиваешь
    Признанием меня. Для старых плеч
    Такое иго, жены, слишком тяжко.
    Проклятый день, проклятый свет очей...
    Нет, в омут мне... Но только эту ношу

    75

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Берите прочь... На что ж и жизнь, когда
    Порок возьмет насильем добродетель
    Влюбленную?
    (К статуе Киприды.)
    Киприда – ты не бог,
    360 Ты больше бога. Кто б ты ни была,
    Но Федру, и меня, и дом сгубила.
    400 Герой [Гераклес] в морские пучины спускался
    И веслам людей покорил непокорные волны.
    В горнем жилище Атланта,
    Где опустилося небо
    К лону земному, руками,
    С нечеловеческой силой,
    Купол звездистый
    Вместе с богами
    Он удержал.
    Через бездну Евксина
    К берегам Меотиды,
    410 В многоводные степи,
    На полки амазонок
    Много витязей славных
    За собой он увлек.
    Там в безумной охоте
    Он у варварской девы,
    У Ареевой дщери,
    Златокованый пояс
    В поединке отбил:
    Средь сокровищ микенских
    Он висит и доселе.

    Андромаха
    Тебя ж, Пелей, чтоб радость ты познал
    Божественной невесты, от печали
    Освободив юдольной, сотворю
    Нетленным я и смерти неподвластным:
    Ты будешь жить в Нереевом дому
    Со мной, как бог с богинею. Оттуда ж,
    Не оросив сандалий, выйдешь ты,

    1260 Чтоб посетить на острове Ахилла,
    На Белом берегу2 его чертог
    Евксинскими омыт волнами, старец.

    Геракл
    Через бездну Евксина
    К берегам Меотиды,
    410 В многоводные степи,
    На полки амазонок
    Много витязей славных
    За собой он увлек.
    Там в безумной охоте
    Он у варварской девы,
    У Ареевой дщери,
    Златокованый пояс
    В поединке отбил:
    Средь сокровищ микенских
    Он висит и доселе.

    76

    Еврипид (484–407/406 до н. э.). Трагедии

    Ифигения в Тавриде
    Миф об Ифигении, привлекший внимание
    драматурга также в более поздней «Ифигении
    в Авлиде», окончательно сложился в Греции
    на протяжении VII-VI вв. до н. э. Наиболее
    ранний вариант его был зафиксирован в «Киприях» – эпической поэме начала VII в. до н.
    э., посвященной предыстории Троянской войны. Здесь рассказывалось, в частности, о том,
    как во время сбора греческого флота в беотийской гавани Авлиде Агамемнон удачным выстрелом свалил на охоте лань и стал похваляться, что такого меткого удара не могла бы
    нанести сама Артемида. Разгневанная богиня
    наслала на флот северные ветры, не только
    мешавшие походу под Трою, но и крушившие
    корабли в самой авлидской гавани. Когда через жрецов стали выяснять причину непогоды и средства ее усмирения, оказалось, что

    Артемида требует себе в жертву юную дочь
    Агамемнона, Ифигению. Девушку вызвали
    из Аргоса под предлогом бракосочетания с
    Ахиллом и закололи на алтаре Артемиды. Однако богиня, удовлетворив свое честолюбие
    горем отца, спасла Ифигению от жертвенного
    ножа; на алтаре оказалась зарезанная лань, а
    Ифигения была перенесена Артемидой в далекую Тавриду (нынешний Крым) и стала там
    жрицей в ее храме (см. ст. 6–30, 210–220,
    358–377, 783–786). В этой форме миф распространился не только в Элладе, но и далеко за
    ее пределами: Геродот (IV, 103), сообщая о существующем у скифов в Тавриде культе богини Девы (местная параллель к греческой Артемиде), добавляет, что они называют эту богиню Ифигенией, дочерью Агамемнона.

    Гипотезис
    Изложение В. В. Латышева
    Орест, но предсказанию оракула, прибыв с Пиладом в землю тавров в Скифии в исступленном состоянии, решил похитить почитаемый у них истукан Артемиды. Удалившись от корабля и будучи замечен, он вместе с другом был схвачен туземцами и уведен по существовавшему
    у них обычаю, чтобы быть принесенными в жертву в святилище Артемиды: они закалывали в
    жертву богине прибывших чужестранцев.
    Сцена драмы представляется в области тавров в Скифии; хор состоит из эллинских женщин, прислужниц Ифигении...
    Ифигения
    Орест, коль точно нет
    Тебя в живых, каких ты благ лишился,
    Какой удел тебя завидный ждал,
    Наследника отцовского!
    О, мудрость!
    380 Лукавая богиня! К сердцу желчь
    Вздымается: убитого коснися,
    Родильницы иль мертвого – и ты
    Нечист – от алтаря ее подальше!
    А человечья кровь самой в усладу...
    Не может быть, чтоб этот дикий бред
    Был выношен Латоною и Зевсом
    Был зачат. Нет, нет, не поверю я,
    Чтоб угощал богов ребенком Тантал
    И боги наслаждались. Грубый вкус
    390 Перенесли туземцы на богиню...
    При чем она? Да разве могут быть
    Порочные среди богов бессмертных?

    Елена
    Изложение В. В. Латышева
    241. На голове ножом обрезаны волосы, как у скифов.

    77

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Ион
    Раб

    1130

    1140

    1150

    1160

    Креусы муж когда покинул храм,
    С собой увел и найденного сына.
    Он пир тогда ж замыслил, чтоб богов
    Торжественным благодарить служеньем;
    Сам в горы царь направился, где пламя
    Диониса колеблется. Его
    Он оросить сбирался кровью тельчей
    Двуглавую вершину. Сыну ж так
    Он приказал: “Велишь шатры раскинуть
    Ты мастерам, а если слишком я
    За жертвою рождения промедлю,
    Пусть без меня собравшимся гостям
    Предложат пир”. И, взяв телиц, он отбыл,
    А юноша тотчас же на столбах
    Велит шатер без стен раскинуть, только
    От пламени полудня защитив
    Гостей да от закатного. Квадратный
    То был шатер, по плефру сторона;
    А площадью был десять тысяч футов,
    Как говорят ученые. И зван
    На пир был целый город. Для завесы ж
    Священные дельфиец ткани взял
    Среди сокровищ бога, – загляденье!
    И первое крыло покровов – крыша,
    Кронидова был сына дар. Отняв
    Его от амазонок, сын Алкмены
    Пожертвовал оракулу. И было
    Там выткано узором, как Уран
    В кругу эфирном собирает звезды,
    И Гелиос на крайний запад пламя
    Своей четверки гонит, а за ним
    Влачится яркий Геспер; дальше Ночь
    В одеждах черных и на колеснице,
    Но лошади ярма не носят. Звезды
    За Ночью вслед. Плеяда же как раз
    Посередине неба. Орион
    За ней оруженосцем, и созвездье
    Медведицы, что повернула хвост
    К златой звезде Полярной. Полным кругом
    Горит луна в зените, и Гиады,
    Предвестницы дождей, чье никогда
    Явление пловца не обмануло, И Эос наконец, и перед ней
    Бегут светила ночи.
    По бокам
    Шатра на тканях азиатских были
    Их корабли написаны на веслах,
    И эллинский в сраженье с ними флот,
    Да люди-полузвери и охота
    Их конная на ланей и на львов3.

    Рес
    Рес
    Ну, право же, у нас один характер!
    И говорить и действовать люблю

    78

    Еврипид (484–407/406 до н. э.). Трагедии

    Я напрямик, как ты, могучий Гектор!
    “Рес виноват”. Да Ресу, может быть,
    Печаль и гнев сильней терзали сердце,
    Чем Гектору, когда мы были врозь.
    Все было у меня готово, только в Трою
    Солдат вести. И вдруг на нас войной
    Соседи, скифы4. Вместо Трои к морю
    Евксинскому идти пришлось. Резня
    430 Упорная была там. Кровью скифов
    Упились наши копья, но людей
    (понизив голос, печально)
    И мы там, Гектор, много потеряли.
    Вот отчего тогда на помощь к вам
    Я не пришел. Ну, а теперь мы скифов
    Рассеяли, их дети у меня
    В заложниках, отцов же присмиревших
    Я данью обложил, и снова в путь,
    Без отдыха, от скифа да на грека.
    Муза
    Сгибните, изверги!
    Сгибни, Ойнеев внук,
    Сгибни ты, царь Одиссей!
    Вы погубили коварно
    Славного сына богов!
    Проклята будь ты, спартанка Елена:
    В Трою тебя увлекла
    Жгучая страсть...
    Ведь за нее на бой
    910 Вышел и ты, мой Рес!
    Из-за нее теперь
    Сколько домов пустых,
    Сколько сирот!
    (Ласкает волосы Реса.)
    О, Фамирид, надменный нечестивец,
    В обитель мрачную ты уж давно сошел,
    А бедной Музе сердце все терзаешь...
    Да, если бы, гордыней ослеплен,
    Ты вызова тогда не бросил Музам,
    И мы бы не спешили на Пангей,
    Мне хоронить бы не пришлося сына,
    Я бы на свет его не родила.
    (Вспоминает.)
    Мы были на пути к Пангейским высям,
    И я поток сбиралась перейти,
    Когда волна меня в объятья бога,
    920 На ложе брачное к Стримону унесла.
    И Муза стала матерью героя...
    Как стыдно было мне тогда сестер.
    Тебя, мой бедный Рес, в родные волны,
    К отцу прекрасному на лоно унесли;
    Не люди сына Музы воспитали:
    У вещих нимф, под говор светлых струй,
    930 Ты вырос, и могучий и прекрасный,
    Фракийцам царь и лучший из людей.
    Ты воевал со скифом, и спокойно
    Смотрела я на бранную игру.
    О, только бы не Троя и не греки!

    79

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Примечания
    1

    Трезен – город в Арголиде, где царствовал
    Питфей, тесть Тесея. Ему Тесей отдал на воспитание своего сына Ипполита, родившегося от брака с
    амазонкой Антиопой (известны и другие имена матери Ипполита; Еврипид удовлетворяется тем, что
    называет ее просто амазонкой). Сюда же, в Трезен,
    Тесей вынужден был удалиться на год из Афин,
    убив в схватке некоторых из своих родственников
    Паллантидов (см. ст. 35), т. е. сыновей своего дяди
    Палланта, пытавшихся лишить его афинского
    престола. Согласно Плутарху (Тесей, глава 13), Тесей совершил это убийство в юные годы, еще не будучи отцом Ипполита и тем более мужем Федры,
    которую он взял в жены только после смерти своей
    первой супруги, амазонки. Еврипид, перенося действие своей трагедии из Афин в Трезен, должен
    был пойти на смещение мифологической хронологии.
    2 Белый берег – остров Белый, ныне Змеиный,
    при устье Дуная.

    3 В подробном описании шатра и украшающих
    его ковров естественно видеть изображение резиденции афинского “священного посольства” в
    Дельфах; такие “делегации” регулярно посылались всеми греческими городами-государствами
    для участия в празднествах, справлявшихся в
    честь Аполлона в Дельфах и на Делосе, в честь Посейдона – на Истмийском перешейке, близ Коринфа. Для украшения шатра Ион взял священные
    ткани среди сокровищ бога, то есть из сокровищницы афинян, которые имели в Дельфах свое святилище. Соответственно и дар Кронидова сына –
    Геракла, отнятый у амазонок с помощью Тесея,
    могли видеть в Дельфах современники Еврипида,
    но никак не спутники Ксуфа: по мифологической
    генеалогии, Тесей и Геракл поколения на три-четыре моложе участников трагедии.
    4 Скифы. – Гомеровский эпос о скифах ничего
    не знает. Их участие в военно-политических отношениях – реалии V–IV вв.

    Источник: В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, №2;
    Еврипид. Трагедии / Пер. И. Анненского. В 2 томах. Т. 1. – М.: Наука; Ладомир, 1999.

    Фукидид
    Qouk¯djdh~ – Thukydides
    Фукидид (471/460–400/396 до н. э.), греческий историк, один из классиков аттической прозы. Сын Олора (фракийское имя),
    афинского аристократа, из дема {Alimo$~ близ
    Афин. Был женат на фракиянке, за которой
    получил богатое приданое (Марцеллин.
    Жизнь Фукидида: 19), что вместе с унаследованной от отца фамильной собственностью делало Фукидида одним из богатейших и влиятельнейших людей в Афинах. Вероятно, был
    учеником философа Анаксагора и софистов
    Антифона из Рамна и Продика с Кеоса. В Пелопоннесской войне был стратегом, но ему не
    удалось воспрепятствовать занятию спартанцами Амфиполя в 424 г., за что он был осужден афинянами на изгнание и оставался во
    Фракии, где у него был золотой прииск. Некоторое время провел при македонском дворе. В
    Афины возвратился в 404 г. до н. э., уже после взятия города спартанцами, затем вновь
    был вынужден покинуть город и в конце концов погиб насильственной смертью (Плутарх.
    Кимон 4: 3; Марцеллин. Жизнь Фукидида: 31
    сл.). По политическим убеждениям был умеренным олигархом, в демократическом устройстве Афин при Перикле его более всего устраивала личность самого Перикла, который,
    благодаря своему огромному авторитету, долгие годы руководил государством, формально
    демократическим. Написал «Историю Пелопоннесской войны» (431–404 до н. э.). Это со-

    80

    чинение считается вершиной античной историографии. Труд Фукидида александрийские
    ученые разделили на 8 книг: I – вступление и
    описание причин войны; II–IV и одиннадцать
    разделов кн. V описывают Архидемову войну
    (430–421 до н. э.); кн. V (остальные разделы)
    – события после Никиева мира до 415 г.; VI и
    VII – Сицилийскую экспедиция афинян; VIII
    – Афины после поражения на Сицилии, войну на побережье Малой Азии, политические
    перевороты в Афинах в 411 г. до н. э. Произведение обрывается 411 годом. В своем сочинении Фукидид ограничил предмет рассмотрения исключительно историей Пелопоннесской войны, исключив из дееписания географию и этнографию. Военные события описаны в хронологическом порядке, год за годом,
    с разделением на лето и зиму. В начале кн. I
    находится так называемая археология, или
    картина древнейших отношений в Греции (до
    и после Троянской войны). Этот обзор служил
    историку среди прочего для доказательства
    того, что до Пелопоннесской войны не было
    ничего значительного. В момент начала этой
    войны Афины и Спарта стояли на вершине
    своей мощи. В войну включились все остальные греческие города, выступая на одной или
    на другой стороне. В кн. I Фукидид изложил
    свой исторический метод. Автор противостоит своим оппонентам, а особенно Геродоту,
    утверждая, что его произведение “чуждо ба-

    Фукидид (471/460–400/396 до н. э.). История Пелопоннесской войны

    сен” и не предназначено для развлечения слушателей, но является “достоянием навеки”.
    Оно должно в будущем служить политикам и
    государственным деятелям, которые на основе знания событий прошлого могли бы легче
    принять решение в конкретной ситуации.
    Главной задачей историка, по Фукидиду, является отыскание истины и верная передача
    событий. Но прийти к правде можно только
    через критическое рассмотрение свидетельств о событиях. Автор использовал личные впечатления, свидетельства очевидцев,
    документы и официальные дипломатические
    акты, которые он не раз цитирует в оригинале
    (например, протокол перемирия 423 г. до н.
    э., текст Никиева мира, текст Афино-Спартанского мира), около 40 речей, но не в дословной передаче, а в собственном изложении
    применительно к ситуации, давая слово защитникам противоположных мнений (например, зачинщиками войны в Афинах называли
    коркирейцев и коринфян, а в Спарте – коринфян и афинян, относительно Сицилийской
    экспедиции – Никий и Алкивиад в Афинах,
    Гермократ и Афинагор в Сиракузах сталкиваются в процессе произнесения 15 пар коротких речей и ответов на них). Лучшими среди
    речей у Фукидида являются речи Перикла, а
    особенно прославилась его речь в честь погибших афинян, в которой Перикл непревзойденно описал сущность афинской демократии
    и ее заслуги перед греческой культурой.

    Психологическая глубина позволяла Фукидиду охарактеризовать не только отдельных людей, но и все общество (афиняне, спартанцы). Фукидид не верит в чудеса, пророчества, предсказания и приводит их исключительно для отражения настроений толпы.
    Благодаря этому он смог показать Пелопоннесскую войну как великий исторический
    процесс, доказывая, что политическое развитие должно вести к появлению держав, которые затем столкнутся друг с другом в войне.
    «История Пелопоннесской войны» является
    первым великим произведением, написанным на аттическом диалекте. Композиция
    всего произведения драматична. Вершины
    драматизма Фукидид достиг в описании Сицилийской экспедиции афинян, представив
    катастрофу, надвигающуюся неотвратимо,
    как в трагедии. Фукидид обозначил принципы историографии как литературного жанра
    в этом нашел многочисленных последователей. Произведение Фукидида продолжали
    аноним из Оксиринха, Ксенофонт, Феопомп.
    Ему подражали в Риме Саллюстий, Тацит,
    Аммиан Марцеллин. В XV в. его перевел на
    латинский язык Лоренцо Валла, но этот факт
    не обеспечил Фукидиду особого успеха ни в
    эпоху Ренессанса, ни позже. Восхищение и
    признание пришли к нему только в
    XVIII–XIX вв., особенно в Англии. Тогда же
    появились переводы его произведения на все
    новые языки.

    Подробнее см.: С. А. Жебелев. Фукидид и его творение // Фукидид. История. Т. I. – М., 1915;
    Он же. Творчество Фукидида // Там же. Т. ІІ; Э. Д. Фролов. Факел Прометея. Очерки античной
    общественной мысли. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1991.

    Фукидид
    История Пелопоннесской войны
    По В. В. Латышеву, с примечаниями В. В. Латышева и Л. А. Ельницкого

    Книга ІІ
    95. Около того же времени, в начале этой
    зимы1, одрис2 Ситалк, сын Тирея, царь фракийский3, пошел войною на македонского царя Пердикку, сына Александра, и на халкидян, живущих около Фракии.
    96. Итак, отправляясь из страны одрисов,
    он поднимает [в поход], во-первых, подвластных ему фракийцев, живущих по эту сторону
    гор Гема и Родопы4 до моря [по направлению
    к Евксинскому Понту и Геллеспонту], а затем
    живущих за Гемом гетов и остальные племена, расселившиеся по эту сторону реки Истр,
    ближе к Понту Евксинскому. Геты и прочие

    туземцы – соседи скифов и сходны с ними по
    вооружению: все они конные стрелки...
    97. Царство одрисов простиралось со стороны моря от города Абдер до Евксинского Понта и реки Истра... [Благодаря огромным доходам] царство это достигло большого могущества. По количеству денежных доходов и вообще
    благосостоянию оно оказалось величайшим из
    всех европейских царств, лежащих между Ионическим заливом и Понтом Евксинским; но
    по военной силе и количеству войска все-таки
    далеко уступало скифскому. С этим последним
    не только не могут сравниться европейские

    81

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    царства, но даже в Азии нет народа, который
    мог бы один-на-один противостать скифам, если все они будут единодушны; но они не выдерживают сравнения с другими в отношении
    благоразумия и понимания житейских дел.

    98. Правивший страною одрисов Ситалк
    стал готовить против них поход... Говорят,
    что пеших у него набралось до 150 000, конницу же по большей части составляли одрисы, а затем геты.

    Примечания
    1
    2
    3
    4

    В ноябре 429 г. до н. э.
    Одрисы – фракийское племя, жившее по течению р. Гебра.
    Ср. Геродот IV: 80.
    [Горы Гема и Родопы – Балканский и Родопский хребты на Балканах.]

    Источник: Фукидид. История / Пер. Ф. Г. Мищенко. Т. І–ІІ. – М., 1887–1888. Переиздание под ред.
    С. А. Жебелева. – М., 1915; 1981; 1994. Переиздание под ред. Э. Д. Фролова. – СПб.: Наука; Ювента,
    1999; Фукидид. О Пелопоннесской войне // В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и
    Кавказе // ВДИ, 1947, №2; Фукидид. Схолии // Фукидид. История / Изд. подготовили
    Г. А. Стратановский, А. А. Нейхард, Я. М. Боровский. 2-е изд. – М., 1993.

    Гиппократ
    {Ippokr=th~ – Hippocrates
    Гиппократ (ок. 460–377/356 до н. э.), греческий медик. Родом с острова Коса в Эгейском море, между островами Родос и Патмос у
    юго-западного побережья Малой Азии, сын
    Гераклида, потомственного врача, и Фенареты. Медицинская школа Гиппократа располагалась у гробницы Асклепия на Косе, но,
    много путешествуя, он обучал врачеванию по
    всей Греции, устанавливая естественные причины заболеваний путем научных наблюдений и пытаясь избавить медицину от суеверий. Умер в Лариссе в Фессалии. Под именем
    Гиппократа сохранилось около 60-70 сочинений на ионийском диалекте, составивших так
    называемый Гиппократов корпус – Corpus
    Hippocraticum. Произведения эти восходят к
    разным медицинским школам и написаны в
    конце V и в первой половине IV в. до н. э. или
    позднее (до I в. н. э.). Наиболее старшие – «Об
    эпидемиях» и «Прогнозы» – относятся к косской медицинской школе и созданы примерно в 410 г. до н. э. Исследователи (Гален и др.)
    установили, что самому Гиппократу принадлежат 11–18 произведений сборника, остальные – преимущественно его сыновьям, врачам Фессалу и Дракону, и зятю Полибу. Вра-

    чебная этика, актуальная и для сегодняшней
    медицины, наиболее полно отражена в «Клятве» Гиппократа («%Orko~», IV в. до н. э.) и в сочинении «Закон» («N3mo~»), содержащем советы начинающим врачам. Наиболее известными книгами стали созданные позднее
    «Афоризмы» и «Косские прогнозы», получившие широкое распространение на латинском языке. К «Афоризмам» Гиппократа восходит, например, известное крылатое выражение: Vita brevis, ars longa, tempus praeceps,
    experimentum periculosum, iudicium difficile
    ‘Жизнь коротка, искусство долговечно, время переменчиво, опыт обманчив, суждение –
    трудно’. Остальные труды касаются хирургии, различных лечебных процедур, гинекологии, акушерства, педиатрии, физиологии,
    анатомии и пр. Идеалом врача для всей европейской медицины Гиппократ стал в основном благодаря другому величайшему медику
    древности – работавшему в Риме придворному врачу императора Марка Аврелия Клавдию Галену из Пергама (ок. 130–200 до н. э.),
    труды которого через арабские исследования
    оказали влияние на всю средневековую медицину и анатомию.

    Гиппократ
    О воздухе, водах и местностях
    По В. В. Латышеву
    Примечания В. В. Латышева и
    Л. А. Ельницкого (в квадратных скобках)
    20. Относительно народов, живущих на- Азии, можно сказать следующее. Эти народы
    право от летнего восхода солнца до озера Мео- в определенном отношении более отличаются
    тиды, составляющего границу Европы и друг от друга, чем те, о которых рассказано

    82

    Гиппократ (ок. 460–377/356 гг. до н. э.). Избранные сочинения

    выше, по причине непостоянства климата и
    природных условий страны.
    21. Я умолчу о тех народах, у которых отличия мало заметны, расскажу только о тех,
    которые представляют важные особенности, происходящие от природы или от обычаев. Прежде всего скажу о длинноголовых.
    Нет никакого другого народа, который имел
    бы подобную форму черепа. Первоначально
    важнейшею причиною удлиненной формы головы был обычай; а теперь и природа содействует обычаю, происшедшему от того, что они
    считают самыми благородными тех, у кого
    наиболее длинные головы. Обычай этот1 состоит в следующем: лишь только родится ребенок, пока еще кости его мягки, неотвердевшую его головку выправляют и принуждают
    расти в длину посредством бандажей и других
    подходящих приспособлений, вследствие которых сферическая форма головы портится, а
    длина ее увеличивается. Первоначально так
    делали по обычаю, так что такая форма придавалась голове насильственным способом; но
    с точением времени это вошло в природу, так
    что обычай уже не насиловал ее. В самом деле, семенная жидкость идет из всех частей тела, от здоровых частей – здоровая, а от больных – ненормальная. Следовательно, если от
    плешивых родителей родятся плешивые дети, от голубоглазых – голубоглазые, от косоглазых – в большинстве случаев косоглазые,
    и то же самое можно сказать о других внешних особенностях: то что же мешает и от
    длинноголового родиться длинноголовому?
    Впрочем, теперь они уже не родятся такими,
    как прежде, потому что обычай этот уже не
    имеет силы, вследствие сношения длинноголовых людей с другими? Таково мое мнение
    относительно этого явления.
    22. Что касается до местностей по Фасису,
    то страна эта болотистая, жаркая, сырая и лесистая. Там во всякое время года бывает много сильных дождей. Люди проводят свою
    жизнь в болотах, их деревянные или тростниковые хижины построены на воде; они мало
    ходят пешком, только в городе или на рынке,
    а обыкновенно разъезжают на однодеревках
    вверх и вниз по каналам, которых там множество. Воду пьют они теплую, стоячую, гниющую от солнечного жара и пополняемую дождями. Самый Фасис тише всех других рек и
    течет едва заметно. Произрастающие там плоды все плохо удаются, отличаются дряблостью и вследствие изобилия воды не спеют как
    следует: поэтому они и не созревают. Подни-

    мающийся от вод густой туман окутывает всю
    страну. Вследствие этих-то причин фасиане
    резко отличаются своею наружностью от остальных людей. Они высоки ростом и чрезвычайно тучны: в их теле не заметно ни сочленений, ни жил; цвет кожи у них желтый, как у
    страдающих желтухою; голос несравненно
    грубее, чем у других людей, так как они дышат воздухом не прозрачным, а сгущенным и
    сырым; они от природы мало способны к перенесению телесных трудов. Климат у них не
    подвержен резким изменениям от тепла к холоду; южные ветры преобладают, за исключением одного местного ветра, который иногда
    бывает очень силен, неприятен и зноен; этот
    ветер называют «Кенхрон». Северный ветер
    бывает там не часто, а когда и подует, то лишь
    слабо и тихо. Таковы различия в природе и
    внешнем виде народов Азии и Европы.
    24. В Европе есть скифский народ, живущий вокруг озера Меотиды, и отличающийся
    от других народов. Название его – савроматы.
    Их женщины ездят верхом, стреляют из луков и мечут дротики, сидя на конях, и сражаются с врагами, пока они в девушках; а замуж
    они не выходят, пока не убьют трех неприятелей, и поселяются на жительство с мужьями
    не прежде, чем совершат обычные жертвоприношения. Та, которая выйдет замуж, перестает ездить верхом, пока не явится необходимость поголовно выступать в поход. У них
    нет правой груди, ибо еще в раннем их детстве матери их, раскалив приготовленный
    именно с этой целью медный инструмент,
    прикладывают его к правой груди и выжигают, так что она теряет способность расти, и
    вся сила и изобилие соков переходят в правое
    плечо и руку2.
    25. Относительно внешнего вида прочих
    скифов, именно сходства их между собою и
    несходства с другими народами, можно сказать то же, что и об египтянах, исключая то,
    что у вторых это обусловливается знойностью
    климата, а у первых – холодом. Так называемая “Скифская пустыня” представляет собою равнину, изобилующую травою, но лишенную деревьев и уверенно орошенную: по
    ней текут большие реки, которые отводят воду из степей. Здесь-то и живут скифы; называются они кочевниками потому, что у них
    нет домов, а живут они в кибитках, из которые наименьшие бывают четырехколесные, а
    другие – шестиколесные; они кругом закрыты войлоками и устроены подобно домам, одни с двумя, другие с тремя отделениями; они

    83

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    непроницаемы ни для воды (дождевой), ни
    для света, ни для ветров. В эти повозки запрягают по две и по три пары безрогих волов: рога у них не растут от холода. В таких кибитках помещаются женщины, а мужчины ездят
    верхом на лошадях; за ними следуют их стада
    овец и коров и табуны лошадей. На одном месте они остаются столько времени, пока хватает травы для стад, а когда ее не хватит, переходят в другую местность. Сами они едят
    вареное мясо, пьют кобылье молоко и едят
    “иппаку” [это сыр из кобыльего молока]. Таков образ жизни и обычаи скифов.
    26. Мы уже говорили о климате Скифии и
    о внешности ее обитателей, – что скифское
    племя значительно отличается от прочих людей и похоже только само на себя, подобно
    египтянам; оно также весьма мало плодовито,
    в этой стране и животные водятся лишь очень
    немногие и небольшие. Это потому, что она
    лежит под самым севером и у подножия Рипейских гор3, откуда дует северный ветер.
    Солнце приближается к ней только тогда,
    когда дойдет до летнего обхода, да и тогда греет землю короткое время и не сильно; ветры,
    дующие из теплых стран, проникают в эту
    страну лишь редко и с незначительной силой,
    а с севера, напротив, постоянно дуют ветры
    холодные вследствие изобилия там снегов,
    льдов и вод: горы никогда не освобождаются
    от них и от этого необитаемы. Днем густой туман окутывает равнины, и в них живут люди:
    поэтому там вечная зима, а лето продолжается лишь несколько дней, также не очень теплых: дело в том, что равнины там возвышенны, обнажены, не увенчаны горами, а, напротив, поднимаются по направлению к северу.
    Там и животные не бывают велики, так что
    могут прятаться в землю. На их рост вредно
    влияет постоянная зима и обнаженность страны, не представляющей поэтому никакой защиты от холода. Перемены погоды там не велики и не сильны: она стоит почти одинаково
    и мало изменяется. Поэтому-то и обитатели
    страны так похожи видом друг на друга: они
    всегда употребляют одну и ту же пищу, носят
    одну и ту же одежду летом и зимою, дышат
    сырым и густым воздухом, пьют снеговую и
    ледяную воду и не знают усталости: невозможно ведь накалять в труде ни тело, ни душу там, где климатические перемены не бывают значительны. Вследствие этих причин
    скифы отличаются толстым мясистым, нечленистым, сырым и немускулистым телом:
    живот у них в нижней части отличается чрез-

