• Название:

    Очерки истории и культуры крымских татар

  • Размер: 1.17 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Microsoft Word - Документ Microsoft Word.doc
  • Автор: Xurshid

Симферополь:
Крымское учебно-педагогическое государственное издательство
2005

СОДЕРЖАНИЕ







































ПРЕДИСЛОВИЕ
Часть 1. ИСТОРИЯ
ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О КРЫМСКИХ ТАТАРАХ
ЭТНОГЕНЕЗ И ЭТАПЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ
КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА
ЭТНОНИМ "ТАТАР"
И ЭТНОС "КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ"
СУБЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ
КРЫМСКИЙ УЛУС ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
ОБРАЗОВАНИЕ КРЫМСКОГО ХАНСТВА.
ХАДЖИ ГЕРАЙ
СТАНОВЛЕНИЕ КРЫМСКОГО ХАНСТВА.
МЕНГЛИ І ГЕРАЙ
ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ КРЫМСКОГО ХАНСТВА
ПРАВОСУДИЕ В КРЫМСКОМ ХАНСТВЕ
ЭКОНОМИКИ КРЫМСКОГО ХАНСТВА
КРЫМСКОЕ ХАНСТВО В 1700-1770 ГГ.
АННЕКСИЯ КРЫМСКОГО ХАНСТВА
"ЧЕРНОЕ СТОЛЕТИЕ" (1783-1883)
ИСМАИЛ ГАСПРИНСКИЙ
ПЕРВЫЙ КУРУЛТАЙ
НОМАН ЧЕЛЕБИДЖИХАН
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И ГОЛОД В КРЫМУ
КРЫМСКАЯ АССР
АМЕТ ОЗЕНБАШЛЫ
ВЕЛИ ИБРАИМОВ
БЕКИР ЧОБАН-ЗАДЕ
ДЕПОРТАЦИЯ
СПЕЦКОНТИНГЕНТ
НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКИХ ТАТАР В 1956-1969 ГГ.
НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКИХ ТАТАР В 1970-1991 ГГ.
ДЖЕППАР АКИМОВ
МУСТАФА ДЖЕМИЛЕВ
РЕПАТРИАЦИЯ
ВТОРОЙ КУРУЛТАЙ
18 МАЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ДЕПОРТАЦИИ
Часть 2. КУЛЬТУРА
ХОЗЯЙСТВЕННО-КУЛЬТУРНЫЕ ТИПЫ
НАЦИОНАЛЬНЫЕ РЕМЕСЛА
ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО: ТКАЧЕСТВО, ОРНАМЕНТ, ВЫШИВКА
КРЫМСКОТАТАРСКАЯ ТОПОНИМИЯ
ВОДА В ЖИЗНИ КРЫМСКИХ ТАТАР
ТРАДИЦИОННОЕ ЖИЛИЩЕ
ХАНСКИЙ ДВОРЕЦ В БАХЧИСАРАЕ



























ХАН-ДЖАМИ В ГЕЗЛЕВЕ (ЕВПАТОРИИ)
МАВЗОЛЕИ-ДЮРБЕ
ЗЫНДЖЫРЛЫ МЕДРЕСЕ
ИСЛАМСКИЕ ПРАЗДНИКИ ОРАЗА БАЙРАМ И КУРБАН БАЙРАМ.
АШИР КУНЮ
КАЛЕНДАРНЫЕ ПРАЗДНИКИ: НАВРЕЗ, ХЫДЫРЛЕЗ, ДЕРВИЗА
ОБРЯДЫ РОЖДЕНИЯ, НАРЕЧЕНИЯ, СЮННЕТ
СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД
ОБРЯД ПОХОРОН - ДЖЕНАЗЕ
КАЛЕНДАРИ
НАЦИОНАЛЬНАЯ ОДЕЖДА (XIX-ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XX В.)
ТРАДИЦИОННАЯ ПИЩА И ЗАСТОЛЬНЫЙ ЭТИКЕТ
МУЗЫКА И ПЕСНИ КРЫМСКИХ ТАТАР
САБРИЕ ЭРЕДЖЕПОВА
КЛАССИКИ КРЫМСКОТАТАРСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ:
Асан Рефатов, Яя Шерфединов, Ильяс Бахшиш
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕАТР
КРЫМСКОТАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА XIII-XIX ВВ.
ВЕЛИКИЕ ПОЭТЫ: Гази II Герой и Ашык Омер
КРЫМСКОТАТАРСКИЕ ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ
СКАЗКИ И ЛЕГЕНДЫ КРЫМСКИХ ТАТАР
ПРИЛОЖЕНИЕ
ЛЕГЕНДА О ЗОЛОТОЙ КОЛЫБЕЛИ
(южнобережный вариант)
ЛЕГЕНДА ОБ АРЗЫ КЫЗ
ВАЖНЕЙШИЕ ДАТЫ ИЗ ИСТОРИИ КРЫМА И КРЫМСКИХ ТАТАР
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ И РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

Издание осуществлено при финансовой поддержке Международного Фонда
"Відродження" по программе "Интеграция в украинское общество крымскотатарского
народа, армян, болгар, греков, немцев, подвергшихся депортации".
Авторский коллектив: Э. Чубаров, Д. Асанова, З. Эмирусеинова, Р. Куртиев, Р.
Абкадыров, Н. Абдульваап, Ф. Аметка, Р. Аирчинская, Э. Озенбашлы.
Исторические карты: Р. Куртиев, Э. Чубаров.
Рецензенты:
Абдуллаев Энвер — филолог, научный сотрудник научно-исследовательского центра
Крымоведения.
Гайворонский Алексей — историк, заместитель директора Бахчисарайского
государственного историко-культурного заповедника.
Сеитягьяев Нариман — историк, преподаватель кафедры крымскотатарского языка и
литературы Крымского государственного инженерно-педагогического университета.
О 95 Очерки истории и культуры крымских татар /Под ред. Э. Чубарова. — Симферополь:
Крымское учебно-педагогическое государственное издательство, 2005. — 208 с.: ил.,
карты. — На русском языке.

ПРЕДИСЛОВИЕ
Дорогой читатель!
Предлагаем Вашему вниманию "Очерки истории и культуры крымских татар". Это
издание, по замыслу его авторов, должно в какой-то мере удовлетворить увеличившийся
спрос на знания по истории самобытного народа, сформировавшегося на удивительной и
прекрасной земле под названием Крым.
Многие, наверное, заметили, как в последние годы значительно возросло количество и
расширилась тематика публикаций, научных исследований по истории и культуре
крымских татар. Но активная дискуссия, пришедшая на смену идеологическим догмам,
еще недавно отрицавшим само существование крымскотатарского народа, пока не
привела к выработке более-менее устоявшихся положений, общепризнанных подходов и
концепций по данной теме. Поэтому все это создает объективные трудности при
написании учебной литературы разного уровня, от книги, ориентированной на
академическое знание, до полноценного школьного учебника.
По этой причине настоящее издание выполнено в форме кратких очерков, удобных для
восприятия школьной аудитории и в то же время предоставляющих авторам возможность
свободного изложения материала. В целом издание структурировано таким образом,
чтобы дать целостное восприятие истории и культуры крымскотатарского народа. По
мнению авторского коллектива, это позволит преодолеть существующее положение в
современной школьной программе, в которой информация о крымских татарах
недостаточна, фрагментарна, размыта и рассредоточена по разным учебным дисциплинам.
В "Очерках" она собрана воедино и предназначена для использования в крымских школах
на уроках истории, географии, краеведения, крымскотатарского языка и литературы, а
также для внеклассного чтения и культурно-просветительских мероприятий.
В первой части "Очерков" характеризуется этногенез коренного народа полуострова,
становление и развитие Крымского ханства, внутренняя организация, судебная система,
внешняя политика, экономика этого государства. В очерках, посвященных аннексии
Крыма Российской империей и последовавшим за ней неоднократным массовым
эмиграциям крымских татар, анализируются причины превращения народа в численное
меньшинство на своей исторической родине. В очерках уделяется большое внимание
событиям XX в.: гражданской войне и голоду в Крыму, провозглашению Крымской
АССР, политическим репрессиям и депортации крымскотатарского народа, его жизни в
условиях спецпоселений. Описывается также Национальное движение крымских татар за
возвращение на Родину и восстановление прав, проведение Второго Курултая,
политические, социально-экономические, культурно-просветительские аспекты его
репатриации.
Во второй части издания повествуется о своеобразной традиционной культуре крымских
татар, отражающей сложную этническую историю народа. Характеризуются вековые
традиции в области сельского хозяйства и промыслов, водоснабжения, жилищного
строительства, архитектуры и рационального природопользования. Показаны особенности
национальной одежды, кухни, обрядов, верований, фольклора крымских татар.
Описывается также современное литературное, музыкальное, песенное, художественное
творчество народа.

В обоих разделах есть специальные очерки, посвященные выдающимся деятелям
крымскотатарской истории и культуры.
Рассматривая "Очерки" как первую попытку создания пособия, ориентированного,
главным образом, на общеобразовательные школы с крымскотатарским языком обучения,
надеемся, что наша работа станет толчком к написанию в ближайшие годы ярких и
содержательных учебников, столь необходимых для крымской системы национального
школьного образования. В данном издании "Очерки" выходят на русском языке, что
связано с рядом причин: неразработанностью терминологии, стремлением к
использованию книги в разных крымских школах.
Учитывая устойчивый общий интерес к крымскотатарской тематике, полагаем, что
настоящее издание может быть полезно также для студентов вузов и других читателей,
постоянно обращающихся к крымской истории.
Эльведин ЧУБАРОВ,
историк

Часть 1. ИСТОРИЯ
ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О КРЫМСКИХ ТАТАРАХ
Крымские татары — автохтонный народ Крыма. Их численность в странах бывшего СССР
составляет приблизительно 500 тыс. человек (по предварительной оценке). В Крым
вернулось из депортации около 270 тыс. крымских татар. Оставшаяся часть проживает в
Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане, России. Довольно крупные
диаспоры крымских татар есть в Турции, Румынии, США.
Основу антропологического типа крымских татар составляют представители
европеоидной расы; у некоторых групп отмечаются небольшие монголоидные примеси.
Крымскотатарский язык относится к кыпчакско-половецкой подгруппе кыпчакской
группы и принадлежит к тюркским языкам. Основные диалекты — северный (степной),
средний (горный) и южный (прибрежный). Письменность до 1928 г. была на основе
арабского алфавита, с 1928 г. — на основе латинского, а с 1938 г. — кириллицы.
Верующие крымские татары — мусульмане-сунниты.
Этническое ядро народа формируется в IV—XVI вв. в результате синтеза (соединения,
слияния) нетюркских и тюркских племен. Это ядро локализируется в горном и
предгорном Крыму. Как считают исследователи, "к концу X века завершился
многовековой ассимиляционный процесс формирования горнокрымской народности. Она
впитала в себя аланский, готский, ромейский и булгарский компоненты" (А.И. Айбабин).
В XI—XVI вв. в этнический процесс в Крыму вступают кыпчакские и другие тюркские
племена. Основными средствами консолидации было распространение тюркского языка и
ислама среди полиэтничного населения средневекового Крыма, особенно усилившееся в
период Крымского ханства (XV—XVIII вв.). Тюркоязычное мусульманское население
полуострова имело самоназвание "къырымлы" (крымцы). Используемый в настоящее
время этноним "крымские татары" появился как название, данное соседними народами.
Он имел хождение в России и европейских странах, и только после депортации с
середины XX в. стал активно употребляться самим народом. Свидетельством сложной
этнической истории крымских татар являются субэтнические группы: степняки, горцы и
южнобережцы. Различия в физическом типе, хозяйственной деятельности, традиционной
культуре, диалектных особенностях языка довольно четко сохранялись этими группами
вплоть до депортации народа в 1944 г.

Основными занятиями крымских татар в горно-лесной зоне полуострова были земледелие
(полеводство, огородничество, виноградарство, садоводство, табаководство,
пчеловодство) и отгонно-пастбищное (на яйлы) скотоводство, в степной части —
хлебопашество и скотоводство. Большинство очагов ремесленного производства было
сосредоточено в городах и селениях горнолесной зоны. Наиболее известной продукцией
крымскотатарских ремесленников были изделия из сафьяновой кожи, килимы-ковры,
конская сбруя и седла, оружие, медная посуда, ювелирные украшения.
Культура крымских татар богата и разнообразна. Ее корни уходят главным образом к
тюркским и нетюркским предкам, но определенное влияние на нее посредством торговых,
культурных и религиозных контактов оказали и соседние народы.
Духовная культура крымских татар основана на исламе, утвердившемся в Крыму в период
XIII—XV вв. В соответствии с мусульманскими канонами проводятся основные обряды:
никях (бракосочетание), дженазе (похороны), суннет (обрезание). Главными исламскими
праздниками являются Ораза байрам (празднуется по окончании священного месяца
Рамазан, великого поста правоверных) и Курбан байрам (праздник жертвоприношения).
В крымскотатарскую культуру органично вплелись и домусульманские элементы.
Особенно устойчивым оказался языческий пантеон с верховным божеством Тенгри,
унаследованный от тюркских предков народа. Среди степных крымских татар термин
Тенгри используется в качестве второго имени бога Алла, а голубой цвет - символ
верховного божества тюрков - является цветом национального флага крымских татар.
Любимые домусульманские праздники — Наврез (новый год, отмечается в день весеннего
равноденствия — 22 марта), Хыдырлез (празднуется в 5—6 числах первой недели мая и
посвящен завершению весенних посевных работ и отгону скота на летние пастбища),
Дервиза (завершение хозяйственного года, празднуется в день осеннего равноденствия —
22 сентября).
Крымские татары утратили свою государственность в конце XVIII в. В составе
Российской империи и Советского государства этнос подвергается национальнокультурному угнетению и физическому вытеснению с исторической Родины.
Кульминацией этой, политики становится тотальная депортация крымскотатарского
народа в 1944 г. Женщины, старики, дети были погружены в товарные вагоны и
отправлены на Урал, в Поволжье, Сибирь, Узбекистан, Таджикистан и другие регионы
СССР. Позже к ним депортировали солдат и офицеров, демобилизованных с фронта.
До 1956 г. народ жил в спецпоселениях в условиях комендантского режима. Во время
депортации и первые годы ссылки крымскотатарский народ, по данным
Крымскотатарского национального движения, потерял 46,2 % от общей численности.
Но и после снятия комендантского надзора крымскотатарскому народу запрещается
возвращение в Крым. С середины 1950-ых гг. формируется демократическое
Национальное движение за возвращение на историческую Родину. Это было одно из
самых активных и массовых национальных движений в Советском Союзе.
В 1987—1989 гг. крымские татары проводят серию демонстраций, митингов, забастовок и
других ненасильственных акций с требованием решить их национальный вопрос.
Несмотря на препятствия, создаваемые властями, начинается массовое самовозвращение
народа в Крым. Оно сопровождается множеством проблем политико-правового и
социально-экономического характера. Крымские татары создают в Крыму систему

органов национального самоуправления, возглавляемую национальным съездом —
Курултаем и представительным органом — Меджлисом крымскотатарского народа.
Начавшийся национально-культурный подъем крымских татар позволяет надеяться на
благополучный исход процесса репатриации и восстановление прав коренного народа.
Рустем АБКАДЫРОВ,
Рефат КУРТИЕВ

ЭТНОГЕНЕЗ И ЭТАПЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ
КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА
Особенности этногенеза и этнической истории народа
Вопросы этногенеза принадлежат к числу наиболее сложных проблем истории. Это
замечание особенно справедливо по отношению к тем регионам, где этнические процессы
проходили наиболее интенсивно. К числу таковых относится и Крым, где сформировался
тюркоязычный народ - крымские татары.
Этнические процессы в Крыму имеют свою специфику. Одной из примечательных
особенностей этногенеза крымских татар был синтез двух крайне отличающихся друг от
друга этнических компонентов: автохтонных нетюркских земледельческих народов и
кочевых тюркских племен.
В результате этого синтеза первый компонент, несмотря на его численное преобладание,
постепенно был тюркизирован и исламизирован, то есть произошла его культурная
ассимиляция. При этом нетюркские земледельческие этносы в целом сохранили свои
этнографические и антропологические характеристики, которые наблюдаются в
дошедших до наших дней субэтнических группах крымских татар — южнобережцев,
горцев и предгорных жителей.
Этническим феноменом можно назвать и тот факт, что, несмотря на интенсивную
миграцию в Крым различных тюркских племен в IV—XVII вв., основу степных крымских
татар составили кыпчаки.
На таком фоне происходило на протяжении тысячелетней крымской истории, с IV по XVI
в., формирование этнического ядра крымскотатарского народа.
Характер этнического процесса был обусловлен географическим положением и
природными условиями Крыма (см. карту № 1).
Полуостров соединяется Перекопским перешейком с Евразийскими степями, с запада и
юга омывается Черным, а с востока — Азовским морями. Его площадь составляет 26 тыс.
кв. км, из них степная часть — 19165 кв. км, горная — 5812 кв. км и Южный берег — 873
кв. км. Благодаря торговым путям Крым с древнейших времен является экономическим
мостом между Севером и Югом, Востоком и Западом. Ландшафтно-климатические
особенности полуострова позволяют заниматься земледелием, рыболовством, торговлей,
кочевым и отгонным скотоводством.
В связи с тем, что кочевые племена оказали существенное влияние на этнические
процессы в Крыму, отметим, что образ жизни кочевника жестко связан с "кормящим"
ландшафтом. Численность кочевников, а также полукочевников на 1 кв. км жестко

ограничена и зависит от урожайности трав, соответствующего количества скота и
фактически является постоянной величиной. Увеличение численности возможно при
благоприятных условиях максимум в два раза, тогда как земледельцы при возрастании
населения могут расширить площадь обрабатываемой земли за счет прилегающей к
жилью неосвоенной территории. Поэтому при увеличении численности населения в
степной части кочевники чаще всего были вынуждены искать пастбища за пределами
полуострова или же изменить хозяйственно-культурный тип (на полукочевников).
Таким образом, ландшафтно-географические особенности влияли на судьбу вошедших на
полуостров кочевых племен, как нетюркских (киммерийцев, скифов, сарматов и др.), так и
тюркских (тюрко-булгар, печенегов, кыпчаков). Пришлые кочевые племена постепенно
становились земледельцами, способствуя росту оседлого населения. Численность же
кочевого населения (с IV в. это были тюркские племена) могла увеличиваться только до
определенного предела.
На протяжении античной и средневековой истории Крыма, в том числе в период
Крымского ханства, численность земледельческого населения была преобладающей.

Этнографическая характеристика крымских татар
Крымские татары — тюркское мусульманское автохтонное население Крыма.
Самоназвание — къырымлы (крымцы — в русском переводе), соседние же народы
именуют их крымскими татарами. Этноним "крымские татары" уже успел прочно войти в
национальное самосознание народа и в настоящее время используется широко, может
быть, даже в большей степени, чем этноним "къырымлы" (см. "Этноним "татар" и этнос
"крымские татары"".
В 1941 г. численность крымских татар составляла более 200 тыс. человек, из них 2/3
проживали в горно-лесной части полуострова и 1/3 — в степной. В 1944 г. народ был
полностью депортирован в северные области России, Среднюю Азию, Казахстан. Сейчас
общая численность крымских татар по предварительной оценке составляет около 450—
500 тыс. человек. После депортации в Крым вернулись более 270 тыс. человек, остальные
проживают в местах высылки: в Узбекистане, Казахстане, Кыргызстане, Таджикистане,
России.
Основу антропологического типа составляют представители европеоидной расы, у
некоторых групп отмечаются небольшие монголоидные примеси.
Разнообразие ландшафтно-климатических условий полуострова, его уникальное
положение на пересечении важнейших торгово-культурных путей, богатые этнические
корни определили особенности языка, религии, материальной и духовной культуры
крымских татар.

Этапы этнической истории крымских татар
Археологические, антропологические, письменные свидетельства, данные лингвистики и
отчасти этнографии позволяют нам выделить ряд этапов этнической истории народа. При
определении таких этапов учитывалась этнополитическая ситуация, которая влияла на

такие масштабные и определяющие для Крыма процессы, как тюркизация и исламизация
автохтонного нетюркского населения.
Но еще до вхождения ранних тюрков на полуострове произошли серьезные
этнополитические перемены. Во второй половине III в. н. э. готы и аланы разгромили
позднескифское государство, население которого переместилось в горно-лесную зону
полуострова. Здесь начала формироваться полиэтническая скифо-сарматская и готаланская общность.
Новая складывающаяся общность была преобладающе ираноязычной, в культурном
отношении она вобрала многие готские и эллинистические компоненты. В начале раннего
средневековья началась ассимиляция античных греков, которая, однако, не
распространилась на греков Херсонеса. Основу антропологического типа этой общности
составили длиннолицые и меньшей частью — широколицые европеоиды.
Германские племена готы, бораны (вораны) расселились рядом с аланами в междуречье
Бельбека и Чоргуна (Черной), на Южном берегу и в Восточном Крыму.
В исторической памяти крымских татар до сих пор сохраняются фрагменты этнической
истории готаланского времени. В Ускуте одна часть жителей другую называла
"готфридами", что на немецком языке означает— "свободные" готы. Среди крымских
татар с. Ускут встречается фамилия Гуту. Готфридами также жители сел Биюк-Озенбаш и
Кучюк-Озенбаш называли своих соседей, проживавших в селах Татар-Осман, Гавр,
Багатыр, Махульдюр, Фоти-Сала и т. д.
С конца IV в. на ход этнического процесса в Крыму оказывают влияние племена гунноаланского союза.

1. Гуннский период (последняя четверть IV— 30-ые гг. VI в.)
С гуннами связано первое появление в Крыму тюркоязычных племен, начало тюркизации
местного населения. Гунны открывают первые страницы тюркской истории Крыма,
пришедшей на смену тысячелетнему господству иранских племен (киммерийцев, скифов,
сарматов и др.). Гунны дали толчок к очень медленному и растянувшемуся на долгие века
формированию этнического ядра крымскотатарского народа.
Гуннские племена образовались в II—IV вв. в процессе смешения тюркоязычных
монголоидных хунну, пришедших из Центральной Азии, с приуральскими уграми
(предками венгров). Основу антропологического типа гуннов составили широколицые
монголоиды. Они почитали Солнце, бога неба — Тенгри.
В 70-х гг. IV в. началось массовое Движение тюркоязычных гуннских племен (утигуров,
кутригуров, булгар, акациров, саргуров, сабиров, хазар и др.). В Приазовье гунны
подчинили себе аланов и разгромили готов. В 380 г. группа гунно-аланов преодолела
Керченский пролив и вошла в Крым. Под их ударами пали античные города Керченского
полуострова, а их жители смешались с местным населением восточного побережья Крыма
(см. карту № 2).
Гунны нанесли удар позднескифскому государству, которое в результате распалось,
вытеснили скифо-сарматское население предгорья в район внутренней (второй) гряды

Крымских гор. Впоследствии гунны, уйдя через Перекопский перешеек, соединились с
основными силами гунно-аланского союза. После ухода гуннов крымская степь
обезлюдела. Однако гунны вскоре опять возвращаются на полуостров и уже в первой
половине V в. степь используется ими под зимние пастбища. Так полуостров входит в
сферу жизнедеятельности тюркских племен.

ІІ. Тюрко-булгарский период (40-ые гг. VI—первая половина VII в.)
Этот период характерен интеграцией тюркских племен в среду нетюркского населения
полуострова.
Во второй половине V в. в районе Херсонеса появляются тюрки-акациры. В конце V в.
они вытесняются тюрко-булгарским племенем утигуров, которые занимают территорию
от Херсонеса до Боспора.
В 576 г. утигуры совместно с тюркютами — племенами западно-тюркского каганата —
овладели Боспором и в 580 г. вышли к Херсонесу. Вскоре тюркюты покинули полуостров,
а утигуры освоили район Боспора и Тамани. Этот фактор способствовал созданию
условий для массовой инфильтрации тюрков в среду нетюркских предков крымских татар.
В местах контакта тюрков с местным населением предгорья начался процесс метисации. В
последующем тюрко-булгарские племена все активнее включаются в этнополитическую и
экономическую жизнь полуострова. В 632 г. представитель кутригуров Кубрат из рода
Дулу создает в Приазовье Великую Булгарию. Со смертью Кубрата в 70-е гг. VII в.
племенной союз распадается. Племена кутригуров имели круглолицый европеоидный
физический тип и ориентировали голову погребенного на восток.

ІІІ. Хазарский период (вторая половина V//—вторая половина Х в.)
Продолжился процесс участия тюркских племен совместно с нетюркским населением в
формировании европеоидного средневекового этноса Крыма.
В период господства хазар в Северном Причерноморье кутригуры во второй половине
VII—первой половине VIII в. проникают в Крым и осваивают предгорье, где их
численность достигает 700 семей. Они постепенно заселяют долины рек Чоргун (Черная),
Бодрак, Кача, Бельбек, Альма и Зуя, входя в среду местного населения и усиливая его
тюркизацию.
Во второй половине VIII—X вв. в Крым вошли хазары вместе отрядом тюрков-утигуров,
численность которых составляла более двух тысяч воинов. Для них был характерен
физический тип круглолицых европеоидов и ориентация погребений на запад. Утигуры
расселились на Керченском полуострове, юго-восточном и западном побережье Крыма. В
этих районах возникли новые поселения. Утигуры-воины брали в жены местных женщин
и, возможно, женщин-кутригурок. Вторая миграционная волна тюркоязычных племен
увеличила плотность населения и усилила тюркизацию населения Центрального и ЮгоЗападного Крыма (см. карту № 3).
В этот же период обозначились границы владений хазар в Крыму. Они были отражены в
письме хазарского кагана (середина X в.), где в числе других городов указываются и

крымские: К-р-ц (Керчь), Сугдай (Сугдей — Судак), Б-р-т-н-т (Партенит), Алубиха
(Алупка), Манк-т (Манкут, Мангут), Бур-к (?), Ал-ма, Горузин (Гурзуф). В некоторых
городах началась христианизация тюрко-булгар. Процесс христианизации ускорил
смешение тюрков с потомками скифо-сарматов и гот-аланов.
Во второй половине X в. политическая стабильность нарушилась. В 965 г. киевский князь
Святослав разгромил хазар и взял город Саркел (Белая Вежа). После военных ударов
русских дружин и печенегов хазарский каганат перестал существовать, вместе с этим
событием заканчивается хазарская эпоха в Крыму. Фрагменты специфической культуры
булгар сохранились в исторической памяти и обрядах крымских татар-горцев. Они
унаследовали поклонение очагу, а на свадьбе по древнему обычаю жениху подавали на
стол наряженного петуха. Жителей с. Каралез соседи называли "къоразлар" ("петухи"),
жители же с. Ускут в экстремальных случаях приносили в жертву божеству Тенгри
черного быка. В крымской топонимии встречаются названия древнетюркских племен, в
том числе и хазарского времени (IV—X вв.): Хунь (севернее с. Туак — ныне с. Рыбачье),
Апалок (исток р. Альмы), Донга (от Тонг — левый приток р. Качи), Кебит (от Киба —
правый приток р. Альмы), Хазар (холм к северу от Гурзуфа) и т. д.
В топонимии полуострова встречаются названия: р. Курти, с. Курти (курт означает волк)
южнее Белогорска, основа которых восходит к булгаро-печенежским племенам. В ЮгоЗападном Крыму сохранилось более десяти топонимов с основой Кермен: Кермен Кыр,
Керменчик (Неаполь Скифский), Инкерман, Сарыкерман (р-он Херсонеса), Алма-Кермен
(устье Альмы) и т. д. Подобные названия отсутствуют в других регионах Крыма. Среди
горных крымских татар распространены имена с приставкой "курт": Куртосман, Куртасан,
Куртсеит и т. д. Крымские татары — жители сел Юго-Восточного Крыма Ворон, Арпат,
Шелен, Ускут — сохранили булгаро-хазарский "ч"-диалект, например: вместо "кермен"
(крепость) говорят "чермен".
Можно утверждать, что к X в. в горных районах дохазарского и хазарского Крыма на
основе смешения тюрков с потомками скифо-сарматов и гот-аланов сложилась этническая
общность, которую можно считать прообразом будущего этнического ядра крымских
татар. Однако этническая стабильность сохранялась недолго и была нарушена приходом в
Крым новых тюркских племен.

IV. Печенежско-кыпчакский период (конец IX— середина XIII в.)
Новая волна тюрков, на этот раз печенегов и кыпчаков, усиливает тюркизацию
готаланского населения Крыма. Кыпчаки становятся основой формирования
субэтнической группы степных крымских татар.
Разгромив хазарский каганат, во второй половине X в. в Крым входят тюрки-печенеги (см.
карту № 4). Ими был разрушен ряд поселений тюрко-булгар предгорного Крыма,
население которых вытесняется в горный Крым. Тюрко-булгары впоследствии
ассимилировались местным населением и таким образом усилили его тюркский пласт.
Оставшиеся в предгорье тюрко-булгары были подчинены печенегам. В результате
смешения язык печенегов обогащается элементами огузского и булгарского языка. Почти
100 лет печенеги господствовали в Крыму. Византийский император Константин
Багрянородный сообщает, что печенеги на рубеже IX—X вв. оказались вблизи Боспора и
Херсонеса. До конца XI в. печенеги заселили степной Крым и предгорье, активно

участвуя в экономической жизни полуострова, вели торговлю в крымских городах
Херсонес и Керчь.
В конце XI в. в Крым вошли кыпчаки (см. карту № 5). Тюркские племена восточной части
Центральной Азии с самоназванием "кыпчак" впервые упоминаются в китайской хронике
начала III в. до н. э. под именем "кюеше", или "цзюше". В первой половине XI в. кыпчаки
проникают в степи Северного Причерноморья. Здесь они стали известны славянам под
именем половцев, западноевропейским народам — как команы (куманы), а
мусульманским — как кыпчаки. Будучи этнически родственны печенегам, кыпчаки имели
с ними сходный антропологический тип круглоголовых (брахикранных) европеоидов с
малой примесью монголоидности, при захоронении голову покойника ориентировали на
восток. В могилу опускали коня или его чучело с обрезанными по колено ногами. Над
курганами родоплеменных вождей устанавливались "каменные бабы".
Кыпчаки впоследствии ассимилировали печенегов, образовав печенежско-кыпчакскую
этническую общность. В связи с этим филолог-тюрколог Н.А. Баскаков считает, что в это
время происходит усиление огузации языка кыпчаков.
Овладев степями полуострова, в конце XI в. кыпчаки продвинулись на юг и в середине XII
в. контролировали большую часть Южного берега от Джалиты (Ялты) и далее на восток.
Господствующее положение на полуострове кыпчаки занимают вплоть до первой
четверти XIII в., следы их пребывания сохраняются в названиях пастбищ и источников
воды. Дальнейший приток кыпчаков на Южный берег прервали новые кочевники с
Востока.

V. Золотоордынский период (вторая половина XIII— первая половина XV в.)
Это время наиболее активных этнических процессов. Тюркизация, охватившая большие
территории, быстрое распространение ислама и возникновение феодальных княжеств
способствовали формированию субэтнических групп крымских татар (южнобережцев,
горцев, степняков).
Определенным катализатором выступили монголы, которые двинулись в начале XIII в. из
Центральной Азии в западном направлении. Установив свое господство в Средней Азии,
Чингисхан послал в разведывательный поход на Запад. Два тумена во главе с Джебе и
Субудаем. Обогнув Каспийское море и пройдя на Кавказ, монголы после битвы под
Дербентом устремились в погоню за спешно отступающими кыпчаками, некоторая часть
которых по южной ветви Великого шелкового пути ринулась к Керченскому проливу,
спеша укрыться в Крыму. Преследуя кыпчаков, один из монгольских отрядов форсировал
пролив и направился к Судаку, в то время именуемому "городом кыпчаков". 27 января
1223 г. монголы, которых, согласно Судакскому синаксару, жители Судака называли
татарами, заняли город. Это событие явилось началом заката политического господства
кыпчаков в Крыму. Вторично монголы появляются на полуострове после завершения
борьбы с кыпчаками в 1239 г. К этому времени на полуострове сосредоточилось много
мигрировавших сюда кыпчаков. Гонимые монголами пришлые, а также крымские
кыпчаки уходят в предгорье, южные районы Крыма, где и оседают. Об этом
свидетельствуют письменные источники и археологические материалы.
По мере образования Крымского улуса во второй половине XIII в. большая часть
кыпчаков возвращается в привычные для них степи полуострова. Но в результате

совместного проживания, тесных контактов с горцами активизируется процесс
культурного синтеза кыпчаков степей с потомками скифо-сарматов и гот-аланов.
В 1294—1295 гг. итальянские поселенцы составляют в г. Солхате (ныне Старый Крым)
словарь-разговорник "Кодекс Куманикус", служивший купцам, христианским
миссионерам для общения с тюркоязычным населением полуострова и Северного
Причерноморья. В словаре отражаются диалектные особенности языка крымских татар
различных местностей. Создание "Кодекса Куманикуса" стало знаменательной вехой того
времени, отразило активное распространение тюркского языка в Крыму, на который
перешло в основной своей массе местное население. В Крыму и за его пределами по
Великому шелковому пути и другим торговым дорогам именно тюркский язык
(кыпчакский) стал языком межэтнического общения и средневековой коммерции. Он
вытеснил из этих сфер греческий язык, на котором еще совершали богослужение в
православных храмах, уже забываемый аланский (иранский), арабский, к тому времени
являющийся языком ислама и одним из языков мировой торговли. Поэтому вполне
закономерно, что широко используемый тюркский язык способствует в тот период
интенсивному распространению ислама, главным образом через контакты кыпчаковмусульман с жителями горно-лесной зоны полуострова и деятельность мусульманских
миссионеров.
В золотоордынское время при верховном господстве ханов на полуострове
устанавливается политическая стабильность. В состав Крымского улуса Золотой Орды
входит вся территория Крыма, за исключением генуэзских колоний на Южном берегу и
Мангупского княжества (см. карту № 6). В середине XIII в. в степи, в которой основную
массу населения составляли западные кыпчаки, неосвоенные территории занимают
восточные кыпчаки. Сами кыпчаки степей Крыма с начала XV в. называли жителей горнолесной зоны татами. Венецианский дипломат первой половины XV в. сообщает, что
горцы "называют себя готаланами". В дипломатической переписке Московского
княжества с крымскими ханами все подданные ханства назывались крымцами.
Об активной тюркизации свидетельствует широкое использование кыпчакских имен
среди христианского населения княжества Мангуп и Генуэзской колонии, что нашло
отражение в исторических источниках. В одной из церквей г. Судака в Синаксаре
(поминальном календаре) XIII—XIV вв. записано 78 имен, из них 35 — тюркские.
Например: Токтемир — сын Стефана (1302 г.), Токта — сын Андроника (1313 г.), Алачук
— дочь Коста (1302 г.), Секке — внук Топчи, Сио — сын Узма (1290 г.) и т. д. Во второй
половине XIV в. из 18 сел, принадлежавших генуэзцам, 9 имеют уже тюркские названия:
Таракташ, Бешевле, Эльбузлу, Карагалык, Чардаклы, Карагач и т. д.
По данным эпиграфических памятников, в Мангупском княжестве тюркизация уже
охватила и верхнее сословие общества. Найдены надписи с тюркскими именами: сотников
Хойтани (1361—1362 гг.) и Чичикий (80-е гг. XIV в.), князей Улубей, Ахмед (1446 г.) и
Техур (1474 г.).
Тюркизированные районы генуэзской колонии, княжества Мангуп и Кырк-Ер втягиваются
в торгово-экономические связи с кыпчаками, проживавшими в степях и предгорьях
полуострова. Тюркизация продолжается до падения Золотой Орды (первая половина XV
в.), усиливается в период становления Крымского ханства и турецкого санджака1,
созданного в 1475 г. на базе генуэзской колонии и Мангупского княжества.

VI. Период Крымского ханства (середина XV в.—1783 г.)
С возникновением Крымского ханства в первой половине XV в. (в результате победы над
Большой Ордой) и формированием территориальных владений кыпчакских племен—
бейликов (княжеств) — создается зона устойчивого тюрко-мусульманского влияния
(культурного, языкового и религиозного) на население Крыма и Северного
Причерноморья.
К первой половине XVI в. завершилось формирование этнического ядра
крымскотатарского народа. Внутри этого ядра продолжалась консолидация этнических
групп крымских татар (см. карту № 9).
В середине XVI—XVII вв. в крымскую степь вошли небольшие группы мангытов —
восточных кыпчаков из Северного Причерноморья, которые расселились и в
последующем ассимилировались степными крымскими татарами. Мангыты повысили
плотность населения степи, его численность достигла 150 тыс. человек. Поэтому
крымский хан мог выставлять от населения полуострова, без привлечения степняков из
Северного Причерноморья, более 3 туменов войск2. Численность населения горно-лесной
зоны к XV в. с учетом демографического прироста составила более 200 тыс. человек.
Здесь, по данным антрополога А.П. Алексеева, в позднем средневековье сформировалась
европеоидная этническая общность, исповедующая ислам. В этот же период
тюркизируется и исламизируется эллинизированное население гор и предгорий, в среде
которой были распространены разные религиозные верования.
К 80-м гг. XVIII в. численность крымских татар достигала около 500 тыс. человек.
Большую часть составили горцы — европеоидные крымские татары, мусульмане по вере,
тюрки по языку, меньшую — степные крымские татары, потомки кыпчаков. По сути
образовались два субэтноса, сближение и взаимовлияние которых усиливались.

VII. Период нахождения Крыма в составе царской России (1783—1917 гг.)
Вхождение Крыма в состав царской России — время этнических деформаций и трагедий
для крымских татар. В политической, демографической и этнической сферах
крымскотатарского народа произошли кардинальные изменения. Крымские татары
потеряли свою государственность, экономика края была разрушена. Произошли две
волны массовой эмиграции коренного населения: в 1783—1800 гг. и 1850—1860 гг.
До аннексии Крыма Россия периодически под разными предлогами вводила войска на
территорию ханства, провоцируя междоусобицы. В феврале 1778 г. при подавлении
восстания в Крыму погибло 12 тыс. крымских татар. В том же году в Приазовье русскими
войсками было переселено 32 тыс. крымских христиан: греков, армян и 10 тыс. грекотатар — урумов, принадлежавших к греко-православной религии, но культура (в основе
своей) и родной язык которых были крымскотатарскими. Депортация христиан разрушила
сложившиеся за века экономические, социальные и личностные связи в местах их
проживания с крымскими татарами.
В 1783 г. Россия ликвидировала Крымское ханство (см. карту № 12). С этого времени
царская администрация проводит политику вытеснения коренного населения с их земель;
только за 10 лет (с 1783 по 1794 г.) у крымских татар было отнято более 350 тыс. десятин
земли. В 1787 г. во время второй русско-турецкой войны по приказу Потемкина население

десятков южнобережных сел было переселено в глубь полуострова. В результате военных
действий, болезней, насильственных миграций численность крымских татар резко
сократилась, и к 1800 г. их осталось около 170 тыс. Большая часть исхода наблюдалась в
степи.
Насильственной деформации этнос подвергается во время Восточной (Крымской) войны
(1854—1856 гг.). И на этот раз эмигрируют в основном степные крымские татары. О
масштабе трагедии можно судить по следующим цифрам. Из проживавших в Крыму к
1854 г. 295357 крымских татар (95 % от общего числа населения) к 1870 г. здесь их
осталось лишь 102000 человек. К1897 г. численность крымскотатарского народа достигает
186212 человек, что составляло 36 % от общей численности населения полуострова.
Таким образом, в течение первого столетия господства России в Крыму численность
коренного крымскотатарского населения уменьшается в более чем 2,5 раза.

VIII. Период Советской России (1917—1944 гг.)
Первая попытка крымских татар восстановить свою национальную государственность
была насильственно прервана разгромом в январе 1918 г. большевиками Первого
крымскотатарского Курултая.
18 октября 1921 г. была создана Крымская АССР. Но содержание образованной
автономии как крымскотатарской национально-территориальной было завуалировано.
Несмотря на кажущее участие крымских татар в управлении автономией, фактически все
регламентировалось жесткой центральной политикой советского правительства.
Вызванный такой политикой голод 1921—1922 гг. унес жизни 76 тыс. крымских татар.
Общее же количество репрессированных крымских татар в результате коллективизации и
политических репрессий 1928—1929, 1937—1938 гг. составило около 53 тыс. человек.
Изменяется и демографическая ситуация. В результате миграционной политики
численность некрымскотатарского населения увеличивается в 11 раз, а крымских татар за
счет демографического роста — только в два раза, к 1939 г. они составили всего около 20
% от всего населения Крыма. Основная часть крымских татар проживала в горнолесной
зоне, составляя здесь от 80 до 90 % от общей численности населения (см. карту № 13).
Степные крымские татары проживали анклавами в иноязычной среде, будучи обречены на
ассимиляцию окружающим его населением.

IX. Период депортации и ссылки (1944—1989 гг.)
В период Второй мировой войны в 1944 г. из Крыма советским режимом были
депортированы более 200 тыс. крымских татар, в основном женщин, детей и стариков, и
расселены дисперсно в северных районах России, Узбекистане, Казахстане,
Таджикистане, Киргизии. При высылке были уничтожены материально-духовные
ценности народа. В условиях спецпоселения только от голода и болезней к 1946 г.,
поданным НКВД, погибло до 30 % крымских татар.
Тоталитарная система, совершив геноцид, впоследствии проводила политику этноцида,
осуществляемую в форме запрета на изучение родного языка и истории, развитие

культуры. Запрещалось возвращение на родину, была уничтожена историческая
топонимия Крыма, разрушались памятники архитектуры и т. д.
С 1988 г. началось массовое инициативное возвращение крымских татар на Родину.
Национальная борьба крымских татар и поддержка демократических сил вынудили
Верховный Совет СССР 14 ноября 1989 г. признать депортацию преступной.

X. Период репатриации (1989 г. — по настоящее время)
Репатриация крымских татар на родину, проходя в сложнейших общественнополитических и социально-экономических условиях, совпадает по времени с интеграцией
их в крымское и украинское общество, возрождением национальной культуры и системы
национального образования, налаживанием общественной жизни в форме организации
национального самоуправления.
В Крым к 2004 г. вернулось более 270 тыс. крымских татар. Однако численность
крымских татар ни в одном из районов Крыма не превышает более 35 % по отношению к
общему количеству населения. Другая часть народа, по оценкам от 150 до 200 тыс., еще
находится в местах ссылки.
Современный этнический процесс у крымских татар характеризуется консолидацией
субэтнических групп, на базе которых формируется бездиалектный этнос.
Рефат КУРТИЕВ

1

Санджак — владения турецкого султана.

2

Тумен — военно-административная единица, состоящая, как правило, из 10 тыс. семей.
Семья выделяла от одного до трех воинов, каждый из которых должен был иметь 3
лошади.

ЭТНОНИМ "ТАТАР" И ЭТНОС "КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ"
Ни один из нынешних народов
татарских не именует себя татарами,
но каждый называется особенным именем земли своей...
Н.М. Карамзин
Одной из удивительных и запутанных загадок крымской истории является отношение
этнонима "татар" к этносу "крымские татары". Каким образом этноним "татар",
появившийся в недрах Центральной Азии, оказался связанным с этносом, имеющим
древнее крымское происхождение? Почему второй компонент этнонима "крымские
татары" имеет сходство с названием "татары", данным соседними народами монголам
(IX—XIV вв.) и населению Золотой Орды (XIII—XV вв.)?
Чтобы ответить на эти сложные вопросы, рассмотрим историю происхождения,
применения и введения в научный оборот этнонима "татар", а также условия,

обусловившие его привязку к коренному крымскому этносу с самоназванием
"къырымлы".
Определенную помощь в осмыслении взаимоотношений между этнонимами "татар"
средневековья и современным "крымские татары" окажет изучение процесса
формирования этнического ядра крымских татар и их этнографическая характеристика
(см. "Этногенез и этапы этнической истории крымскотатарского народа").
Но начнем с анализа семантики самого термина. Это слово состоит из двух компонентов:
"тат" и "ар". Первый компонент "тат" впервые встречается в древнетюркских письменных
источниках VII—XIII вв. и означает "чужеземец, иноплеменник". Второй компонент
происходит от древнетюркского слова "эр", означающего "муж, мужчина".
Этноним "татар" на исторической арене раннего средневековья в Центральной Азии
появляется как название одного из монгольских племен. К середине XII в. численность
монгольского племени татар достигала 70 тыс. семей, но в результате 50-летней борьбы
татар с родом Чингисхана их число сократилось к началу XIII в. до 4 тыс. семей.
Парадоксально, но название малочисленного монгольского племени татар, вошедшего в
состав Орды Чингисхана, стало применяться впоследствии в Китае, затем в Средней Азии,
на Руси и в Европе по отношению уже ко всем монгольским племенам!
В 1218 г. монголы двинулись на запад, включив в состав Орды тюркские племена
уйгуров, карлуков, восточных кыпчаков и др. Перейдя Волгу, монголы вошли в ЮгоВосточную Европу и после 17-летней борьбы (1222—1239 гг.) подчинили
многочисленные племена обитавших здесь западных кыпчаков (половцев), распределив
их по подразделениям военно-административных единиц (10 тысяч, тысяча, сотня).
Поэтому неудивительно, что в русской летописи о населении Орды Чингисхана уже
сообщается: "...а зовутся татары, а иные глаголют таурмены, а друзи — печенези".
В 40-ых гг. XIII в. со столицей в низовье Волги образовалось крупнейшее государство
того времени — Золотая Орда, территория которой включала земли от Сырдарьи до
Дуная. Соседние народы, называя татарами первоначально монгольскую правящую
аристократию, перенесли затем это название на все тюркоязычное население — в
большинстве своем кыпчакское.
К середине XIV в. здесь малочисленные монгольские племена были ассимилированы
кыпчаками, а официальным языком государства Чингисидов стал тюркский язык. К этому
времени и в русских летописях появляется название "Золотая Орда", хотя до этого оно
именовалось "Держава татар", или "Земля татар". Но население Золотой Орды в
летописях, как и ранее, называлось "татары". Под русским влиянием и по инерции в
Европе также продолжали называть тюркоязычное население Золотой Орды "татарами".
Таким образом, этнические изменения в Золотой Орде не способствовали закреплению
названия "монголы". Напротив, устойчивым и общепринятым экзоэтнонимом стал термин
"татары", который стал использоваться соседними народами для названия тюркского
населения Юго-Восточной Европы.
В то же время нельзя не заметить существенные различия в этнографических
характеристиках монгольских (монголы, кереиты, меркиты, ойраты, найманы, татары и
др.) и тюркских племен — кыпчаков.

Язык монголов резко отличается от тюркского, в том числе и кыпчакского. В монгольском
языке отсутствуют звуки "к", "п", "ф", в начале слова не употребляется звук "р".
Путешественник Плано Карпини, лично посетивший Золотую Орду в 1246—1247 гг.,
сообщал, что "у монголов, именуемых нами татарами... внешний вид лица отличается... от
всех людей, а именно между глазами и между щеками у них шире, чем у других людей,
щеки же очень выражаются от скул, носу них плоский и небольшой, глаза маленькие и
ресницы приподняты до бровей..., ростом почти все невысокие, борода у всех почти
вырастает маленькая...". Язык же западных кыпчаков XIII в. относится к тюркской семье.
Значительная часть кыпчаков имела европеоидный физический тип лица с элементами
монголоидности.
Понятно, что такая внешняя несхожесть и сложность исторических процессов крайне
затрудняли изучение этногенеза народов Золотой Орды, а впоследствии Крымского,
Казанского, Астраханского и Сибирского ханств.
Большую путаницу внес также введенный в 1823 г. профессором Санкт-Петербургского
университета П. Наумовым объединенный термин "монголо-татары", который на
протяжении последующих 180 лет порождал и продолжает вызывать причудливые
домыслы, создавая благоприятную почву для антинаучных спекуляций.
Нужно отметить, что в трудах выдающихся русских историков В.Н. Татищева и Н.М.
Карамзина ненаучный гибридный этноним монголо-татары не использовался. Этнонимы
"монголы" и "татары" они применяли и определяли как равноценные названия одного и
того же народа — монголов. Н.М. Карамзин, желая исключить смешение названия
населения Орды Чингисидов — "татары" с тюркоязычными народами России, писал:
"...между нынешними монголами, или мунгалами, и нашими татарами есть великая
разница в языке и в самой наружности: первые сходствуют с калмыками, вторые с
турками". Опасение историка было вызвано и тем, что уже в 30-е гг. XIX в. в науке
термин "татары" стал применяться в качестве обобщенного названия тюркских народов.
Н.М. Карамзин, предвидя такую подмену, писал: "Ни один из нынешних народов
татарских не именует себя татарами, но каждый называется особенным именем земли
своей...".
П. Наумов, используя введенный в научный оборот обобщенный этнолингвистический
термин "татарский язык" (имеется в виду тюркский. — Р. Куртиев), предложил для
названия тюркоязычных, как он полагал, татар Орды использовать термин "монголотатары" как собирательный термин монголов и тюрков. Он считал, что второй компонент
сложного термина "татары" учтет большую часть тюркских племен. На период научной
деятельности П. Наумова (30-е гг. XIX в.) сложный термин как бы учитывал уровень
развития лингвистики, но, с другой стороны, он вызвал разные подходы и объяснения его
значения. Например, сложный термин можно понимать как монголы, так и татары, имея в
виду два разных этноса, или же монголы в значении татары (и наоборот), то есть как
равноценные названия одного и того же народа. Кроме того, его можно было понять в том
смысле, что монголы и татары (тюрки) являются предками современных тюркских
народов Поволжья, Сибири и Крыма.
Ненаучный термин "монголо-татары" ("татаро-монголы") сам себя изжил и является
историческим рудиментом. Этот термин в исторической литературе продолжает
применяться либо по традиции, либо при выполнении определенного идеологического
заказа. Но добросовестного и неравнодушного исследователя и читателя новые сведения
по истории происхождения этнонимов вынуждают задуматься об этнической нагрузке и
времени функционирования терминов.

Неопределенность в употреблении терминов-этнонимов "монголо-татары" и "татары" не
устраивала и лингвистов многих тюркских народов. Неудовлетворенность резко
усилилась под воздействием возросшего национального самосознания тюркоязычных
народов царской России, в последующем СССР. Многие тюркские народы стали
отказываться от названий, данных им в российский колонизаторский период, и
определяться с самоназванием. Так, вместо названий "закавказские и северокавказские
татары" были утверждены и стали применяться самоназвания азербайджанцы, кумыки,
карачаевцы, балкарцы и т. д., язык которых относится к семье тюркских языков.
После аннексии Крыма Россией исторические условия способствовали тому, что крымцы
на протяжении XIX—XX вв. при общении с представителями других народов стали
активно использовать экзоэтноним "крымские татары". Самоназвание "крымцы"
(къырымлы) применялось внутри этноса, причем и здесь ареал его использования
непрерывно сокращался. С депортацией коренного народа из Крыма в 1944 г. власть,
осуществляя политику геноцида и этноцида, наложила запрет на использование названия
"крымские татары".
С целью определения с самоназванием в крымскотатарском обществе в 90-ых гг. XX в.
была начата широкая дискуссия. Но она не была завершена ввиду сложности комплекса
социально-экономических и этнополитических проблем возвращающегося народа, и в
связи с этим вопрос о самоназвании был отложен на будущее. Видимо, это уже задача
следующих поколений.
Рефат КУРТИЕВ

СУБЭТНИЧЕСКИЕ ГРУППЫ
Отголоском былой этнической пестроты крымских татар являются субэтнические группы
южнобережцев, горцев и степняков. Они исторически различались хозяйственнокультурными, физическими типами, имели самоназвания. Естественные рубежи,
природное многообразие полуострова способствовали сохранению особенностей
субэтнических групп крымских татар вплоть до депортации 1944 г. В результате
смешанного проживания крымских татар в местах депортации происходило размывание
субэтнических групп народа. Поэтому нами будет дана их характеристика на период до
депортации.
Субэтническая группа крымских татар Южного берега Крыма (самоназвание "ялы бойлю"
— южнобережцы). Язык их относится к огузо-сельджукской подгруппе огузских языков.
Говоры: ялтинский, судакский, балаклавский. Южнобережные крымские татары
сформировались к XVI в. в результате синтеза потомков античных греков, готов, аланов и
тюркских племен тюрко-булгар, огузов, печенегов. Антропологический тип
европеоидный, отсутствуют признаки монголоидности.
Жилища южнобережцев прямоугольного плана с плоской крышей строились из
неотесанного камня и располагались террасами на горных склонах. Основные занятия:
садоводство, виноградарство, табаководство, рыболовство, отгонно-пастбищное (на яйлы)
скотоводство. В пище наряду с мучными, рыбными, мясными компонентами важное
значение имели овощи, фрукты и виноград. Для музыки южнобережных татар характерны
протяжные, грустные мелодии и песни. В религии менее ортодоксальны. Куполообразные
мечети строились вместе с минаретами. Бога называют "Аллах", "Рабби". В доме
усопшего 40 дней горит свеча (христианский архаизм). Преобладают топонимы тюркского
и греческого происхождения.

Горцы проживали между Первой и Второй грядами Крымских гор. Язык относится к
кыпчакско-половецкой подгруппе, сильно огузирован, насыщен иранизмами, арабизмами,
грецизмами. В этногенезе горцев приняли участие потомки тавроскифов, византийцев,
готалан, а также тюркские племена гуннов, тюрко-булгар, хазар, печенегов, кыпчаков.
Антропологический тип — европеоидный, монголоидность отсутствует. Жилища в
восточном предгорье террасные, с плоской крышей, каменные, в основном одноэтажные;
юго-западном — в основном двухэтажные: первый этаж — каменный, второй —
деревянный с двускатной крышей. Основные занятия: садоводство, огородничество,
табаководство, лесные промыслы, пчеловодство, отгонно-пастбищное (на яйлы)
скотоводство. Пища мясная, мучная, с большим количеством овощей и фруктов. В музыке
преобладают протяжные мелодии. Мечети куполообразные с четырехскатной крышей и
минаретом. Надписи на надгробных камнях с внутренней стороны. Бога называют "Алла",
"Рабби". Невест выбирают из своих сел. В быту встречаются христианские архаизмы,
например, "Мерьем ананынъ ашы" — "пища матери Марии". Топонимия в основном
тюркского происхождения с вкраплениями греческих и иранских элементов.
Степные крымские татары. В формировании степных крымских татар приняли участие
тюркские племена кыпчаков и мангытов. Окончательно сформировались к XVI в. Бога
называют "Алла", "Тенгри", "Худа", "Рабби". Язык степных крымских татар входит в
кыпчакско-ногайскую подгруппу тюркских языков. Делится на два основных диалекта:
евпаторийский (Кезлев) и керченский (Керич). Содержит арабизмы в основном
религиозного происхождения, а также отдельные монгольские и иранские включения. В
европеоидном антропологическом типе степных крымских татар присутствует 10 %
монголоидности. Основные занятия: скотоводство и хлебопашество. Жилища саманные из
необожженного кирпича, ракушечника и плетня, обмазанного глиной; крыши
односкатные и двускатные. Пища в основном мучная, мясная, молочная. В музыке
преобладают ритмичные мелодии и песни. Мечети с двускатными крышами, как правило,
без минаретов. Невест выбирали в основном из других сел. Надписи или родовые знаки
"тамга" наносились на наружную сторону надгробия. Большинство топонимов восходит к
названиям тюркских племен и родов.
Рустем АБКАДЫРОВ,
Рефат КУРТИЕВ

КРЫМСКИЙ УЛУС ЗОЛОТОЙ ОРДЫ
Империя Чингисхана, зародившись в Центральной Азии, в XIII в. подчинила себе
огромные территории в Азии и Юго-Восточной Европе. Монгольская аристократия на
завоеванных землях создала военно-феодальные государства. В середине XIII в. был
образован Крымский улус Золотой Орды со столицей в Солхате (ныне Старый Крым), в
состав которого вошел весь полуостров за исключением генуэзских колоний на Южном
берегу и Мангупского княжества в Юго-Западном Крыму. При этом монголы
растворились в среде численно превосходящих их кыпчаков, что не привело к коренным
изменениям этнического состава населения Золотой Орды. Основное население
Крымского улуса составили кыпчаки, которые по мере стабилизации обстановки
возвратились из горных районов Крыма в привычные степи полуострова.
Монголы, как и на других завоеванных территориях, передали власть в Крыму племенной
аристократии кыпчаков. Роды Ширин, Барын, Аргын, Сиджеут, Мансур заняли степные
районы Крыма и сформировали крупные землевладения — бейлики (см. карту № 10). Род
Яшлав образовал бейлик Кырк-Ер, население которого занималось земледелием.
Население степных бейликов продолжило вековые традиции кочевого скотоводства.

Крымские владения использовались в качестве зимних пастбищ; летом же скот
перегонялся на пастбища, расположенные за пределами полуострова.
Однако Золотая Орда известна миру не только кочевой культурой, сильным войском,
завоевательными походами, но и небывалым расцветом городов, науки, искусства,
торговли, ремесла. Становление государства на огромной территории Евразии
способствовало активным контактам Востока и Запада, взаимовыгодному обмену
товарами, передовыми знаниями и технологиями.
Золотоордынский наместник Оран-Тимур в 1260 г. избрал для своей ставки город Солхат,
известный в мусульманских источниках под названием Крым. Выбор наместника был
определен, во-первых, тем, что ставка располагалась в районе ордынских зимников, и
потому кочевья находились под постоянным наблюдением и охраной. Во-вторых,
местоположение ставки позволяло контролировать важнейшие торговые пути из
евразийских степей в порты Судака и Кафы, находясь в непосредственной близости к ним,
что облегчало не только сбор торговых пошлин с купцов, но и дани с этих городов. Втретьих, именно в этом районе происходила основная реализация продуктов скотоводства.
Расцвет Солхата относится к временам наибольшего могущества Золотой Орды, особенно
к периоду правления хана Узбека (1312—1342 гг.). Возобновившаяся в конце XIII в. и
быстро развивающаяся торговля между Западной Европой и Азией, в значительной мере
направлявшаяся через крымские порты Кафу и Судак, далее караванным путем через
приазовские степи к Астрахани и затем в золотоордынский город на Волге Сарай Бату, а
оттуда в Среднюю Азию и Дальний Восток, в конце XIII—начале XIV в. проходила
именно через Солхат. Сюда съезжались и вели оживленный торг мусульманские купцы из
Средней Азии и Персии, привозившие кожи, шелк, "душистые товары" (то есть пряности),
русские гости с дорогими мехами, аланские купцы и итальянцы, скупавшие эти товары
для вывоза в Западную Европу. Бойкая торговля Солхата умножала богатства его
правителей и способствовала его росту. Начало XIV в. застает Солхат уже большим и в
своем роде международным центром, тогда еще не уступавшим по значению Кафе.
В этот период в город усилился приток купцов-мусульман из Центральной Азии, Золотой
Орды, очевидно, из далекого Египта, а также гонимых язычником монгольским ханом
Хулагу мусульман из Ирана. Возле Солхата, где проживали и останавливались на время
ожидания товаров купцы-христиане и иудеи, они создали мусульманскую торговую
факторию. Именно там возникли ранние мечети, медресе, караван-сараи. Эту часть города
мусульмане назвали, вероятно, по имени находившегося в Египте арабского союза купцов
"Карим", "Къырым" (Крым).
На культурный облик Крыма (Солхата) сильное влияние оказал сельджукский стиль,
пришедший из Малой Азии. Он присутствует в каллиграфических особенностях арабских
надписей, архитектурных деталях зданий, орнаментике. Прослеживается также связь
архитектурных сооружений города с памятниками Египта и Хорезма. Из трех
сохранившихся в городе мечетей одна особенно интересна. Это мечеть с надписями на
портале, где сказано, что она построена Абдуль-Азизом, сыном Ибрагима аль-Арбели в
дни царствования хана Узбека в 1314г.
Во второй половине XIV в. Золотая Орда вступает в период смут и междоусобиц. Частая
смена золотоордынских ханов влекла за собой и смену их крымских наместников. В то же
время последние становятся все более независимыми от своих повелителей (см. карту №
6). Они добиваются права самостоятельно развивать дипломатические отношения с
иностранными государствами, вести войны, чеканить монету.

В первой половине XV в. Золотая Орда распадается на ряд небольших государств (см.
карту № 8). В результате полувековой борьбы в 1443 г. Крымский улус выделился в
Крымское ханство.
Рустем АБКАДЫРОВ

ОБРАЗОВАНИЕ КРЫМСКОГО ХАНСТВА.
ХАДЖИ ГЕРАЙ
Образование Крымского ханства происходило на основе владений Крымского улуса
Золотой Орды. Еще недавно могущественное государство Золотая Орда вступило в
период своего распада, разделившись в 1421 г. на Западную и Восточную части. Затем на
ее территории начали возникать новые государства: Казанское ханство (1437 г.),
Крымское ханство (1443 г.), Большая Орда (1443 г.), Астраханское ханство (1460 г.),
Касимовское и Сибирское ханства. Самым большим государственным образованием стала
Большая Орда, занявшая степи между Волгой и Днепром (см. карту № 8).
Основателем независимого Крымского ханства является Хаджи Герай (1428— 1466 гг.).
Он внук правителя Крымского улуса Таш-Тимура, принадлежит к дому Джучи (старшего
сына Чингисхана) по отцовской линии и кровно связан с родом Тохтамыша.
Борьба за Крым. В1419—1427 гг. отец Хаджи Герая Гияс-ад-Дин соперничал за
золотоордынский трон с Улу-Мухаммедом и Девлет-Берды. В 1427 г. Девлет-Берды
овладел Крымом и прилегающими к нему севернопричерноморскими степями. Гияс-адДин, проиграв борьбу за восстановление родового права на Крым, вынужден был уйти в
1430 г. в изгнание в Литовское княжество, где и умер.
Великие литовские князья с целью удержания обширных территорий своего государства
пытались не допустить укрепления соседних держав либо иметь в них дружелюбно
настроенных и обязанных им правителей. Поэтому они предоставляли политическое
убежище различным русским князьям и татарским ханам, терпевшим поражение в
междоусобных войнах. Так, например, бежавшему от Тимурлана Тохтамышу были
предоставлены южные земли княжества для его орды.
По свидетельству путешественника Михалона Литвина, написавшего "О нравах татар,
литовцев и москвитян", Хаджи Герай родился в литовском г. Тракае и находился под
покровительством Великих князей Витовта, а затем Сигизмунда. При поддержке Витовта
в 1428 г. Хаджи Герай выступил претендентом на ханский престол в Крыму, но потерпел
поражение и вернулся в Литву. При Сигизмунде Хаджи Герай в 1433 г. снова заявил о
своих правах на Крымский улус, принадлежавший его деду Таш-Тимуру. Его поддержали
могущественные беи Ширин и Барын, а также мангупский князь Алексей. С 5 тыс.
всадников Хаджи Герай разгромил 22 июня под Солхатом (Старый Крым) у Карагеза
выступившее против него 6-тысячное войско генуэзцев под командованием Карло
Ломеллино. По мирному договору от 13 июля 1433 г. генуэзцы признали Хаджи Герая
крымским ханом и заплатили большой выкуп за возврат своих пленных солдат и граждан.
Но эта победа и усиление влияния Хаджи Герая вызвали междоусобную борьбу в Крыму.
В 1434 г. Хаджи Герай был изгнан другим претендентом Сеид-Ахмедом, пришедшим со
своей ордой. Хаджи Герай снова ушел в Литву. Между тем в Крымском улусе власть
Сеид-Ахмеда продержалась только 4 года, пока в 1437 г. он не был изгнан следующим
претендентом Кичик-Мухаммедом. Однако тот, удовлетворившись победой, оставил
полуостров и отправился кочевать со своей ордой в причерноморские степи.