    84

    вычайным изобилием влаги: ведь и невозможно, чтобы он был сух в стране, отличающейся такими природными свойствами и состоянием атмосферы. Благодаря тучности и
    отсутствию растительности на теле, обитатели похожи друг на друга, мужчины на мужчин и женщины на женщин. Вследствие одинаковости температуры в разные времена года при сгущении семенной жидкости не происходит никакой порчи и изменений, за исключением какого-нибудь насильственного
    случая или болезни.
    27. Я представлю важное доказательство
    изобилия влаги в их телах: у большинства
    скифов, именно у всех кочевников, можно
    встретить прижигание плеч, рук, запястий,
    груди, бедер и лядвий; они делают это исключительно вследствие природного изобилия
    влаги в теле и его мягкости, так как иначе от
    сырости тела и слабости не могут ни натягивать луков, ни давать плечом толчок при метании дротика; а при прижигании излишек
    влаги высыхает в членах, и вследствие этого
    тело делается крепче, изобильнее питательными соками и членистее. Делаются же они
    сырыми и слабыми, во-первых, от того, что в
    детстве не пеленаются, подобно египтянам;
    скифы не имеют этого обычая из-за верховой
    езды, чтобы хорошо сидеть на лошадях; вовторых, от сидячей жизни: дети мужского пола, пока не могут еще держаться на лошади,
    большую часть времени сидят в кибитках и
    мало ходят пешком вследствие постоянных
    перекочевок; женский же пол отличается
    удивительно сырою и слабою комплекцией.
    28. Все скифское племя – рыжее, вследствие холодного климата, так как солнце не действует с достаточною силою, и белый цвет как
    бы выжигается от холода и переходит в рыжий. При таком физическом сложении народ
    не может отличаться плодовитостью: у мужчины не может быть значительного полового
    стремления вследствие сырости комплекции,
    мягкости и холодности живота, так как при
    таких условиях мужчина едва ли может отличаться сладострастием; сверх того, постоянные толчки при верховой езде производят в
    них половое бессилие. Таковы причины, действующие на мужчин, а у женщин – тучность
    и сырость тела, так как матка делается неспособною воспринимать семенную жидкость.
    Месячные очищения происходят у них не так,
    как следует, а лишь в небольшом количестве и
    через большие промежутки времени; устье
    матки закрывается жиром и не может воспри-

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    нимать семени; при этом сами они не выносят
    трудов, отличаются тучностью, живот у них
    холоден и мягок. Вследствие таких-то причин
    скифское племя не плодовито. Важное доказательство справедливости этих замечаний
    представляют рабыни; достаточно лишь одного сообщения с мужчиною, чтобы сделаться
    беременными: это – прямое следствие их трудовой жизни и сухости тела.
    29. Сверх того, между скифами встречается
    множество евнухов; они занимаются женскими работами и говорят по-женски; называются такие мужчины энареями4. Причину такого явления туземцы приписывают божеству и
    поэтому чтут таких людей и поклоняются им,
    каждый боясь за себя. Мне кажется, что эта
    болезнь настолько же божественна, как и все
    остальные, что ни одна из них нисколько не
    божественнее и не человечнее другой, но все
    одинаковы и все божественны; каждое из таких явлений имеет свою естественную причину, и ни одно не происходит без таковых причин. Какими причинами, по моему мнению,
    обусловливается названная болезнь скифов, я
    сейчас изложу. Верховая езда, при которой
    ноги постоянно висят по бокам лошади, производит у них опухоли: затем при сильном
    развитии этой болезни является растяжение
    бедер и хромота. Лечатся они от этого следующим образом: при первых признаках болезни
    разрезают с обеих сторон жилы позади ушей;
    когда прекратится кровотечение, больные от
    слабости впадают в дремоту и засыпают; затем пробуждаются одни здоровыми, другие –
    нет. Итак, мне кажется, что именно этот способ лечения вредно влияет на семенную жидкость: около ушей есть жилы, вследствие разрезывания которых лица, испытавшие эту
    операцию, делаются неспособными к оплодотворению: я думаю, что именно эти жилы они
    и разрезают. Если после этой операции, приходя к женщинам, они оказываются бессильными, то в первый раз не обращают на это
    внимания и не беспокоятся; но если при повторении попытки два, три и более раз она
    оказывается не более успешною, то они решают, что в чем-нибудь провинились перед бо-

    жеством, которому приписывают причину болезни, затем надевают женское платье, открыто признавая этим свое бессилие, усваивают женские привычки и вместе с женщинами занимаются их работами.
    30. Этой болезни подвержены скифские богачи – не люди самого низкого происхождения, а, напротив, самые благородные и пользующиеся наибольшим могуществом; причина ее заключается в верховой езде; бедные люди менее страдают ею, так как не ездят верхом. Между тем, так как (по мнению скифов)
    эта болезнь более происходит от божества,
    чем другие, то следовало бы ожидать, чтобы
    она поражала не только самых благородных и
    богатых скифов, а всех одинаково или даже
    преимущественно бедняков, – если правда то,
    что богам приятно чествование и благоговение людей и они вознаграждают их за это.
    Ведь естественно, что люди богатые приносят
    богам много жертв и даров от своего избытка
    и чествуют их, тогда как бедняки жертвуют
    менее, отчасти по неимению средств, а отчасти из-за неудовольствия на то, что боги не дают им богатства: стало быть, наказания за такие прегрешения скорее должны были бы постигать неимущих, чем богатых. Но, как я
    уже сказал и раньше, эта болезнь столько же
    происходит от божества, сколько и другие:
    каждая имеет свою естественную причину. И
    эта болезнь происходит у скифов от той причины, которую я объяснил. То же самое бывает и у остальных людей: где очень много и часто ездят верхом, там очень многие страдают
    опухолями, ломотою в бедрах и подагрою и
    очень равнодушны к половым удовольствиям. Эти болезни есть и у скифов, и они более
    всех страдают половым бессилием (досл. похожи на евнухов) по вышеуказанным причинам и еще потому, что они постоянно носят
    штаны и большую часть времени проводят на
    лошадях, так что даже рукою не дотрагиваются до половых частей, а под влиянием холода и усталости не испытывают сладострастных желаний и нисколько не возбуждаются –
    до потери половой способности. Таково положение скифского племени.

    О болезнях
    Книга IV
    20. ...Это5 похоже на то, что скифы делают
    из кобыльего молока: влив молоко в деревянные сосуды, они встряхивают их; взбалтываемое молоко пенится и разделяется, причем
    жир, который они называют бутиром, по сво-

    ей легкости отделяется и поднимается вверх,
    а тяжелая и плотная часть оседает вниз; ее отделяют и сушат; когда она сгустится и высохнет, его называют гиппакою; молочная сыворотка остается посередине6.

    85

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    О переломах и о членах
    101. Некоторые рассказывают, что амазонки калечат детей мужского пола тотчас по
    рождении: одни переламывают голени, другие – бедра, для того чтобы они были хромыми и чтобы мужской пол не восставал против
    женского. Они пользуются мужчинами как

    ремесленниками для работ кожевенных, медных или других, требующих сидячего образа
    жизни. Я не знаю, правда ли это; но знаю, что
    это возможно, если искалечить члены у детей
    тотчас после рождения.

    Примечания
    1

    [Описанный обычай придания голове искусственно удлиненной формы подтверждается археологическими данными сарматских (на Средней Волге)
    и так называемых готских некрополей в Крыму.]
    2 [О савроматах см. в прим. к кн. IV, 110 Геродота. Легенда о выжигании правой груди для удобства стрельбы из лука рассказывается обычно про

    амазонок, откуда выводится и самое их название
    “безгрудые”.]
    3 Рипейские горы – обычно Уральский хребет.
    4 Ср. Геродот І: 105; IV: 67.
    5 Речь идет о влиянии жара на больное человеческое тело.
    6 Ср. у Феопомпа фр. 51.

    Источник: Hippocratis et aliorum medicorum veterum reliquiae, mandatu Academiae regiae disc. quae
    Amstelodami est / Ed. Fr. Zach Ermerins. Vol. I. – Tr. ad Rh., 1859; Oeuvres completes d'Hippocrate, traduction nouvelle avec le texte grec en regard etc., par E. Littre. T. II. – Paris, 1840; J. Jiberg, H. Kьhlewein.
    Hippocrates. Opera omnia. – Leipzig, 1804–1902; Гиппократ. Избранные книги / Пер. В. И. Руднева. –
    М., 1936; Гиппократ. Сочинения / Пер. В. И. Руднева. Т. IІ–ІІІ. – М.-Л., 1941–1944; 2-е изд. – М., 1994;
    В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, №2.

    Аристофан
    }Aristof=nh~ – Aristophanes
    Аристофан (450/445–385 до н. э.), греческий комедиограф периода Пелопоннесской
    войны и кризиса афинской рабовладельческой демократии. Противник олигархии, борец за гражданские идеалы греческого полиса. Из 44 пьес Аристофана сохранилось 11.
    Против Пелопоннесской войны направлены
    комедии Аристофана «Ахарняне» (425),
    «Мир» (421), «Лисистрата» (412). Комедия
    «Всадники» (424) – сатира на афинского демагога Клеона; против него же направлена
    комедия «Осы» (422), высмеивающая введенный порядок оплаты за исполнение судейских обязанностей. Сатира Аристофана чаще

    всего имеет форму утопии комического характера: заключение сепаратного мира со
    Спартой для одной семьи («Ахарняне»), основание птичьего государства («Птицы», 414) и
    пр. Критика Аристофана зачастую персонифицирована: софист Сократ в комедии «Облака» (423), трагик Еврипид в «Женщинах на
    празднике Фесмофорий» (411), состязание
    Эсхила и Еврипида в подземном царстве («Лягушки», 405). В более поздних пьесах Аристофан высмеивает рабовладельческую утопию
    потребительского равенства («Женщины в
    народном собрании», 392; «Плутос», 388).

    Подробнее см.: Толстой И. И. Аристофан // История греческой литературы / Под ред. С. И.
    Соболевского [и др.].– М.-Л., 1946; Ярхо В. Н. Социальная утопия в комедиях Аристофана: Последний
    период творчества.– М., 1947; Ярхо В. Н. О характере древнегреческой комедии.– М., 1948;
    Ярхо В. Н., Полонская К. П. Античная комедия. – М., 1979.

    Аристофан
    Птицы
    Poiht/~
    nom=dessi g+r 6n Skvqai~ #lÀtai Str=twn,
    ª~ 7fantod3naton ¡sqo~ o8 p1patai.
    #kle\~ d} ¡ba spol+s Âneu cit^no~.
    945 xvnes © toi l1gw.
    Pisq1tairo~
    xun|c} §ti bovlei t4n citwnjskon labe_n.

    86

    Аристофан (450/445–385 до н. э.). Комедии

    #p3duqi de_ g+r t4n poiht\n åfele_n.
    Âpelqe toutonJ lab9n.
    Поэт [цитирует Пиндара]:
    “Стратон блуждает среди скифских кочевников,
    не имея льняной одежды.
    Ему грустно носить шкуру животного, а не тунику”.
    Вы понимаете, что я подразумеваю?
    Писфетер:
    Я понимаю, ты хочешь,
    чтобы я предложил тебе тунику...
    Подойди, возьми ее и уходи.

    Схолии к «Птицам»
    По В. В. Латышеву
    Ст. 941. Ибо среди кочевников-скифов, – и
    это заимствовано у Пиндара, – у него сказано
    так: “ибо среди кочевников-скифов блуждает
    Стратон, который не имеет дома, перевозимого на повозке1...”
    Ст. 942. Блуждает Стратон (поэт сказал

    “блуждает”), потому что скифы зимою, вследствие ее невыносимости, складывают свое
    имущество на повозки и уезжают в другую
    страну. Не имеющий там повозки считается у
    них бесчестным [вернее, ничтожным, никчемным, нищим. – А. Г.].

    Примечания
    1

    Схолиаст в данном случае смешал источники: в приведенном выше оригинале соответствующего
    места из Аристофана речь идет вовсе не о кибитке, а о привычной для грека тунике, в противположность
    скифской одежде из шкур.
    Источник: Aristophanis comoediae / Ed. Th. Bergk. V. I–II. – Lipsiae, 1923; Scholia graeca in
    Aristophanem / Ed. Dubner. – Paris, 1843; В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и
    Кавказе // ВДИ, 1947, №2.

    Исократ
    }Isokr=th~ – Isocrates
    Исократ (436–338 до н. э.), греческий оратор. Родился в Афинах в семье содержателя
    мастерской по изготовлению флейт Феодора
    (Теодора). Как оратор сформировался под
    влиянием софистов, в особенности разработчика теории ораторского искусства Горгия. В
    404 до н. э. правительством Тридцати тиранов
    Исократ был лишен всего состояния как сторонник Ферамена (ок. 455–404 до н. э.), одного из лидеров олигархического переворота,
    известного как Совет четырехсот, преобразованного в Совет пяти тысяч. Занялся логографией – составлением судебных речей, а затем
    открыл риторскую школу, где в течение 3–4
    лет ученики наряду с навыками оратора получали знания по философии, истории, литературе, праву. Школу Исократа закончили ораторы Ликург и Гиперид, историки Эфор и Феопомп. После позорного для греков Анталкидова мира (387 до н. э.) и усиления Персии
    Исократ выступает с идеей сплочения греческих полисов и завоевания совместными уси-

    лиями Персидской державы. Однако, убедившись в невозможности для греков собственными силами осуществить эти планы, Исократ возлагает свои надежды на приход к власти сильной личности, способной объединить
    Грецию и организовать завоевательный поход
    на Персию. С этой мыслью в 365 г. он обращается к наследнику спартанского престола Архидаму (речь VI), в 360 г. – к кипрскому тирану Евагору (IX) и его преемнику Никоклу (II,
    III) и, наконец, в 346 г. – к македонскому царю Филиппу II (V). Исократ становится идейным вождем македонской партии в Афинах,
    идеологически подготавливая завоевания македонских царей Филиппа и Александра.
    Умер Исократ после битвы при Херонее (2 августа или 1 сентября 338 до н. э.), в которой
    30-тысячная македонская армия Филиппа II
    разгромила союзные войска Афин и Беотии,
    чем был положен конец национальной независимости Греции. Из сочинений Исократа до
    нас дошла 21 речь (6 судебных и 15 торжест-

    87

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    венных) и 9 писем. Среди судебных речей наиболее известна Банкирская (Трапедзитик), а

    среди торжественных, или эпидиктических –
    «Панегирик».

    Подробнее см.: Л. А. Пальцева. Введение // Материалы по истории Причерноморья в античную эпоху.
    Ч. І. Исократ и Эсхин / Сост. Л. А. Плетнева. – СПбГУ, 2001.

    Исократ
    Панегирик1
    Перевод К. М. Колобовой
    (67) Наиболее властолюбивые из племен и
    самые могущественные – скифы, фракийцы и
    персы. Все они злоумышляли против нас, и
    наш город постоянно подвергался опасности в
    борьбе против всех них. Кто же из наших противников мог бы спорить с такими очевидными фактами: ведь эллины, которым не удалось добиться справедливости, обращались к
    нам с просьбами о защите, а варвары, стремясь поработить эллинов, прежде всего выступали против нас?
    (68) Самой знаменитой из войн была война
    с персами. Однако для тех, кто оспаривает
    права отцов, конечно, не меньшее значение
    имеют свидетельства о древних подвигах. В
    то время, когда Эллада была еще слаба, пришли в нашу страну фракийцы с Евмолпом,
    сыном Посейдона2, и скифы с амазонками,
    дочерьми Арея3, – не в одно и то же время, но
    когда каждый из них пытался распространить свою власть над Европой. И хотя они не-

    навидели весь род эллинов, но обратились с
    притязаниями именно против нас, полагая,
    что, одержав победу над одним городом, они
    овладеют сразу всеми. (69) Тем не менее они
    не достигли успеха: сразившись с одними
    только нашими предками, они потерпели такое поражение, как если бы они воевали со
    всем человечеством. Насколько велики были
    постигшие их беды ясно из следующего: если
    бы эти события не были из ряда вон выходящими, предание о них не сохранилось бы в течение столь длительного времени. (70) Относительно амазонок рассказывают, что из пришедших сюда ни одна не вернулась обратно, а
    оставшиеся на родине были лишены власти
    из-за постигшей их здесь неудачи. Фракийцы
    же, бывшие раньше нашими соседями, настолько далеко отошли после этого похода,
    что на территории, отделившей нас от них,
    поселилось много племен и различных народов и были основаны большие города.
    Источник: Вестник древней истории, 1965, № 4.

    XII. Панафинейская речь4
    Перевод И. А. Шишовой
    (193) Итак, фракийцы вторглись в нашу
    страну под предводительством сына Посейдона Евмолпа, который оспаривал наш город у
    Эрехтея, утверждая, что Посейдон владел им
    раньше Афины. Скифы пришли вместе с ама-

    зонками, дочерьми Ареса. Амазонки предприняли этот поход из-за Ипполиты, которая
    нарушила установленные у них законы: полюбив Тезея, Ипполита последовала за ним из
    своей страны и стала его женой.
    Источник: Вестник древней истории, 1967, № 4.

    XV. Об обмене имуществом5
    Перевод В. Г. Боруховича
    (224) Я охотно хотел бы узнать от Лисима- ными делами, сможет везде найти их с избытха, что он думает относительно тех людей, ко- ком!
    торые приплывают сюда к нам из Сицилии и
    (226) Но ведь ясно, что они совершают эти
    Понта6, чтобы получить образование. Полага- морские путешествия, и отдают деньги, и деет ли он, что они совершают этот переезд лают все остальное только потому, что рассчивследствие недостатка в дурных людях у себя тывают и сами стать лучше; а учителей, прена родине? Но ведь тот, кто хотел бы вместе с подающих здесь, они считают гораздо более
    ними предаваться порокам и заниматься дур- знающими, чем живущих у себя на родине.
    Источник: Вестник древней истории, 1968, № 3.

    88

    Исократ (436–338 гг. до н. э.). Речи

    XVI. Банкирская речь (Трапедзитик)7
    Перевод Н. Н. Залесского
    (3) Сначала я, насколько могу, изложу вам
    все дело. Отец мой, судьи, – Синопей8; все
    плавающие в Понт знают, что он настолько
    близко стоит к Сатиру9, что управляет обширной областью и имеет попечение о всех его военных силах. (4) Зная об этом городе и о других областях Эллады, я пожелал совершить
    туда путешествие. И вот отец мой, нагрузив
    два корабля хлебом и дав денег, отправил меня одновременно и с торговой целью, и с целью людей посмотреть. Пифодор, сын Финика, свел меня с Пасионом, и я пользовался его
    банком. (5) Несколько времени спустя был
    сделан Сатиру донос, будто отец мой злоумышляет против его власти и что я связан с изгнанниками. Сатир дает приказ схватить отца, а людям из Понта, проживающим здесь,
    дает поручение конфисковать у меня деньги и
    передать мне самому приказание плыть домой; если же я ничего этого не сделаю, то требовать от вас моей выдачи. (6) Будучи в столь
    бедственном положении, судьи, я рассказываю Пасиону о моих злоключениях: я был так
    близок к нему, что не только в денежных делах, но и во всем остальном вполне доверял
    ему. Я полагал, что если бы я отослал все
    деньги, я бы подвергся опасности, в случае,
    если с ним что-нибудь случится, потерять и
    деньги, находящиеся здесь и оставленные на
    родине, и сделаться, таким образом, совершенно неимущим. С другой стороны, если бы,
    дав согласие, я, вопреки распоряжению Сатира, не передал денег, и я, и мой отец были бы
    еще больше скомпрометированы перед Сатиром. (7) Посоветовавшись, мы решили, что самое лучшее – наличные деньги передать, а от
    денег, лежавших у Пасиона, не только отречься, но заявить, что я состою должником
    его и других лиц, и сделать все так, чтобы они
    как можно лучше смогли убедиться в том, что
    денег у меня нет. (8) Я, судьи, тогда считал,
    что Пасион все это мне советует из расположения ко мне; но после того, как я закончил дело с прибывшими от Сатира, я понял, что он
    покушается на мое достояние. Дело в том,
    что, когда я хотел взять обратно принадлежащие мне деньги и отправиться в Византий,
    Пасион решил, что настал самый благоприятный для него случай: ведь моих денег, лежащих у него, было много, и из-за них стоило забыть стыд, а я к тому же в присутствии многих свидетелей отрицал, что имею что-либо, и

    в глазах у всех считался должником Пасиона
    и признавал себя должным еще и другим. (9)
    К тому же, судьи, он считал, что, если я попробую остаться здесь, государство выдаст
    меня Сатиру, если же отправлюсь куда-нибудь в другое место, то ему нечего будет заботиться о моих показаниях, а если я поплыву
    на родину, то погибну там вместе с моим отцом. Так-то рассуждая, он и замыслил лишить меня моих денег. И вот под предлогом,
    что в настоящее время он не имеет денег, он
    заявил, что не может отдать и моих; когда же
    я, желая ясно разузнать, в чем дело, послал к
    нему Филомела и Менексена (с поручением
    вытребовать деньги), Пасион стал им говорить, что у него нет ничего мне принадлежащего. (10) И вот, когда на меня отовсюду обрушилось столько бед, как полагаете вы, какое мне надлежало принять решение? Если
    молчать, Пасион лишит меня денег; если говорить, это тоже не принесет большой пользы, а вместе с тем поставит в очень тяжелое
    положение и меня и моего отца перед Сатиром. Итак, я счел наиболее надежным держаться спокойно. (11) После этого, судьи,
    прибывают ко мне с известием, что отец освобожден и Сатир настолько раскаивается во
    всем содеянном, что оказывает ему величайшее доверие: дал ему власть еще большую,
    чем он имел раньше, а сестру мою взял в жены своему сыну... (19) На третий день, встретившись, мы даем друг другу клятву молчать
    обо всем случившемся; но эту клятву он нарушил, как вы сами узнаете из дальнейшего изложения. Пасион согласился плыть со мною в
    Понт и там отдать деньги – для того, чтобы
    осуществить соглашение как можно дальше
    от этого города, чтобы никто из здесь живущих не знал об обстоятельствах уплаты долга.
    После отъезда он сможет объяснить свое отсутствие как ему угодно. Если же он этого не
    сделает, он предоставлял посредничество в
    этом деле Сатиру при условии, что будет приговорен к уплате полуторной суммы денег.
    (20) Все это изложив письменно, мы привели
    на акрополь Пирона из Феры, обычно плавающего в Понт, и вручили ему на хранение договор, наказав ему, если мы покончим миром
    между собою, сжечь документ, если же нет, то
    отдать Сатиру. (21) Так, судьи, сложились наши дела... И он, судьи, стал просить меня,
    чтобы я отклонил Менексена от предъявле-

    89

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    ния ему обвинения, говоря, что он ничего не
    достигнет, если возвратит деньги согласно
    письменному соглашению, отправившись в
    Понт, а здесь будет осмеян, так как раб, подвергшись пытке, разгласит правду обо всем.
    (23) В столь затруднительном положении, не
    находя никакого иного способа уплатить
    долг, Пасион подкупил рабов и подделал соглашение, которое должен был получить Сатир в случае, если Пасион не выполнит моих
    требований. И после того, как он сделал это,
    он стал наглейшим из всех людей. Он заявил,
    что и в Понт он со мной плыть не намерен, и
    договора у него со мной никакого нет, и потребовал, чтобы письменное соглашение было
    распечатано в присутствии свидетелей. К чему я буду вам, судьи, много говорить? Ведь
    оказалось, что в письменном соглашении было заявлено, будто бы я не предъявляю к Пасиону никаких обвинений.
    (25) Прежде всего, обратите внимание на
    следующее. Когда мы передавали чужеземцу
    наш договор, по которому Пасион объявляет
    себя свободным от обвинений, а я заявляю,
    что должен получить от него деньги, мы наказывали чужеземцу сжечь письменное соглашение, если мы покончим между собой миром, если же нет, то отдать его Сатиру; что это
    было сказано, мы оба признаем. (26) Однако,
    судьи, по какой причине мы поручили отдать
    письменное соглашение Сатиру, если не договоримся, раз Пасион был уже свободен от обвинений, и дело у нас было покончено? (27)
    Далее, судьи, я имею изложить причины, по
    которым Пасион согласился возвратить деньги. Так как мы избавились от наветов на нас
    перед Сатиром, а Пасион сам оказался не в состоянии укрыть Китта, знавшего о сделанном
    мною вкладе денег на хранение, то он решил,
    что если выдаст на пытку раба, то обнаружится его мошенничество, (28) если же не сделает
    этого, будет подвергнут штрафу; в силу этого
    он и решил помириться со мной.
    (35) ...Я, судьи, желая как можно больше
    вывезти из Понта денег, воспользовался намерением Стратокла плыть туда и попросил
    его свои деньги оставить у меня, в Понте же
    получить деньги от моего отца; я считал, что я
    много выигрываю, поскольку деньги не подвергнутся опасности во время плавания...
    (38) Равным образом, судьи, быть может,
    представлены будут свидетели того, что я отрицал перед доверенными лицами Сатира наличие у меня денег, кроме тех, которые я передал им, и того, что я отрицал, что Пасион

    90

    сам владеет моими деньгами, причем я признавал себя должным триста драхм, которые
    по доверенности получил от него Гипполаид –
    мой ксен10 и близкий человек. (39) Я, судьи,
    находился в бедственном положении, о котором я вам уже сообщал: дома я лишился всего, находящиеся же здесь деньги я был вынужден передать прибывшим из Понта; у меня не оставалось ничего, за исключением того, что я мог сохранить, если бы мне удалось
    скрыть деньги, положенные на хранение у
    Пасиона. Я признаю, что при таких обстоятельствах объявил себя еще должным ему
    триста драхм и во всем прочем поступал и говорил так, что на основании этого они лучше
    всего могли убедиться, что у меня денег нет.
    (40) Вы без труда убедитесь, что это случилось
    не из-за отсутствия у меня денег, но с целью
    убедить посланцев Сатира. Прежде всего я
    представлю вам свидетелей, что мною из Понта привезено было много денег, затем других
    свидетелей, которые видели, что я прибегал к
    услугам меняльной лавки Пасиона, а также
    тех, которые покажут, что при расчете на золото я получил от них в то время более тысячи статеров. (41) Кроме того. На нас был наложен чрезвычайный налог и, когда последовало назначение податных чиновников, я внес
    больше остальных чужеземцев; будучи же
    сам избран, я наложил на себя самый большой налог, за Пасиона же просил моих сотоварищей по должности, говоря, что он пользуется моими деньгами. Пусть предстанут
    свидетели...
    (43) И вот Филипп, ксен моего отца, явился на мой зов, но, испугавшись большого риска, поспешил оставить меня...
    (45) Ибо вы обнаружите, что отец мой был
    в заточении, лишен всего имущества, а я изза обрушившихся на меня бед не мог ни тут
    оставаться, ни плыть в Понт...
    (47) Не полагал ли я, начав тяжбу, и притом вопреки справедливости, что встречу у
    вас больше доверия, чем Пасион? Я, который
    не собирался оставаться здесь, боясь, как бы
    меня не вытребовал от вас Сатир?
    (48) ...После же того, как я избавился от
    клеветников, порочивших меня перед Сатиром, и все стали считать неизбежным осуждение Пасиона, тогда он стал утверждать, что я
    снял с него все обвинения...
    (51) Наконец, судьи, согласившись отправиться к Сатиру и поступить так, как последний признает это правильным, он и в этом обманул меня: сам не пожелал отправиться, хо-

    Исократ (436–338 гг. до н. э.). Речи

    тя я неоднократно призывал его, а послал
    Китта, который, явившись туда, заявил, что
    он свободный, родом из Милета, что послал
    его Пасион дать разъяснения относительно
    денег. (52) Сатир выслушал нас обоих и не
    стал разбирать дело об имевших здесь место
    сделках, главным образом потому, что Пасион отсутствует и не намерен выполнять его решений, но вместе с тем Сатир настолько убедился в том, что я терплю несправедливость,
    что, созвав владельцев кораблей, просил их
    помочь мне и не допускать несправедливости
    надо мной; написав письмо в город [Афины],
    он дал его для передачи Ксенотиму, сыну Каркина. Прочти им это письмо.
    (56) Итак, я прошу вас, сохраняя в памяти
    все изложенное, голосовать против Пасиона и

    не обвинять меня в столь постыдном поступке, будто я, живя в Понте и владея столь большим имуществом, что мог бы им и других облагодетельствовать, явился сюда с целью клеветать на Пасиона и требовать от него мнимых денежных вкладов. (57) Вам следует отнестись с уважением и к Сатиру, и к моему отцу, которые всегда ценят вас больше, чем других эллинов. Уже много раз, отсылая из-за
    неурожая хлеба корабли прочих купцов пустыми, вам они давали разрешение на вывоз; и
    в тяжбах по частным обязательствам, в которых они являются судьями, вы получаете не
    только должное, но даже более того. (58) Поэтому не подобает вам пренебрегать их письмами...

    Примечания
    1 «Панегирик» Исократа является одним из ше-

    девров торжественного аттического красноречия.
    Согласно традиции, Исократ работал над отделкой
    речи около десяти лет, опубликовав ее приблизительно в 380 г. до н.э. Речь написана под впечатлением пагубного для греков Анталкидова мира (387
    г. до н.э.). Исократ пытается убедить афинян выступить с инициативой объединения всех греков и
    начать подготовку к войне против Персии.
    2 По другой версии Евмолп, сын Посейдона,
    был царем Элевсина.
    3 Более подробно легенда об амазонках излагается Исократом в Панафинейской речи (XII, 193).
    4 Панафинейская речь – последняя из политических речей Исократа – создавалась в 342–349 г.
    до н.э. Главной темой речи является прославление
    исторического прошлого афинян, их заслуг перед
    Элладой.
    5 Речь «Об обмене имуществом», в которой
    Исократ довольно подробно говорит о своей педагогической деятельности, приурочена к судебному
    процессу, возбужденному против Исократа неким
    Лисимахом. Последний, избранный для исполнения общественной повинности, связанной со значительными расходами, потребовал передачи ее
    Исократу как более богатому, в противном случае
    угрожая обменом имущества.

    6 Из Банкирской речи Исократа (XVII: 3 сл.)
    видно, что под Понтом он разумеет Боспорское государство. Такое же значение этого топонима
    встречается у других афинских ораторов (ср.: Лисий XVI: 4; Динарх I: 43; Эсхин III: 171; Демосфен
    XXXV: 3 сл.).
    7 Банкирская речь – яркий образец судебного
    красноречия Исократа. Стиль и язык этой речи настолько отличают ее от других работ оратора, что
    авторство Исократа ставилось даже под сомнение
    современными исследователями, хотя у древних
    вопрос об авторстве речи не вызывал спора (Dion.
    Halic. De Isocr., 18). Речь составлена от лица знатного молодого боспорца (имя его неизвестно), прибывшего в Афины до 394 г. до н.э. и ставшего, по
    словам Дионисия Галикарнасского, учеником
    Исократа. Судебный процесс, в котором истцом
    выступал безымянный боспорец, а ответчиком –
    афинский трапедзит Пасион, относят приблизительно к 394–391 до н.э.
    8 По другим рукописям, имя отца молодого боспорца – Сопей или Сопал.
    9 Сатир – боспорский правитель (433/432–
    389/388), преемник Спартока I.
    10 Ксен – человек, связанный узами взаимного
    гостеприимства с гражданином другого государства.

    Источник: Вестник древней истории, 1968, № 4; ср.: В. В. Латышев.
    Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, №2.

    Ксенофонт
    Xenof^n – Xenophon
    Ксенофонт Афинский (444/430–355/354
    до н. э.), греческий писатель и историк. Родился в Афинах в семье всадников, был учеником софистов и Сократа. После падения
    (403) правительства тридцати тиранов покинул Афины. В 401 участвовал в походе КираМладшего против его брата, царя Персии Артаксеркса II. После гибели Кира в битве при
    Кунаксе (401) и пленения предводителей гре-

    ков был избран одним из стратегов и участвовал в отступлении 10 тысяч греческих наемников через всю Малую Азию к побережью
    Черного моря. Сблизился со спартанским царем Агесилаем.
    За переход на сторону врага афинское народное собрание заочно присудило Ксенофонта к смертной казни с конфискацией имущества. После поражения спартанцев в битве

    91

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    при Левктрах (371) бежал из Скиллунта в Коринф. И хотя в 367, вследствие сближения со
    Спартой, афиняне амнистировали Ксенофонта, он не вернулся на родину и умер в Коринфе.
    Перу Ксенофонта принадлежат многочисленные сочинения разнообразного содержания: исторические – «Греческая история» в 7
    книгах (события 411–362 гг.), «Анабасис»
    («Поход Кира») об участии 13 тысяч греческих наемников в походе Кира, «Агесилай»,
    «Киропедия»; философские – «Воспоминания о Сократе», «Апология (защита) Сократа
    (на суде)», «Домострой», «Пир», «Гиерон»;
    политические – «Государственное устройство
    Спарты» («Лакедемонская полития»), "Государственное устройство Афин», «Доходы (Ат-

    тики)»; дидактические – «Гиппархик» («Об
    обязанностях командира конницы», «Советы
    для начальников конницы»), «О верховой езде» («Советы для всадников»), «Кинегенетик», или «Об охоте (с собаками)». В исторических сочинениях, характеризующихся огромным количеством фактического материала, Ксенофонт, будучи небесстрастным участником описываемых событий, проявлял поразительную тенденциозность. И тем и другим он превзошел своих более старших современников – Фукидида, Ктесия и Софенета из
    Стимфалы. А как писатель – благодаря пластике стиля, сочетающего незамысловатость и
    ясность речи с лаконичностью и изяществом
    повествования – Ксенофонт заслужил восхитительное прозвище “аттической пчелы”.

    Подробнее см.: С. И. Соболевский. Ксенофонт, его жизнь и сочинения // Ксенофонт. Сократические
    сочинения. – М.-Л.: АН СССР, 1935; М. И. Максимова. Ксенофонт и его «Анабасис» // Ксенофонт.
    Анабасис. Перевод, вступ. статья и примечания М. И. Максимовой. – М.-Л.: АН СССР, 1951.

    Ксенофонт
    Анабасис
    Перевод и примечания Г. Генкеля
    Комментарии Г. Довгяло, В. Федосика

    Книга ІІІ
    4. (13) Отсюда они прошли в один переход
    4 парасанга. На этом переходе показался Тиссаферн. Он вел за собой свою собственную
    конницу, войско Оронта, женатого на дочери
    царя, а также тех варваров, с которыми Кир
    совершил поход, и те войска, с которыми брат
    царя шел к нему на помощь, и сверх того отряды, данные ему царем, так что показавшаяся армия была огромна. (14) Приблизясь, он
    выстроил часть войска позади строя эллинов,
    а другую часть вывел на их фланги, но не решился напасть, не желая подвергаться опасности, и приказал стрелять из пращей и луков. (15) Однако когда родосцы в рассыпном
    строю стали стрелять из пращей, а скифские1
    лучники пускать стрелы и никто из них не
    промахнулся, – а промахнуться было трудно
    даже при большом желании, – то Тиссаферн
    очень быстро удалился из-под выстрелов, и
    другие войска тоже ушли. (16) Остальную
    часть дня эллины шли впереди, а варвары

    следовали за ними, причем последние не наносили эллинам потерь при перестрелке, так
    как родосцы стреляли из пращей на большее
    расстояние, чем персидские пращники и лучники. (17) Но луки у персов больше, и те из
    них, которые были захвачены, пригодились
    критянам: они постоянно пользовались вражескими луками и упражнялись в стрельбе
    на далекое расстояние, пуская стрелы вверх.
    В деревнях нашлось много материала для тетивы, а также свинцовых шариков для пращей. (18) И этот день, когда зллины разбили
    лагерь в повстречавшихся им деревнях, варвары удалились, оказавшись более слабыми в
    перестрелке. Следующий день эллины провели в этом месте и пополнили свои запасы, так
    как в деревнях было много хлеба. А на следующий день они отправились в путь по равнине, и Тиссаферн следовал за ними, вступая в
    перестрелку.

    Книга ІV
    7. (1) Откуда эллины за пять переходов
    прошли 30 парасангов и прибыли к таохам.
    Продовольствие иссякло. Дело в том, что тао-

    92

    хи жили и неприступных укрепленных местах, куда были снесены все их запасы. (2) Когда эллины подошли к одному укрепленному

    Ксенофонт (ок. 434 – ок.355 гг. до н. э.). Анабасис (Поход Кира)

    месту, которое не являлось городом и где также не было домов, хотя там собрались мужчины и женщины и многочисленный скот, то
    Хирисоф напал на него прямо с ходу. При
    этом отряды действовали в одиночку, сменяя
    друг друга по мере утомления людей, а соединенными силами нельзя было обложить этот
    пункт, так как он находился на обрывистом
    со всех сторон возвышении”. (3) Когда подошел Ксенофонт с арьергардом, пельтастами и
    гоплитами, Хирисоф сказал им: “Вы пришли
    кстати; укрепленное место необходимо захватить, так как у войска не будет продовольствия, если мы его не возьмем”. (4) Тогда они
    стали совещаться, и когда Ксенофонт спросил, что же мешает эллинам проникнуть в укрепленное место, Хирисоф сказал: “Существует только один подступ к нему, тот самый,
    который ты видишь перед собой. Стоит комунибудь попытаться тут пройти, как враги начинают скатывать камни с нависшей над дорогой скалы, и ты сам можешь удостовериться, в какое состояние приводятся застигнутые ими люди”. Он указал при этом на солдат
    с разбитыми ногами и ребрами. (5) “А когда
    они израсходуют все камни, – спросил Ксенофонт, – то останутся ли на нашем пути другие
    препятствия для вступления в укрепленное
    место? Ведь перед нами только эта вот немногочисленная кучка людей и из них только
    двое или трое имеют при себе оружие. (6) Укрепленное место, как ты и сам видишь, находится от нас примерно в 3 полуплетрах, которые и надлежит пройти под градом бросаемых
    камней. Примерно две трети этого расстояния
    покрыто растущими тут крупными соснами с
    большими между ними промежутками. Укрывшиеся за ними люди ведь, наверное, не
    потерпят никакого урона от кидаемых или
    скатываемых камней? Остальная часть пути
    равняется примерно 1 полуплетру, и это пространство надо пробежать, когда перестанут
    лететь камни”. (7) “Но в том-то и дело, – сказал Хирисоф, – что как только мы начнем
    двигаться вперед к деревьям, полетит множество камней”. “Это именно нам и нужно, –
    сказал Ксенофонт. Таким образом, они скорей израсходуют камни. Итак, идемте туда,
    откуда до цели, если она вообще достижима,
    нам останется пробежать небольшое расстояние и откуда легче будет отступить, если это
    понадобится”.
    (8) Тогда пошли вперед Хирисоф, Ксенофонт и Каллимах из Паррасия, лохаг, который в этот день начальствовал над лохагами

    арьергарда. Остальные лохаги остались в безопасном месте. Затем направились под деревья человек 70, но не все вместе, а поодиночке
    и со всевозможными предосторожностями.
    (9) А Агасий из Стимфалы и Аристоним из
    Метидреи – тоже лохаги арьергарда, – а также и другие остались стоять вдали от деревьев, так как под деревьями могло безопасно находиться не более одного лоха. (10) Тут Каллимах придумал некую хитрость: он выбегал
    вперед на 2-3 шага из-под укрывавшего его
    дерева, а когда начинали лететь камни, он быстро отступал, и при каждой его вылазке враги расходовали более 10 повозок камней. (11)
    Когда Агасий увидел, что делает Каллимах на
    виду у всего войска, он, боясь, как бы тот не
    вбежал первым в укрепленное место, не стал
    звать ни Аристонима, который находился
    всего ближе к нему, ни Еврилоха из Лус – оба
    они были его друзьями, – ни еще кого-нибудь
    из войска, но сам в одиночку побежал и обогнал всех. (12) А когда Каллимах увидел, что
    тот опережает его, он ухватился за край его
    щита. Тут их обоих обогнали Аристоним из
    Метидреи и затем Еврилох из Лус. Все они,
    соревнуясь между собой, старались превзойти
    друг друга в доблести и таким образом захватили укрепленное место, так как стоило одному человеку ворваться туда, как полностью
    прекратилось сбрасывание камней сверху.
    (13) Тут открылось страшное зрелище. Женщины бросали детей вниз и затем кидались за
    ними сами, и мужчины поступали таким же
    образом. Лохаг Эней из Стимфалы увидел какого-то бегущего, по-видимому, с намерением
    сброситься вниз человека, одетого в красивую
    одежду, схватил его, желая ему помешать, но
    тот потянул его за собой, и оба они полетели
    вниз со скал и погибли. (14) Здесь было захвачено очень мало людей, но много рогатого
    скота, ослов и овец.
    (15) Оттуда они прошли через страну халибов в семь переходов 50 парасангов. Племя
    халибов самое храброе из всех племен, через
    земли которых проходили эллины; они вступили с последними в рукопашный бой. Халибы носили льняные панцыри, доходившие до
    нижней части живота, а вместо чешуек панцыря они пользовались сучеными, туго переплетенными веревками. (16) Они носили также поножи и шлемы, а у пояса кинжал вроде
    лаконского меча, которым закалывали тех,
    кого удавалось осилить, затем отрезали у них
    головы и уносили их с собой, причем пели и
    плясали, когда попадались на глаза врагам.

    93

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Халибы также имели при себе копья длиной
    примерно в 5 локтей с одним острием. (17)
    Они отсиживались в поселениях, а когда эллины оставляли их позади, следовали за ними, все время сражаясь. Жили они в укрепленных местах, и продовольствие у них было
    собрано там же; потому эллины не могли там
    ничего достать и питались скотом, забранным
    у таохов. (18) От халибов эллины прибыли к
    реке Арпасу, шириной в 4 плетра. Оттуда они
    в четыре перехода прошли 20 парасангов по
    равнине через страну скифинов2 и пришли в
    деревни; здесь они пробыли 3 дня и пополнили свои запасы.
    (19) Оттуда они прошли в четыре перехода
    20 парасангов до большого, богатого и многолюдного города по имени Гимниада3. Правитель этой страны прислал эллинам провожатого из этого города, чтобы провести их через
    враждебную для местных жителей страну.
    (20) Придя к эллинам, этот человек заявил,
    что он через 5 дней приведет их в такое место,
    откуда они увидят море; порукой тому его голова. Указывая дорогу, он, при вступлении во
    враждебную скифинам область, стал побуждать эллинов жечь и разрушать страну4. Тогда все поняли, что он пошел только ради этого, а не из расположения к эллинам. (21) На
    пятый день они пришли к горе по имени Фехес5. Когда солдаты авангарда взошли на гору, они подняли громкий крик. (22) Услышав
    этот крик, Ксенофонт и солдаты арьергарда
    подумали, что какие-то новые враги напали
    на эллинов спереди, тогда как жители выжженной области угрожали им сзади, и солдаты арьергарда, устроив засаду, убили нескольких человек, а нескольких взяли в
    плен, захватив при этом около 20 плетеных
    щитов, покрытых воловьей косматой кожей.
    (23) Между тем, крик усилился и стал раздаваться с более близкого расстояния, так как
    непрерывно подходившие отряды бежали бегом к продолжавшим все время кричать солдатам, отчего возгласы стали громче, поскольку кричащих становилось больше. (24)
    Тут Ксенофонт понял, что произошло нечто
    более значительное. Он вскочил на коня и в
    сопровождении Ликия и всадников поспешил
    на помощь. Скоро они услышали, что солдаты
    кричат: “Море, море!” – и зовут к себе остальных. Тут все побежали вперед, в том числе и
    арьергард, и стали гнать туда же вьючный
    скот и лошадей. (25) Когда все достигли вершины, они бросились обнимать друг друга,
    стратегов и лохагов, проливая слезы. И тот-

    94

    час же, неизвестно по чьему приказу, солдаты
    нанесли камней и сложили большой курган.
    (26) На него возложили множество свежесодранных бычачьих шкур, палки и взятые у
    врагов плетеные щиты, причем сам вожак рубил, щиты и побуждал других к тому же. (27)
    После этого эллины отпустили вожака домой,
    подарив ему из общественного имущества коня, серебряную чашу, персидскую одежду и
    10 дариков; но он преимущественно просил
    перстней и набрал их много у солдат. Указав
    эллинам деревню, где они могли расположиться, и дорогу, по которой им надо было
    пройти к макронам, он с наступлением вечера
    покинул их и скрылся.
    8. (1) Отсюда эллины прошли через страну
    макронов в три перехода 10 парасангов. В
    первый же день они пришли к пограничной
    реке, отделявшей землю макронов от земли
    скифинов. (2) По правую руку от них возвышались совершенно неприступные горы, а
    слева протекала другая река, в которую впадала река пограничная, и через эту последнюю реку надлежало им пройти. Берега этой
    реки густо поросли деревьями, правда не толстыми, но частыми. Направляясь к реке, эллины рубили деревья, спеша как можно скорей уйти из этой страны. (3) Макроны, вооруженные щитами и копьями и в волосяных хитонах, выстроились на другом берегу напротив переправы. Они ободряли друг друга и
    бросали камни в реку, но не достигали эллинов и никому не причинили вреда.
    (4) В это время к Ксенофонту подошел
    пельтаст, по его словам, некогда бывший рабом в Афинах, и сказал, что он знает язык
    этих людей. “Я думаю, – сказал он, – что это
    моя родина, и я хотел бы с ними переговорить, если к тому нет препятствий”. (5) “Никаких препятствий нет, – сказал Ксенофонт,
    – переговори с ними и сперва узнай, кто они
    такие”. На его вопрос они ответили: “Макроны”. “Спроси теперь, – сказал Ксенофонт, –
    почему они выстроились против нас и ведут
    себя, как наши враги”. (6) Они ответили: “Потому что вы идете на нашу страну”. Стратеги
    приказали передать им, что эллины пришли
    не с тем, чтобы причинить им зло, но что они
    вели воину с царем и теперь, возвращаясь обратно в Элладу, стремятся дойти до моря. Макроны спросили, могут ли эллины поклясться в этом. (7) Стратеги ответили согласием
    дать и получить клятвы. Тогда макроны дали
    эллинам варварское копье, а эллины макронам – эллинское, так как по представлениям

    Ксенофонт (ок. 434 – ок.355 гг. до н. э.). Анабасис (Поход Кира)

    макронов в этом и состоит клятва. И, кроме
    того, обе стороны призывали в свидетели богов.
    (8) После заключения договора макроны
    тотчас же, вместе с эллинами, стали рубить
    деревья и прокладывать дорогу, словно они
    имели намерение совершить переправу вместе с ними, и, кроме того, предоставили им в
    продажу какое могли продовольствие и вели
    их в течение 3 дней, пока не доставили к границе колхов. (9) Там возвышались высокие
    горы и на них выстроились колхи. Сперва эллины построились против них в фалангу с
    тем, чтобы в этом строю взойти на гору, но потом стратеги решили собраться и обсудить,
    как лучше дать сражение.
    (10) Ксенофонт сказал, что, по его мнению,
    надо распустить фалангу и образовать прямые лохи. Фаланга, несомненно, скоро расстроится, так как в одних местах подъем на гору окажется трудным, а в других – удобным,
    а когда солдаты фаланги заметят это, они, конечно, сразу падут духом. (11) “Кроме того,
    если мы двинемся вперед в плотном строю, –
    говорил Ксенофонт, – то неприятель сможет
    охватить нас и воспользуется этим преимуществом по своему усмотрению, а если мы пойдем вперед в широко растянутом строю, то не
    будет ничего удивительного, если наша фаланга будет прорвана ударами густой массы
    войск врага при содействии множества снарядов. А разрыв, даже если он произойдет в одном каком-нибудь месте, будет иметь дурные
    последствия для всей фаланги. (12) Поэтому я
    предлагаю построить прямые лохи и, оставя
    между ними надлежащие промежутки, занять лохами такое пространство, чтобы крайние лохи оказались за пределами флангов
    врагов. Таким образом, наш фронт будет шире фаланги неприятеля и при наступлении
    прямыми лохами самые мужественные из нас
    придут первыми, и каждый лохаг поведет
    свой отряд по наиболее удобной дороге. (13)
    И, помимо того, неприятелю нелегко будет
    врезаться в промежутки между отрядами, так
    как он окажется стиснутым между двумя лохами и, конечно, ему также не под силу будет
    расколоть наступающий прямой лох. Если же
    какому-нибудь лоху придется туго, то соседний поможет ему. А если хоть одному лоху
    удастся взобраться на вершину, то никто из
    врагов там уже не удержится”.
    (14) Это предложение было принято, и войско построилось в прямые лохи. А Ксенофонт,
    проходя с правого фланга на левый, говорил

    солдатам: “Воины, те люди, которых вы видите перед собой, это последней препятствие на
    нашем пути, препятствие, из-за которого мы
    еще не пришли туда, куда давно стремимся.
    Постараемся стереть их с лица земли”.
    (15) Когда каждый встал на свое место и образовались прямые лохи, то получилось около 80 лохов гоплитов, а каждый лох насчитывал примерно 100 человек. Пельтастов же и
    стрелков разделили на три отряда, одних поставили вне левого, других вне правого крыла, а третьих в середине, причем каждый отряд состоял примерно из 600 человек. (16) Затем стратеги отдали приказ “на молитву”.
    Вознеся молитву и запев пеан, двинулись вперед. Хирисоф, Ксенофонт и их пельтасты
    шли, находясь за пределами фаланги неприятеля. (17) Когда враги увидели эллинов, то
    побежали им навстречу и при этом разделились одни вправо, другие влево, и в середине
    их фаланги образовался большой разрыв.
    (18) Аркадские пельтасты под начальством
    Эсхина из Акарнании подумали, что враги бегут, они подняли крик, устремились вперед и
    первыми взошли на гору. За ними последовали аркадские гоплиты под начальством Клеанора из Эрхомен. (19) А враги, как только эллины перешли на бег, не выдержали и каждый побежал кто куда мог.
    (20) Эллины, взойдя на гору, расположились в многочисленных деревнях, полных
    съестных припасов. Здесь, вообще говоря, не
    было ничего необыкновенного, кроме большого числа ульев, и все солдаты, вкушавшие
    мед, теряли сознание: их рвало, у них делался
    понос, и никто не был в состоянии стоять на
    ногах, но съевшие немного меда походили на
    сильно пьяных, а съевшие много – на помешанных или даже умирающих. (21) Такое
    множество их лежало на земле, словно эллины потерпели здесь поражение в бою, и всеми
    овладело уныние. Однако на следующий день
    никто не умер и приблизительно в тот же час
    (когда они накануне поели меда) больные стали приходить в себя. На третий и четвертый
    день они встали, словно выздоровевшие после
    отравления.
    (22) Отсюда они прошли в два перехода 7
    парасангов и прибыли к морю в Трапезунт,
    многолюдный эллинский город на Евксинском Понте, колонию Синопы в стране колхов. Там они пробыли около 30 дней в деревнях колхов, откуда делали набеги на Колхиду. (23) Базар лагерю предоставляли трапезунтцы, которые хорошо приняли эллинов и в

    95

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    знак гостеприимства послали им дары: быков, ячмень и вино. (24) Они также содействовали им при заключении договоров с соседни-

    ми колхами, жившими по большей части на
    равнине, и от тех тоже прибыли дары гостеприимства в виде рогатого скота.

    Книга VII
    8. (12) Когда они около полуночи прибыли
    на место, находившееся в окрестностях замка, рабы и большая часть скота убежали, так
    как эллины не обратили на них внимания,
    стремясь захватить самого Асидата и его богатства. (13) Они пошли на приступ, но оказались не в состоянии взять замок, так как стены были толсты и высоки, с немалым количеством бойниц, а многочисленные защитники
    сражались храбро. (14) Тогда они попытались
    пробить стену, но она имела в толщину до 8
    кирпичей. К утру пролом был готов, но как
    только образовался просвет, кто-то с внутрен-

    ней стороны стены огромным копьем проколол насквозь бедро стоявшего всего ближе к
    нему эллина. Затем они (персы) стали пускать
    стрелы через отверстие и добились того, что
    было небезопасно даже подойти к нему на
    близкое расстояние. (15) На крики защитников и на зажженные ими для вызова помощи
    огни прибыли: Итаменей со своим отрядом, а
    из Команий – ассирийские гоплиты и около
    80 гирканских всадников, тоже наемников
    царя, и еще до 800 пельтастов, а также конница из Парфения, Аполлонии и других близлежащих местностей.

    Источник: Xenophontis expeditio Cyri / Ed. C. Hude, J. Peters. – Lipsiae, 1972; Ксенофонт. Анабасис.
    Перевод, вступительная статья и примечания М. И. Максимовой. – М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1951.

    Воспитание Кира
    Книга I
    1. (4) И [Кир] настолько превосходил других царей, получивших власть по наследству
    или приобретших ее сами, что, в то время как
    скиф, хотя скифов очень много, не мог бы

    подчинить себе никакого другого племени, но
    довольствовался, если бы правил, только своим племенем, Кир [напротив] ...властвовал
    над многими.

    Книга V
    3. (24) ...[Во время войны Кира-Старшего с
    ассирийцами] в походе приняли участие и кадусии, и саки, и гирканцы. Войска собралось

    оттуда от кадусиев до 20 000 пелтастов и до
    4000 всадников... потому что и кадусии и саки были врагами ассирийцев.

    Воспоминания о Сократе
    Книга II
    1. (10) ...В Европе скифы господствуют, а
    меоты им подвластны... [слова Сократа].
    Я полагаю, однако, что во всяком организме мужество усиливается путем изучения и
    упражнения: очевидно, например, что скифы

    и фракийцы не осмелятся вступить в бой с лакедемонянами со щитами и копьями в руках,
    но также ясно, что и лакедемоняне не захотят
    сражаться ни с фракийцами посредством пелт
    и дротиков, ни со скифами посредством луков.

    Об охоте
    2. (4) Опускные сети должны делаться из тонкого фасианского или карфагенского льна, а
    также и дорожные и полевые...

    Примечания
    1

    Многие издатели «Анабасиса» (Гемоль и др.)
    считают слово “скифские” позднейшей вставкой
    редакторов, и, по-видимому, с полным правом, так
    как на протяжении всего рассказа о походе наемников Кира (начиная с III: III, 7) речь идет всегда о
    лучниках-критянах, а скифы нигде, кроме этого
    места, не упоминаются (см. также III: IV, 17).
    2 Упоминаемое многими античными авторами
    племя скифинов обитало в горной местности к югу
    от Трапезунта. По всей вероятности, то были по-

    96

    томки осевших в этих местах скифов, вторгшихся
    в Малую Азию из Прикубанья в конце VIII в. В отличие от большинства других племен этой области, скифины во времена Ксенофонта уже имели
    значительные города, как, например, упоминаемую в «Анабасисе» Гимниаду. О скифах в Передней Азии см.: Б. Б. Пиотровский. Урарту. – Ереван. 1944: 295-324.
    3 Местоположение этого города не определено.
    Судя по общему направлению похода наемников

    Ксенофонт (ок. 434 – ок.355 гг. до н. э.). Анабасис (Поход Кира)

    Кира, он находился в Байбуртской котловине, около того места, где многочисленные мелкие речки –
    истоки Гарпаса (Чороха) – сливаются в одну реку
    (см. RE: Hymnias). Акад. Я. А. Манандян в своей
    работе «О некоторых проблемах истории древней
    Армении и Закавказья» (М.-Л., 1943: 50 сл.) в связи с предполагаемым им маршрутом греков отожествляет Гимниаду с Гюмри в Армении.
    4 Так как Ксенофонт не называет имени враждебного скифинам племени, через земли которых
    повел эллинов проводник из Гимниады, то прихо-

    дится предположить, что это тоже были скифины,
    которые враждовали со скифинами Гимниады.
    5 Диодор (XIV, 29) называет эту гору “Хений”.
    Местоположение горы не поддается определению.
    Путь эллинов от Гимниады через земли скифинов,
    макронов и колхов (см. сл. примечания) к Трапезунту может быть намечен лишь приблизительно.
    По всей вероятности, он шел по единственно доступному в этих краях перевалу через Северо-Анатолийские горы – перевалу Зигана.

    Источник: Вестник древней истории, 1968, № 4; ср.: В. В. Латышев. Известия
    древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, №2.