Провозглашение независимости Крымского ханства. В 1443 г., по свидетельству
польского хрониста Стрыйковского, "татары перекопские, барынские и ширинские
прислали к Казимиру, Великому князю литовскому с просьбой дать им на царство Хаджи
Герая, который в то время проживал в Литве, где он владел для прокормления городом
Лидою по милости панов литовских. Поэтому Казимир в назначенный день в Вильне, в
приготовленном замке возвел с литовскими панами того Хаджи Герая на царство
татарское и послал его в Перекопскую орду с маршалом Радзивилом, который смело
посадил его там". Так стремление влиятельных татарских родов добиться превращения
Крымского улуса в самостоятельное государство совпало с интересами Великого
княжества Литовского и зажглась счастливая звезда Хаджи Герая. Он стал именоваться
ханом, основал династию Гераев, а созданное им государство — Крымское ханство —
просуществовало 340 лет. С провозглашением Хаджи Герая ханом благополучно
завершилась 48-летняя борьба за обособление Крыма от Золотой Орды, начатая еще его
дедом Таш-Тимуром.
Резиденция хана разместилась в г. Крыме (Солхат). Однако положение нового властителя
было трудным. Против него выступили Большая Орда, ее союзники среди татарской
аристократии и генуэзцев в Крыму, поэтому хан перенес резиденцию в труднодоступный
Кырк-Ер (Чуфут-Кале). Город Крым постепенно утратил свое значение и впоследствии
стал называться Эски-Крым (Старый Крым).
Укрепление ханства. Хаджи Гераю пришлось продолжить борьбу с ханами Большой Орды
(см. карту № 7), С помощью литовцев ему удалось разгромить орду хана Сеид-Ахмеда, но
из могущественных его врагов и претендентов на Крым оставался еще хан КичикМухаммед, кочевавший за пределами полуострова и поддерживаемый генуэзцами. Хаджи
Герай стал искать союзников и в 1453 г. нашел их в лице турок, только что захвативших
Константинополь. В том же году в районе Боспора (Керчи) состоялась встреча Хаджи
Герая с представителем султана — Демир-кяхья, в ходе которой был заключен союз с
Османской империей. В 1454 г. в Кафинском заливе появилась турецкая эскадра из 50
галер, одновременно с суши к стенам города подошел с 6 тыс. всадников Хаджи Гирей.
Потерпев поражение, генуэзцы признали Хаджи Герая ханом независимого государства.
Консул Кафы обязался выплачивать хану ежегодную дань.
Крымское ханство сохраняло союз с Литвой. Хаджи Герай, считавший себя преемником
ханов Золотой Орды, дал Великому князю Литовскому ярлык с золотой печатью на право
владения частью ее западных земель. И в состав Литовского государства были включены
новые обширные территории.
Упрочив свою власть, хан занялся мирными делами. Он построил большое количество
мечетей и школ, способствовал распространению ислама, не забывал о своих
христианских подданных и активно помогал монастырям. До наших дней сохранились
развалины мечети в Чуфут-Кале и мавзолей дочери хана Тохтамыша Джаныке-ханым.
Хаджи Герай всячески поощрял распространение оседлости, земледелия, ремесел и
торговли среди татар и добился в этом больших успехов.
Умер Хаджи Герай в 1466 г., его тело было погребено в дюрбе (мавзолее), построенном в
предместье Кырк-Ера Салачике.
Эльведин ЧУБАРОВ

СТАНОВЛЕНИЕ КРЫМСКОГО ХАНСТВА.
МЕНГЛИ І ГЕРАЙ

Приход к власти. После смерти Хаджи Герая осталось восемь его сыновей. Ханом стал
старший из живших тогда братьев Нур-Девлет (самый старший брат, Девлет-Яр, умер еще
при жизни Хаджи Герая). Но на престоле он смог удержаться всего лишь год, затем его
сверг шестой сын покойного хана, Менгли. Способствовала утверждению Менгли I Герая
на троне более удачная политическая стратегия — опора на татар и генуэзцев
полуострова. Во время своего полувекового правления (1467,1469 — 1475, 1478 — 1514
гг.) Менгли I Герай проявил себя выдающимся государственным деятелем. При нем
произошло окончательное становление Крымского ханства, его государственной
структуры. Взойдя на трон, Менгли I Герай столкнулся с необходимостью решить ряд
сложных политических задач. Ханы Большой Орды по-прежнему не признавали
самостоятельности Крыма. Существовала опасность потери власти из-за действий
братьев-претендентов, которых поддерживали сильные соседи — Литва, Турция, Польша,
Москва. Влиятельные крымские аристократические роды старались ослабить власть хана,
вступая в контакты с претендентами и патронирующими государствами.
Менгли I Герай вынужден был считаться с мнением беев. Среди них основную роль
играли главы пяти самых крупных бейских родов — Ширин, Барын, Сиджеут, Аргын и
Кыпчак. Главами родов влиятельные беи избирались по старшинству, занимая посты
согласно строгой последовательности внутри самих родов, предписанной обычаем. Хан
был обязан утвердить бея в его звании, даже если не одобрял его кандидатуры, так как
симпатии и поддержка хана ничего не значили в процедуре избрания — беем становился
тот, кому полагалось по обычаю. Добившись положения, беи укреплялись, окружали себя
личным войском и нередко переходили в оппозицию к своему сюзерену. И все-таки ни
один из беев не мог соперничать по богатству и влиянию с ханом.
Османская империя и Крымское ханство. Турецкий санджак в Крыму. 1475 г. был богат
на политические события в Крыму. Ширинский бей Эминек, являвшийся чиновником
хана в Кафе, вступил в конфликт с генуэзцами и за поддержкой обратился не к хану, с
которым тоже испортил отношения, а к турецкому султану. Османская империя решила
использовать этот случай как удобный повод для захвата генуэзской колонии и
вмешательства в дела ханства. В 1475 г. она выслала флот к Кафе. Менгли I Герай принял
сторону генуэзцев, на что и рассчитывали турки. Они разбили объединенное ханскогенуэзское войско, и хан с 1,5 тыс. всадников укрылся в Кафе. Турки захватили город, а
хана взяли в почетный плен, во время которого он жил во дворце султана в Стамбуле.
После захвата в том же году генуэзской колонии и княжества Мангуп крымские города и
крепости Судак, Керчь, Еникале, Арабат, Мангуп, Инкерман, Балаклава, Кафа, весь
Южный берег и Юго-Западный Крым по указанию султана Мехмета II стали турецкими
владениями. Это был султанский домен — санджак, его называли также "ер-султание", в
него входили также владения у Азовского моря и на Дону (см. карты № 7, 11). Центром
санджака стал г. Кафа (Кефе), в котором постоянно находился наместник султана. Он
следил за исполнением ханами воли султана и сбором налогов с населения санджака,
различных по величине для мусульман и христиан.
Между Крымским ханством и Турецкой империей устанавливается система сложных
двусторонних отношений. В разные исторические периоды они варьируются от
протектората Стамбула над Бахчисараем через равные союзнические отношения до
полной независимой политики Крыма. Заслугой Менгли I Герая стало использование
турецкого фактора для усиления ханства и роста его международного авторитета.
В1478 г. Менгли I Герай был возвращен на трон. Султан посылал хану подарки,
оплачивал часть его военных расходов, снабжал огнестрельным оружием, во дворце хана

находился отряд турецких телохранителей (сейменов) "для защиты хана от заговоров и
переворотов". Гарантией верности хана служили также его родственники, приглашенные
во двор султана. Они были не только "почетными гостями", но и своего рода
заложниками.
Укрепление ханства. Победа над Большой Ордой. Вернувшись в Кырк-Ер,
поддерживаемый турками, Менгли I Герай постепенно упрочил свои позиции.
Энергичный и предприимчивый, он вел активную внешнюю политику, ведя борьбу с
Большой Ордой с целью утверждения и укрепления Крымского ханства. Хан подчинил
тюркскую Буджакскую Орду, совершил несколько походов в Черкесию, и некоторые
черкесские князья начали считать его своим сюзереном.
В 1480 г. Менгли I Герай и московский князь Иван III заключили договор против хана
Большой Орды Шах-Ахмеда и польского короля Казимира. В 1482 г. войска крымского
хана захватили и разрушили Киев, принадлежавший тогда Литве. Весной 1484 г. началась
польско-турецкая война. Объединенные войска Баязида II и Менгли I Герая 14 июля 1484
г. захватили важнейший порт-крепость Килию в устье Дуная, а 4 августа в устье Днепра
был взят Аккерман (Белгород-Днестровский). Союзники — Османская империя и
Крымское ханство — овладели всем черноморским побережьем от устья Дуная до устья
Днепра. В городах расположились большие турецкие гарнизоны. На новых землях была
образована Буджакская Орда, подчиненная ханству. 23 марта 1489г. Польско-Литовское
государство подписало мирный договор, признав территориальные приобретения
победителей.
В 1491 г. Менгли I Герай с 60-тысячным войском вытеснил на время Большую Орду из
низовий Днепра и Дона и построил крепость Очаков. В 1500—1501 гг. хан Большой Орды
Шах-Ахмед и Менгли I Герай готовятся к решающим сражениям. Менгли I Герай,
опираясь на союз с московским князем Иваном III и дипломатическую помощь Османской
империи, 28 июня 1502 г. разгромил Большую Орду, взял часть улуса — людей и скот.
Остальная часть Орды покинула район Днепра и Дона и ушла к низовьям Волги.
Закончилась полувековая борьба между Крымом и Большой Ордой. За Крымским
ханством закрепляется территория и население кочевий Орды между реками Днестром,
Днепром и Доном, а также Тамань и Кабарда (см. карту № 7). Крымское ханство стало
полновластным хозяином всего Северного Причерноморья и полноправным субъектом
международных отношений Восточной Европы.
Внутренние преобразования. В результате присоединений в состав населения Крымского
ханства влилась часть населявших Большую Орду мангытов, что привело к увеличению
плотности населения на полуострове и нехватке пастбищ. Будучи дальновидным
политиком, Менгли I Герай способствовал переходу севернопричерноморских кочевников
к оседлости. В степной части полуострова появляются новые поселения. В то же время
ханство получает за Перекопом обширные весенне-осенние пастбища, что создает
благоприятные условия для роста поголовья скота и увеличения численности населения в
степях Крыма и Северного Причерноморья. Для безопасности границ в стратегически
важных районах ханства были сооружены крепости: Ферах-Кермен на крымском
перешейке, а на берегах Днепра — Джан-Кермен, Кара-Кермен и Девлет-Кермен. Хотя
Менгли I Герай формально согласился на назначение ханов турецким султаном, но принял
меры, чтобы самому назначить преемника. Он учредил в ханстве для своего старшего
сына Мухаммеда I Герая специальную должность — калги-султана (наследника престола).
Постоянной резиденцией калги-султана стал г. Ак-Мечеть (Акъмесджит). В Стамбуле с
ханом были вынуждены считаться и не возражали против его решения. Султан прислал в
Бахчисарай фирман, объявивший Мухаммеда Герая официальным наследником.

Менгли I Герай умер в 1514г. Прах его покоится рядом с останками отца в дюрбе,
Мухаммедом обновленном по его приказу в 1501 г. Позднее в этом дюрбе был похоронен
и Сахиб I Герай, сын Менгли I Герая.
Эльведин ЧУБАРОВ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ И ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ КРЫМСКОГО
ХАНСТВА
Форму правления Крымского ханства можно определить как сословно-представительную,
ограниченную монархию, хотя в период средневековья большая часть государств,
особенно мусульманских, были абсолютными монархиями. В этом отношении Крымское
ханство больше напоминало европейскую монархию английского образца. Крымский хан
сосредоточил в своих руках большую власть, но она ограничивалась таким
коллегиальным органом, как Диван (государственный совет), имеющим контрольнонаблюдательные функции, а также знатными и могучими беями. Хан не мог изменить
привилегии знати. Представители разных сословий обладали определенной
независимостью перед ханом и беями.
С целью укрепления вновь созданного ханства Хаджи Герай четко обозначает место,
значение и права каждой группы его населения. Так, ярлыком (указом) 1447 г. он
определяет 2 категории "управителей" — военную и гражданскую. К первой относились
(по старшинству) беи и огланы (царевичи), темники, тысячники и сотники; ко второй —
судебные чины: кади и кадиаскеры. Все остальные, кроме духовенства, относились к
податному сословию. Они платили ясак (натуральную подать), а также подати за
пастбища, за торговое место, с городского ремесла, купцы платили за ввоз и вывоз
товаров пошлину как хану, так и беям. Подданные ханства были свободными людьми. В
Крыму никогда не было крепостной зависимости.
Уже при Хаджи Герае закладываются основы государственного устройства Крымского
ханства, имеющего черты децентрализованного государства. Его территория делилась на
административно-территориальные округа — бейлики, охватывавшие значительную часть
территории бывшего улуса и являвшиеся феодальными княжествами (см. карту № 10). Во
главе бейлика стоял старший представитель бейского рода. Бейлик был устроен по
образцу ханского владения: имелись Диван, калга, нуреддин, муфтий, осуществлялось
правосудие. Беи имели свое знамя, герб (тамгу), печать, командовали воинскими
формированиями, которые подчинялись хану как верховному главнокомандующему.
Некоторые влиятельные беи могли от своего имени вступать в отношения с соседними
государствами, но прерогативу представлять интересы государства имели послы хана.
Иногда иностранные представительства не признавали заявления хана, если оно не было
подкреплено точно такими же заявлениями беев — причем от имени самих беев.
Наиболее известными семействами, представлявшими родовую аристократию, были
Ширин, Барын, Яшлав, Аргын, Кыпчак, Мансур, Мангыт, Сиджеут. Крымские беи имели
большое влияние на избрание ханов из правящей династии. Бывали случаи, когда хана
избирали, не дожидаясь султанского утверждения кандидата, а поднимая его по
ордынскому обычаю на войлочной кошме. Затем турецкий султан своим решением
утверждал выбор крымской аристократии.
Кроме родовой аристократии — беев — при Сахибе Герае (1532—1551 гг.) появляется
служилое дворянство — капы-кулу, получившее наследственные привилегии за усердие и

личную преданность хану. Капы-кулу входили в собственную гвардию хана, созданную
им по образцу турецких янычар.

Иерархия власти в Крымском ханстве
Хан. Гераи вели свою родословную от Чингисхана, и чингисидский принцип
преемственности власти сохранялся во всей истории Крымского ханства. Хан определял
первого (калгу) и второго (нуреддина) наследников. Хан пользовался правом верховного
владения землей. Но у хана был и собственный домен, расположенный в долинах Альмы,
Качи и Салгира. Хану также принадлежали все соляные озера и необработанные земли —
меват. Часть из этих владений он мог только раздавать своим вассалам. Крымский хан
имел личную охрану и конных телохранителей, множество слуг, содержал пышный двор,
являлся главнокомандующим всеми войсками ханства, имел исключительное право
чеканить монету. Доходы хана складывались из налогов: ханская подымная подать,
десятина с урожая хлеба и приплода скота, подать с оседлого населения, взимавшаяся за
возделанные земли. Христиане сверх того платили особый налог "харадж".
Полномочия хана были достаточно широкими. Он составлял международные договоры,
объявлял состояние войны или мира, вынося свои решения на рассмотрение Дивана,
предоставлял военную помощь соседним государствам. Хан издавал ярлыки, которыми
регулировал хождение национальной валюты и налогообложение, жаловал своим
подданным земли. Хан назначал судей—кадиев, имел право помилования, но мог
приговорить к казни только согласно решению Дивана. Хан имел право назначения и
снятия с постов высших должностных лиц: калги, нуреддина, op-бея, сераскеров, визиря,
муфтия и др.
Хан подписывал документы как "Великий хан Великой Орды и Престола Крыма и Степей
Кыпчака". Некоторые ханы проводили независимую политику, не считаясь с волей
султана. Так, Ислам III Герай, когда его избрали ханом, заявил визирю султана: "Не
осаждайте меня предупредительными письмами, что с таким-то гяуром не хмуриться,
такому-то показывать вид расположения, с таким-то не ладить, такого-то не огорчать, с
таким-то так поступать, заглазно давая отсюда распоряжения по тамошним делам; не
путайте меня, чтобы я знал, как мне надо действовать". Крымские ханы пользовались
огромным уважением в Стамбуле. Особенно возрастало их влияние при дворе султана во
время войн Османской империи, в которых участвовал крымский хан со своим войском.
Со второй половины XV в. на порядок наследования ханского престола стал влиять
турецкий султан, имевший для этого политические (по договору 1454 г.) и религиозные
(как халиф — глава мусульман мира) основания.
Процедура утверждения ханов была следующей: султан через своего придворного
посылал будущему хану почетную шубу, саблю и украшенную драгоценными камнями
соболью шапку, а также собственноручно подписанный приказ (хаттишериф), который
зачитывался собранным в Диване крымским беям. Вступившему на престол хану
вручались особый стяг и ханский бунчук.
Калга. Калга-султан — официально объявленный ханом наследник из рода Гераев. Этот
сан был впервые введен Менгли I Гераем. Турецкий султан обычно с уважением
относился к воле хана и почти всегда назначал того, на кого указывал крымский
правитель.

Калга — первый после хана сановник. Калга проходил своеобразную практику
управления государством при правящем хане. Если хан не мог или не хотел принять
участие в военном походе, командование войсками брал на себя калга, а в случае его
отсутствия — нуреддин. Его постоянная резиденция и администрация находились в
Акмесджите (современный Симферополь). Калга имел своего визиря, казначея—
дефтердара, судью — кади. Калга вел заседания своего Дивана, в котором
рассматривались различные судебные дела. Протоколы судебных процессов отправлялись
в ханский Диван, где выносили окончательный приговор. Приказания калги о
привлечении кого-либо к суду, его военные приказы, пропуска и все повеления имели
силу ханских.
Калга не имел права чеканить монету. Он получал во владения значительный удел
(калгалык), который включал в себя земли в верховьях Альмы вплоть до Чатырдага, а
также северный склон горы и долину Салгира. Калгалык являлся государственной
собственностью и не мог передаваться по наследству. Калга мог пожаловать своему
приближенному землю только во временное пользование. Часть своего дохода калга
получал в виде жалованья от турецкого султана.
Нуреддин. За калгой в крымской иерархии следовал нуреддин-султан, обычно это был
брат хана. Он также считался наследником престола после калги. В отсутствие хана и
калги он брал на себя командование армией. Его официальная резиденция находилась во
дворце Качи-Сарай в долине Качи. Он, как и калга, имел своего визиря, казначея —
дефтердара, судью — кади и не мог чеканить монету. Нуреддин получал также жалованье
от султана.
Великий бей — представитель одного из известных и влиятельных бейских родов,
наделенный ими статусом наиболее авторитетного бея. После определения статуса
великий бей назначался ханом на высокую государственную должность. В задачи
великого бея входило быть "оком и ухом хана", то есть исполнять обязанности его
деятельного визиря, выполняя функции первого министра государства. Он — высший
хранитель ханского имущества, все государственные дела находились в его руках. Бей
получал треть годовых поминков (дани) — это была его старинная привилегия, как и
обязанность командовать личной гвардией хана. Бей следил за общественным порядком в
столице и ее округе. Иногда власть великого бея превышала на практике компетенцию
нуреддина.
Муфтий — высшее духовное лицо, верховный толкователь шариата. Судьи в своих
решениях исходили от объяснения муфтием тех или иных положений мусульманского
права. Муфтий толковал законы и принимал фетвы (решения, заключения), являясь
своеобразным надзорным органом. При несоответствии принятых ханом решений нормам
Корана муфтий выносил постановление об их недействительности и объявлял
незаконными, ограничивая таким образом власть крымского хана.
Если в Крым приходили подарки от зарубежных правителей, то муфтий получал их
наравне с ханом. Он вел самостоятельную переписку. Ему и его ближайшим помощникам
и другим значительным духовным лицам принадлежали владения в различных частях
Крыма, входившие в их духовный домен (ходжалык). Число деревень ходжалыка
достигало двадцати. Другой формой духовного недвижимого имущества являлись
вакуфные земли, то есть земли, переданные мусульманской общине правоверным
мусульманином. Доходы с вакуфных земель шли на содержание какой-то определенной
мечети, медресе, мектебе, приюта для одиноких стариков, иногда даже светского
сооружения — дороги, моста, фонтана-чешме. Муфтий осуществлял верховный надзор за

использованием строго по назначению вакуфных земель, размер которых достигал 90000
десятин.
Op-бей. В обязанности op-бея входило поддержание внешней безопасности государства,
контроль за сохранностью его границ. Он также осуществлял надзор за всеми ордами
ханства, обитавшими вне Крымского полуострова. Его резиденция находилась в крепости
Op-Капы (Перекоп), расположенной на перешейке, соединявшем полуостров с материком.
Op-Капы защищала Крым от вторжения вражеских войск, поэтому на должность op-бея
назначались обычно беи Ширинские за близость к династии Гераев. Французский
дипломат XVIII в. Пейсонель пишет о том, что по значению эта должность считалась
одной из самых главных в ханстве. Op-бей имел доходы от соляных промыслов.
Сераскеры. Сераскерами назывались князья ногайских орд — Едисан, Буджак, Едичкул
(или Едишкул), Джамбойлук и Кубанской — кочевавших вне полуострова. Они являлись
одновременно правителями этих территорий и командующими войсками под управлением
главнокомандующего — хана. Подчиняясь хану, они нередко выходили из-под его
контроля, отправляясь в самочинные походы, входя в сепаративные сношения с соседями,
особенно с северокавказскими властителями. Нередко дело доходило до прямой
вооруженной борьбы с ханами. Несмотря на подчас непредсказуемую политику
сераскеров, ханы слишком ценили воинскую доблесть и силу причерноморских орд.
Поэтому они, заботясь об экономическом состоянии орд и развитии в них религиозных и
общественных учреждений, защищая орды от нападений соседних народов и применяя
широкий спектр дипломатии, держали сераскеров в русле общегосударственной
политики. Ведь сераскеры могли вывести в поле едва ли не большее количество
всадников, чем сам хан.
Ширины и другие знаменитые бейские роды. Главы четырех бейских родов: Ширин,
Яшлав, Барын, Аргын — составляли совет карачи (караджи). По сути, именно они
избирали хана. Как правило, ни один важный государственный вопрос не мог быть решен
ханом без их согласия. Ширин-бей не всегда защищал интересы этой высшей
аристократии, а нередко придерживался родовой политики. Ширин-бей вел личную
переписку с зарубежными государственными правителями, имел свой административный
аппарат, а также собственного калгу и нуреддина.
Яшлав курировал дипломатические отношения с Москвой. Любой мурза или ага был
готов поддерживать своего бея, рассчитывая на земельные и иные пожалования.
Аристократия, опираясь на своих мурз, иногда выступала и против хана, если он нарушал
их права и интересы. Стамбул старался поддерживать оппозицию ханам и защищал
старинное равноправие карачи и хана — ведь беи сдерживали устремления хана к
укреплению центральной власти и к самостоятельности от империи. Владения карачи
назывались бейликами, беи осуществляли здесь правосудие. Бейлик Ширин включал
земли от г. Карасубазара (Къарасубазара) до г. Эски-Крыма (Эски-Къырыма) и от Сиваша
до северных склонов Средней гряды. К западу от владений Ширин находились бейлики
его союзников Барын и Аргын. В бейлик Яшлав входили земли между реками Альма и
Бельбек. Каждый из беев имел свое войско.
Чтобы усилить свою независимость от аристократии, Сахиб I Герай (1532— 1551 гг.)
решил опорой для себя сделать недавно пришедший на полуостров мангытский бейский
род Мансур, имевший за собой десятки тысяч кочевников. С того времени и до сих пор
крымские татары территорию между Джанкоем и Тарханкутом, где расположились
кочевники, называют Мангыт ери. Между родами Мансур и четырех карачи началась
ожесточенная борьба за первенство в ханстве. В результате этой борьбы сила и влияние

рода Мансур фактически сравнялись с могущественным родом Ширин. Но даже в
периоды ослабления рода Ширин его официальный статус оставался более высоким, чем
статус рода Мансур.
Ана-бейим, улу-хани. Должность ана-бейим (валиде) занимала мать либо сестра правящего
Герая. Должность улу-хани обычно хан давал одной из старших своих сестер или своих
дочерей. Эти две сановные особы были достаточно влиятельны при ханском дворе, имели
узкий круг придворных, доходы от подвластных деревень, а также отчислений из ханской
казны.
Кадиаскер — верховный судья, он передавал все судебные приговоры в Диван для
вынесения окончательного решения и ведал всеми тяжбами, возникающими среди мурз.
Казнадар-башы — великий казначей — вел учет всех доходов хана. Дефтердар-башы —
главный контролер — вел учет всех расходов государства. Диван-эфенди — секретарь
Дивана, хранитель всех списков и писем. Во время заседания Дивана он зачитывал письма
и документы, назначенные ханом для оглашения.
Диван
Диван — государственный совет, высший орган власти, исполнявший объединенные
функции исполнительной, законодательной и судебной власти. В него входили: хан,
муфтий, калга, нуреддин, беи (сераскеры трех орд, ор-бей, карачи), визирь, кадиаскер,
казнадар-башы, дефтердар-башы и другие высшие должностные лица.
Именно в Диване принимались окончательные ответственные решения по таким
вопросам, как объявление войны и мира, предоставление военной помощи иностранным
государствам. В Диване представлялись иноземные послы, зачитывались грамоты
зарубежных государств.
Диван был также судом высшей инстанции, рассматривал окончательно гражданские и
уголовные дела, а также дела о спорах между мурзами. Только Диван мог вынести
приговор о смертной казни. В Диване чаще всего происходила процедура вступления в
должность или снятия с должности крымского хана. Кадиаскер произносил приговор по
решению муфтия, а хан в заключение издавал приказ.
Диван определял размер содержания, выделяемого на ханский двор и дворец. Диван в
более узком составе (кучюк Диван): хан, калга, нуреддин, ор-бей, сераскеры, визирь,
кадиаскер, пять беев — решал вопрос о судьбе очередного военного похода и количестве
необходимого войска. Решения Дивана были обязательны для всех крымских татар
независимо от того, в каком составе он собирался. Но бывали случаи, когда хан не мог
собрать Диван: его члены не являлись, чтобы парализовать проведение в жизнь той или
иной инициативы Герая.
Эльведин ЧУБАРОВ

ПРАВОСУДИЕ В КРЫМСКОМ ХАНСТВЕ
Крымское ханство относилось к государствам с мусульманской правовой системой, что
отразилось на источниках права, судебной власти и непосредственно судебном процессе.
Правовой основой деятельности судов в Крымском ханстве являлись: в первую очередь
Коран (священная книга мусульман и основной закон); Сунна (собрание изречений

пророка и предания о его действиях (хадисы); иджма (свод правил, заключающих в себе
толкование Корана и Сунны главных учеников пророка (заключения древних юристов);
кияс (решения и законоположения священных толкователей: Ханифи, Шафии, Малики,
Ханбаля; отсюда и получили название школы мусульманского права, из них ханифитская
была распространена в Крымском ханстве). Эти уложения составляют для мусульман
течения Сунны главнейшую основу законодательства шариата. Значение при
осуществлении правосудия в Крымском ханстве имели фетвы — повеления, решения,
заключения, принятые первым в духовной иерархии лицом — муфтием, которому
подчинялся кадий.
Кадий — судья, духовное лицо, решающее споры по правилам фикх, включающему в себя
изложение правил по практическому учению о вере и гражданскому правоведению.
Крымское ханство делилось на 48 судебных округов — кадылыков. Высшие должностные
лица государства — калга, нуреддин, ор-бей, 3 сераскера, валиде (мать хана) и беи
Ширин, Мансур, Яшлав, Барын, Аргын и др. имели свои бейлики (то есть феодальные
владения), а также осуществляли правосудие над своими подданными, подчиненными и
разрешали все гражданские и уголовные дела. Однако если приговор предусматривал
смертную казнь, то этот приговор рассматривался в вышестоящем суде. Кадий назначался
или жалованными грамотами хана, или по повелению кадиаскера (высшая судебная
должность). Хан имел право назначать кадиев Бахчисарая, Акмесджита (Акъмесджита),
Гезлева и Op-Капы (Ор-Къапы), а вне Крыма — всех кадиев и сераскеров
севернопричерноморских племен. Все судьи, назначенные жалованными ханскими
грамотами, имели право окончательного приговора во всех гражданских и уголовных
делах, в которых не идет речь о смерти.
Ведению кадиев, как судей суда первой инстанции, подлежали следующие дела: решение
всех уголовных и гражданских дел, назначение опеки и попечительства над теми, кто не
может управлять своим имуществом, выдача замуж женщин, не имеющих попечителей,
осуществление высшего надзора за вакуфами, наблюдение за общественными дорогами,
строениями, наблюдение за исполнением завещания, приведение в исполнение наказания
по уголовным делам и решений по гражданским делам, сбор зекята (пожертвований).
Ко второй судебной инстанции относился кадиаскер, который находился в столице
ханства. Кадиаскер обладал полномочиями по разбору крупных земельных споров,
разделу крупных наследств, надзору за исполнением решений, он также являлся
следователем в делах "о смертоубийстве". В круг его полномочий входило также
фиксирование даты правления того или иного хана. Судья, назначенный кадиаскером, не
имел права выносить окончательный приговор, его решения можно было обжаловать в
Диване или у самого кадиаскера. Суд кадиаскера ведал всеми гражданскими делами
населения, все мурзы и беи находились в его ведении и никогда не направляли своих дел к
судьям кадылыков. Все эти ведомства имели право сажать в тюрьму, назначать палочные
удары, налагать денежные штрафы, но ни в коем случае не имели праве приговаривать к
смерти.
За кадиаскером следовал муфтий (духовный глава): помимо Дивана он дел не разбирал, но
давал юридические руководства для кадиев. Высшей судебной инстанцией в Крымском
ханстве был Диван, членами которого были: калга-султан, нуреддин-султан, визирь, беи,
ханифитский шейх-уль-ислам (муфтий) и главы трех школ мусульман, кадиаскер,
городской (Бахчисарайский) мулла и 24 кадия Крымского ханства. Сторона, в отношении
которой было вынесено решение или приговор, имела право подать апелляцию в Диван,
если судебный приговор "не согласуется с законом, и если Диван это подтверждает, то
обиженная сторона легко могла получить кассацию приговора" и ходатайствовать о

пересмотре дела. В Диван направлялись все гражданские и уголовные дела "известного
значения и особой важности". После обсуждения дела, рассмотрения доказательств и
опроса свидетелей кадиаскер произносил приговор по решению муфтия. Хан в
заключение издавал приказ — худжет (судебный приговор), который записывался в
особую книгу, иначе они не считались действительными. Хан имел право приговаривать к
казни преступников только за государственные преступления ("воровство и убийство на
большой дороге", "за делание фальшивой монеты, за преступления против народа").
Назначение судьи на должность осуществлялось письменным актом, который должен
быть прочтен для всеобщего сведения в мечети и в присутствии лиц, которые могут
удостоверить, что назначение таковое последовало от хана или от кадиаскера.
Все решения кадия должны были основываться на шариате и на строжайшей
справедливости. Получение и дача взяток воспрещались, они расценивались как
преступление и грех. Кадии не имели права требовать вознаграждение у сторон за свое
дело, а для лиц несостоятельных и бедных обязаны были покупать бумагу и др. Кадий по
всем предметам, ему не вполне известным или понятным, обязан требовать мнения и
совета у "сведущих" в деле лиц (то есть экспертов). Запрещалось кадию рассматривать
дела, когда он огорчен чем-либо, нездоров, если он голоден, находится в особо веселом
расположении духа, ибо подобные обстоятельства могут препятствовать ему вникать с
должной основательностью в дело. Судья в Крымском ханстве также не имел права
заниматься торговлей и иной коммерческой деятельностью. В судах при кадиях
существовала и канцелярия, где он сам вел алфавитный реестр имен тяжущихся, реестр об
их явке и об окончательном решении дела. Все эти данные вводились в отдельную книгу,
а ежедневные решения кадия складывались в особый футляр за его печатью и по
прошествии месяца сшивались в тетрадь, которая называлась кадиаскерской книгой.
В своих решениях судьи исходили из доказанности вины, действовала своего рода
презумпция невиновности: "основываясь на постановлениях шариата, судья не
предполагает ни подлога, ни умышленности, ни вины в каком-либо действии, без
признания в том обвиняемого или без представления доказательств, основанных на
свидетельских показаниях". В судебном процессе соблюдалось взаимное равенство
сторон. М. Литвин в своем произведении "О нравах татар, литовцев и московитян" пишет,
что "суду кадия повинуются наравне с простыми людьми вельможи и вожди". Сура № 4
Корана повелевала судьям в судебных делах и спорах решать по самой строгой
справедливости даже против ближайших своих родственников или друзей. Само
правосудие могло осуществляться только кадиями, никто не имел право принять
самовольно на себя звание кадия и заняться решением дел, подлежащих разбору
шариатского суда. Наказанию за преступления, предусмотренные в шариате, подлежали
одинаково "лица всех состояний", то есть независимо от сословия и богатства.
Рассмотрение дел кадиями производилось гласно в мечети или в месте, назначенном
судьей (махкеме). Помощники кадиев должны были указать жалующемуся место
судебного процесса. Наказание приводилось в исполнение всегда при народе.
Фатма АМЕТКА

ЭКОНОМИКИ КРЫМСКОГО ХАНСТВА
Крымское ханство — феодальное государство в средневековой Европе (XV— XVIII вв.).
Оно занимало степную и предгорную части Крыма, а также обширную территорию
Северного Причерноморья в низовьях Днепра, Дона, Кубани. Столичный город
Бахчисарай располагался в долине Чурук-Су. Общая численность населения Крыма на

конец XV в. оценивается в 350—400 тыс. человек. На севернопричерноморских ханских
землях численность населения была крайне непостоянной. Крымское ханство и
Кефинский санджак Османской империи, занимавший Горный Крым, населял
тюркоязычный мусульманский этнос — крымцы, позже известный как крымские татары.
В горных районах полуострова проживали также тюркоязычные православные христиане,
за которыми впоследствии закрепился этноним греко-татары. В крымских городах жили
также караимы, крымчаки, а в Юго-Восточной части полуострова — армяне.
Крымское ханство имело довольно мощную экономику, основанную на многоотраслевом
сельском хозяйстве, ремесленном производстве и разнообразных промыслах, оживленной
внутренней и внешней торговле. Главным занятием населения степной зоны Крымского
ханства являлось полукочевое скотоводство. Крымская степь использовалась под зимние
пастбища. Этому способствовала мягкая зима, характеризуемая частыми оттепелями и
слабым снежным покровом. Летние пастбища находились за пределами Крыма в степях
Северного Причерноморья. При этом в далекие сезонные перекочевки все больше
отправлялись лишь стада состоятельных беев — глав тюркских родов. Основная же часть
населения постепенно переходила на оседлое земледелие. Таким образом формировалась
дисперсная система расселения, представляющая собой множество поселений,
насчитывающих в среднем по десять дворов.
В горных районах Крыма сформировался хозяйственно-культурный тип пашенного
земледелия, сочетавшегося с отгонно-пастбищным скотоводством. Культивировались
зерновые, технические, садовые культуры, развивалось виноградарство. В орошении
применялась как наземная система каналов — арыков, так и подземная — кяриз. В
плодородных горных долинах возделывали пойменные сады, преимущественно
яблоневые. Склоновые участки были заняты особым типом чаирных садов, созданных
путем прививки диких деревьев плодовой культурой. Почвы чаиров не распахивались, что
позволяло использовать сады в качестве сенокосных угодий.
В скотоводстве использовали сезонные пастбища: летом скот выпасался на
платообразных вершинах гор, а зимой — в горных и прибрежных долинах. Для
содержания скота использовали естественные и искусственные пещеры, гроты, скальные
навесы, которые получили название "кош".
В Крымском ханстве сложились разные формы землевладения. Ханам принадлежали
соляные озера у Перекопа с территорией близлежащих деревень, леса по течению Альмы,
Качи, Салгира и необрабатываемые пустопорожние земли. В верховьях Альмы и Салгира
находился удел наследника ханского престола калга-султана. Центр калгалыка
располагался в Акмесджите (на территории современного Симферополя), где содержались
дворец и администрация.
Сильные кыпчакские роды Ширин, Барын, Аргын, Сиджеут, Мансур, Яшлав, Кырк в XI—
XVI вв. заняли степные и предгорные районы Крыма и сформировали крупные
землевладения — бейлики. Фактически бей владел уделом лишь на правах ограниченной
собственности и мог им только пользоваться, но не распоряжаться. Бейлик принадлежал
всему роду и передавался по наследству старшему в роде.
Большие земельные наделы имели крымские дворяне — мурзы и духовенство. Крупное
земельное владение духовных лиц, называемое ходжалык, находилось в кадылыке ШейхЭли Гезлевского каймаканства и состояло из 16 деревень.

Своеобразной сельской общиной являлся джемаат, который признавался властью и имел
право выступать в качестве юридического лица в судебных разбирательствах. Земли
сельской общины являлись общей собственностью и подразделялись на пахотные,
разделенные на паи, сенокосные выгоны и лесные угодья.
Под влиянием шариатского учения о посвящении земли Аллаху сложилась особая форма
землевладения — вакуф. Доходы от духовных вакуфов поступали на содержание джами
— мечетей, медресе—училищ, мектебов — школ и других благотворительных
учреждений. Существовали также частные вакуфы, которые приносили доход потомству
посвятителя.
Благодаря оседлому ремеслу и развивавшейся торговле начали быстро расти города
ханства. Наиболее крупными из них были столица Бахчисарай, торговый центр
Карасубазар (Къарасубазар), порт Гезлев. Бахчисарай превратился в крупнейший торговоремесленный центр Юго-Западного Крыма. Среди ремесленников преобладали
кожевники, ювелиры. Особой славой пользовались бахчисарайские ножовщики,
производившие в XVIII в. ежегодно до 400 тыс. ножей, которые вывозились в Черкесию,
Россию, Польшу, Молдавию, Валахию, Турцию. В большом количестве изготовлялись
также ружья, высоко ценившиеся далеко за пределами Крыма.
Гезлев был единственным портом ханства. Сюда привозили рис, кофе, сушеный инжир,
изюм, финики, сукно и шелковые материи. Вывозили зерно, главным образом ячмень,
ремесленную продукцию, рыбу, соль. Именно в Гезлев привозили для продажи
продукцию своего скотоводческого хозяйства из Северного Причерноморья ногайцы.
Крупнейшим международным центром торговли был Кефе, принадлежавший Османской
империи. Значительная часть торговли Крымского ханства шла через этот город.
Рустем АБКАДЫРОВ

КРЫМСКОЕ ХАНСТВО В 1700—1770 ГГ.
В XVIII ст. Крымское ханство вступило в полосу исторических событий, имевших особое
значение для будущности крымскотатарской государственности (см. карту № 11).
Постепенно менялось соотношение сил между государствами Восточной Европы,
ближайшими соседями Крымского ханства. Все активнее в региональной политике стали
участвовать европейские государства Франция, Австрия, Англия, Пруссия, Швеция,
создававшие временные военно-политические союзы. На фоне раздираемой внутренними
противоречиями и войнами Речи Посполитой, слабеющей и теряющей
внешнеполитическую инициативу Турции резко усиливает военную мощь Российская
империя. Модернизируя свою армию и строя флот, она начинает серию завоевательных
войн. Ее южные границы цепочкой военных крепостей отодвигаются все дальше в глубь
северных владений ханства. Параллельно на украинских землях, присоединяемых к
Российской империи, уничтожались остатки казацкой вольницы, создавался плацдарм для
наступления на Крым.
В XVIII в. большинство населения Крымского полуострова стало оседлым. Увеличились
площади пахотных земель, производилось много хлеба, табака, появились рисовые поля,
близ Алушты разводили лен. Крымский полуостров был знаменит своим
виноградарством, садоводством и овощеводством: имелось множество прекрасных сортов
винограда, яблонь, груш, слив, вишен, черешен, грецких орехов, на полях зрели арбузы,
дыни, тыквы и овощи. Значительно увеличилось производство вина. На экспорт шли мед,
соленая рыба, икра и соль. Развивалось и скотоводство. В Стамбул отправлялось много

сливочного масла, овчины, овечьей шерсти, войлока, овечьих шуб, кожи, сафьяна.
Процветали ремесла: производство войлока, выделка кожи и сафьянов. Седла, ножи
крымского производства ценились по всему миру. Быстро росли крымские города
Бахчисарай, Карасубазар, в порт Гезлев приходили корабли из Турции, России. Вырос
Перекоп, в котором появилось множество купеческих контор и складов товаров,
перевозимых по суше в Крым и обратно. Кроме земледелия, ремесел и торговли,
население занималось также отгонным скотоводством на ближние (яйлы в Крымских
горах) и дальние пастбища в степях Северного Причерноморья.
Перед растущей опасностью экспансии России, владеющей новой воинской тактикой и
оружием и уже стоящей перед крымскими воротами, происходит сближение между
запорожским казачеством и крымскими татарами. В 1709 г. казаки просили хана Девлета
II Герая принять их в крымское подданство. В 1710 г. в Бахчисарае был подписан
союзный договор с П. Орликом, гетманом запорожских казаков, эмигрировавших после
Полтавской битвы в турецкие владения. Крым обещал поддерживать их борьбу за
независимость Украины.
В 1710 г. началась русско-турецкая война. Крымский хан Девлет II Герай во главе
стотысячного войска участвует в походах против русской армии. В сражении на р. Прут в
июле 1711 г. русская армия потерпела поражение от объединенной турецкокрымскотатарской армии. В 1712 г. Россия и Турция подписали договор, по которому
Россия должна была возвратить Турции Азов и срыть крепости Таганрог, Каменный затон
и все укрепления, построенные после 1696г. Хотя в договоре содержалось также
положение о запрете дальнейшего продвижения русских на юг, крымский хан понимал,
что это лишь временная отсрочка наступления России.
В 1724 г. после периода междоусобиц крымским ханом стал Менгли II Герай (1724—1730
гг.), снизивший налоги для населения и стабилизировавший обстановку. Следующему
хану Каплану II Гераю (1730—1736 гг.) по приказу турецкого султана пришлось
выступить в 1735 г. во главе 80-тысячного войска в военный поход на Иран, с которым
Турция воевала, а Россия была в союзнических отношениях. И в тот момент, когда
крымскотатарское войско находилось на Кавказе, на ханство напал 40-тысячный русский
корпус генерал-лейтенанта Леонтьева. Ведя военные действия с отрядами ногайских
татар, он остановился в десяти днях пути до Перекопа и повернул назад.
20 мая 1736 г. 50-тысячное русское войско под командованием фельдмаршала Миниха
вошло через Перекоп в Крым. Взяв штурмом перекопские укрепления, русская армия
двинулась в глубь Крыма. Через десять дней она вошла в г. Гезлев, который покинули его
жители, зная о жестокости русских солдат. Крымскотатарское ополчение терпело
поражение. К концу июня русская армия захватила Бахчисарай, разграбила и сожгла его,
сгорел и великолепный ханский дворец. Была взята и сожжена столица калги-султана
Акмесджит. Такая же участь постигла множество деревень. Огромное количество жертв
среди мирного населения вызвало эпидемию, унесшую половину русской армии, тогда
как прямые военные потери составили 2 тысячи. Русские спешно оставили Крым и в
конце осени вернулись в Украину.
В начале июля 1737 г. 25-тысячное русское войско под командованием фельдмаршала
Ласси вошло в Крым через Сиваш вброд. Крымскотатарское войско во главе с ханом было
разбито. Русские полки взяли и разорили г. Карасубазар и около тысячи
крымскотатарских деревень в долинах Салгира и других рек, а затем, планомерно
выжигая жилища степных жителей, вернулись в Украину. За то, что не смогли отразить

наступление русских войск в Крым, турецким султаном были смещены крымские ханы
Каплан II Герай и Фетих II Герай.
Мирные переговоры, проведенные по инициативе турок в Немирове в 1737 г., не
удовлетворили Россию, потребовавшей все земли Крымского ханства от Кубани до Дуная,
с Крымом включительно, и независимость для придунайских княжеств Валахии и
Молдавии.
Одновременно русские войска вели военные действия в северно-причерноморских
владениях ханства, Валахии, осаждая крепости Очаков, Азов, Кинбурн. В 1739 г. в
Валахии русская армия во главе с Минихом нанесла поражение турецкой армии Велипаши, а позднее взяла крепость Хотин. В сентябре 1739 г. в Белграде между Россией и
Турцией был подписан мирный договор, по которому русские получили крепость Азов, но
не имели права строить укрепления в Приазовье, иметь на Черном море военные и
торговые корабли.
В 1740 г. по приказу Менгли II Герая была проведена перепись: Крымское ханство,
разделенное на 48 судебных округов, имело 9 городов и 1399 селений. В столице ханства
Бахчисарае в конце XVIII в. жило более 6000 жителей.
В 40—50-ых гг. XVIII в. при ханах Селямете II Герае, Селиме II Герае, Арслане Герае
происходило обширное строительство. Крым залечивал раны. В Бахчисарае был построен
новый ханский дворец, реконструированы главные мечети, восстановлены все
разрушенные и сожженные во время войны селения и пограничные крепости Перекоп и
Арабат, защищавшие полуостров.
Крымский хан Крым Герай (1758—1764, 1768—1769 гг.), ведя самостоятельную от
Турции внешнюю и внутреннюю политику, всячески укреплял обороноспособность
ханства, искусно использовал международные отношения в Европе для сдерживания
Российской экспансии. Покровитель наук и искусств, хан окружил себя
высокообразованными людьми. Он способствовал росту экономики Крыма, видя в ней
залог военной мощи. Опытный политик и военный стратег, он разворачивает бурную
деятельность, чтобы посадить на польский трон своего претендента и ослабить там
влияние России и ее ставленника Понятовского. Оказавшись на грани войны с Россией,
турецкий султан смещает хана в 1764 г. Но уже через 4 года, в 1768 г., султан, нуждаясь в
его энергичной политике, призывает Крым Герая на ханский престол. Хан участвует в
новой русско-турецкой войне, возглавляя поход на Новую Сербию (ныне Кировоградская
область Украины) и подавляя сопротивление русских, доходит до польского г. Вроцлава.
Но здесь Крым Герай внезапно умер, по всей видимости, он был отравлен. Крымские
татары потеряли энергичного правителя и национального лидера.
Войны слабеющей Турции с Россией и другими странами имели серьезное влияние на
судьбу Крымского ханства. Вместо того чтобы сосредоточиться на защите своего
государства, крымские ханы вынуждены были по призыву турецкого султана участвовать
в военных походах по защите турецких провинций, отвлекая огромные материальные и
человеческие ресурсы и оставляя беззащитным Крым. Бурный водоворот последующих
событий привел к потере независимости их государства.
Эльведин ЧУБАРОВ

АННЕКСИЯ КРЫМСКОГО ХАНСТВА

С конца 60-ых гг. XVIII в. Крымское ханство оказалось втянуто в орбиту ожесточенного
российско-турецкого противостояния, когда военные действия шли широким фронтом, а с
обеих сторон действовали многочисленные армии. Главной целью российской политики
на южном направлении был захват Крымского ханства. Военные деятели и дипломаты
Екатерины II реализовали поэтапно следующий план: в результате победоносной войны
Турцию вынудили отказаться от протектората над Крымским ханством и согласиться на
предоставление ханству независимости, отторгли от ханства его севернопричерноморские
и северокавказские владения. Затем, вмешиваясь во внутренние дела формально
независимого, но находящегося в российской сфере влияния Крымского ханства,
вынудили крымскотатарские правящие слои согласиться на аннексию их государства.
В 1768г. началась русско-турецкая война. В ней участвовало и войско крымского хана
Крым Герая. Военные действия развернулись одновременно в Подунавье, Закавказье и
Крымском ханстве, а также на море. В июне 1770 г. был уничтожен турецкий флот, а
турецкая армия потерпела поражение в Придунавье.
Ногайские орды Северного Причерноморья, вытесненные русскими войсками со своих
кочевий к р. Прут, обратились в июле 1770 г. с письмом к командующему 2-ой русской
армии Панину с просьбой пройти на свою оставленную родину — Приазовье и
Причерноморье. Они получили такое разрешение при условии перехода ногайцев в
российское подданство. Согласившись с этим, Едисанская, Буджакская и Белгородская
(Аккерманская) Орды вернулись к себе домой уже подданными враждебной Крыму
Российской империи. Крымский хан остался без поддержки орд, составлявших немалую
часть его войска.
В сентябре 1770г. крымский хан Селим III Герай (1770—1771 гг.), находившийся в
главном лагере турецких войск, прорвался через русские заслоны и ушел в Крым. Русская
армия князя Долгорукова, разбив войско хана, 14 июня 1771 г. овладела крепостью OpКапы, в конце июня заняла Гезлев, Акмесджит. Хан отступил в глубь полуострова и
остановился в селении Тузла. Здесь 29 июня в сражении с русскими ханское войско
потерпело поражение. Русские войска овладели Кефе, Керчью, Балаклавой и Еникале, а
вскоре всем Крымом. Турция, занятая войной на Дунае, не оказала военную помощь
ханству. Селим III Герай отплыл из Ялты в Стамбул.
27 июня 1771 г. в ставку Долгорукова приехал из Карасубазара ширинский мурза Исмаил
с подписанным 110 знатными крымскими татарами присяжным листом об утверждении
вечной дружбы и неразрывного союза с Россией. Новым крымским ханом стал сторонник
крымско-российского сближения Сахиб II Герай (1771—1775 гг.), а калгой — его брат
Шахин Герай. 1 ноября 1772 г. в Карасубазаре крымский хан, беи, мурзы, сераскеры
подписали с Долгоруковым договор, по которому Крым объявлялся независимым
ханством под покровительством России. К России переходили морские черноморские
порты Керчь, Кинбурун и Еникале, западные черкесы и кубанские ногайцы оставались в
составе Крымского ханства. Оставив гарнизоны в крымских городах, армия Долгорукова
ушла к Днепру.
В марте 1773 г. возобновились русско-турецкие военные действия. Русские войска под
командованием Румянцева оттеснили турок за Дунай, а летом 1774 г. перешли в
наступление на Балканах. Не имея сил продолжать войну, Турция подписала 21 июля 1774
г. мирный договор с Россией в болгарской д. Кючук-Кайнарджа. Крымское ханство
признавалось независимым от Турции и России (см. карту № 12). К русским в Крыму
отходила Керчь с крепостью Еникале, а за пределами полуострова — крепости Азов и
Кинбурн. Ее торговые суда получили право свободного плавания по Черному морю и

прохода через проливы. России разрешалось строительство на Черном море военного
флота. Турция выплачивала России 4,5 млн рублей контрибуции и признавала
покровительство России над Валахией и Молдавией. Практически протекторат
устанавливался и над Крымским ханством, от которого к России в Северном
Причерноморье и Приазовье отходили территории площадью около 100 тыс. кв. км.
Сахиб II Герай начал протестовать против пребывания в крымских крепостях русских
гарнизонов. Для решения этого вопроса в Петербург был направлен Шахин Герай. Там с
ним обошлись чрезвычайно "ласково", фактически перетянув на свою сторону. Сахиб II
Герай, не справившись с ситуацией в ханстве, выехал в Турцию и был там низложен
султаном, а на его место назначен Девлет IV Герай (1775—1777гг.).
Новый хан начал энергичную деятельность, направленную на ослабление позиций России
в Крыму, в частности, назначил нового сераскера Кубани вместо российского ставленника
Шахин Герая. В свою очередь, русская дипломатия, используя подкуп части
крымскотатарской знати, склоняла их к поддержке Шахин Герая. Вслед за этим в Крым
отправилось русское войско во главе с генералом Прозоровским, при котором находился и
Шахин Герай. 40-тысячное войско Девлет IV Герая было разбито, и он 29 марта 1777 г.
покинул родину, отправившись в Турцию. 21 апреля 1777 г. крымская аристократия под
давлением русских войск провозгласила ханом Шахин Герая.
Турция не признала нового хана. Шахин Герай, опираясь на российскую помощь, решил
быстро перестроить ханство, слепо копируя европейские порядки. Нуждаясь в средствах,
он начал конфисковывать вакуфные земли, ввел новые налоги, одинаковые для мусульман
и христиан, доходы с таможни и соляных промыслов отдал на откуп с целью оплаты
жалованья чиновникам, число которых резко возросло. Шахин Герай стал создавать
регулярную армию, призывая на службу как мусульман, так и христиан. Недовольство
прорусской политикой хана, действиями русских оккупационных войск переросло в
восстание 1777—1778 гг., охватившее почти весь Крым. В это же время, в конце 1777 г.,
на побережье высадился объявленный в Стамбуле ханом Селим III Герай, но потерпел
поражение от русских войск и покинул Крым. Восстание было жестоко подавлено, Шахин
снова утвердился на престоле. Большая часть русских войск оставила полуостров.
В Крыму остался только русский воинский контингент под руководством Суворова. Он
осуществил выселение в Приазовье христиан: греков, части крымских татар и армян. По
одной из версий, причиной выселения явилось стремление России подорвать экономику
ханства. Всего к 18 сентября 1778 г. из Крыма было выселено около 32 тыс. человек,
среди них 10 тыс. урумов, известных как греко-татары. Депортация христиан разрушила
сложившиеся за века экономические, социальные и личностные связи в местах их
проживания с крымскими татарами, караимами, крымчаками и чрезвычайно болезненно
сказалась на психологическом состоянии оставшегося населения.
Это еще более накалило обстановку в Крыму. А пренебрежение к освященным религией и
веками обычаям, жестокие репрессии Шахин Герая лишь усиливали ненависть к нему.
Вспыхнули новые восстания, продолжавшиеся с 1780 до 1782 г., и, потерявший всякую
поддержку своих подданных, а с нею и власть, хан бежал в Керчь под защиту русских
войск. Поняв, что и для завоевателей он утратил интерес и в Крыму ему уже не
удержаться, Шахин Герай объявил в Карасубазаре на заседании Дивана об отречении от
ханского трона.
14 декабря 1782г. Екатерина II подписала рескрипт, в котором объявила "свою волю на
присвоение крымского полуострова и на присоединение его к Российской империи". В

начале 1783 г. Черноморский флот России сосредоточился в Ахтиарской
(Севастопольской) бухте, а войска заняли Тамань, Кубанские земли и вошли на
полуостров. Начались переговоры с беями, которых склоняли подать императрице
формальную просьбу о присоединении Крыма к России. Хан отрекся от престола, уехал в
Россию, где жил в Воронеже и Калуге. В январе 1787 г. Шахин Герай, получив
разрешение, выехал в Турцию. А через две недели он по повелению султана был казнен на
о. Родос.
8 апреля 1783 г. Екатерина II издала манифест "О принятии полуострова Крым, острова
Тамань и всей Кубанской стороны под Русскую державу", уничтоживший независимость
Крымского ханства и лишивший крымскотатарский народ его государственности.
Эльведин ЧУБАРОВ

"ЧЕРНОЕ СТОЛЕТИЕ" (1783—1883)
С аннексией Крыма Российской империей в 1783 г. открываются трагические страницы в
истории крымскотатарского народа. С потерей государственности крымские татары
оказываются в бесправном положении изгоев у себя на родине. Уменьшение численности
населения, упадок материальной и духовной культуры, экономическое разорение — все
это следствие колониальной политики России в Крыму. Результаты необратимых
процессов, начавшихся в этот период, сказываются и по сей день на судьбе Крымского
полуострова и его автохтонного народа.
Хотя манифестом Екатерины II о "присоединении Крыма" к России была торжественно
провозглашена "охрана и защита новых поданных, их имущества и веры", на деле же
претворялась политика вытеснения коренных жителей Крыма, являвшихся для
российского государства "инородцами".
В период ханства крымские татары, никогда не знавшие крепостного права, жили в
условиях междусословных отношений, основанных на взаимном уважении личной
свободы. Это отражалось на их хозяйственной жизни, за пользование землей они платили
лишь 1/10 часть урожая, несли необременительную повинность на началах добровольного
труда в 6—8 дней в году. К природному богатству родного края проповедовалось
бережное отношение.
После завоевания Крыма Россией из-за массовой раздачи и расхищения земельного фонда
русскими чиновниками крымские татары внезапно оказались в положении безземельных
батраков. Только за период с 1783 по 1793 г. у них было отобрано более 350 тыс. десятин
плодородной земли. Местному населению запрещалось пользоваться дарами леса, с них
требовали плату за использование чаиров, воды, пастбищ, заготовку дров и сена, хотя
всем этим до 1783 г. люди свободно распоряжались, так как это являлось собственностью
джемаата — местной мусульманской общины. Одним росчерком пера все это переходило
в собственность новоявленного хозяина из окружения русской императрицы и из числа
российского дворянства. Так, секретарь князя Потемкина Попов получил здесь 27876
десятин земли, граф Безбородко—18000, контр-адмиралу Ушакову досталось 85006
десятин крымской земли. За короткий срок сотни тысяч крымских татар стали
безземельными. Только немногие из них обращались за восстановлением справедливости
в суды, однако такие тяжбы тянулись долгие годы.
Крымские татары стали испытывать притеснения и в религиозной жизни. Царское
руководство вмешивалось в деятельность мусульманских общин, строго регламентируя

исполнение правил и норм их религии. Так, в 1788 г. арестам, избиениям и высылке из
Крыма подверглось множество мулл и глав местных мусульманских общин
Евпаторийского и Перекопского уездов. Гражданский губернатор и правитель Крыма
Каховский обратил внимание на то, что они молились и совершали жертвоприношения,
по его мнению, "не в срок, установленный Магометом", и усмотрел в этих действиях
государственную измену. Он разработал план борьбы с "непокорным" мусульманским
духовенством и представил своему начальнику князю Потемкину. План предполагал, что
все эти муллы должны быть подвергнуты телесным наказаниям: одни из них биты,
плетьми на "месте преступления", в деревнях, в присутствии старейших крымских татар,
другие — в Симферополе в присутствии представителей дворянства. Выбор в пользу
наказания плетьми и высылки из Крыма, по мнению Каховского, определялся тем, что
смертная казнь могла быть воспринята духовенством и населением как мученичество за
веру. Вскоре согласно плану все муллы Евпаторийского и Перекопского уездов,
совершившие молебны и жертвоприношения, были наказаны и брошены в
Симферопольскую тюрьму, а затем отправлены в глубь России, в г. Кременчуг.
С 1828 по 1858 г. крымским мусульманам запрещалось паломничество в Мекку. Если на
конец XVIII в. количество мечетей в Крыму было около 1500, то к новому XIX в. их стало
вдвое меньше. Высшее духовное образование разрешалось получать только в России, в
Уфе и Казани, въезд и проживание в Крыму мусульманам из других стран запрещались.
Муфтии и муллы Крыма выбирались строго по согласованию с местной властью,
полицией и жандармерией.
Эти и многие другие причины вызвали две массовые эмиграции крымских татар в
соседние Турцию, Румынию и Болгарию, ставшие истинной трагедией народа. Так, сразу
после совершения аннексии последовала первая волна исхода коренного населения
Крыма. С 1783 по 1800 г. родину вынуждены были покинуть более 300 тыс. крымских
татар (более 50 % от их численности).
Толчком ко второй эмиграции явились последствия Крымской (Восточной) войны (1853—
1856 гг.), болезненно затронувшие местное население, особенно крымских татар.
Разорения, нанесенные военными действиями, бесчинства казаков по отношению к
крымскотатарским крестьянам, обвиненным в нелояльности к русским войскам, известие
о том, что в Крым двинулись колонисты — крепостные крестьяне из России, которые
направились сюда за обещание получить свободу, — это и многое другое повлекло за
собой второй массовый исход крымских татар с родины. Еще в 1856 г. множество
крымских татар вместе с турецкими войсками покинуло родные места. Лишь с 1860 по
1863 г., по официальным данным, основанным на выдаче паспортов и удостоверений,
отсюда переселились 181177 человек. Но эти данные не дают истинной картины и явно
приуменьшены, так как наряду с легальной эмиграцией шла тайная, когда выдача
заграничных паспортов из-за резкого обезлюдения края была затруднена.
Приблизительные масштабы эмиграции могут проиллюстрировать такие цифры: только в
одном Перекопском уезде опустело 278 селений, 244 из которых превратились в
развалины, всего в 4 крымских уездах (за исключением Ялтинского, которого эта
эмиграция почти не коснулась), крымские татары покинули 687 селений, из них 315
совершенно опустели.
Из проживавших в Крыму к 1854 г. 295357 крымских татар (95 % от общего числа
населения) к 1870 г. здесь их осталось лишь 102000 человек. К 1897 г. численность
крымскотатарского народа достигает 186212 человек, что составляло 36% от общей
численности населения полуострова. Таким образом, в течение первого столетия

господства России в Крыму численность коренного народа уменьшается в более чем 2,5
раза: крымские татары к концу XIX в. составляют треть от всего населения Крыма.
Крымскотатарский народ, испытавший на себе весь спектр колониального угнетения и
переживший глубокий социальный стресс, очень долгое время находился в состоянии
апатии, подавленности и безысходности. И только с деятельностью выдающегося
просветителя и гуманиста Исмаила Гаспринского, начавшего издавать в 1883г. газету
"Терджиман", на страницах которой он призывал к активному возрождению нации через
просвещение и культуру, стало возможным появление целой плеяды выдающихся
общественных лидеров, направивших свою деятельность на пробуждение и возрождение
крымскотатарского народа на своей родине.
Диляра АСАНОВА