    Платон
    Pl=twn – Platon
    Платон (428/427–348/347 до н. э.), греческий философ и поэт. Родился в Афинах в
    знатной семье. Настоящее имя – Аристокл.
    Прозвище Платон ‘широкоплечий’ получил в
    молодости, будучи борцом. Получил прекрасное образование. Слушал, возможно, лекции
    гераклитика Кратила, знал популярные в
    Афинах сочинения Анаксагора, был слушателем Протагора и других софистов. В 407 г.
    стал учеником Сократа и после первой же беседы с ним сжег свою трагическую тетралогию, подготовленную для ближайших Дионисий. В течение восьми лет неизменно следовал
    за любимым учителем, пока в 399 г. Сократ
    по приговору суда принял яд в афинской
    тюрьме. Убедившись в неотвратимости приговора учителю и опасаясь за собственную
    жизнь, Платон бежал из Афин в Мегару, затем уехал в Египет и Кирену (где встретился с
    Аристиппом и математиком Феодором), а оттуда то ли прямо в Южную Италию – колыбель элеатизма (Парменид, Зенон Элейский)
    и пифагорейства (Пифагор), то ли ненадолго
    возвратился в Афины и лишь после поехал в
    Италию. В Таренте посетил известного пифагорейца Архита, а в Локрах – Тимея. Около
    388 г. Платон уехал на Сицилию, в Сиракузы,
    где правил Дионисий I Старший. Приверженцем философии Платона стал Дион, родственник Дионисия, но Платон поссорился с тираном, и тот удалил его из государства. По возвращении в Афины основал там первую философскую школу – знаменитую «Академию».
    В 367 г. в Сиракузах умер Дионисий Старший, и Платон, по просьбе Диона, вновь приехал ко двору сиракузских тиранов в надежде, что новый правитель Дионисий Младший
    поддастся его влиянию и что он таким образом воплотит в жизнь мечту о философе на
    троне и о государстве, управляемом мудрым и

    справедливым царем. Но миссия не удалась.
    Дионисий Младший сначала гостеприимно
    принял философа и заинтересовался его учением, но в конце концов вынудил Платона покинуть Сицилию, а Диона, подозревая в заговоре, приговорил к изгнанию. В 361 г. Платон
    предпринял третье и последнее путешествие
    на Сицилию по просьбе Диона и пифагорейцев, но тиран не только отказался возвратить
    Диона, но и конфисковал его имущество.
    Удерживаемый в Сиракузах насильно, Платон только при содействии Архита смог покинуть государство. Возвратившись в Афины,
    он до самой смерти руководил «Академией».
    До нас дошли, вероятно, все ученые произведения Платона, поделенные на 9 тетралогий, которые наглядно демонстрируют развитие философии Платона и ныне объединяются в четыре последовательные группы: сократические, средние (платонические и среднеплатонические) и поздние: 1) «Евтифрон»,
    «Алология Сократа», «Критон», «Феаг»,
    «Лахет», «Лисид», «Хармид», «Протагор»,
    «Алквиад І», «Алквиад ІІ»; 2) «Горгий», «Менон», «Евтидем», «Кратил», «Гиппий Меньший», «Гиппий Больший», «Ион», «Менексен»; 3) «Теэтет», «Софист», «Парменид»,
    «Филеб», «Пир», «Федр», «Федон», «Тимей», «Kpитий»; 4) «Государство», «Политик», «Законы», «Послезаконие» и «Письма». Сохранилось также небольшое количество поэзий Платона.
    В диалогах раннего периода главную роль
    играет Сократ. Дифференцируя этические понятия вместе со своими собеседниками, он
    указывает, какие определения не следует
    принимать за истинные, разбивает аргументы противника, возобновляет попытки, ни одна из которых его не удовлетворяет, и в конце
    концов оставляет вопрос открытым (на это

    97

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    впоследствии будут ссылаться скептики).
    Здесь еще нет речи об идеях.
    Диалоги среднего периода представляются
    наиболее зрелыми в художественном отношении («Пир», «Федр», «Государство»), их отличают четкость композиции и поэтическое
    вдохновение. Платон формулирует в них
    принципы своего идеализма, выразителем которого он делает Сократа.
    Произведения позднего периода содержат
    модифицированное учение об идеях (концепция Мировой Души – «Филеб», «Тимей»). Сократу в них принадлежит роль слушателя, а в
    Законах он и вовсе не появляется.
    Все философские сочинения Платона, кроме «Апологии Сократа» и «Писем», являются
    диалогами. Платон считается творцом этого
    жанра литературной прозы.

    Деятельность Платона в «Академии», которая стала школой будущих политиков и
    юристов, три его путешествия в Сиракузы и
    два величайших произведения «Государство»
    и «Законы» свидетельствуют, что одну из
    главных задач своей жизни он видел в работе
    по исправлению государственного устройства. Теорию идеального государства он полнее
    всего представил в «Государстве» и развил в
    «Законах». Государство должно служить идеям мира и справедливости. В соответствии с
    тремя основными его функциями (управление, защита и производство материальных
    благ) население делится на три касты: правящие мудрецы-философы, воины и ремесленники. Справедливое государственное устройство должно обеспечить их гармоничное
    сосуществование.

    Подробнее см.: А. Ф. Лосев. Платон // Большая советская энциклопедия; Большая Российская
    энциклопедия; Античные писатели. Словарь. – СПб.: Изд-во «Лань», 1999.

    Платон
    Диалоги
    Лахет
    Перевод С. Я. Шейнман-Топштейн
    Лахет. Но, клянусь Зевсом, Сократ, это не
    трудно сказать. Если кто добровольно остается в строю, чтобы отразить врагов, и не бежит, знай, это и есть мужественный человек.
    Сократ. Ты хорошо сказал, Лахет. Но,
    быть может, моя вина в том, что я неясно выразился, ибо ты ответил не на задуманный
    мною вопрос, но совсем другое.
    Лахет. Что ты имеешь в виду, Сократ?
    Сократ. Скажу, если только сумею. По-видимому, мужествен тот, кто, по твоим словам,
    оставаясь в строю, продолжает сражаться с
    врагами.
    Лахет. Да, я так утверждаю.
    Сократ. Я тоже. Ну а если он, убегая и не
    оставаясь в строю, продолжает сражаться с
    врагами?

    Лахет. Как это – убегая?
    Сократ. А вот как скифы, о которых говорят, что они, убегая, сражаются не хуже, чем
    преследуя. Также и Гомер, восхваляя в одном
    месте лошадей Энея, говорит, что они, устремляясь во всех направлениях, (B) способны
    были “и преследовать, и в страхе нестись
    прочь”. И самого Энея он восхваляет за понимание того, что такое страх, и называет его
    “насылателем страха”.
    Лахет. И прекрасно называет, Сократ, ибо
    Гомер говорит о боевых колесницах, а ты говоришь о скифских всадниках. Но это ведь
    скифская конница так сражается, я же говорю о тяжеловооруженной пехоте эллинов.
    Источник: Платон. Диалоги. – М.: Мысль, 1986.

    Хармид
    Перевод С. Я. Шейнман-Топштейн
    А я, почувствовав его одобрение, воспрянул духом, и вскоре ко мне вернулась моя отвага; я оживился и сказал:
    – Итак, мой Хармид, подобным же образом
    обстоит дело и с этим заговором. Научился же
    я ему, когда находился там, при войске, у не-

    98

    коего фракийского врача из учеников Залмоксида1: считается, что врачи эти дают людям бессмертие. Так вот, фракиец этот говорил, будто эллинские врачи правильно передают то, что я тебе сейчас поведал; но Залмоксид, сказал он, наш царь, будучи богом, гово-

    Платон (427–348 гг. до н. э.). Диалоги

    рит: “Как не следует пытаться лечить (E) глаза отдельно от головы и голову – отдельно от
    тела, так не следует и лечить тело, не леча душу, и у эллинских врачей именно тогда бывают неудачи при лечении многих болезней,
    когда они не признают необходимости заботиться о целом, а между тем если целое в плохом состоянии, то и часть не может быть в порядке. Ибо, – говорит он, – всё – и хорошее и
    плохое – порождается в теле и во всем человеке душою, и именно из нее все проистекает,
    точно так же как в глазах все проистекает от
    головы. Потому-то и надо прежде всего и преимущественно лечить душу, если хочешь,
    чтобы и голова и все остальное тело хорошо
    себя чувствовали. Лечить же душу, дорогой
    мой, должно известными заклинаниями, последние же представляют собой не что иное,
    как верные речи: от этих речей в душе укореняется рассудительность, а ее укоренение и
    присутствие облегчают внедрение здоровья и
    в области головы, и в области всего (B) тела”.
    Так он наставлял меня и относительно лекарства и относительно заговоров: мол, пусть никто не вздумает убеждать тебя излечить ему
    голову с помощью этого лекарства, если он
    прежде не даст тебе подлечить с помощью заговора его душу. “Ныне, – сказал он, – распространенной среди людей ошибкой является попытка некоторых из них лечить либо одним из этих средств, либо другим”. И он наказывал весьма настойчиво, чтобы я не поддавался на уговоры ни богатых людей, ни знатных, ни красивых и не поступал бы вопреки
    этому (C) наставлению. Я же послушаюсь его
    (ведь я поклялся ему, так что мне необходимо
    повиноваться!), и если ты пожелаешь, согласно наставлениям чужеземца, сначала предоставить мне душу, чтобы заговорить ее заговором фракийца, то я присовокуплю к этому
    и лекарство для головы; если же не пожела-

    ешь, то у меня нет средства помочь тебе, мой
    милый Хармид...
    – Это и справедливо, Хармид, – отозвался
    я, – чтобы ты отличался всем этим от других:
    думаю, никто (E) из присутствующих здесь не
    смог бы легко указать, какие два афинских
    семейства, соединившись, естественно произвели бы на свет более доблестное и знатное потомство, чем те, из которых ты происходишь.
    Ведь по отцу твоя семья ведет свой род от Крития, сына Дропида, и прославлена Анакреонтом, Солоном и многими другими поэтами
    (так гласит предание) за свою красоту, добродетель и другие так называемые дары богов.
    И со стороны матери у тебя то же самое: никто
    на земле не слывет более красивым и статным
    мужем, чем дядя твой Пириламп, многократно ездивший послом к Великому царю и другим правителям; да и вся семья ни в чем не уступает никакому другому роду. Поэтому тебе,
    происходящему от таких людей, подобает во
    всем быть первым. Что касается твоего внешнего (B) вида, милый сын Главкона, то мне кажется, ты решительно никому ни в чем не уступаешь; если же ты, как говорит нам Критий, уродился достойным человеком и по своей рассудительности и в отношении других
    своих качеств, то счастливцем родила тебя
    твоя мать, мой милый Хармид. Дело обстоит
    вот каким образом: если тебе уже присуща
    рассудительность, как сказал Критий, и ты
    достаточно разумен, ты не нуждаешься в этом
    случае ни в каком заговоре – ни в Залмоксидовом, ни в том, какой есть у Абариса-гиперборейца2, но нужно просто дать тебе лекарство от головы; если (C) же тебе кажется, что ты
    нуждаешься в заговорах, то надо произнести
    заговор до приема лекарства. Скажи же мне
    сам, согласен ли ты с Критием в том, что ты
    уже причастен рассудительности, или тебе ее
    все-таки недостает?
    Источник: Платон. Диалоги. – М.: Мысль, 1986.

    Горгий
    Перевод С. П. Маркиша
    Калликл. Сократ, мне кажется, ты озорничаешь в речах, совсем как завзятый оратор.
    Вот и теперь ты так ораторствовал, и с Полом
    произошло то же самое, что, как он говорил,
    по твоей милости случилось с Горгием: когда
    ты спрашивал Горгия, что будет, если к нему
    придет человек, который хочет изучить красноречие, но что такое справедливость, не знает, – объяснит (D) ли ему это Горгий, – тот за-

    стыдился и, подчинившись людскому обычаю, отвечал, что да, потому что люди возмутились бы, если бы кто отвечал иначе; а признав это, он потом оказался вынужден противоречить самому себе, а ты и радовался. Так
    что, мне кажется, Пол был прав, когда насмехался над тобою.
    А теперь он на себе испытал то же самое, и
    за что я порицаю Пола, так это за то, что он со-

    99

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    гласился с тобою, будто чинить несправедливость постыднее, чем терпеть. (E) Уступив в
    этом, он в свою очередь оказался стреножен и
    взнуздан и умолк, застыдившись открыть то,
    что у него на уме. И ведь верно, Сократ, под
    предлогом поисков истины ты на самом деле
    утомляешь нам слух трескучими и давно избитыми словами о том, что прекрасно совсем
    не по природе, но только по установившемуся
    обычаю.
    Большею частью они противоречат друг
    другу, природа и обычай, и потому, если кто
    стыдится и не решается говорить, что думает,
    тот неизбежно впадает в противоречие. Ты это
    приметил и используешь, коварно играя словами: если с тобою говорят, имея в виду обычай, ты ставишь вопросы в согласии с природой, если собеседник рассуждает в согласии с
    природой, ты спрашиваешь, исходя из обычая. Так было и только что, когда вы говорили о несправедливости, которую причиняют и
    терпят, и Пол толковал о том, что более постыдно по обычаю, ты же упорно переносил
    его доводы с обычая на природу. По природе
    все, что хуже, то и постыднее, безобразнее,
    например – терпеть несправедливость, но (B)
    по установившемуся обычаю безобразнее поступать несправедливо. Ежели ты доподлинно муж, то не станешь терпеть страдание, переносить несправедливость – это дело раба,
    которому лучше умереть, чем жить, который
    терпит несправедливости и поношения потому, что не в силах защитить ни себя самого,
    ни того, кто ему дорог. Но, по-моему, законы
    как раз и устанавливают слабосильные, а их
    большинство. Ради себя и собственной выгоды устанавливают они законы, расточая и похвалы, и порицания. Стараясь запугать (C)
    более сильных, тех, кто способен над ними

    возвыситься, страшась этого возвышения,
    они утверждают, что быть выше остальных
    постыдно и несправедливо, что в этом как раз
    и состоит несправедливость – в стремлении
    подняться выше прочих. Сами же они по своей ничтожности охотно, я думаю, довольствовались бы долею, равною для всех.
    Вот почему обычай объявляет несправедливым и постыдным стремление подняться
    над толпою, и это (D) зовется у людей несправедливостью. Но сама природа, я думаю, провозглашает, что это справедливо – когда лучший выше худшего и сильный выше слабого.
    Что это так, видно во всем и повсюду и у животных, и у людей, – если взглянуть на города и народы в целом, – видно, что признак
    справедливости таков: сильный повелевает
    слабым и стоит выше слабого. По какому праву (E) Ксеркс двинулся походом на Грецию, а
    его отец – на скифов? (Таких примеров можно
    привести без числа!) Подобные люди, думаю
    я, действуют в согласии с самою природою
    права и – клянусь Зевсом! – в согласии с законом самой природы, хотя он может и не совпадать с тем законом, какой устанавливаем мы
    и по какому стараемся вылепить самых лучших и решительных среди нас.
    Мы берем их в детстве, словно львят, и
    приручаем заклинаньями и ворожбою, внушая, что все должны быть равны и что именно это прекрасно и справедливо. Но если появится человек, достаточно одаренный природою, чтобы разбить и стряхнуть с себя все
    оковы, я уверен: он освободится, он втопчет в
    грязь наши писания, и волшебство, и чародейство, и все противные природе законы, и,
    воспрянув, явится перед нами владыкою бывший наш раб, – вот тогда-то и просияет справедливость природы! (B)

    Источник: Платон. Собр. соч. в 3-х томах. Том 1.– М.: Мысль, 1968.

    Евтидем
    Перевод С. Я. Шейнман-Топштейн
    Примечания А. А. Тахо-Годи
    – Значит, ты признаешь, что золото – это
    благо?
    – Уже признал ведь, – отвечал тот.
    – Значит, его нужно иметь повсюду, и особенно – (E) в себе самом? И счастливейшим
    был бы тот человек, который имел бы три таланта золота в желудке, один талант – в черепе и по золотому статеру в каждом глазу?
    – Да ведь рассказывают же о скифах, Евтидем, – молвил тут Ктесипп, – в точности как

    100

    ты сейчас говорил о родителе-псе, что достойнейшими и счастливейшими из них считаются те, у кого много золота в черепах, а еще
    удивительнее, что и пьют они из своих собственных позолоченных черепов, держа собственные головы в руках и заглядывая им
    внутрь3.
    – Ну а смотрят-то и скифы, и все прочие
    люди, – спросил Евтидем, – на то, что им доступно видеть или недоступно?

    Платон (427–348 гг. до н. э.). Диалоги

    – Конечно, на то, что доступно.
    – Значит, и ты также?

    – И я.
    Источник: Платон. Диалоги.– М.: Мысль, 1986.

    Менексен
    Перевод С. Я. Шейнман-Топштейн
    Примечания А. А. Тахо-Годи
    Менексен. И ты мог бы вспомнить, что говорила Аспазия?
    Сократ. Если не ошибаюсь, да. Ведь я
    учился у (C) нее и вполне мог заслужить от
    нее побои, если бы проявил забывчивость.
    Менексен. За чем же дело стало?
    Сократ. Я опасаюсь, как бы не рассердилась моя наставница, если я разглашу ее речь.
    Менексен. Не беспокойся об этом, Сократ,
    и говори; ты доставишь мне величайшую радость, если произнесешь речь – принадлежит
    ли она Аспазии или кому другому. Говори же!
    Сократ. Но, быть может, ты надо мной посмеешься, если тебе покажется, что я, старик, все еще склонен к забаве.
    Менексен. Менее всего, Сократ; говори же,
    как тебе угодно.
    Сократ. Ну что ж, я готов доставить тебе
    (D) удовольствие, даже, верно, согласился бы,
    коли ты велишь, танцевать для тебя раздетым4, лишь бы мы были одни. Но слушай;
    мне думается, она, начав с самих павших, говорила следующим образом:
    “Мы отдали им положенный долг, и, приняв его, они следуют теперь дорогой судьбы,
    сопровождаемые как всем городом, так и своими близкими. Закон и наш (E) долг повелевают нам воздать им в слове последнюю честь.
    Красиво сказанная речь о прекрасных деяниях остается в памяти слушающих, к чести и
    славе тех, кто эти дела свершил. Необходимо
    сказать такое слово, кое достаточно прославило бы погибших, а живых благожелательно
    убеждало подражать доблести павших; к этому следует призывать их потомков и братьев,
    отцам же и матерям, а также живым еще родичам старшего поколения доставлять утешение. Какой же именно представляется нам подобная речь? И с чего будет правильным начать похвалу храбрым мужам, при жизни радовавшим своей доблестью близких и избравшим кончину вместо благополучной жизни?
    Мне представляется, что воздавать им хвалу
    естественно в соответствии с их природой:
    они родились людьми достойными. А родились они такими потому, что произошли от
    достойных. Итак, восславим прежде всего
    благородство их по рождению, а затем их вос-

    питание и образованность. Вслед за этим мы
    покажем, как выполняли они (B) свой долг, и
    это явит их доблестные дела во всем их великолепии.
    В основе их благородства лежит происхождение их предков: они не были чужеземцами
    и потому их потомки не считались метеками5
    в своей стране, детьми пришельцев издалека,
    но были подлинными жителями этой земли,
    по праву обитающими на своей родине и
    вскормленными не мачехой, как другие, а родимой страной, кою они населяли; и теперь
    они, пав, покоятся в (C) родимых местах той,
    что их произвела на свет, вскормила и приняла в свое лоно. По справедливости прежде всего надо прославить эту их мать: вместе с тем
    будет прославлено и благородное их рождение.
    Земля наша достойна хвалы от всех людей,
    не только от нас самих, по многим разнообразным причинам, но прежде и больше всего
    потому, что ее любят боги. Свидетельство
    этих наших слов – раздор и решение богов, оспаривавших ее друг у друга6. Разве может (D)
    земля, коей воздали хвалу сами боги, не заслужить по праву хвалы всех людей? Другой
    справедливой похвалой будет для нее то, что
    во времена, когда вся земля производила и
    взращивала всевозможных животных – зверье и скот, наша страна явила себя девственной и чистой от диких зверей: из всех живых
    существ она избрала для себя и породила человека, разумением своим превосходящего
    остальных и чтящего лишь богов и справедливость. Самым значительным (E) свидетельством моих слов является то, что земля наша
    породила предков вот этих павших, а также и
    наших. Любое родящее существо располагает
    пищей, полезной тем, кого оно порождает,
    что и отличает истинную мать от мнимой,
    подставной, коль скоро эта последняя лишена
    источников, кои питали бы порожденное ею.
    Наша мать-земля являет достаточное свидетельство того, что она произвела на свет людей: она первая и единственная в те времена
    приносила пшеничные и ячменные злаки –
    лучшую и благороднейшую пищу для людей,

    101

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    и это значит, что она сама породила человеческое существо.
    Подобное свидетельство еще более весомо в
    отношении земли, чем в отношении женщины: не земля подражает женщине в том, что
    она беременеет и рожает, но женщина – земле. При этом земля наша не пожадничала и
    уделила свой плод другим. После того она (B)
    породила оливу – помощницу в трудах для
    своих детей. Вскормив и взрастив их до поры
    возмужалости, она призвала богов в качестве
    их наставников и учителей. Имена их не подобает здесь называть (ведь мы их знаем!);
    они благоустроили нашу жизнь, учредили
    каждодневный ее уклад, первыми обучили
    нас ремеслам и показали, как изготовлять
    оружие и пользоваться им для защиты нашей
    земли.
    Рожденные и воспитанные таким образом,
    предки погибших жили, устрояя свое государство, о котором надо здесь вкратце упомянуть. Ведь государство растит (C) людей, прекрасное – хороших, противоположное – дурных. Поскольку наши предшественники воспитывались в прекрасном государстве, то с
    необходимостью становится ясным, что именно благодаря этому доблестны наши современники, к числу которых принадлежат и
    павшие. Само наше государственное устройство и тогда было и ныне является аристократией: эта форма правления почти всегда господствовала у нас, как и теперь. Одни называют ее демократией, другие еще (D) как-нибудь – кто во что горазд, на самом же деле это
    правление лучших7 с одобрения народа. У нас
    ведь всегда есть басилевсы8 – иногда это цари
    по рождению, иногда же выборные; а власть в
    государстве преимущественно находится в
    руках большинства, которое неизменно передает должности и полномочия тем, кто кажутся лучшими, причем ни телесная слабость, ни бедность, ни безвестность предков
    не служат поводом для чьего-либо отвода, но
    и противоположные качества не являются
    предметом почитания, как в других городах,
    и существует только одно мерило: властью обладает и правит тот, кто слывет доблестным
    или мудрым. В основе такого общественного
    устройства лежит (E) равенство по рождению.
    В других городах собраны самые различные
    люди, поэтому и их государственные устройства отклоняются от нормы – таковы тирании
    и олигархии; города эти населяют люди, считающие других либо своими господами, либо
    рабами. Мы же и все наши люди, будучи бра-

    102

    тьями, детьми одной матери, не признаем отношений господства и рабства между собою9;
    равенство происхождения заставляет нас
    стремиться к равным правам для всех, основанным на законе, и повиноваться друг другу
    лишь в силу авторитета доблести и разума.
    Поэтому, воспитанные в условиях полной
    свободы, отцы погибших и наши отцы, а также и сами эти люди явили всем нам множество прекрасных дел как в частной жизни, так и
    на общественном поприще, ибо они считали
    необходимым сражаться за свободу эллинов
    как с эллинами, так и с варварами – в защиту
    всех (B) эллинов. Слишком мало у меня времени, чтобы достойным образом рассказать о
    том, как они сражались с Евмолпом и амазонками, напавшими на нашу землю, или как
    еще раньше они бились на стороне аргивян
    против кадмейцев и на стороне Гераклидов
    против аргивян10: поэты уже воспели в прекрасных стихах их доблесть, сделав ее достоянием всех. И если мы попытаемся восхвалить те же деяния обыкновенным слогом, то
    (C) скорее всего займем лишь второе место.
    Итак, мне представляется лучшим это оставить, ибо делам этим была уже отдана достойная дань. Но то достойное славы, по поводу
    чего еще ни один поэт не высказался достойным образом и что покоится пока в забвении,– о нем, думается мне, следует напомнить, почтив эти деяния хвалой, дабы побудить других изложить их в песнях и поэмах
    иного вида, подобающим для свершивших
    эти деяния образом. Я имею в виду прежде
    всего следующее: когда персы стали правителями Азии и (D) вознамерились также поработить Европу, дети нашей земли – наши родители – преградили им путь; необходимо и
    справедливо в первую очередь вспомнить о
    них и восславить их доблесть. Но если кто хочет прославить ее достойно, пусть обратится
    мысленным взором к тем временам, когда вся
    Азия была рабыней третьего по счету царя:
    первым был Кир, который освободил персов
    и, обуянный гордыней, поработил как своих
    сограждан, (E) так и прежних повелителей,
    мидян; он простер свою власть над всей Азией
    вплоть до Египта; сын его властвовал уже над
    Египтом и Ливией, насколько он мог в эти
    страны проникнуть; третий же царь, Дарий,
    расширил свои владения на суше вплоть до
    Скифии11, а корабли его были хозяевами на
    море и островах, так что никто не мог и помыслить выступить против него. Сознание
    всех людей было подавлено: ведь Персидская

    Платон (427–348 гг. до н. э.). Диалоги

    держава подчинила себе столько великих и
    искусных в войне народов.
    Дарий, выдвинув против нас и эретрийцев
    ложное обвинение в коварных замыслах против Сард, выслал под этим предлогом корабли
    и грузовые суда с пятисоттысячным войском;
    военных кораблей было триста, под командованием Датиса, и Дарий распорядился, чтобы
    тот, если ему дорога его голова, возвратился с
    (B) пленными эретрийцами и афинянами. Датис направил свой флот к Эретрии, против воинов, более всех прославленных среди эллинов и немалых числом, в течение трех дней
    одолел их и обшарил всю эретрийскую землю,
    чтобы ни один эретриец от него не укрылся,
    причем сделал он это так: подступив к границам эретрийской земли, его воины, взявшись
    за руки, образовали цепочку от моря до моря
    и так прошли всю землю, дабы иметь возможность объявить царю, что никто не сумел от
    них убежать. Точно с таким же замыслом отправились они (C) из Эретрии к Марафону,
    словно не вызывало сомнений, что им удастся
    подобным же образом запрячь в ярмо афинян
    и увести их в плен вместе с эретрийцами. Когда замысел этот отчасти был приведен в исполнение, но делались еще попытки полного
    его осуществления, никто из эллинов не пришел на помощь ни эретрийцам, ни афинянам,
    кроме лакедемонян (причем эти последние
    явились на помощь на другой день после битвы); все остальные, устрашенные, предпочли
    временную безопасность и не трогались с места. Если бы кто-нибудь из нас в это время там
    оказался, он бы познал, (D) сколь велика была доблесть тех, кто у Марафона встретили
    полчища варваров и, обуздав всеазиатскую
    гордыню, первыми водрузили трофеи в честь
    победы над ними; они стали вождями и наставниками для всех остальных, показав, что

    могущество персов вполне сокрушимо и что
    никакая людская сила и никакое богатство не
    могут противостоять доблести. Я утверждаю,
    что эти мужи не только дали нам жизнь, но и
    породили (E) нашу свободу, да и не только нашу, но свободу всех жителей этого материка.
    Оглядываясь на их деяние, эллины проявляли отвагу и в последующих битвах за свою
    жизнь, став навсегда учениками сражавшихся при Марафоне.
    Итак, высшая награда в нашем слове
    должна быть отдана этим последним, вторая
    же – тем, кто сражался и победил на море –
    при Саламине и Артемисии. И об этих людях
    многое можно было бы рассказать – о том, как
    они выстояли перед надвигавшейся с суши и с
    моря опасностью, и о том, как они ее отразили. Но я напомню лишь то, что мне представляется самым прекрасным их подвигом: они
    довершили дело, начатое бойцами при Марафоне. Марафонцы лишь показали эллинам,
    что их (B) небольшое число может на суше отразить полчища варваров; что же касается
    морских битв, это пока оставалось неясным:
    персы пользовались славой непобедимых моряков благодаря своей численности, богатому
    снаряжению, искусству и силе. И потому в
    особую заслугу мужам, сражавшимся в те
    времена на море, надо поставить то, что они
    рассеяли боязнь, существовавшую тогда среди эллинов, страшившихся огромного числа
    судов и людей.
    Поэтому и те и другие – как сражавшиеся
    при Марафоне, так и те, что сражались в морском бою при (C) Саламине, – научили остальных эллинов умению и привычке не страшиться варваров как на суше, так и на море.
    Источник: Платон. Диалоги.– М.: Мысль, 1986.

    Государство
    Перевод А. Н. Егунова
    Примечания А. А. Тахо-Годи

    Книга IV
    – Разве нам, – сказал я, – не приходится
    неизбежно признать, что в каждом из нас
    присутствуют как раз те же виды нравственных свойств, что и в государстве? Иначе откуда бы им там взяться?12 Было бы смешно думать, что такое свойство, как ярость духа,
    развилось в некоторых государствах не отто-

    го, что таковы там отдельные лица – носители
    этой причины: так обстоит дело с обитателями Фракии, Скифии и почти всех северных
    земель, а любознательностью отличаются в
    особенности наши края, корыстолюбие же замечается всего более у финикиян и у египтян13.

    103

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Книга X
    600. (B) [Сократ.] А рассказывают ли о разных замысловатых изобретениях – в искусствах или других родах деятельности, – где Гомер выказал бы себя искусным на деле, как

    люди передают о милетце Фалесе и о скифе
    Анахарсисе14?
    [Главкон.] Ни в чем подобном Гомер не выделялся.

    Источник: Платон. Государство // Платон. Собр. соч. в 3-х томах. Т. 3. – М., 1971.

    Примечания
    1

    Залмоксид (Залмоксис, Замолксис, Салмоксис) – легендарный ученик Пифагора, бывший
    раб, фракиец, гет или скиф, распространил, вернувшись на родину, пифагорейское учение и за
    свою праведную жизнь почитался бессмертным.
    2 Абарис, скиф или гипербореец, жрец Аполлона, получил, по преданию, от Аполлона золотую
    стрелу, с помощью которой летал по воздуху. Считался чудотворцем, пророком, целителем, аскетом.
    3 Обычай золотить черепа умерших отцов и
    приносить им жертвы существовал у исседонов –
    соседей скифов.
    4 Т. е. без верхней широкой одежды – хламиды,
    а может быть, и без гиматия, в одном хитоне.
    5 Метеки, жившие в Афинах чужеземцы, не
    являлись гражданами Афин, их права и обязанности были ограничены. Они не имели, напр., права
    на покупку земельной собственности в Афинах.
    6 Имеется в виду миф о споре Афины и Посейдона из-за владычества в Аттике. Посейдон выбил
    для афинян своим трезубцем из скалы источники
    воды, но зато Афина подарила им маслину, что решило спор в ее пользу.
    7 Правление лучших – буквальное значение
    слова “аристократия”.
    8 Ко времени Сократа и Платона в Афинах уже
    несколько сот лет не было басилевсов, т. е. царей.
    Последний царь, Кодр, потомком которого считался Платон, жил, по преданию, в XI в. В демократических Афинах существовали выборные архонты
    (девять человек), занимавшиеся только административной (но не политической) деятельностью.
    9 Речь идет, разумеется, о признании равенства
    лишь между свободными гражданами. Вопрос о
    правомерности рабовладения не может ставиться
    под сомнение ни у Платона, ни у какого иного античного автора. Аристотель признает естествен-

    ность рабского состояния человека, который даже
    отличается особым физическим складом, хотя и
    “является некоей частью господина, как бы одушевленной, хотя и отделенной частью его тела”.
    10 Евмолп, по преданию, сын Посейдона, ставший царем в Элевсине, сражался против афинян,
    которые победили врагов после того, как царь
    Эрехфей принес в жертву свою дочь. Амазонки, легендарные женщины-воительницы, обитавшие у
    озера Меотида (Азовское море) и на реке Фермодонт в Малой Азии, известны своими походами по
    всей Малой Азии. О том, как после похода семерых
    вождей афиняне, мстя за погибших аргивян, выступили против кадмейцев, или фиванцев, рассказывает Геродот. Гераклидами называли детей и
    потомков Геракла. Когда царь Аргоса Еврисфей
    из-за ненависти к Гераклу потребовал выдачи его
    сыновей, афиняне отказались это сделать. Тогда
    Еврисфей вторгся в Аттику, но был разбит Тезеем.
    11 Сократ вспоминает греко-персидские войны
    (конец VI в. – 449 г.).
    12 Для Платона человек-микрокосм соответствует не только обществу, но также Вселенной-макрокосму; поэтому для человека и общества, хоть и
    в разной степени, характерен принцип автаркии.
    Как видно из дальнейших строк (441C-D), у Платона элементы души и соответствующие им нравственные качества отдельного человека типичны
    для целых государств и народов.
    13 Фракия – крайний север Греции, на границе
    с Македонией. Скифия – причерноморские и приазовские земли, бывшие для греков далекими северными пределами. О Скифии см. Геродот, IV.
    14 Анахарсис – легендарный скиф, прославившийся во время путешествия в Грецию своей мудростью и под влиянием Солона посвятивший себя
    философии. О нем сообщает Геродот (IV: 76).

    Эсхин
    A>scjnh~ – Aeschines
    Эсхин (390/389–314 до н. э.), греческий
    оратор. Родился в Афинах, в семье школьного
    учителя Атромета из дема Котокида. Известен как политический противник Демосфена
    и как его соперник в ораторском искусстве. В
    молодости Эсхин служил помощником секретаря, затем трагическим актером на третьих
    ролях. Как оратор сложился под влиянием
    Платона и Исократа (по другим данным – Алкидаманта). Политическую деятельность начал как противник македонского царя Филиппа II, но в 346 г. до н. э., будучи послом в
    Македонии, сблизился с Филиппом и в дальнейшем стал проводником его политики в
    Греции. С посольством 346 г. связан крупный

    104

    процесс 343 г. «О недобросовестно исполненном посольстве». До нас дошли как обвинительная речь Демосфена (XIX), обвинявшего
    Эсхина в подкупе, так и защитительная речь
    последнего (II). Процесс завершился оправданием Эсхина при незначительном большинстве голосов.
    В 330 г., когда Ктесифонт предложил народному собранию Афин наградить Демосфена золотым венком за заслуги перед государством – в организации обороны Афин, особенно после проигранной битвы при Херонее в
    338 г., Эсхин, принадлежавший к промакедонской партии, выступил против и на процессе «О венке» вновь оказался противником

    Эсхин (390/389 - 314 до н. э.). Речи

    Демосфена. Обе речи – Эсхина против Ктесифонта (III) и Демосфена за Ктесифонта (XVIII)
    – сохранились. Эсхиново обвинение не собрало и пятой части голосов судей. Это грозило
    обвинителю штрафом в тысячу драхм за лож-

    ное обвинение, лишением права выступать в
    народном собрании и означало конец политической карьеры. После этого оратор переселился на о. Родос, где преподавал риторику.
    Умер Эсхин в возрасте 75 лет на о. Самосе.

    Подробнее см.: Л. А. Пальцева. Введение // Материалы по истории Причерноморья
    в античную эпоху. Ч. І: Исократ и Эсхин / Сост. Л. А. Плетнева. – СПбГУ, 2001.

    Эсхин
    II. О недобросовестно исполненном посольстве
    Перевод К. Нейлисова в версии Э. Д. Фролова
    (78) Ведь наш отец Атромет, которого ты
    бранишь, не зная его и невзирая на его возраст (и это ты-то, Демосфен, происходящий
    по матери от кочевых скифов!) – бежал в период правления Тридцати и участвовал в восстановлении демократии1...
    (173) В это время2 мы укрепили Пирей и

    построили северную стену, соорудили сто
    триер сверх уже имеющихся, организовали
    отряд из трехсот всадников, купили триста
    скифов3, и имели прочный демократический
    строй.
    (180) ...и я прошу спасти меня и не предать
    логографу и скифу4...

    Источник: Материалы по истории Причерноморья в античную эпоху.
    Ч. І: Исократ и Эсхин / Сост. Л. А. Плетнева. – СПб.: СПбГУ, 2001.

    III. Против Ктесифонта
    Перевод К. Нейлисова в версии Л. М. Глускиной
    (128) ...Собравшись, они5 решили идти
    войной на жителей Амфиссы6 и стратегом избрали Коттифа из Фарсала, который проводил голосование по этому постановлению, в то
    время как Филипп находился не в Македонии
    и не в Элладу направился, а отсутствовал
    столь долго в Скифии.
    (129) ...Таким образом они совершили уже
    второй поход на Амфиссу, много времени спустя, когда Филипп вернулся из похода на скифов7.
    (171) Отцом его8 был Демосфен из дема Пеанея, человек свободный (ибо не следует
    лгать); а что касается матери и деда со стороны матери, об этом я расскажу. Был некто Гилон из дема Керамеи9. Предав врагам Нимфей
    в Понте (поскольку наш город владел тогда
    этим местом), он бежал из города от обвинения, будучи приговоренным к смерти и не до-

    жидаясь суда; прибыл на Боспор и там получил в дар от тиранов так называемые Кепы.
    (172) В жены он взял женщину богатую –
    клянусь Зевсом – и принесшую в приданое
    много золота, но по происхождению скифянку. От нее было у него две дочери, которых он,
    отослав сюда с большими деньгами, выдал замуж, одну – за некоего человека, имя которого я не назову, чтобы не вызвать к себе ненависть у многих10, а на другой [по имени Клеобула. – А. Г.] женился, невзирая на государственные законы, Демосфен из дема Пеанея. От
    нее и появился у вас этот делец и сикофант
    Демосфен. Следовательно, уже по деду он был
    бы врагом народа, ибо предки его были приговорены к смерти11; по матери же он – скиф,
    варвар, говорящий по-гречески, вследствие
    чего и порочность его – не местного
    происхождения.

    Примечания
    1 Речь идет о событиях 404–403 гг. до н. э. в
    Афинах.
    2 Имеется в виду период Пятидесятилетия, начавшийся после освобождения Греции от персов в
    479 г. до н. э.
    3 Отряд скифов-лучников, выполнявших в
    Афинах полицейские функции, о котором сообщает и Андокид (III, 5).
    4 То есть Демосфену.
    5 Города – члены Дельфийской амфиктионии.

    6 Амфисса – город в Локриде Озольской, жители которого совершили святотатство, распахав
    часть священных земель. Это событие стало причиной так называемой Священной войны.
    7 Узнав о начавшейся Священной войне, Филипп быстро отвел свои войска с севера и неожиданно появился в Средней Греции. В 338 г. до н. э.
    при Херонее произошло решающее сражение между армией Филиппа и коалицией греческих полисов.

    105

    Великая Степь в античных и византийских источниках
    8
    9

    Речь идет об ораторе Демосфене.
    Керамеи – аттический дем филы Акамантиды. Гилона, своего деда со стороны матери, Демосфен упоминает в речи против Афоба (XXVIII: 3).
    По его словам, Гилон умер в Афинах.
    10 По Демосфену (XXVIII: 3), мужем сестры его
    матери был некий Демохар.
    11 С опровержением версии Эсхина о предательстве Гилона в свое время выступил С. А. Жебелев в
    статье «Боспорские этюды» (см.: С. А. Жебелев.

    Северное Причерноморье. – М.-Л., 1953). По его
    мнению, описанные выше события вымышлены
    Эсхином с целью скомпрометировать Демосфена.
    Это как будто находит подтверждение в речи Демосфена против Афоба, показывающей, что Гилон
    окончил жизнь в Афинах, не подвергаясь преследованию властей. Ср.: Д. П. Каллистов. Измена
    Гилона // ВДИ, 1950, № 1: 27 сл.; И. Б. Брашинский. Афины и Северное Причерноморье. – М.,
    1963: 73.

    Источник: Материалы по истории Причерноморья в античную эпоху.
    Ч. І: Исократ и Эсхин / Сост. Л. А. Плетнева. – СПбГУ, 2001.

    Аристотель
    }Aristot1lh~ – Aristoteles
    Аристотель (384–322 до н. э.), греческий
    философ. Родился в греческой колонии Стагира (отсюда прозвище Стагирит) во Фракии.
    Его отец был придворным врачом македонского царя. С 367 Аристотель жил в Афинах,
    где в течение 20 лет учился в Академии Платона. В 343 был приглашен македонским царем Филиппом ІІ в качестве воспитателя
    принца Александра. В 335 вернулся в Афины,
    где основал перипатетическую школу, получившую от близлежащего храма Аполлона
    Ликейского название Ликей (греч. Lvkeion) и
    просуществовавшую 8 столетий. После смерти Александра Македонского ввиду роста освободительного движения покинул Афины и
    годом спустя умер в г. Халкиде.
    Труды Аристотеля охватывают логику,
    психологию, естествознание, историю, политику, этику и эстетику. Аристотель – основоположник формальной логики, создатель
    силлогистики. «Первая философия» Аристотеля, позднее названная «Метафизикой», содержит учение об основных принципах бытия: возможности и осуществлении, форме и
    материи, действующей причине и цели. Колебался между материализмом и идеализмом;
    идеи (формы, эйдосы) – внутренние движу-

    щие силы вещей, неотделимые от них. Источник движения и изменчивого бытия – вечный
    и неподвижный “ум”, нус – перводвигатель.
    Ступени природы: неорганический мир, растение, животное, человек. “Ум”, разум отличает человека от животного. Центральный
    принцип этики – разумное поведение, умеренность – метриопатия. Человек – существо
    общественное. Наилучшие формы государства – монархия, аристократия, “политика”
    (умеренная демократия), наихудшие – тирания, олигархия, охлократия (господство толпы). Суть искусства – подражание (мимесис),
    цель трагедии – “очищение” духа (катарсис).
    Основные сочинения Аристотеля: логический свод «Органон» («Категории», «Об истолковании», «Аналитики» 1-я и 2-я, «Топика»),
    «Метафизика», «Физика», «О возникновении
    животных», «О душе», «Этика», «Политика», «Риторика», «Поэтика».
    К сожалению, непосредственно относящееся к нашей проблематике сочинение Аристотеля «N3mima barbarik=» – «Варварские (чужестранные) обычаи» не сохранилось, а потому
    приходится довольствоваться фрагментарными сведениями о народах Великой Степи, приводимыми по случаю в других сочинениях.

    Подробнее см.: Г. Ф. Александров. Аристотель //
    Большая советская энциклопедия. 2-е изд.– М.: БСЭ, 1950.

    Аристотель
    Никомахова этика
    Перевод Н. Брагинской

    Книга ІІІ
    5. (III) Обо всем ли принимается решение и
    все ли предмет решения или же для некоторых [вещей] решение невозможно? Предметом решения, вероятно, следует называть не
    то, о чем может принять решение какой-ни-

    106

    будь глупец или безумец, но то, о чем его принимает разумный человек. Никто не принимает решения о вечном, скажем о космосе или
    о несоизмеримости диаметра и стороны квадрата, а также и о том, что, изменяясь, всегда

    Аристотель (384–322 до н. э.). Трактаты

    изменяется одинаково, будь то по необходимости, или по природе, или по какой-то иной
    причине (как, например, солнцевороты или
    восходы). Не принимают решений ни о том,
    что всякий раз бывает по-разному (как засухи
    и дожди), ни о случайном (как, например, находка клада). Но и о человеческих делах не

    обо всех без исключения принимают решения
    (скажем, никто из лакедемонян не решает,
    какое государственное устройство было бы
    наилучшим для скифов, ибо здесь ничего от
    нас не зависит). А принимаем мы решения о
    том, что зависит от нас и осуществляется в поступках...

    Книга VІІ
    6. (V) Если некоторые вещи доставляют удовольствие по природе в разных смыслах: одни
    – в безусловном, другие – в зависимости от рода животных и людей, а [некоторые доставляют его не по природе], но одно – в силу уродств,
    другое – в силу привычек, третье – по испорченности естества, [или природы], то и для
    каждого из названных случаев тоже можно обнаружить наиболее близкие им склады [души]. Последние же я называю звероподобными складами, например: существо женского
    пола, о котором рассказывают, что оно, взрезав беременных, пожирает детей; или тех, кто
    наслаждаются (как рассказывают о некоторых
    из дикарей, живущих у Понта) сырым или человеческим мясом; или тех, кто одалживают
    друг другу детей для праздничной трапезы;
    или то, что рассказывают о Фалариде.
    8. (VII) В обращении с удовольствиями и
    страданиями, а также с влечениями и избеганиями, обусловленными осязанием и вкусом,
    по отношению к которым ранее были даны определения распущенности и благоразумия,

    можно иметь такой [склад], что уступает даже тем [влечениям и удовольствиям], над коими большинство возвышается, а можно
    одержать верх даже над теми, коим большинство уступает... С воздержанностью и невоздержностью дело обстоит сходным образом. В
    самом деле, не удивительно, если человек уступит сильным и чрезмерным удовольствиям
    или страданиям; напротив, он вызывает сочувствие, если противится им так, как укушенный змеей Филоктет у Феодекта, или как
    Керкион в «Алопе» Каркина, или как те, что,
    пытаясь сдержать смех, разражаются взрывом хохота, как случилось с Ксенофантом.
    Удивляет, причем не вызывает сочувствия,
    если человек уступает и не может противиться таким вещам, которым большинство способно противостоять, причем это не обусловлено ни его природой, передающейся по наследству, ни болезнью, как, например, наследственная изнеженность царей скифов,
    ни, [наконец], такими [причинами], по каким
    женский пол уступает мужскому...

    Источник: Аристотель. Никомахова этика /
    Перевод Нины Брагинской. – М.: ЭКСМО-Пресс, 1997.

    Метеорология1
    Книга І
    10. (6) Роса бывает при южных ветрах, а
    не при северных, повсюду, кроме Понтийских стран; здесь наоборот: при северных ветрах бывает, а при южных не бывает. Причина этого явления – та же, по которой рoca бывает в жаркое время, а зимою не бывает: южный ветер производит жар, а северный – холод: он холоден, так что своим холодным дуновением уничтожает теплоту. (7) А в Понте
    южный ветер не производит такого жара, при
    котором бы поднимались испарения, тогда
    как северный, отовсюду окружая страну холодом, собирает теплоту, так что скорее происходит сильное испарение.
    13. (15) В Азии, как мы видим, множество
    огромнейших рек течет с горы, называемой
    Парнассом2, а она признается величайшею из

    всех гор с юго-восточной стороны: когда перейдешь ее, уже видно внешнее море, пределы которого неизвестны жителям здешних
    стран. (16) С этой горы текут, между прочим,
    Бактр, Хоасп и Аракс3, от последнего отделяется в виде рукава Танаис в Меотийское озеро4. С нее же течет и Инд, самая многоводная
    изо всех рек. (17) А с Кавказа, кроме многих
    других рек, выдающихся количеством и величиной, течет Фасис. Кавказ и по величине
    и по высоте самый большой из горных хребтов с северо-восточной стороны. (18) Доказательством его высоты служит то, что он виден
    с так называемых пучин и при входе в Меотийское озеро; кроме того, его вершины ночью освещаются солнцем до третьей ее части
    как перед зарей, так и с вечера; доказательст-

    107

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    вом же его громадности служит то, что хотя в
    нем много долин, в которых живет много народов, и есть, говорят, большие озера, но всетаки все эти долины, говорят, ясно видны до
    самой отдаленной вершины.
    (20) ...Под самым севером, выше крайних
    пределов Скифии, находятся так называемые
    Рипы5, о величине которых передаются очень
    баснословные рассказы. Оттуда, говорят, текут очень многие и притом самые огромные
    из других рек после Истра.
    (29) ...Находящееся под Кавказом озеро6,
    которое туземцы называют морем, очевидно,
    находит себе выход в глубине: принимая в себя много больших рек и не имея открытого
    стока, оно изливается под землю у страны кораксов7, около так называемых пучин Понта;

    это неизмеримая глубина моря: по крайней
    мере, никто еще никогда не мог достать дна,
    спуская лот.
    14. (29) Даже побережье Меотийского озера вследствие речных наносов настолько увеличилось, что ныне входят туда для работы
    суда гораздо меньшей величины, нежели 60
    лет тому назад; из этого легко сообразить, что
    и оно, подобно многим озерам, первоначально
    обязано своим происхождением рекам и что в
    конце концов ему суждено всему высохнуть8.
    (31) Так как время никогда не прекращается и мир вечен, то очевидно, что ни Танаис, ни
    Нил не текли вечно, но что некогда те места,
    откуда они текут, были сухи: ибо их деятельность имеет предел, а время не имеет его.

    Книга II
    1. (10) Есть довольно много морей, ни в одном месте не соединяющихся между собою;
    правда, Красное море, по-видимому, имеет
    небольшое сообщение с тем, что за Геракловыми столбами, но Гирканское и Каспийское9
    отделены от него, и берега их кругом заселены...
    (12) Все море по эту сторону Геракловых
    столбов имеет течение соответственно степени
    вогнутости земли и числу рек: Меотида течет
    в Понт, а последний – в Эгейское море. Во
    всех других морях это явление менее очевидно; (13) в вышеназванных же оно происходит
    вследствие множества рек (в Евксин и Меотиду изливается столько рек, что они в несколько раз превосходят площадь последнего) и не-

    значительности глубины: там море, по-видимому, чем дальше, тем глубже, так что Понт
    глубже Меотиды, а Эгейское море – глубже
    Понта...10
    4. (47) ...У Линка есть один источник кислой воды, а в Скифии – горький; вытекающая
    из него вода делает горькою целую реку, в которую впадает11.
    5. (14) Длина населенной земли сильно
    разнится от ширины: ибо пространство от Геракловых столбов до Индии к пространству от
    Эфиопии до Меотиды и самых отдаленных местностей Скифии по величине относится более чем 5: 3, если принять в расчет и морские
    пути и сухие, насколько можно достигнуть
    точности в такого рода измерениях.

    О Вселенной, или О мире12
    Перевод И. И. Маханькова при участии Э. Г. Юнца
    3. Обитаемую землю омывает Атлантический океан. Его еще называют просто Океан.
    Через узкий обращенный на запад пролив –
    Геркулесовы столпы – он втекает в Средиземное море, поначалу переходя в залив, а потом
    понемногу разливается и, образуя огромные
    изгибы, следующие друг за другом, то протекает через узкие проливы, то снова разливается. Сначала море образует заливы, называемые Сиртами – Большим и Малым, и расположены они вправо, если плыть от Геркулесовых столпов. Левый берег моря изгибается подругому, и здесь образуются три моря: Сардинское, Галатское и Адриатическое. Рядом с
    ними косо простирается Сицилийское море, за
    которым следует Критское, а затем по одну

    108

    сторону – Египетское, Памфилийское и Сирийское, а по другую – Эгейское и Миртойское. Навстречу этим последним устремляется Понт, распадающийся на много частей, из
    которых наиболее удаленная называется Меотидой, а ближайшая, так называемая Пропонтида, впадает в Геллеспонт. И с востока в землю также вдается Океан, образуя открывающиеся в ту сторону Индийский и Персидский
    заливы, за которыми простирается охватывающее их Эритрейское море. С другой стороны,
    пройдя через узкую и длинную горловину,
    Океан вновь разливается, омывая Гирканию и
    Каспию. После этого Океан огибает возвышенность позади Меотийского залива, а затем,
    обойдя Скифию и область кельтов, он понем-

    Аристотель (384–322 до н. э.). Трактаты

    ногу наступает на обитаемую землю и выходит
    к Галатскому заливу и упомянутым Геркулесовым столпам, за которыми он омывает землю. Здесь имеется два огромных острова, превосходящие все до сих пор упомянутые. Их
    называют Британскими – Альбионом и Иерной, и расположены они над областью кельтов. Несколько меньше остров Тапробана, лежащий за Индией наискось к обитаемой земле, и Фебол, расположенный в Аравийском заливе. Вблизи Британских островов и Иберии
    обитаемую землю, которую мы также назвали
    островом, окружают немало мелких островов.
    Как сообщают географы, наибольшая ширина
    обитаемой земли чуть меньше 40 000 стадиев
    [ок. 7500 км], а длина ее – около 70 000 [ок. 13
    000 км]. Ее части – Европа, Азия и Ливия.
    Европа ограничена со всех сторон: с одной
    стороны Геркулесовыми столпами, с другой –

    Гирканским морем и заливами Понта, а также самым узким местом перешейка, разделяющего эти моря. Некоторые же считают границей Европы не перешеек, а реку Танаис.
    Азия простирается от упомянутого перешейка и Понта с Гирканским морем до другого перешейка13, отделяющего Аравийский залив
    от Средиземного моря. Азия также омывается
    Средиземным морем и внешним Океаном. Но
    некоторые определяют Азию в пределах от реки Танаис до дельты Нила. Ливия простирается от Аравийского перешейка до Геркулесовых столпов, некоторые же определяют ее от
    Нила, поэтому дельту Нила некоторые относят к Азии, другие – к Ливии. Острова считаются либо самостоятельными частями суши,
    либо относятся к соседним материкам. Такова география земли и моря, которые мы зовем
    обитаемыми.

    Источник: Псевдо-Аристотель. О мире // Античность в контексте современности. – М., 1990; Знание за пределами науки. – М., 1996.

    Истории о животных14
    По В. В. Латышеву

    Книга III
    21. (7) Большее или меньшее количество
    молока у млекопитающих животных изменяется в зависимости от величины тела и разли-

    чия пищи, как, например, на Фасисе есть маленькие коровки, из коих каждая дает много
    молока...

    Книга IV
    19. (14) На реке Гипанисе у Боспора Киммерийского15 около времени летнего солнцестояния приносится рекою род мешочков величиною побольше виноградных ягод; когда
    они лопнут, из них выходит крылатое четвероногое животное, оно живет и летает до вечера; при склонении солнца к западу оно сохнет
    и вместе с закатом умирает, проживши всего
    один день, почему и называется поденкою.
    22. (8) ...В Понте есть порода пчел, отличающихся чрезвычайной белизной и производящих мед дважды в месяц. А в Фемискире у

    реки Фермодонта в земле и в ульях делаются
    соты с очень небольшим количеством воска и
    с густым медом; сот этот гладок и ровен, пчелы производят его не постоянно, а только зимою, так как в это время года цветет плющ,
    который в изобилии растет в этой местности и
    с которого они берут мед. В Амис16 также привозится изнутри материка очень белый и густой мед, который пчелы делают без сотов на
    деревьях; такой же мед встречается и в других местах в Понте.

    Книга V
    22. (2) ...Скифы ездят верхом на жеребых
    кобылах, когда заметят особенно быстрое

    движение плода, и говорят, что этим облегчаются их роды.

    Книга VI
    12. ...Все животные от природы чувствительны к переменам тепла и холода... Одни из
    них находят себе защиту в обычных местах
    жительства, другие переселяются именно после осеннего равноденствия из Понта и холодных стран, спасаясь от наступающей зимы, а

    после весеннего – из теплых в холодные страны, боясь жары; при этом одни переселяются
    из близких местностей, а другие, так сказать,
    с края света, как, например, журавли: они из
    скифских равнин переселяются в болота, лежащие выше Египта, откуда течет Нил...

    109

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Книга VII
    13. Большинство “колиев” (род скумбрии)
    не входят в Понт, но проводят лето и выводят
    детенышей в Пропонтиде, а зимуют в Эгейском море; но тунцы, пеламиды и тумаки (тоже род тунцов) весною входят в Понт и там
    проводят лето, равно как и большая часть
    идущих по течению и стадных рыб; а стадами
    живет большинство рыб; все стадные рыбы
    имеют вожаков. В Понт они переселяются изза пищи (корм там и изобильнее и лучше
    вследствие пресноты воды) и потому, что там

    меньше больших морских животных; в Понте
    нет ничего, кроме дельфинов и тюленей, да и
    дельфины там малы, а по выходе из него немедленно попадаются большие. Итак, рыбы
    переселяются туда из-за пищи, а также и для
    вывода детенышей: там есть удобные для этого места, а годная для питья и более пресная
    вода способствует развитию мальков. Когда
    же процесс размножения окончится и мальки
    подрастут, они выходят из Понта немедленно
    после Плеяд17.

    Книга VIII
    19. Большинство пород рыб бывает здоровее... в дождливые годы: тогда они не только
    находят себе больше пищи, но и вообще дождливое время им полезно... Доказательством
    этого служит и переселение большинства рыб
    на лето в Понт: вода в нем преснее вследствие
    множества впадающих в него рек, и эти реки
    сносят в море изобильный корм для рыб.
    25. ...Осел из всех таких же, как он, животных наиболее чувствителен к холоду; по-

    этому по берегам Понта и в Скифии ослы не
    водятся.
    28. ...В Понте не водятся ни моллюски, ни
    черепокожие, разве только в некоторых местах в небольшом количестве...
    В Ливии бараны рогатой породы прямо родятся с рогами... а у Понта в Скифии, наоборот, рога у них совсем не растут18.
    В Скифии и Кельтике ослы совершенно не
    водятся, так как эти страны очень холодны.

    Книга IX
    33. В Скифии – порода птиц величиной не
    меньше дрофы; она выводит по паре птенцов,
    но на яйцах не сидит, а завертывает их в заячью или лисью шкуру и так оставляет, сама
    же, когда не ищет добычи, сидит на вершине
    дерева и сторожит яйца; если кто к ним приблизится, она нападает и бьет крыльями подобно орлу.
    36. У Меотийского озера волки, говорят,
    приручены рыболовами; но когда последние

    не дадут им части добычи, волки портят их сети, растянутые для просушки на земле.
    47. Говорят, что у скифского царя была однажды благородная кобылица, от которой все жеребята были очень хороши; желая, чтобы она родила
    от самого лучшего из них, царь подвел его к матке
    для случки; жеребец не хотел, но когда кобылицу
    закрыли, то, не заметив, вскочил на нее. Когда же
    после случки открыли голову кобылицы, то жеребец, увидев ее, убежал и бросился с утесов.

    О частях животных19
    Книга IV
    5. (45) ...Все насекомые нуждаются в малом количестве пищи... в особенности семейство кузнечиков: для их тела достаточную пищу составляет вбираемая при дыхании вла-

    га, равно как и для поденок (водящихся около Понта), только последние живут лишь в
    продолжение одного дня, а первые – несколько дней, хотя немного.

    О рождении животных
    Книга II
    8. ...Осел – животное чувствительное к холоду; поэтому он не водится в холодных стра-

    нах вследствие зябкости своей природы, как,
    например, в Скифии и соседних странах...