ИСМАИЛ ГАСПРИНСКИЙ
Исмаил-бей Гаспринский (1851—1914 гг.) — одна из величайших личностей не только
Крыма, но и всего тюрко-мусульманского мира. Трудно назвать какую-либо сферу
культурной и общественной жизни народа, в развитие которой он не внес бы свой
заметный вклад, причем зачастую ему приходилось быть первопроходцем. "Учитель
учителей", "отец мусульманской журналистики", "создатель тюркской нации", "фабрика
идей" — так называли современники Гаспринского уже при жизни.
Исмаил-бей Гаспринский родился в д. Авджикой, близ Бахчисарая, в семье прапорщика
Мустафы Гаспринского в 1851 г. Первоначальное образование получил дома и в сельской
мусульманской школе-мектебе. Позже он продолжил свое обучение в Симферопольской
казенной мужской гимназии, в воронежском военном учебном заведении, а затем во 2-й
Московской военной гимназии. Не окончив учебы, вернулся в Крым, где стал учителем
начальной школы.
Воспитанный вне стен старозаветной мусульманской школы, Гаспринский целью всей
своей жизни поставил создание новой национальной школы как основы возрождения
мусульманской культуры. Впоследствии он осуществил путешествие по мусульманскому
Востоку вплоть до Индии с целью пропаганды новометодной школы. Свои теоретические
положения он проверял на практике, возглавляя в Бахчисарае собственную школу,
занятия в которой проводились по созданным им учебникам.
Важным аспектом просветительской деятельности И. Гаспринского было реформирование
системы народного образования крымских татар. Заслугой И. Гаспринского и
возглавляемого им джадидистского (новометодного) педагогического движения является
переход от конфессионального и российского народного образования к созданию
национально-светского образования. И. Гаспринскому и его единомышленникам удалось
построить перспективную, четко продуманную, непрерывную цепь структуры
национального новометодного образования: мектебе (начальная школа) — мектеберушдие (средняя школа) — медресе (высшая школа). Реформированные новометодные
учебные заведения стали наглядным примером для мектебе и медресе других
мусульманских народов Российской империи и ряда иных государств.
Возрождая древние национальные традиции своего народа, Гаспринский осознавал залог
успеха в создании национальной прессы, призванной будить сознание соотечественников.
Поэтому большую часть своей жизни он посвятил изданию газеты "Терджиман"
("Переводчик"). Она издавалась с 10 апреля 1883 г. по 23 февраля 1918 г., просуществовав

почти 35 лет. Через газету его идеи распространялись во многих странах Европы, а также
в далекой Индии, Китае, Персии, Египте, США. "Терджиман" стал источником
информации о жизни и положении тюрко-мусульманских народов в Российской империи.
Настойчивость, энергичность, удача, вера в необходимость своего благородного дела
помогли И. Гаспринскому создать также специальный журнал для женщин "Алем-и
нисван" ("Мир женщин"). Таким образом, ему удалось приобщить мусульманку к
просветительскому движению, разобраться в сути женского вопроса и роли женщины в
крымскотатарском обществе начала XX в. Кроме этих периодических изданий, И.
Гаспринским издавались "Листок объявлений", "Ха-Ха-Ха!", "Миллет" ("Нация"), "Алеми субьян" ("Мир детей"). Они также были важны для распространения просветительских
идей среди крымскотатарского народа.
Вокруг "Терджимана" сосредотачивались довольно мощные общественные силы: Исмаил
Леманов, Асан Сабри Айвазов, Решид Медиев, Осман Акчокраклы, Шамиль Тохгаргазы и
др.
Гаспринскому были чужды революционные методы изменения общества, он выступал за
эволюционные реформы. Однако не все его современники были согласны с либеральной
идеологией. Они требовали политической борьбы, создания мусульманской
демократической партии. Но эти представители крымскотатарского общества были также
воспитаны на идеалах Гаспринского.
И. Гаспринский — автор нескольких художественных произведений. Среди них
необходимо отметить "Письма Моллы Аббаса Франсови", частью которых является
утопическая повесть "Дар-уль-Рахат мусульманлары" ("Мусульмане страны
Благоденствия"), повесть "Африканские письма"; исторический рассказ "Арслан Къыз"
("Девушка-львица"), мистическую новеллу "Горе Востока" и некоторые другие. Он
является родоначальником многих литературных и публицистических жанров не только у
крымских татар, но и у других тюркских народов.
И. Гаспринский создал свой собственный стиль, который имел большое влияние на
формирование литературного языка крымских татар. Анализ литературного наследия И.
Гаспринского позволяет получить более полное представление о его взглядах на
проблемы современности, лучше понять его роль как признанного национального лидера,
вокруг которого сплотилась общественно-политическая элита крымскотатарского народа
того времени.
Жизнь и деятельность одного из величайших сыновей Крыма — Исмаила Гаспринского
— на поприще просвещения и общественной деятельности являются ярким примером
беззаветного служения своему народу. Его неустанный труд и творчество коренным
образом реформировали все крымскотатарское общество и оказали существенное влияние
на другие народы.
Сегодня интерес к его творчеству и личности растет, идеи И. Гаспринского необходимо
подробно изучать, анализировать и пропагандировать. Его историческая личность, без
сомнения, является достойным примером, на котором следует воспитывать новые
поколения.
Рустем АБКАДЫРОВ

ПЕРВЫЙ КУРУЛТАЙ

Истоки. Курултай у тюркских народов, в том числе и крымскотатарского, является
традиционным институтом высшей государственной власти, который действовал в
переломные и судьбоносные эпохи их истории. На нем обеспечивалось широкое
представительство общества и выносились решения, обязательные для исполнения всеми
слоями населения. В сложнейший период своей истории, в 1917г., крымские татары
обратились к национальному многовековому историческому наследию, трансформировав
этот институт к новым условиям и демократическим требованиям.
Подготовка к Курултаю. Выборы. После Февральской революции в России 25 марта 1917
г. в Симферополе был созван Всекрымский мусульманский съезд, в работе которого
приняли участие 1500 представителей из городов и сел Крыма. Он избрал Временный
Крымско-Мусульманский исполнительный комитет во главе с Номаном Челебиджиханом.
Мусульманский исполком стал проводить активную деятельность по управлению
внутренней жизнью крымских татар: готовились изменения в сфере образования,
выпускались газеты, предпринимались шаги по созданию крымскотатарских воинских
частей. Устанавливались и укреплялись связи с национальными движениями на
территории Российской империи.
1—2 октября 1917 г. (по старому стилю) Мусульманский исполком провел съезд
представителей крымскотатарских организаций, на котором Н. Челебиджихан выразил
общее мнение инициаторов, что в связи с новыми политическими обстоятельствами
вопрос о дальнейшей судьбе Крыма должен решать Курултай. Решение о созыве Курултая
было принято единогласно. Была создана комиссия из 5 человек по подготовке Курултая.
В нее вошли Номан Челебиджихан, Джафер Сейдамет, Амет Озенбашлы, Сеитджелиль
Хаттат и Али Боданинский. Съезд назначил выборы на 17 ноября, а проведение Курултая
— с 17 ноября по 7 декабря 1917 г.
Мусульманский исполком организовал проведение выборов. Согласно специально
принятому им закону в них принимали участие крымские татары, достигшие 20 лет.
Выборы проходили в пяти избирательных округах. На Курултай были избраны 76
делегатов, в том числе от Ялты — 24 делегата, Симферополя— 19, Феодосии —16,
Евпатории —11, Op-Капы (Перекопа) — 6. Среди делегатов были 4 женщины.
Выборы проходили в сложной политической обстановке. В Петербурге состоялся
большевистский переворот, в результате которого было свергнуто Временное
правительство России. В Киеве Центральная Рада объявила Украинскую народную
республику, установив свою власть на украинских территориях, а также в северных уездах
Таврической губернии. Центральная Рада не возражала против стремления крымских
татар к автономии.
Накануне Курултая, 20—22 ноября 1917г, в Симферополе было создано
антибольшевистское правительство Таврической губернии — Совет народных
представителей. Совет был образован съездом делегатов городских дум, земств, местных
советов с участием всех национальных организаций, в том числе украинских и
Мусульманского Исполнительного Комитета. Совет сформировал Краевое правительство,
а в его руководящий исполнительный орган — так называемый "комиссариат" — вошел
также А. Озенбашлы.
Открытие и деятельность. Курултай открылся 26 ноября в 14.00 в г. Бахчисарае, в
Ханском дворце после совершения делегатами намаза. У дворца собралось много людей,
оркестр играл военный марш. Краткую вступительную речь произнес муфтий Крыма,

председатель Центрального исполнительного комитета мусульман Крыма Номан
Челебиджихан. Были сформированы президиум и секретариат Курултая.
Курултаю перешли все полномочия Мусульманского исполкома. Заседания Курултая
продолжались в декабре 1917г. На нем рассматривались вопросы государственного строя
Крыма, взаимоотношения крымских татар с другими национальностями на полуострове,
политика национального правительства, а также вырабатывались законы, определяющие
различные сферы общественной жизни крымских татар, проведение коренных реформ.
Не претендуя на руководство другими крымскими этносами, Курултай высказался за
созыв Всекрымского Учредительного собрания. Один из лидеров Курултая Д. Сейдамет
конкретизировал эту позицию: "Курултай всецело оставляет решение вопросов
земельных, политических, военных и международных на компетенцию Всекрымского
Учредительного собрания".
14 декабря Курултай обнародовал первую крымскотатарскую Конституцию —
"Крымскотатарские основные законы". В ней декларировалось равноправие всех этносов,
провозглашалась Крымская Народная Республика, утверждалась необходимость избрания
крымского парламента — Всекрымского Учредительного собрания, которому предстояло
решать общие для всего населения политические, земельные и финансовые вопросы.
Крымскотатарская конституция определяла пути демократизации и дальнейшего развития
крымскотатарского народа.
Курултай принял государственную символику и объявил себя крымскотатарским
парламентом, его председателем был избран Асан Сабри Айвазов.
18 декабря Курултай образовал Директорию — крымскотатарское правительство,
председателем которого стал Н. Челебиджихан. В национальное правительство также
вошли Джафер Сейдамет (директор по внешним и военным делам), Амет Озенбашлы
(директор образования), Сеитджелиль Хаттат (директор финансов и вакуфов), Амет
Шюкри (директор по делам религии).
Схватка с большевизмом. Падение. Если Украинская Центральная Рада приветствовала
образование Курултая, то большевистское правительство России не признало
крымскотатарский парламент и его правительство. В свою очередь Директория оказывала
поддержку краевому правительству — Совету народных представителей. Они осудили
войну большевистской России против Украинской Центральной Рады, использование в
ней анархо-большевистских отрядов матросов Севастополя. 19 декабря в ответ на
большевистскую угрозу они образовали объединенный Крымский штаб, который
возглавили Д. Сейдамет и полковник А.Г. Макухин.
Хорошо вооруженные анархо-большевистские отряды, в ночь на 16 декабря разогнавшие
Севастопольский совет рабочих и военных депутатов и Штаб Черноморского флота,
создали в Севастополе большевистский военно-революционный комитет. Он по указанию
московских большевиков направил в Керчь, Феодосию, Ялту, Евпаторию и другие города
боевые корабли, отряды матросов, которые развязали военные действия против Курултая
и Совета народных представителей. В Крыму с 1 по 15 января 1918 г. шли ожесточенные
бои.
Крымскотатарские полки (два конных и один пехотный) и отряды русских и украинских
офицеров (менее тысячи человек), не имевшие артиллерии и пулеметных команд, после
упорнейших боев с многократно превышающими по численности большевистскими

войсками прекратили сопротивление. Большевики временно утвердили свою власть на
полуострове. 22 января 1918г. Севастопольский военно-революционный комитет в своей
"Декларации" объявил: "Совет народных представителей в Симферополе, а с ним и
татарский парламент, или Курултай, распущены".
Эльведин ЧУБАРОВ

НОМАН ЧЕЛЕБИДЖИХАН
Номан Челебиджихан (1885—1918 гг.) — видный общественно-политический деятель,
один из организаторов I Курултая крымскотатарского народа, первый председатель
правительства Крымской Демократической Республики, образованной в 1917г. и
ликвидированной большевиками в 1918 г. Посвятив всю свою жизнь делу восстановления
прав и возрождению крымскотатарского народа, стал жертвой большевистского террора в
Крыму. Известен также как талантливый поэт, прозаик и публицист. Стихотворение "Ант
эткенмен" ("Клянусь") стало национальным гимном крымских татар.
Родился Номан Челебиджихан в 1885 г. в с. Сонак, близ Джанкоя, в семье Ибраима
Челеби, имама мечети с. Буюк-Сонак. Получив начальное образование в сельской школе,
он продолжил обучение в медресе (духовном училище) Акчора, затем в Зынджырлы
медресе. В Стамбульском университете получает высшее юридическое и богословское
образование. Во время учебы в Турции сплачивает вокруг себя обучающуюся здесь
крымскотатарскую молодежь в "Общество крымскотатарской учащейся молодежи". Они
писали и собственными силами издавали патриотические стихи, рассказы, политические и
исторические статьи и распространяли их среди соотечественников в Крыму.
Патриотические стихи Номана Челебиджихана воодушевляли и оказывали большое
влияние на его соотечественников. Это общество просуществовало вплоть до 1917 г.
Вместе с крымскотатарскими студентами Челебиджихан дважды встречается с Исмаилом
Гаспринским во время его пребывания в Турции. В 1909 г. Н. Челебиджихан с
единомышленниками Джафером Сейдаметом, Абибуллой Одабашем (Темирджан)
создают подпольную политическую организацию "Ватан" ("Родина"), членами которой
являются крымскотатарские студенты в Турции. Идеи турецкой революции 1908 г.,
революционные преобразования в России в этот период вселяют надежду членам
организации возобновить Национальное движение крымских татар за освобождение
Крыма от российского гнета и восстановить крымскотатарское государство.
Закончив с отличием Стамбульский университет в 1912 г., Н. Челебиджихан возвращается
в Крым. В 1913г. едет в Санкт-Петербург для продолжения обучения и поступает на
юридический факультет Санкт-Петербургского института психоневрологии. С началом
Первой мировой войны он возвращается в Крым. Вместе с Джафером Сейдаметом
Челебиджихан разрабатывает дальнейшую стратегию национальной борьбы. В Крыму
активизируется политическое движение, открываются подпольные крымскотатарские
политические организации.
С Февральской революцией 1917 г. в России политическая жизнь в Крыму приобретает
новый характер: из подполья выходят все национальные политические организации, среди
народа ведется открытая пропаганда борьбы за национальное возрождение. В марте
проходит I Всекрымский мусульманский съезд, на котором учреждается Временный
Крымско-Мусульманский исполнительный комитет и его председателем избирается Н.
Челебиджихан. Одновременно его выбирают первым муфтием (главой) мусульман Крыма.

Правление Мусульманского комитета во главе с Н. Челебиджиханом переходит к
широкомасштабной деятельности: создаются духовное и земельное управление,
реформируются национальные учреждения просвещения, активизируется работа
провинциальных органов управления, открываются национальные издания —
учреждаются газеты "Миллет" ("Нация") на крымскотатарском языке и "Голос татар" —
на русском. Челебиджихан призывает формировать мусульманские вооруженные силы, в
июле он выступает против отправки на фронт трех запасных мусульманских полков.
Создается национальная партия Милли Фирка, основной целью которой является
национальное самоопределение крымских татар.
Эта активность в Крыму не нравится Временному правительству России, которое
готовится к ее подавлению. 23 июня 1917 г. Н. Челебиджихан арестован севастопольской
контрразведкой. Однако его скоро вынуждены освободить, так как крымские татары
выражают протест в защиту своего лидера, закрепив его 5 тыс. подписей.
В ноябре 1917 г. (по старому стилю) в Крыму проходит I Курултай крымскотатарского
народа, подготовленный Н. Челебиджиханом с соратниками. Он входит в комиссию по
разработке проекта Конституции Крымской Демократической Республики. Курултай
утверждает представленный комиссией проект Конституции и провозглашает создание
Крымской Демократической Республики. Н. Челебиджихан был избран председателем
национального правительства и одновременно начальником управления юстиции. В
представленном на страницах газет "Миллет" и "Голос татар" программном сообщении
созданного правительства было сказано: "Крымскотатарское национальное правительство
призвано обеспечить счастье и нормальную жизнедеятельность не только коренного
народа, но и защищать всех земляков, жителей полуострова от узурпации, анархии и
мятежа, защищать их жизнь и честь, и считает это своей священной обязанностью". Н.
Челебиджихан выступал за равноправие всех народов, живущих в Крыму. "Наша задача,
— говорил он, — создание такого государства, как Швейцария. Народы Крыма
представляют собой прекрасный букет, и для каждого народа необходимы равные права и
условия, ибо нам идти рука об руку".
Однако Октябрьская революция в России и приход большевиков к власти, не признавших
крымскотатарское правительство, ставят под угрозу существенно молодой Крымской
Республики. Большевики активизировали свои действия в Крыму, при помощи
Черноморского флота свергли крымскотатарское национальное правительство и за
короткий срок захватили весь Крымский полуостров.
26 января 1918 г. большевики арестовывают Номана Челебиджихана и в течение 27 дней
содержат в Севастопольской тюрьме. 23 февраля этого же года он был без суда зверски
убит матросами, его труп выбросили в Черное море.
Так завершается трагическая судьба незаурядной личности, патриота своего народа,
поэта, просветителя — Номана Челебиджихана. Он как бы предвидел свою смерть в
пророческом стихотворении "Ант эткенмен" строками: "Ант эткенмен, сёз бергенмен
миллет ичюн ольмеге..." ("Я поклялся, дал слово умереть за свой народ...").
Диляра АСАНОВА

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И ГОЛОД В КРЫМУ
Первая мировая война (1914—1918 гг.), в которой участвовала Россия, расстроила ее
экономику и вызвала социальные потрясения. В феврале 1917 г. в Петрограде свершилась

революция и власть перешла к Временному правительству. Но оно не смогло справиться с
последствиями всеобщего кризиса, и в октябре 1917г. большевики совершили переворот.
Началась гражданская война, охватившая все регионы бывшей империи. На полуострове,
как и везде, в течение 1918—1920 гг. власть переходила из рук в руки.
Первое советское правительство. В январе 1918 г. вооруженные отряды
большевистского Севастопольского военно-революционного комитета разбили
совместные военные формирования Совета народных представителей и Первого
крымскотатарского Курултая и к 20 января установили в Крыму свою диктатуру. В
Симферополе большевики арестовали членов бывшего правительства, проводя расстрелы
пленных, среди которых было много крымских татар. Страшный террор был развязан
большевистскими матросами в Севастополе и других городах Крыма. 23 февраля 1918 г.
они убили муфтия Крыма Н. Челебиджихана, многих представителей русских имущих
слоев. Бессмысленные казни, контрибуции привели к тому, что крымские татары и
офицеры уходили из городов в горные селения. В начале марта 1918 г. большевики
сформировали свое правительство — Центральный исполнительный комитет (ЦИК),
который 10 марта провозгласил Советскую социалистическую республику Тавриду.
В апреле вспыхнули вооруженные восстания крымских татар против национализации
имущества в селениях Кызыл-Таш, Шума, Демирджи, Корбеклы, Кучук-Узень, а затем и
по всему Южному берегу Крыма. Когда в апреле 1918 г. в Крым стали входить немецкие
оккупационные войска, большевистское правительство бежало в сторону Алушты, но 21
апреля было схвачено по дороге восставшими. В ответ на это большевистский миноносец
подошел с моря к Алуште и стал расстреливать город. Под прикрытием его орудий на
берег сошли матросы, к которым примкнули местные греки. Повстанцы с семьями ушли в
горы, расстреляв главарей большевистского правительства. Вскоре крымскотатарские
повстанцы вернулись из леса, и постепенно межнациональная рознь стихла.
Немецкая оккупация. Крым был полностью взят немцами к 1 мая 1918 г. Немецкое
военное командование поручило сформировать правительство бывшему царскому
генералу М.А. Сулькевичу. Оно было зависимо от оккупационных войск и
просуществовало всего шесть с половиной месяцев. Правительство запретило
политические организации и заново собравшийся Курултай. Стали возвращаться русские
помещики, выгоняя из своих владений попытавшихся вернуть землю предков
безземельных крымских татар (таких было 60—70% от общей численности
крымскотатарского населения). В этот период активизируется деятельность
крымскотатарской партии Милли Фирка, пытающейся защищать интересы коренного
народа. Сулькевич восстановил выборные земства и издал распоряжение о созыве в
декабре краевого парламента.
Англо-французская интервенция. Проигравшая Первую мировую войну Германия вывела
свои войска из Крыма. Осенью 1918 г. полуостров заняли войска Англии, Франции и
Добровольческой армии. Созданное представителями земств новое крымское
правительство возглавил агроном, бывший депутат Государственной Думы Соломон
Крым. В его правительстве не было ни одного крымского татарина. Новое правительство
ставило целью восстановление "единой русской государственной власти" и полное
подчинение ей Крыма, выступало против передачи земли крестьянам. Милли Фирка
перешла в оппозицию. В ответ на это 23 февраля 1919 г. отряд белогвардейских офицеров
арестовал активистов Милли Фирка, разгромил редакцию газеты "Миллет". Начались
повальные обыски, аресты и расстрелы без суда и следствия крымских татар,
заподозренных в "национализме". В начале апреля правительство С. Крыма бежало ввиду
приближающихся войск Красной Армии.

Второе советское правительство. Ревком Симферополя, состоявший в основном из
большевиков, взял фактическую власть 9 апреля 1919 г. 6 мая Крым вторично был
объявлен Советской социалистической республикой. В крымскотатарской деревне уже в
первые недели возобновились контрибуции и репрессии против населения.
Белогвардейская оккупация. 1 июля 1919 г. Красная Армия была вытеснена из Крыма
белогвардейской Добровольческой армией. Командование заявило, что Крым должен
остаться российским и назначило губернатора. Земля вновь возвращалась помещикам. В
тяжелом положении оказались сельские жители, особенно крымские татары: арендаторы
земли отдавали помещикам 1/3 часть урожая зерновых и 1/6 часть урожая овощей и
табака. За отказ выплачивать различные поборы новые власти возобновили в
крымскотатарских деревнях массовые экзекуции, карательные походы, расстрелы и
открытый грабеж. В связи с военными действиями в Украине и южных губерниях России
число беженцев в Крыму чрезвычайно увеличилось. Резко возросли цены, многие
горожане голодали.
Во второй половине октября 1919 г. была разгромлена армия Деникина, ее остатки в
начале 1920 г. отошли в Крым, куда постепенно переместился центр гражданской войны.
И Деникин, и сменивший его на посту главнокомандующего Врангель объявляли
массовую мобилизацию в Добровольческую армию, которую крымские татары всячески
бойкотировали. Тогда врангелевское командование собрало "отказников" в г. Бахчисарае
во дворе ханского дворца и подвергло их экзекуции. Впоследствии об этом была сложена
народная песня "Шомпол".
...Акъ бандитлер кельдилер, аман, аман,
Хансарайда турдулар,
Бутюн халкъны — яш, къарт демей,
Шомполнен урдулар.
...Белобандиты пришли,
В Ханском дворце стояли,
Весь народ — молодых и старых —
Шомполами подряд пороли.
Спасаясь от насилия и эксплуатации, крымские татары призывного возраста — жители
южнобережных и горных деревень — уходили в леса, формируя отряды "зеленых". На их
основе в районе с. Ускут был создан 5-ый, а в с. Баксан — 4-ый крымскотатарские полки,
ведшие партизанскую войну с белогвардейцами.
Установление Советской власти. 16 ноября 1920 г. врангелевские войска под натиском
Красной Армии окончательно покидают Крым. Полуостров был заполнен войсками
Южного фронта, насчитывавшими 200 тыс. бойцов. К ним попали в плен 51,1 тыс.
белогвардейских солдат и офицеров. Общая численность местного населения,
военнослужащих и беженцев превысила миллион человек. Посевные площади
уменьшились на 1/3, урожайность упала в 2 раза, количество скота сократилось на 30 %.
Большинство промышленных предприятий были закрыты или разграблены. В этих

условиях большевиками развязывается террор, направленный на "очищение" от
буржуазных элементов. Были распущены все небольшевистские партии, а 30 ноября
запрещена Милли Фирка. Начались массовые облавы и расстрелы. По данным писателя
Максимилиана Волошина, было расстреляно 96 тыс. человек, главным образом бывших
белогвардейцев.
Голод (1921—1923 гг.). На фоне разрушенной экономики, политического террора,
социальных катаклизмов, последствий засухи и нашествия саранчи стал развиваться
массовый голод. Ему способствовала и политика новой власти: Советское правительство
требовало выполнения продовольственной разверстки и буквально выскребло последний
хлеб у населения, вывезя из Крыма в 1922 г. в разгар голода 1,2 млн пудов зерна (50 %
урожая). Особенно пострадали крымские татары, большая часть которых проживала в
сельской местности горнолесной части. В 1921 г. запасы зерна на одного человека
составляли 88 г, а в 1922 — уже 40 г в день. "Толпы нищих ходили по деревням,
выпрашивая объедки. Люди, у которых сохранилось какое-то имущество, готовы были
обменять его на еду на любых условиях", — вспоминал очевидец. Голод охватил 400 тыс.
человек, к августу 1922 г. умерло 100 тыс., из них 50 тыс. крымских татар. В 1923 г.
количество умерших крымских татар составило 76 тыс. человек. За два года с 1921 по
1923 г. население сократилось с 719581 до 569510 человек. В Карасубазаре численность
населения упала на 48 %, в Старом Крыму — на 40,8 %, Феодосии — на 35,7 %,
Судакском районе — на 36 %, вымерли многие деревни горного Крыма.
Эльведин ЧУБАРОВ

КРЫМСКАЯ АССР
В условиях "голодомора" и террора Советская власть приступила к решению
национального вопроса полуострова. Обращалось внимание на национальную специфику,
относительное большинство крымских татар, особенности географического положения и
хозяйства Крыма. При существующих принципах предоставления автономии в составе
РСФСР численные пропорции коренного народа определялись по отношению к другим
этническим общностям, но без учета русских. По переписи 1921 г. на полуострове
проживало 719 тыс. человек. Русские составляли 43,5 % (300 тыс.); крымские татары —
23,1 % (187 тыс.); украинцы — 10 % (70 тыс.); евреи — 7,4 %; немцы — 5,7 % и другие
национальности — 10,3%. По отношению к нерусским народностям крымские татары
составляли в целом 52 %, причем в горно-лесной части — 70—90 %, в степной части — 33
%.
Крымская АССР была образована 18 октября 1921 г. По канонам большевиков автономия
была создана как государственность крымских татар. На X съезде ВКП (б) (март 1921 г.)
было объявлено, что крымские татары, карачаевцы, чеченцы и другие имеют право на
создание автономии в составе России. Но, назвав автономию по имени этнической
исторической родины крымских татар — Крыма, Советское правительство завуалировало
крымскотатарское содержание образованной национально-территориальной автономии,
преподнося ее как территориальную. В Декрете Всероссийского Центрального
Исполнительного Комитета (ЦИК) и Совета Народных комиссаров (СНК) было записано:
"Образовать Автономную Крымскую Советскую социалистическую республику как часть
РСФСР в границах Крымского полуострова из существующих округов: Джанкойского,
Евпаторийского, Керченского, Севастопольского, Симферопольского, Феодосийского и
Ялтинского". Автономия делилась на 25 районов и 6 городов, которые выделялись в
самостоятельные административные единицы. Столицей Крымской АССР стал

Симферополь (Акъмесджит). Правительство автономии состояло из 12 народных
комиссариатов (министерств).
В газете "Жизнь национальностей" от 25 октября 1921 г. объяснялись причины создания
автономии: "Крымская республика — это должное возмещение за все обиды, за долгую
насильническую политику царского режима. Но, главным образом, провозглашение
Республики означает ряд социальных преобразований, направленных к тому, чтобы
удовлетворить все вопиющие нужды трудовых элементов коренного населения Крыма...
Без правильной, удовлетворяющей татарскую бедноту и трудовую интеллигенцию
политики советского Крыма мы ни в коем случае не усилим симпатии трудящихся масс
Востока...".
В ноябре 1921 г. было принято постановление ЦИК и СНК Крыма "О татаризации
государственного аппарата и применении татарского языка в учреждениях республики",
предусматривавшее, что "все законодательные акты и правительственные обращения
должны издаваться с переводами их на татарский язык". Переводы на крымскотатарский
должны были иметь "вывески, плакаты, лозунги, воззвания, вывешиваемые
правительственными учреждениями и лицами", а также отменялись "все существующие
ограничения в отношении татарского языка". Конституция Крымской АССР от 1921 г.
также подтверждала, что "государственными языками принимаются русский и татарский".
Председателями КрымЦИК и СНК в большинстве случаев избирались (назначались)
крымские татары. Первым секретарем Крымского рескома ВКП(б) выбирался русский.
Национальные общности были представлены в государственных органах власти более или
менее пропорционально, что создавало условия для их сосуществования. Но противники
татаризации уже тогда пытались убедить в том, что автономия образована по
интернациональному принципу. С этой целью и стали для крымских татар, немцев, евреев
(кроме русских) создаваться национальные районы и сельские советы.
Помещичьи, удельные, вакуфные и церковно-монастырские земли были
национализированы, и на их основе организованы совхозы, основной контингент которых
составили безземельные крестьяне. В крымских степях правительство автономии создало
земельный фонд на 500 тыс. га, предполагая расселить на них реэмигрантов — потомков
крымских татар, покинувших полуостров в XIX в., и безземельных крестьян из горных
районов Крыма. В свою очередь, центральные власти СССР настаивали на создании на
землях этого фонда национальных районов для переселяемых сюда евреев. Выступивший
против такой демографической политики Москвы и активно способствовавший
расселению в новых районах безземельных крымских татар председатель ЦИК Крыма
Вели Ибраимов был обвинен в национализме и расстрелян в 1928 г.
В 1929 г. началась насильственная коллективизация. К апрелю 1931 г. число колхозов,
объединивших 82,5 % крестьянских хозяйств, достигло 1400. Образование колхозов
сопровождалось репрессиями: в 1930—1931 гг. были высланы из Крыма 25—30 тыс.
человек. К 1928—1929 гг. восстанавливаются разрушенные заводы, строятся крупные
предприятия. Крым развивается в индустриально-аграрном и курортном направлениях. К
1940 г. вся промышленность была переведена в государственную собственность, а
колхозы объединяли уже 99,4 % крестьянских дворов.
Изменяется и демографическая ситуация. В 1939г. численность русских достигает 560
тыс., украинцев —154 тыс. человек, а в степные районы Крыма в 1923—1930 гг.
Советское правительство расселило более 30 тыс. евреев, прибывших из Украины и
Белоруссии. В результате такой миграционной политики численность немусульманского

населения увеличивается в 11 раз, а крымских татар за счет демографического роста —
только в два раза (к 1939 г. они составили около 20 % от всего населения Крыма).
Основная часть крымских татар — 166 тыс. человек и немцев — 40 тыс. человек
проживала в селе, тогда как от 70 до 80 % русских, украинцев, евреев были сосредоточены
в городах и поселках.
1923—1927 гг. являются своеобразным "золотым веком" возрождения культуры этносов,
проживавших в Крыму. В местах, где та или иная национальность составляла
большинство, открывались национальные школы, дошкольные учреждения, клубы и
театры, издавались газеты и журналы. В 1932 г. вводится всеобщее семилетнее обучение.
В Крыму проводят навязанную центральным правительством реформу крымскотатарского
алфавита: до 1928г. крымские татары обучались на арабской графике, в 1928—1938 гг. —
на основе латинской, в 1939—1941 гг. перешли на кириллицу. К 1936 г. в Крымской
АССР насчитывалось 386 национальных крымскотатарских школ. В 1940 г. обучаются
191529 учащихся, в том числе 46008 детей крымских татар, из которых 40136 человек
учились на родном языке, около 6000 человек посещали русские школы.
В 1930-е гг. репрессии усиливаются. Главное острие насилия направляется против
религиозных деятелей, творческой интеллигенции, приверженцев ведения
индивидуального хозяйства, сторонников широкой крымскотатарской автономии.
Стремительно сокращается число мечетей: если в 1917 г. их было 632, то в 1937 г. — 23, а
в 1941 г. остались лишь единицы. Тысячи служителей ислама были репрессированы,
запрещалось соблюдение религиозных ритуалов. Одной из первых карательных акций
стало преследование сторонников запрещенной национальной партии Милли Фирка:
вместе с Вели Ибраимовым были репрессированы около 3,5 тыс. человек.
Но наиболее массовыми стали репрессии 1937—1938 гг. "Бахчисарайское дело" было
направлено исключительно против крымскотатарских деятелей. По нему задержали 2709
человек: работников просвещения, историков, деятелей культуры, советско-партийных
работников. Часть из них расстреляли, а других сослали в концлагеря, многие не
вернулись и погибли в местах заключения. Только в 1938 г. число жертв репрессий
достигает 9000 человек. Общее же количество репрессированных крымских татар
составило за годы Советской власти около 53 тыс. человек. В обстановке террора и
укрепления тоталитарных устоев Крым подошел ко Второй мировой войне.
Эльведин ЧУБАРОВ,
Рефат КУРТИЕ

АМЕТ ОЗЕНБАШЛЫ
Амет Озенбашлы (10.02.1893 г. — 04.12.1958 г.) — видный общественно-политический
деятель, историк, публицист, врач.
Родился в Бахчисарае, в семье писателя Сеит-Абдуллы Озенбашлы, принадлежавшего к
кругу бахчисарайской интеллигенции, которую сплотил Исмаил Гаспринский.
Начальное образование Амет Озенбашлы получил в мектебе-рушдие, где показал себя
любознательным, способным к учебе учеником. После окончания школы учится в
Симферопольской русской гимназии. Проявляет огромный интерес к истории и культуре
своего народа, знакомится с литературой, публикуемой в "Терджимане". Амет является
активистом общества "Къырым талебе джемиети" ("Общество учащихся Крыма"), которое
сыграло большую роль в его приобщении к национальному движению. В 1914 г. с

медалью заканчивает учебу в гимназии. Этот год запомнился юноше печальным событием
— смертью учителя тюрко-татарского мира Исмаила Гаспринского. Позднее Озенбашлы
вспоминает, что впервые свое стихотворение "Оджа" ("Учитель") прочитал на похоронах
Гаспринского. В том же 1914 г. Амет Озенбашлы поступает на медицинский факультет
Новороссийского (Одесского) университета. Здесь активно участвует в общественной
жизни студенчества, его избирают председателем демократического комитета студентов
университета. После Февральской революции Амет Озенбашлы возвращается в Крым, где
избирается членом Временного Крымско-Мусульманского исполнительного комитета.
Тесно сотрудничает с Н. Челебиджиханом и Дж. Сейдаметом. Проявляет большие
организаторские способности и деловитость при развертывании в городах и селах Крыма
местных мусульманских комитетов, работает в области национального просвещения и
образования. В мае 1917 г. принимает участие во Всероссийском Мусульманском съезде в
Москве и Всероссийском съезде народов в Киеве. В октябре 1917 г. как представитель от
крымских татар входит в коллегию комиссаров Таврической губернии и Совет народных
представителей.
Мусульманский комитет учреждает газету "Миллет" ("Нация") на крымскотатарском и
"Голос Крыма" на русском языках. Амет Озенбашлы является редактором газет, ведет
активную деятельность в Милли Фирка. В национальном правительстве — Директории,
избранной делегатами Курултая,— Амет Озенбашлы был назначен директором народного
просвещения. Он является одним из организаторов Первого Курултая крымскотатарского
народа, сторонником построения независимого крымского государства.
26 ноября 1917 г. в Ханском дворце Бахчисарая состоялся Первый Курултай. Но
национальное правительство просуществовало недолго. В январе 1918 г. большевиками
был организован мятеж против Курултая, национальное правительство свергнуто.
Озенбашлы, как и многие его соратники, уходит в подполье.
В советский период, с октября 1921 г., Амет Озенбашлы назначен директором Крымского
педагогического техникума ("Тотайкойский педтехникум"). В техникуме лекции по
филологии читал профессор Б. Чобан-заде, русский язык вел Асан Чергеев, родной язык
— Шевки Бекторе, психологию — Абибулла Одабаш. С 1924 по 1927 г. занимает
должность заместителя наркома финансов, с 1927 г. работает невропатологом в
Симферополе.
Амет Озенбашлы помимо общественно-политической занимается литературной
деятельностью, здесь он проявляет себя талантливым писателем-публицистом. Его перу
принадлежат пьеса "Йыкъынтылар астында" ("Под развалинами"), статьи по истории,
этнографии, педагогике, литературные рецензии на произведения Амди Гирайбая. В 1997
г. его труды были изданы отдельным сборником "Къырым фаджиасы" ("Трагедия
Крыма").
В 1928 г. бывшие члены Мусульманского комитета, Милли Фирка, делегаты Курултая
подвергаются преследованиям, арестам, осуждению на различные сроки заключения в
концлагерях.
В ночь с 12 на 13 апреля 1928 г. Амет Озенбашлы был арестован в своей квартире в
Симферополе. Всю ночь шел обыск, были изъяты все документы, связанные с
крымскотатарским национальным движением, ценные исторические книги. Его
арестовывают по делу "Контрреволюционной националистической партии Милли Фирка".
В сентябре переводят в Бутырскую тюрьму. 17 декабря 1928 г. он был приговорен к
расстрелу, в январе 1931 г. высшую меру наказания заменяют на 10 лет исправительных

трудовых лагерей. Амета Озенбашлы этапируют сначала на Беломорканал, затем на
Дальний Восток, где в марте 1934 г. он досрочно освобождается без права проживания в
Крыму. После заключения живет в Новосибирске, затем в Павлограде Днепропетровской
области, где работает врачом.
Во время Второй мировой войны Озенбашлы возвращается в Крым, здесь ему
предлагается сотрудничество с оккупационными властями, но он отказывается. В конце
августа 1943 г. Озенбашлы вызывают к немецкому командованию, где в приказном
порядке ему объявляют, что он обязан выступить перед своим народом в защиту
оккупационного режима. Но вместо призывов к сотрудничеству Озенбашлы, наоборот,
опираясь на исторические примеры, предостерегает от такой позиции и в обращении к
народу выдвигает на первый план национальные права крымскотатарского народа. После
этого собрания, опасаясь ареста, Амет Озенбашлы домой не возвращается, а выезжает в
Одессу. Здесь он устанавливает контакты с крымскотатарской диаспорой Румынии, с их
помощью получает разрешение властей на въезд в эту страну. После ввода в Румынию
советских войск Озенбашлы повторно арестован и доставлен в Москву. В сентябре 1947 г.
он приговорен к лишению свободы на 25 лет. Срок отбывает в КомиАССР, но из-за
болезни ног его освобождают в 1955 г.
После заключения Амет Озенбашлы выезжает в г. Ходжент (Таджикистан) к своей сестре
Наджие, где проживали его дети Дилявер и Мерьем. Годы, проведенные в лагерях, никак
не отражаются на его характере. Он остается таким же отзывчивым, доброжелательным,
доверчивым, всегда старается прийти людям на помощь. В Ходженте он продолжает
деятельность врача-невропатолога.
Жизнь Амета Озенбашлы прервалась 4 декабря 1958 г., его похоронили на старинном
Ходжентском кладбище. 8 августа 1993 г. согласно завещанию покойного его останки
были перезахоронены на территории старинного мусульманского университета XV в.
Зынджырлы медресе рядом с могилой Исмаила Гаспринского.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

ВЕЛИ ИБРАИМОВ
Вели Ибраимов (1888—1928 гг.) — выдающийся общественно-политический деятель,
делегат I Курултая крымскотатарского народа (1917г.). Будучи председателем крымского
правительства в 1920-е гг., впервые после аннексии Крыма вынес на государственный
уровень решение политических, социально-экономических и культурных проблем
крымскотатарского народа, за что был репрессирован сталинским режимом.
Родился Вели Ибраимов в 1888 г. в Симферополе, проучился в школе до 12 лет, рано
начал трудовую деятельность. Работал грузчиком, кассиром, типографским рабочим.
Сотрудничая в газетах "Ветан хадими" ("Слуга Отечества") и "Терджиман", учится и
приобщается через крымскотатарских лидеров Абдурешида Медиева и Исмаила
Гаспринского к активной общественной работе на благо своего народа. Близко знал
Номана Челебиджихана, Амета Озенбашлы, Джафера Сейдамета и других видных
крымскотатарских деятелей, был членом национальной партии Милли Фирка. Принял
участие в первой русской революции. До 1914 г. активист культурно-просветительного
общества "Акъмесджит" в Симферополе. В 1916 г. был избран здесь председателем
крымскотатарского рабочего союза.

В марте 1917г. Вели Ибраимов становится делегатом I и II Всекрымских мусульманских
съездов. В 1924г. назначается председателем Центрального исполнительного комитета
Крымской автономной советской социалистической республики. Здесь раскрываются его
выдающиеся способности руководителя и государственного деятеля.
Несмотря на то, что он был назначен партийным руководством для послушного
претворения в жизнь "политики партии в национальных окраинах", Ибраимов активно
взялся за решение проблем своего народа. За короткий срок в местных органах власти, в
центральных и районных аппаратах значительно увеличился процент работающих здесь
крымских татар. В сфере национального образования тоже был сделан большой прорыв —
повсеместно открываются крымскотатарские школы и техникумы, скоро их число
достигает 300, издаются книги, учебники. Создаются национальные сельсоветы,
проводится специальная программа по охране и изучению памятников истории и
культуры. Он противостоит тотальной коллективизации Крыма, старается смягчить
политику раскулачивания.
В 1921—1923 гг. в Крыму свирепствует голодомор. Вели Ибраимов с соратниками
неоднократно обращается к руководству партии с предложением признать республику
голодающим регионом и свернуть здесь продразверстку, но вместо этого вывоз из Крыма
запасов зерна и продовольствия (включая запас семян) увеличивается. Последствия
голодомора в Крыму многие годы никто не определял, лишь Вели Ибраимов осмелился
огласить реальное количество жертв — "около 76000 татарского населения".
В разрез официальной линии Москвы, направленной на переселение евреев из России,
Украины, Белоруссии в Крым с последующим созданием здесь еврейской национальнотерриториальной автономии, Вели Ибраимов и его коллеги разработали план переселения
20 тыс. крымских татар из Турции, Румынии, Болгарии. Но его реализация срывается, и
тогда Ибраимов проводит кампанию по переселению части крымских татар из
густонаселенного горного и Южного берега Крыма в крымские степи с наделением их
землей. Попутно в места вербовки евреев отправляются его соратники, которые
агитируют их не ехать в Крым, так как это приведет к межэтническому дисбалансу, тем
более что еще не были устранены последствия голодомора в Крыму. Вели Ибраимов
пытается разъяснить руководству страны ошибочность такого решения, однако
центральной властью принимается постановление о немедленной передаче еврейским
переселенцам в Крыму еще 55 тыс. га земли. Но председатель КрымЦИКа не подчиняется
этому решению.
Против Вели Ибраимова собирают компрометирующий материал, который очень быстро
был использован специальной комиссией Центрального Комитета партии для открытия
уголовного дела. Ему предъявили обвинение в причастности к убийству и краже
государственных денег. 15 января 1927 г. его вызывают в Москву, и в тот же день по делу
В. Ибраимова состоялся суд высшей партийной инстанции. В. Ибраимов не признал ни
одного пункта неумело сфабрикованного уголовного Дела. Но он был арестован, а вместе
с ним и 15 его коллег.
23—28 апреля 1928 г. в Симферополе состоялась выездная сессия Верховного Суда
РСФСР. 28 апреля В. Ибраимову вынесли смертный приговор, а 9 мая этого же года он
был расстрелян. Так закончился один из первых и крупнейших политических процессов
сталинского режима, явившийся началом репрессий против национальных общественных
деятелей, которые помогли утвердиться большевизму на национальных окраинах. По
плану построения большевистской империи им отводилась печальная участь жертв. По
воспоминаниям сына В. Ибраимова Тимура, за год до ареста сам Вели Ибраимов в беседе

с Бекиром Умеровым высказывался по этому поводу так: "Поигрались с нами, Бекир.
Поигрались. Теперь будут убивать...".
В Крыму после его расстрела началась первая волна репрессий крымскотатарских
общественных деятелей, интеллигенции.
Реабилитирован решением Верховного Суда Российской Федерации 20 июня 1990 г.
Диляра АСАНОВА

БЕКИР ЧОБАН-ЗАДЕ
Выдающийся ученый-тюрколог Бекир Чобан-заде (1893—1937 гг.) внес неоценимый
вклад в изучение языка и литературы не только своего народа, но и в развитие
языкознания и литературоведения многих тюркских народов. Как поэт Чобан-заде вошел
в число классиков крымскотатарской литературы.
Бекир Чобан-заде родился 15 мая 1893г. в г. Карасубазаре. По окончании начальной
школы мальчика, показавшего блестящие знания на выпускных экзаменах, на средства
Мусульманского благотворительного общества направляют в 1908 г. на обучение в
Стамбул. Одновременно с обучением на словесном отделении лицея юноша учится на
трехгодичных курсах арабского и французского языков при Стамбульском университете,
после окончания получает право преподавания этих языков в средней школе и лицеях.
Здесь же Бекир Чобан-заде втягивается в общественную жизнь крымскотатарской
молодежи, обучающейся в вузах Турции. В 1914 г. Бекир Чобан-заде возвращается в
Крым и вскоре направляется в Одессу с целью продолжить обучение —
усовершенствовать свои знания русского языка. В Одессе молодого Бекира Чобан-заде
призывают в армию и направляют на действующий фронт. В конце 1914 г. Бекир Чобанзаде попадает в плен и оказывается в Будапеште.
Здесь Бекир Чобан-заде стремится продолжить образование и поступает на историкофилологический факультет Будапештского университета, который успешно заканчивает в
1918 г. В этот период проявляется его влечение и подготовленность к самостоятельной
научной работе — и Бекиру Чобан-заде предлагают остаться в стенах Будапештского
университета для подготовки докторской диссертации.
В мае 1919 г. Бекир Чобан-заде успешно защищает докторскую работу на тему
"Кажущиеся сингармонические несоответствия в "Кодексе Куманикусе". Талантливого
исследователя приглашают на преподавательскую работу в Восточную Академию. Здесь в
Будапеште происходит и становление поэтического дарования Бекира Чобан-заде. В
чудом сохраненном до наших дней поэтическом дневнике "Къавал сеслери" ("Звуки
свирели") (1919—1920 гг.) молодой поэт изливает тоску по родине — здесь наиболее
проникновенные и печальные его стихи: "Анам" ("Моя мама", 1915г.), "Сув анасы"
("Русалка", 1917г.), "Яз акъшамы, уй алдында" ("Летним вечером у дома", 1917 г.),
"Тувдым бир уйде" ("Родился в одном я доме", 1917 г.) и прочие. Кроме стихов в дневнике
есть много конспектов, выписок, цитат из учебной литературы на французском, немецком,
венгерском языках — яркое свидетельство впечатляющей широты интересов и эрудиции
молодого Бекира Чобан-заде. К этому же периоду относятся его научные публикации в
журнале "Туран" и статьи в стамбульских газетах.
В 1920 г. Бекир Чобан-заде возвращается в Крым с надеждой применить полученные
знания на благо своего народа, родного края. Имя молодого ученого уже было хорошо

известно в Крыму, и его выбирают профессором Таврического университета, где он
преподает на факультете востоковедения. После установления в Крыму советской власти
Бекира Чобан-заде приглашают на работу в губернский отдел народного образования на
должность заведующего татарским отделом. На первом Крымском съезде Советов Бекира
Чобан-заде выбирают членом ЦИК Крымской АССР.
Период до 1928 г. в жизни Бекира Чобан-заде характеризуется насыщенной и
плодотворной научной и литературной деятельностью. Многочисленные научные
выступления, публикации, а также изданные им новые стихи делают Бекира Чобан-заде
широко известным и за пределами Крыма. Летом 1924 г. профессора Бекира Чобан-заде
приглашают в Баку для работы в Комитете нового тюркского алфавита (НТА) в качестве
ученого-консультанта. В 1927 г. он становится председателем научного совета
Всесоюзного ЦК НТА. В Азербайджанском государственном университете Бекира Чобанзаде избирают профессором кафедры азербайджанского языка и литературы, а в 1925—
1927 гг. Чобан-заде возглавляет Восточный факультет университета, где преподает:
введение в тюркологию, тюрко-татарскую диалектологию, сравнительную грамматику
тюркских языков, орхонские и древнеуйгурские памятники, методику преподавания
азербайджанского языка и литературы, новейший период тюрко-татарской литературы,
С 1925 г. Бекир Чобан-заде также принимает участие в работе Азербайджанского
терминологического комитета, где руководит гуманитарной секцией.
В1926 г. в Баку проходит Всесоюзный тюркологический съезд, на который были
приглашены 24 ученых-тюркологов из разных стран, среди которых были и учителя
Чобан-заде из Будапештского университета. Бекир Чобан-заде входит в состав
оргкомитета съезда и вместе с коллегами с Восточного факультета АзГУ ведет
организационную и научно-методическую работу, является членом редакционной
коллегии по изданию бюллетеня съезда, выпустившей затем стенографический отчет. На
этом съезде о нем узнали как о выдающемся ученом-организаторе и блестящем тюркологе
с энциклопедическими знаниями в различных областях гуманитарных наук, услышали его
талантливые поэтические произведения.
В этот же период Чобан-заде пишет и издает ряд учебников крымскотатарского языка и
литературы для школ и высших учебных учреждений, в которых обучение
осуществлялось на крымскотатарском языке.
Работа Бекира Чобан-заде далеко от Крыма была вызвана не только потребностью в его
широких знаниях, но и притеснениями крымской власти такого яркого представителя
крымскотатарской интеллигенции. Окрепшая советская власть видела в национальной
элите народов СССР опасность для себя и для устанавливаемого ею авторитарного
режима в государстве. Поводом для начала открытых нападок на Бекира Чобан-заде
послужило его кратковременное пребывание в 1920 г. в составе руководства
крымскотатарской политической партии Милли Фирка. Начиная с 1928 г. во всех
крымских газетах, которые к тому времени уже тотально контролировались властью,
постоянно публикуются статьи, в которых Бекиру Чобан-заде предъявляют обвинения в
"буржуазном национализме", "пантюркизме", благосклонности к буржуазной методологии
в языковедении, которые в те времена расценивались как приговор. В Крыму, в
особенности после расправы над председателем Крымского ЦИК Вели Ибраимовым,
репрессии против крымскотатарской интеллигенции набирают страшные обороты.
И, тем не менее, власть не отваживается сразу совершить расправу над ученым, который
имел к тому времени высокий научный авторитет не только в СССР, но и за его

пределами. Перу Бекира Чобан-заде принадлежит большое количество научноисследовательских работ (больше 120) и статей по вопросам алфавита, орфографии,
терминологии тюркских языков (крымскотатарского, азербайджанского, узбекского,
туркменского, казахского, турецкого и других), а также венгерского, немецкого,
французского. Кроме этих языков ученый владел также армянским, грузинским и
польским языками.
Действительный член Азербайджанского филиала Академии наук СССР Бекир Чобан-заде
работает в вузах Азербайджана, преподает в вузах Узбекистана, где в 1930—1934 гг. по
совместительству возглавляет кафедру узбекского языка в Ферганском педагогическом
институте, в 1935 г. читает лекции в Ташкентском университете и Бухарском
педагогическом институте. В марте 1935г. Бекира Чобан-заде выбирают членом
Парижского лингвистического общества.
Бекира Чобан-заде арестовали 28 января 1937 г. в Кисловодске, где он находился на
лечении. Суд над ним состоялся в Баку 12 октября этого же года и продолжался всего 20
минут. Бекиру Чобан-заде вынесли смертный приговор без права обжалования. Приговор
был выполнен на следующий день — Бекира Чобан-заде казнили вместе с большой
группой ученых, писателей, журналистов, которым советский режим также вынес
смертный приговор.
Реабилитирован решением Верховного Суда СССР 25 июня 1957 г.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

ДЕПОРТАЦИЯ
Исторические предпосылки депортации. Истоки депортации берут свое начало в сложных
отношениях Российского государства с Крымским ханством. Претендуя на территории
бывшей Золотой Орды, Россия еще в XVI в. покорила Казанское, Астраханское,
Сибирское ханства, Ногайскую Орду. И только в конце XVIII в. Российской империи
удалось аннексировать Крымское ханство. В качестве варианта царским правительством
неоднократно рассматривалась возможность поголовного выселения коренного
населения, но было решено проводить политику постепенного его вытеснения с
полуострова. В судьбе крымскотатарского народа наступает "черное столетие", во время
которого его численность из-за вынужденной эмиграции сокращается в пять раз, с более
500 тыс. в 1778 г. до 103 тыс. в 1870 г.
Падение царизма и установление советской власти в Крыму не изменили положения.
Наоборот, военные действия, грабительские конфискации и продразверстка, голод 1921—
1923 гг., коллективизация, репрессии, усиленный приток мигрантов из России и Украины
усугубили бесправие крымскотатарского народа и привели к сокращению его численности
(см. карту № 13).
Подготовка и осуществление депортации. Реализовать идею "Крым без крымских татар"
решилось коммунистическое советское правительство. Для него это стало возможным с
началом войны между СССР и Германией. Неудачи при обороне Крыма, который уже к
осени 1941 г. был полностью оккупирован немцами, провал партизанского движения,
возобновление традиционно подозрительного отношения к "инородцам" среди русской
части населения способствовали созданию мифа о якобы поголовном сотрудничестве
крымских татар с оккупантами. В июле 1942 г. руководители партизанского движения
Крыма А.Н. Мокроусов и А.В. Мартынов направили руководству страны докладную с

дезинформацией, что "подавляющее большинство крымских татар горной и предгорной
частей пошло за фашистами".
Весной 1944 г. в только что освобожденном от оккупантов Крыму активно
осуществляются различные меры по "очистке территории от антисоветских элементов",
предпринимаемые НКВД и НКГБ*. В Крым были дополнительно мобилизованы 20 тыс.
солдат. 10 мая Берия докладывал Сталину: "Учитывая предательские действия крымских
татар против советского народа и исходя из нежелательности дальнейшего проживания
крымских татар на приграничной окраине Советского Союза, НКВД СССР вносит на
Ваше рассмотрение проект решения ГКО о выселении всех татар с территории Крыма". 2
апреля и 11 мая 1944 г. за подписью Сталина принимаются специальные постановления о
выселении всех крымских татар из Крыма в Узбекистан, а дополнительным
постановлением от 21 мая 1944 г. предписывалось их переселение в некоторые области
России.
В Крыму в апреле, а затем в начале мая в срочном порядке были проведены две переписи
крымских татар. 10 мая ничего не подозревавших жителей многих горных и предгорных
сел погнали на ремонт дорог, где они трудились целую неделю. 18 мая по этим дорогам их
всех вывезут из родных мест. Накануне депортации в апреле — первой половине мая
среди крымских татар стала проводиться кампания по формированию трудовой армии.
Людей, среди которых было много подростков, не спрашивая их согласия, отправляли в
трудовые лагеря на Север, Урал, где использовали их труд на строительстве дорог,
заводов, на лесозаготовках. В лагерях г. Рыбинска (Россия) находилось около 2 тыс.
человек, целый эшелон крымских татар был отправлен в Казахстан в лагеря близ г.
Гурьева. В Куйбышевской области (Россия) крымских татар содержали в действующих
исправительно-трудовых лагерях, где над ними, ослабленными и полуголодными,
издевались уголовники.
Если мобилизация 1941 г. лишила крымскотатарские семьи их опоры — мужчин самого
работоспособного возраста, а оккупация в корне подорвала материальные основы
существования, то трудовая армия вычистила из Крыма тех оставшихся мужчин и
подростков, на которых хоть как-то держались большие, как правило, многодетные
крымскотатарские семьи. Поэтому средняя семья встретила акцию по депортации уже
обессиленной, малоспособной к выживанию, до предела экономически и морально
угнетенной и беспомощной.
В республиках, куда должны были быть высланы крымские татары, шла подготовка к их
приему. Берия от руководства Узбекистана получил докладную, что "подготовка к приему
и распределению спецпереселенцев в Узбекской ССР в основном закончена".
Ранним утром 18 мая 1944 г. началась операция по высылке крымских татар. Вот как
описывает события один из исполнителей этой операции А. Веснин: "...9 мая 1944 г.
литерным эшелоном (нигде не останавливаясь) наша часть войск прибыла в Крым... В
ночь на 18 мая мы были подняты в "ружье" и несколько часов куда-то шли по бескрайней
степи. В 3 ч. 30 мин. утра подошли к степному аулу Ойсул, только тогда нам сообщили
цель нашей операции — выселение татар. Ручные пулеметчики остались в оцеплении, а из
остальных были сформированы тройки во главе с сержантами, офицерами и...
оперативниками. В 4.00 началась операция. Мы заходили в дома и объявляли: "Именем
Советской власти! За измену Родине вы выселяетесь в другие районы Советского Союза".
Операция подготовлена была блестяще: в аул прибыло столько новеньких американских
"фордов" и "студебеккеров", что они вывезли все население за одну ходку на ближайшую
железнодорожную станцию... Старуха, обезумев от горя и неожиданности, бросилась

бежать в степь, и была срезана пулеметной очередью; безногого инвалида, на днях
вернувшегося из госпиталя домой и заявившего о своих правах, волоком потащили к
машине и, как куль муки, бросили в кузов... 20 минут на сборы и груза — что унесешь в
руках. К тому же было организовано соревнование между группами: кто раньше закончит
свой участок...".
Очевидец этого трагического дня рассказывает: "Людей загнали на кладбище, со всех
сторон оцепленное пулеметами. Детей стали забирать от родителей, говоря, что старших
расстреляют, а детей отправят в детские дома. Так их держали (отдельно) 3—3,5 часов. За
это время некоторые матери потеряли рассудок. Одна женщина, у которой было трое
детей (старший —11 лет), взяла веревку и повязала детей за руки, чтобы они попали в
один детский дом и не разбрелись". "Нередко женщины во время сборов до отправки
теряли сознание от картин издевательств над детьми и стариками. Тогда их, молодых и
старых, волокли по улицам в нездоровом азарте молодые парни — солдаты, а потом,
схватив за руки и ноги, закидывали, гогоча, в кузов — так было не только в Узунджи
Балаклавского района...". Все это происходило одновременно по всему Крыму.
Операция была успешно завершена к 16 часам 20 мая: 67 эшелонов, битком набитых
крымскими татарами, были отправлены на восток, в Среднюю Азию и на Урал. Паша
Халид, которому в момент высылки было 8 лет, вспоминает о том, как происходила
отправка людей: "При погрузке разделили семьи. Все, кто был в вагонах, были
ошарашены происходящим, никто ничего не понимал... В вагонах были преимущественно
женщины, старики, дети. В Саратове нас пересадили в баржи. Пять дней ни у кого
маковой росинки во рту не было — не кормили, пока не привезли в Марийскую АССР".
Жителей отдаленного рыбацкого поселка на Арабатской стрелке Крымского полуострова
"забыли" выслать вместе со всем народом. Спохватившись через некоторое время,
недолго думая, так как отчет об успешном завершении операции был уже сдан высшему
руководству, их погрузили в баржи и, отбуксировав далеко в море, потопили.
По окончательным данным НКВД, из Крыма были депортированы 191014 крымских
татар, по партийным источникам, — 194111. Запланированные к высылке 47 тыс. семей
крымских татар покинули Крым. После войны к ним были направлены демобилизованные
мужчины и те крымские татары, которые проживали в других республиках.
Трагедия 18 мая 1944 г. навсегда вошла в историю нации как День памяти жертв
депортации крымскотатарского народа, отмечаемый ежегодно со второй половины 1960-х
гг.
Диляра АСАНОВА,
Эльведин ЧУБАРОВ

СПЕЦКОНТИНГЕНТ
Начавшаяся 18 мая 1944 г. спецоперация по выселению всех крымских татар из Крыма,
подготовленная и проведенная органами НКВД и НКГБ СССР во главе с Берией,
закончилась к началу июля этого же года. Обвиненный в измене и депортированный со
своей Родины крымскотатарский народ с особым статусом "спецконтингента" оказался по
распоряжению высшего руководства страны в местах высылки в жестких условиях
комендантского режима.

Крымские татары направлялись в следующие республики: Узбекистан — 37046 семей, что
составляло 151086 человек (по данным архивов 9-го отдела КГБ и 4-го спецотдела МВД
УзССР, на 1 июля 1944 г. в республику прибыло 35750 семей в количестве 151424
человек), Казахстан — 2426 семьи (1666 взрослых), Башкирию — 284 семьи, Якутию —
93 семьи, Горьковскую область России — 679 семей (2376 человек), Молотовскую — 2342
семей (10002 человека), Свердловскую — 902 семьи (3591 человек), Ивановскую — 157
семей (548 человек), Костромскую — 1957 семей (6338 человек), Марийскую республику
— 2291 семей (9178 человек). После завершения боевых действий к ним присоединились
демобилизованные крымские татары. Большая часть крымскотатарского народа была
отправлена в Узбекистан, так как набиравшее темпы производство республики остро
нуждалось в дешевой рабочей силе.
Не понимающих, что происходит, больных и истощенных изнурительной, долгой дорогой
и голодом людей, в основном женщин, инвалидов, стариков и детей, в жаркий летний
день высадили на железнодорожных станциях, где их встречало местное население,
заранее подготовленное и враждебно настроенное против едущих к ним "предателей
социалистической родины".
По прибытии крымские татары в местах высылки оказались в условиях жесткого
комендантского режима, нарушение которого очень сурово каралось. Комендантский
режим становился одной из форм всеобъемлющего контроля и дискриминации
крымскотатарского народа, оказавшегося по воле советского руководства вне закона.
Вот некоторые воспоминания очевидцев: "Татарин не имел права посетить соседний
район, если даже там мать умерла. Поймают на похоронах — 25 лет каторги, так и не
возвращались люди. Житель Аи-Василя бывший партизан Эмир при депортации попал в
поселок ГЭС-1 Ташкентской области. Его невеста жила неподалеку, в ГЭС-3. За то, что он
навестил ее, ему дали 20 лет лагерей, там он и сгинул. За посещение соседней деревни (в
том же районе!) 18-летнюю П. Шабанову осудили на 25 лет тюрьмы" (В. Возгрин,
"Ссылка", газета "Голос Крыма", 2000 г., № 21—23).
Дискриминация проявлялась и в том, что большинство крымскотатарских детей и
молодежи из-за ограничений спецпоселений и комендантского режима не могли
реализовать свое право на образование. Хотя это противоречило пунктам так называемой
программы обустройства переселенцев, принятой специальным постановлением
руководства страны.
На самом деле программа по обустройству переселенных крымских татар, согласно
которой они должны были быть обеспечены жильем, продуктами питания, материалами
для строительства дома и обустройства, финансовой помощью и многим другим в счет
всего оставленного на родине, на местах отсутствовала и если реализовывалась, то с
большими нарушениями. Все было пущено на самотек в духе советской
партноменклатуры.
Так называемая помощь до крымских татар если и доходила, то в мизерных количествах.
Продуктами питания (несколько десятков грамм хлеба) обеспечивались только
работающие на производстве. Неработающие дети, немощные старики, инвалиды,
женщины с малыми детьми были предоставлены сами себе и погибали от голодной
смерти. Та же ситуация происходила и с медикаментами, которых катастрофически не
хватало в охваченных эпидемией тифа, малярии, дизентерии, гепатита местах
компактного расселения крымских татар.

Руководители различных уровней рапортовали в центр об обеспечении ссыльных жильем,
на самом же деле это были углы в бараках, строения без окон и дверей, без печей и
необходимой мебели, землянки, которые зачастую обессиленные женщины и дети
должны были рыть сами. Вот как это описывают в своих свидетельствах очевидцы: "В
Бекабаде людей привезли в пустынную местность и предложили самим копать землянки...
В Бухарской области... предоставили нечто вроде берлог". "Вырыты, как норы, метра
полтора в глубину, потому что я нагнувшись заходила. Дверей нет (побольше дырка), да с
левого боку маленькая дырка для окна, 30 см. Нет постели, нет кровати, вообще пусто,
сырая земля и мы...". В Ак-Курганском районе было гораздо лучше, предоставили
глинобитные домики, но и они почему-то не имели окон и дверных полотен..." (В.
Возгрин, там же). Таким жильем были обеспечены в Узбекистане к концу 1944г. из 37235
семей только 23635.
Отсутствие элементарных санитарно-бытовых условий, скученность и, как следствие —
эпидемии различных болезней, непривычный жаркий климат в Средней Азии и холодный
— на Урале, нехватка продуктов питания, анемия, тяжелый физический труд на полях и
промышленных стройках, которым были заняты практически все, кто мог мало-мальски
держать хотя бы лопату в руках, — все это усугубляло и без того тяжелое положение
крымских татар и привело к большой смертности среди них. По данным архивных
материалов 9-го отдела КГБ и 4-го спецотдела НКВД УзССР, только в одном Узбекистане
"с мая 1944 г. по 1 января 1945 г. умерло 13592 человека... за период с января 1946 г.
умерло 13183 человека, из них 2562 мужчин, 4525 женщин и 6096 детей до 16 лет".
Показатели заболеваемости различными болезнями среди "спецконтингента" были во
много раз выше, чем у местного населения. Так, только к концу июля 1944 г. "число
заболевших малярией и желудочно-кишечными болезнями составило в Наманганской
области (13097 чел.) — 40%, Самаркандской (1309 чел.) — 100%, в Бухарской области
эпидемией охвачены многие совхозы". "Высок был процент заболеваемости среди
крымских татар тифом и дизентерией. Например, по совхозу Фархадстроя ("Дальверзин2") весной 1945 г. был зарегистрирован 351 человек... Только по одному подсобному
хозяйству из 1444 человек насчитывалось до 200 истощенных, из них 101 —
безнадежных". Подобная ситуация наблюдалась во всех регионах проживания крымских
татар в совхозах и колхозах, рабочих поселках промышленных объектов в течение
нескольких лет.
Только 28 апреля 1956 г. крымские татары специальным указом руководства страны были
освобождены от ограничений комендантского режима. За период депортации и первые
годы ссылки крымскотатарский народ, по данным Крымскотатарского национального
движения, потерял 46,2% от общей численности. Учитывая последствия этой трагедии,
можно с полным основанием говорить о целенаправленной политике геноцида против
крымскотатарского народа, нанесшей необратимые последствия, которые сказываются и
по сей день.
Диляра АСАНОВА,
Эльведин ЧУБАРОВ

НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКИХ ТАТАР В 1956—1969 ГГ.
С потерей государственности крымских татар и аннексией Крыма Российской империей в
1783 г. начинается национально-освободительная борьба крымскотатарского народа.
Приобретая на разных этапах формы и методы от открытого вооруженного восстания до
культурно-просветительской деятельности, от прошений в адрес правителей до митингов
и акций протеста, она то затихала, то разгоралась с новой силой. История борьбы

отмечена драматическими событиями и именами национальных героев, отдавших свои
жизни в жертву за восстановление прав народа. С новой силой Национальное движение
стало разрастаться после депортации 1944 г.
Борьба за возвращение в Крым. В начале 50-х гг. XX ст. в местах ссылки
крымскотатарского народа в республиках Средней Азии активизируется Национальное
движение за возвращение на Родину и восстановление своих прав. Основы движения
закладывают активные представители народа, среди которых вначале было много
коммунистов, бывших фронтовиков, партизан, подпольщиков. С 1956 г. они направляют в
Москву обращения в адрес центрального руководства СССР, под которыми
подписываются тысячи крымских татар. В обращениях высказывается просьба вернуть
крымскотатарский народ на его Родину и восстановить автономную республику в Крыму.
Кроме всенародных обращений, в центральные органы власти крымскими татарами
направлялись индивидуальные и коллективные письма с такими же требованиями. Но
зачастую все они оставались без ответа, а инициаторы составления документов и авторы
писем подвергались гонениям. Это было началом петиционной кампании, которая
впоследствии широко развертывается и становится активной формой борьбы на первых
этапах движения.
Несмотря на первые неудачи, организаторы движения не падают духом и начинают
длительную работу по объединению соотечественников. С осени 1957 г. появляются
первые инициативные группы, которые к середине 1960-х гг. уже действуют практически
во всех населенных пунктах. Движение сначала разворачивается в Узбекистане, затем в
Казахстане, Таджикистане, Киргизстане, России. Инициативные группы создавались по
территориальному принципу: уличная — сельская (поселковая) — городская — районная
— областная (региональная) — республиканская. Инициативником (такое название
членов инициативных групп укоренилось и широко употреблялось в народе) мог стать
каждый крымский татарин, кто всячески помогал движению и вносил свою лепту в
общенародное дело. В инициативной группе было свое ядро — несколько человек,
пользующихся моральным авторитетом у населения. В ядро Узбекистанской
республиканской инициативной группы — органа, фактически руководившего
движением, входили Джеппар Акимов, Бекир Османов, Мустафа Селимов, Мустафа
Халилов, Амза Аблаев и др. К середине 1960-х гг. в городах Ташкент, Чирчик, Янгиюль,
Бекабад, Самарканд и Фергана образуются региональные центры движения.
На собраниях инициативной группы обсуждалась подготовка к какому-нибудь
мероприятию, событию или акциям, избирались голосованием представители
крымскотатарского народа (делегаты), сообщалось о решениях Республиканского
совещания (высшего консультативного органа), зачитывались информации (подпольные
бюллетени). Инициативники, кроме сбора подписей и средств на организацию выезда
делегатов в Москву, оплату адвокатов, защищающих крымских татар на политических
процессах, выпускали подпольную литературу. Республиканское совещание созывалось
ежемесячно. В нем участвовали лидеры наиболее влиятельных и активных региональных
инициативных групп. Совещание вырабатывало дальнейшую стратегию, тактические
шаги движения, утверждало окончательный план действий.
Таким образом, для движения были характерны демократичность, массовость, отсутствие
иерархической структуры (внешне оно выглядело даже хаотичным), поддержка и развитие
инициатив, полулегальная деятельность, лояльность к советской власти и
коммунистической партии, которые должны были решить крымскотатарский
национальный вопрос.

Период наибольшей активности. С 1964 г. в Москве организовывается Постоянное
представительство крымских татар, представлявшее собой периодически сменяющуюся
делегацию народных представителей. Решение направить народного делегата выносила
местная инициативная группа, а утверждала республиканская. Делегату выдавался мандат
— документ, в котором были отражены его полномочия и основные требования народа.
Выехавшего из Москвы народного делегата заменял другой, что позволяло обеспечивать
постоянное присутствие в столице крымскотатарских представителей.
Здесь они регулярно оповещают государственных чиновников, руководителей различных
научных учреждений, редакций центральных газет и журналов, известных писателей,
ученых, общественных деятелей о национальном вопросе своего народа. Основной целью
делегатов было добиться приема у руководства страны. Это им удавалось в 1957, 1965,
1967гг., когда делегации крымских татар были приняты на высшем государственном
уровне. Кроме этого, делегаты устраивали акции, митинги, приуроченные к различным
событиям и знаменательным датам (обычно это было 18 мая — день депортации и 18
октября — образование Крымской АССР). В такие дни в Москве находилось до
нескольких сотен народных делегатов. Власти устраивали на них облавы по всему городу,
арестовывали и под охраной выдворяли из столицы, иногда снаряжая для этого
специальный поезд.
В 1966 г. инициативники провели самостоятельно без государственной поддержки
перепись крымскотатарского населения, в результате которой смогли установить
реальную численность своего народа и количество жертв во время депортации и в первые
годы ссылки, число погибших на фронтах последней войны, героев Советского Союза и
орденоносцев.
1966—1969 гг. отмечены наибольшей активностью крымских татар. В движение приходят
оппозиционно настроенные к коммунистическому режиму люди, они уже не просят, а
требуют восстановить права своего народа. Широко в движение вливается молодежь.
Зарождаются новые формы борьбы. В местах проживания народа и в Москве
организуются и проводятся многочисленные митинги, демонстрации, акции,
приуроченные к знаменательным датам. Однако они жестоко подавляются властями.
Часть активистов устанавливает связь с зарождающимся в стране правозащитным
движением. Через таких известных диссидентов, как Алексей Костерин, Андрей Сахаров,
Петр Григоренко и др., о проблеме крымскотатарского народа и его Национальном
движении становится известно за рубежом. Известные радиостанции "Свобода", "Голос
Америки" и др. передают репортажи о нарушениях прав крымских татар.
Под давлением многотысячных митингов крымских татар руководство страны вынуждено
5 сентября 1967г. принять Указ Президиума ВС СССР, который признал
необоснованность огульных обвинений в адрес крымскотатарского народа, но не
реабилитировал его полностью. Крымским татарам разрешалось поселяться по всей
территории страны, но были приняты меры по недопущению их на Родину в Крым.
Несмотря на это, в Крым самостоятельно выезжают сотни крымскотатарских семей. Но
они попадают под маховик государственных репрессий: им не оформляют документы на
купленные дома, их не прописывают, не принимают на работу, детей — в школу.
Приобретенные крымскими татарами дома по распоряжениям властей разрушаются
бульдозерами, семьи выдворяются за пределы Крыма, а особо активных сажают в тюрьмы
за "нарушение паспортного режима".

Попытки массового возвращения народа в Крым и сближение с правозащитниками
вызывают усиление репрессий против участников движения во всех регионах проживания
крымских татар. В 1968—1969 гг. известные активисты и правозащитники Мустафа
Джемилев, Илья Габай, Петр Григоренко, Решат Джемилев, Юрий Османов, Роллан
Кадыев и многие другие по сфабрикованным уголовным делам осуждаются на различные
сроки лишения свободы.
Диляра АСАНОВА,
Эльведин ЧУБАРОВ

НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКИХ ТАТАР В 1970—1991 ГГ.
В этот период Крымскотатарское национальное движение проходит через стадии
снижения, а затем резкого повышения своей активности. Оно приобретает новые
организационные формы, приведшие к созыву национального съезда Курултая и выборам
на нем представительного органа — Меджлиса крымскотатарского народа. Основным
достижением Национального движения можно считать начало массового
самовозвращения народа на свою родину.
В 70-ые гг. постепенному спаду активности способствовали многочисленные суды и
обыски активистов Национального движения, гонения против вернувшихся в Крым
крымских татар, разногласия во взглядах на методы борьбы и разделение на течения
внутри движения. Уже не так часто удается собрать многотысячные подписи под
различными обращениями и письмами к руководству страны. Если под народными
обращениями к очередным съездам компартии в 1966 г. и 1971 г. было собрано
наибольшее количество подписей —130 тыс. и 60 тыс., то уже под обращением к XXV
съезду в 1975 г. стояло 20 тыс., а под Кассационным заявлением Л. Брежневу в 1977 г. и
Всенародным протестом в 1979 г. удалось собрать по 4 тыс. подписей. Митинги и
собрания теперь уже происходят по особо важным датам и собирают не так много
участников.
Несмотря на неудачные попытки самовозвращения сотен крымскотатарских семей в
Крым, инициативные группы продолжали ориентировать свою Деятельность на
организацию возвращения народа. В 1971 г. инициативники Ташкентской области
провели опрос крымских татар об их отношении к возвращению в Крым. Из 18 тыс.
опрошенных взрослых только 11 человек воздержались от ответа и 9 высказались против
возвращения. В этом же году после опубликования результатов очередной всесоюзной
переписи, не обнаружив крымских татар в перечне наций СССР, инициативные группы
собственными силами провели перепись соотечественников во всех местах их
проживания.
В 70—80-ые гг. состоялись судебные процессы и были осуждены (некоторые повторно)
многие активные участники Национального движения, среди них Джеппар Акимов,
Мустафа Джемилев, Юрий Османов, Ролан Кадыев, Айше Сеитмуратова, Решат
Джемилев.
Власти предпринимали различные шаги по пресечению активного возвращения крымских
татар в Крым. Принимались специальные постановления и указы об усилении
паспортного режима в Крымской и близлежащих областях, где зачастую оседали
крымскотатарские семьи после неудачной попытки обосноваться на родине. В 1967—1987
гг. в Крыму были осуждены за нарушение паспортного режима более 300 крымских татар.
Некоторые семьи выдворялись отсюда по несколько раз, а их дома сравнивались с землей.

Эти действия властей имели и трагические результаты. 19 октября 1968 г. убит в тюрьме
35-летний Февзи Сейдалиев, который протестовал на Красной площади в Москве против
выдворения его семьи из Крыма. 46-летний Муса Мамут 23 июня 1978 г. совершил акт
самосожжения, протестуя против попытки повторного выселения своей семьи из Крыма.
19 ноября 1978 г. после провокации местного отделения КГБ* повесился Иззет
Мемедулаев, который приехал в Крым с женой и тремя дочерьми. Он не мог оформить
покупку дома и жил под угрозой судебных преследований, как и многие его
соотечественники.
15 октября 1978 г. союзным правительством было принято постановление № 700 "О
дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области",
упростившее процедуру выселения крымских татар из Крыма. В Москву отправились
сотни народных представителей с требованием прекратить гонения против их
соотечественников в Крыму. Они также добивались ответа на Кассационное заявление Л.
Брежневу, где было высказано требование отменить все законодательные акты, изданные
с 1944 по 1976 г. и грубо нарушавшие права крымскотатарского народа.
В 1977 г. в Узбекистане состоялось совещание представителей инициативных групп,
принявшее решение строить свою деятельность на основе этого заявления, а в ноябре 1979
г. это решение было подтверждено очередным совещанием активистов движения. Была
организована кампания по сбору подписей под групповыми письмами и телеграммами,
адресованными руководству страны, с требованием положительно рассмотреть
Кассационное заявление; направлялись туда и индивидуальные письма и обращения.
Дважды в 1974 г. и 1978 г. власти предпринимают безуспешные попытки "укоренить"
крымскотатарский народ в местах высылки, организуя с этой целью на территории
Узбекистана "автономию" и назначая отдельных крымских татар на руководящие посты.
Но крымскотатарский народ, игнорируя такую автономию, продолжал стремиться в
Крым.
Со второй половины 1980-х гг., когда наметился процесс демократизации страны,
начинается резкий подъем. Национального движения крымских татар.
11—12 апреля 1987 г. в Ташкенте (Узбекистан) состоялось I Всесоюзное совещание
представителей инициативных групп, куда съехались народные представители со всего
Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Украины, России, а также из Крыма. На этом
совещании было принято решение направить к новому руководству страны делегацию
крымских татар для рассмотрения их национального вопроса. Был утвержден текст
общенационального обращения на имя М. Горбачева, под которым за короткий срок было
собрано около 40 тыс. подписей. Поскольку ответа на данное обращение не последовало,
то на состоявшемся 13—14 июня 1987 г. в Ташкенте следующем Всесоюзном совещании
было решено провести в Москве многочисленную мирную демонстрацию с целью
привлечения внимания руководства страны и общественности к крымскотатарской
проблеме. Совещание избрало Центральную инициативную группу (ЦИГ) в составе 15
человек.
По решению ЦИГ со всех мест проживания крымских татар была организована отправка
народных представителей в Москву для проведения там мирных акций. 6 и 23 июля 1987
г. на Красной площади сотни крымских татар провели открытые демонстрации в защиту
своих прав, требуя от руководства страны принять делегацию народных представителей.
В ответ московская милиция с данными ей "особыми полномочиями" по наведению
порядка в столице задерживала и насильно выселяла крымских татар из Москвы.

Митинги протеста последовали во всех местах проживания крымских татар в
Узбекистане, Таджикистане, Краснодарском крае России, Крыму. Мирные демонстрации
разгонялись отрядами милиции, применявшими силу против демонстрантов. 7 октября
1987 г. из г. Тамань Краснодарского края в Симферополь направился пеший марш из 2000
крымских татар, который должен был прибыть в столицу Крыма ко дню образования
Крымской АССР — 18 октября. Но на 7 км от Тамани мирное шествие было оцеплено
многочисленным кордоном милиции, а многие участники задержаны и высланы обратно.
Ко дню образования Крымской АССР, 18 октября, в Крыму, Узбекистане и других местах
проживания крымских татар были намечены митинги, но власти всячески препятствовали
их проведению. В ответ крымские татары в городах Бекабад, Ташкент, Крымск
(Краснодарский край) и Белогорск (Крым) провели многочисленные митинги протеста
против репрессий в отношении их соотечественников.
24 декабря 1987 г. Совет Министров СССР принял постановление о "временном
ограничении прописки для вновь прибывающих" в большинстве городов и районов
Крыма, а также ряде городов Краснодарского края. Но в это же время было
дополнительно объявлено об организованном наборе рабочих в Крым (около 50 тыс.) из
числа жителей Украины и России. Все эти меры срочно принимались против
участившегося за этот год самостоятельного переезда в Крым сотен и тысяч
крымскотатарских семей. Но в Крыму их все также не прописывали и не разрешали
оформить покупку дома.
14 февраля 1988 г. в Симферополе состоялся митинг с участием более 2 тыс. крымских
татар, протестовавших против ущемления их прав. В этот же день с участием такого же
количества людей митинг протеста состоялся и в Геленджике (Россия). А в Ташкент были
стянуты большие силы милиции и войск на бронетранспортерах для предотвращения
намечающегося здесь митинга крымских татар, по городу были устроены облавы, всех
пойманных крымских татар выдворяли за его пределы. С февраля по май 1988 г. митинги
крымских татар в защиту своих прав прошли в различных местах их проживания и в
Москве, отдельные крымские татары объявляли голодовку-протест.
К 44-ой годовщине депортации крымскотатарского народа 18 мая 1988 г. в 22 городах и
поселках страны прошли демонстрации и митинги с участием в общей сложности более
25 тыс. крымских татар. 26 мая 1988 г. у крымского г. Зуи крымскими татарами,
добивающимися прописки в Крыму, был устроен палаточный городок (500 палаток),
разрушенный 3 июня силами около 2 тыс. солдат и милиционеров.
9 июня 1988 г. государственная комиссия по решению проблем крымскотатарского народа
вынесла свое заключение, в котором утверждалось, что "для образования Крымской
автономии нет оснований". Комиссия дала ясно понять, что государство не намеревается
решать вопросы возвращения народа на родину и восстановления его прав.
Волна многотысячных демонстраций и акций протеста крымских татар против решения
комиссии прокатилась по всем местам их проживания и в Москве. 20 июня 1988 г. в пос.
Нижнебаканском Краснодарского края началась забастовка крымских татар, в которой
приняло участие около 5 тыс. человек. Инициативу соотечественников подхватили в
соседних областях и в Узбекистане. 23 июня повсеместно прошли траурные митинги,
приуроченные к 10-ой годовщине самосожжения Мусы Мамута.
26 июня в Ташкенте состоялись митинги и демонстрации крымских татар, в которых
приняло участие около 20 тыс. человек. Милиция и отряды внутренних войск разгоняли

демонстрантов с применением резиновых дубинок и слезоточивого газа. Были избиты и
задержаны несколько тысяч человек. В Москве было задержано, избито и насильно
выслано из города около 900 крымских татар, приехавших сюда выразить перед
делегатами Всесоюзной партконференции протест против репрессий.
С конца июня до середины августа крымские татары провели общенациональную
забастовку, в которой приняли участие тысячи человек из Краснодарского края, Ташкента
и Ташкентской области и других регионов. За "прогулы" были уволены более 1500
человек.
23 июля 1988 г. в годовщину опубликования заявления ТАСС*, где в очередной раз
сообщались ложные и клеветнические измышления по поводу крымскотатарского народа,
в Краснодарском крае прошли митинги и демонстрации крымских татар, в Темрюкском
районе (пос. Сенной) прошла суточная голодовка с участием 500 человек.
29 апреля — 2 мая 1989 г. в г. Янгиюле Ташкентской области состоялось V Всесоюзное
совещание представителей инициативных групп, учредившее общественно-политическую
Организацию Крымскотатарского Национального Движения (ОКНД). Председателем
ОКНД был избран известный правозащитник и национальный лидер Мустафа Джемилев.
Несмотря на сопротивление властей, росли темпы самостоятельного возвращения
крымских татар на родину. Вместе со всем народом постепенно в Крым переместилось и
Крымскотатарское национальное движение. 26—30 июня 1991 г. в Симферополе был
созван национальный съезд крымских татар — II Курултай крымскотатарского народа,
объединивший большинство инициативных групп и организаций Национального
движения. Делегаты Курултая избрали представительный орган — Меджлис
крымскотатарского народа, состоящий из 33 человек и работающий на постоянной основе.
С этого времени борьба народа переходит на новый уровень — утверждение и
самоопределение у себя на родине.

* КГБ — Комитет государственной безопасности.
* ТАСС — Телеграфное агентство Советского Союза.

Диляра АСАНОВА,
Эльведин ЧУБАРОВ

ДЖЕППАР АКИМОВ
Акимов Джеппар (1909—1983 гг.) — один из основателей и организаторов
Национального движения крымских татар, лидер Бекабадской (Узбекистан) инициативной
группы. Автор многих документов движения.
Родился в с. Тувак Алуштинского уезда. С отличием закончив педагогическое училище в
с. Тотайкой, Джеппар Акимов работает преподавателем крымскотатарского языка. После
службы в армии в 1931—1933 гг. продолжает преподавать в школе "Чаир", ставшей к
тому времени училищем. В конце 1936г. Джеппара Акимова, прекрасно владеющего

русским и крымскотатарским языками, приглашают на работу в Крымское
государственное издательство переводчиком и корректором, и за короткий срок он
становится его руководителем.
В октябре 1941 г. назначается на должность редактора газеты на крымскотатарском языке
"Къызыл Кърым" ("Красный Крым") и становится членом штаба Крымского
партизанского движения. Участвовал в партизанском движении, в марте—апреле 1944 г.
— в освободительных боях за Крым. 17 мая этого же года Дж. Акимов сдал в набор
первый после освобождения Симферополя номер газеты "Къызыл Кърым", который
впоследствии так и не увидел. 18 мая Джеппар Акимов вместе со своим народом был
депортирован из Крыма.
В депортацию попадает в г. Бекабад (Узбекистан). Вместе с соотечественниками
испытывает все трудности спецпоселения и тяготы изнуряющих земельных работ на
стройке канала Фархад и железной дороги. С 1948 по 1969 г. Джеппар Акимов работает
экономистом при Бекабадском металлургическом заводе.
Со смягчением условий комендантского режима для крымских татар Джеппар Акимов с
единомышленниками встречается с соотечественниками, живущими в Бекабаде, Фергане
и Ташкенте, и обсуждает возможность возвращения своего народа на Родину, в Крым, и
восстановления его прав. Летом 1957 г. состоялась поездка в Москву крымскотатарской
делегации из 12 человек, среди которых был и Джеппар Акимов. Они передали в ЦК
КПСС обращение с требованием возвратить крымскотатарский народ на его Родину и
восстановить его права, под которым стояло 18000 подписей крымских татар. Но это
привело лишь к усилению репрессий против организаторов данного обращения.
Несмотря на это, активизируется борьба зарождающегося Национального Движения за
возвращение в Крым и восстановление Крымской АССР. Джеппар Акимов вместе с
единомышленниками сплачивает вокруг себя группы активистов. По всему Узбекистану в
местах проживания крымских татар образуются инициативные группы. Идея создания
таких групп вынашивалась Джеппаром Акимовым с 1953 г. Впоследствии, являясь
лидером влиятельной Бекабадской инициативной группы, Джеппар Акимов ведет
большую организационную и политическую работу, проводит очередные встречи
республиканских активистов.
В 1960—1970-е гг. в период активизации Национального движения Джеппар Акимов
организует отправку делегаций представителей крымскотатарского народа в Москву.
Нередко руководит их деятельностью непосредственно в столице. В 1966 г. он находится
в числе 66 уполномоченных для вручения XXIII съезду КПСС очередного народного
обращения. Летом 1967г. он один из организаторов и руководителей многочисленной (до
600 человек) делегации народных представителей, которая добилась встречи с высшим
руководством страны. Результаты этой встречи способствуют появлению
правительственного указа, где была признана необоснованность огульных обвинений
крымскотатарского народа.
Джеппар Акимов, интеллектуал, внимательный собеседник, умеющий доходчиво
говорить и аргументировано убеждать, всегда располагал к себе людей. Он относился к
человеку без учета его рангов, уважая в каждом прежде всего личность. Важным условием
развития Национального движения он рассматривал единство народа, пытаясь объединить
возникающие в движении течения и направить их деятельность во благо народа.

Джеппар Акимов, будучи сторонником взвешенных решений и действий, не ведущих к
большим потерям, в сложных политических ситуациях не раз высказывался за проведение
решительных и массовых акций. Так, после жестокого разгона властями Узбекистана
демонстрации крымских татар 28 августа 1967 г. в Ташкенте (в тот день были арестованы
около 60 человек), на республиканском совещании народных представителей
предлагались различные варианты действий, в том числе и по прекращению массовых
акций. Но Джеппар Акимов призвал прийти соотечественников на повторный митинг
протеста, убедив в правильности такого решения: "Мы должны продемонстрировать свою
решительность и ни в коем случае не дать властям повод прийти к выводу, что они смогли
нас запугать".
С 1956 г. он находился под пристальным вниманием карательных органов. Его
неоднократно вызывали на допросы, в доме часто проводили обыски. В 1972 г. он был
арестован. 63-летнего Джеппара Акимова в течение 3 месяцев допрашивали в камерах
КГБ. 21—28 ноября 1972 г. Ташкентским областным судом он был обвинен в организации
и руководстве Национальным движением и в изготовлении документов, "порочащих
Советское государство" и приговорен к 3 годам лишения свободы. На суде Акимов
заявил: "Подписанные мною документы выражают волю и стремление крымских татар, их
содержание не искажает советскую действительность, а лишь отражает реально
существующее положение в национальном вопросе... Это движение законно и неизбежно;
поэтому предъявленное мне обвинение считаю необоснованным и незаконным".
Его арест вызвал поток коллективных писем протеста, которые направлялись в адрес
советских государственных и партийных органов, общественности, ООН и т. д. В его
защиту выступил академик А. Сахаров в своем обращении к генеральному секретарю ЦК
КПСС Л. Брежневу и президенту США Р. Никсону. Джеппар Акимов не связывал свою
деятельность с лидерами правозащитного движения в СССР, но питал к ним симпатии, с
восхищением наблюдая за их деятельностью. Он одобрял связи крымских татар с
диссидентами и отправлял через них в Москву различную информацию о Национальном
движении.
В начале 1980-х здоровье Джеппара Акимова ухудшилось. 14 декабря 1981 г. Джеппар
Акимов в последний раз руководит республиканским совещанием активистов
Национального движения, которое состоялось в Бекабаде, где собрались представители
всех течений движения. "Если мы, активисты Национального движения, как сегодня,
вместе будем продолжать начатое дело, иншалла (слава Аллаху), в скором времени
достигнем своей цели", — сказал тогда Джеппар Акимов. Даже будучи больным, он не
оставался в стороне от движения. В переписке, во встречах с соотечественниками дает
полезные советы, делится мыслями, корректирует информацию, которая распространяется
среди населения. Он пишет завещание "Моим соотечественникам", где обращается к ним
с призывом к единению и к продолжению борьбы за возвращение на Родину.
Скончался он 21 июля 1983г. в Бекабаде и был похоронен на городском кладбище.
Похороны Джеппара Акимова превратились в национальную манифестацию.
Диляра АСАНОВА,
Эльведин ЧУБАРОВ

МУСТАФА ДЖЕМИЛЕВ
Мустафа Джемилев — один из наиболее известных участников правозащитного
движения СССР и Крымскотатарского национального движения. Многократно

преследовался советским коммунистическим режимом за свою деятельность и убеждения.
В период СССР он являлся последовательным сторонником расширения связей
демократического Крымскотатарского движения с другими национальными
движениями, в том числе и украинским, а также правозащитными кругами Советского
Союза. М. Джемилев способствовал известности крымскотатарского национального
вопроса за пределами Советского Союза, результатом чего стала мощная международная
кампания поддержки справедливых требований крымскотатарского народа. М. Джемилев
стал организатором успешного перехода Крымскотатарского национального Движения на
новые организационные формы борьбы.
Мустафа Джемилев родился 13 ноября 1943 г. в Крыму. 18 мая 1944 г. вместе со всем
крымскотатарским народом семья М. Джемилева была депортирована из Крыма и до 1955
г. проживала под гласным комендантским надзором в Андижанской области Узбекистана.
После снятия некоторых ограничений спецпоселения для крымских татар семья переехала
в г. Мирзачуль (позже переименован в г. Гулистан). После окончания средней школы в
1959г. Мустафа пытался поступить на восточный факультет Среднеазиатского
государственного университета в Ташкенте, но ему открыто было заявлено, что на этот
факультет крымских татар не принимают.
В конце 1961 г. Мустафа Джемилев принял участие в учреждении нелегальной
организации "Союз крымскотатарской молодежи", куда входили рабочие и студенты. На
собраниях молодежи, которые проходили в доме одного из членов Союза Ахмеда
Асанова, как потом писал М. Джемилев, "шли жаркие споры, читали стихи на русском и
крымскотатарском языках, возмущались неравноправным положением крымских татар,
обсуждали проблемы возвращения их на Родину". На одном из таких собраний перед
аудиторией из 25 молодых людей выступил 18-летний М. Джемилев с кратким
изложением основных этапов истории крымских татар. Его выступление было встречено с
большим восторгом.
Члены Союза распределяли между собой районы г. Ташкента и Ташкентской области, где
вели разъяснительную работу среди соотечественников, обсуждали идею создать
широкую крымскотатарскую молодежную организацию для борьбы за свои права. После
ареста руководителей Союза М. Джемилев по обвинению в "антисоветской деятельности"
был уволен с работы на авиационном заводе в Ташкенте и взят под надзор КГБ.
В 1962 г. М. Джемилев поступил на гидромелиоративный факультет Ташкентского
ирригационного института, но был отчислен в 1965г. Основной причиной исключения из
института была распространенная среди студентов его рукопись "Краткий исторический
очерк тюркской культуры в Крыму в XIII—XVIII вв.", который был расценен
сотрудниками КГБ как националистический. Впервые Мустафа Джемилев был осужден в
мае 1966 г. на 1,5 года лишения свободы по обвинению в отказе от службы в рядах
Советской армии. В ноябре 1967г. М. Джемилев установил в Москве контакты с
участниками зарождающегося правозащитного движения, с аккредитованными здесь
западными журналистами, предпринимал шаги по информированию мировой
общественности о проблеме крымскотатарского народа, подписывал совместно с другими
правозащитниками документы против преследования инакомыслящих, против оккупации
в 1968 г. советскими войсками Чехословакии и др.
В мае 1969 г. совместно с другими наиболее известными в стране 14-ю правозащитниками
стал учредителем "Инициативной группы защиты прав человека в СССР". Повторно
арестован в сентябре 1969 г.

Дело против М. Джемилева было объединено с делами против Петра Григоренко,
арестованного в мае того же года, и московского поэта-диссидента Ильи Габая. Однако в
ходе следствия П. Григоренко по решению органов был признан психически
невменяемым и отправлен на 5 лет в спецпсихлечебницу МВД.
Политический процесс по делу известных диссидентов проходил в Ташкентском
городском суде. М. Джемилев и И. Габай обвинялись в изготовлении и распространении
ряда документов, которые якобы содержали клевету на советский государственный и
общественный строй. М. Джемилеву — в числе прочих документов — вменялась в вину
информация № 69 Национального движения. Оба подсудимых не признали себя
виновными. И. Габая защищала московский адвокат Д.И. Каминская; М. Джемилев
защищался сам. Во все дни процесса около здания суда дежурили усиленные наряды
милиции. В зале суда постоянно присутствовало 20—30 работников КГБ.
В своей защитительной речи и в последнем слове Мустафа Джемилев говорил о борьбе
крымскотатарского народа за возвращение на родину и восстановление своей
государственности, о созданной крымскими татарами материальной и духовной культуре
в Крыму. Джемилев представил суду список беллетристики и публицистики, содержащих
клевету на крымскотатарский народ, рассказал о гонениях, которым подвергаются со
стороны местных властей и карательных органов его соотечественники, пытающиеся
вернуться на родину.
Суд приговорил Илью Габая к трем годам лишения свободы (общий режим); Мустафу
Джемилева — к трем годам лишения свободы (строгий режим). Для отбытия заключения
М. Джемилев был отправлен в лагеря Узбекистана, а И Габай — в Кемеровскую область.
406 крымских татар направили в Верховный Суд СССР письмо-протест в защиту
Джемилева и Габая. В своем последнем слове М. Джемилев в знак протеста против
грубого нарушения прав человека в СССР объявил 30-дневную политическую голодовку,
которую держал в Ташкентском следственном изоляторе. М. Джемилев освободился из
заключения в сентябре 1972 г. и как "не ставший на путь исправления" проживал под
гласным административным надзором в г. Гулистан, работая до следующего своего ареста
инженером в совхозе.
Арестован в третий раз в июне 1974 г. и приговорен к одному году лишения свободы в
лагерях строгого режима Омской области России. За 3 дня до окончания срока против М.
Джемилева было возбуждено новое уголовное дело по обвинению в составлении
документов, порочащих советский строй, и проведении антигосударственной пропаганды
среди заключенных. В знак протеста М. Джемилев объявил голодовку, которая при
принудительном кормлении через зонд продолжалась 303 дня. Именно в этот период,
благодаря развернувшейся в мире кампании в его защиту, имя М. Джемилева стало
широко известно за пределами СССР.
Закрытое заседание Омского областного суда проходило 14—15 апреля 1976 г. Чтобы не
допустить на суд приехавших родственников и друзей Мустафы, зал заседания был
заранее заполнен специально подготовленными КГБ людьми, которых провели через
задние двери. В 10 часов было объявлено, что мест в зале нет, и пропустили только
ближайших родственников: мать Махфуре Мустафаеву, сестру Васфие Хаирову, братьев
Асана и Анафи Джемилевых. На процесс не были допущены специально прибывшие из
Москвы известные правозащитники — академик Андрей Сахаров и его супруга Елена
Боннер. Когда судья перешел к допросу подсудимого, то он часто прерывал Джемилева,
требовал объяснений только по материалам обвинения, по показаниям Дворянского на
следствии, по документам.

В своем последнем слове М. Джемилев заявил: "Этот процесс является в моей жизни
четвертым по счету судебным процессом. Независимо от того, какие выдвигались
формальные обвинения и какие мне инкриминировались статьи уголовных кодексов,
причиной всех этих судебных и некоторых внесудебных репрессий, которым я
подвергался в последнее десятилетие, были мои политические взгляды и убеждения, мое
участие в Национальном движении крымскотатарского народа за возвращение на свою
национальную родину и восстановление автономии, то есть за возвращение и
восстановление всего того, что было отнято и ликвидировано в результате совершенного
против этого народа преступления в мае 1944 года...
Мне остается теперь сказать несколько слов о том, чего добивались и чего не добьются
организаторы этого дела. Первоочередной их задачей является, конечно, изолировать
меня еще на какой-то срок от моих соотечественников и единомышленников, чтобы я не
мог принять участия в Национальном движении своего народа и общедемократическом
движении. В этой связи хочу заметить, что в КГБ всегда переоценивали роль личностей...
Я не сомневаюсь в том, что найдется достаточно людей, которые займут мое место в
движении и будут выполнять свой национальный долг, быть может, намного лучше, чем
это пытался делать я... Надеюсь, что этот произвол будет лишь способствовать
активизации Национального движения, которое, я верю, в конечном счете добьется
справедливого решения нашего национального вопроса...".
Суд приговорил Мустафу Джемилева к 2,5 годам лишения свободы в лагерях строгого
режима, которые он отбывал на Дальнем Востоке.
В феврале 1979 г. в очередной раз был арестован и приговорен на 4-летний срок ссылки в
Якутии. В ноябре 1983 г. арестован в 6-ой раз и приговорен Ташкентским областным
судом в феврале 1984 г. к 3 годам лишения свободы в лагерях строгого режима по тому же
самому обвинению в "составлении и распространении документов, порочащих советский
государственный строй", а также в "организации массовых беспорядков" при попытке
похоронить своего отца в Крыму. На суде Мустафа Джемилев сказал: "Четырнадцать лет
назад... я поклялся, что никто, никогда и ни при каких обстоятельствах не заставит меня
отказаться от выполнения своего долга и обязанностей, налагаемых честью, совестью и
национальным достоинством. Сегодня я вновь могу повторить эту клятву и надеюсь, что у
меня будет достаточно душевных сил, чтобы не изменить этому принципу до конца своих
дней".
Перед окончанием срока, который М. Джемилев отбывал в Магаданской области, против
него было возбуждено новое уголовное дело по сфабрикованному обвинению за
"неподчинение". На закрытом лагерном процессе в декабре 1986 г. М. Джемилев был
приговорен к 3 годам лишения свободы условно с 5-летним испытательным сроком и
освобожден из зала суда. На такой приговор суда оказала влияние уже меняющаяся
политическая ситуация в СССР, но главным образом мощная международная кампания в
защиту советских диссидентов, в том числе Мустафы Джемилева, инициированная А. Д.
Сахаровым, П. Григоренко и другими правозащитниками.
В Узбекистане М. Джемилев сразу же включился в бурную политическую деятельность,
участвуя в Крымскотатарском национальном движении. В апреле 1987 г. на Первом
Всесоюзном совещании активистов был избран в число 16-ти членов Центральной
инициативной группы Национального движения крымских татар. В мае 1989 г. на
очередном Всесоюзном съезде активистов Национального движения была учреждена
Организация крымскотатарского национального движения (ОКНД) и М. Джемилев был

избран ее председателем. В том же году переехал с семьей в Крым и поселился в г.
Бахчисарае.
В июне 1991 г. на созванном впервые после 1917г. национальном съезде крымских татар
— Курултае — Мустафа Джемилев был избран председателем Меджлиса
крымскотатарского народа. Пребывает на этом посту по нынешний день после того, как
ему было впоследствии еще дважды, в 1996 и 2001 гг., оказано такое доверие народа.
Возглавляя Меджлис, М. Джемилев стал организатором процесса становления уникальной
демократической системы органов национального самоуправления. Опыт успешного ее
функционирования внимательно изучается в Украине и в других государствах.
Народный депутат Верховной Рады Украины двух созывов, 1998—2002 и 2002—2006 гг.
Правозащитная и политическая деятельность М. Джемилева широко известна в мире, она
отмечена многими наградами и почетными званиями, в том числе международных
организаций. Ему присуждено звание почетного члена Организации турецкой
интеллигенции, почетного доктора наук Сельджукского университета в области
политологии и социологии, почетного доктора наук Высшего технологического института
г. Гебзе (Турция) в области организации и управления. 8 ноября 1995 г. ему присуждена
учрежденная муниципалитетом г. Измира (Турция) ежегодная международная премия в
области прав человека. Решениями муниципалитетов г. Кастамону и г. Кырыккале М.
Джемилев стал почетным гражданином этих турецких городов. Его именем названы парк
и улицы в г. Анкаре, г. Сунгурлу и некоторых других турецких городах, лекционный зал в
Сельджукском университете и библиотека университета Кырыккале.
В 1998 г. Мустафе Джемилеву за правозащитную деятельность присуждена ежегодная
премия Верховного комиссара ООН по делам беженцев имени Ф. Нансена.
Диляра АСАНОВА,
Эльведин ЧУБАРОВ

РЕПАТРИАЦИЯ
В местах депортации крымскими татарами было организовано мощное Национальное
движение за возвращение на историческую Родину. Но лишь начиная с 1988 г. стала
возможной репатриация крымскотатарского народа на этническую территорию.
Этот период характеризуется противостоянием крымских татар с властями, всеми силами
сдерживавшими возвращение автохтонного народа в Крым. В условиях ажиотажного
повышения цен на жилье крымские татары были вынуждены самостоятельно строить
дома. Однако властями не выделялись репатриантам земельные участки под
строительство, в то время как на их глазах крымские города в спешном порядке обрастали
массивами дачных участков. В этих условиях крымские татары идут на отчаянный шаг —
самозахваты земель. Ответные действия властей — снос бульдозерами новых построек.
Так произошли драматические события в поселках Молодежный, Красный Рай и др.
1988—1991 гг. отмечены самыми высокими темпами возвращения крымских татар.
Начиная с 1992г. темпы крымскотатарской репатриации неуклонно снижались, упав до
отметки 3000 человек за весь 2001 г. Численность крымских татар в Крыму в 2002 г.
составляла около 270000 человек. Сейчас крымских татар, находящихся по-прежнему в
местах депортации, разделяют с Крымом государственные границы, таможенные барьеры,

иностранное гражданство. По разным оценкам, за пределами полуострова проживают от
150 до 200 тыс. крымских татар.
Репатриация повлекла расселение крымских татар за пределами прежних ареалов
проживания в Крыму. Так, на Южном берегу проживает лишь 3,8 % их численности, в то
время как до депортации — более 80 %. Большая часть крымских татар, возвращаясь в
Крым, вынуждена была расселиться в сельской местности, хотя до репатриации
проживала в городах, в ведущих индустриальных и культурных центрах Узбекистана,
Таджикистана, России. В итоге на Родине оказались невостребованными их знания,
профессиональные умения и опыт.
В условиях экономического кризиса в стране крымским татарам приходится возводить
жилье, объекты социальной инфраструктуры, решать проблему трудоустройства.
Высокий уровень безработицы (до 60 % от численности работоспособного населения),
низкие доходы, тяжелые бытовые условия в поселках, в которых не развита или
отсутствует необходимая инфраструктура (электроэнергия, дороги, вода, газ,
поликлиники, детские сады, школы и т. д.) и наличие многих других проблем, конечно,
сдерживали потенциал тысяч семей, вызывали разочарование в способности и желании
государства решать вопросы возвращения и обустройства народа.
В этих условиях во многом благодаря инициативе и участию крымскотатарской
общественности открываются первые национальные школы, театры, художественные
коллективы, музеи, крымскотатарские редакции на радио и телевидении, издается
литература на родном языке, создаются различные общественные организации
просветительского, культурного и правозащитного характера.
Крымским татарам удалось самоорганизоваться на родной земле, и в этом им помогли
традиции Национального движения. В 1991 г. был созван II Курултай крымскотатарского
народа, на котором делегаты избрали полномочный представительный орган — Меджлис.
В течение последующих двух лет повсеместно в Крыму были созданы органы
национального самоуправления — региональные и местные меджлисы. В условиях, когда
власть с трудом шла на диалог с репатриантами, меджлисы всех уровней брали на себя
обязанность представлять и защищать интересы своих соотечественников, активно
участвуя в сложном процессе обустройства репатриантов в Крыму.
Высокий авторитет Меджлиса крымскотатарского народа способствовал тому, что
проблемы репатриации крымских татар стали рассматриваться не только в нашей стране
— Украине, но и во многих демократических государствах, в международных
организациях: Совете Европы (СЕ), Организации Объединенных Наций (ООН),
Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и др.
И хотя до сих пор в тяжелом положении находятся культура, образование на родном
языке, многие социальные сферы, не решены вопросы статуса крымскотатарского народа
в правовом поле Украины, крымские татары стремятся к тому чтобы через
демократизацию и участие в общественной жизни страны приблизить время, когда уйдут
в прошлое нынешние самые болезненные проблемы возвращающегося народа.
Рустем АБКАДЫРОВ,
Эльведин ЧУБАРОВ

ВТОРОЙ КУРУЛТАЙ

Исторические предпосылки. Структура Крымскотатарского национального Движения,
основы которой были заложены в конце 50—начале 60-х гг. XX в., была максимально
приспособлена к деятельности в условиях жесткого авторитарного коммунистического
режима. Национальное движение состояло тогда из широкой сети инициативных групп,
действовавших открыто практически во всех регионах СССР, где проживали крымские
татары. Свою деятельность активисты движения координировали через регулярно
проводившиеся областные, республиканские (в Узбекистане) и всесоюзные совещания.
В середине 80-х гг. в связи с демократическими преобразованиями в СССР появились
возможности для активизации Национального движения через развитие новых
организационных форм. 11—12 апреля 1987г. в Ташкенте состоялось Первое всесоюзное
совещание представителей инициативных групп. Представители избрали Центральную
инициативную группу (ЦИГ). Ее количественный состав в июне 1987 г. был определен в
15 человек. ЦИГ имела статус постоянно действующего органа в период между
всесоюзными совещаниями и признавалась большинством инициативных групп крымских
татар. Она стала основным руководящим центром проводимых крымскими татарами
акций в 1987—1988 гг.
На Пятом всесоюзном совещании представителей инициативных групп 29 апреля—2 мая
1989 г. в г. Янгиюле Ташкентской области на базе существующих инициативных групп
была учреждена общественно-политическая Организация крымскотатарского
национального движения (ОКНД). Новая организация стала преемником ЦИГ, имела
фиксированное членство, устав и программу. Центральный Совет и председатель
организации (им стал Мустафа Джемилев) были избраны тайным голосованием сроком на
один год. Все последующие крупные форумы ОКНД и заседания его Центрального Совета
в дальнейшем стали проводиться в Крыму, куда стал перемещаться постепенно весь центр
движения в связи с массовым переселением крымских татар на свою родину. Участие
ОКНД во всех основных событиях движения привело к стремительному росту его
авторитета.
Причины созыва Второго Курултая. Вне ОКНД продолжала оставаться некоторая часть
активных инициативных групп. К тому же центральные и крымские власти не желали в
принципе решать крымскотатарскую проблему. Они ссылались на наличие в движении
различных организаций и групп, всячески уклонялись от конструктивного диалога с
ОКНД. Такая ситуация внутри и вокруг движения развивалась на фоне тенденции
образования в стране общенациональных демократических политических движений и
организаций. Все эти причины побудили крымскотатарских лидеров искать
взаимоприемлемую форму для объединения всех структур движения на более широкой
платформе.
Конкретную форму такого объединения подсказал исторический опыт, который был
осмыслен и трансформировался в идею проведения общенационального съезда —
Курултая.
Организация выборов делегатов Курултая. 23 сентября 1990 г. состоялось учредительное
собрание Организационного комитета по подготовке Курултая, в который вошло 36
человек (председатель — Сервер Омеров). Была определена структура оргкомитета:
Центральная избирательная комиссия, редакционная комиссия и организационное бюро.
Оргкомитет утвердил "Положение об организации выборов делегатов на съезд
крымскотатарского народа" и другие документы.

Согласно "Положению..." предусматривалось проведение выборов в две ступени. На
первом этапе на общих собраниях по месту жительства крымских татар избирались
выборщики, которые на втором этапе на своих конференциях (районных, городских,
областных или республиканских) выбирали делегатов съезда. Были установлены квоты —
1 выборщик от 30 человек крымскотатарского населения, 1 делегат съезда — от 1000
человек (33—34 выборщика). В выборах имел право участвовать каждый крымский
татарин (татарка), достигший 18-летнего возраста. Выборщиков избирали открытым (по
усмотрению собрания — тайным) голосованием, делегатов съезда — на конференции
тайным голосованием.
Цель созыва Курултая была обозначена как объединение всех интеллектуальных,
духовных, экономических сил народа для скорейшего решения проблем, прежде всего —
возвращения на свою Родину и восстановления его государственности. Основной задачей
Курултая было названо определение путей решения национальных проблем и выборы
постоянно действующего органа — Меджлиса.
С октября 1990г. по май 1991 г. проводится избирательная кампания в Крыму и Украине,
где уже проживало более 120 тыс. крымских татар, в Узбекистане, других республиках
Средней Азии, Краснодарском крае и остальных регионах РСФСР В своей работе
Оргкомитет вынужден был исходить из официальных данных численности крымских
татар — 272 тыс. человек, хотя предполагалось, что это число значительно занижено. В
Крыму были избраны 129 делегатов, Узбекистане — 88, Казахстане — 1, Кыргызстане —
4, Таджикистане — 3, РСФСР — 16, Украине (кроме Крыма) — 9, Литве — 3, Латвии —
1, г. Сухуми — 1. Мандатной комиссией Курултая были подтверждены полномочия 255
делегатов.
Крымские власти с самого начала подготовки к Курултаю заняли по отношению к нему
настороженную и плохо скрываемую враждебную позицию.
Проведение Курултая. Второй Курултай крымскотатарского народа проходил 26—30
июня 1991 г. в г. Симферополе во Дворце профсоюзов. Избранные делегаты представляли
все слои народа и фактически весь спектр мнений, существующий в Крымскотатарском
национальном движении. Были сформированы рабочие органы Курултая: президиум,
секретариат, редакционная и мандатная комиссии.
Курултай заслушал основных докладчиков — председателя Оргкомитета Сервера
Омерова, председателя ОКНД Мустафу Джемилева, делегатов Рефата Аппазова и
Фикрета Халилова. Состоялись яркие и содержательные выступления других делегатов по
актуальным проблемам крымскотатарского народа.
Делегаты избрали высший полномочный представительный орган крымскотатарского
народа, действующий в период между сессиями Курултая, — Меджлис в составе 33
человек и Ревизионную комиссию Курултая в составе 7 человек. Председателем
Меджлиса крымскотатарского народа был избран Мустафа Джемилев, его заместителем
— Рефат Чубаров. Председателем Ревизионной комиссии утвержден Ремзи Аблаев.
Курултай принял "Декларацию о национальном суверенитете крымскотатарского народа",
четыре обращения, резолюцию, два постановления и "Положение о Меджлисе
крымскотатарского народа".

Большое внимание к Курултаю проявили представители общественности. Ход и
результаты Курултая были прокомментированы в центральных газетах и на телевидении,
освещены украинскими, крымскими, турецкими средствами массовой информации.
Эльведин ЧУБАРОВ

18 МАЯ — ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ДЕПОРТАЦИИ*
Ежегодно 18 мая крымскотатарским народом отмечается как День национального траура.
Одновременно эта скорбная дата является демонстрацией национального единства в
борьбе за восстановление прав крымскотатарского народа.
По воспоминаниям очевидцев депортации, преобладающее большинство солдат и
офицеров, осуществлявших 18 мая 1944г. насильственное изгнание людей из своих
жилищ, их этапирование на железнодорожный вокзал и погрузку в заранее
подготовленные на вокзалах вагоны для перевозки скота, относились к несчастным людям
крайне жестоко. Насилие применялось в одинаковой форме к детям, старикам,
беременным женщинам. Нередко прикованные к кроватям, тяжелобольные люди, которых
невозможно было транспортировать в определенный для выселения срок, подлежали
уничтожению.
Еще в недавнем прошлом, до середины 1980-ых гг., в этот день крымские татары в местах
депортации собирались сначала на кладбищах, где были похоронены родные и близкие,
так и не дождавшиеся возвращения на Родину. Отдав дань памяти погибшим и умершим в
изгнании, колонны крымских татар шли в центральную часть городов и поселков, где
предпринимали попытки проведения митингов. Активисты Крымскотатарского
национального движения стремились использовать какую-либо возможность, чтобы
больше людей других национальностей узнали о трагедии крымскотатарского народа и
его отчаянной борьбе за возвращение на Родину и восстановление нарушенных советским
режимом прав. В свою очередь власть, делая все, чтобы не допустить проведения
митингов крымских татар, как правило, в этот день во всех городах и поселках, где жили
крымские татары, осуществляла беспрецедентные меры по "охране общественного
порядка".
В 70-е гг. в День национального траура крымскотатарского народа на многих кладбищах в
Узбекистане объявлялся "карантин" и выставлялись наряды милиции. Нередко
приходящих на кладбище крымских татар задерживали, подвергали унизительным
допросам, арестовывали на 15 суток, производили обыски на квартирах активистов
Национального движения. В сентябре 1970 г. в Ташкенте была осуждена Сание
Мустафаева на 3 года исправительно-трудовых лагерей строгого режима за вывешивание
траурных черных флагов на зданиях милиции и райисполкома пос. Тойтюбе 18 мая. В г.
Бекабаде 18 мая 1972 г. были вывешены черные полотнища с текстом "18 мая — день
выселения крымских татар с родины". Этот факт был использован среди других
оснований для ареста и обвинения одного из руководителей Национального движения
Джеппара Акимова.
В Крыму, где с 1968 г. до середины 1980-х гг. проживало несколько тысяч крымских
татар, в этот день по указанию партийных органов тоже применялись беспрецедентные
меры. Среди крымского населения целенаправленно распространялись самые
невероятные слухи об актах мести в отношении русскоязычного населения, которые
якобы готовятся со стороны крымских татар. К сожалению, провокации властей часто
достигали своей цели. Вот как вспоминает 18 мая 1969 г. в Крыму Рефат Чубаров: "Мои

родители смогли вернуться в Крым в июле 1968 г. Мы поселились в с. Новопавловка
Красноперекопского района. В этом селе были лишь пять крымскотатарских семей.
Взрослые, в том числе и мой отец, решили собраться 18 мая 1969 г. на окраине села и
провести молебен памяти жертв депортации. Об этом стало известно местной власти,
которая, как узнали потом, рекомендовала всем односельчанам в этот день усилить
присмотр за своими детьми, потому что крымские татары собираются "устроить резню". Я
и теперь помню перепуганное лицо моего одноклассника Володи Салобая и его вопрос:
"А за что вы собираетесь нас резать?".
С началом массового возвращения крымских татар стало меняться и отношение жителей
Крыма к траурной дате 18 мая. Начиная с 1994 г., официальная власть Крыма также
принимает участие в мероприятиях, посвященных памяти жертв депортации. Стало
традицией ежегодное проведение накануне 18 мая совместного траурного заседания
Верховного Совета, Совета министров и общественности Автономной Республики Крым.
18 мая 2002 г. с утра в городах и поселках полуострова прошли массовые митинги памяти
жертв депортации крымскотатарского народа. Центральными действиями в серии
траурных мероприятий в 2002 г., как и в предыдущие годы, стали шествия и всекрымский
митинг в Симферополе, в котором приняло участие около 25 тыс. человек. В 10.00 в г.
Симферополе в районе железнодорожного вокзала и парке Салгирка к основаниям
памятных камней были возложены цветы, затем шесть колонн, сосредоточенные в
районах городских поселков Дубки, Фонтаны, Ак-Мечеть, Марьино, железнодорожного
вокзала и парка Салгирка, прошествовали по городу к центральной площади, где в 13.00
начался траурный митинг. Его открыл первый заместитель председателя Меджлиса
крымскотатарского народа, народный депутат Украины Рёфат Чубаров. Были исполнены
крымскотатарский национальный и украинский государственный гимны. Муфтий
мусульман Крыма Аджи Эмирали Аблаев провел молебен. Затем к собравшимся
обратились вице-премьер Украины Владимир Семиноженко, председатель Совета
министров АРК Сергей Куницын, руководители общественных и политических
организаций крымских татар, национальных обществ и религиозных конфессий.
В заключение митинга была принята резолюция, в которой говорилось: "В этот день
скорби по десяткам тысяч безвинных жертв депортации крымскотатарского народа мы
склоняем свои головы перед мужеством и самоотверженностью тысяч активистов
Крымскотатарского национального движения, положивших свои жизни на алтарь борьбы
за восстановление прав своего народа... В эти дни мы с особой благодарностью
вспоминаем также всех наших побратимов, представителей других порабощенных
народов СССР, которые приложили много усилий для поддержки крымскотатарского
народа в самые тяжелые для него времена... Но даже и сегодня, в 58-ю годовщину
депортации крымскотатарского народа, мы вынуждены говорить о том, что значительная
часть крымскотатарского народа все еще не может возвратиться на свою Родину.
Разделены тысячи семей, каждый год томительного ожидания отнимает у пожилых
людей, непосредственно испытавших все ужасы депортации и вынесших на себе все
тяготы комендантского режима, саму надежду на возвращение на родную землю".
В конце резолюции участники митинга обратились к руководству Украины с требованием
"обеспечить выполнение решений, направленных на восстановление реального
равноправия крымских татар в социально-экономической, культурной, языковой и
политической сферах жизнедеятельности украинского общества".

* Очерк подготовлен на основе материала статьи "18 травня — День пам'яті
депортації кримськотатарського народу" / Кримські студії. Інформаційний
бюлетень. — 2004. — № 4.

Часть 2. КУЛЬТУРА
ХОЗЯЙСТВЕННО-КУЛЬТУРНЫЕ ТИПЫ
Этническими волнами Крым наводнялся культурами, языками, верованиями. Разлитые по
равнинам степей, долинам гор, гаваням берегов, они способны были преобразить лишь
внешний облик Крыма. Стержни освоения полуострова — хозяйственно-культурные типы
— оставались прежними. Этносы, населявшие полуостров в античное и средневековое
время, были скотоводами-кочевниками в Степном Крыму и оседлыми земледельцами в
Горном. Хозяйственно-культурными типами различались и крымские татары. Степняки
пасли скот, повинуясь вековым традициям. Гигантским маятником перемещались стада по
сезонным пастбищам. Летом — на север от Крыма в направлении влажных степей. С
холодами возвращались в Крым на свободные от снега зимние пастбища. Весной, после
окота и пострига, скот вновь выгоняли за пределы полуострова.
Кочевое хозяйство органично вписалось в ландшафт степи. Степной травостой
подвергался равномерной нагрузке, оптимальной по составу и пропорциям стада. Мягкие,
сочные травы поедали коровы, прочие — доставались непривередливым овцам и
лошадям. И даже колючкам уделялось внимание пасущихся после них верблюдов. А
перевыпас пастбищ не допускался постоянным движением стада.
Семьи кочевников жили в Крыму небольшими селениями, разбросанными в понижениях
рельефа. Здесь имелись доступные грунтовые воды и защита от ветра. Родовая
принадлежность отражалась в названиях поселений: Алчин, Байрач, Шибан. На их
окраине насыпались зольные курганы — Куль-оба. Силуэт родного кургана первым
замечал кочевник, возвращаясь домой. Открывающийся вид на Куль-оба говорил
страннику о благополучии дома, согревал одним только видом. Впоследствии зольные
курганы стали называть Джурт — родина.
Крымская степь на юге окаймляется цепью Горного Крыма. Хозяйственно-культурный
тип оседлого земледелия принял здесь совершенно особые формы. Замкнутое
пространство горных долин "расширялось" их вертикальным освоением. Высотные ярусы
в соответствии с природными свойствами имели четко обозначенную специализацию.
Земледелие было привязано, главным образом, к речным террасам. Увлажненные нижние
террасы занимали в основном яблоневые сады, а верхние — виноградники и полевые
культуры. Высокая урожайность долинного земледелия обеспечивалась щедрым
орошением.
Склоны долин были заняты уникальной системой чаирных садов. Они создавались в лесу
путем прививания диких деревьев плодовой культурой. Чаир не требовал большого ухода,
так как имел устойчивую природную основу. В молодых садах на обработанных почвах
выращивали овощи, а взрослый сад был дополнительным сенокосом.
Непригодные в земледелии горные плато-яйлы использовали под пастбища. Все лето скот
проводил на яйле, спускаясь в долины лишь с холодами. Здесь к подножному корму
добавлялось запасенное летом сено.