    Книга V
    3. Прямоволосы те люди, в которых много
    влажности: ибо влага течет у них в волосах, а
    не сочится по каплям. Поэтому понтийские
    скифы и фракийцы прямоволосы, так как и
    сами они отличаются изобилием влаги и ок-

    110

    ружающий их воздух влажен... На овец холодный климат имеет противоположное влияние, чем на людей: скифы мягковолосы, а
    савроматские овцы отличаются жесткою
    шерстью.

    Аристотель (384–322 до н. э.). Трактаты

    О чудесных слухах, или О диковинах20
    18. В Понтийском Трапезунте собирается с
    буксового дерева мед с тяжелым запахом; говорят, что здоровых людей он лишает рассудка, а одержимых падучею болезнью совсем
    убивает21.
    30. Рассказывают, что у скифов, называемых гелонами22, водится очень редкое животное, которое называется тарандом23. Говорят,
    что оно меняет цвет шерсти, смотря по месту,
    где находится; поэтому трудно ловить его, так
    как цвет его шерсти уподобляется цвету деревьев, местностей и вообще всего, что его окружает; весьма удивительно, что оно меняет
    цвет шерсти, так как прочие животные меняют цвет кожи, как, например, хамелеон и
    полип; величиною оно с быка, а складом головы похоже на оленя.
    48. Рассказывают о совершенно особом происхождении железа халибского и амисского24:
    оно образуется, по рассказам, из песка, несомого реками; песок этот, по одним рассказам,
    просто промывают и плавят на огне, а по другим – образовавшийся от промывки осадок несколько раз еще промывают и потом плавят,
    прибавляя так называемый огнеупорный камень, коего много в той стране; этот род железа гораздо лучше прочих, и если бы оно плавилось не в одной печи, то, кажется, ничем не отличалось бы от серебра. Только одно это железо, по рассказам, не подвергается ржавчине;
    но добывается оно в незначительном количестве.
    62. Рассказывают, что моссиникская25
    медь отличается ярким блеском и чрезвычайною белизною; к ней примешивается не олово, но особый сорт тамошней земли, которая
    плавится вместе с медью; говорят, что изобретатель такого сплава никому не открыл своего
    секрета, поэтому старинные медные изделия
    этой страны отличаются превосходными качествами, а позднейшие уже не имеют их.
    63. Говорят, что в Понте встречаются неко-

    торые птицы, гнездящиеся зимою, они не дают помета, не чувствуют боли, когда у них выщипывают перья и втыкают их на вертел, а
    только тогда, когда их жарят на огне. Рассказывают также, что многие рыбы не чувствуют, когда их разрезают и разрубают, и чувствительны только к согреванию огнем.
    105. Рассказывают, что Истр, вытекая из
    так называемых Геркинских лесов26, разделяется на рукава и одним течет в Понт, а другим впадает в Адриатическое море27. Доказательство этого мы видим не только в наше
    время, но еще более в старину, как, например, то, что его верховья не судоходны. Так,
    об Ясоне рассказывают, что въехал он в Понт
    у Кианей28, а выехал из Понта по Истру; приводят не мало и других свидетельств этого, а
    также показывают в той местности жертвенники, посвященные Ясоном, а на одном из островов Адриатики – храм Артемиды, построенный Медеей.
    141. Рассказывают, что скифский яд, которым пропитывают стрелы, добывается из
    ехидны. Скифы, кажется, подстерегают уже
    родившихся живых детенышей, ловят их и
    оставляют гнить несколько дней; когда им покажется все достаточно сгнившим, они наливают человеческую кровь в горшочек, закрывают его и зарывают в навоз, а когда и это
    сгниет, то водянистый отстой, образующийся
    над кровью, смешивают с гноем ехидны и таким образом делают смертоносный яд.
    158. Рассказывают, что в реке Фасис растет лоза, называемая белолистником, которую ревнивые мужья срывают и разбрасывают вокруг брачного покоя и таким образом сохраняют свой брак неоскверненным.
    168. Реки Рейн и Истр текут по северным
    странам, первый мимо германцев, второй мимо пеонов29, летом они судоходны, а зимой замерзают от холода, и по ним ездят верхом,
    как по равнине.

    Проблемы
    Книга XIX
    28. Почему некоторые песни называются
    “номами” (n3moi), т. е. законами? Не потому
    ли, что до изобретения письменности пели законы, чтобы не забыть их, как и теперь еще в

    обычае у агафирсов30? Поэтому и назвали первые строфы позднейших песен тем же именем,
    что и прежние.

    Книга XXIII
    6. Почему морская вода в Понте белее, чем
    в Эгейском море? Не вследствие ли преломления зрения, происходящего от моря в возду-

    хе? Ибо воздух, окружающий Понт, густ и
    бел, вследствие чего и поверхность моря кажется таковою же, а над Эгейским морем он

    111

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    голубой, вследствие того, что чист на далекое
    пространство, так что и отражающее его море
    кажется таким же. Или потому, что все озера
    белее моря, а Понт изобилует озерами (лима-

    нами) вследствие того, что в него текут многие реки? А озера белесоватее моря и рек; по
    крайней мере живописцы рисуют реки бледными, а море голубым...

    Книга XXV
    6. Почему в Понте бывают величайшие холода и жары? Не вследствие ли густоты воздуха? Ибо зимою он не может нагреваться. а летом, когда нагреется, жжет вследствие своей
    плотности. По той же причине и болотистые

    местности зимою отличаются холодом, а летом – жарами. Или вследствие движения
    солнца? Ибо зимою оно бывает далеко от
    них, а летом – близко.

    Неизданные «Проблемы»
    Книга II
    72. Почему эфиопы курчавы, а скифы и вообще северные народы прямоволосы? Не потому ли, что высушиваемый солнцем волос
    скручивается подобно другим предметам, а
    эфиопы живут ближе к солнцу и в чрезвычайном зное, между тем как скифы живут в хо-

    лодной стране, где солнце не испаряет находящейся в волосах влаги, так что они и не
    скручиваются?...
    168. ...Ослы чувствительны к морозу и зябки. Доказательством этого служит то, что
    ослы не водятся в Скифии.

    Книга III
    7. Почему мальчики, будучи горячи, не
    любят вина, а скифы и взрослые мужчины,
    будучи горячи, любят его? Или потому, что
    последние горячи и сухи (ибо таково состояние мужчины), мальчики же влажны и горячи, а любовь в них есть желание чего-то влаж-

    ного? Влажность препятствует мальчикам
    чувствовать жажду, ибо желание чего-либо
    есть потребность.
    45. Почему Гирканское озеро, имеющее
    пресную воду31, моет ш очищает платья? Моет преснотою, а очищает горечью...

    Политика
    Книга VII
    2. (6) У скифов не позволялось пить круговую чашу во время одного праздника тому,
    кто еще не убил ни одного врага; а у воинст-

    венного народа иберов32 вокруг могилы втыкают столько колышков, сколько умерший
    истребил врагов.

    Книга VIII
    4. (4) Есть много народов, склонных к
    убийству и людоедству, как, например, из
    числа припонтийских, ахейцы и эниохи33, а
    равно и другие племена из живущих на мате-

    рике, одни подобно этим, а другие еще больше
    их; они ведут разбойничий образ жизни, но
    храбростью не отличаются.

    Экономика
    Книга II
    2. (8) Гераклеоты34, посылая однажды сорок кораблей против боспорских тиранов35 и
    имея недостаток в денежных средствах, заку-

    пили у богачей весь хлеб, масло, вино и прочие товары...

    О справедливости
    Р. 1487, фр. 72. Другие называют Филоксена36 любителем рыбы, а Аристотель – вообще гастрономом; он где-то пишет так: “Народные ораторы проводят целый день на пред-

    112

    ставлениях фокусников и в болтовне с приезжающими из Фасиса или Борисфена, не зная
    ничего, кроме обеда Филоксена, да и то не целого” (Атеней. Эпитомы I: 6d).

    Аристотель (384–322 до н. э.). Трактаты

    Пеплос. Эпитафии героев
    5

    43

    Над Ахиллом, чтимым на острове Белом37.
    Сына богини Фетиды, Пелееву отрасль, Ахилла,
    Остров сей Понта святой в лоне своем бережет.
    Над Эетом, погребенным в Колхиде.
    Златом богатых Колхиды сынов владыку Эета38
    Всепокоряющий здесь божеский рок схоронил.

    Отрывки из неизвестных сочинений о животных
    Извлечения В. В. Латышева из Клавдия Элиана
    V. 27. Аристотель говорит, что в стране неXVI. 33. Аристотель говорит, что у быков в
    вров быки имеют рога на плечах.
    стране невров рога и уши вырастают из одно43. Аристотель говорит, что у реки Гипа- го и того же места и связаны между собою...
    ниса водится животное, называемое одно- Приведем еще и следующее известие сына
    дневкой; оно рождается на рассвете и умира- Никомахова: он говорит, что у будинов, жиет, когда солнце начинает склоняться к зака- вущих кругом Кариска39, не родятся белые
    овцы, но что все они черные.
    ту.
    См.: Aeliani De natura animalium libri XVII. Varia historia. Epistulae / Rec. R. Hercher. V. I–II. –
    Lipsiae, 1864–1866; Claudii Aeliani varia historia / Ed. M. R. Dielts. – Leipzig, 1974.

    Схолии к «Позднейшей аналитике»
    К книге ІІ. (Фемистий) говорит, что подобною причиною и скиф Анахарсис40 объяснил
    отсутствие флейтисток у скифов: на вопрос,
    нет ли в Скифии флейтисток, он отвечал: “вовсе нет, ибо нет и виноградных лоз”. Он тоже
    привел отдаленную причину отсутствия
    флейтисток в Скифии: ближайшею причиною

    отсутствия флейтисток было отсутствие пьянства, а причиною последнего – отсутствие лоз.
    Это приводится в старинных достопамятных
    изречениях.
    Из Фемистия же, фр. 66. ...такую же причину привел и Анахарсис, то что у скифов нет
    флейтисток: у них ведь нет винограда.

    Схолии к сочинению «О небе»
    К книге ІІ. ...Древнейшие математики разделили небо на пять поясов: первый они называли арктическим, потому что там находится
    звезда =rkto~ [т. е. Медведица]... Второй пояс
    они назвали летним тропическим, третий –
    равноденственным, четвертый – зимним тропическим и пятый – антарктическим, ибо и
    там опять находится Медведица. По трем
    средним поясам проходит солнце, и говорят,
    что они необитаемы вследствие того, что по
    ним проходит солнце. Равным образом опять
    необитаемы, говорят, и два другие пояса, арктический и антарктический... ибо они близки
    к полюсам. Они тоже необитаемы, говорят, по
    причине чрезвычайных холодов и того, что

    солнце повсюду далеко отстоит от них. Мы,
    говорят, заселяем среднее пространство между арктическим поясом, близким к северному
    полюсу, и летним тропическим, причем скифы-русь (Skvqa~ to8~ {Rä~)41 и другие гиперборейские народы42 живут ближе к арктическому поясу, а эфиопы, арабы и другие – к летнему тропическому, почему они, говорят, не
    терпят и холода; эллины же живут между гиперборейскими народами и близкими к востоку, почему и являются самыми разумными
    среди прочих, более сильными и мужественными в битвах, так как живут в более благорастворенном климате...

    Примечания
    1 Извлечения из «Метеорологии» и всех остальных сочинений, принадлежащих Аристотелю либо приписываемых ему, даны по В. В. Латышеву с
    примечаниями В. В. Латышева и Л. А. Ельницкого (в квадратных скобках).
    2 [Парнассом Аристотель называет здесь вершины Тянь-Шаня и Памира – хребты, с которых
    действительно берут начало многие реки Азии.]
    3 [Бактр – река в Бактриане, один из притоков

    Окса (Амударьи). Хоасп – река в Сузиане, ранее
    впадала в Персидский залив, ныне – в Шат-эльАраб. Аракс сохраняет свое название и ныне (если
    только Аристотель не именует так, вслед за Геродотом, Амударью, обычно называвшуюся в древности Оксом.]
    4 [Судя по тому, что Аристотель выводит Танаис (Дон) из Аракса, истоки Дона и соотношение
    Азовского и Каспийского морей представляются

    113

    Великая Степь в античных и византийских источниках
    23 [Таранд – вид оленя, может быть, благородему в совершенно искаженном виде. ]
    5 [Рипы, или Рипейские Альпы, обычно – Урал,
    ный олень.]
    24 [О халибах, славившихся в древности в качехотя из текста Геродота можно заключить, что это
    наименование, в результате совмещения, вызван- стве металлургов, см. прим. к фр. 195 Гекатея.
    ного туманными представлениями об Азии, рас- Амис – см. прим. к кн. V: 22 «Истории животпространялось иногда и на Алтай.]
    ных».]
    6 [Озеро под Кавказом – Каспийское море. До
    25 [О моссиниках: Ксенофонт. Анабасис V: 4, 1 и
    Аристотеля господствовало представление, по ко- прим. к фр. 191 Гекатея.]
    26 [Геркинские леса – у греческих и у латинских
    торому Каспийское море имело выход в океан с северной стороны. На чем основаны предположения авторов суммарное обозначение гористо-лесной обАристотеля о подземном слиянии Каспийского и ласти к северу от верхнего течения р. Дуная.]
    27 [Рукав Истра (Дуная), впадающий в АдриаЧерного морей, сказать трудно.]
    7 [Земля кораксов – в данном случае кавказское
    тическое море, без сомнения, р. По (Падуе), котопобережье в центральной его части; о кораксах см. рая, однако, не является рукавом р. Дуная. Возв примечании к фр. 185 Гекатея.]
    можно, впрочем, что здесь Аристотель имеет в ви8 [Дельта Дона действительно сильно измениду речку Пиаве, впадающую в Венецианский залась в результате наносов.]
    лив, верховья которой близки к верховьям р. Дра9 [По-видимому, здесь Аристотель называет
    вы, притока Дуная. По этим рекам в древности, неГирканским южную часть Каспийского моря, Кас- сомненно, существовало перевалочное судоходстпийским же – северную часть того же моря; ср. О во, что и получило отражение в легенде об аргонавмире: III].
    тах, прибывших в Адриатику по Дунаю.
    10 [Представления о морских течениях у Аристоте28 Кианеи – Босфор (Константинопольский проля превратны, как и о морских глубинах: Черное мо- лив).]
    29 [Пеоны – горное племя в Северной А1акедоре не течет в Эгейское, а последнее не глубже Черного.]
    нии.]
    11 [Линк – горная вершина в Эпире. Относи30 [Об агафирсах см. кн. IV: 10 Геродота.]
    31 [Вода Гирканского, т. е. Каспийского, моря
    тельно горькой воды в устье Днепра ср. Геродот IV:
    81 и примечание к этому месту.]
    отнюдь не является пресной. Аристотель, может
    12 “Книга вместе с вводным письмом, обращенбыть, имел в виду воду устья Волги или воду Азовным к Александру, ошибочно приписана Аристо- ского моря, действительно более пресную, чем вотелю” (Christ W. Griechische Literaturgeschichte. да Черного и Каспийского морей.]
    32 [Иберы – одно из наиболее значительных плеBd. II. – Leipzig, 1924: 408).
    13 [Галатский залив – Бискайский залив. До
    мен Закавказья в древности, предки современных
    другого перешейка – Аристотель имеет в виду Су- грузин. О них подробнее у Страбона, кн. XI, 7 (см.
    эцкий перешеек.]
    ниже).]
    14 Книга считается подложной.
    33 [Об ахейцах (ахеях) см. в прим. к периплу
    15 [Река Гипанис у Боспора Киммерийского –
    Псевдо-Скилака: 75. Об эниохах – Псевдо-Скилак:
    Кубань, впадавшая в древности в Черное море у 76.]
    34 [Гераклеоты – жители Гераклеи Понтийнынешней Пересыпи, а теперь впадающая в Азовское море у г. Темрюка. ]
    ской, греческого города на малоазийском побере16 [Амис – греческий город на берегу Черного можье Черного моряк западу от Синоды].
    35 [Боспорские тираны – цари Боспорского царря между Синопом и Трапезундом.]
    17 [Аристотель имеет в виду, видимо, не столько
    ства.]
    36 [Филоксен – афинский философ, ученик Анасамый Понт (Черное море), сколько Азовское море,
    в древности, как и теперь, славившееся обилием ксагора, известен как кутила и развратник.]
    37 [Остров Белый – о. Змеиный, на Черном морыбы.]
    18 [Относительно безрогого и короткорогого
    ре близ устья р. Дуная.]
    38 [Эет – мифический царь Колхиды, отец Мескота на севере ср. у Геродота, кн. IV: 29 и в прим.
    деи.]
    к этому месту,]
    39 [Пункт из других источников неизвестен].
    19 Книга считается подложной.
    40 [Об Анахарсисе см. Геродот IV: 76 сл.]
    20 Книга «О чудесных слухах», или «О дикови41 [Наименование “русь” или “рос” употреблянах» – древнейшее произведение литературы,
    имеющее своим предметом чудесные истории; но ется византийскими писателями, наряду с наимеона все же не имеет отношения к Аристотелю, так нованием “скифы”, применительно к славянским
    как содержит многое, совершившееся лишь после племенам; при этом подчеркивается, что термин
    “рос” является местным и самобытным. Его происего смерти.
    21 Об опьяняющем меде у макронов ср. Ксенохождение и этимология не могут еще, однако, считаться окончательно выясненными.]
    фонт. Анабасис IV: 8, 20.
    42 [Гиперборейские народы – северные народы.
    22 [О гелонах, племени не скифском, см. в прим.
    О гипербореях см. в прим. к кн. IV: 32 Геродота.]
    к Геродот IV: 108.]
    Источник: В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, № 2.

    Демосфен
    Dhmosq1nh~ – Demosthenes
    Демосфен (384/383–322 до н. э.), греческий оратор и политический деятель. О его
    происхождении сообщает ритор Либаний
    (314–393 н. э.) во «Введении к речам Демос-

    114

    фена»: “Отцом оратора Демосфена был Демосфен, человек, по-видимому, безупречный с
    точки зрения происхождения, как свидетельствует даже его личный враг Эсхин. Послед-

    Демосфен (383–322 до н. э.). Речи

    ний по крайней мере говорит дословно так:
    “Отцом его был Демосфен пеаниец, человек
    свободный; было бы ложью отрицать это”.
    Ввиду того, что у него была мастерская рабовножовщиков, от этого он получил прозвище
    «ножовщика». С материнской же стороны
    происхождение оратора, как говорят, не было
    аттическим, так как дед Демосфена Гилон,
    изгнанный из Афин по обвинению в измене,
    проживал на берегах Понта и там женился на
    женщине скифского происхождения, от которой у него была дочь Клеобула, мать Демосфена. За это-то и нападали на него некоторые, а
    в том числе и Эсхин, говоря, будто он – скиф,
    варвар, только говорящий на греческом языке” [Введение 2]. Росший без отца с 7 лет, Демосфен по достижении совершеннолетия начал судебную тяжбу против своих опекунов,
    расхитивших отцовское наследство. Выиграв
    процесс в 364 г., Демосфен продолжает юридическую деятельность в качестве логографа
    – составителя судебных речей. В 355-352 гг.
    пишет политические речи для произнесения в
    Народном собрании Афин. С некоторыми выступает сам («О симмориях», «За мегалопольцев»), с другими – клиенты-участники крупных политических процессов («Против Андротиона о противозаконии», «Против Лептина о беспошлинности»). Речи Демосфена против Лептина, Формиона и Лакрита, насыщенные ссылками на конкретные факты, являются главным источником для истории северочерноморской торговли соответствующего периода. В 351 г. речью «Против Филиппа» Демосфен начал бескомпромиссную и продолжительную борьбу против македонского царя
    Филиппа II – за независимость Афин. В этих
    речах, именуемых “филиппиками”, Демосфен как оратор достигает апогея. В 338 г. до
    н. э. в битве при Херонее Филипп наносит поражение объединенным силам греческих городов во главе с Афинами. Демосфен организует оборону города и делает крупные по-

    жертвования на его защиту. Афиняне поручают Демосфену произнести надгробную речь
    памяти павших воинов (текст дошедшего до
    нас «Надгробного слова» Демосфена подлинным не признается) и Народное собрание принимает предложение Ктесифонта о награждении Демосфена золотым венком. Это постановление оспаривает ярый соперник Демосфена оратор Эсхин, действия которого при заключении Филократового мира Демосфен
    изобличил как предательские в своей речи «О
    превышении полномочий посла» на процессе
    об этом посольстве. Дело в том, что Эсхин, начавший политическую деятельность как противник македонского царя Филиппа II, в 346
    г., будучи послом в Македонии, сблизился с
    Филиппом и в дальнейшем стал проводником
    его политики в Афинах. До нас дошли и обвинительная речь Демосфена, обвинявшего Эсхина в подкупе, и защитительная речь последнего. Тот процесс завершился оправданием Эсхина при незначительном большинстве
    голосов. Новую тяжбу Демосфен выигрывает,
    дав в речи «О венке» отчет о своей жизни и
    противопоставив собственную деятельность в
    интересах государства промакедонской политике Эсхина и его стороников (330 г. до н. э.).
    В 324 г. политические противники обвиняют
    Демосфена в растрате 20 талантов, предназначенных на государственные нужды, наказывают его штрафом в 50 талантов и заключают
    в тюрьму. Демосфен спасается бегством. После смерти Александра Македонского в 323 г.
    Демосфен возвращается в Афины, чтобы
    вновь стать во главе борьбы за независимость.
    Однако афиняне снова терпят сокрушительное поражение в Ламийской войне. Торжествующий правитель Македонии Антипатр требует смерти Демосфена, и он, преследуемый
    врагами, бежит на остров Калавра, где в храме Посейдона принимает яд.

    Подробнее см.: Античные писатели. Словарь. – СПб.: Лань, 1999; Л. А. Пальцева.
    Материалы для истории Причерноморья в античную эпоху. Ч. ІІ. Демосфен.–
    СПб.: Центр антиковедения СПбГУ, 2001.

    Демосфен
    XI. В ответ на письмо Филиппа
    Перевод С. И. Радцига
    (20) Всё это, граждане афинские, нам нужно принять во внимание и дать себе отчёт в
    том, что сейчас даже не от нас зависит гово-

    рить о соблюдении нами мира (ведь тот человек [Филипп II] уже не только объявил войну,
    но и на деле её начал), и таким образом надо не

    115

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    щадить никаких средств ни государственных,
    ни частных, но выступать в поход, когда это
    представляется нужным, всем с полной решимостью, а полководцев взять лучших, чем до
    сих пор. (21) Пусть никто из вас не подумает,
    что те же самые люди, по вине которых дела
    государства пришли в такой упадок, будут способны потом поправить их и привести в лучшее состояние. Не думайте также, что, если вы
    будете относиться с такой же беспечностью,
    как до сих пор, другие будут с особенным усердием бороться за ваше дело. Нет, представьте
    себе только, какой же это позор – после того

    как отцы ваши перенесли много трудов и великие опасности в войне с лакедемонянами, (22)
    вы не хотите проявить решимости в защите даже того, что они вам передали, добыв справедливым путём и в противоположность этому человеку, который хоть он и уроженец Македонии, так смело идёт в опасности, что ради расширения своей державы в боях с врагами получил раны по всему телу1, вы, будучи афинянами, которым отцами завещано никому не
    покоряться, но всех побеждать на войне, – вы
    по беспечности или по малодушию покидаете
    дела предков и пользу отечества.

    XX. Речь против Лептина2
    (29) Кроме того, о судьи, в его [Лептина] законе записано буквально следующее: “пусть
    не будет свободен от повинностей никто – ни
    из граждан, ни из равнообязанных лиц, ни из
    чужестранцев”, но при этом не определено, от
    чего именно освобожден – от хорегии3 или какой-либо другой повинности, а сказано просто: «не будет свободен от повинностей никто,
    кроме потомков Гармодия и Аристогитона»4.
    Под словом «никто» подразумеваются все остальные, а при слове «чужестранцев» нет определения «живущих в Афинах». Тем самым
    он и Левкона, правителя Боспора5, и сыновей
    его лишает дара, который вы им дали6.
    (30) В самом деле, по происхождению Левкон – чужестранец, а по вашему постановлению – [афинский] гражданин, но, исходя из
    этого закона, ни то ни другое не освобождает
    его от повинностей. Однако, если вы рассмотрите [этот вопрос внимательно], вы найдете,
    что он (т. е. Левкон) постоянно оказывает нам
    благодеяния, и такие, в каких более всего
    нуждается наш город, в то время как все другие благодетели оказывались полезными нам
    лишь в течение некоторого времени. (31) Ведь
    вы, вероятно, знаете, что мы пользуемся привозным хлебом гораздо больше, чем все другие. Вдобавок ко всему [хлебу], доставляемому из других эмпориев, привозится морем
    хлеб с Понта. Это и понятно, ибо происходит
    так не только потому, что местность эта чрезвычайно богата хлебом7, но и благодаря тому,
    что правитель ее8 Левкон даровал ателию везущим [хлеб] в Афины и объявил, что первыми должны грузиться [корабли], плывущие к
    вам. Имея [от вас] ателию для себя и своих детей, он дал ее всем вам. (32) Посмотрите же,
    насколько это значительно. С тех, кто вывозит от него хлеб, он взыскивает пошлину в
    размере тридцатой части [его стоимости] 9. От

    116

    него прибывает сюда около 400000 медимнов10 хлеба, это видно из записи у ситофилаков11. Следовательно, сверх 300000 он дает
    нам еще 10000 медимнов, а сверх 100000 –
    еще 300012. (33) Однако он столь далек от того, чтобы лишить город этого дара, что, устроив еще и в Феодосии торговый порт13, который, как говорят плавающие [туда], ни в чем
    не уступает Боспорскому14, он и там дал нам
    ателию. Об остальном я молчу, хотя многое
    мог бы рассказать о том, какие благодеяния
    оказал вам и сам этот человек и его предки. [В
    частности], когда в позапрошлом году повсюду был голод, он прислал вам не только достаточное количество хлеба, но столько, что было получено в виде прибыли пятнадцать талантов15 денег, которые затем находились в
    распоряжении Каллисфена. (34) Что же вы
    думаете, афиняне, если человек, столько для
    вас сделавший, услышит, что вы по закону
    лишили его ателии, неужели не раздумает он
    когда-нибудь давать [ателию людям], вынесшим это постановление? Разве вы не понимаете, что этот самый закон, если он войдет в силу, лишит ателии и Левкона, и тех из вас, кто
    привозит от него хлеб? (35) Ибо никто, наверное, не полагает, что он потерпит, чтобы данные вами дары были у него отняты, а его дары
    остались у вас. Следовательно, кроме многого
    другого, в чем этот закон, по-видимому, принесет вам вред, он отнимет у вас и кое-что из
    того, что вы уже имеете. После этого вы еще
    размышляете, нужно ли его отменить, и до
    сих пор этого не решили?
    Возьми и прочти им постановления относительно Левкона. (Читаются постановления).
    (36) Насколько заслуженно и справедливо
    Левкон получил от вас ателию вы слышали,
    судьи, из постановлений. Стелы с копиями
    всех этих [декретов] поставили и вы, и он: од-

    Демосфен (383–322 до н. э.). Речи

    ну – в Боспоре, другую – в Пирее, третью – в
    [местечке] Гиерон16. Посмотрите же, до сколь
    высокой степени порочности доводит вас закон, который выставляет [целый] народ более
    вероломным, чем один человек. (37) Ведь не
    думаете же вы, что эти стелы означают для
    вас что-либо другое, а не договор обо всем том,
    что вы получили или даровали. Левкон окажется соблюдающим этот [договор] и всегда
    расположенным оказывать вам какие-либо
    благодеяния, а вы – отменившими установленные [стелы], что много хуже их уничтожения, ибо они будут затем стоять для желающих возвести хулу на наш город в качестве
    доказательства справедливости их слов. (38)
    Ну, а если, послав к нам [послов], Левкон
    спросит, в чем его обвиняя, в чем упрекая, вы
    отняли у него ателию, -что, ради богов, мы
    скажем? Что напишет тот, кто от нашего имени предлагает постановление? Клянусь Зевсом, [он напишет], что некоторые были недостойны приобретенных [льгот]. (39) Если же
    Левкон скажет на это: «Ведь и среди афинян
    также есть негодные [люди], однако я не отнял из-за этого [льготы] у порядочных [лю-

    дей], но, считая народ порядочным, предоставляю их всем» – то разве его слова не будут
    справедливее наших? Полагаю, что это так.
    Ведь у всех людей более принято ради благодетелей оказывать услуги и некоторым другим, из числа людей непорядочных, чем из-за
    дурных отнимать уже дарованные [льготы] у
    людей, которые по всеобщему признанию их
    заслуживают. (40) Более того, я не вижу препятствия для любого, кто пожелает, предложить Левкону обмен имуществом17. Ведь у
    вас всегда имеются его деньги, а по этому закону, если кто-либо посягнет на них, он (т. е.
    Левкон) либо лишится их, либо вынужден будет исполнять литургии. Но для него важнее
    всего не материальный ущерб, а сознание того, что вы отняли у него [свой] дар. (41) Однако следует, афиняне, подумать не только о
    том, чтобы не нанести ущерба Левкону, который стал бы добиваться дара ради почета, а не
    в силу необходимости, но [и о том], не является ли для кого-либо из других ваших благодетелей необходимостью получение от вас ателии.