Обособленная горной грядой Южнобережная область сухих субтропиков находилась в
зоне Средиземноморского культурного влияния. В хозяйстве южнобережцев
возделывались лучший в Крыму виноград, садовые культуры инжира, маслины, хурмы,
граната, полевые — лен, а позднее — табак. Для отгонного скотоводства было характерно
содержание пород домашних животных, большим достоинством которых было умение
резво взбираться по крутым горным тропам и скалам. Да и сам житель Южнобережного
поселения в окружении сплошных гор имел удобную ровную поверхность— крышу
собственного дома, где он нередко проводил свободное время.
Рустем АБКАДЫРОВ

НАЦИОНАЛЬНЫЕ РЕМЕСЛА
Крымские татары имели древние традиции ремесленного производства, основанного на
использовании местного и отчасти привозного сырья. Общественные формы организации
и технология производства, художественное оформление изделий крымскотатарских
ремесленников испытали разносторонние культурные влияния (византийское,
итальянское, арабское, иранское, сельджукское и турко-османское). Свидетельствами этих
влияний были не только непосредственные контакты представителей народов, но и
товары, в большом числе поставляемые в Крым.
Крымскотатарские ремесла достигают наивысшего расцвета в период Крымского ханства.
Уровень развития и специализация ремесел в государстве достигли такого уровня, что
стали возникать ремесленные цехи. Они представляли собой стройные организации со
своим писаным уставом "селеф-наме" — правилами предков. Выборным носителем этого
своеобразного цехового кодекса, развившегося на основе шариата, был президиум
производственной организации, состоящий из трех лиц: "уста-баши" — главы мастеров,
"йигит-баши" — его помощника и "чауша" — старосты, которые выполняли различные
технические поручения. Руководил всеми цехами "эснаф-баши" — глава цехов.
В Крыму существовали цехи оружейников, пекарей, поваров, ткачей, кожевников,
камнетесов, плотников, кузнецов, торбочников, литейщиков-чеканщиков, горшечников и
т. д.; число их доходило до 50.
В городах и селениях Горного Крыма сложились специализированные ремесленные
центры: Бахчисарай выделялся производством медной посуды, выделкой кожи,
Карасубазар — кошмы, Бакла — гончарных изделий, Озенбаш — древесного угля, Судак
— килимов (ковров). В торгово-ремесленных центрах Крымского ханства — Бахчисарае,
Карасубазаре, Гезлеве, Акмесджите — ремесленные мастерские располагались рядами на
главной улице города. Мастера работали прямо на глазах у прохожих, никогда не делая из
своего ремесла секрета. Тут же можно было приобрести необходимые товары.
Среди ремесел особым уважением у крымских татар пользовался цех кожевников. По
мусульманской легенде о возникновении ремесел, он считался самым ранним. В
обработку шли кожи коз, овец, лошадей, волов. Местные мастера вырабатывали
прекрасные замши, шагрени, сафьяны. Они использовались для производства конской
сбруи, одежды, обуви, сумочек, кошельков. Наибольшую известность имели крымские
седла, ценившиеся во многих странах за удобство для верховой езды, легкость и красоту.
Широко распространенным среди крымских татар было ткацкое ремесло. Фактически в
каждом доме в сенях находился ткацкий станок. Девочки с десятилетнего возраста были
обучены производству хлопчатобумажной ткани "атма". Профессиональными же ткачами

были только мужчины. Производились различного рода ткани из шерсти, льна, конопли,
привозного хлопка. Изготавливались "юзбез" — полотенца, "марама", "фередже" —
женские накидки, "килим" — ковры, одежда. Эти изделия производились в большом
количестве, так как составляли приданное невесты, которое готовилось задолго до
свадьбы. Войлоком и коврами застилался пол жилища, а покрывала, полотенца, вышивки
шли на украшение стен и потолка.
В производстве металлических изделий использовали железо, сталь, чугун, бронзу, медь,
олово, серебро, золото. Крымские татары отдавали предпочтение медной посуде, которую
выстраивали на "рафах" — полках для украшения жилища. Крымскотатарскими
мастерами производились ножи и кинжалы, отличавшиеся качеством лезвия и изяществом
рукоятки. Ножи отделывались золотом и серебром, инкрустировались моржовой костью и
рогом дикой козы. Наиболее распространенная техника, в которой работали крымские
ювелиры, была техника филиграни. Украшения изготавливались из тонкой рифленой
проволоки. Любимыми украшениями крымскотатарских женщин были "алтын-сургуч" —
брошка, "купе" — серьги, "боюнджак" — бусы, "билезлик" — браслеты, "юзюк" —
кольца, "герданлык" — нагрудник, "кушак-баш" — пряжка.
Мастерами цеха "бешикчи-ве-сандыкчи" выполнялись всевозможные художественнотехнические работы по отделке деревом мечетей, "къаве-хане" (кофеен), дворцов ханов,
беев и мурз. Изготавливались также "бешик" — детские люльки-качалки, "сандык" —
сундуки из орехового дерева с инкрустацией костью и светлого цвета деревом,
многогранные столики "курсю", также украшенные инкрустацией, различные предметы
обихода.
С падением Крымского ханства ремесла крымских татар вступают в полосу глубокого
кризиса, а с депортацией 1944 г. практически перестают существовать. В настоящее время
предпринимаются первые попытки возрождения ремесленного производства, в частности,
"килимов" (ковров), вышивок, ювелирных изделий.
Рустем АБКАДЫРОВ

ДЕКОРАТИВНОЕ ИСКУССТВО: ТКАЧЕСТВО, ОРНАМЕНТ,
ВЫШИВКА
Крымскотатарское декоративное искусство отличается и завораживает своей красотой,
выразительностью и сдержанностью. Как заметил искусствовед М.Я. Гинзбург,
"...наибольшей красоты, разнообразия и богатства рисунка, нежнейшей гаммы расцветки
достигает художественная татарская промышленность в ткацком и вышивальном
производстве, в разнообразии тканей, изумительно красочных костюмах, чадрах и
марамах, поясах...".
Тканье крымских татар представляет собой 4 основных вида. "Атма" — основной вид
тканья ("атмакъ" от глагола — "бросать", "перебрасывать". Онъдан солгъа атмакъ —
перебросить справа налево). Второй вид— "орнеги сепме атма" назывался в степной
полосе и предгорных районах, "орнеги сачма" в горных и южнобережных ("сепме",
"сачма" — от глаголов сеять, рассыпать, разбрасывать), где узор, орнамент рассеяны,
разбросаны по поверхности ткани. Вытканная способом "тахталы атма" в горных и
южнобережных районах или "катерленген тахталы" в степной полосе ткань характерна
рельефностью рисунка и декоративностью. Ее использовали для убранства жилья как к
праздникам, свадьбам, так и в повседневном быту. Также применяли для изготовления
головных покрывал "марама" и "шербенти". Ткань отличалась высокой прочностью и

практичностью, поэтому ее часто использовали в быту как передники "оглюк" или
"пештимал", платки-узлы "бохча", покрывала "ортю", скатерти "софрабез" или "къонабез",
полотенца "юзбез", салфетки "ягъбез" и многое другое. Двухстороннее орнаментальное
тканье "къыбрыз атма" чаще использовалось в южнобережных и горных районах Крыма.
Для орнаментального тканья использовались льняные "кетен", хлопчатобумажные
"памукъ-басма" и, конечно же, шелковые нити "йипек". В ханский период нити для
вышивки и тканья изготавливались в районах Старого Крыма и Бахчисарая. Из
неорганических и растительных материалов умельцы изготавливали краски, которыми
окрашивались ткани. Для получения коричневого цвета "къаверенк" использовали
зеленую скорлупу грецкого ореха, желтый цвет "сэры" получали из шелухи лука, а корни
акации и барбариса давали различные оттенки от светло-желтого "ачыкъ сэры" до
оранжевого "портакъал", в красивый фиолетовый "мерекеп" и строгий черный "къара"
цвета окрашивали посредством гранатовой корки.
Крымскотатарскому орнаменту присущи своеобразные геометрические направления на
поверхности ткани — по горизонтали, вертикали, косой. В орнаментах, изготовленных
степными крымскими татарками, доминирует горизонтальность. Расцветки под углом
чаще используются в предгорных районах. Орнаменты мастериц горных районов
отличаются вертикальной расцветкой. Большинство традиционных орнаментов с
любовью передавалось из поколения в поколение. Детали сложного творческого рисунка
отображали тот мир, который окружал искусную мастерицу. В основу узора брались
предметы домашнего обихода или окружающий мир природы: это были цветы,
удивительные всевозможные птицы и животные, неповторимые очертания скал и ущелий.
Поэтические натуры, увлекшись в процессе творчества, уходили в мир грез, фантазий,
сказок и легенд. И тогда узоры, изготовленные искусными пальцами мастериц, отражали
всю красоту родной природы: ниспадающий водопад, бегущий горный ручей,
рассыпанные по бездонному небу звезды.
Своеобразна и красочна вышивка крымских татар. Она различается орнаментами, типом
шитья. Исследователь П.Я. Чепурина выделила 10 типов вышивок крымских татар:
"татар-ишлеме", "эсаб-ишлеме", "телли", "мыкълама", "букме", "каснак", аппликационное
шитье, "пул", "шитье бисером и жемчугом", "вышивка драгоценными камнями".
Вышивка гладью "татар-ишлеме" выполняется двусторонним шитьем с
использованием шелковых, хлопчатобумажных, золотых и серебряных нитей. Гладью
вышивали "юзбез", "марама" и др. Решетчатое двустороннее шитье "эсаб ишлеме" чаще
использовали вышивальщицы Южного берега. Этот тип еще называют турецкой
вышивкой. Другое двустороннее шитье "телли" применяли для вышивки геометрических
орнаментов. Односторонняя вышивка "мыкълама" выполняется на плотной ткани
золотыми или серебряными нитками. Ею украшалась праздничная одежда, головные
уборы — фесы, шкатулки, кисеты для табака и т. д. Вышивка "букме" выполняется
позолоченными и посеребренными шнурками, которые накладываются и крепятся на
готовый рисунок. Ею украшаются куртки, подвязки для носков, кисетов и т. д.
Одностороннее шитье "каснак" выполняется на специальных пяльцах круглой формы
"каснак" иглой или крючком в петлю. Своеобразно "аппликационное шитье", оно
применялось для изготовления ковров, накидок для подушек и др. Чтобы вещь была более
нарядной, данная технология дополнялась шитьем "пул" — к вещи пришивались круглые
металлические блестки из золота и серебра. "Пул" служит также дополнением к
"мыкълама" и "букме", кроме этого, применяется и для изготовления изделий из тонкой
ткани, например, газовое покрывало для невесты "пуллы бурумчыкъ". Для украшения

дорогих, вышитых золотой нитью изделий использовали также драгоценные камни и
жемчуг, в других случаях их расшивали бисером.
К сожалению, после депортации крымскотатарского народа декоративное искусство
крымских татар было на грани исчезновения. Благодаря коллекциям, сохранившимся в
Бахчисарайском дворце-музее, архивным и библиотечным источникам появилась
возможность изучить и возродить декоративное искусство. На сегодняшний день
отдельными энтузиастами делаются попытки возродить традиционное ковроткачество и
вышивку. Их первые опыты настолько успешны, что изготовленные ими изделия уже
выставляются на различных выставках и пользуются спросом.
Диляра АСАНОВА,
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

КРЫМСКОТАТАРСКАЯ ТОПОНИМИЯ
Синкретизм крымскотатарской культуры особенно ярко проявляется в топонимии Крыма.
Кочевой и оседлый миры, античные и средневековые цивилизации, соцветие языков,
исламские и доисламские культы витиеватыми узорами выступают на древней
поверхности полуострова. Топонимическая паутина, ровесница тудунов и ханов,
свидетель средневекового расцвета, воспроизводит ауру истинного Крыма. Едва уловимой
надеждой она выступает на тусклом фоне сегодняшней цивилизации.
Внешнее великолепие крымскотатарской топонимии гармонирует с внутренним
содержанием. Топонимический архив несет бесценный опыт предков — умение мудрого и
благородного освоения Крыма. Повсюду в глубоких долинах, удаленных степях с
отцовским назиданием топонимы сопровождают крымских татар. Скрестившейся в
умелых ладонях лозой укажут они на воду: Таш-кую (каменный колодец), Мелек-чешме
(фонтан ангелов), Отар-чокрак (пастуший источник); откроют природные свойства
объектов: Сыджак-чокрак (горячий источник), Йель-хоба (ветреная пещера), Боркая
(скала, сложенная из мела). Топонимия сориентирует чабана: Кишла (зимнее пастбище),
Суат (водопой), Малтраш (место пострига овец), Барлаклар (сенокосные луга).
Нынешний крымский сад по-европейски расчетлив, примитивно утилитарен. Иное дело —
старый сад, пленяющий восточным темпераментом и наполняющий горные долины
безумным благоуханием и пением птиц. И как прекрасны топонимы, говорящие о нем:
Эриклик — сливовый сад, Джевизлик — орешник, Дут-чаир — шелковичный сад.
Топонимия Крыма отражает религиозный синкретизм крымских татар: Алтын-бешик
(золотая колыбель, языческое), Ай-Йори-чокрак (источник святого Юрия, христианское),
Азиз (святой, исламское).
Топонимы Конрат, Кирей, Найман, Барын, Алчин, как топот тысяч копыт, извещают о
приближении грозной орды. Рассыпанные по крымским равнинам, они не позволят
крымским татарам забыть тюркских предков. Готские Гавр, Шелен, Ворон, иранские
Замана, Донга, Стиля, загадочные, теряющиеся в глубине веков, возможно, таврские
Чигенитра, Ургенда, Баганда обнажают нетюркские корни народа.
Крымская топонимия не музейный экспонат и не этнографическая декорация. Это живой
носитель культурно-этнического наследия Крыма, связующее звено прошлого и
настоящего. Он не приемлет ревизий, произвольных изменений, последовавших тотчас за
депортацией коренного народа. Лишенные Родины крымские татары сохранили в сердцах

топонимию Крыма, не деля ее на "свою" и "чужую". И можно видеть, как бережно
прививают они к крымской земле увядшие, но не утратившие жизненной силы отростки,
еще способные перерасти в цветущий сад...
Рустем АБКАДЫРОВ

ВОДА В ЖИЗНИ КРЫМСКИХ ТАТАР
Крымские татары искусно орошали сады, поили отары овец, проводили воду в свои
селения. Это умение совершенствовалось и передавалось из поколения в поколение,
являясь истинным богатством народа.
Использовался оригинальный способ перераспределения весеннего паводка на летний
период. Для этого русло реки перегораживалось зимой временной плотиной. Разлившаяся
влага глубоко просачивалась в толщу рыхлых речных отложений и в межень выходила
многочисленными ключами по склонам долины.
Для орошения пойменных садов на реках создавались специальные запруды — арык-баши
— с разветвленной системой каналов — арыков. Запруда имела шлюз, который при
необходимости открывался, и вода устремлялась напоить каждое дерево. К чаирным
горным садам подводили воду из источников — чокрак. За ними постоянно ухаживали,
очищая от листьев, щепок и другого мусора. Кроме этого, выискивались мокрые места в
почве, скалах, которые разрабатывались в ключи.
Если источник использовался для питья, омовения, он облагораживался в форме фонтана
— чешме. Это была искусно обработанная каменная глыба с высеченными цитатами из
Корана, поэтической эпиграфикой, именем устроителя фонтана. Чешме строились и в
городах, и в селениях, и у дорог, порою в самых неожиданных местах. Здесь встречались
и общались между собой женщины, пришедшие за водой, путники, отдыхающие и
утоляющие голод и жажду.
Места подземных жил и водных линз для рытья колодцев искали с помощью виноградной
лозы. Глубина колодцев могла доходить до 100 м. При помощи нехитрого устройства и
пары лошадей вода извлекалась из колодца и выливалась в бассейн для скота. В
маловодных местах иногда применялась система, в которой из нескольких
расположенных рядом колодцев вода по специально проделанным отверстиям стекала в
один самый глубокий колодец, играющий роль накопителя.
В селениях крымских татар были проложены гончарные водопроводы — каризы. Они
вели воду из вышерасположенных источников и питали фонтаны. Некоторые
водопроводы подавали воду с соседних склонов по принципу сообщающихся сосудов.
Система водопотребления крымских татар, основанная на природных процессах, мягко
врастала в крымский ландшафт. Улавливая и направляя малейшую струйку воды, она
живительным соком питала пышный расцвет Крыма эпохи ханов.
Индустриальное хозяйство, наполнив водой огромные водохранилища и каналы, ранило
Крым, не способный впитать чужую влагу. Есть надежда, что крымские татары,
обратившись к своим истокам, вернут Крыму утраченное.
Рустем АБКАДЫРОВ

ТРАДИЦИОННОЕ ЖИЛИЩЕ
Многообразие природных условий Крыма и хозяйственной деятельности, сложная
этническая история обусловили неоднородность крымскотатарских жилищ. Выделяются
традиционные жилища степных, горных, южнобережных крымских татар, а также особый
городской тип. Генетически они восходят к древнейшим постройкам Крыма. Обитатели
этих построек консолидировались в этнос крымских татар, не утратив свою культуру.
Лишь внутреннее устройство домов и убранство комнат испытали влияние исламских
традиций: выделялась женская половина, обувь снималась при входе, вся жизнь семьи
проходила на полу.
Для степняков был характерен дисперсный тип расселения. Он отражал потребности
полукочевого скотоводства. Небольшие поселения были во множестве разбросаны по
склонам защищенных от ветра степных балок и речных долин. Дома были обращены
фасадами на юг и располагались на значительном удалении друг от друга. Низкие,
углубленные в грунт, они словно прижимались к земле. Стены выполнялись из саманного
кирпича, представляющего собой глину с добавлением песка, соломы и высушенного на
солнце. Для прочности стены дома зажимались в деревянный каркас. Стены замазывались
глиной и выбеливались известью.
Дом перекрывали сплющенной двускатной крышей. Поверх стропил настилались доски,
на которые накладывался и утрамбовывался слой соломы и глины, поверх которого
укреплялась рядами изогнутая черепица "кирамет". С фасадной стороны под одной
крышей с домом устраивался хлев.
Дом состоял из двух или трех комнат. Сразу попадаешь в сени "аят". К перегородке с
соседней комнатой здесь примыкала печь "оджак". Костер разводился прямо на полу, а
дым уходил в нависающий колпак "даул-бас", переходящий в трубу. Он крепился к стене
на расстоянии 1,2 м от пола и был сделан из плетня, обмазанного глиной. В центре над
очагом свисала цепь, на которую крепился котел для приготовления пищи. В этой же
комнате у стены недалеко от двери на полке стояла хозяйственная утварь, а в углу —
земледельческие орудия.
Из кухни или сеней дверь, открывающаяся внутрь, ведете комнату, служившую спальней
или женской половиной, или, если дом состоял из трех отделений, а спальня
располагалась в противоположной стороне, то — в гостиную. В спальне у стены,
отделяющей ее от кухни, устраивалась куполообразная печь, служащая для обогрева этой
комнаты и для выпечки хлеба. Ее отверстия — устье и дымоход — выходят в кухню в
стенку очага.
Обстановка дома приспособлена к пребыванию на полу. Пол устилается коврами или
войлоком. Кругом вдоль стен на нем разложены набитые соломой или шерстью матрасы
"миндеры" и подушки "ястык". Стены украшают, а иногда и полностью закрывают
чадрами (покрывалами), расшитыми полотенцами, каллиграфическими надписями и
изречениями из Корана. Выше окон крепятся длинные полки, на которых расставлены
рядами блестящая металлическая посуда — приданое невесты.
В спальне в углу сложены постели — матрасы, подушки, одеяла, которые на ночь
раскладываются на полу. Тут же стоят и сундуки с платьями и бельем.
В особый тип выделяются традиционные жилища крымских татар Бахчисарайского
горного района. Такие трудоемкие отрасли хозяйства, как садоводство и виноградарство,

способствовали формированию крупных поселений и больших патриархальных семей.
Дома располагались довольно свободно, отделялись друг от друга дворами, огородами,
садами и, утопая в зелени, сливались с лесным пейзажем. Своеобразным был деревянный
дом "чатма эв". Всюду выступающими крупными бревнами он имел какой-то не южный, а
скорее северный вид. Первый этаж возводился из дикого камня, обтесанного лишь по
углам. Балки, перекрывающие первые этаж, непременно выступали над общим планом
дома, образуя таким образом крытую галерею, или веранду. Крыша была трех- или
четырехскатной, крытой так же, как и в степи, черепицей "кирамет".
Этажи сообщались между собой либо по внутренней, либо по внешней, ведущей на
веранду, лестнице. И на первом, и на втором этажах устраивались печи "оджак". В
отличие от степного района печь для выпечки хлеба "фурун" была самостоятельной
постройкой, расположенной во дворе.
В комнатах наблюдается характерная для всех крымскотатарских домов "пестроматерчатая внутренность": миндер (матрац), ястык (подушка), юзбез (полотенце), марама
(накидка), явлук (платок), килим (ковер).
Южнобережные поселения крымских татар ютились на крутых склонах горных ущелий.
Улицами служили горные ручьи, узкие тропы или лестницы, выбитые в скале. Дома
рядами громоздились один на другой, спускаясь по склону своеобразными уступами —
террасами. Дворами служили плоские крыши нижерасположенных домов. Они
восполняли недостающую в горном окружении ровную поверхность. Здесь располагались
печи для выпечки хлеба "фурун" и некоторые хозяйственные постройки.
Дома буквально погружались в горный склон: задней, а порой и боковыми стенами
нижнего этажа служила срезанная скальная порода, второй этаж, поднимаясь вверх по
склону, выступал на план первого этажа. Поэтому комнаты здесь располагались уже не в
ряд, а вглубь. Причем комнаты, лишенные бокового света, освещались окном, пробитым в
крыше дома.
В крымскотатарских городах на местные строительные традиции наслаивались
заимствованные византийские, иранские, арабские, турко-османские. Проводниками
новых традиций были, как правило, общественные постройки — джами (мечети), дюрбе
(мавзолеи), медресе (мусульманские училища), текие (монастыри дервишей), хане
(постоялые дворы).
Крымскотатарские традиционные жилища до настоящего времени сохранились
отдельными сельскими постройками, в Бахчисарае, Гезлеве (Евпатории), Акмесджите
(Симферополе) — целыми городскими кварталами. Но постепенно разрушаясь, они
нуждаются в охране и реставрации.
Рустем АБКАДЫРОВ

ХАНСКИЙ ДВОРЕЦ В БАХЧИСАРАЕ
Богатая культура крымскотатарского народа с аннексией Крыма Российской империей в
1783 г. и установлением советской власти на полуострове в 1920-х гг. приходит в упадок,
а с депортацией народа в 1944 г. была почти полностью уничтожена. Малая часть того,
что осталось после всех перипетий, в том числе и Ханский дворец в Бахчисарае, сегодня
находится в очень плачевном и запущенном состоянии. И только исторические описания

дают возможность нам воссоздать былое величие и великолепие крымскотатарских
архитектурных памятников.
Ханская резиденция и сам город Бахчисарай были основаны, как написано в "Тарих-и
Сахиб Герай" Рамала Ходжи, ханом Сахибом І Гераем в 1532 г. Параллельно главной
улице старого Бахчисарая течет р. Чурук-Су (Чурук, или джурук, означает "быстрая").
Пройдя по мостику, перекинутому через эту речку, можно оказаться у Дарбехане-Капу —
Железных Ворот, установленных в фасаде здания и ведущих в ханский двор.
Площадь, занимаемая Хан-Сараем — Ханским дворцом, более 4 га, но во времена
правления Гераев она составляла 12 га. К западным воротам и к ограде прилегали
обширные сады, которые и дали название городу Бахчисарай, что в переводе с
крымскотатарского означает "дворец-сад".
Внутренний двор имеет форму параллелограмма: он обширен, покрыт газонами и
цветниками, обнесен постройками, спрятавшимися в зелени, имеются в нем и несколько
фонтанов. Слева от дворцовых ворот и "свитского" корпуса с надвратной башней
расположились большая ханская мечеть Хан-Джами, ханское кладбище и строения для
дворцовых служащих.
Хан-Джами — красивое и нарядное двухъярусное здание прямоугольного плана, с
пирамидальной четырехскатной черепичной крышей, на вершине которой — шпиль с
шарами и полумесяцем. Внутри мечети с трех сторон хоры (балконы, поддерживаемые
колоннами). Оттуда вниз ведут две крутые винтовые лестницы. В глубине второго этажа с
правой стороны находится ханская ложа, отделанная росписью и фаянсовыми плитками,
вход в нее с крутой наружной лестницы. Стены украшены надписями из Корана. Пол
устилался коврами — намазлыками. С высокого расписного потолка свисают несколько
люстр из дерева с разноцветными подсвечниками. Впереди, в южной стене, неглубокая
ниша, над которой висят три шара, изображающие страусиные яйца (символ возрождения
жизни), а рядом невысокая деревянная кафедра — мимбер. Высоко над михрабом (ниша в
мечети, куда мусульмане обращаются лицом во время молитвы) выделяются цветными
стеклами два небольших окна, а внизу под ними окна побольше с решетками,
оплетенными изумрудно-зелеными листьями винограда. С большим мастерством
выполнены минареты. Их тонкие стенки выложены из штучного камня, скрепленного
свинцом. Здесь все строго, торжественно и величественно.
Уникальным памятником мусульманской культовой архитектуры является ханское
кладбище — мезарлык, расположенное рядом с мечетью. Здесь покоятся члены рода
Гераев, их родственники и приближенные. Над их могилами возвышаются надмогильные
камни — башташ. Мужские надгробия украшены каменными чалмами и воинскими
атрибутами, женские — плоскими шапочками — фесками. И все они с разными
орнаментами и многословными надписями. В них соперничает пламенное красноречие
восточной поэзии с глубокомыслием крымскотатарских улемов. Все надгробия
ориентированы строго с запада на восток.
В южной части кладбища, рядом с дюрбе над могилой Менгли II Герая, выстроен
оригинальный мемориал в виде восьмиколонной ротонды. Здесь же сооружены два
восьмигранных мавзолея-дюрбе, купола которых до 1863 г. были покрыты свинцом, а
после реставрации — кровельным железом.
Справа от дворцовых ворот расположился главный ханский корпус, то есть дворец с его
парадными и служебными помещениями. Парадная половина ханских палат начинается с

дворика, куда ведет большая Железная дверь или Портал Алевиза — самая древняя и
некогда самая красивая часть дворца, названная в честь итальянского архитектора
Алевиза Нового, создавшего его.
Небольшую дубовую дверь, обитую полосами кованого железа, обрамляет пышный
резной портал: по обе стороны пилястры с коринфскими капителями. Стержни пилястров
украшены резным орнаментом. Фриз, карниз и архитрав тоже резные, как и украшение
фронтона с вписанными в его центр арабскими письменами и крымскотатарской тамгой.
Железная дверь немного углубилась в землю, что свидетельствует о давности ее
нахождения в этом месте.
С южной стороны к дворику примыкает Диван хане — зал Совета и Суда. Эта комната
считалась самой великолепной и величественной на нижнем этаже. Вход в зал украшает
арка, выстроенная из известняка. Источники первой половины XVIII в. свидетельствуют о
том, что полы были всюду мраморные, стены выложены разноцветными фарфоровыми
плитками. Посреди зала беломраморный бассейн с фонтаном. Окна верхнего яруса,
разделенные узкими простенками, красовались цветными витражами, нижние имели
двойные ставни. Над входной дверью — забранная красивой, сплошной решеткой узкая
галерея.
Из Диван хане через боковую дверь можно пройти в просторный Фонтанный дворик.
Сюда можно попасть и через Портал Алевиза. Здесь два фонтана. Первый Магзуб —
позолоченный, впоследствии его стали называть золотым. На мраморной облицовке —
рельефные надписи золотом, выполненные арабской вязью, и растительный орнамент. Но
славен Бахчисарай не этим пышным фонтаном, а более скромным, но изящным фонтаном
Сельсебиль — Фонтаном слез, находящимся в противоположном углу дворика. Этот
уникальный памятник архитектуры создан в 1764г. мастером Омером — иранским
художником-декоратором и лепщиком. Безвременной смерти юной красавицы Диляры
Бикеч, согласно народной легенде, любимой жены хана Крым Герая, посвящен этот
фонтан. На мраморной облицовке вырезан пятилепестковый цветок, а в центре и по краям
множество чашечек, расположенных одна под другой. Из цветка, точно из человеческого
глаза, покатились капли — слезы, и заструились в чаши, будто по щекам стекая к
подножию памятника, где изображена спираль, похожая на улитку, являющуюся
символом жизни. Так ожил камень в руках искусного мастера и фонтан заплакал.
Творение Омера пленяет неожиданным сочетанием классической, строгой простоты с
богатым восточным орнаментом и тихим меланхолическим звоном едва приметных
капель.
Из Фонтанного дворика через арочный вход можно попасть в одно из наиболее ранних
сооружений Ханского дворца — Малую мечеть. Надпись, сохранившаяся на ней,
указывает на то, что она была восстановлена ханом Селяметом II Гераем в 1741 г. Мечеть
представляет собой полутемное купольное здание, поддерживаемое арками и парусами,
плавно переходящими от куба основного помещения к подкупольному восьмиграннику.
Освещается мечеть тремя окнами вверху, одно окно направленно в Бассейный садик
внизу.
Из Фонтанного дворика по широкой деревянной лестнице можно попасть в Посольский
зал. Это светлое продолговатое помещение с двумя "ложами" как бы делится на две части,
в одной из которых было тронное место, где восседал хан. Пол здесь дощатый, но, по
некоторым свидетельствам, раньше он был мраморный. Деревянный потолок расписан
золотом и голубыми тонами.

В глубине Посольского зала — расписная дверь, ведущая в гостиную хана — Золотой
кабинет. Стены расписаны архитектурными деталями с позолотой и алебастровыми
вставками с изображением ваз с фруктами. Потолок — резной, деревянный, в центре —
хрустальная люстра. Окна расположены с трех сторон в два яруса, в четвертой стене —
входная дверь и высокий камин. Лепные и живописные работы, выполненные Омером,
носят восточный характер, в то же время они проникнуты влиянием европейского
искусства, которое шло на Восток через Турцию от французских мастеров, которых
приглашали султаны для декоративных и строительных работ.
С западной стороны к Золотому кабинету примыкает Кофейная комната. Она отличается
от предыдущей меньшими размерами и скромной отделкой. Окна расположены в два
яруса и направлены на юг и запад. В северной стене кроме входной двери, камина и
встроенного шкафа для кофейной посуды неприметная дверь, откуда по узкой деревянной
лестнице можно попасть в комнату евнуха и гаремный сад.
В глубине внутреннего сада скрытый главным корпусом дворца стоит овеянный
романтикой гаремный комплекс с корпусами и павильонами, банями и бассейнами,
цветниками и садами. По некоторым источникам, в конце XVII в. была цела "только
небольшая часть здания, заключавшего в себе 73 комнаты", а в 1818 г., к приезду русского
царя Александра I были снесены 70 обветшалых комнат.
С южной стороны недалеко от гарема находится Тоган кулеси — Соколиная башня. Это
шестигранное сооружение, основанное на сочетании деревянных и каменных
конструкций, с решетчатым верхом. Невысокая восьмискатная крыша из черепицы.
Внутри башни — широкая деревянная лестница, огибающая все шесть стен этой
громадной призмы со смотровой площадкой наверху. По преданию, в нижней части
башни держали соколов для ханской охоты. По другим сведениям, ханские жены иногда
поднимались на вершину башни полюбоваться каким-либо празднеством, джигитовкой
(состязаниями молодых всадников), парадом войск или въездом иноземных послов.
После аннексии Крыма в результате неоднократных переделок Ханский дворец во многом
утратил свой первоначальный вид, а во время капитального ремонта, произведенного к
приезду русской императрицы Екатерины II, во многих частях дворца был нарушен
восточный характер отделки. Значительно исказили первоначальный облик многих
дворцовых строений и попытки устранения аварийности комплекса в 1783 — 1787 гг., в
1820—1830 гг. и 1920-х гг. В начале 2003 г. начались широкомасштабные
реставрационные работы во дворце при поддержке правительств Украины и Автономной
Республики Крым.
Но, к сожалению, многие чудесные тайны Хан-Сарая останутся для нас загадкой навсегда.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

ХАН-ДЖАМИ В ГЕЗЛЕВЕ (ЕВПАТОРИИ)
Каждый посетитель Гезлева (Евпатории) не оставит без внимания и надолго запомнит
здание мечети Хан-Джами, которое расположено в восточной части набережной. ХанДжами — Ханская мечеть — была так названа в честь коронации Девлета I Герая. Ее
называют также Джума-Джами, что переводится как «пятничная мечеть», то есть
соборная, в честь пророка Мухаммеда, родившегося, по преданию, в пятницу.

Согласно источникам, начало строительства относят к 1552 г. Создал мечеть знаменитый
архитектор Ходжа Синан (род. в 1489 или 1490 г. — ум. в 1599 или 1600 г.), уроженец д.
Агирна в Турции. Он был образованным человеком — инженером, математиком,
астрономом, прекрасным архитектором, подарившим миру более трехсот замечательных
сооружений в Стамбуле, Андрианополе, Эдирне и других городах мусульманского
Востока. Творчество Ходжи Синана — вершина османской архитектуры.
Одним из его шедевров является Хан-Джами, который поражает гениальной простотой
своей конструкции. В основе его — куб. Гладкие наружные стены не имеют украшений, и
переход их к центральному куполу разрешен гирляндой малых куполов. Шейки куполов
низкие, восьмигранные. Высота куполов, разных по величине, чуть меньше полушария.
Основание центральной части двойными срезами подходит к многогранному основанию
главного купола, в котором имеется 16 окон. Вершина его украшена полумесяцем. ХанДжами имеет всего 12 куполов и 1 полукупол, расположенный в центре над михрабом
(алтарем). Купола покрыты свинцом. Возле основания минарета у восточной стены
имеется крытая лестница, ведущая на висячий балкон, а оттуда через небольшую дверь на
верхний этаж восточной галереи. Это вход хана, который проходил через восточные
двери. Внутрь Хан-Джами ведут три двери: западная, восточная и южная.
Особый интерес представляет южная стена — кыбла (сторона, направленная к Мекке), в
центре которой находится открытый михраб. Это неглубокая, пятигранная ниша, высота
которой около четырех метров. По краям сделаны полуколонки с капителями. Наружная
часть ниши закрашена в зеленый цвет. По краям полуколонки и наверху купола михраба
золотом написаны имена пророка и его помощников.
Справа от ниши возвышается кафедра — мимбер, с которой мулла читает хутбу —
благословение халифа и хана (государя) — и проповеди. Потолок мимбера
поддерживается четырьмя колонками. Лестница украшена П-образной аркой. Мимбер
привлекает своей нарядностью и праздничной раскраской.
К северной стороне центрального помещения примыкает глухой притвор, перекрытый
пятью небольшими куполами. Очевидно, первоначально это была открытая галерея с
арками, опиравшимися на тонкие мраморные колонны с капителями, что является
характерным для многих мечетей Ходжи Синана.
Центральное помещение отделяется от боковых галерей двухъярусными аркадами. Пол на
первом этаже выложен каменными плитами, а узорчатый потолок отделан деревом.
Второй этаж галерей разбит полуциркульными арками на три квадрата, перекрытых
куполами. Над северным входом имеется балкон на деревянных опорах, который является
мостом между западными и восточными галереями (хорами). В углу центрального
помещения имеется винтовая лестница, по которой можно попасть в восточные галереи.
Особого внимания заслуживает освещение. Сравнительно малое число окон, небольших
по величине и разнообразных по форме (стрельчатые, полукруглые и круглые), наполняет
все здание ровным, мягким и спокойным светом.
Торжественно и весьма гармонично выглядит главный вход Хан-Джами. По бокам входа
— две ниши, украшенные тонкой резьбой. Главный вход, ориентир на север, имеет две
двери: внешняя изготовлена из разных сортов дерева, внутренняя остеклена. Узорчатая
деревянная дверь притвора украшена мраморной доской с резной арабской надписью.

В Хан-Джами с западной и восточной сторон сохранились основания двух минаретов, а
верхние части разобраны до уровня крыши мечети. О времени разрушения этих
минаретов нет никаких достоверных сведений.
Двор при Хан-Джами был довольно-таки обширный, огороженный каменной стеной.
Имеются сведения, что здесь располагалась кофейня и здание медресе. Сейчас трудно
сказать о том, какие еще были пристройки во дворе мечети, так как с момента завершения
строительства Хан-Джами подвергалась всевозможным переделкам и реставрациям.
С установлением советской власти и господства атеизма в Крыму мечеть перестала
функционировать, долгое время здание Хан-Джами использовали как складское
помещение, затем вплоть до 1991 г. здесь располагался краеведческий музей. С
возвращением крымских татар на свою родину Хан-Джами была передана местной
мусульманской общине.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

МАВЗОЛЕИ-ДЮРБЕ
За более чем трехсотлетний период существования Крымского ханства крымскотатарский
народ последовательно создавал материальные и духовные ценности, вкладывая в них
веками накопленные традиции и свое видение мира через призму ислама. Период со
второй половины XV в. по вторую половину XVIII в. принято считать "золотым веком"
крымскотатарского искусства. В это время воздвигается целый ряд монументальных
сооружений гражданского и культового назначения. Остановимся на некоторых
архитектурных памятниках, сохранившихся в легендарном г. Бахчисарае.
В трехстах метрах к востоку от Ханского дворца сохранилось наиболее интересное
сооружение средневекового Бахчисарая, оригинальное асимметричное строение —
древнейший Эски дюрбе (Старый мавзолей), построенный еще в конце XV в. Это
монументальное квадратное здание, завершающееся слегка приподнятым, килевидным
куполом на восьмигранном основании. С восточной стороны к каменному кубу
примыкает портал, выступающий вперед. Портал состоит из пилонов и высокой
стрельчатой арки из тесаного камня. Боковые стены пилонов, обращенные к входу, и свод
арки не имеют украшений. Верхняя часть фасада украшена тремя резными розетками. С
южной стороны к зданию примыкает открытый дворик. Он огражден высокой
декоративной стеной с узкими бойницами внизу и стрельчатыми арками вверху. Есть
предположение, что в открытом дворике было семейное кладбище.
Недалеко от Зынджырлы медресе сохранилось другое сооружение — дюрбе Хаджи Герая,
построенное (по другой версии — только обновленное) Менгли Гераем в 1501 г., где
спустя четырнадцать лет он был похоронен. Здание представляет собой восьмигранник с
порталом, выступающим из плоской стены, основанной на сложном цоколе. Столбы
портала богато украшены резным орнаментом по камню и поддерживают
"сталактитовый" полукупол. Во внутренних боковых стенах устроены ниши со
"сталактитовым" полукупольным завершением.
По архитектурной композиции дюрбе Хаджи Герая напоминает другое культовое
сооружение XV в. — мавзолей Джаныке-ханым, расположенный у северного обрыва
Чуфут-Кале. Это восьмигранное здание, с южной стороны которого пристроен портал,
перекрытый полуциркульной аркой, с двускатным завершением. В стенах портала
имеются сельджукские ниши с круглыми колонками и полукуполом. К входу ведет

каменная лестница из семи ступеней. Внутри дюрбе установлено надгробие с надписью на
арабском языке: "Это гробница знаменитой государыни Джаныке-ханым, дочери
золотоордынского хана Тохтамыша, скончавшейся месяца Рамазана 841 г. (1437)". Под
полом оказался пустой, давно разграбленный склеп.
В дворцовом комплексе Ханского дворца, в юго-восточном углу парка (ныне здесь
находится воинское кладбище) одиноко возвышается мавзолей. Это дюрбе Диляры Бикеч,
согласно легенде — любимой жены Крым Герая, построено оно в 1764 г. и близко к
традициям османской архитектуры XV ст., но со стремлением к изящной декоративности,
характерной для XVIII в. Это традиционный восьмигранник, увенчанный куполом. Но
вместо прежней простоты и строгости — дробное членение форм. Каждая сторона
восьмигранника разбита на части двойным рядом арок и соответствующих им окон. Это
членение подчеркнуто двойным рядом рельефных тяг — снизу и сверху. По преданию, у
входа в дюрбе стоял Сельсебиль (Фонтан слез), позже перенесенный в Фонтанный дворик
Ханского дворца. Сегодня мавзолей Диляры Бикеч выведен из запущенного и плачевного
состояния благодаря реставрации.
На другом конце Бахчисарая, в его новой части, где когда-то в древности был город ЭскиЮрт — предшественник столицы Крымского ханства, недалеко от железнодорожного
вокзала, сохранилось несколько памятников культовой архитектуры крымских татар.
Ранее здесь находился суфийский культовый центр с более поздними захоронениями —
Азиз ("святой"), получивший свое название от Азиза Мелек-Аштера. Территория Азиза
была покрыта красивейшими усыпальницами, из которых сохранилось всего несколько
мавзолеев-дюрбе, образовавших своего рода архитектурный заповедник. Наиболее
древним мавзолеем считается дюрбе Бей-Юде-Султан, который стоит слева у дороги на
Севастополь. Небольшой мавзолей кубической формы с сильно скошенными углами и
перекрытый наполовину разрушенным куполом. Небольшие оконца заложены кладкой. С
южной стороны в виде небольшой арки — дверной проем, перекрытый перемычкой из
двух камней. Над входом сохранилась надпись, в которой сообщается, что гробницу
приказал построить Мухаммед-Шах-Бей для своей матери Бей-Юде-Султан. По мнению
специалистов, мавзолей был поставлен в XIV—XV вв.
Среди усыпальниц выделяется своей торжественностью и пышностью Большой
восьмигранник — дюрбе Мухаммеда II Герая. Он представляет собой монументальный
восьмигранный мавзолей с полусферическим куполом. Его высота 17 метров, диаметр 9
метров, а толщина стен около 2 метров. Все восемь граней имеют два яруса окон,
стрельчатые верхние окна и прямоугольные внизу, вход с северовосточной стороны.
Большой восьмигранник построен в конце XVI— начале XVII в. в лучших традициях
османского зодчества. Недалеко от этого мавзолея расположен Малый восьмигранник —
дюрбе Мухаммед-бея. Это сравнительно небольшое, скромно отделанное восьмигранное
сооружение с таким же куполом. Мавзолей построен в XVI в.
Через дорогу от Малого восьмигранника расположился Кубовидный дюрбе. Вблизи этого
мавзолея в 1921 г. во время археологических разведок во главе с Усеином Боданинским,
этнографом, членом центрального бюро краеведения, была найдена мраморная
надгробная плита с именем Ахмед-бея, умершего в 1577 г. Дюрбе условно названо его
именем.
Вблизи мавзолея Ахмед-бея сохранилась маленькая восьмигранная каменная башенка с
шатровым восьмигранным завершением. Это мимбер — кафедра мечети странствующих
дервишей, строение, которое относится к XVI—XVII вв. В Евпатории сохранилось

древнейшее сооружение — текие дервишей — комплекс построек средневекового
мусульманского монастыря, единственного памятника такого рода в Крыму.
К сожалению, эти культовые сооружения, как, впрочем, и многие другие архитектурные
памятники крымскотатарского народа, нуждаются в немедленной реставрации, иначе
будет безвозвратно потеряно уникальное наследие, чудом дошедшее до наших дней.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

ЗЫНДЖЫРЛЫ МЕДРЕСЕ
"В том месте Дух святой живет. Построй, мой повелитель, там не дворец, не мечеть, а
только Дом для изучения наук. И назови его Повязанным цепями с небесами. Того Аллах
желает", — раскрыл однажды Божью волю крымскому хану Менгли I Гераю его
звездочет. Звездочет оговорил и границы "места" (территории), подобного которому не
было больше нигде на земном шаре.
Менгли Герай повиновался. Вскоре — в 1500 г. — в Салачике зодчие воздвигли медресе
(высшее духовное учебное заведение), получившее название Зынджырлы.
Крымский правитель, осуществлявший замысел Творца, проявил при строительстве
особую щепетильность: каждая большая или малая деталь наружного и внутреннего
убранства медресе должна была исполнять не только архитектурные функции, но и
символические. Так, арка и металлическая цепь над входной дверью символизировали
небесный свод, стянутый цепями земного притяжения. Недосягаемое близко, неизвестное
постижимо.
Вошедший в храм наук оказывался в обители двух триединств — небесного (духа, разума
и силы) и земного (веры, знаний и власти). Здесь строго придерживались трех заповедей:
вера помогает умным; только знающий будет уважаем и любим; власть — ничто, если
управляет не зная и не веруя.
По уровню подготовки выпускники "одного из древнейших и лучших крымскотатарских
медресе" не уступали окончившим восточные факультеты университетов. В Зынджырлы
готовили служителей культа, учителей, служащих государственного аппарата.
К преподаванию в Зынджырлы медресе допускались только те преподаватели, кто "по
чистой совести и чести, без пристрастия и собственной корысти, устраняя вражду и связи
родства и дружбы, по качеству ума и совести оказывались способнейшими и
достойнейшими, дабы не уронить в глазах общественности воспитательное и
нравственное значение этого учебного заведения. В Зынджырлы преподавали первейшие
улемы (богословы и законоведы). Обучение здесь было интенсивнее, чем в других
медресе, что сокращало срок учебы в два раза. Сохты (учащиеся), поступающие в
Зынджырлы медресе со всех концов Крымского ханства и Кавказа, также обязаны были
держать себя достойно, чтобы не запятнать свое учебное заведение.
Со дня основания в Зынджырлы медресе были два курса обучения — низкий и высокий.
На низком курсе арабский язык только изучался. Высокий курс подразумевал подготовку
и выпуск специалистов арабского языка. В Зынджырлы медресе принимались сохты,
получившие лишь начальное образование, то есть умеющие читать Коран и писать, и
окончившие другие крымские или кавказские медресе по курсу "Алибия" и пришедшие
сюда для получения высшего образования. Поступившие сохты размещались в

общежитии в отдельных комнатах по 4—5 человек в каждой; при этом принималась во
внимание величина комнаты, чтобы число проживающих соответствовало требованиям
гигиены и удобства занятий. В каждую комнату из числа сохт назначался старший,
который должен был следить за порученными ему младшими учениками.
Кроме мудерриса (наставника) в медресе были три преподавателя и помощник мудерриса
(эта должность была учреждена в 1897 г.). Один из преподавателей жил при медресе,
следил за порядком, он отвечал и за ведение внеклассных занятий. В обязанности
учащихся входило присутствие на богослужении в мечети. Отпускались сохты домой
только по пятницам. Прием новых учащихся проходил ежегодно в октябре. Поступающие
обязаны были учиться 8 месяцев в году. Новопринятый сохта записывался в Особую
книгу с отметкой о времени поступления, фамилии, имени и возраста. При оставлении
медресе отмечалась причина ухода.
Курс обучения был десятилетним. Учеба прерывалась два раза в год: во время поста
Рамазан, а также в июле, августе и сентябре. Сохты переходили с курса на курс, сдавая
экзамены. Ежегодно в июне проходили переводные экзамены. Получившие отметку
"хорошо знает" или "знает" переводились на следующий курс; получивший отметку "не
знает" оставался на своем курсе еще год. Более трех лет на курсе никого не оставляли и
исключали по неспособностям. Экзамены проводились по вопросным пунктам,
соответствующим ежегодному курсу каждого класса и отделения. Для получения отметки
"знает" надо было хорошо ответить на большую часть заданных вопросов. В полный курс
Зынджырлы медресе входили следующие предметы: турецкая и арабская грамматика,
каллиграфия, арифметика, наука о нравственности, логика о стихосложении,
мусульманское право, богословие, изучение Сунны и Корана. Сохты, окончившие
Зынджырлы медресе, должны были знать языки и письменность — арабскую, турецкую и
русскую (последняя вошла в курс обучения в 1867 г.; в 1868 г. бахчисарайский купец
Чубукчи построил помещение — русский класс — и передал его в собственность
Зынджырлы медресе). Занятия проводились ежедневно по 7 часов. На изучение русского
языка и посещение ремесленных классов отводилось по 2 часа ежедневно.
Все помещения медресе, включая и общежитие, освещались и отапливались из средств
вакуфа, то есть движимого и недвижимого имущества Зынджырлы медресе. Ежегодно из
общего дохода медресе, составлявшего 2016 рублей серебром, 200 рублей отчислялись на
ремонт зданий и 100 рублей на пополнение библиотеки. Остальные деньги отпускались на
содержание 70 учащихся, жалованье преподавателям, приказчикам, писарю, объездчикам
(последним платили еще и хлебом).
В 1890 г. библиотека медресе насчитывала 800 книг и рукописей — учебных, научных —
на арабском, турецком, персидском (фарси) и русском языках, пожертвованных
мудеррисом Аджи-Абибуллой эфенди и другими лицами, и ежегодно покупались на
средства вакуфа. Кстати, вакуфное имущество Зынджырлы медресе было весьма
значительным: участок земли при д. Улукуль (Улаклы) Симферопольского уезда и
участок Сыр Каир, составляющие 4578 десятин 417 саженей; вакуф Мухтерем-бей при д.
Алма-Тамак Симферопольского уезда — приблизительно в 300 десятин; 24,5 десятин
земли при д. Актачи Евпаторийского уезда; сад при самом медресе, где кладбище; дом с
амбаром — дом из двух комнат, крытых черепицей, — на участке Орта-Кесек-Улукуль,
приобретенный для медресе бывшим председателем Комиссии о вакуфах, князем,
генерал-майором Чингиз Ханом; 3 лавки в г. Бахчисарае (по другим данным — 4 лавки) на
базаре Араста и 2 магазина (один из них хлебный) в г. Евпатории (лавки и магазины были
завещаны в разное время неизвестными лицами в пользу мудеррисов).

Следовательно, Зынджырлы медресе располагало достаточными для своего содержания
средствами, часть из которых ежегодно шла на поддержание гробницы основателя
медресе — Менгли Герая. Поэтому здесь могли содержаться и получать образование
минимум 60—70 человек от 11 лет и старше.
Кстати, о завещателях: на Божий промысел (волю Божью), в пользу Зынджырлы медресе
завещали деньги российская императрица Екатерина II — 45 рублей 60 копеек — и
российский император Александр III, распорядившийся отпустить из общего вакуфного
капитала 5000 рублей на ремонт и перестройку в 1890 г. зданий Зынджырлы.
В 1917 г. Зынджырлы медресе было преобразовано в Институт Менгли Герая
"Зынджырлы" с курсом обучения в 8 лет. Главное отличие его от других учебных
заведений заключалось в том, что здесь сравнительно больше времени отводилось урокам
богословия и вероучения. С 1918 г. институт находился в ведении Дирекции народного
просвещения Крымской Татарской Национальной Директории (крымскотатарского
правительства).
В 1917 г. в институте были открыты только 1-й и 4-й классы, в 1918 г. появились 3-й, 5-й
классы и дополнительные 1-ий 4-й. Для подготовки лиц на духовную службу при
институте открылись двухгодичные курсы. Как и раньше, в пансионе (общежитии)
проживали бесплатно учащиеся — 50 человек.
Администрация, финансовое управление института, а также права и обязанности
директора, двух его помощников, трех делопроизводителей, педагогов, четырех
воспитателей и остального персонала определялись правилами, утвержденными
Дирекцией народного просвещения.
25 октября 1924г. в "Бюллетене", издаваемом КрымЦИКом* и СНК КрымАССР**, в
списках муниципализированных жилых строений Бахчисарая значилось: Зынджырлы
медресе (институт). В графе "кому принадлежало" было написано: "вакуфу мечети
Зынджырлы медресе; мечеть ханская (Хан-Джами) находится в приходе Салачик —
здание каменное, крыто черепицей, стены грубой, бутовой на глине кладки, полы
деревянные; крыльцо с каменным полом; деревянная галерея; построено в 1740—1743
гг.".
21 января 1930г. Зынджырлы медресе и Ханская мечеть были включены в список
архитектурно-археологических памятников Крымской АССР, состоящих на учете
Музейного отдела Главнауки Народного Комиссариата Просвещения.
2 сентября 1932 г. Ханская мечеть (Хан-Джами) была закрыта "ввиду того, что находится
на территории Древнеисторического музея и в течение ряда лет не используется
населением". Помещение Ханской мечети передано в ведение Бахчисарайского дворцамузея для размещения в нем одного из своих отделов.
1924-й и 1930-й годы оказались для Зынджырлы медресе роковыми. Здания старинного
учебного заведения опустели. Медресе-институт не по доброй воле оставляли студенты.
"Рассадник народных знаний и духовности" стал угасать. А для крымских татар начался
процесс утраты интеллектуальных и духовных ценностей, накопленных в течение
нескольких столетий.
...В конце XX в. на территории Зынджырлы медресе по жестокой иронии судьбы
размещался психоневрологический диспансер.

Память людская искренна. Запоминая, запечатлевая, она отдает предпочтение лучшему —
тому, что устоит в схватке с разрушительной силой беспамятства. Людская память крепка,
как стены Зынджырлы медресе.
Старые добрые стены, уцелевшие в надежде снова увидеть студентов, услышать шелест
книг, громкие споры ученых и такие странные, но красивые слова "альма-матер крымских
татар"...
Роза АИРЧИНСКАЯ

* КрымЦИК — Центральный Исполнительный Комитет Крымской АССР.
** СНК КрымАССР — Совет Народных Комиссаров Крымской АССР.

ИСЛАМСКИЕ ПРАЗДНИКИ ОРАЗА БАЙРАМ И КУРБАН БАЙРАМ.
АШИР КУНЮ
Годовой календарный цикл обычаев и обрядов крымских татар продолжал формировался
на основе обрядов мусульманских праздников. Из этих праздников выделяются
следующие: Ораза байрам — малый праздник разговения, Курбан байрам — великий
праздник жертвоприношения. Кроме того, отмечается Ашир куню — день Ашира.
Ораза байрам. Пост является четвертым из пяти обязательных условий, соблюдаемых
мусульманами. Пост начинается в месяце рамазан (рамадан) первого дня новолуния,
соблюдается в течение 30 дней. Во время соблюдения поста имеется ряд ограничений:
запрещается прием пищи, употребление жидкости, курение и т. д. Все, от чего надо
воздерживаться днем, разрешается в течение ночи и за час до восхода солнца.
По истечении 30-дневного поста начинается праздник Ораза байрам. За день до Ораза
байрам или в день праздника после праздничного намаза (молитвы) крымские татары
жертвуют фитр (садакъа), то есть милостыню, из расчета стоимости 1 кг пшеницы на
каждого члена семьи. Фитр раздается бедным, сиротам, одиноким старикам, а также
преподносится в фонд джами (мечети) после праздничного утреннего намаза.
Правоверные, в основном мужчины, за день до праздника посещают кладбища, читают
молитвы возле могил своих близких и родственников.
Ораза байрам празднуется в течение 3-х дней и приходится на первый день месяца
шавваль (Ораза байрам). Члены семьи поздравляют друг друга с праздником. При этом
младший по возрасту целует руку старшему. Все просят друг у друга прощения за
вольные и невольные обиды. В этот день происходит примирение бывших в ссоре.
За 4 дня до праздника начинают тщательную уборку дома, хозяйственных построек,
хлевов, чистят скот. В этих мероприятиях участвуют все члены семьи от мала до велика. В
эти же дни посещают кладбища, приводят в порядок могилы близких. Детям заранее
шьется или покупается новая одежда, обувь, готовятся сладости, печется национальное
печенье и т. д. После окончания уборки все члены семьи обязаны перед праздником
искупаться, надеть чистое белье и привести в порядок волосы, остричь ногти. По обычаю
женщины красили хной волосы, первую фалангу пальцев. Таким образом готовятся к

самой священной ночи месяца рамазан, которая приходится на 27-ое число рамазана —
Кадыр геджеси. Эта ночь посвящается молитвам, после захода солнца читается сура из
Корана, которая в переводе с арабского на крымскотатарский язык называется "Къадыр
геджеси", что означает "ночь предопределения, ночь решения людских судеб, ночь
могущества". Аллах же исполняет все желания, высказанные в эту ночь. За день до
праздника наступает Арфе куню и Арфе геджеси (день и ночь Арафата, Арафат — гора
вблизи Мекки).
Вечером хозяйки жарят "хатлама", "чибереки", "къыйгъача" (см. "Национальная кухня").
Дети разносят их по соседям и родственникам, происходит взаимный обмен блюдами.
Этот обычай называется "кокъу чыкъармакъ", что означает: "чтобы в доме был запах
пищи". Обязательным является кормление этим блюдом своей собаки.
Праздничный стол в основном состоит из сладких печеных блюд, конфет, фруктов,
всевозможных варений и т. д. Обязательным является праздничный кофе, который подают
молодые женщины или девушки — члены семьи. Если же в семье нет молодых, то кофе
подают молодые гости. В праздничные дни принято посещение старших молодыми.
Женщины приносят с собой в виде подарка сладости, кофе и т. д.
Курбан байрам — один из главных праздников мусульман. Начинается в десятый день
месяца зу-ль-хидджа (Курбан байрам айы), празднуется 4 дня.
С принятием ислама арабы совершали жертвоприношения в Мекке, что вначале было
связано с посещением Каабы. Однако, когда ислам распространился за пределы
Аравийского полуострова и утвердился во многих странах Азии и Африки, хадж для
мусульман этих государств стал трудным и дорогостоящим мероприятием, поэтому по
предписанию ислама правоверные могли исполнить обряд жертвоприношения по месту
их жительства или там, где застанет правоверного десятый день месяца зу-ль-хидджа.
При жертвоприношении соблюдаются определенные обряды. Начинают готовиться к
празднику за несколько дней. За это время вновь приводятся в порядок хозяйственные
помещения, проводится побелка, уборка дома, двора. Приводят в порядок и себя:
купаются, переодеваются в чистую одежду. День перед Курбан байрамом называется
Арфе куню, а ночь между Арфе куню и первым днем Курбан байрама — Арфе геджеси —
Величайшая ночь. Эта ночь является одной из 10 благословенных ночей у мусульман. В
Крыму на празднике Курбан байрама чаще всего в жертву приносят баранов.
По обычаю, мясо жертвенного барана не моется. Тщательно проверяется и очищается от
прилипших шерстинок, разрубается на мелкие куски (200—250 г). Его варят в воде,
добавляя к бульону только лук и соль, летом — зелень. Едят с хлебом или лепешками. В
течение 3-х дней семья употребляет 1/3 мяса жертвенного барана, угощая всех гостей,
пришедших с поздравлениями по случаю праздника, а 2/3 мяса раздается бедным,
одиноким, тем, чей доход не позволяет принести в жертву барана. Шкура же жертвенного
барана преподносится в дар джами. Посещение могил, поздравление друг друга с
праздником проходят точно так же, как и во время Ораза байрам. Кроме того, выезжают к
Азизам (святым местам), некоторые жертвоприношения с молебнами проводят там.
Ашир куню. Кроме этих великих праздников, крымские татары отмечают памятный день
Ашир куню, наступающий после Ашир геджеси (ночь Ашира), которая является одной из
10 благословенных ночей, почитаемых мусульманами. Ашир куню приходится на 10-е
число месяца мухаррем (аширай). Этот день отмечается как день памяти погибших
сыновей пророка Али: Асана и Усеина — во время одной из войн с неверными. В этот

день крымские татары зажигают свечи и читают молитвы. В этом месяце готовят и
употребляют ритуальное блюдо, известное под названием "ашираш" (пища в день
Ашира), пьют чистую родниковую или колодезную воду.
По легенде крымских татар, во время одной из войн против иноверцев воины мусульман
попали в окружение врага. Кончилась еда, начался голод. Все стали искать, не осталось ли
каких-нибудь продуктов. И вот в карманах семерых воинов нашлись различные продукты:
зерна пшеницы, фасоли, кукурузы, гороха, грецкий орех, различные сухофрукты. Собрав
все, сварили еду и спаслись от голода. В память об этом событии приготовленное таким
способом в месяц ашир ай блюдо называется ашир аш. Им в первую очередь угощают
соседей, затем тех, кто не в состоянии приготовить его сам. Поев, благодарят словами:
"Асан, Усеиннинъ джанына тийсин" ("За упокой души Асана, Усеина"). Это угощение
разносится проживающим по соседству 3—7 семьям.
Рефат КУРТИЕВ

КАЛЕНДАРНЫЕ ПРАЗДНИКИ: НАВРЕЗ, ХЫДЫРЛЕЗ, ДЕРВИЗА
Среди явлений духовной жизни крымских татар наиболее ярки праздники, в которых, как
в зеркале, отражается образ жизни народа. К таким праздникам относятся Наврез,
Хыдырлез, Дервиза, Ораза байрам и Курбан байрам.
Наврез — древний праздник земледельцев. Отмечается как начало нового хозяйственного
года и весны. Наврез с иранского означает "новый день". Праздник проводится 21 марта в
день вхождения Солнца в созвездие Овна (Овцы), на крымскотатарском — Къозу, когда
день равен ночи (см. "Календари"). Обычай празднования Навреза среди крымских татар
возник не позже XII—XIII вв. вместе с принятием ислама. Комплекс обычаев и обрядов
свидетельствует о том, что этот день считается началом нового хозяйственного года и
весны.
Основные этапы празднования Навреза:
1. Проводы старого хозяйственного года.
2. Встреча нового хозяйственного года.
3. Подготовка и проведение весенне-полевых работ.
В празднике Хыдырлез отражается сложная этническая история крымских татар. Праздник
отмечается в 5—6 числах месяца къуралай (май). Хозяйственный год, начинающийся
после празднования Хыдырлеза, состоит из двух периодов, связанных с наймом
работников.
1. Начало найма рабочих после праздника Хыдырлез и освобождение от найма в день
Касыма, то есть после пятницы 1-ой недели ноября (Касым по-арабски означает
делитель).
2. Период свободного от найма времени (с 1 -ой пятницы ноября до окончания праздника
Хыдырлез). После празднования Хыдырлеза пастухи Крыма начинают отгон скота на
яйлы — летние пастбища (Караби, Аи-Петри, Роман-Кош и др.).

Название праздника включает два мусульманских имени святых (Хыдыр и Ильяс), с
которыми связаны многочисленные легенды. Хыдыр, или Хыдр (по-арабски ал-Хидр, или
ал-Хадир), — исламский святой. В Коране отмечено, что Хыдыр является проповедником
и ему Богом дарована вечная жизнь. Он постоянно поддерживает у мусульман веру в
Аллаха, оказывает помощь тонущим в море, помогает тушить пожары, ограждает от краж
и злых духов. Аллах же помогает ему принимать правильное решение и опекает его.
Святой Ильяс — один из библейских пророков. По преданию, Аллах даровал ему власть
над громом. Он хранит источники, оберегает скот. Ильяс и Хыдыр непрерывно
путешествуют по всему свету, помогая людям, только Хыдыр начинает обход земли
справа, а Ильяс — слева, и встречаются они вместе в той точке земли мусульман, где уже
восходит солнце и завершились хозяйственные работы, окот овец и началось
пробуждение природы. С течением времени он стал восприниматься только как приход
Хыдыра.
Накануне праздника хозяйки затевают тщательную уборку по дому, так как, по поверью,
грязный дом Хыдырлез не посещает. Считается, что если беременная женщина нарушит
эту традицию, то роды могут быть трудными. Вечером хозяйки выпекают круглые хлебцы
(къалакъай), кобете.
В селах рядом с джами (мечетью) молодежь готовится разжечь костер. Вечером к этому
месту собираются жители всего села, как мужчины, так и женщины с детьми. После
вечернего намаза (молитвы) самый уважаемый житель села разжигает костер и первым
прыгает через него, а за ним остальные мужчины, затем юноши и мальчики. Прыгая,
произносят: "Агъырлыгъы явургъа, енгиллиги озюме" ("Трудности иноверцу, а
благополучие мне"). Потом мужчины уходят, остаются женщины, девушки, девочки. За
это время пламя костра угасает, и тогда начинают прыгать через костер женщины.
Первыми начинают прыгать пожилые, затем молодые, после них девушки и девочки. В
иных селах костры разжигали перед каждым домом.
По поверью, в ночь перед праздником дети, боясь страшных сновидений, мажут себя
чесноком, а хозяйки рассыпают по подоконнику горсть пшеницы, скот выводят из хлева и
окуривают его дымом от дурного глаза. В день праздника после утренней молитвы
хозяйка доит корову, овец и обрызгивает молоком вход в хлев. В этот день каждая семья
старается посадить деревце (мужчины — яблоню, женщины — грушу) или цветы. В
основном этот праздник стараются отмечать на природе, вблизи родника. На поляне
заранее устанавливаются качели. Девушки увивают их цветами, раскачиваются на них.
Женщины обсыпают друг друга зеленью и скатываются с горки.
Неотъемлемая часть праздника — это спуск с горки заранее испеченных хлебцов. Если
хлебец упадет лицевой стороной вверх, то будет хороший урожай, а если наоборот, то год
будет неурожайный. Повсюду слышны песни, все танцуют, везде веселье, смех. Мужчины
состязаются в борьбе (куреш). На этом празднике парни и девушки знакомятся друг с
другом, происходят смотрины невест, их выбор. Всеобщее веселье завершается
обязательным исполнением общего танца хоран (групповой танец, образующий круг).
Из этнографических материалов следует, что весенние праздники крымцев Наврез и
Хыдырлез представляют собой комплекс обрядов и обычаев, которые направлены на
задабривание сил природы с целью получения богатого урожая и увеличения поголовья
скота. В них просматриваются элементы культур земледельцев и скотоводов.
Специфика календарной обрядности дополняется осенним праздником — Дервиза. Он
отмечается в день осеннего равноденствия 22 сентября. После этого дня начинается

"отмирание" сил природы, то есть начинается осень. В это время Солнце входит в
созвездие Девы. Название Дервиза состоит из двух слов: "дер" — означает дверь, ворота;
"виза" — разрешение на въезд (вхождение в иной природный мир).
Перед праздником, как обычно, проводят тщательную уборку дома, двора и т. д. Хозяйки
выпекают хлебцы, кобете. В день праздника девушки в нарядных одеждах рассеивают
золу на поле, в огороде, в саду и виноградниках. Мальчики очищают хлев и окуривают его
дымом. Этот праздник организуется совместно с жителями нескольких сел, которые
входят в одну общину — "джемаат". Выбирается удобное для проведения таких
мероприятий место, обязательно вблизи источника воды, рядом со святым местом —
Азизом. Как всегда, праздник начинается с молитвы и жертвоприношения барана. После
этого несколько девочек в возрасте 10—12 лет надевают овчинные тулупы, олицетворяя
приближение зимы, одновременно сообщая о начале праздника. Для девушек
устанавливаются качели. Женщины с горок катят сито (элек). Если сито ляжет вверх
дном, будет хороший урожай, если же вниз дном, то ожидается малый урожай, если
встанет набок — зерновые вырастут высокими.
На этом празднике проводятся состязания певцов, танцоров, поэтов, знатоков частушек
(чынъ ве манелер), выступают самодеятельные коллективы, организуются соревнования
по национальной борьбе (куреш). Только на этом празднике состязаются в бросании
камня вдаль, приговаривая при этом: "Къара куньлер таш къайткъанда къайтып
кельсинлер" ("Пусть черные дни возвратятся тогда, когда возвратится этот камень";
иными словами — никогда). Обязательно проводятся ярмарки. Обычно праздник
завершается всеобщим танцем — хораном, который олицетворяет единство народа в
достижении общей цели.
В этот день подводят итоги своего труда от Хыдырлеза до Дервизы, то есть завершают
посев озимых, принимают своих овец от чабанов, спустившихся с яйлы, хозяева проводят
взаиморасчеты с пастухами. После этого выбирается всем селом новый чабан или
остается прежний. Тогда же начинается сезон свадеб.
Рефат КУРТИЕВ

ОБРЯДЫ РОЖДЕНИЯ, НАРЕЧЕНИЯ, СЮННЕТ
Среди обрядов, имеющих большое значение в духовной жизни крымских татар, особое
место занимают обычаи, связанные с рождением ребенка. Их смысл заключается в
сохранении жизни и здоровья матери и дитя.
Ожидающую ребенка женщину окружают вниманием и заботой: ограничивают в объеме
работ, во многом помогают, оберегают ее спокойствие, не отказывают в ее желаниях,
особенно если это касается еды. О беременности обычно знают самые близкие люди, а
когда это уже нельзя скрыть, женщине желательно реже бывать на людях, чтобы
уберечься от сглаза. Не рекомендуется выходить ночью на улицу или смотреть на людей с
физическими недостатками, принимать участие в обряде похорон. Нельзя беременной
женщине прятать на себе что-нибудь. Есть поверье, что у ребенка бывает родимое пятно
на том же месте, где мать прятала эту вещь. Женщина заранее не должна ничего покупать,
шить или вязать для будущего ребенка, все необходимое для новорожденного должна
приготовить ее мать и подарить только после появления малыша на свет.
В прежние годы, когда подходило время родов, рядом с будущей мамой находился
близкий ей человек (обычно это ее мать, сестра или свекровь) и повитуха, следившая за

ходом беременности. Считалось, что чем меньше людей знает о родах, тем легче они
проходят.
Сразу после появления ребенка на свет его обязательно купали в теплой, соленой воде,
сопровождая купание чтением молитвы, пеленали и укладывали рядом с мамой, которая
кормила его. В наши дни эта процедура купания производится после возвращения из
родильного дома. Мать обязательно сама должна была кормить ребенка, в редких случаях,
когда у нее не было молока, нанимали кормилицу. Считается, что кормление материнским
молоком не только физически укрепляет младенца, между ними устанавливается некий
неразрывный контакт. Новорожденный воспринимает мир через материнское тепло, ее
запах, дыхание, ласку.
Новость о рождении младенца со словами "Мужде меним" ("Награду мне за добрую
весть") сообщают в первую очередь отцу, бабушкам и дедушкам. Принесшему эту новость
дарится подарок или даются деньги; в случае, если родился мальчик, вознаграждение
бывает ценным.
По традициям семейной обрядности, у крымских татар первые сорок дней мать и
младенца изолировали от посторонних, кроме близких членов семьи, чтобы уберечь их от
нежелательных последствий. Этот период в народе называют "чилле" (40-дневка). Лишь
на сороковой день молодая мама впервые выходила за пределы дома: вместе с такими же,
как она, молодыми женщинами шла за водой к источнику. В нынешнее время не всегда и
не все придерживаются этих правил.
Во время чилле никто не должен посещать молодую маму с ребенком. Исключение
делается в одном случае. Не позднее 10 дней после рождения ребенка приглашается мулла
(глава местной мусульманской общины), который совершает обряд наречения
новорожденного. Мулла, прочитав необходимую для этого случая молитву, берет ребенка
сначала на левую руку и, повернувшись в сторону кыбла (в направлении Мекки), вслух
читает на правое ухо ребенка "эзан" — специальную молитву. После этого также вслух на
ухо ребенка произносится имя матери и имя, которым нарекают ребенка. Примерно так:
"Маму твою зовут Алиме, а твое имя Айше". Это повторяется три раза. Затем, переложив
ребенка на правую руку, также вслух (теперь уже на левое ухо) читает "камет" — ту же
молитву, но со специальным дополнением - ("камет кетире"). Потом также на левое ухо
вслух произносит имя матери и имя, которым нарекают ребенка (как и на правое ухо). Это
и является нареченным именем ребенка, то есть "эзан ады". После этого мулла
поздравляет родителей, желает, чтобы ребенок рос здоровым, умным, красивым, готовым
служить своему народу, и со словами: "Адынен къарт олсун!" ("Пусть состарится с
именем своим!") возвращает им ребенка. При выборе имени ребенка обязательно
учитывается мнение бабушек и дедушек младенца. Имя первенца обычно выбирают мать
и отец мужа, но нельзя именовать ребенка именами своих родителей.
По истечении чилле женщина вместе с ребенком в сопровождении мужа посещает свою
мать, обязательно с подарком для нее, получает ее благословение. Впоследствии
устраивается торжество по случаю рождения ребенка с прочтением молитв. У степных
крымских татар оно называется "дернек", у горных и южнобережных — "локса дуасы".
Приглашают муллу, родственников, гостей, которым представляют малыша. Женщины
обычно приходят с подарком для новорожденного, мужчины — с деньгами. Поздравляют
со словами: "Алла багъышласын!" ("Да благословит Аллах!) или "Алла узакъ омюр
берсин!" ("Пусть Аллах дарует долгую жизнь!"). Гостей хозяева щедро угощают
национальными блюдами, приготовленными, как правило, из барашка, принесенного в
жертву по случаю рождения ребенка. Ребенка одевают в праздничные одежды. От сглаза

на нем обязательно должен быть амулет, а на лобик наносится небольшое пятно (обычно
использовали сажу из очага, а сейчас — от сгоревшей древесины). Но если все же после
посещения гостей ребенок ведет себя беспокойно, капризничает и плачет, его обязательно
умывают, выполняя следующий ритуал: намочив левую руку в проточной воде, проводят
ею от подбородка ко лбу три раза. Умыв таким образом, ребенка вытирают изнаночной
стороной заднего подола платья в том же порядке. Обычно к этому ритуалу прибегают
каждый раз, когда беспричинно капризничает ребенок.
У крымских татар множество и других значимых обычаев, связанных с рождением детей.
Первый раз волосы состригают (обязательно наголо) с исполнением ребенку года,
состриженные волосы сохраняют. Впервые ноготки состригают после того, как младенец
сможет взять в горсть мелкие монетки. Считается, что чем больше он схватит монеток,
тем благополучнее будет его материальное положение в будущем. Тот, кто увидел первые
зубки ребенка, должен сделать ему подарок. Выпавшие молочные зубки надо закидывать
на крышу дома, попросив при этом, чтобы выросли здоровые, крепкие зубы,
приговаривая: "Мына санъа кемик тиш, бер манъа алтын тиш" ("Вот тебе простые зубы,
дай мне золотые").
Крымские татары обязательно совершают обряд обрезания — сюннет. Он производится в
нечетные годы рождения мальчика — обычно в 3,5,7 лет. Мальчику задолго до этого
внушается, что это необходимая процедура для каждого мусульманина, которая
олицетворяет принятие его в ряды мужчин, доказывает его мужественность. Для ребенка
и его семьи этот день — важное событие, к которому готовятся заблаговременно. Этот
день проходит торжественно с приглашением гостей и прочтением обязательной молитвы.
Виновник торжества в праздничной одежде вместе с родителями встречает гостей, затем
его переодевают в длинную рубашку. В отдельной комнате после прочтения молитвы
сюннетчи (специалист, владеющий навыками совершения сюннет) совершает обряд
обрезания. После этого взрослые, суетясь вокруг ребенка, отвлекают его различными
подарками, мужчины дают ему деньги. В отдельных случаях по этому поводу играются
свадьбы — сюннет-той. Все чаще в наши дни обрезание производят в медицинских
учреждениях, а само торжество отмечается через несколько дней.
Диляра АСАНОВА,
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

СВАДЕБНЫЙ ОБРЯД
Один из ярких и особенных обрядов крымскотатарского народа связан с бракосочетанием.
В наши дни свадебный обряд проводится с соблюдением его основных элементов и этапов
проведения.
Когда молодые люди собираются пожениться, предварительно договорившись между
собой, каждый ставит в известность своих родителей и спрашивает их совета и
разрешения. Принимая решение, родители молодых знакомятся ближе, удостоверяются в
порядочности и благополучии семьи. Обязательно устанавливается родословная. Не
разрешается жениться родственникам до 5 колена со стороны матери, до 7 колена со
стороны отца.
Через некоторое время родители парня в дом девушки направляют сватов "къудалар" для
совершения помолвки "сёз кесим". Во время визита обсуждается и намечается день

свадьбы. Девушке преподносится дорогой подарок "нишан". В ответ родители невесты
передают такой же подарок для жениха.
После совершения "сёз кесим" молодой человек приходит в дом к девушке уже в статусе
жениха. Раньше этот обычай назывался "пенджереге бармакъ". Жених приходил к окошку
невесты, где она ненадолго появлялась. Он дарил ей подарок. Этот визит означает то, что
молодые люди могут встречаться уже как жених и невеста.
За две—три недели до свадьбы происходит следующий этап — "агъыр нишан":
заключается окончательный договор между сторонами, который освящается молитвой.
2—3 представителя жениха приезжают на сторону невесты с подарками для нее и ее
близких. Родители невесты предварительно готовят свои подарки для другой стороны.
Происходит обмен подарками, освященными молитвами. Раньше в этот день невесте
отрезался "зилиф" — локоны у виска, которые символизировали ее статус невесты и без
которых не совершался обряд бракосочетания "никях". Стороны не могли разорвать
священный договор, что бы ни случилось. В сегодняшнее время это не так
принципиально.
Следующий обязательный и важный шаг — "никях" (мусульманский обряд
бракосочетания). Сейчас он совершается обычно во время "агъыр нишан", раньше — на
второй день свадьбы. Никях проводится в присутствии жениха и невесты. Ритуал "никях"
заключается в том, что, по правилам шариата, местный мулла в присутствии свидетелей с
каждой стороны спрашивает у невесты, согласна ли она принять в мужья такого-то
(называется имя жениха и чей он сын). Этот вопрос задается трижды, так как
стеснительная невеста обычно только после третьего раза дает ответ. Мулла также
спрашивает (один раз) у жениха, согласен ли он взять в жены такую-то (называется имя
невесты и чья она дочь). И только после этого, получив положительный ответ и невесты, и
жениха, подтвержденный свидетелями, мулла объявляет о совершении "никяха" —
бракосочетания. Современные пары также заключают официальный брак в
государственных учреждениях.
Наконец, наступает день свадьбы "никях-тою". Как правило, свадебное торжество длится
два дня. По традиции, первый день проходит у невесты, второй — у жениха. До 1930-х гг.
жених не принимал участия в свадебном торжестве на стороне невесты. Свадьба
начинается исполнением торжественной мелодии "Такъсим", оповещающей
общественность о таком событии, как образование новой семьи. Далее обязательно
исполняется "Пешраф", веселая и жизнерадостная музыка, но с нотками грусти, так как,
несмотря на всю торжественность происходящего, присутствует элемент печали у
невесты и ее родных. Распорядитель свадьбы "той агьасы" произносит речь, в которой
приветствует и благодарит присутствующих от имени хозяев свадьбы, поздравляет
родителей молодых, напутствует невесту и жениха, затем объявляет свадьбу открытой.
После этого музыканты исполняют мелодию "Долу" ("Застольная"), а гости приступают к
угощениям.
Основной частью свадьбы являются танцы. Первым объявляется танец девушки и парня
— как правило, сестры и брата невесты (в первый день) или жениха (на второй день).
Обязательно сначала исполняется древнейший народный крымскотатарский танец "Агъыр
ава", затем — плавный переход к быстрому танцу "Хайтарма". В течение свадьбы
танцуют несколько пар. Кульминация вечера — танец невесты и жениха. В завершение
своего выступления они исполняют танец "Хоран оюны". Гости образуют большой
хоровод, в центре которого находятся невеста с женихом. После этого танца свадьба
завершается исполнением прощальной мелодии для сватов "Къудаларгъа марш".

Во второй день за невестой приезжают посланники жениха. Разыгрывается обряд выкупа
невесты. "Къудалар" подходят к ее комнате, но подруги не пускают их, требуя выкупа. В
шуточной форме устраивается торг, в результате которого, получив желаемое, подруги
разрешают войти к невесте, чтобы забрать ее. Наступает самый печальный момент
свадьбы. Невеста просит у родителей благословение "эляллыкъ", целует в знак безмерного
уважения их руки и, заливаясь слезами, прощается с ними, а также с родными и
подругами.
А во дворе в это время совершенно иная обстановка: кругом суета, шум, гам, веселье,
звучит музыка — готовятся к отъезду свадебного кортежа. К крыльцу подается машина
для невесты, раньше это был нарядный экипаж. Из дома ее выводит отец, в некоторых
случаях — дядя или брат. Вместе с невестой в машину обязательно сажают маленького
мальчика — брата или племянника невесты с Кораном. В следующих машинах
размещаются родные и близкие, друзья. Родители невесты остаются дома. В
сопровождении громкой и веселой музыки свадебная процессия направляется к дому
жениха. Раньше по пути молодые люди на лошадях, сопровождавшие кортеж, устраивали
"джигитовки" — разнообразные сложные упражнения на скачущих лошадях под музыку.
Иногда при подъезде к дому жениха свадебную процессию останавливают его
родственники или соседи, обычно молодежь, в шуточной форме требуя выкупа, и только
после получения символических подарков они освобождают путь.
У дома невесту с гостями встречают жених с матерью и родственниками. Музыканты
исполняют мелодию песни "Агьлама келин, агьлама" ("Не плачь, невеста, не плачь").
Будущая свекровь за условную цену "выкупает" Коран невесты, а потом дарит ей подарок.
Невеста выходит из машины к жениху, и мать осыпает их и всех собравшихся мелкими
монетами и конфетами, а бегающие вокруг дети с шумом и гамом собирают их.
Приехавших "къудалар" приглашают в дом, где их угощают сначала вареньем, чтобы
молодым сладко жилось, а затем подносят традиционный кофе со сладостями. Через
некоторое время невеста и жених в сопровождении "къудалар" под музыку выходят к
праздничному столу, где уже собрались гости. Свадебный вечер проходит примерно так
же, как и в первый день.
Утром следующего дня свекровь, как правило, дарит невестке дорогой подарок, обычно
ювелирное изделие. Невестка приветствует новых родителей, целуя им в знак уважения
руки. Она готовит традиционный кофе невестки "келин къавеси" и подает его вместе со
сладостями своим новым родным и первым гостям.
Через неделю после свадьбы устраивается "чагьыртув" сначала на стороне невесты, а
затем — у жениха. Это маленькое торжество в кругу близких, родных и знакомых с целью
установления более тесных взаимоотношений между новыми родственниками.
Диляра АСАНОВА,
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

ОБРЯД ПОХОРОН — ДЖЕНАЗЕ
Обряд похорон — дженазе — у крымских татар сегодня совершается согласно
установившимся в результате исторического развития народа правилам и обычаям с
соблюдением законов шариата (свод мусульманских предписаний).
К этому событию каждый крымский татарин готовится загодя. Как правило, с
достижением определенного возраста или по состоянию здоровья собирается олюмлик—

материальные и финансовые средства, необходимые для ритуала погребения. Считается,
что если человек заранее побеспокоится и соберет олюмлик, ему будет ниспослана
высшая благодать — савап.
Печальное известие о смерти человека, как правило, передают близкие и родные
умершего, оповещая общественность. Каждый, получивший это известие, считает своим
долгом передать его другому из круга знающих усопшего. При этом не употребляют
таких прямых выражений, как: "ольди" ("умер"), используя более мягкие: "кечинди"
("скончался"), "бизден кетти" ("покинул нас").
Похоронить покойника — мевта — стараются в тот же день, в который он скончался. Это
объясняется религиозным утверждением о том, что человек в этом мире — гость и после
смерти обретает свой истинный мир, к которому он спешит всю жизнь. Но в крайних
случаях, когда близкие и родные покойного находятся далеко, его оставляют до их
скорого приезда. Если человек скончался после полудня или ближе к вечеру, похороны
переносятся на следующий день. По мусульманским законам, нельзя хоронить после
захода солнца.
Покойника нельзя оставлять одного в комнате, с ним рядом обязательно должны
находиться близкие люди. В комнате постоянно горит свет, который не выключают на
протяжении сорока последующих дней. Покойника укладывают головой на север, а
ногами на юг, в сторону Каабы в Мекке.
С утра в дом, где находится покойник, собираются все родные и близкие, соседи и друзья,
местная мусульманская община во главе с имамом и многие, кто считает своим долгом
проститься с усопшим и выразить соболезнование его родным. Обычно не принимают
участия в похоронах дети и беременные женщины. Каждый пришедший должен зайти
сначала в комнату, где находится покойник, прочитать молитву и выразить
соболезнование — тазие — родным, произнеся: "Алла рахмет эйлесин!" ("Да помилует
его (ее) Аллах!"). Женщины, как правило, приносят отрезы материи, которыми потом
накрывают покойника, мужчины дают деньги. В комнате остаются женщины, мужчины
обычно находятся на улице, некоторые из них помогают близким в организационных
хлопотах. Организацией похорон, как правило, занимаются родственники, помогают
близкие, соседи. Ими руководит один из хозяев дома, обычно мужчина. Самые близкие
родные, как правило, это члены семьи женского пола, всегда находятся рядом с
покойником. Дети — члены семьи находятся в дальней комнате или их забирает к себе
кто-нибудь из соседей.
Несколько человек (чаще всего это специально подготовленные люди из местной
мусульманской общины старше среднего возраста, которые только один раз состояли в
браке) занимаются приготовлением савана — кефин. Саван должен быть из цельного
куска белой материи (20 м для женщины, 18 — для мужчины). Женщины готовят саван
для покойницы, мужчины — для покойника, не используя при этом ножницы. Эти же
люди потом совершают обряд омовения покойного. Во время приготовления савана и
купания они читают специальные молитвы и произносят причитания.
В отдаленном углу двора устанавливается купальная кабина со всеми принадлежностями
для омовения, готовится место для общественного заупокойного молебна и прощания с
покойником, обычно в центре двора. Несколько женщин готовят ритуальные мучные
блюда: "къыйгъача", "къатлама" и "эльеа". На мусульманском кладбище готовят могилу.
Все приготовления ведутся к определенному часу, как правило, не позднее 14 часов, когда
из дома выносят усопшего.

Покойника выносят из дома для купания головой вперед под усилившийся плач и
причитания женщин, но без истерики. В приготовленной кабине купальщики сначала
обязательно покойнику совершают абдест — мусульманский обряд омовения, произнося
специальную молитву, затем его трижды купают, каждый раз меняя воду. Во время
третьего купания остальные во главе с муллой читают молитву, предназначенную для
этого момента. Затем усопшего одевают в саван, углы которого завязывают узлом, и
укладывают на покрытые ковром или покрывалом носилки — табут (салагач), укрывают
красивыми, яркими тканями, желательно семи цветов.
Носилки с покойником выносят в центр двора и ставят таким образом, чтобы голова
покойника была направлена на запад. Вокруг собираются все, кто пришел проститься с
усопшим. Впереди становятся мужчины, за ними — женщины. Мулла у изголовья
покойника во всеуслышание сообщает имя умершего. Обращаясь к собравшимся, трижды
спрашивает: "Каким был покойный при жизни?", на что обычно следует ответ: "Очень
хорошим человеком был(а). Да помилует его (ее) Аллах!". Затем мулла опять спрашивает:
"Если у покойного есть долги, кто берет на себя обязательство вернуть их?". Близкий
родственник, обычно мужчина, выступив вперед, изъявляет готовность возместить долги
усопшего, если таковые имеются. Мулла читает специальную суру из Корана, после чего
мужчины совершают похоронный молебен — дженазе намазы, иногда его совершают на
кладбище.
После завершения молебна траурная процессия, состоящая только из мужчин,
направляется на кладбище. Носилки с покойником несут на руках сначала самые близкие
родные и друзья, а затем, сменяя друг друга, каждый участник процессии. Люди движутся
в быстром темпе, нигде не останавливаясь. Женщины на кладбище не ходят. Когда
траурная процессия скрывается из вида, они возвращаются в дом, прежде помыв
специальным образом руки: три раза моют каждую руку по отдельности, не смыкая их.
Таким же образом моют руки и мужчины, когда возвращаются с кладбища. А до их
прихода в комнате, где лежал усопший, женщины читают специальную молитву "Ясин".
Прибыв на кладбище, траурная процессия направляется к заранее приготовленной могиле.
Мулла читает специальную молитву "Тебареке". Тело опускают в могилу и укладывают в
вырытой сбоку нише — "ляхт" — лицом в сторону Мекки, чуть-чуть приподняв и
подперев землей правое плечо. Узлы савана развязывают, между его складками
вкладывают записку со специальной молитвой, заранее написанной муллой, нишу
перекрывают досками и могилу засыпают землей. Обычно верх могильного холмика
делают овальным, у изголовья устанавливается заранее изготовленная баш тахтасы —
доска, на которой написаны имя покойного, дата рождения и смерти, а также аят из
Корана. Затем все присутствующие, присев на корточки, читают завершающую
заупокойную молитву, в конце которой произносят: "Алла рахмет эйлесин!".
По возвращении мужчин с кладбища все говорят близким покойного: "Эмир Алланынъ
башынъыз сагъ олсун!", на что они отвечают: "Достлар сагъ олсун!" Затем мужчины в
отдельной комнате читают суру "Ясин" из Корана. Эта молитва читается и в последующие
сорок дней, обычно это делает один человек по просьбе родных. После прочтения
молитвы все обязательно угощаются траурной ритуальной едой.
Поминки справляются в установленные шариатом дни. По истечении одного года над
могилой устанавливается памятник — баш таш,
Диляра АСАНОВА,
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

АЛЕНДАРИ
В формировании календарей коренного тюркоязычного мусульманского народа Крыма
— крымских татар приняли участие нетюркские племена (потомки тавров, скифов,
готов, алан и др.) и тюркские племена (тюрко-булгары, печенеги, кыпчаки и др.). В
процессе этнической истории народа сформировались следующие календари крымских
татар: солнечный (см. цветной вкладыш), восточный тюркский, зодиакальный и
мусульманский.
Таблица № 1
Солнечный календарь
№№ Наименование месяцев
на крымскотатарском языке

на русском языке

1

къара къыш айы

"лютый" месяц (январь)

2
3

кичик аи
сабан айы

"короткий" месяц (февраль)
месяц пахоты (март)

4
5

чечек айы
къуралай аи

месяц цветения (апрель)
месяц май

6

ильк яз (хазиран) айы

7

оракъ айы

первый месяц лета, или хазиран
(июнь)
месяц косовицы (июль)

8

арман (чюрюк) айы

9

ильк кузь аи

месяц молотьбы, или месяц порчи
овощей и фруктов (август)
первый месяц осени (сентябрь)

10

орта кузь айы

месяц середины осени (октябрь)

11

бош (касым) аи

12

ильк къыш айы

пустой месяц, или касым
(разделитель) (ноябрь)
первый месяц зимы (декабрь)

Солнечный календарный месяц дробится на 7-дневные недели. Каждый день недели
имеет свое название.

Таблица № 2
Сравнительная таблица названий дней недели у разных народов
Названия дней недели
русские
Крымскотатарские иранские

арабские

латинские
(в русском
переводе)

понедельник базарэртеси салы
вторник
чаршембе джумасреда
акъшамы джума
джумаэртеси
четверг
базар
пятница
суббота
воскресенье

де-шембе
се-шембе
чехаршембе
пенджшембе
джема

йаум альиснаи асСаласа

день Луны

аль-Арбаа

день Меркурия

аль-Халис

день Юпитера

день Марса

аль-Джума день Венеры
шембе
ас-Сабт

день Сатурна

йаум-альАхад

день Солнца

йек-шембе

Следует отметить, что календарный год подразделяется на сезоны и подсезоны:

Сезоны
Весна (баарь) — 21.03—21.06.
Лето (яз) —22.06—31.07.
Осень (кузь) — 25.08—25.10.

Подсезоны
Март —26.02—20.03.
Августос — 01.08—24.08.
Бош —26.10—30.11.

Европейский календарь
Зима —01.12—28/29.02.
Весна —01.03—30.05.
Лето — 01.06—30.08.
Осень —01.09—30.11.

Таблица № 3
Восточный тюркский календарь
№№

Наименование годов
на крымскотатарском языке

на русском языке

1

Сычан

Мышь

2

Сыгъыр

Корова

3
4

Барыс
Тавшан

Барс
Заяц

5
6

Улув, Лу или Аждерха, Балыкъ
Йылан

Дракон или Рыба
Змея

7
8

Ат (Йылкъы)
Къой

Лошадь
Овца

9
10

Мечин, Маймун
Тавукъ

Обезьяна
Курица

11
12

Копек (Ит)
Домуз (Чочкъа)

Собака
Свинья

Таблица № 4
Зодиакальный календарь
№ Названия месяцев

Время

крымскотатарского

прохождения

солнечного календаря

Солнцем

Варианты названий созвездий

на
русском
языке

на
крымскотатарском
языке

созвездий

1

21.01—19.02 Водолей

Къопка (къова)

2

къара къыш айы
(январь)
кичик аи (февраль)

20.02—20.03 Рыба

Балыкъ

3
4

сабан айы (март)
чечек айы (апрель)

21.03—20.04 Овен
21.04—21.05 Телец

Къозу
Бугъа (опоз)

5

къуралай айы (май)

22.05—21.06 Близнецы Эгизлер

6

ильк яз (хазиран)
айы (июнь)
оракъ айы (июль)
арман (чюрюк) айы

22.06—22.07 Рак

Къыскъач

23.07—23.08 Лев
24.08—22.09 Дева

Арслан
Башакъ

7
8

август
9

ильк кузь айы
23.09—23.10 Весы
Теразе
(сентябрь)
10 орта кузь айы (октябрь) 24.10—22.11 Скорпион Чаян
11 бош (касым) айы
(ноябрь)
12 ильк къыш айы
(декабрь)

23.11—21.12 Стрелец

Окъ (аи) атыджы

22.12—21.01 Козерог

Улакъ

Таблица № 5
Мусульманский календарь


Крымскотатарский

Арабский

Число дней

1
2

Ашир айы
Сефер айы

Мухаррам
Сафар

30
29

3

Буюк Мевлюд айы

Раби аль-авваль

30

4

Кичик Мевлюд айы

Раби ус-сани

29

5
6

Авель айы
Ахыр айы

Джумат аль-авваль 30
Джуат аль-ахир
29

7
8

Эреджеп айы
Шабан айы

Раджаб
Шаабан

30
29

9

Рамазан айы

Рамадан

30

10

Ораза байрам айы

Шавваль

29

11

Бош айы

Зу-ль-каад

30

12

Къурбан байрам айы

Зу-ль-хидджа

9

Таким образом, названия и содержание календарей отражают особенности этнической
истории крымских татар.

Рефат КУРТИЕВ

НАЦИОНАЛЬНАЯ ОДЕЖДА (XIX—ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XX В.)
Национальная одежда крымских татар была не только комфортна, но и наделена
обереговой силой. По одежде можно судить о возрасте и социальном статусе ее
владельца. Специфические особенности имела обрядовая и праздничная одежда крымских

татар. Для детей специально шилась одежда, которая отличалась от взрослой лишь
размером.
Характер кроя, техники шитья и ткачества, цветовая гамма, орнамент, силуэт и манера
ношения крымскотатарской одежды сформировались в соответствии с природными
условиями Крыма, хозяйственной деятельностью, религиозно-мифологическими и
эстетическими воззрениями крымских татар (см. цветной вкладыш). Первоначально
сложились два несхожих типа костюма. Одежда крымского татарина-степняка была
приспособлена для сурового кочевого быта: жизни в степи и занятия скотоводством.
Удобная для верховой езды, свободная и легкая, она зачастую служила кочевнику
единственным укрытием от непогоды. Женская одежда во многом походила на мужскую.
Одежда горных крымских татар была разнообразнее, вобрав элементы многих культур и
этносов. Определенное влияние на форму одежды горцев оказали жители степной части
полуострова.
Консолидация субэтнических групп крымских татар проявилась и в одежде. Она обретает
черты единого комплекса, однако вплоть до начала XX в. все еще сохраняет ярко
выраженные региональные особенности.
Общий комплекс костюма у мужчин был представлен нательной одеждой — рубахой
"кольмек" и широкими штанами "токума штан" из домотканой, чаще хлопчатобумажной
или льняной ткани, реже из шелковой. Верхние штаны-шаровары "сокма штан", или
"шалвар", шились из суконной ткани и подвязывались мужской подвязкой "учкур",
собирающей шаровары широкими складками вокруг талии. Поверх нательной рубахи
надевали "камзол" — куртку в обтяжку с короткими или длинными рукавами и
многочисленными пуговицами в прямом разрезе на груди. Зимняя одежда состояла из
короткого "кыска тончык" или длинного "узун-тон" — улупа из овчины.
Шапочки "такие" шились по форме головы. Кроме основы для уличного убора они
выполняли роль самостоятельного, домашнего головного убора, никогда не снимавшегося
с головы. Наиболее распространенным верхним головным убором была каракулевая
шапка "калпак".
Домашней обувью служили сафьяновые сапожки "мест" на мягкой подошве обычно
желтого, а у пожилых — черного цвета. Уличная обувь — сафьяновые туфли "терлик",
туфли из желтой кожи — "чизма", постолы (рабочая обувь) — "чарык".
Женская одежда состояла из широкой и длинной, ниже колен, рубашки "кетен кольмек"
из тонкой домотканой хлопчатобумажной ткани, с прямым коротким разрезом на груди и
одной пуговицей на шее; подол и рукава рубашки заканчиваются волнистой каемкой "оя"
или кружевной полоской. Под рубашку надеваются широкие шаровары "думай", или
"дон", из белого холста: нижние части штанин, начиная от колен, делаются из яркокрасной материи с таким расчетом, что они наполовину остаются снаружи, всегда видны
из-под рубашки и придают фигуре женщины своеобразный вид.
Поверх рубашки надевают короткий до колен или несколько ниже кафтан "зыбын" с
короткими рукавами и с вырезом на груди "кокус"; вырез этот закрывается вне дома
особым нагрудником "кокслюк" на шнурках. Из-под рукавов "зыбын" видны широкие
длинные рукава холщовой рубашки, которые во время работы засучиваются и собираются
у локтей. Кафтан этот, плотно облегая тело женщины, ниже талии значительно
расширяется при помощи особых клиньев "джабу" с боков.

Талия в обычное время перевязана спускающимся сзади в виде треугольника шерстяным
вязаным платком "бель-явлук" с бахромой. Спереди завязывают на шнурках "оглюк", или
"пештимал", — фартук из полосатой материи. На свадьбах или по праздникам талию
опоясывают нарядными поясами, вышитыми серебром, с чеканными или филигранными
застежками-бляхами "колан", "капаклы кушак".
На ноги надевают шерстяные чулки с цветным узором "сарылы чорап", поверх которых
надевают мягкие сафьяновые туфли "терлик" с несколько загнутыми кверху
остроконечными носками или же туфли без задников "папуч". Осенью и зимой на ноги
надевают обувь с деревянной подошвой "налын" или "табалдрык" с ремешком для
продевания ноги. Летом часто ходят босиком или надевают сафьяновые шлепанцы без
задников "папуч", или "Стамбул папучи", на босые ноги. На зиму кафтаны "зыбын"
делали стеганными на вате с удлиненными рукавами и подолом.
Женщины волосы окрашивали хной, заплетали их в две косы, а на висках оставляли
локоны "зилиф". Девушки заплетали волосы в мелкие косички. Голову туго завязывали
цветным узорчатым платком "баш-явлук", а сверху вне дома набрасывалось длинное
белое прямоугольное покрывало "баш-марама".
Через плечо и на волосах носили "дуа" и "сач-дуа" — амулеты, зашитые в матерчатый
прямоугольный мешочек или заключенный в серебряную оболочку. По праздникам или на
свадьбу надевали маленькие бархатные шапочки "фес"; гладкие, вышитые серебром или
украшенные галунами "шерт".
Рустем АБКАДЫРОВ

ТРАДИЦИОННАЯ ПИЩА И ЗАСТОЛЬНЫЙ ЭТИКЕТ
Традиционная пища любого народа является существенным элементом его материальной
культуры и формируется на протяжении всей истории народа. При формировании
комплекса традиционной пищи большое значение играют физико-географическая среда,
флора и фауна исторической территории народа, так как все это накладывает отпечаток на
хозяйство, которое является основным источником пищи. Крымскотатарская
национальная кухня насчитывает множество кулинарных рецептов. Это связано прежде
всего с тем, что Крымский полуостров, являясь краем с прекрасными климатическими
условиями, имеет богатую растительность и животный мир. Мясо, рыба, овощи, фрукты,
молочные продукты — все это нашло отражение в традиционной пище крымских татар.
Разнообразие блюд крымскотатарской кухни связано также и с тем, что на протяжении
своей истории крымские татары соприкасались с культурой Греции, Италии, Турции,
Украины, Кавказа, России и других стран. У субэтнических групп крымских татар
имеются и местные особенности в питании, например, более широкое употребление
овощей, фруктов, рыбы у южнобережцев, мясомолочных продуктов — у степняков и т. д.
Но при этом везде готовят и общенациональные блюда.
Мясная пища. Мясо являлось традиционной пищей и употреблялось в различных видах.
Очень распространено было баранье мясо и говядина. Мясо употребляли в свежем виде,
также широко практиковалась заготовка впрок. Вяленое мясо называлось къакъач и
бастырма. Нарезанную на мелкие куски баранину поджаривали на внутреннем жире с
луком (къавурма). Иногда ее собирали в специальную посуду, заливали жиром и в таком
виде долго хранили. На зиму мясо солили в специальных деревянных кадках (чапчакъ) в
рассоле (саламура). Из баранины с чесноком и другими специями изготавливали

копченую колбасу (суджукъ, асып). Широко употреблялось жареное на вертеле мясо
(шиш кебабы) и мясо, зажаренное на угольях (кебап). В качестве праздничного блюда
готовили различные виды плова (пиляв). Кхарактерным блюдам крымскотатарской кухни
относятся также голубцы: из виноградных листьев (япракъ сармасы), капусты (пахана
сармасы), перца (бобер допмасы).
Забой животных у крымских татар производился строго определенным образом. В случае
какого-либо отклонения от религиозных предписаний при забое верующие не
употребляли мясо в пищу.
Мучная пища довольно разнообразна. Еду готовят на пару, варят, жарят. Широко
распространены среди крымских татар различные пироги, начиненные мясом,
картофелем, тыквой, рисом, сыром, орехами и другими начинками, нередко слоенные
(кобете, бурма, локъум, пите). Особой популярностью пользовались пресные пирожки с
бараньей или говяжьей начинкой, жаренные в масле (чиберек) или без масла (янтыкъ), а
также пельмени (къашыкъаш, или татараш), отварная лапша с фасолью (сюзме бакъла),
отварные кусочки теста (макъарне, акъчачыкъ), приправленные молотым орехом или
простоквашей с чесноком. На похоронах готовили ритуальную пищу: муку, жаренную в
масле (эльва), и небольшие лепешки из дрожжевого теста без начинки (къатлама). В
специальных печах (фурун) пекли пшеничный или ржаной хлеб (отьмек), а также
различные виды изделий из теста (комеч, къалакъай, къалач; малай — только из
кукурузной муки). Распространена была также круто заваренная из проса, риса, гречки
каша (паста), иногда с тыквой. Из сладких мучных изделий можно отметить
приготовленное на масле и сметане печенье (къурабие), рогалики с орехом (джевизли
бойнузчыкълар), различные виды иных сладостей — шекер къыйыкъ, къадайыф,
бакълава.
Молочная пища также отличалась широким разнообразием. Она в большом количестве
заготавливалась впрок в твердом и заквашенном виде. Основное место среди молочных
продуктов занимает кислое молоко (къатыкь, ёгъурт), а также засоленное, густое кислое
молоко (сюзме къатыкъ) и творог (ырымчыкъ). В деревянных кадушках (кубу) хранились
сливки (къаймакъ) и сливочное масло (сарыягъ). Широко использовались различные сыры
(пенир, къашкъавал), изготавливаемые из коровьего, козьего и овечьего молока.
Употреблялся целебный напиток из кобыльего молока (къумыс), а также напиток из
густого кислого молока, разбавленного подсоленной водой с чесноком (язма, айран).
Прочая пища. В традиционную пищу крымских татар входят также различные Фрукты и
овощи. Яблоки, груши, абрикосы, кизил, слива, шелковица, маслины, хурма, инжир,
черешня, вишня, персики, виноград употреблялись в свежем виде, сушились впрок
(кертме къуру). Из них также варили варенье (татлы) и готовили густой, похожий на мед
навар (бекмес). В горных и предгорных районах особенно широко употреблялись лесные
орехи (фындыкъ), грецкие орехи (джевиз), миндаль (бадем), различные корнеплоды
(чеснок, лук, редька, морковь и др.), бахчевые (тыква, арбузы, дыни), бобовые (фасоль,
горох, чечевица) и овощные культуры (капуста, помидоры, перец, огурцы, баклажаны),
которые обязательно солились на зиму (туршу). В Крыму грецкий орех в том или ином
виде не сходил со стола круглый год. Его ели с хлебом, использовали в качестве начинки
пирогов (бурма), сладких блюд или пересыпали растертым орехом мучные блюда
(макъарне, сюзме ириаш, сюзме татараш). По свидетельству турецкого путешественника
XVII в. Эвлия Челеби, на Южном берегу Крыма мягкий климат позволял выращивать
лимоны, апельсины, оливки, инжир, гранаты и другие фрукты, "от которых человек не
может оторваться". Заметное место в питании занимали яйца (йымырта). Их подавали к

столу сваренными всмятку или вкрутую, добавляли в тесто или готовили яичницу
(къайгъана).
Широко употреблялась в питании также птица, как домашняя, так и дикая, и прочая дичь.
Среди жидких блюд большое место занимают различные виды супа (шорба): мясные,
овощные, молочные. Иногда в суп кладут кусочки теста, размеры и форма которых имеют
различные названия. В соответствии с этим называют все кушанье: лакъша, салма,
алюшке, умач.
Из напитков, кроме вышеупомянутых, также следует отметить кофе черный (къара
къаве), со сливками (къаймакълы къаве) или с молоком (сютлю къаве), являющийся
традиционным напитком, составляющим обязательное угощение для гостей, чай, сладкий
напиток с лимоном (шербет), компот из сухофруктов (хошаф). Из проса или ячменя
изготовляли хмельные напитки (боза, махсыма). Крымскотатарский застольный этикет
имел свои особенности. Так, например, на самом почетном месте во главе стола (тёр)
садился глава семьи — отец, рядом с ним — мать, затем располагались старшие и
младшие дети. Если в семье были старики или гости, то самые почетные места
предоставлялись им. Старших уважали как хранителей семейных традиций и носителей
культурных ценностей народа. Необходимо отметить, что перед едой обязательно мыли
руки. Первым к пище со словом "Бисмилля" ("Во имя Аллаха!") приступал глава семьи, а
затем и все остальные участники трапезы. Нарушение этого порядка считалось признаком
невоспитанности. После окончания трапезы не вставали из-за стола до тех пор, пока
старший не прочитает короткую молитву (софра дувасы), которая включала в себя аят из
Корана и благопожелания, обычно в рифмованных строках. Характерной особенностью
благопожеланий периода ссылки было также пожелание всем крымским татарам
возвращения на Родину в Крым.
В качестве образца благопожеланий можно привести два примера:
1. Эльхам дюлилля берекет берсин! Чевре якътан келеберсин. Бизге душман олгъан
падишаларгъа Алла инсаф берсин. Бизлерге де Ватангъа къайтмагъа къысмет этсин!
Ашларынъыз ашсын, къазанлардан ташсын! Не гузель ашынъыз, юзге кельсин яшынъыз!
Аминь!
(Хвала Аллаху, дающему изобилие. Пусть со всех сторон приходит достаток. Пусть
правителям, враждебным нам, Аллах даст человечность, а нам ниспошлет счастье
возвращения на Родину. Желаем, чтобы еды у вас было много, казаны переполнены.
Какая вкусная у вас еда, живите вы лет до ста. Аминь!)
2. Дайма девлет, насибу дженнет, ханелерге берекет, укюметимизге девлет,
топракъларына берекет, аскерлерине къувет, барышыкъ огърунда мувафакъиет Алла
насип эйлесин! Джумлемизге Ватанымыз — Къырымгъа къавушып, балаларымызнынъ,
торунларымызнынъ ферагъыны корьмеге Алла насип эйлесин. Аминь!
(Пусть Аллах дарует постоянное благополучие, райское счастье, достаток всем домам,
государству — богатство, земле — изобилие, солдатам — силу и успеха в деле мира.
Пусть Аллах пошлет всем нам счастье воссоединения с Родиной — Крымом и увидеть
радость наших детей и внуков. Аминь!)
Затем все благодарили хозяев и вставали из-за стола.
Энвер ОЗЕНБАШЛЫ

МУЗЫКА И ПЕСНИ КРЫМСКИХ ТАТАР
Музыкальная культура крымских татар, соприкасаясь с другими культурами, испытывала
их воздействие, вбирая многие инонациональные черты. Она постоянно развивается и
обогащается, оставаясь в то же время крымскотатарской народной культурой.
Крымскотатарские народные песни отличаются от песен других культур и народов своей
лиричностью, теплотой и мягкостью. Именно эти черты привлекли к себе большое
внимание русских композиторов-классиков. А.А. Спендиаров, страстно любивший Крым,
народные песни и танцы, инструментальные мелодии крымских татар, имеет большие
заслуги в деле ознакомления российской и мировой музыкальной общественности с
крымскотатарской народной музыкой. Признание таланта Спендиарова особенно возросло
после исполнения в Петербурге первой серии сюиты "Крымские эскизы", написанной под
впечатлением проведенного в Крыму детства.
Определенную роль в популяризации крымскотатарской музыки сыграл Исмаил
Гаспринский. Прекрасно владея русским и французским языками, он успешно справлялся
с обязанностями секретаря И.С. Тургенева в Париже. Когда у Тургенева собиралась
русская интеллигенция, жившая в Париже, они непременно просили Гаспринского
сыграть на фортепьяно мелодии крымскотатарских песен и танцев.
В 1920-е гг. начинается формирование профессионального музыкального искусства
крымских татар с творчества таких композиторов, как Я. Шерфединов, А. Рефатов, И.
Бахшиш, А. Каври, Р Амзаев. Они внесли неоценимый вклад в развитие музыкальной
культуры крымскотатарского народа.
Много сделал в 20—30-х гг. XX в. для ознакомления общественности страны с мелодиями
и песнями, легендами и преданиями Крыма А.Р. Кончевский, польский этнограф, хорошо
знавший и высоко ценивший музыкальный фольклор крымских татар. Им был издан
сборник песен под названием "Песни Крыма". В него вошли 25 песен с нотами и словами
на крымскотатарском и русском языках, 14 из которых были записаны на Южном берегу,
а 11 — в степных районах Крыма.
Народные песни и инструментальная музыка. Музыкальная культура крымских татар
характеризуется разнообразием местных стилей. Народные песни и инструментальная
музыка степной части Крыма заметно отличаются от фольклора горных и южнобережных
крымских татар.
Крымскотатарские народные песни называются по разному: "джыр-йыр", или "тюркю". В
переводе все эти слова означают "песня". "Джыр-йыр" называют песни крымских татар
степных районов, в основном они несложные по содержанию. "Тюркю" говорят жители
южнобережных и предгорных районов. Они сложны по форме, орнаментированны и
распеты. Хоровые песни у крымских татар встречаются крайне редко, все они
одноголосны. Обычно они связаны со свадебными обрядами. В качестве примера можно
привести такие песни, как "Аи, дагълар" ("Аи, горы"), "Яр-яр". Такие хоровые песни, как
"Къарасувнынъ дёрт кошеси" ("Четыре угла Карасубазара"), "Сен ойнасанъ яраша" ("Ты
красиво танцуешь") исполняются "под танцы".
Следует остановиться на своеобразных народных жанрах. К ним прежде всего можно
отнести "чынълар" — это песни импровизационного характера типа частушек, также
легкие и тяжелые (замедленные) танцевальные мелодии. "Чынъ", представляя хоровые
музыкальные отрывки, исполнялись на свадьбах, торжествах и коллективных работах —

"талакъа" (отсюда русское слово "толока"), гуляниях молодежи — "арепене", где молодые
люди показывали свою удаль, танцевальное искусство, красноречие.
Предгорный Крым — это регион, где наиболее полно представлено богатство и
разнообразие крымскотатарской народной музыки. Во дворцах и резиденциях хана, калгисултана, нуреддина, поместьях беев и мурз жили и творили поэты, певцы и музыканты,
исполнители и сочинители не только Крыма, подвластных территорий, но и стран Европы.
Поэтому национальная музыка данного региона в отношении богатства, разнообразия
жанра и мелодий резко выделяется среди остальных. Она состояла из различных вариаций
мелодий "такъсимы" (из арабского — прерывание, пауза) и "пешраф" (из персидского —
предшествующий, начинающий), "тюркю" — песни, "хайтарма" — танцевальные мелодии
(не менее 10 видов), "долу" — застольные мелодии, "келин авасы" — мелодии, связанные
со свадебными обрядами. "Такъсим" исполняется соло и только перед "пешраф" и
другими мелодиями. В сочетании с "такъсим" "пешраф" исполняется перед началом
свадьбы, торжеств и гуляний. "Хайтарма" — древний национальный танец. Характерная
черта танцевальных мелодий — усеченные размеры. Размер мелодии "агъыр ава" — 9/8,
"хайтарма" — 7/8. Очень редко встречаются мелодии с увеличенной секундой. Песни
речитативного характера состоят из двух или трех частей (например, "Чора Батыр" или
"Ногъай бейити" ("Ногайские куплеты")). Асан Рефатов отмечал, что "используемый без
удлинения на 1/8 размер 3/4 не может в полной мере выразить ритмику, тонкость
национальной мелодии при такте сперва 4/8, а затем 3/8".
Песенное наследие крымских татар — это история народа, его мечты, боль, душа.
Неоценимый вклад в сохранение и возрождение народной песни внесли такие
композиторы, как Яя Шерфединов, собравший народные песни для сборника "Янърай
Къайтарма" ("Звучит Кайтарма"), Ильяс Бахшиш, подготовивший фольклорный сборник
"Къырымтатар халкъ йырлары" ("Крымскотатарские народные песни"). В годы изгнания
народная певица Сабрие Эреджепова, исполняя народные песни, сохраняя их в записях
грампластинок, оставила бесценное сокровище для своего народа.
Музыкальные инструменты и ансамбли. Самыми старинными из музыкальных
инструментов являются "давул", "зурна" и "думбелек". В далеком прошлом ансамбль
зурначей был военным оркестром. В него входили десятки зурн и больших барабанов,
создававших при совместной игре оглушительное звучание. В состав оркестра кавалерии
вместо барабана был введен думбелек (инструмент типа парных литавр). Думбелеки очень
больших размеров предназначались для сбора людей, а также для объявления тревоги в
ханском дворце.
Существовал также ансамбль "давулджылар", состоявший из двух зурн и одного барабана.
Характерный песенный репертуар этого ансамбля — "долу", приветственные мелодии
типа "Къарлы боран" ("Снежная метель") и мелодии торжественного и танцевального
характера. Позже появились ансамбли другого типа. В них входили саз, ребаб, кеманче,
най, сантыр, даре и думбелек. Они играли в ханском дворце, затем вошли в
музыкальную культуру народа. Эти ансамбли существовали до тех пор, пока в
музыкальную жизнь крымских татар не вошли европейские инструменты — скрипка,
кларнет, труба и турецкий бубен. В настоящее время старинные инструменты
полузабыты. Доживают свой век саз, сантыр, кавал, тулуп-зурна, кьамыш-къавал.
Исполнители на них встречаются очень редко. Следует отметить, что в Крымский
государственный инженерно-педагогический университет приглашены специалисты,
которые обучают игре на сазе. Группа музыкантов крымскотатарского народного
ансамбля "Къырым" исполняет народную музыку на старинных крымскотатарских
инструментах. Появилась надежда, что исполнители народной музыки будут

придерживаться традиционного стиля исполнения крымскотатарской мелодии, не теряя
национального колорита.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

САБРИЕ ЭРЕДЖЕПОВА
У каждого народа есть любимые исполнители его музыки и песен. Для крымских татар ею
стала Сабрие Эреджепова (1912—1977 гг.) — гордость и легенда своего народа. Посвятив
всю свою жизнь и творчество родному народу, она оставила ему в наследство
неиссякаемую любовь к народной песне. Сабрие Эреджепова — первая, кто на
профессиональном уровне продемонстрировал богатство крымскотатарского песенного
фольклора. Она пела песни только своего народа и стала своеобразным эталоном
исполнительского мастерства. И сегодня нет ни одного крымского татарина, который не
любил бы ее и не гордился бы ею.
Сабрие Эреджепова родилась в Бахчисарае в семье учителя Керима Джемилева 12 июля
1912 г. Мать, Сайде-апте, любила петь, знала много народных песен, писала стихи. От
матери Сабрие унаследовала свой неповторимый голос. Через нее она знакомится с
музыкальным фольклором своего народа. Будучи ребенком, Сабрие уже знала множество
народных песен. Когда Сайде-апте тяжело заболела, она, подозвав к себе 12-летнюю дочь,
попросила спеть ей "Отьме, бульбуль" ("Не пой, соловей"), но дослушать песню до конца
ей так и не удалось. В минуты грусти Сабрие Эреджепова очень часто вспоминала этот
эпизод.
В 1924 г. после окончания начальной школы она продолжает учебу в Симферопольской
образцовой девятилетней школе. Здесь преподает крымскотатарский язык и литературу
Осман Акчокраклы. Однажды, услышав, как маленькая Сабрие исполняет народные
песни, Акчокраклы был приятно удивлен. Спустя много лет в своих воспоминаниях
Эреджепова пишет: "Осман-оджа ко мне относился не так, как к другим ученикам, не
знаю почему, или из-за того, что я хорошо пела, или любила его уроки литературы. Он
приносил мне много книг для чтения: художественную литературу, пьесы. Они,
несомненно, очень пригодились мне в дальнейшей работе на сцене...".
Впервые на сцену Сабрие выходит в 1928 г. с выступлением хора на юбилее известной
актрисы Сары Байкиной. В это же время она получает уроки музыки и вокала. Позднее
Эреджепова вспоминает, что стать профессиональной певицей ей во многом помогла ее
преподаватель — Варвара Карповна Ханбекова, талантливый знаток крымскотатарской
музыки. С ее помощью она познала секреты народного пения, тонкости исполнительского
мастерства.
После окончания школы в 1930г. Сабрие Эреджепова преподает в семилетней школе
д.Тав-Бадрак. Но все ее мечты были о сцене.
С 1932 г. по рекомендации Варвары Карповны Сабрие Эреджепова работает в
Крымском радиокомитете, где поет народные песни. Здесь она знакомится с
композитором Яя Шерфединовым. Вкладывая в каждое исполнение частицу себя, своим
удивительным голосом Эреджепова покоряет сердца слушателей и становится
общенародной любимицей. В народе ее ласково называют Бульбуль сесли (Соловьиный
голосок).

В 1935 г. на Ялтинской киностудии снимается фильм "Запорожьялы Дунай артында"
("Запорожец за Дунаем"). Эреджепова исполняет здесь две песни "Пенджереден къар
гелир" ("За окном падает снег") и "Меджбур олдым" ("По принуждению").
В 1936г. Сабрие Эреджепова принимает участие в I Всесоюзном радиофестивале в
Москве. Здесь она исполняет специально написанную для ее голоса композитором Асаном
Рефатовым песню "Эки пугьу" ("Два филина") и "Ногъай бейитлери" ("Ногайские
частушки"). Завороженные волшебным голосом певицы, зрители неоднократно вызывают
Сабрие на сцену. За кулисами дирижер оперного театра благодарит Эреджепову за
чудесное выступление. Она была рада возможности через свое исполнение познакомить
слушателей огромной страны с уникальной культурой своего народа.
В 1939 г. впервые группа крымскотатарских деятелей искусств представляет культуру
крымскотатарского народа на всесоюзном радио. Известный исполнитель
крымскотатарских мелодий Аппаз-уста (уста — мастер) играет на скрипке. Сабрие
Эреджепова исполняет народные песни.
Популярная в народе артистка Нурие Джелялова-Джетере знакомит на концертах
зрителей с одним из красивейших и сложных крымскотатарских танцев "Тым-тым". В
1939 г. в Москве проходит I Всесоюзный конкурс эстрады, в котором приняло участие
более трехсот человек со всей страны. Крым в номинации "Танец" представляют Нурие
Джелялова-Джетере и Рефат Асан, в номинации "Вокал" — Сабрие Эреджепова. Она
исполняет здесь под аккомпанемент скрипки Аппаза-уста песню "Меджбур олдым" ("Я
вынужден был"). После ее выступления зал сначала замер, прочувствовав всю трагедию
угнетенного народа, искусно переданную исполнением Сабрие, но потом грянул бурными
аплодисментами, хотя по условиям конкурса это не было принято. Зал несколько раз
вызывал певицу на сцену. Председателю жюри неоднократно приходится успокаивать
зрителей. В Крым Эреджепова возвращается с дипломом "Талантливой молодой певице".
В 1940 г. Эреджепова удостаивается звания заслуженной артистки Крымской АССР. Она
выступает на сцене Крымскотатарского театра в Симферополе.
Во время Второй мировой войны она вместе с работниками Крымскотатарского театра
попадает в Румынию.
В 1944 г. весь крымскотатарский народ был депортирован из Крыма. Сабрие Эреджепова
в конце 1940-х годов выезжает в Узбекистан к мужу и сыну. 15 сентября 1950 г. она была
арестована. За то, что она находилась на территории вражеской страны во время войны, ее
как врага народа осудили на 25 лет лагерей. На одном из этапов в декабре 1950 г. в
тюрьме Уратёбе (Узбекистан) она случайно встречается с сыном, осужденным по
сфабрикованному против него уголовному делу. Лишь 12 марта 1956 г. дело в отношении
нее за отсутствием состава преступления было прекращено, и ее выпустили на свободу. 18
декабря 1967 г. она была реабилитирована.
В 1957 г. в Ташкенте был организован крымскотатарский ансамбль песни и танца
"Хайтарма", художественным руководителем которого стал композитор Ильяс Бахшиш.
Сабрие Эреджепову приглашают сюда солисткой. Ансамбль был призван возродить
крымскотатарскую музыкальную культуру, народные песни, объединив
крымскотатарские таланты. "Хайтарма" колесит по местам депортации крымских татар с
концертами, записывает пластинки, выступает на республиканском радио и телевидении.
Выступления Сабрие Эреджеповой становятся центральной частью программы ансамбля.
В 1966 г. ей присваивается почетное звание заслуженной артистки Узбекской ССР.

Умерла Сабрие Эреджепова в Ташкенте летом 1977 г.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

КЛАССИКИ КРЫМСКОТАТАРСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ:
Асан Рефатов, Яя Шерфединов, Ильяс Бахшиш
Музыкальное искусство крымскотатарского народа своими корнями уходит в глубь веков.
В процессе формирования крымскотатарского этноса, который сопровождался
взаимообогащением культур разных народов, музыкальная культура крымских татар
приобретала черты, присущие только ей. Этот вид искусства отличается поэтичностью
народных песен, мягкостью, колоритом, мелодичностью. Впервые на профессиональном
уровне крымскотатарской музыкой стали заниматься в 20-е гг. XX в. композитор Асан
Рефатов, а затем с 1930-х гг. — Яя Шерфединов, Ильяс Бахшиш.
Асан Рефатов — человек высокой природной одаренности, талантливый композитор,
музыкант. Родился он в 1902 г. в Бахчисарае в семье народного музыканта-сазиста
Мамута Рефатова. С раннего детства он внимательно наблюдает за игрой отца и других
музыкантов-исполнителей, приходивших к ним в гости. Из камыша, гибких прутьев и
дерева он мастерит различные музыкальные инструменты, под аккомпанемент которых
танцует окружающая его детвора. Он самостоятельно учится играть практически на всех
струнных инструментах и пианино. Еще юношей он организует оркестр, исполняющий
национальные мелодии, произведения русских композиторов.
В доме Рефатовых собираются известные и авторитетные люди, представители
интеллигенции. Здесь на импровизированных музыкальных вечерах гости играют на
различных инструментах, исполняют народные песни и фрагменты музыкальных легенд.
На одном из таких вечеров О. Акчокраклы предлагает Асану написать оперу по мотивам
народного эпоса "Чора Батыр". Он сразу же начинает работать над первой
крымскотатарской оперой, самостоятельно изучая теорию национальной музыки. В
сентябре 1923г. впервые в истории крымскотатарской музыкальной культуры в
Симферополе была исполнена его опера "Чора Батыр". С 1922 г. Асан Рефатов преподает
музыку в Тотайкойском педагогическом техникуме. При поддержке В. Ханбековой он
организует здесь духовой оркестр. В этот же период занимается сочинением музыкальных
произведений. Это были "Тотайкойский марш", "Марш джигитов" на слова Чобан-заде,
"Къыш кунюнде тилегим" ("Желание в зимний вечер") на слова Шевки Бекторе, "Яш
бульбульчик" ("Молодой соловей") на слова Умера Ипчи. В это же время создает музыку
к народным поэтическим драмам "Лейля и Меджнун", "Таир и Зуре", "Бахчисарайский
фонтан" А.С. Пушкина в переводе Османа Акчокраклы.
В 1928 г. в Москве и в 1931 г. в Симферополе был издан подготовленный Рефатовым
сборник крымскотатарских народных песен. В 1936 г. на Всесоюзном радиофестивале
исполняются произведения А. Рефатова и Я. Шерфединова. В том же году в Москве
выходит записанная на грампластинке драма "Той девам эте" ("Свадьба продолжается") А.
Рефатова. В 1930г. Асан заканчивает теоретико-композиторский факультет Бакинской
консерватории, работает дирижером Бакинской филармонии, затем ее проректором. А.
Рефатов был учителем выдающегося советского композитора Кара Караева. В 1935 г.
Асан Рефатов возвращается на родину.

Зимой 1937 г. после очередной репетиции музыкальной пьесы "Арзы къыз" ("Девушка
Арзы") Асан Рефатов был арестован. Есть две версии смерти Асана Рефатова. По одной,
официальной, — он расстрелян в 1938 г. По другой, по свидетельству очевидца, — он
этапирован в Анадырьский лагерь на Чукотке, где продолжал писать стихи и музыку,
исполнял народные и сочиненные им песни о превратностях судьбы, о родине, о близости
конца страданий и торжестве справедливости.
Большой вклад в развитие музыкальной культуры крымских татар внес композитор Яя
Шерфединов. Он родился в 1894 г. в Феодосии и с детских лет проявляет любовь к
народной песне, рано учится играть на скрипке. После окончания семинарии преподает в
родном городе. В 1921 г. Шерфединов встречается в Феодосии с А.А. Спендиаровым.
Прослушав исполнение на скрипке крымскотатарских мелодий и первые сочинения
молодого музыканта, Спендиаров советует ему учиться музыке. Шерфединов поступает в
Московскую консерваторию, в 1931 г. успешно ее заканчивает. После возвращения
работает заведующим музыкальным отделом Крымского радио. В 1937—1938 гг. он
является художественным руководителем Крымскотатарского государственного
драматического театра в Симферополе. В этот период Шерфединовым написана музыка к
спектаклю Ю. Болата "Ишлеген тишлер" ("Ест тот, кто работает"), "Алим Айдамакъ"
("Алим"), музыкальная комедия "Арзы къыз" (совместно с И. Бахшишем) по пьесе Ю.
Болата. Им написана хоровая сюита "Юзюк оюн йырлары" ("Песня для танца с
обручальным кольцом"), а также "Крымская сюита" для симфонического оркестра.
Шерфединов написал произведения различных жанров, в том числе кантату "Янгиер",
"Крымскую сюиту" для симфонического оркестра, несколько музыкальных комедий
(большую популярность среди них получила "Где ты, любовь моя"). Но главное место в
его деятельности занимало собирание народных песен. Его первый небольшой сборник
вышел в Крыму в 1925 г., затем был издан сборник, в который вошли более 100 песен, в
1935 г. — третий сборник. Наиболее полно автор смог представить крымскотатарские
песни в вышедшем намного позднее, в 1978 г., в Ташкенте последнем сборнике "Звучит
хайтарма". В него вошли более 350 народных песен, танцевальных мелодий и
музыкальных легенд. Но Шерфединов уже не смог увидеть этот сборник, так как ушел из
жизни в 1975 г. В 1940 г. Шерфединову присвоено звание заслуженного деятеля искусств
Крымской ACCР а в 1971 г. — заслуженного деятеля искусств Узбекской ССР.
Немаловажную роль в развитии крымскотатарской музыкальной культуры сыграл также и
Ильяс Бахшиш. Родился в 1912 г. в Симферополе. Обучаясь в общеобразовательной
школе, берет уроки музыки у Фазыла Чергеева. Принимает участие в художественной
самодеятельности, выступает с концертами, играя на скрипке. С 1934 г. учится в
Симферопольском музыкальном техникуме, работает диктором на Крымском радио. С
1937 г. — главный музыкальный редактор в радиокомитете, пишет музыку к известным
тогда песням, к спектаклям "Багьчасарай чешмеси" ("Бахчисарайский фонтан"),
"Насредин оджа". Им же написана "Крымская кантата" на слова Максуда Сулеймана.
Ильяс Бахшиш совместно с Яя Шерфединовым написал музыку к спектаклю "Арзы къыз"
("Девушка Арзы"), совместно с Абибуллой Каври "Алтын бешик" ("Золотая колыбель").
После создания Союза композиторов Крыма Ильяс Бахшиш — его председатель,
руководит крымскотатарским ансамблем песни и пляски, ему присваивают звание
заслуженного деятеля культуры Крымской АССР. После депортации работает в разных
музыкальных жанрах, пишет музыку к спектаклям "Кремлевские куранты", "Мария
Стюарт".
В 1954 г. Бахшиш поступает в музыкальный институт имени Гнесиных в Москве. В 1957
г. у него возникает идея создания первого после депортации крымскотатарского ансамбля.