    Схолии Ульпиана к речи Демосфена «Против Лептина»
    (29) …не определено, от чего освобожден. –
    Поскольку Левкон освобожден от повинностей, отчасти потому, что хлеб его хранится в
    Пирее, отчасти потому, что, будучи чужестранцем, он не исполняет обязанности хорега,
    [Демосфен] заявляет, что закон из-за этой неясности дает [каждому] желающему удобный
    случай призвать Левкона к хорегии и, кроме
    того, навредить ему с помощью откупа на налоги. Вследствие чего [Демосфен] и спрашивает, о какой повинности говорит Лептин: то
    ли речь идет о том, чтобы никто не был освобожден от повинности хорега, то ли об освобождении от откупа налогов. В заключение
    [Демосфен] говорит, что [закон] позволяет откупщику налогов, если он пожелает, быть хорегом и призвать Левкона к исполнению
    должности хорега. При этом [Демосфен] использовал три термина – граждане, равнообязанные, чужестранцы – которые в равной степени относятся к Левкону, ибо гражданином
    он является по постановлению, равнообязан-

    ным – благодаря [оказанной ему] почести, а
    чужестранцем потому, что ни по рождению,
    ни по природе он не является гражданином.
    (29) …а при слове “чужестранцев”. – Речь
    идет о Левконе, архонте Боспора.
    (29) …он лишает и Левкона, архонта. –
    Видишь, сколь выразительный образ ввел
    [Демосфен]? Добавив после этого [слово] “Боспора”, он заставил их почти что увидеть грузовые суда, наполненные хлебом, словно Лептин, отнимая ателию у этого человека, явится
    виновником голода.
    (33) …эмпорий Феодосию. Феодосия – населенный пункт на Боспоре. название эмпория
    – [по имени] сестры или жены, ибо сведения
    противоречивы. [Демосфен] таким образом
    демонстрирует преданность [Левкона], дескать, он соперничает сам с собой в благодеяниях по отношению к вам. Поэтому-то Демосфен возвеличивает и сам эмпорий, чтобы дополнительная льгота не показалась незначительной [Ульпиан. Схолии к Демосфену XX].

    Из Баварского кодекса
    (33) …Феодосию. Феодосия – населенный
    пункт, лежащий вблизи Скифии, при осаде которой умер Сатир [G.Baiterus, J.H. Sauppius.

    Oratores Attici. Vol. II. – Turici, 1850, S. 79].
    Ср. Гарпократ под словом Qeodosia.

    117

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    XXXIV. Речь против Формиона о займе18
    (2) Но, поскольку многие нас обвиняли, и
    особенно бывшие в Боспоре вместе с Формионом19, те, которые знали, что он не лишился
    вместе с другими имущества, [плывя] на корабле, мы полагаем, что будет странно, терпя
    от него обиду, не помочь самим себе. (5) Посмотрите же, афиняне, что в их собственных
    словах согласуется и что расходится. Ибо таким образом вы скорее всего установите, что
    они единодушно признают и сам факт займа,
    и то, что был заключен договор о займе, но говорят, что деньги он отдал на Боспоре слуге
    [своему] Лампиду сыну Диона. Мы же докажем не только то, что он не отдал [денег], но и
    то, что ему нечего было отдавать. Однако необходимо вкратце рассказать вам [все] с начала. (6) Дело в том, афиняне, что я одолжил
    этому Формиону 20 мин под залог груза на
    рейс в Понт и обратно, помимо другого залога, и составил контракт у трапедзита Китта20… (8) Итак, он прибывает в Боспор с моими письмами, которые я дал ему [для того,
    чтобы] он их передал моему сыну, оставшемуся там на зиму, и некоему компаньону. В
    письмах я обозначил размер данной мною ссуды и залог и распорядился, как только товары
    будут выгружены, разузнать и оказать поддержку. Но он не отдает им письма, которые
    получил от меня, чтобы они не знали ничего
    из того, что он сделал. Застав дела в Боспоре в
    плохом состоянии из-за происходившей у Перисада21 войны со скифами и полного отсутствия сбыта [привезенных] товаров, он находился в очень затруднительном положении; к
    тому же его донимали заимодавцы, давшие
    ссуду на один рейс. (9) Поэтому, когда судовладелец велел ему, согласно договору, погрузить товары, [купленные] на мои средства, он,
    говорящий сейчас, что отдал деньги, ответил,
    что не сможет погрузить, ибо его мелочной товар не продан… (10) Однако после этого, афиняне, он22 остался в Боспоре, а Лампид, выйдя в море, потерпел крушение недалеко от
    торгового порта23. Ибо, когда судно, по слухам, было уже нагружено больше, чем следует, он еще взял на палубу тысячу шкур, вследствие чего и произошло кораблекрушение.
    Сам Лампид спасся в лодке вместе с другими
    детьми Диона24, однако более тридцати свободных людей погибло, не считая прочих.
    Когда затем, при известии о кораблекрушении, на Боспоре была большая скорбь, все называли этого самого Формиона счастливцем,

    118

    так как он и в плавание вместе с другими не
    отправился, и на судно ничего не погрузил…
    (11) Сам же Лампид, которому Формион, по
    его словам, отдал деньги,… когда я пришел к
    нему (так как он вскоре после кораблекрушения прибыл в Афины) и спросил об этом25,
    сказал, что тот ( т. е. Формион) ни товары на
    корабль не погрузил, [как следовало] по договору, ни деньги у него не были взяты на Боспоре…
    (22) А в Боспоре он столкнулся с невозможностью продать товар…
    (23) …Формион же говорит, что отдал Лампиду в Боспоре сто двадцать кизикских статеров26, …взяв в долг из доходов, получаемых с
    земельных участков. Доходы с земельных
    участков составляли одну шестую часть [их
    стоимости]27, а кизикский статер там приравнивался к двадцати восьми аттическим драхмам.
    (27) Ты не испугался и тех, кому, согласно
    договору, передавалось ведение дела в Боспоре… Сейчас, вернувшись в гавань, где был заключен контракт28, ты без колебаний отнимаешь [деньги] у заимодавца, а в Боспоре, по
    твоим словам, ты сделал [даже] больше, чем
    полагалось по справедливости…
    (28) …а ты не нашел ни нашего сына, находившегося в Боспоре, ни компаноьона, не отдал им письма, отданные нами, в которых было написано, чтобы они оказали тебе поддержку в твоих делах.
    (33) …Поскольку ты говоришь, что в Боспоре не погрузил на корабль товары, но отдал
    деньги владельцу корабля…
    (34) Сначала, афиняне, он прибег к такому
    оправданию, что, [дескать], погрузил товары на
    судно, но поскольку был готов к тому, что это
    будет опровергнуто как ложь многочисленными [свидетельствами]: и податнымсписком,
    [хранящимся] в Боспоре у сборщиков портовых
    пошлин, и [показаниями людей], живших в то
    время в торговом порту29, то, изменив показания, он вступает в сговор с Лампидом и говорит,
    что отдал ему деньги.
    (36) Если бы, о судьи, Лампид пренебрегал
    только моими [интересами], в этом не было бы
    ничего особенного, однако он совершил [нечто] гораздо худшее против всех вас. Дело в
    том, что, когда Перисад в Боспоре объявил,
    что всякий, кто захочет доставлять хлеб в
    Афины, [может] вывозить хлеб беспошлинно,
    Лампид, живший в Боспоре, взял на себя вы-

    Демосфен (383–322 до н. э.). Речи

    воз хлеба и [получил] беспошлинность во имя
    города. Но, нагрузив хлебом большой корабль, он отвез его в Аканф30 и там продал…
    (40) …Я ведь доказал вам, что он с самого
    начала не погрузил на судно товары… и за

    счет средств, вырученных от продажи в Боспоре, едва рассчитался с заимодавцами, давшими ему ссуду на один рейс… (41) А кроме
    того, …не нашел ни моего сына, ни компаньона, живущего в Боспоре.

    XXXV. Против заявления Лакрита о неподсудности дела31
    (3) Я же, о судьи, дав денежную ссуду его
    брату Артемону32 в соответствии с торговыми
    законами на рейс в Понт33 и обратно в Афины…
    (6) Они пришли ко мне с этим Лакритом …
    и попросили меня дать денежную ссуду на поездку в Понт его брату и Аполлодору…
    (10) (Договор): Андрокл Сфеттиец34 и Навсикрат из Кариста35 ссудили фаселитянам36
    Артемону и Аполлодору денег три тысячи
    драхм на рейс в Менду или Скиону37 и оттуда
    в Боспор, а если пожелают, по левой стороне
    до Борисфена и обратно в Афины38, [на следующих условиях]: тысячу за двести двадцать
    пять [драхм]; если же они отправятся из Понта в Гиерон после [восхода] Арктура39 – тысячу за триста [драхм]… (11)…Все товары, импортируемые из Понта в виде обратного груза, они вывезут в Афины снова на том же самом судне.
    (18) …а три тысячи сосудов [вина] везти в
    Понт на двадцативесельном судне, владельцем которого являлся Гиблесий.
    (20) (Свидетельские показания). Эрасикл
    свидетельствует, что он был рулевым судна,
    владельцем которого являлся Гиблесий, и видел, что Аполлодор вез на судне четыреста
    пятьдесят сосудов мендского вина, но не более того. Никакого другого груза Аполлодор
    не вез на судне в Понт.
    Гиппий, сын Афениппа, родом из Галикарнасса40, свидетельствует, что он плыл на корабле Гиблесия в качестве надзирателя и видел, что Аполлодор из Фаселиды вез на судне
    из Менды в Понт четыреста пятьдесят сосудов
    мендского вина и никакого другого груза…
    (23) (Свидетельские показания). Арат из
    Галикарнасса свидетельствует, что дал Аполлодору ссуду в одиннадцать мин денег под залог товара, который тот вез в Понт на судне
    Гиблесия, и купленного там взамен [привезенного]…
    (24) …После этого в контракте записано, о
    судьи, что, когда они продадут в Понте то, что
    привезли, [они должны будут] вновь закупить
    товар на вырученные деньги, взять их в качестве обратного груза и этот обратный груз доставить в Афины…

    (25) …Ведь они ничего в Понте не купили и
    не взяли в качестве обратного груза, чтобы
    привезти в Афины…
    (31) Лакрит же этот сказал, что судно,
    плывя из Пантикапея в Феодосию, потерпело
    крушение, и вследствие кораблекрушения у
    его братьев погибло имущество, оказавшееся
    на судне. А была на нем соленая рыба41, косское вино и кое-что другое, и они говорили,
    что все это они собирались отвезти в Афины в
    качестве обратного груза, если бы [все это] не
    погибло на судне.
    (32) …Дело в том, что на потерпевшее крушение судно у них не было никакого контракта, а был другой [человек], давший ссуду под
    залог провозной платы из Афин в Понт и самого судна… А винишко косское – восемьдесят сосудов испорченного вина – и соленая
    рыба перевозились на судне из Пантикапея в
    Феодосию какому-то земледельцу для сельскохозяйственных рабочих.
    (33) …(Свидетельские показания). Аполлонид из Галикарнасса свидетельствует, что он
    видел, как Антипатр, по происхождению китиец42, ссудил деньги Гиблесию [для поездки]
    в Понт под залог судна, которым владел Гиблесий, и провозной платы в Понт; что и он был
    совладельцем судна Гиблесия; что на корабле
    плыли его слуги; что слуги его присутствовали
    при гибели корабля и сообщили ему [об этом];
    и что корабль, плывший в Феодосию из Пантикапея, погиб, будучи пустым. (34) Эрасикл
    свидетельствует, что он плыл вместе с Гиблесием в Понт в качестве кормчего; что, как ему
    известно, судно было пустым, когда плыло в
    Феодосию из Пантикапея, и вино, бывшее на
    судне, принадлежало не Аполлодору, ныне
    привлеченному к судебной ответственности, а
    перевозилось около восьмидесяти косских сосудов вина кому-то из [жителей] Феодосии.
    Гиппий, сын Афениппа из Галикарнасса,
    свидетельствует, что плыл вместе с Гиблесием в качестве надзирателя корабля; что, когда
    корабль плыл в Феодосию из Пантикапея,
    Аполлодор погрузил на него один или два
    мешка шерсти, одиннадцать или двенадцать
    сосудов соленой рыбы, две или три связки козьих шкур и больше ничего.

    119

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    (35) …А вы, судьи, рассудите сами, знаете
    ли вы, или слышали ли когда-либо, чтобы
    кто-то ввозил из Понта вино на продажу, в частности, косское. Ведь совсем наоборот – в
    Понт ввозится вино из наших мест: из Пепарефа, Коса, фасосское, мендское и из других
    городов самое разное, а из Понта сюда ввозится совсем другое. (36) Когда мы их задержали
    и допросили, не осталась ли какая-то часть
    денег в Понте, этот Лакрит ответил, что осталось сто кизикских статеров, и эти деньги его
    брат отдал взаймы какому-то судовладельцу в
    Понте, родом из Фаселиды, своему земляку и
    родственнику… (37) Договор же говорит не об
    этом, судьи, а предписывает, взяв обратный
    груз, отвезти его в Афины, и не давать в Пон-

    те наши [деньги] взаймы кому захочется, без
    нашего ведома, а доставить в целости в Афины…
    (52) …А эти, гнуснейшие из всех людей, в
    то время как в договоре ясно написано, что
    следует привезти деньги обратно в Афины, допустили, чтобы то, что они взяли у нас взаймы
    в Афинах, было отправлено на Хиос. Ибо когда в Понте судовладелец из Фаселиды взял
    другую денежную ссуду у некоего хиосца…
    (53) …и таким образом отправились [наши
    деньги] из Понта с судовладельцем из Фаселиды и с заимодавцем из Хиоса… И теперь, о
    судьи, деньги, данные в долг в Афинах [на поездку] в Понт и обратно из Понта в Афины доставлены ими на Хиос.

    XXXVII. Против жалобы Пантенета43
    (6) Завершив эти дела в месяце Элафеболионе44 при архонте Феофиле45, я сразу же отправился морем в Понт…

    XXXVIII. Против жалобы Навсимаха и Ксенопейфа46
    (11) Ведь у него было имущество в Боспоре, однако Демарет никогда еще не приезжал в эти
    места…

    LX. Надгробная речь47
    (8) Ведь и над прибывшим войском амазонок они одержали такую победу, что отбросили его
    за Фасис48.
    Источник: Демосфен. Речи. В трех томах / Пер. в греч. под ред. Е.С. Голубцовой, Л. П. Маринович,
    Э. Д. Фролова. – М., 1994–1996; Материалы по истории Причерноморья в античную эпоху. Часть II.
    Демосфен / Составитель Л. А. Пальцева. – СПбГУ, 2001.

    Зосима Аскалонского «Жизнь Демосфена»
    VIII. 18. ...[Демосфен] родился от отца, носившего одинаковое с ним имя, а по ремеслу
    ножовщика... и от матери именем Клеобулы,
    родом скифянки49 Дед его Гилон, предав Нимфей, одно местечко в Понте, должен был подвергнуться за это суду, но бежал к властите-

    лям Понта и, получив от них на пропитание
    какие-то места, так называемые Кепи [Сады],
    женился там на скифянке, от которой имел
    Клеобулу, мать оратора: она была тайком отправлена отцом в Афины и, выйдя замуж за
    ножовщика Демосфена, родила этого оратора.

    Другое жизнеописание Демосфена
    VIII. 23. ...Афинянин Гилон, возбудив, я
    думаю, зависть своими доблестями (это чувство весьма обычно в Афинах), был обвинен в
    том, что предал Нимфей, местечко в Понте.
    Будучи обесславлен обидою обвинения, а может быть, и испугавшись сикофантов (их
    шайка сильна в Афинах), он не дождался их

    суда и удалился из отечества раньше обвинения. Прибыв в Скифию, он женился на дочери одного из туземцев, взяв за ней большое
    приданое. Родив и воспитав двух дочерей, он,
    по достижении ими брачного возраста, приготовил им приданое и отправил в Афины...

    Примечания
    1

    Дидим перечисляет следующие ранения: под
    Мефоной в 353 г. у Филиппа был выбит глаз; во
    время похода в Иллирию в 345 г. ранен в бедро; во
    время похода в страну трибаллов в том же году ранен сариссой (длинным копьём) в правое бедро.

    120

    Другие (схолиаст к речи «О венке», XVIII, 67) говорят, что в Иллирии он был ранен в ключицу и в
    Скифии – в голень и в руку.
    2 Речь «Против Лептина» (355/4 г. до н. э.),
    относится к числу судебно-политических речей

    Демосфен (383–322 до н. э.). Речи

    оратора. Афинский политический деятель Лептин, желая упрочить финансовое положение афинского государства, предложил законопроект, предусматривавший отмену ателии – особой привилегии, состоявшей в освобождении от государственных повинностей, в том числе и от уплаты пошлин. Эта привилегия по постановлению народного
    собрания давалась за особо выдающиеся заслуги
    афинским гражданам и чужеземцам, а также их
    потомкам. Демосфен доказывает нецелесообразность этого предложения как с экономической точки зрения, так и с моральной, ибо принятие этого
    закона лишило бы граждан стимула для проявления гражданской доблести.
    3 Хорегия – один из видов литургий, т. е. натуральных повинностей, налагавшихся на наиболее
    зажиточных граждан. В обязанности хорега входило покрытие издержек на музыкальные состязания и поставка хоров для драматических представлений во время праздников. По свидетельству
    древних, хорегия являлась одной из наиболее обременительных повинностей.
    4 В 514 г. до н.э. Гармодий и Аристогитон составили заговор с целью низвержения тирании в
    Афинах. Во время Панафинейского праздника они
    устроили покушение на двух сыновей тирана Писистрата – Гиппия и Гиппарха, пришедших к власти после смерти отца. В результате покушения
    один из братьев, Гиппарх, был убит. Впоследствии
    афинские демократы чтили память о Гармодии и
    Аристогитоне как о героях-тираноборцах.
    5 Левкон I, боспорский правитель из династии
    Спартокидов, правивший в 389/388–349/348 гг.
    до н. э., сын Сатира I.
    6 О “дарах”, данных афинянами Левкону I и его
    отцу Сатиру I, упоминает афинский декрет 346 г.
    до н.э., изданный после смерти Левкона I в честь
    его сыновей Спартока, Перисада и Аполлония. Из
    дальнейшего изложения видно, что этими дарами
    были полученные Левконом права афинского
    гражданства и ателия, т. е. освобождение от повинностей и пошлин.
    7 Ср. Страбон VII: 4,4-6. Об организации боспорской хоры см.: И.Т. Кругликова. Сельское хозяйство Боспора. – М., 1975.
    8 Эту фразу можно истолковать иначе: “благодаря тому, что хозяин его (т. е. хлеба) Левкон...”.
    См.: И.Т. Кругликова. Указ. соч.: 7, 8, 155.
    9 Пошлину в размере тридцатой части стоимости товара Левкон взыскивал не с афинян, а с торговцев из других городов.
    10 Медимн – аттическая мера сыпучих тел, равная 52,5 литра. Страбон, говоря об экспорте боспорского хлеба в Афины, сообщает, что Левкон отправил афинянам из Феодосии два миллиона сто
    тысяч медимнов хлеба (VII: 4, 6).
    11 Ситофилаки – магистраты, контролировавшие хлебную торговлю Афин. В их обязанности
    входила регистрация количества ввозимого хлеба
    и контроль над ценами. В V в. и в начале IV в. до
    н.э. коллегия ситофилаков состояла из десяти членов (пять человек в Афинах, пять – в Пирее). С середины IV в. стали избирать тридцать пять ситофилаков (двадцать в Афинах, пятнадцать в Пирее).
    12 Таким образом, с четырехсот тысяч медимнов закупаемого хлеба афиняне получали дополнительно тринадцать тысяч медимнов в виде не
    взысканной с них пошлины.
    13 Феодосия, находившаяся на месте современного одноименного города, первоначально не входила в состав Боспорского государства. Борьбу за
    присоединение Феодосии начал отец Левкона, Сатир I, о котором известно, что он умер при осаде

    Феодосии (Ульпиан. Схолии к Демосфену XX).
    Левкон продолжил военные действия и одержал
    победу. В надписях (КБН, № 6, 8, 1037, 1038,
    1111) он первым из династии Спартокидов именуется архонтом Боспора и Феодосии. В дальнейшем
    этот титул переходит к его преемникам.
    14 Здесь и далее под Боспором следует скорее
    всего понимать не государство в целом, а его столицу Пантикапей (совр. Керчь).
    15 Талант – денежно-расчетная (не монетная)
    единица. Серебряный талант состоял из шестидесяти мин, персидский, вавилонский и эгинский талант
    – из ста мин. Золотой талант равнялся десяти серебряным. Прибыль в пятнадцать талантов афиняне получили, видимо, от продажи излишков хлеба.
    16 Известно несколько населенных пунктов и
    местностей с таким названием. В других речах Демосфена (XXXV: 10; L: 17 сл.; 58) упоминается Гиерон на берегу Геллеспонта (пролив Дарданеллы).
    Скорее всего, именно это место имеется в виду и в
    речи против Лептина. Этот подвластный афинянам пункт лежал примерно на полпути между
    Афинами и Боспором. О Гиероне см.: Ульпиан.
    Схолии к Демосфену XX.
    17 Афинский гражданин, считавший, что возложенная на него государственная повинность, связанная с крупными расходами, непосильна для него, мог предложить более зажиточному человеку
    выбор – принять эту обязанность на себя или поменяться имуществом.
    18 Судебная речь «Против Формиона о займе»
    составлена Демосфеном по заказу некоего Хрисиппа в 326/325 г. до н.э.
    19 Формион – афинский торговец, которого не
    следует путать с трапедзитом Формионом, упоминаемым в ряде речей Демосфена (XXXVI: 1 сл.;
    XL: 1 сл.; XLVI: 1 сл.; XLIX: 7,17 сл., 29 сл., 31
    сл., 43 сл., 62; LII: 5 сл., 18, 29).
    20 Трапедзит – меняла, производивший, кроме
    обмена денег, ростовщические операции. В данном
    случае он выступает в качестве нотариуса.
    21 Перисад I, сын Левкона I, правитель Боспора
    (349/348–311/310 гг. до н. э.). После смерти Левкона Перисад в течение пяти лет правил восместно
    с братом Спартоком II (349/348–344/330), затем
    единолично.
    22 То есть Формион.
    23 Имеется в виду Пантикапей (Боспор), являвшийся конечным пунктом поездки Формиона.
    24 Дети Диона – братья Лампида.
    25 О деньгах, которые должен был возвратить
    Формион.
    26 Статер – золотая или серебряная монета. В
    Причерноморье имели широкое хождение кизикские электровые статеры, выполнявшие роль международной монеты.
    27 Прирост в размере одной шестой части капитала составлял более 16 %.
    28 То есть в Афинах.
    31 Речь «Против заявления Лакрита о неподсудности дела» составлена Демосфеном около
    343/2 г. до н.э. для афинянина Андрокла.
    32 Артемон – брат софиста Лакрита.
    33 Понт – Черное море. Здесь и далее Понтом
    называется Боспорское государство, куда, как
    видно из дальнейшего, направлялся Артемон. То
    же – у Лисия (XVI: 4), Динарха (I: 43), Эсхина
    (III/171).
    34 Сфетт – один из демов Аттики, относящийся к филе Акамантиде.
    35 Карист – город на южном берегу о.Эвбея.
    36 Фаселида – торговый город в Ликии, на юге
    Малой Азии.

    121

    Великая Степь в античных и византийских источниках
    37 Менда и Скиона – греческие города на полуострове Паллена в Македонии (на побережье Фермейского залива).
    38 В тексте контракта довольно четко указан
    маршрут афинского торгового судна, направлявшегося в Боспорское государство. Под “левой стороной” Черного моря подразумевается, очевидно,
    его западное побережье (расположенное слева от
    корабля, вошедшего через проливы в Понт). Выйдя из проливов, судно шло сначала по “правой стороне”, т. е. сворачивало на восток, затем, по всей
    видимости, пересекало Черное море в наиболее узком месте (между мысом Карамбий в Малой Азии
    и мысом Криу Метопон в Крыму) и таким образом
    попадало к месту назначения. Обратный путь после захода в Борисфен (Ольвию) лежал вдоль западного побережья Черного моря. Если заход в
    Ольвию не планировался, судно, по-видимому, на
    обратном пути использовало прежний, более короткий маршрут. О кратком морском пути через
    Черное море и времени его освоения см.: М.И.
    Максимова. Краткий путь через Черное море и
    время его освоения греческими мореходами //
    МИА, № 33, М., 1954; В. Ф. Гайдукевич. О путях
    прохождения древнегреческих кораблей в Понте
    Евксинском // КСИА, вып. 116, 1969.

    39 Арктур – звезда в созвездии Волопаса, восходящая в середине сентября.
    40 Галикарнасс – город в Малой Азии.
    41 О соленой рыбе как об одном из предметов
    экспорта из Причерноморья в Грецию см.:
    Strab.VII, 4, 6; Polyb. IV, 38, 4.
    42 Китий – один из городов о. Кипра.
    43 Речь идет о Пантикапее (Боспоре).
    44 Аканф – город на восточном побережье Халкидики.
    43 Судебная речь Демосфена «Против жалобы
    Пантенета» составлена в 346/345 г. до н. э.
    44 Элафеболион – один из месяцев афинского
    календаря, соответствующий марту-апрелю.
    45 Архонтство Феофила относится к первому
    году 108-й олимпиады, т. е. к 348/347 гг. до н. э.
    46 Речь «Против жалобы Навсимаха и Ксенопейфа» составлена около 346 г. до н. э.
    47 Приписываемая Демосфену «Надгробная
    речь» (по афинянам, павшим в битве при Херонее в
    338 г. до н. э.), как полагают, не подлинна.
    48 Фасис – река Риони в Грузии.
    49 [Мать Демосфена Клеобула была родом из
    Боспора, но действительно ли она была скифянкой
    или это вымысел Эсхина, – сказать трудно.]

    Источник: В. В. Латышев. Известия древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, № 3.

    Феопомп
    Qe3pompo~ – Theopompus
    Феопомп, Теопомп (380/376–300 до н. э.),
    греческий историк и ритор, странствующий
    софист. Уроженец острова Хиос. Ученик Исократа (436–338 до н. э.). Противник демократии. Изгнанный из Афин вместе с отцом за сочувствие Спарте, вернулся на родину только в
    333/332 г. по распоряжению Александра Великого, после смерти которого бежал в Египет. Автор двух исторических произведений,
    от которых сохранились лишь фрагменты.
    «Элленика» («Греческая история») в 12 книгах описывала историю Греции с 410 по 394 г.,
    а следовательно, продолжала сочинение Фукидида. «Филиппика» («История Филиппа»)
    в 58 книгах, описывая правление македонско-

    го царя Филиппа II с 360 по 336 г. до н. э., благодаря развернутым отступлениям, фактически излагала всемирную историю данной эпохи. Фрагмент, касающийся Скифии, который
    сохранился в «Лексиконе» византийского историка Гесихия Милетского (І пол. VI в. н. э.),
    согласуется с повествованиями Геродота и
    Гиппократа. Древние причисляли Феопомпа,
    наряду с Геродотом и Фукидидом, к исторической классике. Его стали меньше ценить со
    времен Адриана (117–138), но, несмотря на
    это, «Филиппика» просуществовала почти целиком до IX в., когда ее сокращенную версию
    составил константинопольский патриарх Фотий (810/827–891/897).

    Феопомп
    История Филиппа (согласно «Лексикону» Гесихия)
    По В. В. Латышеву
    III, фр. 51. Гиппака – скифское кушанье
    из кобыльего молока, а по другим – кислое
    кобылье молоко, которое употребляют в пи-

    щу скифы; его пьют и едят в сгущенном виде,
    как говорит Феопомп в своей третьей книге1.

    Источник: Hesychii Alexandrini Lexicon / Rec. Schmidt. V. I–V. – Jenae, 1858–1868; Fragmenta
    Historicorum Graecorum / Ed. C. Mullerus. Vol. I. – Paris, 1868: 278–333; Jacoby F. Die Fragmente der
    griechischen Historiker. Teil II. – Вerlin, 1926-1930; Berlin–Leiden, 1962; В. В. Латышев. Известия
    древних писателей о Скифии и Кавказе // ВДИ, 1947, № 3.
    1 [Рецепт изготовления гиппаки, как его передают Феопомп и более детально Гиппократ (О воздухе...: 25; О болезнях IV: 20), представляется смешением способов приготовления масла, творожного сыра и кумыса].