По всем городам и селам Узбекистана он разыскивает крымскотатарских талантливых
музыкантов, организует ансамбль "Хайтарма" и становится его руководителем. В эти же
годы композитором написана сюита "Меним Ватаным" ("Моя Родина") для
симфонического оркестра, "Къырым рапсодиясы" ("Рапсодия Крыма") и множество
других произведений.
В 1977 г. И. Бахшиш издает сборник "Сабанынъ саарь вакътында" ("Ранним утром"), а в
1996 г. в соавторстве с Эдемом Налбандовым — сборник текстов песен "Къырымтатар
халкъ йырлары" ("Крымскотатарские народные песни"). С возрождением
Крымскотатарского театра в 1988 г. принимает участие в работе над первыми
постановками.
В 1967 г. Бахшишу присвоено звание заслуженный артист Узбекистана, за многолетнюю
педагогическую деятельность (работал директором музыкальной школы) в 1973-м —
заслуженный учитель Узбекистана. После возвращения в Крым в 1993 г. ему присвоено
звание заслуженный деятель искусств Украины. Умер Ильяс Бахшиш 22 июля 2000 г.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ТЕАТР
Национальное сценическое искусство крымских татар имеет свою давнюю и богатую
историю. И при Крымском ханстве, и много ранее в Крыму было развито театральное
искусство. Несмотря на то, что правители Крымского ханства много времени проводили в
военных походах, они большое внимание уделяли развитию образования, просвещения,
культуры и искусства. При дворе крымского хана Менгли I Герая на подмостках
дворцового театра ставятся комедии. Хан Крым Герай интересуется творчеством великого
французского драматурга Мольера. В 1769 г. он через находившегося при дворе
французского инженера барона де Тотта направляет личному секретарю Людовика XV
Руфину письмо в Париж с просьбой переслать пьесу "Тартюф".
В истории национального театра "ханского периода" важное место занимает и театр
теней. В основе сюжета таких постановок использовались как народные сказки,
миниатюры, так и реальные эпизоды из истории: походы ханов, героизм воинов-аскеров и
т. д.
С аннексией Крыма Российской империей в 1783г. культура и искусство крымских татар
приходят в упадок.
Пробуждение и возрождение крымскотатарского театрального искусства пришлось на
конец XIX—начало XX в. и явилось результатом просветительской деятельности И.
Гаспринского, формирования творческой интеллигенции и всеобщего национальнокультурного возрождения крымских татар. Такие известные люди, как преподаватель
арабского языка Зынджырлы медресе Исмаил Леман и общественно-политический
деятель Сетджелил Хаттат организуют серию благотворительных показов спектаклей на
крымскотатарском языке в пользу крымскотатарских студентов, обучающихся за
пределами Крыма.
В 1898 г. в Акмесджитской (Симферопольской) образцовой национальной школе
организуется театральная студия. Силами этой студии устраиваются показы различных
инсценировок, одна из которых — "Татар къорантасында мусафир къабул этме мерасими"
("Прием гостей в татарской семье") — имела большой успех. В постановке этой сценки

принимал участие И. Гаспринский. Характерной особенностью показа является то, что
впервые в постановке задействованы крымскотатарские девушки. В те годы это было не
принято для мусульманского общества — женщина на сцене считалась безнравственной.
До этого женские роли исполняли мужчины.
В октябре 1901 г. в Бахчисарае открывается театр, на сцене которого с успехом
демонстрируются различные спектакли. Самой популярной становится постановка по
пьесе крымскотатарского писателя Сеит-Абдуллы Озенбашлы "Оладжае чаре олмаз"
("Чему быть, того не миновать"). Большим успехом пользуются и спектакли "Зораки
табиб" по комедии Мольера "Лекарь поневоле" и "Эвленме" по пьесе Н. Гоголя
"Женитьба".
Говоря о театральном искусстве крымских татар, необходимо отметить деятельность
Джеляла Меинова — известного актера, режиссера, критика. С детства он увлекается
театром; став актером Бахчисарайской труппы, играет почти во всех ее спектаклях.
Изучив в совершенстве русский язык, Джелял Меинов переводит на крымскотатарский
язык произведения русской классики и ставит их на сцене. Впоследствии он становится
главным режиссером Крымского государственного татарского драматического театра.
В 1905—1907гг. появляются отдельные театральные труппы в Симферополе, Феодосии,
Белогорске, Ялте, Алуште. Большой успех у зрителей имеют такие их постановки, как
"Неден бу ала къалдыкъ" ("Как мы дошли до такой жизни"), "Алим — Къырым
айдамагъы" ("Алим — крымский разбойник") по пьесам А. Айвазова, "Сары япракълар"
("Желтые листья") Э. Кашиева, "Моллалар проекти" ("Проект мулл") У. Тохтаргазы.
Ярким событием становится открытие Крымского государственного татарского
драматического театра в Симферополе в октябре 1923 г. Сюда приглашаются лучшие
актеры и режиссеры Крыма. Здесь продолжают свою творческую деятельность такие
прославленные мастера, как У. Ипчи., Д. Меинов, Э. Париков, А. Тайганская, Э.
Челебиева, С. Байкина и многие другие. На его подмостках с аншлагом проходят
постановки крымскотатарских и зарубежных авторов: "Фаише" ("Распутница") У. Ипчи,
"Мухаджир козьяшы" ("Слезы эмигранта") У. Кязима, "Эки къардаш" ("Два брата") С.
Джетере.
В 1924 г. с большим успехом состоялись премьеры спектаклей по пьесам Н.В. Гоголя
"Женитьба" и А.Н. Островского "Бесприданница", переведенным на крымскотатарский
язык. В ноябре 1925 г. театром был поставлен спектакль "Шейх Ислям" по роману Э.Л.
Войнича "Овод" в переводе на крымскотатарский язык Умера Ипчи, который во второй
половине 1920-х гг. работал в театре актером, режиссером, а затем становится его
директором.
Репрессии 1937—1938 гг. против крымскотатарской интеллигенции и общественнополитических деятелей приводят к упадку и крымскотатарского театрального искусства, а
депортация 1944 г. — к ликвидации крымскотатарского театра. Лишь с возвращением
народа на родину появляется возможность возродить национальное театральное
искусство. В 1988 г. в Симферополе воссоздается крымскотатарский театр. За годы своей
деятельности молодым коллективом Крымскотатарского музыкально-драматического
театра поставлено уже более 50-ти спектаклей и разножанровых концертных программ.
Одними из первых постановок были "Арзы къыз" ("Девушка Арзы"), "Дубаралы той"
("Свадьба с приключениями") и многие другие. Особую популярность снискала
постановка трагедии Шекспира "Макбет" на крымскотатарском и русском языках. В
последующие годы с успехом состоялись премьеры таких спектаклей, поставленных и на

крымскотатарском языке, как "Кармен" по одноименной новелле П. Мериме, "Лесная
песня" Л. Украинки, "Антикварная лавка" А. Чехова. Для зрителей младшего возраста по
мотивам сказки В. Гауфа "Маленький Мук" был поставлен одноименный спектакль.
Художественным руководителем театра является Б. Билялов.
Театр с успехом гастролирует по стране, побывал в Великобритании, Румынии, Турции,
Швейцарии. В 2002 г. со спектаклем "Мисхор къызы" ("Девушка из Мисхора") театр
становится лауреатом Международного фестиваля стран Причерноморья (г. Трабзон,
Турция). На VII Международном театральном фестивале тюркских народов "Науруз" (г.
Казань, Россия) спектакль "Кармен" в номинации "Лучший спектакль фестиваля" получил
Гран-при, а актриса театра А. Темиркаяева была отмечена в номинации "Лучшая женская
роль". Успешная деятельность Крымскотатарского музыкально-драматического театра
отмечена Министерством культуры и искусств Украины присвоением в 2002 г. ему звания
"Академического".
В начале 1999 г. в Бахчисарае была создана крымскотатарская театральная студия,
объединившая вокруг себя талантливую молодежь. Художественный руководитель —
выпускник режиссерского факультета Киевского государственного института
театрального искусства Эльмар Аблаев. Одна из первых постановок театра-студии —
инсценировка мусульманского праздника Курбан байрам — знакомит зрителей с
обычаями и традициями крымских татар. Труппа организовала экспедицию по сбору
материалов о депортации крымскотатарского народа, результатом которой стала
инсценировка о народной трагедии, показанная в Бахчисарае 18 мая 2000 г. В этом же
году состоялась премьера спектакля по произведению Асана Сабри Айвазова "Аннечигим,
не ердесинъ?! Кель!" ("Мамочка, где ты?! Приди!"). Сегодня театр-студия работает над
созданием спектаклей по произведениям крымскотатарской и зарубежной классики, а
также пропагандирует крымскотатарское музыкальное искусство. В 2001 г. театру-студии
присвоено звание народного театра.
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

КРЫМСКОТАТАРСКАЯ ЛИТЕРАТУРА XIII—XIX ВВ.
Литература крымскотатарского средневековья, условно датируемая началом XIII—
серединой XIX в., привлекает все больший интерес как специалистов, так и рядовых
читателей. Рассмотрим некоторые вопросы, касающиеся ее истории и характерных
особенностей.
Точкой отсчета в истории крымской тюркоязычной литературы принято считать первую
треть XIII в., когда в Крыму поэтом Махмудом Кырымлы (Крымским) было создано
весьма значительное — как по объему, так и по содержанию — поэтическое произведение
на сюжет коранической легенды о пророке Юсуфе (библейский св. Иосиф) — "Сказание о
Юсуфе и Зелихе" ("Хикяет-и Юсуф ве Зелиха"). К сожалению, текст этой поэмы,
считающейся на сегодняшний день самым древним памятником крымскотатарской
письменной литературы, не сохранился, но известны два списка ее перевода,
осуществленного, вероятнее всего, в первой трети XIII в. современником Махмуда
Кырымлы анатолийским (турецким) поэтом Халил-оглы Али. Любопытно, что
несохранившаяся поэма крымского автора была, возможно, наиболее ранним опытом
поэтической обработки известной коранической легенды в истории всей тюркоязычной
литературы. После Махмуда Кырымлы к этому сюжету обращались достаточно часто и
весьма известные авторы (всего на тюркских языках на сюжет о Юсуфе и Зелихе
(Зулейхе) было написано более семидесяти пяти поэм).

За периодом зарождения крымскотатарской письменной литературы (до середины XIII в.)
последовал двухвековой период, получивший наименование "золотоордынского" — по
названию государства Золотая Орда, в состав которого в качестве отдельного
административного образования — улуса — в XIII—XV вв. входил и Крымский
полуостров. "Золотоордынский" период был сменен практически 350-летним периодом
Крымского ханства (середина XV в.—1783 г.), ознаменовавшимся довольно значительным
подъемом в литературной и, в целом, культурной жизни Крыма. Последовавшие за этим
сто лет (1783—1883 гг.) в крымскотатарской историографии названы "черным столетием"
и характеризуются чертами глубочайшего общекультурного кризиса. С 1883 г., а именно с
выхода первого номера газеты "Терджиман" ("Переводчик") под редакцией выдающегося
крымскотатарского просветителя И. Гаспринского, в истории крымскотатарской
литературы, как и всей культуры в целом, началась новая эпоха.
Краткую характеристику литературы крымскотатарского средневековья предварим
некоторыми замечаниями общего характера. Первое: в результате многочисленных
общественно-политических, экономических и природных катаклизмов, имевших место в
истории Крыма и крымских татар вплоть до последнего времени, огромное количество
литературных памятников оказались безвозвратно утерянными. О существовании
таковых, как и об их авторах, мы знаем из современных им историко-литературных
источников, а также из свидетельств более поздних авторов. Второе: большое количество
сохранившихся литературных памятников — а это сотни и сотни произведений, в виде
рукописей хранящихся в многочисленных книжных собраниях стран бывшего СССР, а
также Турции, Германии, Англии, Франции, Голландии и др. государств, — практически
не исследованы и зачастую даже качественно не атрибутированы. Третье: помимо
тюркоязычной литературы, крымскими средневековыми авторами создано значительное
количество религиозных и научных трактатов, а также художественных и исторических
произведений на арабском и персидском языках. Естественно, что и эта литература
является неотъемлемой частью культурного наследия крымских татар и должна быть
объектом пристального внимания. И еще: при знакомстве с крымскотатарской
литературой XIII—XIX вв. обращает на себя внимание весьма обширная география
проживания и деятельности крымских авторов вне их исторической Родины. Среди
городов и населенных пунктов, ставших местом их жизни, службы, научного и
литературного творчества, — крупнейшие религиозные, культурные и научные центры
мусульманского мира: Каир, Дамаск, Мекка, Медина, Иерусалим, Стамбул, Бурса,
Эдирне, Синоп, Конья, Сивас, Амасья, Кастамону, София и др. Обращает внимание и тот
факт, что обширное наследие авторов, по разным причинам покинувших Крым или же
долгое время проживавших вне его, сохранилось много полнее в сравнении с наследием
тех авторов, которые жили и творили исключительно в Крыму, наследием, в значительной
степени, увы, ставшим жертвой многочисленных крымских трагедий.
Исходя из вышеизложенного, в настоящее время представляется довольно
затруднительным дать сколько-нибудь исчерпывающую характеристику этой литературы,
в подробностях оценить ее идейно-эстетический потенциал, определить место и
значимость в истории. В целом же, крымскотатарскую литературу XIII—XIX вв.
необходимо рассматривать как неотъемлемую и органичную часть всей средневековой
тюркоязычной литературы (самого обширного географического ареала ее
распространения), успешно воспринявшую традиции предшествующих эпох (в частности,
литератур периодов Тюркского (VI—VIII вв.) и Уйгурского (VIІІ-ІХ вв.) каганатов, а
также государства Караханидов (IX—начало XIII в.)) и активно участвовавшую в
литературных процессах эпох последующих: в контексте литератур золотоордынской
(XIII—XV вв.), чагатайской (XV—XVI вв.), сельджукской и османской (XIII—XIX вв.).
Это, в свою очередь, дает основания считать средневековую крымскотатарскую

классическую литературу одной из составляющих — причем, составляющих весьма
ярких, — всего того восхитительного мира литературы мусульманского Востока,
представленного, помимо тюркоязычной, литературами персидской и арабской, и давно
известного своим неповторимым величием.
Образцы крымскотатарской литературы XIII—XIX вв., известные нам в настоящее время,
можно условно разделить на три основные группы памятников. В первую группу следует
выделить произведения научного и научно-религиозного содержания: трактаты по
различным отраслям религиозных (так называемых мусульманских) наук (комментарии
Корана, хадисоведение, богословие, мусульманское право) и исламскому мистицизму
(суфизму), а также труды в областях наук филологических, общественных, естественных,
точных и др., в том числе — в грамматике, медицине, астрологии, военном искусстве,
математике, геометрии и т. д.
К огромному сожалению, эта область крымскотатарского литературного, вернее —
научного, наследия в настоящее время является наименее изученной, и имена таких
крымскотатарских богословов, мистиков и ученых, как Рукнеддин Ахмед бин Мухаммед
(XIV в.), Шерефеддин бин Кемаль Кырыми, Сейид Ахмед бин Абдуллах Кырыми (XV в.),
Махмуд бин Сулейман Кефеви, Хусейин Кефеви, "Татар шейх" Ибрахим (XVI в.),
Эбульбека Мухибуддин Эйюб Кефеви (XVII в.), Факри Мехмед бин Сейид Хамид
Кырыми, Татар Ахмед, Селим Баба, Хиджаби Абдульбаки (XVIII в.), Хусейин Рыфки,
Ферух Исмаил, Азиз Идрис Кырыми, Мехмед Нузет (XIX в.) и многих других, ничего не
говорят сегодня не только рядовым читателям, но даже и специалистам.
Во вторую группу можно объединить многочисленные произведения исторического
содержания, в силу особенностей развития жанров средневековой крымскотатарской
исторической прозы обладающие, ко всему прочему, и значительными литературнохудожественными достоинствами. Среди таких произведений — обширные описания
мусульманской истории в целом, труды по истории Османской империи, многочисленные
хроники из истории Крымского ханства, описания отдельных исторических событий и
посольских миссий и т. д. В настоящее время мы располагаем сведениями о почти
тридцати таких трудах, вышедших из-под пера более двадцати крымских авторов. Из них
около пятнадцати трактатов, главным образом — крымские хроники, уже обнаружены и
частично стали предметом изучения крымскотатарских, турецких, европейских,
российских и украинских ученых ("История хана Ислама Герая III" Мехмеда Сенайи
(XVII в.), "История Сайд Герая" (XVIII в.), "Розовый куст ханов" Халима Герая (начало
XIX в.) и др.).
Наконец, третья группа — образцы непосредственно художественной литературы, и
прежде всего — поэтического творчества крымскотатарских авторов ХІЦ—XIX вв. Далее
речь пойдет именно о поэзии, поскольку о развитии в Крыму в описываемый период того,
что можно было бы считать художественной прозой, говорить пока что-либо трудно.
Группа поэтических памятников является наиболее обширной и представительной,
обращая на себя внимание, в том числе и довольно значительным количеством имен: уже
сегодня нам известны имена более 150 поэтов — факт, который может свидетельствовать,
в частности, и о довольно благоприятных условиях для развития поэтического творчества
среди крымских татар в описываемый период, более того — даже об определенном к
этому творчеству тяготении со стороны последних (об этом говорят и многие
средневековые авторы, а также последующие исследователи). Любопытно, что тон в этом
"увлечении" задавали, похоже, сами члены правившей в то время ханской фамилии: около
тридцати представителей ханской династии Гераев, среди которых — целый ряд довольно

прославленных ханов, получили известность как незаурядные поэты, писатели и
историки. Увы, лишь весьма незначительная часть творческого наследия как самих
Гераев, так и подавляющего большинства остальных авторов выявлена, стала предметом
исследований, а также достоянием читательской аудитории.
Даже предварительное знакомство со средневековой крымскотатарской поэзией
свидетельствует о значительном богатстве ее идейно-эстетического содержания,
чрезвычайном жанрово-тематическом разнообразии, яркости художественных средств, а
также весьма высоком уровне технического исполнения. Доказательством тому, в
частности, может служить творчество таких поэтов, как Ашык Омер и Газайи (крымский
хан Гази II Герай), имена которых уже давно называются в ряду самых ярких в истории
всей тюркоязычной поэзии.
С точки зрения содержания и особенностей поэтики в крымскотатарской средневековой
поэзии обычно выделяют три направления. Первым является так называемая поэзия
Дивана (от арабского "Диван" в значении: "собрание поэтических произведений одного
автора") — поэзия ханского двора и образованных кругов, главным образом светского
содержания, поэзия классическая в узком понимании этого слова. Под последним
определением подразумевается тот факт, что в период своего формирования эта поэзия
ориентировалась в значительной мере на образцы "классической" персидской поэзии.
Характеризуется эта поэзия наиболее обширным жанровым диапазоном, весьма жесткими
рамками поэтического этикета, а также исключительным богатством и отточенностью
художественного языка. Основная масса крымскотатарских средневековых поэтов
является представителями именно поэзии Дивана. Среди них отметим имена таких поэтов,
как Абдульмеджид (конец XIV—начало XV в.), Хусейин Кефеви, Газайи (XVI в.), Резми
(крымский хан Бахадыр I Герай), Келими Сейид Муса Кефеви, Джанмухаммед, Хасан
Веджихи, Али Кырыми, Лутфуллах (XVII в.), Менгли II Герай, ЛяйыхХафыз Мехмед
Кырыми, Мустафа Рахми, Хурреми Челеби (XVIII в.), Абдуллах Рамиз, Халим Герай,
Феррух Исмаил (конецXVIII—начало XIX в.), Эбубекир Рифат, Мехмед Нузет, Фазыл
Мухаммед (XIX в.) и др.
Вторым направлением является поэзия религиозно-мистического содержания, или же
суфийская (суфизм — мистико-аскетическое течение в исламе). Художественный язык,
образы и мотивы этой поэзии имели огромное влияние на формирование и развитие не
только собственно религиозной поэзии, но в значительной степени определили характер и
эволюцию многих жанров поэзии светской (прежде всего — дворцовой (поэзии Дивана)).
Среди поэтов этого направления особо выделим таких авторов, как Мустафа Мюдами,
Бакайи Абдульбаки Кефеви, "Татар шейх" Ибрахим (XVI в.), Афифи Афифеддин
Абдуллах, Иззи Абдулазиз, Софу Мехмед IV Герай (XVII в.), Селим Диване (XVIII в.) и
др.
Наконец, третье направление — ашыкская поэзия (от арабского "ашык" — влюбленный
поэт). Представители этого направления сопровождали свои выступления игрой на
музыкальном струнном инструменте сазе (отчего происходит и другое наименование этой
поэзии — поэзия саза) и, совмещая в одном лице многочисленные таланты стихотворца,
композитора, певца, музыканта-исполнителя, пользовались огромной популярностью в
народе. Поэзия эта характеризуется прежде всего как поэзия народная, однако в процессе
своего развития ею были усвоены многие элементы поэзии Дивана. Ашыкская поэзия дала
Крыму, как и всей тюркоязычной литературе в целом, знаменитого поэта Ашыка Омера, а
также много других ярких имен.

Если говорить о тематике творчества средневековых крымскотатарских авторов, здесь
преобладает прежде всего любовная и религиозно-философская лирика. Весьма
значительно место тем суфийского содержания (мистической любви к Богу, духовного
очищения, морального совершенствования и т. д.). Вместе с тем достаточно разнообразно
представлена и социальная тематика (можно указать, в частности, на сатирические
произведения тех же Газайи и Ашыка Омера), военно-походная лирика, темы, связанные с
описанием различных исторических событий, природы и т. д.
Богатейшее наследие средневековой крымскотатарской литературы, отразившее
неповторимый опыт духовного поиска в средневековой крымскотатарской культуре,
наследие, обладающее значительным гуманистическим потенциалом, ждет глубоких и
серьезных исследований.
Нариман АБДУЛЬВААП

ВЕЛИКИЕ ПОЭТЫ: Гази II Герой и Ашык Омер
Гази II Герай (1554—1607 гг.) — прославленный крымский хан (годы правления: 1588—
1596,1596—1607); выдающийся поэт (псевдоним — Газайи), композитор, музыкант, один
из наиболее ярких представителей крымскотатарской культуры эпохи Крымского ханства.
Снискал известность как незаурядный политик и одаренный полководец. Отличался в
высшей степени государственным складом ума, политической дальновидностью,
независимостью и глубиной суждений, твердостью характера, личным мужеством и
отвагой. Был человеком огромной эрудиции, имел обширные познания в самых
различных отраслях научных знаний, в том числе — естественных и точных.
Способствовал развитию в государстве научного и художественного творчества, оказывая
всяческую помощь людям науки, литературы и искусства.
В историю средневековой крымскотатарской культуры Гази II Герай вошел прежде всего
как выдающийся поэт, имя которого называется среди самых ярких имен не только
собственно крымскотатарской средневековой классической поэзии, но и всей
тюркоязычной поэзии соответствующего периода в целом. Даже незначительная
сохранившаяся часть его поэтического наследия — несколько десятков газелей и две
поэмы-месневи — свидетельствует о чрезвычайно обширном тематическом и жанровом
разнообразии его творчества, а также о весьма высоком уровне художественного
мастерства Газайи как поэта. Значительный объем сохранившихся произведений Газайи
составляют образцы любовной и религиозно-философской лирики, исполненные в самых
лучших традициях развития этих жанров в средневековой тюркоязычной литературе.
Весьма успешными представляются также его сатирические произведения с их довольно
острой социальной направленностью. Помимо этого, заслуживают интереса и снискавшие
особую популярность его стихотворения на военно-походную тематику.
Поэтическое творчество Газайи издавна привлекало внимание исследователей и
переводчиков. В середине XIX в. известным австрийским историком Й. ХаммерПургшталем несколько стихотворений Газайи были переведены на немецкий язык. В
начале XX ст. переводы Хаммера выдающийся украинский поэт И. Франко перевел на
украинский язык. Еще несколько стихотворений в переводах О. Акчокраклы и А.
Олесницкого были обработаны и использованы знаменитым украинским ученымвостоковедом академиком А.Е. Крымским в его статье "Література кримських татар"
(опубликована в 1930 г. в сборнике "Студії з Криму" (Киев)). Переводы последнего
времени в исполнении крымского поэта и переводчика С. Дружинина вошли в состав

антологии крымскотатарской средневековой классической поэзии "Грезы розового сада"
(Симферополь, 1999). Новую жизнь, в том числе и в переводах на украинский язык, стихи
Газайи обретают в наше время.
Помимо поэтического, Газайи был обладателем и значительного музыкального таланта,
став одним из самых ярких представителей не только собственно крымскотатарской
средневековой классической музыки, но и всего средневекового тюркского классического
музыкально-исполнительского и композиторского искусства в целом. До наших дней
сохранилось более 70 его произведений для танбура — восточного струнного виртуозного
музыкального инструмента, которым Гази Герай, по свидетельству современников,
прекрасно владел (как, впрочем, и многими другими инструментами). К сожалению,
большая часть его музыкальных произведений, в том числе — и для голоса (известны и
соответствующие его вокальные способности), опять же не сохранилась.
Говоря о чрезвычайно творческой натуре Гази II Герая, невозможно не сказать и о его
мастерском владении искусством арабской каллиграфии.
В настоящее время жизнь и творчество Бора Гази Герая становится объектом
пристального внимания самого широкого круга специалистов.
Ниже читатели имеют возможность познакомиться с одним из наиболее прекрасных
образцов его любовной лирики.

Газель
Любимая, желанная, родная, спасение, целительница ран,
Моя подруга нежная, благая, пленительны душа твоя и стан.
Стройная, как роза, украшение рая, легка, как воздух, и, как шелк,
нежна,
Лицом — луна, а вдохновенным станом, как кипарис, — завидуй
Гулистан!
Обличьем — пери, а устами — сахар, слова — смарагд, в очах — и
лед, и жар,
Ресницы, брови — острые кинжалы, уста — кораллы, речи —
фимиам.
Твой лик как роза в дорогой оправе, глаза — сапфиры, а уста —
нектар Налитых солнцем гроздей винограда — бесценный дар, который
верой дан.

Душа страдает, слезы изливая, когда разлука грубою рукой
Разводит нас, шахиня дорогая, побудь со мной, развей тоски туман.
Наездницей ты мчишься под луной — мужчины все становятся
травой,
В пыль превращаешь юношей порою одной улыбкой нежной, как
тюльпан.
Душа полна неразрывной муки, и нет бальзама для душевных ран,
Так Газайи, деля вино разлуки, не от вина, а от печали пьян.
(Перевод С. Дружинина)

Ашык Омер (1621?—1707) — прославленный крымскотатарский поэт-ашык, один из
наиболее известных представителей всей тюркоязычной ашыкской поэзии в целом.
Ашыкская поэзия ("ашык" — влюбленный) представляет собой особый вид литературного
творчества, представители которого — народные поэты-певцы — сопровождают свои
выступления игрой на струнно-щипковом музыкальном инструменте сазе. Отсюда и
другое наименование этой поэзии — "поэзия саза".
Жизнь Ашыка Омера овеяна легендами; документальные свидетельства, касающиеся его
личности, практически отсутствуют. По преданию, родился он в крымском г. Гезлеве
(ныне г. Евпатория). Здесь же получил образование и провел юность. Большая часть его
последующей жизни прошла вне родины, в многолетних скитаниях по необъятным
просторам Османской империи. Есть мнение, что Ашык Омер принадлежал к так
называемым "янычарским" ашыкам, то есть поэтам-певцам, сопровождавшим османские
войска в различных походах и сражениях. Как явствует из произведений поэта, в свои
"янычарские" годы он побывал практически во всех уголках Османского государства. В
его стихотворениях мы встречаем десятки названий местечек и городов нынешних
Украины, Польши, Турции, Болгарии, Румынии, Боснии, Греции. Умер легендарный
ашык, вернувшись в родной г. Гезлев. Там же он и был похоронен.
Среди сотен и сотен имен тюркоязычных поэтов-ашыков имя Ашыка Омера, как правило,
называется в первом ряду наиболее искусных и популярных авторов. Одновременно с
этим в историю ашыкской поэзии он входит и как один из ее наиболее плодовитых
представителей — в настоящее время известны более 2000 его произведений (в основном
— образцы малых поэтических форм). Обращает внимание, что Ашык Омер принадлежал
к мастерам, которые одинаково успешно владели всем арсеналом форм и художественных
средств как собственно народной поэзии (халкъ шиири), так и поэзии дворцовой
(классической) — так называемой поэзии Дивана (Диван шиири). Ашык Омер — поэт
безграничного художественного дарования и высокой профессиональной поэтической
культуры. Поражает тематическое разнообразие его творчества, в котором присутствуют
как любовно-романтические мотивы, так и мотивы социальные, философские,
религиозно-мистические (суфийские) и т. д. Особую популярность снискали так
называемые "чужбинные" стихи Ашыка Омера, исполненные глубокой печали и тоски.

Внимания заслуживают также образцы его военно-походной лирики, почвой для создания
которых стали его "янычарские" впечатления.
Стихотворения Ашыка Омера проникновенно искренни, его образы одухотворены и
художественно выпуклы. И все это исполнено высокого технического мастерства.
Произведения Ашыка Омера, в том числе и в переводах на русский язык, неоднократно
издавались как в Крыму, так и за его пределами (Москва, Ташкент, Стамбул).
Предлагаем читателям одно из наиболее характерных стихотворений Ашыка Омера —
яркий образец его любовно-философской лирики.
Твоих благих очей поверженный раб
Насытить взор тобой не смог бедный я;
Чтоб получить урок, пришли в этот мир,
Но родинок твоих не смог счесть и я.
Сжигает грудь мою любовный пожар,
Сойдет ли на раба милость твоя?
Объятья, что в ночи душили меня...
Но целовать тебя не смел бледный я.
Покинул я в тоске родных и друзей,
Как бешеный поток, бурлю столько дней,
Стенаю, слезы лью, вздыхая о ней,
Огнем разлуки злой пресыщен ли я?
Душа сошла с ума, омывшись в крови,
Господь, осуществи желанья мои,
Ашык Омер сказал: несчастной любви
Сказать свое "прощай" не смог грешный я.
(Перевод С. Дружинина)
Нариман АБДУЛЬВААП

КРЫМСКОТАТАРСКИЕ ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ
Чтобы узнать народ, надо начать
с изучения его пословиц.

В этих кратких крылатых фразах —
душа и суть народа.
В.В. Радлов
Пословицы и поговорки крымских татар, дошедшие до нас из глубины веков, ярко
отражают национальные особенности и мудрость народа, его богатую историю,
своеобразие культуры и языка. На протяжении многих веков, передаваясь из уст в уста, от
старших к младшим, они обогащаются и приобретают более глубокий смысл, вложенный
в них каждым поколением. Многие из них переплетаются с пословицами и поговорками
других народов. В этом сказываются и особенности географического положения Крыма,
через который проходил Великий шелковый путь, и исторические события, происходящие
на полуострове на протяжении многих веков, и влияние культур многих народов,
оставивших здесь свой след.
Крымскотатарские пословицы и поговорки, как и у многих других народов,
характеризуют отношение народа к жизни и бытию. Они несут в себе воспитательный
аспект и являются выразителем своеобразия народа. Классифицируя крымскотатарские
пословицы и поговорки по темам, можно выделить следующие основные виды.
Религиозная тематика. Крымские татары через многочисленные пословицы и поговорки
выражают свое преклонение перед бесконечной мудростью и щедростью Всевышнего,
даруемые его почитателям: Алланынъ къазнасы болдыр (Божья казна бездонна); Алла
сабырлы къулуны север (Бог любит терпеливого своего почитателя); Сабыр —
дженнетнинъ анахтарыдыр. (Терпение — ключ от рая); Дин тургъанда кин турмаз (Пока
сильна вера, зло не устоит); Янъгъызлыкъ тек Аллагъа яраша (Одиночество
приличествует лишь Богу); Алла эр кесни чифт яратыр (Бог всех создал парами).
Патриотическая тема. Особое место занимают крымскотатарские пословицы о любви к
Родине, о единстве народа, любви к нему и к родной природе: Ана юртынъ — алтын
бешик (Родина — золотая колыбель); Ватансыз адам — йырсыз бульбуль (Человек без
Родины что соловей без песни); батан — догъмуш ананъ исе, гъурбет иль—огий знань
(Родина — родная мать, чужбина — мачеха). Тема труда и трудолюбия
Крымскотатарский народ отличается трудолюбием и относится к труду как к источнику
существования. В своих пословицах и поговорках он выразил свое отношение к труду,
трудолюбию, настойчивости и упорству в достижении своей цели: Къазанмайып емек
болмаз. (Не заработаешь — не поешь); Багъны бакъсанъ — багъ олур, бакъмаз исенъ —
дагъ олур (Ухаживать за садом — будет сад, не ухаживать — будет дикий лес); Ерни
кунеш яраштырыр, инсанны — иш (Землю красит солнце, человека — труд);
Эмеккъойсанъ, таш устюне гуль битер (Если трудиться, то и на камне роза расцветет).
Тема дружбы, единства. Много крымскотатарских пословиц и поговорок посвящено
дружбе, единству, взаимоуважению: Къайда бирлик, анда тирилик (Где единство, там и
сила); Вир къолдан давуш чыкъмаз (Одной ладонью не хлопают); Халкъ уфурсе — боран
къопар (Если народ дунет, поднимется буря). Любовная тематика, тема семейного счастья.
Поучительны и полны глубокого смысла пословицы о любви, счастье, взаимопонимании в
семье: Севмеген яр — яр дегиль (Не любящий не любим); Севги явлукъ дегильдир —
кирлетсенъ ич ювулмаз (Любовь не платок, запачкаешь — никогда не отмоешь); Севги
бир олса да, эки юректе яшай (Любовь хоть и одна, но живет в двух сердцах); Вахт коктен
энмез (Счастье не спускается с неба); Муаббетли аят— узун омюр (Дружная семья —
долгая жизнь); Бирликэвде берекет бар (В дружной семье всегда благополучие).

Детская тема, тема воспитания подрастающего поколения. Много пословиц и поговорок
об особом отношении и любви к детям: Балалы эв — базар, баласыз эв — мезар (Дом
полон детей — веселый базар, без детей — тихое кладбище); Бала — эвнинъ гулю
(Ребенок — цветок дома); Бала олгъан эвде — ошек олмаз (В доме, где ребенок, нет места
сплетням); Бал татлы, балдан да бала татлы (Сладок мед, но ребенок слаще меда). Имеется
также ряд поговорок и пословиц, характеризующих особенности национального
воспитания: Бала бешиктен тербиеленир (Ребенка воспитывают с колыбели); Анълатсанъ,
бала да анълар (Объясни, и ребенок поймет); Татлы сёз демир кьапыларны ачар (Ласковое
слово и железные двери откроет); Таякънен бала тербиеленмез (Ребенка палкой не
воспитаешь); Буюкке урьмет эт, кучюкке шевкъат эт (Старших надо уважать, младших не
обижать).
Почитание и уважение родителей, старших выражено в следующих пословицах: Анабабанъа урьмет этсенъ, озюнъ урьмет корерсинъ (Если уважаешь родителей, и сам
заслужишь уважение); Ана-бабасына эйилик косьтермеген, озю де эйилик корьмез (Если
не желаешь добра родителям, и сам его не увидишь); Ана-бабагьа не япсанъ, алдынъа шу
келир (Что сделаешь родителям, того и сам ожидай); Озюнъден буюкке урьмет эт (Уважай
всех, кто старше тебя); Къартларгъа — сайгъы, яшларгъа — севги (Старикам — почет,
молодым — любовь).
Тема просвещения, образования. Большая группа поговорок и пословиц отражает
уважительное отношение крымских татар к образованию, науке, образованности:
Окъумакънынъ эртеси-кечи ёкъ (Учиться никогда не поздно); Бильмемек айып дегиль,
огренмемек айып (Не стыдно не знать, а стыдно не учиться); Энъ яхшы дост — китаптыр,
энъ яхшы зенгинлик— бильгидир (Лучший друг — книга, лучшее богатство — знание);
Китап — бильги анахтары (Книга — ключ к знанию); Илим — акъыл чокърагъыдыр
(Наука — источник интеллекта).
Тема родного языка и его важной роли отражена в пословицах: Сёйлесенъ— эль бегенсин,
юрсенъ — ел бегенсин (Ходи так, чтобы земле нравилось, говори так, чтобы всем
нравилось); Тильни бильмек— достлукъны къавийлештирмек (Знать язык — дружбу
укреплять); Тилини джойгъан — союны джояр (Кто родной язык потеряет, тот безродным
станет); Тиль—акъыл теразесидир (Язык—мерило разума).
Диляра АСАНОВА,
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

СКАЗКИ И ЛЕГЕНДЫ КРЫМСКИХ ТАТАР
Богатое крымскотатарское устное народное творчество — яркий выразитель своеобразия
народа, его истории. Особое место в крымскотатарском фольклоре занимают сказки и
легенды. Известный фольклорист С.Д. Коцюбинский отметил: "Послушайте татарские
сказки. На редкость разнообразные по тематике, сверкающие стилистическими узорами,
они, как старинные клинки, хранят еще на себе прежнюю чеканку многих столетий и
мастеров". Такое высказывание как нельзя лучше характеризует этот жанр народного
творчества.
По содержанию крымскотатарские сказки условно можно разделить на сказки
романтического типа (волшебные) и реалистического типа (бытовые).
К самому древнему виду сказочного эпоса можно отнести волшебные сказки. Начинаются
они обычно словами "Бир заманда бар экен, бир заманда ёкъ экен..." ("Было некогда это

или не было..."). Примером такой сказки может служить "Сказка о бедном дровосеке и
чудесном талисмане", где основную волшебную силу, помогающую главному герою,
олицетворяет Змея, являющаяся тотемом крымскотатарского народа. В таких сказках
сразу же намечается мотивировка раскрытия сюжета: похищение героя, поиски
талисмана, счастья. Как правило, сказка строится по способу нанизывания друг на друга
нескольких эпизодов. При этом сюжет раскрывается таким образом, что главный герой
почти нейтрален — приключения происходят как бы набегая на него. Повествование
таких сказок строится обычно кольцевым способом — когда одна сказка включает в себя
так называемую вставную.
В романтических сказках поэтической традицией диктуется включение довольно часто
встречающегося элемента композиции. Это извне появляющаяся сила, помогающая
развитию сюжета. Например, в сказке о Чамаширджи появляется чудо-птица, без которой
невозможны были бы быстрая смена различных эпизодов и не связанный с началом конец.
Классическим примером сказок рассматриваемого типа могут послужить и "Три
благочестивца" или "Три сына хана и мудрый ашуг". Волшебным сказкам свойственна
еще одна черта, присущая, впрочем, фольклорам многих народов: наличие
сакраментальных чисел. В крымскотатарских сказках этими числами являются 3, 7 и 40.
Характерны троекратные повторения в построении фабулы, придающие сказкам
особенную гармонию. Значительную роль играют в таких сказках мифические персонажи
— Аджага (чудовище), Иблис (дьявол, главный злой дух), дивы и джинны (бесы), пери
(фея), ифрит (страшное многоголовое чудовище). Но демонология в крымскотатарских
сказках все же занимает не самое главное место, большую роль в сказках играют
животные; главными героями часто являются пчелы, муравьи, лисы, кошки, собаки,
индюки и др. или занимают одно из основных мест в развитии сюжета. Например, сказка
"Хаджи Тильки и правоверные пилигримы".
Особой группой являются сказки реалистические (бытовые). Поэтические каноны,
характерные для романтической сказки, здесь сведены к минимуму, отсутствуют обычные
зачин и концовка, случайны троекратные повторы, упрощен синтаксис и облегчена
лексика. Они разнообразны индивидуальными характерами, в них множество
нетрадиционных ситуаций, здесь с большей силой передаются социальные столкновения.
Для этого типа характерна "Сказка о Кульбасты-батраке и Косе-богаче". Интересна также
сказка о сорока плешивцах, сюжет которой вырос на основе популярного некогда
анекдота. В каждом эпизоде сказки дается обоснование для эпизода следующего. К
реалистическим относится и сказка о старике Джигерджи, мораль которой раскрывает
вред скупости. В таких сказках отсутствует демонология, фантастика почти сведена на
нет, сказитель не использует старые канонизированные приемы, используемые при
рассказе волшебной сказки, здесь четко обрисованы классовые характеристики.
Преимущественно бытовая, она вырастает отчасти из анекдота, во многих случаях
переходя в сатиру.
Одним из древних и широко распространенным жанром устного народного творчества
крымских татар являются легенды. Возникновение крымскотатарских легенд основано на
каких-либо исторических событиях, случаях из жизни народа, а также связано с
географической местностью, национальными праздниками или обычаями.
Одной из легенд, возникшей на примере из народной жизни, является "Арзы къыз"
("Девушка Арзы"). Она была записана из уст народной сказительницы, проживавшей
некогда в Мисхоре — Ашире Вартан. Данная легенда повествует об истории любви
красавицы Арзы из Мисхора, которую похищают и отправляют на невольничий рынок в
Стамбул, где ее выкупают в гарем падишаха. Не выдержав разлуки с любимым человеком,

отчим домом и с Родиной, девушка предпочла смерть жизни в неволе. Она бросилась в
море и в этот же вечер вышла на берег у любимого фонтана, у которого в свое время часто
набирала воду. Легенда показывает крымскую реальность, когда были нередки случаи
похищений крымскотатарских красавиц заморскими разбойниками для продажи на
невольничьем рынке. Повествование легенды раскрывает отношение главной героини к
разлуке с родиной, ее безмерную тоску по отчему дому, к которому она стремится и
которого в конце концов достигает, став русалкой.
Сказочная природа Крыма и его уникальное географическое расположение становятся
источником рождения многих легенд, таких как "Аювдагь" ("Легенда о Медведь-горе"),
"Демирджи къая" ("Легенда о скале Демирджи"), легенда о скале Опук и др. Довольно
многочисленную группу составляют легенды, посвященные происхождению городов и
сел. Примерами этой группы могут быть легенды о происхождении Бахчисарая, о
возникновении Акмесджита, Карасубазара, Ялты и др. Ряд легенд посвящен отдельным
личностям, оставившим в истории народа заметный след. Таковы, например, легенды о
Ненкеджан-ханым, о благородном разбойнике Алиме. Другие повествуют о
происхождении национальных праздников, например, о возникновении национального
праздника Хыдырлез рассказывается в легенде о святых Хыдыре и Ильясе.
История происхождения крымскотатарского народа, по некоторым источникам, отражена
в легенде "Алтын бешик" ("Золотая колыбель"). Роль колыбели символична, ей придается
особое значение. Колыбель защищает и охраняет семью от бед и невзгод, укрепляет
национальный дух для защиты Родины. В Крыму есть, по меньшей мере, около десятка
мест, с которыми, по преданию, связывают местонахождение Золотой колыбели.
Крымскотатарские сказки и легенды, созданные на основе примеров из реальной жизни
народа и отражающие его отношение к происходящим явлениям и окружающей
действительности, ярко демонстрируют народное красноречие и остроумие. На
сегодняшний день актуальна проблема их научного изучения, которая, к сожалению,
осложняется тем, что с каждым днем все меньше остается народных сказителей,
владеющих навыками поэтической традиции и умеющих передать особенность данного
жанра крымскотатарского фольклора.
Диляра АСАНОВА,
Земине ЭМИРУСЕИНОВА

ПРИЛОЖЕНИЕ
ЛЕГЕНДА О ЗОЛОТОЙ КОЛЫБЕЛИ
(южнобережный вариант)
В очень давние времена, когда не создал еще Аллах великого прародителя всех людей
Адама, изгнанника дженнета*, на свете жили какие-то древние не то люди, не то духи по
названию джинтайфасы. Были разные джинны. Одни были правоверными, другие
неправоверными, не признававшими единого Аллаха, создателя всех миров.
По эту сторону Крымских гор, вдоль всего побережья, жили аллаховы джинны. Они были
верны заветам единого Аллаха и его Пророка, произносили по правилам молитвы и пять
раз в день восхваляли его премудрость. По ту сторону Крымских гор, внутри страны,
жили неправоверные джинны. Они не признавали заветов Аллаха, не творили его молитв,
нарушали его веления и подчинялись врагу Аллаха — великому бесу Иблису, которого
сделали своим богом и учение которого выполняли.

Аллаховы джинны, живя на побережье Крыма, сажали сады, разводили виноград, сеяли
хлеб и просо и пряли лен. Иблисовы же джинны, живя в диких горных лесах, пасли стада
на редких лугах, охотились на козлов и оленей и выжигали уголь.
Каждая группа джиннов имела своего властителя, своего хана. Не было согласия между
джиннами Аллаха и джиннами Иблиса. Часто шли между ними войны и распри. Они
отнимали друг у друга пашни, леса и пастбища, угоняли скот, не давали производить
сельские работы. Из-за этих стычек зарождались кровавые военные походы, разорялись и
сжигались деревни, много джиннов убивалось и уводилось в позорное рабство.
Ненавидели аллаховы джинны иблисовых, а иблисовы аллаховых. Ненавидели друг друга
и их ханы и всегда были полны жаждой мести за прошлые обиды.
Но чаще побеждали иблисовы джинны, так как они были более смелые, подвижные,
жестокие, неустрашимые, выносливые, закаляясь на охоте и пастьбе скота, а джинныземледельцы были робкими, боялись уходить от своих хижин и пастбищ, плохо владели
оружием, не привыкли к военным хитростям и жестокостям.
У хана иблисовых джиннов был сын-наследник, юноша редкой красоты, смелый,
страстный и настойчивый. Не знал он еще любви, так как не было в стране иблисовых
джиннов девушки, достойной такого витязя. И жадно прислушивался он к рассказам о
чужих красавицах.
Был у ханского сына дядька-воспитатель**, невольник хана, который когда-то маленьким
мальчиком был украден иблисовыми джиннами у аллаховых в лесу, когда собирал кизил.
Он вырос в неволе, отличился умом и многими доблестями, в старости получил поручение
воспитывать ханского сына, научил его разному искусству: и стрельбе из лука, и метанию
из пращи, и прыганию, и бегу. Очень полюбил старый раб своего воспитанника и
рассказывал ему, как живут другие джинны, какие у них витязи и девушки. Часто виделся
старик тайком с другими невольниками своего племени и знал через них обо всем, что
происходило на его родине.
Рассказывал старый дядька воспитаннику своему, что у хана аллаховых джиннов на
морском берегу Крыма есть молодая дочь, такая красавица, что только о ней и поют
соловьи той страны и далеко за ее пределы разносят сладостную славу о ее несравненной
прелести. Велел молодой сын хана привести к себе тайно тех невольников, которые
видели принцессу, и расспрашивал их обо всем, из чего слагается ее дивная красота: и о
коже лица, похожей на лепесток розы, и о тонких стрелках бровей, и о глазах, горящих,
как звезды, и о губах, манящих, как черешня, и о мягких пленительных волосах.
Много рассказали невольники пылкому юноше, и так ясно представилась ему
несравненная красота дочери южнобережного хана, что загорелось у него неукротимое
желание хотя бы посмотреть на никогда невиданную им красоту, хотя бы услышать из уст
благоухающее слово и сказать ей, что нет во всем Крыму девушки, подобной ей. Глубокая
страсть разгорелась в его мужественном сердце, все мысли его наполнились думой о
прекрасной, никогда не виданной им соседке. Перестала радовать его и охота со
сверстниками на оленей и козлов на Яйле и в дремучих горных лесах, и состязания в
меткости стрельбы из лука в летящую птицу, и скачки на диких горных конях, и военные
игры с мечом, копьем и щитом, и охота за пленниками с длинным арканом, и веселые
пирушки у отцовского очага, и рассказы его старых воинов о давних походах, боях,
победах, и сказки старух о славных царских сыновьях в далеких странах. Стал сын хана
мрачен и молчалив, погрузился в думы, отказывался от еды и питья, не находил покоя,
молчал, не смея проронить слова о своей преступной страсти к дочери врага, размышлял

без сна по ночам и тосковал так, что пожелтел, иссох и стал похож разве на тень свою. Так
далеко завела его скрытая от всех любовь.
Глубоко печалился старый хан, глядя на скорбную перемену в любимом сыне.
Настойчиво допытывался он у него о причине его тоски, но юноша молчал как могила.
Призывал хан искусных колдунов, чтобы его излечить, но те не находили никакой
болезни, и тщетны были все их заклинания от дурного глаза. Старался хан развеселить
сына плясками невольниц, шутками придворных насмешников, воинскими забавами,
зурнами и сантырами*. Но ничто не помогало, принц оставался мрачным и угрюмым, и не
мог отец разгадать тайны его печали.
Призвал тогда старый хан к себе верховного жреца Иблиса и поручил ему во что бы то ни
стало узнать причину скорби сына. Тот стал следить за каждым его шагом, словом и
вздохом, но ничего не мог заметить. Наконец, когда в одну ночь юноша забылся краткой
дремотой, верховный жрец подкрался к нему, приник ухом к его шевелящимся устам и
услышал явственное "О Зехра, Зехра!" и слова великой любви и печали.
Долго гадали хан со своим жрецом, о ком шептали ночью уста юноши, но не могли никак
догадаться. Долго спрашивали они повсюду, но не нашлось во всем ханстве ни одной
девушки по имени Зехра. Стали они тогда призывать гадателей и гадать на имя "Зехра". И
догадался один из колдунов и указал, что Зехра живет по ту сторону гор на берегу
великого моря. Опросили они пленников из аллаховых джиннов и узнали всю правду.
В старом хане тревога сменилась страшным гневом. Измену увидел он в преступной
страсти сына, измену отцу, племени и его древнему богу Иблису. Он запретил сыну даже
и помышлять о проклятой иноплеменнице, осыпал ее имя страшной бранью, грозил
юноше заключением и отцовским проклятием и установил за ним строгий надзор. Одно
упоминание об иноверном соседе-хане и его племени приводило старика в свирепую
ярость.
Но не таково было твердое сердце юноши-принца, чтобы можно было угрозами изгнать из
него черты любимой. Видя неукротимость гнева своего отца, он про себя твердо решил
тайком бежать из пределов власти грозного отца и пробраться во что бы то ни стало за
горы в приморскую страну аллаховых джиннов, к мечте своего сердца, чтобы хоть единый
раз взглянуть на своего кумира и исцелить душу свою единым взглядом ее прекрасных
глаз.
Долго, долго размышлял печальный юноша, как ему выполнить свое решение, как
обмануть отца и поставленный им надзор. Никто не мог ему помочь в его планах, кроме
его старого преданного слуги, дядьки, который вырастил его с малолетства и душу свою
готов был положить, чтобы исполнить желание воспитанника. Старик достал тайком
платье чабана, в одну темную грозовую ночь положил свернутое из соломы чучело на
ложе принца, а сам с переодетым юношей проскользнул мимо дворцовой стражи,
прокрался глухими мрачными переулками к городской стене, отыскал ему одному
известный подземный ход, ведший из старого разрушенного подвала под стеною наружу в
ближайший лес в скрытую пещеру. Только здесь беглецы остановились на минуту, чтобы
вздохнуть, но тотчас же осторожно скользнули дальше по глухим лесам, по скалам и
пропастям, без дорог и тропинок, по дебрям, куда не ступает нога путника и где только
горные козлы прыгают со скалы на скалу, не боясь стрелы охотника, да мрачный барсук
копошится в расселинах, щелкая орехи.

Так бежали они всю ночь все выше и выше в горы и к рассвету поднялись на самую Яйлу.
Пустынна была Яйла, служившая границей между обоими ханствами, страшились
показываться сюда джинны и той и другой стороны, но все же побоялись беглецы
дневного света, спрятались в мрачной пещере и дождались вечера. В темноте второй ночи
они осторожно прокрались по опасным скалам и провалам Яйлы и скользнули в леса
южного склона. Пробираясь между сторожевыми постами аллаховых джиннов, между
стоянками охотников и кошами чабанов, остерегаясь их свирепых собак, спустились
беглецы к утру к прибрежным селениям. Трудно было бежать из отеческого дворца и
родного племени, трудно было пробраться незамеченными через непроходимые горные
леса в чужую вражескую страну, но самое трудное было проникнуть во дворец
правоверного и увидеть его зорко оберегаемую красавицу-дочку. Долго искал случая и
измышлял ханский сын способы выполнить свою мечту — ничего не помогло. Его
прогоняла стража, рвали сторожевые собаки, высокие ограды и крепкие заборы
преграждали ему путь.
Решили, наконец, беглецы придумать хитрость, чтобы во что бы то ни стало пробраться
во дворец и выполнить горячее, непреклонное желание юноши. Стал принц вместе со
своим старым слугой разучивать неведомые им до сих пор священные песнопения. Долго
учили и выучили их большое число. Тогда они переоделись в платье странствующих
нищих дервишей и стали ежедневно подходить к воротам ханского дворца и распевать
священные гимны, восхваляя премудрость Аллаха и его халифа* на земле, великого хана
правоверных джиннов.
Прекрасный певучий голос молодого дервиша, страстные настойчивые мольбы,
выражавшиеся в звуках его песен, нашли, наконец, дорогу к уху красавицы-принцессы.
Она стала в обычный час приближаться к воротам и в открытом месте слушать
прекрасные гимны дервишей. Наконец красавица Зехра начала упрашивать старого хана,
своего отца, разрешить святым дервишам в священные дни приходить в ее дворцовую
молельню и оглашать ее песнопениями. Старого хана также глубоко растрогало
прекрасное пение дервишей, и он допустил священных странников во внутренние части
дворца, уступая просьбам красавицы-дочки.
Тут-то в священной тишине храма Аллаха впервые увидел переодетый принц-дервиш ту,
о ком столько бессонных ночей мечтала его душа. Долго не мог он прийти в себя от
трепета и изумления, ибо все мечтания его были лишь бледной тенью той красоты,
которую он теперь видел перед собою наяву, и не было границ его восторгу. Но и сама
принцесса Зехра скоро заметила, слушая дивные гимны, что не только звучным голосом
обладает молодой дервиш, но и прекрасным, мужественным, гордым лицом, светящимися,
смелыми, пылкими глазами и могучим, гибким, стройным станом, проступающим из-под
нищенских дервишских одежд.
Прошло несколько времени, и все чаще пели дервиши свои песнопения для красавицыпринцессы в молельне. И уже не только искусство пения показывал молодой дервиш во
дворце, он участвовал и в состязаниях в стрельбе из лука, и в метании копья, и в борьбе, и
в верховой езде, и никто из правоверных юношей не мог сравниться с ним мужеством,
силой и меткостью. И заподозрила красавица Зехра и ее отец, правоверный хан, что не
нищий дервиш входит в их дворец, а какой-то пришлый витязь, покинувший свою землю.
Прошли месяц за месяцем, и пришел день, когда два любящих сердца открылись в
преданности друг другу. Не было предела их блаженству, когда старый отец красавицы не
нашел слов отказа на их мольбы и согласился сочетать их браком. Принц торжественно
принял веру своей возлюбленной, веру единого Аллаха, сбросил притворные одежды

дервиша, явился в настоящем виде витязя, но не открыл своего действительного
происхождения.
Счастлив был безмерно и старый хан, когда его дочь, прекрасная Зехра, наградила его
золотокудрым внуком. Очарованный дед подарил ей фамильную колыбель, в которой по
наследству с давних веков укачивались все наследные принцы ханского рода правоверных
джиннов. Была колыбель сделана из чистого золота со слоновой костью, вся сверкала
драгоценностями и мастерством работы, а при качании сама собою издавала нежные
колыбельные песни. Стала красавица Зехра укачивать своего прелестного младенца в
золотой поющей песни колыбели.
Тем временем слух о браке ханской дочери с каким-то пришлым витязем, принявшим ее
веру, дошел до края иблисовых джиннов по ту сторону Крымских гор. Давно уже их хан
тщетно искал своего исчезнувшего сына и никак не мог найти его следов. Он пытал и
казнил стражу, не уберегшую его, он призывал гадателей, но ничего не мог узнать.
Наконец он решил, что беглый сын погиб в горах и лесах и что лучше ему, беглецу,
умереть такою смертью, чем попасть в сети своей возлюбленной, дочери ненавистного
хана приверженцев Аллаха. И утешал этим хан свою отцовскую скорбь. Когда же дошла
молва о браке при дворе хана аллаховых джиннов и о рождении наследного младенца,
страшное подозрение закралось в душу старика. Он послал лазутчиков в ненавистную
вражескую страну, чтобы они посмотрели на пришлого витязя, мужа принцессы.
Лазутчики принесли весть, что это действительно сын хана, бежавший из отцовского дома
и принявший ненавистную веру Аллаха.
Безмерна была ярость старого хана против беглеца и изменника-сына, бросившего родной
край, свое племя, отца и его ханский трон, переметнувшегося к кровным врагам,
сочетавшегося мерзким браком с дочерью злейшего недруга, породившего с нею змеиное
отродье и совершившего самое страшное дело: изменившего вере отцов, служению
Иблису. Великими гневом и местью закипело сердце старика, и решил он уничтожить и
отступника-сына, и проклятое гнездо врага, совратившего его своим чародейством, и всю
страну ненавистных правоверных джиннов. Уничтожить так, чтобы навеки с ними
покончить.
Созвал хан всех своих вельмож и жрецов на Диван*, клялся перед ними именем великого
Иблиса отомстить врагу и потопить его в крови и просил всех помочь ему в этом
священном деле. Жрецы и вельможи, почуяв добычу, еще больше разожгли его гнев и
обещали дать всех своих воинов. Собралось в горах огромное войско последователей
Иблиса и, подстрекаемое его жрецами, припоминая древние обиды, возбуждаемое
гневным мстительным ханом, ринулось через горы на вражескую землю.
Семь лет и семь зим длилась страшная война. Кровь лилась рекой, земля дрожала под
копытами лошадей, воздух наполнялся свистом стрел. Яростно нападали на селения
прибрежных джиннов свирепые пришельцы из-за гор. Не трусами показали себя и
аллаховы джинны. Они выставляли свое храброе войско и мужественно защищали свою
землю и веру, свои хижины, жен, детей и стариков. Сам старый правоверный хан собирал
отряды и направлял их навстречу врагам. Его мужественный зять стоял во главе войска,
защищавшего его новую родину. Его видели в первых рядах, в самых опасных местах; как
лев бросался он вперед, увлекая за собою аллаховых воинов, и стремительно поражал
приверженные Иблису войска своего отца, своих единоплеменников, бесстрашно
защищая от них свою любовь, свою красавицу и своего сына. И его оружие сопровождала
победа.

Но не везде и не всегда мог быть в первых рядах храбрый, бесстрашный предводитель, не
все его воины были так же крепки сердцем, как он. Пока он побеждал в одном месте — в
других слабели его войска под напором разъяренных горцев и терпели поражения. Так
случилось, что он отважно бросился с отборным отрядом на врагов, врезался в их ряды,
сея вокруг себя ужас и смерть, проник далеко в глубь их войска, стараясь достигнуть
отцовского стана, и не осмеливались враги приближаться под удары его стремительного
меча. В это время в других местах поколебались и были обращены в бегство его отряды,
сомкнулись за его спиной ряды врагов и он с неустрашимой горстью храбрецов оказался
окруженным и отрезанным в опасной горной теснине. С беззаветной храбростью
защищался отряд, много врагов полегло у его ног, но прибывали все новые и новые
толпы, тучи стрел сыпались с соседних скал, огромные камни скатывались в теснину, и,
наконец, метко пущенный чьей-то скрытой рукой камень из пращи попал отважному
предводителю прямо в висок и поверг его мертвым на землю. То был камень из пращи его
гневного и мстительного отца-хана. Лишенный любимого вождя, недолго мог
сопротивляться весь отряд и был уничтожен до одного человека. Рядом с убитым витязем
легло и изрубленное тело его воспитателя, старого раба.
Страх и ужас напал на всю землю аллаховых джиннов. Уже никто не думал о
сопротивлении, думали лишь о бегстве и спасении. Ожесточенные воины приверженцев
Иблиса хлынули безудержным потоком в беззащитную страну, жгли, грабили, убивали
все, что попадалось на пути, камня на камне не оставляли от былых деревень, городов и
храмов, в мрачную пустыню превратили цветущий Южный берег Крыма. Счастливым мог
почитать себя тот, кто был уведен в тяжкое рабство: он сохранял по крайней мере жизнь
свою. Остальные были до одного все перебиты.
Куда было спасаться? Не было аллаховых кораблей на морском просторе, крепости на
горных скалах были уже разрушены врагами, а все пути и тропы из их прибрежной
страны вели через горы в страну ненавистных врагов, иблисовых джиннов. Не было
никому спасения. Старый хан аллаховых джиннов долго защищался с дочерью и внуком в
своем дворце, где ныне находится Алупка. Долго не могли взять его враги и придумали
способ, чтобы уничтожить его совершенно. С самой вершины горы Аи-Петри стали они
сваливать огромные обломки скал; те со страшным грохотом и неудержимой силой
катились вниз и падали прямо на дворец, разбивая его в осколки и щепки. Столько этих
страшных скал посбрасывали враги, что и следа не осталось от ханского дворца, а на
месте его образовалась огромная груда горных обломков, нагроможденных друг на друга
в мрачном хаосе. Старый хан, убитый горем и охваченный глубоким отчаянием, видя
неминуемую гибель дворца, когда первые камни ринулись с Аи-Петри, бросился
спасаться через последнее убежище — через потайной подземный ход, который вел из
дворца в Алупке вверх в горы, в крепость Исар на горе, называемой теперь Крестовой*.
Он устремился по подземному ходу, увлекая за собой рыдавшую дочь, прекрасную Зехру,
и маленького внука. Из всех своих былых богатств и сокровищ они захватили с собой
только одну, самую дорогую драгоценность — золотую поющую колыбель. С великим
трудом и мукой поднялись они по мрачному длинному подземному ходу в крепость. Там
вверху был выход в скрытую таинственную пещеру в расселине. Когда они подошли к
нему, то с ужасом и отчаянием увидели, что их грозная крепость тоже уже взята и
разрушена врагами, что и на нее свалились могучие обломки скал с Аи-Петри и что
расселина с пещерой завалены так, что нет совсем из них выхода.
Не могли их здесь найти свирепые враги, не могли их ни убить, ни увести в позорное
рабство. Но могли ли они здесь найти спасение? Кругом них лежала опустошенная
разрушенная страна, наполненная трупами, среди которых рыскали озверелые враги.
Никто не мог их спасти, открыв выход из пещеры. Без всякой помощи и поддержки

несчастные, претерпев страшные страдания, умерли с голоду в своей горной пещере, у
выхода из подземного хода.
Перед смертью старик-хан произнес над золотой колыбелью грозное заклинание, от
которого она стала невидимой. Предание говорит, что золотая колыбель эта еще и ныне
хранится в мрачной пещере горы Исар. Только иногда, во время сильной бури, когда
вихрь проникает в заколдованное таинственное подземелье и раскачивает колыбель, она
тихонько поет заунывную колыбельную песню.
Многие, очень многие с давних пор старались как-нибудь достать золотую колыбель в
пещере на Крестовой горе, но всегда безуспешно. Многие платились жизнью за свои
дерзкие попытки, срываясь со скал, другие, спасши свою жизнь, возвращались
перепуганные, полубезумные, с искривленными навеки ртом, руками или ногами. Очень
крепко колыбель заколдована старым ханом. Никому не дается она в руки, если не имеет
тот нужного талисмана.
А талисман может открыться только тому, в ком горит такая же могучая беззаветная
любовь, какую носил в себе отважный сын хана иблисовых джиннов, павший от руки
собственного отца.