    122

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    Скилак Кариандский ~ Псевдо-Скилак
    Skvlax (Skvlako~) – Scylacus
    Скилак (IV в. до н. э.), греческий мореплаватель. Родился в Карианде в Карии на югозападе Малой Азии. По поручению Дария І,
    сына Гистаспа, в 519–516 гг. до н. э. совершил путешествие по реке Инд и вдоль побережья Персидского залива, выйдя из города Каспатир на реке Кабул в Гандахаре.
    Приписываемый Скилаку «Перипл обитаемого моря Европы, Азии и Ливии и сколько
    и какие народы в каждой; затем еще области
    и заливы и реки; и какова протяженность
    плаваний; и семь населенных островов, и у
    какого материка каждый лежит» составлен,
    по одним предположениям, в 338–335 гг., а
    по другим – в 356 г. до н. э. Охватывает Внутреннее (Средиземное) море, Пропонтиду,
    Понт и Меотиду (Мраморное, Черное и Азовское моря), а также продолжается за предела-

    ми Геракловых Столпов (Гибралтара) вдоль
    побережья Внешнего моря (Атлантического
    океана) в южном направлении вплоть до Керны, основанной мореплавателем и географом
    VI–V вв. Ганноном, сыном Гамилькара. В
    описании Причерноморья по-иному локализованы местные племена. Сочинение больше
    известно под названием «Перипл Псевдо-Скилака», т. к. считается, что его анонимный автор присвоил себе имя выдающегося путешественника.
    Источники Псевдо-Скилака: ионийские географы Гекатей Милетский и, возможно, отчасти сам Скилак, карфагеняне Ганнон и Гимилькон, греческие географы VI–V вв. Антиох Сиракузский и, вероятно, Филей, Эфор,
    Феопомп и Евдокс.

    Подробнее см.: Ф. В. Шелов-Коведяев. Древнегреческие периплы // ВДИ, 1988, № 1, с. 253-255.

    Скилак Кариандский ~ Псевдо-Скилак
    Перипл обитаемого моря
    Перевод и комментарии Ф. В. Шелова-Коведяева
    Дополнительные комментарии А. Ю. Скакова

    [Европа]
    19. Энеты. За кельтами живет народ энетов, и в их землях протекает река Эридан. Начиная от него плавания вдоль побережья 1
    день1.
    20. Истры. После энетов племя истров и река Истр. Эта река, будучи обращена к Египту,
    впадает в Понт. Плавания же вдоль земли истриан день и ночь.
    67. Фракия. Фракия же простирается от
    реки Стримон вплоть до реки Истр в Евксинском Понте. Во Фракии существуют такие
    греческие полисы: Амфиполь, Фагр, Галепс,
    Ойсима и другие эмпории фасоссцев. Напротив них лежат остров Фасос и полис с двумя
    гаванями; из них одна – закрытая. Возвращаюсь обратно, откуда отправился. Неаполь,
    против него греческий полис Дат, который заселил Каллистрат Афинянин, и река Нест, полис Абдера, река Кудет и полисы Дикея и Маронея. Напротив этого остров и гавань Самофракия. Против нее на материке эмпории
    Дрин, Дзона, река Гебр и на ней укрепление
    Дуриск, полис и гавань Айн, укрепление айниатов во Фракии, залив Мелас, река Мелас,

    эмпории Дерис, Кобрис, эмпории кардианов и
    другой – Кипасис. Напротив залива Мелас лежат остров и полис Имброс и остров с гаванью
    Лемнос. Возвращаюсь обратно на материк,
    откуда отправился. После залива Мелас находится Херсонес Фракийский и полисы на нем
    такие: Кардия, Ида, Пайон, Алопеконнес,
    Арапл, Элеунт, Мадит, Сеет у устья Пропонтиды, которое шести стадиев. По сю сторону
    реки Эга Кресса, Критота, Пактия. Вплоть досюда Херсонес Фракийский. От Пактии в
    Кардию через перешеек пешком 40 стадиев,
    от моря до моря; и полис посредине, имя которому Агора. Протяженность Херсонеса от
    Кардии и Элеунт (ибо здесь она максимальна)
    400 стадиев. За Херсонесом существуют такие фракийские укрепления: прежде Белое
    Побережье, [затем] Тейристасис, Гераклея,
    Ган, Гании, Новое Укрепление, полис и гавань Перинф, укрепление Дамин, полис и гавань Селимбрия. От него до устья Понта 500
    стадиев. Пространство Боспора, пока не придешь к самому Святилищу [Зевса], называется Анапл. От Святилища ширина устья Понта

    123

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    7 стадиев. В Понте существуют такие греческие полисы во Фракии: Аполлония, Месембрия, Одессополис, Каллатис и река Истр.
    Плавания же вдоль Фракии от реки Стримона
    вплоть до Сеста 2 дня и 2 ночи, от Сеста до устья Понта 2 дня и 2 ночи, от устья реки Истр
    3 дня и 3 ночи. А весь вообще перипл от Фракии и реки Стримон вплоть до реки Истр 8
    дней и 8 ночей2.
    68. Скифия. Тавры. За Фракией живут
    скифы, и у них такие греческие полисы: река
    Тирис, полис Никоний, полис Офиусса. За
    Скифией мыс материка населяют тавры; этот
    мыс выдается в море. В Таврике же эллины
    населяют такие полисы: эмпорий Херсонес;
    Бараний Лоб, мыс Таврики. После этого всего
    опять скифы, греческие же полисы там такие:
    Феодосия, Китея и Нимфея, Пантикапей,
    Мирмекий. От Истра к Бараньему Лбу 3 дня и
    3 ночи прямого плавания, каботажного же
    вдвое дольше: ведь здесь существует залив. В
    этом заливе лежит остров, остров пустынный,

    имя которому Левка; это священный остров
    Ахилла. А от Бараньего Лба в Пантикапей
    день и ночь плавания; от Пантикапея же к устью залива Меотиды – 20 стадиев. Говорят,
    что залив Меотида – половина Понта. У прямо идущего в залив Меотиду по левую руку
    остаются скифы: ведь они живут за Таврикой
    от внешнего моря до залива Меотиды3.
    Сирматы. [После скифов] племя [сирматы]
    и река Танаис, [которая] разграничивает
    Азию и Европу4.
    69. Плавание вдоль всей Европы. Идущему морем от Геракловых Столпов в Европе по
    заливам вдоль суши и сосчитавшему, сколько
    написано ночей и наравне с ними дней, и, где
    написаны, стадий, [если] дневное плавание
    принять равным 500 стадиям,– тому плавание вдоль Европы встанет, при том, что залив
    Меотида будет равен половинной части Понта, в 163 дня. Величайшие же реки в Европе –
    Танаис, Истр, Родан.

    [Азия]
    70. Савроматы. А за рекой Танаисом начинается Азия, и первое племя ее в Понте – савроматы. Племя же савроматов женоуправляемое5.
    71. Меоты. С женоуправляемыми соседят
    метоты6.
    72. Синды. После же меотов живут синды;
    но достигают они и областей вовне залива; и у
    них существуют такие греческие полисы: полис Фанагора, Кепы, Синдская Гавань, Патунт7.
    73. Керкеты. А за Синдокой Гаванью – керкеты8.
    74. [Тореты. После же керкетов тореты] и
    греческий полис Торик и гавань9.
    75. Ахайи. А за торетами – ахайи10.
    76. Гениохи. После же ахайев – гениохи11.
    77. Кораксы. [А за гениохами кораксы.]12
    78. [Колика.] После же гениохов область
    Колика13.
    79. Меланхлены. А за Коликой меланхлены, и у них река Метасорис и Айгипий река14.
    80. Гелоны. После же меланхленов – гелоны15.
    81 Колхи. А за этими колхи и полис Диоскуриада, и греческий полис Гиэнос, и река

    Гиэнос, и река Херобий, река Хоре, река
    Арий, река Фасис и греческий полис Фасис, и
    дорога вверх по реке 180 стадиев в большой
    варварский город, откуда была Медея; там
    есть река Рис, река Исис, река лайстов, река
    Апсар16.
    82 Бидзеры. После же колхов живут бидзеры и река дааранов и река ариев17.
    83. Экехейрии. А за бидзерами экехейрии
    и река Порданис и река Арабис, полис Лимна,
    греческий полис Одейний18.
    84 Бехейрика. После экехейриев бехейры,
    гавань Бехейрика, греческий полис Бехейриада19.
    85. Макрокефалы (длинноголовые). После
    же бехейриев макрокефалы, гавань псоров,
    греческий полис Трапезунт20.
    86. Моссиники. А за макрокефалами моссиники и гавань Зефирий, греческий полис
    Хойрады, остров Арея. Они живут в горах21.
    87. Тибарены. После же моссиников – тибарены22.
    88. Халибы. А за тибаренами живет народ
    халибов и закрытая гавань Генет, греческий
    полис Стаменейя и греческая цитадель Ясония23.

    Примечания
    1

    Энеты – адриатические венеты иллирийского
    или родственного кельтам происхождения. До
    прихода кельтов занимали территорию от побережья Адриатики между р. По и Исонцо до Альп. По

    124

    их землям проходил древнейший янтарный путь.
    Вначале Эридан представлялся полумифической
    рекой, впадавшей (так считал, например, Геродот)
    в Северный океан, по которой к Адриатическому

    Скилак (VI в. до н. э.). Перипл обитаемого моря

    морю доставляли янтарь. Позднее Эридан стали
    отождествлять, как здесь, с рекой По, так как в
    раннее время в ее устье находился главный пункт
    торговли янтарем. По мере же развития другого
    пути, шедшего по Висле и далее на юг, народ венетов, прочно ассоциировавшийся с торговлей янтарем, был в представлениях древних автоматически перенесен к устью Вислы и уже в новое время
    отождествлен со славянами.
    2 Истры (здесь первое упоминание) – иллирийское племя, оставили свое имя в названии полуострова Истрия и греческом имени Дуная. Истр – в
    данном случае имеется в виду р. Сава, приток Дуная. Но Псевдо-Скилак следует распространенному у греков мнению о том, что она была основным
    руслом этой реки, почему в греческой традиции за
    Дунаем и закрепилось название Истр. Место о направлении его течения в рукописи сильно испорчено и восстанавливается сугубо предположительно.
    3 Никоний – городище Роксоланы в Молдавии.
    Офиусса могла находиться на древнем, ныне не существующем дельтовом острове в устье Днестра.
    Упоминание о городе Тире (совр. Белгород-Днестровский) могло выпасть из-за совпадения его названия с названием реки. Но возможно и то, что
    Офиусса – другое название Тиры. Ко времени создания перипла Херсонес был мощным полисом,
    поэтому столь скромное его упоминание [5mp3rion
    ‘эмпорий – торговый центр, порт’] свидетельствует
    о старом источнике сведений о Северо-Западном
    Причерноморье. Бараний Лоб – мыс Сарыч. Ахилл
    почитался на о-ве Левка (Змеином) как божество,
    помогающее мореходам. Для древних было характерно преувеличенное представление о размерах
    Азовского моря, которое окружающие народы именовали матерью моря (Понта). Внешним морем в
    античной традиции обычно называли Атлантический океан. Но здесь речь идет о Черном море.
    4 Пассаж о сирматах сохранился в рукописях
    крайне плохо, его текст восстановлен критиками
    текста. Важное свидетельство о том, что в начале
    второй половины IV в. часть сарматов уже перешла на правобережье Дона.
    5 Перипл сохраняет архаическое название сарматов, сведения об их расселении и социальном устройстве. Это указывает на то, что Псевдо-Скилак
    не располагал материалами, которые отражали бы
    достаточно длительное тесное общение греков с
    этим народом.
    6 Важное свидетельство о расселении меотов на
    большей части побережья Азовского моря. Указание на соседство с сарматами говорит о том, что
    значительная концентрация сарматов на левобережье Дона уже обратила на себя внимание греков.
    [Племя, занимавшее Южное Приазовье, Таманский полуостров и Северо-Восточное побережье
    Черного моря до Новороссийска. – А. Ю. Скаков].
    7 Полис Фанагора – название стоит в род. пад.,
    отражая легенду о наименовании полиса в честь
    его основателя. Патунт – Баты других источников. Название Синдская Гавань соответствует эпохе, предшествующей включению этого полиса в
    состав Боспорского государства во второй четверти
    IV в. до н.э. Ей отвечает и характеристика мощной
    группировки синдов, занимавших Южное Приазовье, Таманский п-ов и северо-восточное побережье
    Черного моря до Новороссийска. [Город на Таманском полуострове (у других авторов не считается
    синдским); Копы (т. е. сады) – на берегу Таманского залива, Синдская Гавань – греческий порт на
    берегу Черного моря в районе Анапы (древней Горгиппни), Патунт – Баты других источников, гре-

    ческий порт в районе Геленджика – Новороссийска. – А. Ю. Скаков].
    8 В последовательности перечисления керкетов, ахайев и гениохов Псевдо-Скилак следует Артемидору (ср. сведения Страбона). [Керкеты –
    Горное племя, фонетически и по их локализации
    отождествляется с позднейшими черкесами. – А.
    Ю. Скаков].
    9 Начало параграфа сильно пострадало в некоторых рукописях, восстановлено в соответствии с
    конъектурой, принятой К.Мюллером. Возможно,
    тореты – часть тех же керкетов, обитавшая в хинтерланде Торика. Такую же локализацию дают
    Дионисий и Птолемей.
    10 Название племени ахайев может свидетельствовать о его родстве с совр. абхазами. Из рано
    возникшего уподобления по созвучию родилось и
    получило широкое распространение представление об их родстве с греками-ахейцами, легшее в основу многих фантазий и легенд.
    11 Гениохов локализуют между Диоскуриадой
    (Сухуми) и Фасисом (Поти), а некоторая их часть,
    возможно, жила и на южном берегу Понта.
    12 В некоторых рукописях этот параграф отсутствует. Гекатей и Гелланик (а вслед за ними Мела
    и Плиний) считают их колхами, а Гесихий называет их скифским народом.
    13 Колика локализуется обычно в районе совр.
    Очамчири. Тем самым здесь (ср. 81) географическая последовательность перечисления племен оказывается нарушенной.
    14 Меланхленов помещают сюда, кроме ПсевдоСкилака, только Мела и Плиний. [Геродот помещает их на северо-востоке Скифии (IV, 20). Река
    Метасорис – река, отождествляемая с какой-либо
    из небольших речек между Диоскуриадой и Фасисом (Поти). Река Ачйгипий некоторыми комментаторами идентифицируется с рекой Кораксом других авторов. – А. Ю. Скаков].
    15 Гелонов здесь локализует только наш перипл. Геродот пишет, что гелоны – вшееды. Исходя из другой древней традиции, Мела, Плиний и
    Арриан помещают вшеедов в Колхиде. Может
    быть, в результате смешения этих представлений
    Псевдо-Скилак перенес гелонов на Кавказ, а те потянули за собой и своих соседей меланхленов. Но
    возможно и прямо противоположное – гелоны и
    меланхлены были увлечены с Кавказа продвижением скифов (ср. Гесихий о кораксах). В этом случае источник Псевдо-Скилака в данной части должен датироваться как минимум VI в. до н.э.
    16 Колхи – жители совр. Колхидской низменности, возможно, предки грузин, р. Фасис – Риони
    (см. также комм. 76), [р. Херобий – совр. СианисЦхари, р. Хоре (Хоб) – совр. р. Ингур (или ХописЦхари), р. Арий – локализуется где-то в районе нынешнего Поти. – А. Ю. Скаков]. “Большой варварский город” – место испорчено: в рукописях здесь
    стоит еще малопонятное MALHN. Название ли это
    города (Мал), или искаженное AIAIAN (о городе легендарного Эета в Колхиде Эе или Эее сообщают
    многие источники, начиная с мифа об аргонавтах),
    или диттография MALHN MEGALHN – трудно решить. Может быть, здесь имеется в виду город на
    месте совр. Вани или Кутаиси. Рис – р. Сурий, Апсар – Гонио, Исис – Натанеби (?).
    17 Бидзеры локализуются в междуречье ВидзеСу и Чороха в Южном Причерноморье. Возможно,
    предки цанов (чанов) и лазов. [Река дааранов
    отождествляется с р. Архабом других авторов и
    совр. р. Арташена, река ариев с совр. р. Абу около
    Мыса Фортуны. – А. Ю. Скаков].

    125

    Великая Степь в античных и византийских источниках
    18 Опираясь на другой источник, экехейриев
    21 Моссиники жили западнее Керасунта, их терупоминает еще только автор Анонимного перипла. ритория простиралась далеко в глубь материка.
    Аполлоний Родосский помещает в этой местности Зефирий – Зеффре (Каик-Лиман). Хойрады – очесапейров, а Гекатей – хоев. Порданис – Фуртуна, видно, искаженное Керасунт. Остров Арея – КераАрабис – Суха-Дере, Одейний (также Годиний, Ар- сун-Ада.
    22 Тибарены были известны в районе Котиоры
    диней, Адиэн, Абиней) – Канлу-Дере. [Экехейрии
    (совр. Орду).
    и бехейры – горные племена, жившие по течению
    23 Халибы локализовались различными античр. Чорох. – А. Ю. Скаков].
    ными
    авторами по всему южному побережью Пон19 Упомянутые город и гавань локализуются в
    та, где встречалось население, издревле занимаврайоне совр. Ридзе.
    шееся металлообработкой. Здесь, по-видимому,
    20 Макрокефалы (также макроны) локализуютимеется в виду район горы Униех. Ясония – Ясунся в районе совр. Трабзона. Гавань псоров – Кара- Бурну, Генет – одна из бухт между Ясун-Бурну и
    Дере.
    Чан-Бурну.
    Источник: [Скилак Кариандский]. Перипл обитаемого моря / Перевод с древнегр., вступительная
    статья и комментарии Ф. В. Шелова-Коведяева // ВДИ, 1988, № 1: 253-266; № 2: 260-267.

    Теофраст
    Qe3frasto~ – Theophrastus
    Теофраст Эресский, реже Феофраст (ок.
    372/371 – ок. 287до н. э.), греческий философ
    и естествовед. Родом из Эреса на острове Лесбос. Ученик Платона, затем Аристотеля. После смерти последнего возглавил перипатетическую школу. Был автором 227 трактатов по
    философии, метафизике, этике, педагогике,
    логике, психологии, риторике, литературоведению, математике, астрономии, метеорологии, минералогии, зоологии, ботанике. Известен, главным образом, своими ботаническими сочинениями («PerJ fut^n <storja~» – «О
    растениях» в 9 книгах, «PerJ fut^n a>ti^n» –
    «О причинах растительности» в 6 книгах и
    др., в которых описал и классифицировал
    свыше 500 видов и семейств растений), трудами по минералогии («PerJ liq^n» – «О камнях») и психологии («}HqikoJ carakt|re~» – «О
    характерах», где он в духе аттического сценического искусства с тонким юмором и иронией изобразил около 30 человеческих недостатков – лесть, болтливость, суеверность, склонность к сплетням и др.; издание «Хорошие характеры» утеряно).
    В логических учениях Теофраст не отступал от Аристотеля. Вместе с Аристотелем Те-

    офраст отрицал возникновение мира. В этике,
    по сравнению с Аристотелем, Теофраст придавал большее значение внешним благам. Некоторое отступление от Аристотеля замечается у Теофраста и в учении о движении, которому он посвятил особое сочинение. Возражал Теофраст также и против Аристотелевского определения пространства. Вместе с Евдемом Теофраст ввел в логику учение о гипотетическом и разделительном умозаключении.
    В трудах по естествознанию Теофраст использует и причерноморский материал, однако, по заключению Л. А. Ельницкого, “скудость и легендарность данных, находящихся
    в распоряжении Теофраста, в частности в том,
    что касается причерноморской ботаники, достаточно показательны для общего уровня положительных знаний о Северном Причерноморье в эпоху наивысшего расцвета греческой
    науки. Все же и эти незначительные сведения
    проливают иногда неожиданный свет на хозяйственную историю Причерноморья, – когда в сочинениях Теофраста заходит речь о
    культурных растениях, домашних животных
    и т. п.”.

    Теофраст
    По В. В. Латышеву

    О растениях
    Книга IV
    5. (3) На Олимпе много лавра, а мирта вовсе нет. В Понте у Пантикапея нет ни того, ни
    другого1, хотя жители стараются разводить
    их и принимают для этого всякие меры ради
    священнодействий. Смоковницы там растут в изобилии и достигают значительной

    126

    вышины, а также и гранаты, если их покрывать на зиму; груш и яблок очень много, всевозможных сортов и хорошего качества; они
    весенние, за исключением поздних. Из дикорастущих деревьев там есть дуб, вяз, ясень и
    подобные им; нет сосны, ели и пинии и вооб-

    Теофраст Эресский (372/371–287 до н. э.). Трактаты

    ще никаких смолистых деревьев; лес этот сыр
    и значительно хуже синопского, так что даже
    мало идет в дело, кроме построек под открытым небом2. Вот что растет вокруг Понта
    или по крайней мере в некоторых его местностях.
    14. (13) В Понте у Пантикапея вымерзание растений происходит двояким образом: иногда от холода, если год суров, а

    иногда от морозов, если они стоят долгое
    время. И то и другое бывает преимущественно после солнцеворотов через 40 дней.
    Морозы бывают в ясную погоду, а холода,
    от которых происходит вымерзание, преимущественно тогда, когда при ясной погоде падают снежные чешуйки; они похожи на пылинки, но пошире и во время падения заметны, а когда упадут, то исчезают3.

    Книга VII
    13. (8) Очевидно, что есть довольно много
    видов луковиц: они различаются и величиной, и цветом, и видом, и соками; в некото-

    рых местностях они так сладки, что употребляются в пищу сырыми, как, например, в
    Херсонесе-Таврическом.

    Книга IX
    13. (2) Сладок и “скифский корень”; некоторые прямо называют его “сладким”. Он растет у Меотиды; полезен против удушья, против сухого кашля и вообще против грудных
    болезней; кроме того, в меду полезен против
    ран; может также утолять жажду, если держать его во рту; поэтому, как говорят, скифы
    довольствуются им и гиппакою по одиннадцати и двенадцати дней4.
    15. (2) В Эфиопии есть некий смертонос-

    ный корень, которым намазывают стрелы, а в
    Скифии – он же и многие другие, из которых
    одни сразу убивают принявших их, а другие –
    в более или менее продолжительное время,
    так что некоторые умирают от истощения5.
    17. (4) ...Некоторые говорят, что здешние овцы не едят полыни, а понтийские
    едят и становятся жирнее и красивее, причем, как некоторые говорят, не имеют желчи6.

    О причинах растительности
    Книга III
    23. (4) ...Холодные и теплые страны хлебородны, как, например, Фракия, Понт, Ливия
    и Египет: ибо сверх прочих причин произво-

    дят некоторое действие холод и жар, как сказано в отделе об обработке земли.

    О камнях
    8. (58) Киноварь бывает то самородная, то
    искусственная: самородная в Иберии, очень
    твердая и камневидная, и в Колхиде: говорят,

    что она находится на утесах и ее сбивают стрелами7...

    О ветрах
    9. (54) В некоторых местностях Нот, кажется, производит и снежные вьюги, как, например, на побережьях Понта и Геллеспонта,

    когда Борей бывает так холоден, что сковывает воду льдом и не позволяет ему таять.

    Отрывки «О водах»
    Фр. 159. Вода Борисфена по временам бывает темно-синего цвета, несмотря на чрезвычайную легкость. Доказательством служит
    то, что вследствие легкости она при северных ветрах течет поверх воды Гипаниса.
    Фр. 172. (1) Меняют цвет и уподобляются
    растениям, или местностям, или камням, к
    которым приблизятся, полип, хамелеон и животное таранд, которое, как говорят, водится
    в Скифии или Сарматии... (2) Таранд величиною с быка, а мордою похож на оленя, только
    шире, так что она как бы сложена из двух

    оленьих морд. Животное это – парнокопытное и рогатое. Рог имеет отростки, как олений, и весь покрыт шерстью: кость его обтянута кожею, откуда и растет шерсть. Кожа
    толщиною в палец и очень крепка, почему ее
    высушивают и делают из нее панцири. (3) Перемена цвета у таранда удивительна и почти
    невероятна: у других перемена происходит в
    коже вследствие изменения внутренней влаги
    или кровянистой, или какой-нибудь другой
    подобной, так что патологическая причина
    очевидна; изменение же волос, сухих, вися-

    127

    Великая Степь в античных и византийских источниках

    щих и вовсе не обладающих свойством изменяться, поистине удивительно и невероятно,

    в особенности если разнообразится соответственно многим предметам.

    Примечания
    1

    [Лавр растет в Северном Причерноморье и в
    Крыму, и на Кавказе. Мирт известен лишь на Кавказском побережье. Указание Теофраста на стремление припонтийских жителей культивировать
    эти растения для надобностей религиозных церемоний ценно, хотя его и трудно согласовать с тут
    же высказанным категорическим утверждением об
    отсутствии лавра и мирта “в Понте у Пантикапея”].
    2 [Поражает утверждение Теофраста об отсутствии хвойных деревьев в Крыму. Как известно, в
    действительности Яйла покрыта ими. В особенности же много сосны и пинии. Любопытно указание
    на предпочтение сипопского леса перед боспорским на греческих рынках. Все же, из этого места
    явствует, что и боспорский строительный лес ввозился в Грецию].
    3 То же самое и в книге «О причинах растительности»: “вокруг же Понта от ветров происходит
    вымерзание (растений), когда при ясной погоде падают (снежинки); они плоски и заметны во время
    падения; упавши же, исчезают”.

    4 [“Скифский корень” – может быть, не что
    иное, как наша редька, очень давно известная в
    культурном состоянии, сладкая, если ее тронет
    мороз; известно и приготовление ее в меду. В качестве лекарственного растения в настоящее время
    не употребляются].
    5 [Растительные яды, которыми пользовались
    для намазывания наконечников стрел, довольно
    разнообразны. Это, в сущности, те ядовитые вещества, которые по современной классификации
    причисляются к разряду “сердечных ядов”. Ср.,
    впрочем, о приготовлении отравленных стрел
    Аристотель. О чудесных слухах: 141].
    6 Это, заимствуя из Теофраста, повторяет Аполлоний: “Теофраст в книге «О растениях» говорит:
    овцы на Понте, пасущиеся на полыни, не имеют
    желчи”.
    7 [Месторождения минеральной киновари (сернистой ртути) редки, но в Причерноморье известны, в частности, на Кавказе, однако не в Колхиде и
    не в Иберии, а в Дагестане].

    Каллисфен ~ Псевдо-Каллисфен
    Kallisq1nh~ – Kallisthenes
    Каллисфен (ок. 365–327 до н. э.), греческий историк и философ. Родом из Олинфа (город на полуострове Халкидика, разрушенный
    Филиппом Македонским в 348 г. до н. э.),
    племянник Аристотеля, сопровождал его к
    македонскому двору и вместе с ним составлял
    список победителей Пифийских игр. По настоянию Аристотеля в качестве официального дееписателя сопутствовал Александру Македонскому в его походе на Восток, но попал в
    немилость, поскольку сопротивлялся введению некоторых восточных обычаев при дворе
    (коленопреклонение перед владыкой и пр.).
    Впоследствии по приказанию Александра
    был казнен за действительное или предполагаемое участие в заговоре. Его судьбе посвящено сочинение Теофраста «Каллисфен, или
    О скорби». Все произведения самого Каллисфена утрачены. К наиболее значительным
    принадлежали его исторические труды:
    «Ellhnik=» («История эллинов») в 10 книгах,

    охватывающая период от Анталкидского мира (386 г.) до начала священной войны (357
    г.); «История священной войны» (события
    357–346 гг. до н. э.) и «Деяния Александра» –
    самое знаменитое произведение, описывающее события до битвы под Гавгамелами (331
    г.). Это была первая история походов Александра Македонского, которая впоследствии
    имела множество последователей (Птолемей,
    Арриан, Курций Руф). Завороженный личностью Александра, Каллисфен представлял его
    защитником интересов эллинов и сыном Зевса. Каллисфену приписывают и созданный
    значительно позднее роман «Жизнь и деяния
    Александра Македонского», написанный неизвестным автором, которого обычно именуют Псевдо-Каллисфеном. Этот роман получил
    широкое хождение и известен в многочисленных греческих, сирийских, армянских, латинских, славянских и восточных версиях,
    значительно отличающихся друг от друга.

    Псевдо-Каллисфен
    Жизнь и деяния Александра Македонского
    По В. В. Латышеву

    Книга І
    В гл. II среди народов, о которых говорится, что они угрожали Нектанабу, в рукописи
    L перечисляются скифы, иберы, споры, халдеи. агриофаги; в рукописи А – сиды [Sjdoi),
    читай – инды (`Indoj) или синды (Sjndoi), бос-

    128

    порцы, агриофаги и т. д.; в рукописи В – иберы, боспорцы, бастарны, азаны, халибы. Валерий в латинском переводе после прочих называет скифов, алан, иберов, агриофагов1.
    23. [Поход Александра против скифов по

    Каллисфен (ок. 365–327 до н. э.) ~ Псевдо-Каллисфен. Жизнь Александра

    рукописи С]: ...Скифы поднимают войну против Македонии. Филипп, услышав об этом,
    произвел смотр войску и, убедившись, что у
    него недостаточно войска, для выступления
    против них (ибо полчища скифов были велики, около 400 000), находился в затруднении.
    Призвав всех своих вельмож и друзей, он изложил им cвое затруднение насчет войн