Источник:
Сказки и легенды татар Крыма: фольклорный сборник. — М.: Новости, 1992. — С. 312—
325.

*Дженнет — Рай.
** Обычно к ханским сыновьям приставляли таких дядек, и назывались они
"аталыкъ".
* Старинные крымскотатарские музыкальные инструменты. Зурна — похожа на
кларнет, сантыр — на цитру.
* Халиф — наместник Пророка.
* Диван — государственный совет крымских татар.
* На Крестовой горе над Алупкой находятся развалины большой средневековой
крепости. Они послужили поводом к приурочению легенды к этому месту. Исар —
по-крымскотатарски — крепость.

ЛЕГЕНДА ОБ АРЗЫ КЫЗ*
В очень давние времена, когда Южный берег Крыма был под властью турецкого
султана**, жил в деревне Мисхор скромный труженик Абий-ака***. Жил он в хижине
вблизи моря и неутомимо работал на своем маленьком винограднике. Слыл старик Абийака честным работящим человеком и пользовался почетом и уважением у всех
односельчан. Бережно ухаживал Абий-ака за своими дынями на баштане, за лозами на

винограднике, за персиками и яблонями в саду, оберегая их от весенних морозов и
туманов, от прожорливых гусениц и болезней. Но всего заботливее, всего нежнее
выращивал он свою единственную дочку, черноглазую Арзы. Славился Абий-ака своей
мудростью, но еще больше славился он красавицей-дочкой. Строен и гибок был стан
Арзы, как лоза винограда, сорок тонких косичек сбегали по плечам ее до самых колен, как
сорок струек воды в горной речке, блестящие огромные глаза были черны, как звездное
небо над цветущей яблоней, яркие губки рдели, как две спелые вишни, а нежные щеки
румянились, как бархатные персики.
Все любовались прелестной Арзы. Но внимательнее всех присматривался к ней хитрый
старик Али-баба. Он потерял покой с тех пор, как впервые увидел ее у фонтана на берегу
моря набиравшей воду в медный кувшин. Али-баба был хозяином фелюги с пестрыми
парусами, которая приходила часто из-за моря с турецкого берега в Мисхор с товарами.
Не любили купца: ловко он умел обмануть при купле и продаже. И еще шла о старом
турке темная молва, будто высматривает он девушек в деревнях Южного берега,
похищает их и увозит на своей фелюге в Стамбул для продажи в гаремы турецких пашей
и беев. Всегда не по себе было красавице Арзы, когда она чувствовала пристальный
взгляд Али-бабы.
Время шло, и хорошела с каждым днем девушка. Весело хлопотала она вокруг отцовской
хижины, помогая матери в работе, звенел ее серебристый смех на винограднике, с песней
спускалась она к своему любимому фонтану. И долго просиживала там, глядя, как
набегает на берег волна за волной и шевелит разноцветные камешки.
Много мисхорских женихов присылало сватов к Абий-аке, но посмеивался старик и
пряталась Арзы. Не могла она забыть веселого парня из дальней деревни, которого
встретила однажды у прибрежного фонтана. О нем-то и думала она подолгу, глядя на
волны и на чаек, носившихся над морем.
И вот пришел день, когда парень прислал сватов к Арзы. Покачал головой Абий-ака, жаль
ему было отдавать дочь в чужую деревню, поплакала мать. Но не отказали сватам
родители.
Пришла весна, цвели деревья у хижины Абий-аки, но еще пышнее цвела дочь Абия,
готовясь к свадьбе. И только одно печалило ее сердце: близкая разлука с отцом и матерью,
с родной деревней, с подругами и с милым фонтаном у берега моря.
Весело праздновала деревня Мисхор свадьбу красавицы Арзы. Юноши и девушки
затевали шумные игры. Многолюднее и шумнее всего было во дворе Абий-аки. Вся
деревня Мисхор сошлась на свадьбу Арзы. И из соседних деревень пришло много гостей
на торжество. Звенели смех и песни, но Арзы была печальна.
Вот спустились весенние сумерки на берег, вот в синюю тень погрузилось подножие АиПетри. У деревни запел хавал* пастуха, возвращавшегося со стадом, и подернулась
мраком просторная гладь моря. Поднялась со своей подушки наряженная в пестрый
"антер"** невесты Арзы и тихонько вышла из хижины. В последний раз захотела
повидаться и проститься с дорогим для нее фонтаном и морским простором.
Взяла она свой медный кувшин и спустилась к фонтану. Там, у самых морских волн,
прислушиваясь к плеску прибоя и журчанию источника, погрузилась она в воспоминания
о детстве.

Не подозревала девушка, что несколько коварных глаз наблюдали за ней, следили за
каждым шагом. Не замечала она, что в прибрежных кустах прятались чужие люди. Не
знала, что фонтан окружен со всех сторон. Посидев у берега, Арзы подошла к фонтану,
нагнулась и подставила свой кувшин под желобок. Звонко побежала вода в медный сосуд.
Вдруг... Что-то чуть шевельнулось над самой ее головой, послышался легкий, кошачий
прыжок, и две цепкие руки обхватили несчастную девушку. Отчаянный крик вырвался из
груди Арзы, но две другие руки закрыли ей рот, набросили плащ на голову, скрутили так,
что она не в силах была издать больше ни звука. Пираты подхватили драгоценную добычу
и во главе с Али-бабой бросились к лодке.
Али-баба торжествовал. Наконец-то ему удалось доставить радость своему жадному
сердцу, похитить такую красавицу, которая станет украшением дворца самого султана, а
ему принесет богатство, много золота. Узнав о свадьбе, он уже совсем было потерял
надежду захватить Арзы. А тут она сама далась в руки.
Обезумев от ужаса и горя, прибежал отец Арзы на крик дочери, бросились за ним жених и
гости, но было уже поздно — фелюга Али-бабы, покачиваясь на волнах, уносилась к
Стамбулу. Деревня огласилась воплями. Все оплакивали любимую Арзы. Тосковали о
бедной девушке не только несчастные родители, не только жених, не только
односельчане. Зачах и любимый ее фонтан. Прежде он весело журчал, давал обильную
влагу, а исчезла Арзы — стал иссякать, наконец, лишь тяжелые капли, как горькие слезы,
покатились с желобка.
Али-баба привез Арзы в Стамбул. Удача и здесь не оставила его. Не успел он вывести
плачущую девушку на невольничий рынок, как явились туда евнухи самого султана. Они
нашли Арзы достойной гарема наместника пророка на земле. Девушка была приведена во
дворец. За Арзы Али-баба получил большую плату: столько золотых монет, сколько
нужно было, чтобы сплошь выложить ими ложе его величества...
Тосковала, плакала Арзы, не находила себе места в гареме, дичилась жен, рабынь, евнухов
и таяла не по дням, а по часам. Родила Арзы мальчика, но не принес он облегчения ее
душе. Ровно через год с того дня, когда руки разбойников схватили ее на далеком
крымском берегу у любимого фонтана, поднялась Арзы с ребенком на угловую башню
султанского сераля и бросилась в пучину Босфора. В тот же вечер печальная русалка с
младенцем подплыла впервые к фонтану у берега Мисхора.
С тех пор один раз в год, в тот день, когда была похищена Арзы, начинал фонтан
струиться сильнее, и в этот же час из тихих волн появлялась русалка с младенцем на
руках. Она подходила к фонтану, жадно пила воду, играя со струей, смачивала руки и
волосы, ласково гладила камни, сидела на берегу, задумчиво всматривалась в морской
простор, глядела на родную деревню. А потом, тихо опустившись в волны морские,
исчезала до следующего года.

Источник:
Сказки и легенды татар Крыма: фольклорный сборник. — М.: Новости, 1992. — С. 305—
311.

* Легенда об Арзы записана со слов рассказчицы, давно умершей Ашре-хартана, —
крестьянки дер. Мисхор. Для увековечения этой легенды князья Юсуповы, владельцы
Кореиза, где происходит действие легенды, заказали известному парижскому скульптору
Аронсону статуи, иллюстрирующие эту легенду. Аронсон создал две группы: Арзы у
фонтана и подстерегающий ее турок-пират и русалка с ребенком на руках, вышедшая из
морских волн. Обе группы поставлены Юсуповыми на берегу моря под Мисхором, где
находятся и в настоящее время, пользуются большой популярностью среди курортников.
** Южный берег Крыма принадлежал Турецкой империи в течение трехсот лет с 1475 до
1774г.
*** Приставка "ака" прибавляется как выражение уважения при обращении к старшему
брату. Иногда она применяется вместо "ахай", почтительной приставки, употребляемой
при обращении вообще к старшему лицу.
* Хавал — свирель.
** Антер — верхнее женское платье.

ВАЖНЕЙШИЕ ДАТЫ ИЗ ИСТОРИИ КРЫМА И КРЫМСКИХ ТАТАР
Приблизительно 700—600 тыс. лет назад. Ранний палеолит — ашель. Первая стоянка
архантропа. Бодракские местонахождения и близкие им по инвентарю памятники ЮгоЗападного и Юго-Восточного Крыма.
Около 100—38 тыс. лет назад. Палеоантропы (неандертальцы). Более 100 мустьерских
местонахождений в Крыму, среди которых наиболее известные Киик-Коба, Волчий Грот,
Ак-Кая Большинство из них расположены в районе второй гряды Крымских гор.
Около 38—10 тыс. лет назад. Поздний палеолит. Кроманьонцы. Стоянки — Сюрень—1,
Аджи-Коба, Качинский навес.
10—6 тыс. до н. э. Мезолит. В горном Крыму найдено более 10 стоянок поздних
кроманьонцев: Шан-Коба, Кукрек и т. д.
6—4 тыс. до н. э. Неолит. Обнаружено до 20 поселений в горной части, на Керченском пове и в Присивашье.
Конец IV—вторая половина III тыс. до н. э. Энеолит. Открыто более 20 поселений
кемиобинской культуры, сложившейся на местной основе, и неолитических групп
Северно-Причерноморской культуры.
II—I тыс. до н. э. Эпоха бронзы. Открыто 77 памятников.
X—IX вв. до н. э. Начало железного века.
X—IV вв. до н. э. Ранний железный век.
X—VIII вв. до н. э. Киммерийцы — ираноязычные племена, кочевники-скотоводы.
Открыто 2 памятника: с. Зольное (между городами Саки и Симферополь) и с. Целинное
(севернее г. Джанкоя).

VII в. до н. э. С приближением скифов большая часть киммерийцев уходит в Малую
Азию.
IX—IV в. до н. э. На основе консолидации племен в горнолесной зоне полуострова
сформировались и проживали тавры. Открыто более 60 памятников. Тавры относятся к
европеоидной (узколицей) расе. В III в. до н. э. начали активно смешиваться со скифами и
в I в. н. э. известны уже как тавроскифы (скифотавры).
VII—IV вв. до н. э. Кочевание ираноязычных европеоидных скифов в степях полуострова.
480г. до н. э. Античные греки из г. Милета в Малой Азии переселяются на территории
Керченского и Таманского полуостровов и основывают Боспорское царство (столица — г.
Пантикапей).
422—421 гг. до н. э. Античные греки из Гераклеи Понтийской (Малая Азия) основали на
юге Крыма г. Херсонес. Население смешанное — греки, тавры, скифы; поклонялось
богине земледелия и плодородия Деве (Деметре).
IІІ в. до н. э. Образование позднескифского государства со столицей в г. Неаполе.
Сер. II в. до н. э. Скифы захватили северо-западные земли Херсонеса.
II—I вв. до н. э. В Крым вторгаются сарматы — родственные скифам племена.
Физический тип — европеоиды, круглоголовые. Расселяются на свободных землях ЮгоЗападного Крыма. Ассимилировались скифами.
113 г. до н. э. Понтийский полководец Диофант в союзе с сарматскими племенами
разгромил скифов и вернул Херсонесу прилегающие к нему северо-западные земли.
Около 68—69 гг. н. э. На Южный берег Крыма высаживаются римляне, дислокации их
легионов отмечены в городах Хараксе и Херсонесе.
Середина I в.— середина III в. н.э. Римские военные гарнизоны контролируют торговую
дорогу к Херсонесу, восстановив стабильность в регионе.
Первая половина III в. н. э. Ираноязычные европеоидные племена аланы и вслед за ними
германские племена готы проникают из Тамани в Крым и наносят удары по
позднескифскому государству.
Середина III в н. э. Римляне покидают Харакс и Херсонес и полностью уходят с
полуострова.
Вторая половина III в н. э. С севера через Перекоп вторгается вторая волна готов, которые
наносят удар по скифам, вызывая тем самым отток скифского населения в горные долины
и окрестности Херсонеса.
Конец IV в.— начало V в. На полуостров входят тюрко-гунны и вместе с ними аланы. Они
окончательно разгромили Скифское государство, Боспорское царство и Херсонес. Затем
гунны уходят из Крыма в Северное Причерноморье.
Первая половина IV—сер. VI в. Проникновение и распространение христианства в
Херсонесе.

Вторая половина V в. Вторая волна гуннов из Причерноморских степей. Гунны занимают
территорию от Херсонеса до Боспора.
VI—VIII вв. Начало распространения христианства на Юго-Западном и Южном берегу
Крыма.
527—533 гг. Часть гуннов Керченского полуострова приняла христианство.
Конец VI—первая половина VII в. Восточный Крым входит в состав Булгарского
племенного союза.
656 г. Хазары вторгаются в восточную часть территории полуострова.
Середина VII—первая половина VIII в. В центральное предгорье Крыма из
севернопричерноморских степей проникают тюрко-булгарские племена кутригуры.
Середина VIII в. Возникновение Готской, Сугдейской, Фулской.Херсонесской
(охватившей Юго-Западный регион Крыма), Боспорской епархий как результат принятия
христианства местным населением.
Вторая половина VIII—середина X вв. В Крым совместно с хазарами входят тюркские
племена утигуров, оттесняя кутригуров в долины рек Чоргун, Бодрак, Кача, Бельбек,
Альма и Зуя. Утигуры и кутригуры, расселившись в Центральной и Юго-Западной части
полуострова среди готаланских племен, постепенно ассимилируют их.
804 г. Хазары закрепляются в горном Крыму. Захватили г. Дорос (Мангуп, или Мангут).
Около 960 г. Хазары завладели в Крыму городами: Керц (Боспор), Сугдай (Сугдея,
Судак), Алус (Алустон, Алушта), Л-м-б-т (Ламбат), Б-р-т-нат (Партенит), Алубиха
(Алупка), Кут (Скути), Ман-т (Мангуп) и др.
Конец IX в. Печенеги разгромили Хазарский каганат, вошли в Крым и взяли под контроль
караванный путь к Херсонесу.
Первая половина XI—конец XII в. Кыпчаки овладели степной частью, Южным берегом
Крыма и территорией Тмутараканского княжества. В предгорье и на Южном берегу
образуется тюркская печенежско-кыпчакская общность.
1222 г. Турки-сельджуки пытались утвердиться в г. Судаке. На территории генуэзской
крепости осталась мечеть, построенная турками.
1223,1238,1242, 1249 гг. Вторжения монгольских войск в Крым.
Середина XIII в. Образуется Крымский улус Золотой Орды (столица г. Солхат), в состав
которого вошел весь полуостров за исключением генуэзских колоний на Южном берегу и
Мангупского княжества в Юго-Западном Крыму. Основное население улуса составляют
кыпчаки.
1253 г. Посол французского короля Рубрук посетил г. Судак, видел монголов только в
северных степях полуострова и готов, язык которых немецкий, — между Херсонесом и
Солдайей.

1255 — 1260 гг. Хан Золотой Орды Берке передал Крым Оренг Тимуру, предку
основателя Крымского ханства Хаджи Герая.
60-е гг. XIII в. В г. Солхате (впоследствии г. Крым, сейчас г. Старый Крым) построена
мечеть выходцами из Бухары.
Конец 60-ых гг. XIII в. Генуэзцы основали в г. Кафе торговую фактбрию.
1289г. В г. Солхате построена мечеть на средства египетского султана Ал-Мелик
Бейбарса, уроженца Крыма и кыпчака по происхождению.
1290 г. Ногай, темник Золотой Орды, получил Крым во владение.
1294—1295 гг. В г. Солхате составляется латинско-персидско-кыпчакский словарь
"Кодекс Куманикус".
1299 г. Ногай разгромил Херсонес, Судак и другие города, отказавшиеся платить ему
дань. На княжество Кырк-Ер он назначил своего наместника Яшлава, степи же включил в
свой улус.
Конец XIII в. Оформляются княжества Мангуп (в ряде источников Мангут) и Кырк-Ер.
Конец XIII — начало XIV в. Первые армянские поселения в Юго-Восточном Крыму.
1314 г. В г. Солхате построена мечеть хана Узбека. 1334 г. Арабский путешественник
Ибн-Батута посещает Крым. На Керченском полуострове он встречает среди кыпчаков
христиан и отмечает, что Судак — кыпчакский город.
1357—1359 гг. Крымский улус принадлежал эмиру Мамаю.
1363 г. Объединенные войска Крымского улуса, княжеств Мангуп и Кырк-Ер на р. Синие
воды (левый приток р. Южный Буг) потерпели поражение от Великого князя Литовского
Ольгерда.
1365 г. Генуэзцы захватили г. Судак и вскоре купили у хана Золотой Орды Джанибека
прилегающие к нему 18 сел: Козы, Таракташ, Ворон, Шелен, Арпат, Ускут, Бешэвли,
Эльбузлы и др.
1395 г. Темник Золотой Орды Таш-Тимур (дед Хаджи Герая) вернул наследственный Юрт
— Крым.
1423—1433 гг. Мангупский князь изгоняет генуэзцев из Балаклавы.
1428 г. Хаджи Герай при поддержке Великого князя Литовского Витовта объявил себя
претендентом на Крым, но, потерпев поражение, вернулся в Литву.
1433 г., 22 июня. Хаджи Герай с 5-ю тысячами всадников разгромил 6-тысячный отряд
генуэзцев под г. Солхатом.
1434г. Сеид-Ахмед, внук хана Тохтамыша, изгнал Хаджи Герая из Крыма.

1443 г. Хаджи Герай, опираясь на Великое Литовское княжество и поддержку крымских
беев Ширин, Барын, Аргын и Кыпчак, стал первым ханом Крымского ханства, основав
династию Гераев.
1452 г. Хаджи Герай разбил хана Большой Орды Улу Мухаммеда и изгнал его из Крыма.
1454г. Генуэзцы потерпели поражение от Хаджи Герая, подошедшего с 6-ю тысячами
воинов к г. Кафе с суши и поддержанного турецкой эскадрой из 50 галер. Они признали
Хаджи Герая правителем независимого государства и обязались выплачивать ежегодную
дань.
1455г. Хаджи Герай разгромил войско Кичик-Мухаммеда, хана Большой Орды.
1466 г. Смерть Хаджи Герая.
1467,1469—1475,1478—1514 гг. Правление хана Менгли I Герая, сына Хаджи Герая.
1475 г. Захват турками генуэзской колонии и княжества Мангуп. Крымские города и
крепости Судак, Керчь, Еникале, Арабат, Мангуп, Инкерман, Балаклава, Кафа, весь
Южный берег и Юго-Западный Крым по указанию султана Мехмета II стали турецкими
владениями, получившими название санджак, с центром в г. Кафе (Кефе).
1480 г. Менгли I Герай и Великий князь Московский Иван III заключили договор о союзе
против хана Большой Орды Ших Ахмеда и польского короля Казимира.
1485 г. Менгли I Герай женился на Hyp Султан, вдове Казанского хана Ибрагима. С ней в
Крым вошли племена мангыт и сиджеут, которые осели на землях западнее Джанкоя.
1491 г. Менгли I Герай с 60-тысячным войском вытеснил Большую Орду из низовий
Днепра и Дона и построил крепость Очаков.
Начало XVI в. Завершается становление бейликов (княжеств) Крымского ханства: Кыпчак
(XI—XIII вв.), Яшлав (конец XIII в.), Ширин, Барын, Аргын (конец XIV в.). В первой
половине XVI в. бейлик Мангыт возглавил род Мансура.
1502 г., 28 июня. Менгли I Герай разгромил хана Большой Орды Ших Ахмеда. К ханству
окончательно присоединяется территория между Днестром, Днепром и Доном, а также и
полуостров Тамань и Кабарда. Завершается становление Крымского ханства.
1502 г. Великий князь Московский Иван III, приютив бывшего хана Большой Орды Ших
Ахмеда и оказав ему поддержку, фактически привел к разрыву союзный договор с Менгли
I Гераем.
1507—1512 гг. Менгли I Герай заключает союзный договор с Литвой, направленный
против Москвы. Крым впервые отправляет войска на территорию Московского княжества.
1514г. Смерть Менгли I Герая.
1515—1523 гг. Правление Мухаммеда Герая. Хан, учитывая экспансионистский характер
политики Московского княжества по отношению к Казани, Астрахани и Крыму,
вырабатывает новую внешнеполитическую стратегию.

1521 г. Мухаммед Герай сверг с престола Казанского ханства ставленника Москвы Ших
Али и пригласил на казанский трон своего брата Сахиба Герая. Войска Мухаммеда Герая
и Сахиба Герая сожгли Москву.
1523 г. Смерть Мухаммеда Герая. Вторжение астраханского войска в Крым и его изгнание
крымцами при поддержке запорожских казаков под руководством гетмана Дорошенко.
1523 г. Ханом на короткое время становится Гази Герай, которого сверг с отрядом янычар
Сеадет Герай.
1524г. Сахиб Герай покидает Казань и возвращается в Крым.
1524—1532 гг. Правление хана Сеадета Герая.
1532—1551 гг. Правление Сахиба Герая. Принуждал к оседлости в Крыму кочевые
севернопричерноморские племена. Неоднократно совершал военные походы на
Московское княжество, сдерживая его экспансию на Казанское и Астраханское ханства.
1551 —1577 гг. Правление хана Девлета I Герая. В период его правления многие ногайцы
перекочевали во владения ханства между Доном и Днепром. Вел активную военнополитическую деятельность и независимую от Османской империи политику.
1571-1572 гг. Взятие и сожжение Девлетом І Гераем Москвы, в результате чего были
сорваны планы Московского царя Ивана IV на завоевание Ливонии и Крыма.
1584—1608 гг. Активная внешняя политика при Исламе Герае (1584—1588 гг.), Гази II
Герае (1588—1608 гг.), направленная также и на восстановление независимости
Казанского и Астраханского ханств. Продолжение серии военных походов на Московское
царство.
1607 г. Крымское ханство заключило союз с Польшей, направленный против Московского
царства.
В 1607—1617 гг. крымцы совместно с ногайцами совершают военные походы на Россию,
ослабив тем самым натиск Москвы на Польшу.
1613—1614 гг. Заключен мирный договор между Московским царством —с одной
стороны и Османской империей и Крымским ханством — с другой.
1620 г. Османская империя объявила войну Речи Посполитой. Крымский хан Джанибек
Герай отправил в поход против поляков стотысячное войско.
1621г. Поражение турецких и крымских войск под Хотином.
1644—1654 гг. Правление Ислама III Герая, ведшего независимую от Османской империи
политику.
1648 г. Войско запорожских казаков при поддержке Тугай-бея с 4 тысячами крымских
татар одержало победу над поляками на р. Желтые Воды. Ислам III Герай заключает союз
с Б. Хмельницким, который продлился шесть лет.

1654 г. После Переяславской рады ("присоединения Украины") Российское государство
вышло непосредственно к границе Крымского ханства и начинает сооружать Изюмовскую
"оборонительную" линию. Крымский Диван одобряет союз с Польшей.
1657—1667 гг. Русско-польская война. Крымскотатарское войско участвует в ней на
стороне поляков.
1681 г. Российское государство, Османская империя, Речь Посполитая и Крымское
ханство подписывают на 20 лет мирный Бахчисарайский договор.
1683 г. Россия участвует совместно с Австрией и Польшей в создании антитурецкого
союза, обязуясь в 1686 г. разорвать Бахчисарайский договор.
1687 г. Согласно условиям "Вечного мира" между Россией и Польшей (1686 г.)
осуществляется военный поход на Крым стотысячного российского войска под
командованием князя В. Голицына. Крымцы подожгли степь, создав невыносимые
условия для русской военной кампании. Казаки гетмана Самойловича отказались
участвовать в походе на стороне русских. Голицын не дошел до Ора (Перекопа) и
повернул назад.
1689 г. Второй поход русских войск под командованием князя Голицына на Крым. Хан
Селим I Герай (1671—1677,1684—1691,1693—1699, 1703—1704 гг.) успешными
дипломатическими переговорами сорвал русскую военную кампанию.
1710г. Подписание союзного договора в Бахчисарае между ханом Девлетом II Гераем
(1699—1703, 1708—1713 гг.) и П. Орликом, гетманом запорожских казаков,
эмигрировавших после Полтавской битвы в турецкие владения. Крым обещал
поддерживать их борьбу за независимость Украины.
1711г. В сражении на р. Прут объединенная турецко-крымскотатарская армия одержала
победу над русской армией.
1735г. 80-тысячное войско, возглавляемое ханом Капланом II Гераем (1730—1736 гг.),
выступило по приказу турецкого султана в военный поход на Иран.
1736г. Вторжение в Крым 50-тысячной русской армии под руководством фельдмаршала
Миниха. Русские войска взяли г. Гезлев, сожгли города Бахчисарай, Акмесджит, но
вследствие начавшейся эпидемии спешно покинули полуостров. Крымским ханом стал
Фетих II Герай (1736—1737 гг.), который нанес ответный удар по российским крепостям.
1737—1738 гг. Вторжение в Крым через Сиваш русской армии под командованием
фельдмаршала Ласси. Русские войска сожгли г. Карасубазар, около тысячи прилегающих
деревень и покинули Крым через Чонгар.
40—50-ые гг. XVIII в. При ханах Селямете II Герае (1740—1744 гг.), Селиме II Герае
(1744— 1749 гг.), Арслане Герае (1749—1756гг.) были устранены последствия вторжения
русских войск в Крым: отстроены селения и крепости, новые мечети, медресе, Ханский
дворец в Бахчисарае.
1756—1664, 1768-1769 гг. Правление Крым Герая. Он готовится к борьбе с Россией,
укрепляет союз с ногайцами и тюркскими племенами Северного Причерноморья, ведет
независимую от Турции политику.

1768—1774 гг. Русско-турецкая война. Русские войска захватили территории
севернопричерноморских племен Буджак, Едисан, Едичкул, часть из которых признала
власть России, другая ушла на Дон и Кубань, а третья была изгнана за Волгу. В середине
июля 1771 г. армия Долгорукого численностью 30 тыс. солдат при поддержке 60 тыс.
всадников севернопричерноморских племен вторглась в Крым и за две недели овладела
полуостровом. Хан Селим III Герай (1764—1766, 1769—1771 гг.) покинул Крым и отплыл
в Стамбул.
1771г. Новым ханом становится сторонник крымско-русского сближения Сахиб II Герай
(1771—1775 гг.), а калгой — его брат Шахин Герай. Фактически в Крыму хозяйничает
русская армия под командованием князя Долгорукого.
1772 г., 1 ноября. После долгих переговоров Россия заставила хана Сахиба II Герая и
крымскую аристократию подписать в Карасубазаре договор о союзе, объявлявший
независимость Крыма от Турции.
1771—1783 гг. Россия ведет подготовку к захвату Крыма, используя для этого подкупы и
интриги среди крымской аристократии и формируя пророссийскую группу вокруг
Шахина Герая. Севернопричерноморские тюркские племена изгоняются русскими
войсками на Кубань.
1774 г., 21 июля. Подписание русско-турецкого Кючук-Кайнарджийского договора (д.
Кючук-Кайнарджа в Болгарии), по которому Крымское ханство признавалось
независимым от Турции и России. К территории ханства относится Крымский полуостров,
причерноморские степи между реками Берда, Конскими Водами и Днепром, степь между
Бугом и Днестром (без Очакова), а также земли на Кубани и Таманском полуострове.
Керчь, Еникале и Кинбурн перешли к России.
1774г., осень. Турецкие войска покидают полуостров, но Россия не выполняет условия
Кючук-Кайнарджийского договора и русские войска захватывают крепость Ор (Перекоп),
бухту Акъяр (по инициативе Суворова).
1775г. Вместо низложенного турецким султаном Сахиба II Герая крымским ханом
становится Девлет IV Герай (1775—1777 гг.), который пытается ослабить российское
влияние.
1777г. Россия с помощью военной силы утверждает ханом своего ставленника Шахина
Герая (1777—1783 гг.). Новый хан занялся переустройством государства.
1777—1778 гг. Восстания в Крыму против русской оккупации и марионеточного хана
Шахина Герая. При подавлении восстания в районе Карасубазара погибло 12 тыс.
крымских татар и 5 тыс. взято в плен. Место, где погибли и были казнены восставшие,
почитается как Кырк Азизлер.
1778г. Русские войска принудительно выселяют из Крыма в безлюдные районы Азовского
побережья 32 тыс. крымских христиан.
1781—1782 гг. Новые восстания крымских татар. Шахин Герай бежит под защиту
русского гарнизона в Керчи. Подавление восстания русскими войсками и массовые казни
повстанцев.

1783 г., январь—февраль. Российский Черноморский флот сосредоточился в Ахтиарской
(Севастопольской) бухте, а войска заняли Тамань, Кубанские земли и вошли на
полуостров. Начались переговоры с беями с целью склонить их подать императрице
формальную просьбу о присоединении Крыма к России.
1783 г., 8 апреля. Екатерина II издала манифест "О принятии полуострова Крым, острова
Тамань и всей Кубанской стороны под Русскую державу", уничтоживший независимость
Крымского ханства и лишивший крымскотатарский народ его государственности.
1783г., июнь. Князь Потемкин принудил крымскую аристократию собраться на горе АкКая (вблизи г. Карасубазара) и принести присягу Российской империи.
1784г., 10 февраля. Российской администрацией закладывается на месте
крымскотатарского поселения Акъяр г. Севастополь — главная база Черноморского
военно-морского флота.
1784—1800 гг. Российская аристократия захватила огромные массивы земель коренного
населения, начав вытеснять и изгонять крымских татар из Крыма. В результате военных
действий, болезней и массовой эмиграции численность крымских татар составила 150—
170 тыс. человек, уменьшившись на 300 тыс. человек.
1787 г. Путешествие Екатерины II в Крым, демонстрация силы России и
"благожелательности" со стороны крымских татар.
1829—1836 гг. Религиозные притеснения: ограничение паломничества в Мекку, высшие
духовные должности можно было занять только с согласия российской администрации.
По приказу муфтия Сеит-Джелила эфенди и кадиаскера Османа эфенди и по заданию
Таврического губернатора и министра внутренних дел у крымских татар изъяты и
сожжены семейные хроникальные записи и старинные книги.
1783 г.—середина XIX в. В Крым приглашаются колонисты: немцы, болгары, армяне,
греки и люди других национальностей. Каждая семья получала 60 десятин земли и на
10—20 лет освобождалась от налогов. Продолжается массовая эмиграция крымских татар.
1854—1856 гг. Крымская (Восточная) война. Военные действия в Крыму, разорение и
притеснение крымскотатарского населения со стороны русских войск.
1860—1863 гг. Массовая эмиграция коренного населения: Крым покидают 193372 (из
295350 проживавших перед войной) человек. Крымские татары оставили полностью
опустевшими около 317 сел и ушли еще из 687 сел.
1874—1890 гг. Третья волна эмиграции: с полуострова ушло до 10000 крымских татар.
1860—1900 гг. Массовая колонизация Крыма христианами: поселились 247724 русских,
31590 немцев, 8317 армян, 5840 болгар. К 1897 г. численность крымских татар составила
186 тыс. человек (36 % от всего населения), у них изъято 634000 десятин лучших земель,
вследствие чего 60 % коренного населения стали безземельными.
1880—1905 гг. Культурно-просветительское движение, организатором и вдохновителем
которого были Исмаил Гаспринский, Асан Нури, Абдурефи Боданинский и другие.

1883—1918 гг. Издание газеты "Терджиман" ("Переводчик") в Бахчисарае (редактор И.
Гаспринский), ставшей наиболее важным источником информации о жизни и положении
тюрко-мусульманских народов в Российской империи.
1905—1917 гг. Издание в г. Карасубазаре газеты "Ветан Хадими" ("Слуга Отечества"),
вокруг которой объединяются видные общественные деятели Абдурешид Медиев, Асан
Сабри Айвазов, Али Боданинский и др.
1917 г., 15 марта. В Симферополе на двухтысячном митинге выдвинуто требование
распустить назначаемое правительством Мусульманское Духовное Управление. Решено
проводить всенародные выборы муфтия.
1917 г., 25 марта. В Крыму прошел Всекрымский мусульманский съезд. Он избрал
Временный Крымско-Мусульманский исполнительный комитет (ВКМИК) во главе с
Неманом Челебиджиханом.
1917 г., апрель. ВКМИК объявляет в газете "Южные ведомости", что конечная его цель —
построение "демократического республиканского строя на национально-федеративных
началах".
1917 г., 4 июня. Формируется мусульманский батальон и конный эскадрон.
1917 г., 27 июня. Начался выпуск газеты "Миллет", редактор — Асан Сабри Айвазов.
1917 г., 22 июля. Вышла газета "Голос татар", редакторы — Ибраим Озенбашлы и Али
Боданинский.
1917 г., лето. Создается национальная партия Милли Фирка, солидарная в своей
программе с ВКМИК.
1917 г., 8—15 сентября. В Киеве проходит Съезд народов, который высказался за
территориальную автономию Крыма. Во время работы съезда Амет Озенбашлы, Джафер
Сейдамет встретились с руководителями Центральной Рады, ее председателем М.С.
Грушевским, обещавшими всяческую поддержку в национальном самоопределении
крымскотатарского народа.
1917 г., 1—2 октября. Мусульманский исполком провел съезд представителей
крымскотатарских организаций, на котором было принято решение о созыве Курултая.
1917, октябрь—ноябрь. Выборы в Учредительное собрание: эсеры получили 52 %, члены
Милли Фирка — 31 % , большевики — 7 %. 1917 г., 17 ноября. На выборах на Курултай
избрано 76 делегатов.
1917г., 10 ноября. В Крым из Одесского военного округа прибыл крымскотатарский
эскадрон. Центральная Рада провозглашает Украинскую Народную Республику.
1917г., 26 ноября. В Бахчисарае, в Ханском дворце открылся I Курултай крымских татар,
провозгласивший Крымскую демократическую республику. Курултай обнародовал
первую Конституцию — "Крымскотатарские основные законы". Утвержден
национальный флаги образовано правительство — Директория, председателем которой
стал Н. Челебиджихан.

1918г., январь. Вооруженные отряды большевистского Севастопольского военнореволюционного комитета разбили совместные военные формирования Совета народных
представителей и Первого крымскотатарского Курултая, установили в Крыму свою
диктатуру, развязав террор и массовые казни.
1918 г., 23 февраля. В севастопольской тюрьме после жестоких пыток большевики
расстреляли Н. Челибиджихана.
1918 г., март. Большевики сформировали свое правительство — Центральный
исполнительный комитет (ЦИК), который 10 марта провозгласил Советскую
социалистическую республику Тавриду.
1918 г., апрель. В Крым вошли немецкие оккупационные войска. 21 апреля партизанские
отряды крымских татар расстреляли под Алуштой членов большевистского правительства
за осуществленный ими террор в Крыму. В ответ большевистские отряды под прикрытием
кораблей Черноморского флота начали громить крымскотатарские села Южного берега.
1918г., 1 мая. Немцы оккупировали весь Крым, запретили деятельность Курултая,
отказали крымским татарам в создании нейтрального национального государства.
1919г., 23 февраля. По приказу правительства С. Крыма арестованы активисты Милли
Фирка, разгромлена редакция газеты "Миллет". Начались повальные обыски, аресты и
расстрелы без суда и следствия крымских татар, заподозренных в "национализме".
1918—1920 гг. Спасаясь от насилия сменявших друг друга крымских "правительств",
крымские татары создают в горах "зеленые" (партизанские) отряды, численность которых
достигала до 10000 человек.
1920г., ноябрь. Террор в Крыму, развязанный большевиками после разгрома врангелевцев
Красной Армией.
1921г., март. На X съезде Российской коммунистической партии (РКП (б)) определяется,
что крымские татары, как коренной народ, имеют право на создание территориальной
автономии в составе РСФСР.
1921 г., 18 октября. Декретом Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета
(ВЦИК) и Совета Народных комиссаров (СНК), подписанного В. Лениным, создана
Крымская АССР.
1921—1923 гг. Голод в Крыму, охвативший 400 тыс. человек. К августу 1922 г. умерло
100 тыс., из них 76 тыс. крымских татар (более одной трети от их численности).
1924—1939 гг. По распоряжениям Советского правительства осуществляется активное
заселение Крыма переселенцами из России, Украины, Белоруссии. Численность крымских
татар составляет теперь всего 20 % от всего населения Крыма.
1928 г. Арест председателя Крымского ЦИК Вели Ибраимова, Дерен-Айырлы, Бекира
Умерова и многих других общественных деятелей, представителей интеллигенции,
бывших членов Мусульманского исполкома, партии Милли Фирка, делегатов I Курултая.
Значительная часть из них (в том числе В. Ибраимов) была расстреляна, часть отправлена
в концентрационные лагеря Севера и Сибири.

1928—1931 гг. В Крыму проводится районирование по национальному признаку: в
горнолесной зоне, где компактно проживают крымские татары, создаются пять
"татарских" районов, образуется также два немецких и один еврейский районы.
Официально определенная этническая территория крымских татар сокращается почти в 5
раз.
1930—1931 гг. Массовая коллективизация. В колхозы насильно объединили 82,5 %
крестьянских хозяйств. В результате репрессий, сопровождавших коллективизацию, были
высланы в отдаленные районы СССР 25—30 тыс. человек.
1937—1938 гг. Репрессии в отношении ярких представителей крымскотатарской
интеллигенции. Общее количество репрессированных крымских татар составило за годы
Советской власти около 53 тыс. человек.
1941—1945 гг. Участие крымских татар во Второй мировой войне. В Красную Армию
призывается до 40000 крымских татар. Около 600 крымских татар состояло в
партизанских отрядах. В декабре 1942 г. в наказание за помощь местного населения
партизанам немцы сожгли более 80 крымскотатарских горных сел. Десятки тысяч людей
были угнаны в Германию. Восемь крымских татар было удостоено звания Героя
Советского Союза, из них один — летчик Амет-Хан Султан — дважды.
1942 г., 29 мая. Принято секретное Постановление Государственного комитета обороны
СССР о выселении (вместе с иностранцами и др. лицами, признанными
неблагонадежными в условиях военного времени) в административном порядке всех
крымских татар, проживавших в Краснодарском крае и Ростовской области.
1944г., 11 мая. И. Сталин подписал секретное постановление ГКО №5859 ее "О крымских
татарах". Оно предусматривало выселение всех крымских татар из Крыма в Узбекистан, а
дополнительным постановлением от 21 мая 1944 г. предписывалось их переселение в
некоторые области России.
1944 г., 18—20 мая. Депортация. Ранним утром 18 мая 1944 г. началась спецоперация по
насильственной высылке крымских татар, которая была закончена к 16 часам 20 мая.
Поданным НКВД, из Крыма были депортированы 191014 крымских татар, по партийным
источникам — 194111. После войны к депортированным были направлены
демобилизованные мужчины (около 10 тыс.) и те крымские татары, которые проживали в
других республиках. По данным Крымскотатарского национального движения, всего было
выслано 238500 человек.
1944—1956 гг. Спецпоселения с жестоким комендантским режимом. В спецпоселениях
без права возвращения на историческую Родину были расселены (по данным на 1 января
1953 г.): в Узбекистане — 151529 человек, РСФСР (в северных районах) — 27317 человек,
Казахстане — 2511 человек, Киргизии — 366 человек, Таджикистане — 6711 человек,
остальные 4000 — в других республиках. По данным Национального движения,
крымскотатарский народ потерял от голода и болезней 46,2 % от общей численности (или
109956 человек от 238500 вывезенных), что в 4 раза превышает его потери военного
периода.
1944г., 14 декабря. Принят Указ Президиума Верховного Совета РСФСР "О
переименовании районов и районных центров Крымской АССР", положивший начало
кардинального изменения крымской топонимии. Этот и последующие указы и

постановления были направлены на стирание следов крымскотатарской истории и
культуры.
1945г., 30 июня. Приняты Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР "О
преобразовании Крымской АССР в Крымскую область" и Указ Президиума Верховного
Совета СССР "О преобразовании Крымской АССР в Крымскую область в составе
РСФСР".
1945 г., 21 августа. Принят Указ Президиума Верховного Совета РСФСР "О
переименовании сельских советов и населенных пунктов Крымской области".
1946г., 26 июня. Опубликован Закон Верховного Совета СССР "Об упразднении ЧеченоИнгушской АССР и о преобразовании Крымской АССР в Крымскую область".
1947г., 27 февраля. Верховным Советом СССР принят Закон "Об изменении и дополнении
текста Конституции СССР": из статьи 22 исчезло упоминание о Крымской АССР.
1952 г., 25 мая. Состоялась объединенная сессия отделений истории и философии
Академии наук СССР по вопросам истории Крыма, решения которой положили начало
фальсификациям истории и культуры крымскотатарского народа в советской
историографии.
1954 г., 19 февраля. Принят Указ Президиума Верховного Совета СССР "О передаче
Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР".
1954—1956 гг. Зарождение Национального движения крымских татар, целью которого
было возвращение на Родину в Крым и воссоздание Крымской АССР, в более широком
плане — восстановление политических и национальных прав.
1956 г., 28 апреля. Принят Указ Президиума Верховного Совета СССР (без опубликования
в печати) "О снятии ограничений по спецпоселению с крымских татар, балкарцев, турок
—граждан СССР, курдов, хемшилов и членов их семей, выселенных в период Великой
Отечественной войны". Крымские татары были освобождены из-под административного
надзора МВД СССР. Статья 2 Указа устанавливала, что снятие ограничений по
спецпоселению "не влечет за собой возвращения им имущества, конфискованного при
выселении и что они не имеют права возвращаться в места, откуда были выселены".
1956—1968 гг. Активизация Национального движения и создание его разветвленной
структуры. Проводятся собрания, митинги, демонстрации, отправка массовых делегаций в
Москву. Под петициями (обращениями) собираются десятки тысяч подписей. Делегации
Национального движения крымских татар вынуждены принимать в ВС СССР и ЦК КПСС.
Власть идет на незначительные уступки, не решая вопроса о возвращении в Крым.
1961 г., 10—11 октября. В г. Ташкенте состоялся первый судебный процесс над
активистами Национального движения. Сеферов Энвер был приговорен к 7 годам, а
Абдураманов Шевкет к 5 годам лишения свободы в исправительно-трудовых лагерях
строгого режима.
1961 г., июль—1962 г., 8 апреля. Ташкентскими студентами и молодыми рабочими
создается организация "Союз крымскотатарской молодежи", которая была разгромлена
Комитетом государственной безопасности. В августе 1962 г. в Ташкенте Верховный Суд

Узбекской ССР приговорил Омерова Марата к четырем, Умерова Сеит-Амза — к трем
годам лишения свободы в лагерях строгого режима.
1964 г. В Москве организуется Постоянное представительство крымских татар,
представляющее собой периодически сменяющуюся делегацию народных
представителей.
1965г., 27 августа. В г. Бекабаде состоялся первый массовый митинг крымских татар,
организованный Национальным движением в Узбекистане.
1966—1969 гг. Массовые митинги, демонстрации и другие акции крымских татар в
городах Узбекистана, Симферополе, Москве с требованием решения национального
вопроса, которые разгонялись властями, а участники подвергались арестам.
1967 г., 21 июля. Делегация из 20 представителей крымскотатарского народа была
принята в Москве председателем КГБ Андроповым, секретарем Президиума ВС СССР
Георгадзе, генеральным прокурором СССР Руденко и министром внутренних дел
Щелоковым.
1967 г., 5 сентября. Указ Президиума Верховного Совета СССР № 493 "О гражданах
татарской национальности, проживавших в Крыму". В указе написано, что "татары, ранее
проживавшие в Крыму, укоренились на территории Узбекской ССР и других союзных
республик". Последовавшие за указом секретные инструкции запрещали крымским
татарам возвращение в Крым и восстановление Крымской АССР.
1967—1968 гг. Инициативное возвращение крымских татар в Крым, против которых
крымские власти при поддержке центрального руководства страны проводят репрессии.
Политические процессы против активистов движения. В Национальном движении
появляется правозащитное направление (Мустафа Джемилев, Зампира Асанова, Решат
Джемилев и др.), которое налаживает тесные отношения с московскими диссидентами.
1969 г., 1 июля — 5 августа. Ташкентский процесс над десятью представителями
крымскотатарского народа. Решат Байрамов, Роллан Кадыев, Айдер Бариев, Иззет
Хаиров, Ридван Гафаров, Исмаил Языджиев, Светлана Аметова, Мунире Халилова, Риза
Умеров, Руслан Эминов приговорены Верховным судом УзССР к различным срокам
заключения — от полугода до трех лет.
1970г.,12—19 января. Ташкентский городской суд приговорил правозащитников:
Мустафу Джемилева к трем годам лишения свободы строгого режима и Илью Габая — к
трем годам лишения свободы общего режима.
1970—1-ая половина 1980-х гг. Временный спад Национального движения. Репрессии
властей против крымскотатарских семей, пытающихся поселиться в Крыму. Судебные
процессы над наиболее активными участниками движения: Джеппаром Акимовым,
Мустафой Джемилевым, Юрием Семеновым, Роланом Кадыевым, Айше Сеитмуратовой,
Решатом Джемилевым и другими. М. Джемилев за участие в правозащитном и
Национальном движении в 1966—1986 гг. осуждался 7 раз.
1976 г., 14—15 апреля. Четвертый политический процесс (Омский процесс) М.
Джемилева, к которому было приковано огромное внимание правозащитного движения
СССР, зарубежной общественности и Крымскотатарского национального движения.
Протестуя против беззакония, М. Джемилев провел 10-месячную политическую

голодовку, которую снял 15 апреля 1976 г. Суд приговорил М. Джемилева к двум с
половиной годам заключения в ИТК строгого режима.
1978 г., 23 июня. Самосожжение Мусы Мамута, который выразил таким образом протест
против постоянных угроз и унижений со стороны властей и попытки повторного
выселения своей семьи из Крыма.
1978 г., 15 октября. Принято постановление правительства СССР № 700 "О
дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области",
упростившее процедуру выселения крымских татар из Крыма.
1987 г., 11—12 апреля На 1-ом Всесоюзном совещании представителей инициативных
групп Национального движения крымских татар в Ташкенте образована Центральная
инициативная группа с целью координации деятельности инициативных групп в
различных регионах СССР.
1987 г., июнь—начало августа. Массовые демонстрации крымских татар в Москве в
защиту своих прав, выдвинувших требование к руководству страны решить
крымскотатарский национальный вопрос и принять делегацию народных представителей.
1987 г., июль—сентябрь. Во всех регионах проживания крымских татар: в Узбекистане,
Таджикистане, Краснодарском крае России, в Херсонской области Украины и в Крыму —
прошли демонстрации и митинги протеста против переданного в центральных СМИ
клеветнического "Сообщения ТАСС от 23 июля 1987 г.". Выдвигались требования
опровергнуть это сообщение и восстановить попранные права народа.
1987 г., октябрь. Митинги и демонстрации во всех регионах проживания крымских татар,
приуроченные к 66-ой годовщине образования Крымской АССР.
1988 г., 26 июня. В Ташкенте прошла 20-тысячная демонстрация крымских татар в знак
протеста против опубликования 9 июня в печати шовинистических выводов
Государственной комиссии от 9 июня 1988 г. о том, что нет оснований для
восстановления Крымской АССР.
1988г., июнь—сентябрь. Нарастающая по всей стране волна митингов и демонстраций,
забастовок, акций гражданского неповиновения крымских татар с протестом против
выводов Государственной комиссии от 9 июня 1988 г.
1989г., 29 апреля—2 мая. На 5-ом Всесоюзном совещании представителей инициативных
групп в г. Янгиюле Ташкентской области образуется Организация крымскотатарского
национального движения (ОКНД), председателем которой был избран Мустафа
Джемилев.
1989 г., 18 мая. В регионах проживания крымских татар повсеместно проходят траурные
демонстрации и митинги, посвященные 45-й годовщине депортации народа из Крыма.
1989г.,14 ноября. Верховный Совет СССР принимает Декларацию "О признании
незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся
насильственному переселению, и обеспечении их прав". Признав практику
насильственного переселения целых народов, в том числе и крымских татар, тяжелейшим
преступлением, Верховный Совет СССР заявил "о необходимости принять

соответствующие законодательные меры для безусловного восстановления прав всех
советских народов, подвергшихся репрессиям".
1989—1992 гг. Возвращение крымских татар в Крым приобретает массовый характер.
Сталкиваясь с сопротивлением местных властей процессу репатриации, выражавшимся в
запретах на покупку жилья, оформление прописки, выделение земельных участков под
индивидуальное строительство и т. д., крымские татары осуществляют самовозвращение
земли, незаконно отнятой в 1944 г., построив за короткое время около 300 новых
поселков.
1990г., 23 сентября. В Симферополе состоялось учредительное собрание
Организационного комитета по подготовке Курултая — национального съезда крымских
татар.
1990г., октябрь. При Крымском облисполкоме создается Комитет по делам
депортированных народов, призванный заниматься вопросами социально-экономического
обустройства репатриантов.
Октябрь 1990 г.— май 1991 г. Выборы 255 делегатов Курултая, организованные в местах
проживания крымских татар: в Крыму, Украине, Узбекистане, других республиках
Средней Азии, Краснодарском крае и остальных регионах РСФСР. Крымские власти с
самого начала подготовки к Курултаю заняли по отношению к нему настороженную и
даже враждебную позицию.
1991г., 20 января. По инициативе Крымского обкома Коммунистической партии Украины
и крымских властей проводится референдум "по воссозданию Крымской АССР" с целью
образования территориальной автономии без участия коренного населения. Крымские
татары бойкотируют референдум.
1991 г., 12 февраля. По итогам крымского референдума Верховный Совет Украины
принимает закон о восстановлении Крымской АССР.
1991 г., 26—30 июня. В Симферополе состоялся национальный съезд — II Курултай
крымскотатарского народа. В принятой Декларации о национальном суверенитете
крымскотатарского народа зафиксировано, что "Крым является национальной
территорией крымскотатарского народа, на которой только он обладает правом на
самоопределение так, как оно изложено в международно-правовых актах, признанных
мировым сообществом". Курултай сформировал Меджлис — высший полномочный
представительный орган крымскотатарского народа, утвердил национальный гимн и флаг,
принял ряд важных документов. Председателем Меджлиса был избран Мустафа
Джемилев.
1991г., 20 августа. Чрезвычайное заседание Меджлиса крымскотатарского народа в
Бахчисарае в связи с государственным переворотом в СССР. В принятом заявлении
Меджлис резко осудил переворот и призвал соотечественников не подчиняться решениям
и постановлениям Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП).
1992г., 16—29 марта. Акция "Киев-92", проведенная по инициативе ОКНД и
поддержанная Меджлисом крымскотатарского народа с целью обратить внимание
украинского государства после развала СССР на проблемы возвращающихся крымских
татар. Был установлен палаточный городок, пикету здания ВС Украины, проведены
митинги крымских татар с участием украинской общественности. Положение

крымскотатарского народа в эти дни рассматривалось в ВС Украины, а Кабинет
Министров Украины принял решение о выделении финансовых средств под программу
возвращения крымских татар.
1992 г. В Крым возвратилось около 160000 крымских татар.
1992г., 1 октября. В с. Красный Рай (Алушта) по приказу властей Крыма совершен погром
лагеря крымских татар, требовавших выделения земельных участков. 26 человек были
жестоко избиты и увезены в неизвестном направлении.
1992г., 5—6 октября. В Симферополе прошли акции протеста крымских татар против
погрома в с. Красный Рай. 6 октября состоялось многотысячное пикетирование здания
Верховного Совета Крыма. В ходе происшедшего столкновения пострадали некоторые
участники митинга и работники милиции, находившиеся в оцеплении. Затем митинг
переместился на центральную городскую площадь, к вечеру задержанные в с. Красный
Рай были освобождены.
1993г., 27—31 июля. В г. Симферополе проходила вторая сессия II Курултая
крымскотатарского народа. На ней обсуждались проблемы возвращения и обустройства
крымских татар, общественно-политическая ситуация в Крыму, был принят новый
крымскотатарский алфавит на основе латинской графики, определены основные
направления деятельности Меджлиса. Делегаты провели ротацию членов Меджлиса,
обновили состав Ревизионной комиссии Курултая, подтвердили полномочия председателя
Меджлиса М. Джемилева.
1993 г., 1 сентября. Открытие первой национальной школы в пос. Биюк-Онлар
(Октябрьское).
1993 г., 28 сентября—2 октября. В Крыму прошли массовые акции крымских татар,
протестовавших против игнорирования их интересов в предстоящих крымских
парламентских выборах и выдвигавших требования в адрес ВС Крыма о внесении в закон
о выборах предложений Меджлиса о квотном представительстве для крымскотатарского
народа.
1993 г., 14 октября. 14-ая сессия Верховного Совета Крыма приняла Закон "О
дополнениях к закону Республики Крым "О выборах Верховного Совета Крыма",
предоставивший крымским татарам квоту в парламенте Крыма на один срок выборов в
количестве 14 мест из 98.
1993г., 27—29 ноября. В г. Симферополе состоялась третья (внеочередная) сессия II
Курултая крымскотатарского народа, созванная для обсуждения предстоящих в 1994 г.
выборов Верховного Совета и Президента Крыма. Курултай, признав недостаточной
численность предоставленной квоты, вместе с тем счел целесообразным участие
избирателей — крымских татар в выборах крымского парламента и утвердил список
претендентов в кандидаты в депутаты.
1994г., 27 марта. Состоялись выборы Верховного Совета Крыма в крымскотатарском
многомандатном национальном округе, в которых приняли участие 102379 крымских
татар. За список Курултая проголосовало 89,3 % принявших участие избирателейсоотечественников, в связи с чем все 14 депутатских мест в новом парламенте получили
представители Курултая.

1994 г., апрель. В Верховном Совете Крыма сформирована фракция "Курултай",
состоящая из 14 депутатов, избранных по списку Курултая.
1994г., 18 мая. Крымские татары отметили пятидесятую годовщину дегортации народа.
Прошли траурные митинги во всех городах и районах Крыма. Были открыты
мемориальные доски на зданиях железнодорожных вокзалов в Симферополе, Джанкое,
Бахчисарае, Сирени, Урожайном. На центральной площади Симферополя состоялся 25тысячный траурный митинг.
1994г., декабрь В Крым возвратилось более 200000 крымских татар.
1995г., 18 ноября. В г. Симферополе прошел I Курултай мусульман Крыма.
1996г., 26—29 июня. В Симферополе прошла первая сессия III Курултая
крымскотатарского народа. Делегаты обсудили политико-правовые вопросы и социальноэкономические проблемы возвращения крымских татар. Был избран новый состав
Меджлиса и его председатель, которым вновь стал Мустафа Джемилев.
1997г., 1 января. В Крым вернулось 262000 крымских татар. В городах поселилось 58100
(22,7 %), остальные — в сельской местности. Уровень безработицы составил 60 %, не
имеющих собственного жилья — 43 % (около 120 тыс.). Около 22 тыс. семей проживало в
недостроенных домах в неблагоустроенных поселках, которые не обеспечены полностью
или частично водоснабжением, электричеством, дорогами, телефонами, транспортом и т.
д.
1997—1999 гг. Общественная кампания по массовому принятию украинского гражданства
крымскими татарами, вернувшимися в Крым из различных регионов бывшего СССР, в
основном из Узбекистана, инициированная Меджлисом крымскотатарского народа и
поддержанная Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, украинским
государством. В результате этой кампании украинское гражданство приняли около 100000
крымских татар, из них 9 тыс., проживающих в Узбекистане и в ближайшее время
намеревающихся вернуться в Крым.
1998г., март. На выборах в Верховную Раду Украины впервые были избраны два
представителя крымских татар: Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров. Однако
дискриминационные условия, вызванные в том числе отменой системы квот и
отсутствием у значительной части крымских татар украинского гражданства, не
позволили им избрать своих представителей в Верховную Раду АРК.
1999г., 18 мая. Грандиозный 50-тысячный траурный митинг крымских татар на
центральной площади Симферополя, которым завершился двухнедельный марш 8 колонн
из различных регионов Крыма, протестующих против бесправного положения коренного
населения. Указом Президента Украины образован Совет представителей
крымскотатарского народа при Президенте Украины, имеющий статус консультативного
органа. В Совет вошел в полном составе Меджлис крымскотатарского народа.
2001г., 9—11 ноября. В Симферополе состоялась первая сессия IV Курултая
крымскотатарского народа, на который были избраны 250 делегатов, из них 200 по
мажоритарному принципу, а 50 по пропорциональному (от избирательных блоков и
общественных организаций). Председателем Меджлиса был вновь избран Мустафа
Джемилев. Курултай избрал остальных 32 членов Меджлиса, новый состав Ревизионной
комиссии.

2002г., 31 марта. На прошедших выборах были избраны в ВР Украины от избирательного
блока "Наша Украина" Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров. В ВР АРК прошли 8
депутатов крымских татар (7 из которых были поддержаны Курултаем, всего в ВР АРК —
100 депутатов), в местные советы — 992 депутата (13,9 % от общего состава депутатского
корпуса).
Рефат КУРТИЕВ,
Эльведин ЧУБАРОВ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ И РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Часть 1. История
1.Абдуллаев И. Чтобы память была вечной: [Об открытии памятника Амету Озенбашлы в
Бахчисарае]//Голос Крыма. —2001. — 16 марта.
2.Айбабин А.И. Этническая история ранневизантийского Крыма. — Симферополь:Дар,
1999.
3.Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. — Вильнюс—Москва: Весть, 1992.
4.Амет Озенбашлы // Деятели крымскотатарской культуры. Биобиблиографический
словарь. — Симферополь: Доля, 1999.
5.Амет Озенбашлы — видный общественно-политический деятель Крыма, писательпублицист // Годы, люди, судьбы. — Симферополь: Крымучпедгиз, 1999.
6.Андреев А.Р. История Крыма. Краткое описание прошлого Крымского полуострова. М.,
1997.
7.Ашнин Ф.Д. Бекир Вагапович Чобан-заде // Народы Азии и Африки. — 1967. — № 1.
8.Баранов И.Л. Таврика в эпоху раннего Средневековья. — Киев: Наукова думка, 1990.
9.Биязова Н. Депортация // Голос Крыма. — 1996. — №№ 20—52; 1997. — №№ 1—8.
10. Брошеван В.М. Амет Озенбашлы //Янъы дюнья. — 7 апреля.
11.Брошеван В. Дело Вели Ибраимова // Годы, люди, судьбы. — Симферополь:
Крымучпедгиз, 1998.
12.Бугай Н.Ф. Л. Берия — И. Сталину: Согласно Вашему указанию. — М.: АИРО-ХХ,
1995.
13.Возгрин В.Е. Исторические судьбы крымских татар. — М.: Мысль, 1992.
14.Возгрин В. Крымские татары у власти (1920-е годы) // Годы, люди, судьбы. —
Симферополь: Крымучпедгиз, 1998.

15.Возгрин В. Депортация // Информационный бюллетень "Алтын бешик". —
Симферополь, 2000. — № 6/1.
16.Вести из СССР. Права человека. Т. 1. — 1978—1981; Т. 2. — 1982—1984; Т. 3. —
1985—1986; Т. 4. — 1987—1988. — Мюнхен: Страна и мир, 1989.
17.Гайваронский А. Созвездие Гераев. — Симферополь: Доля, 2003.
18.Гайваронский О. Страна Крым. Крымское ханство в лицах и событиях. Кн. 1. —
Симферополь: Доля, 2004.
19.Ганкевич В. На службе правде и просвещению. — Симферополь: Доля, 2000.
20.Гарчев П. Курултай и Центральная Рада // Годы, люди, судьбы. — Симферополь:
Крымучпедгиз, 1999.
21.Гарчев П. Вели Ибраимов — жертва сталинских репрессий // Репрессированное
поколение крымскотатарских общественно-политических деятелей, подвижников науки и
культуры. — Симферополь: Крымучпедгиз, 2001.
22.Гаспралы Ш. В память о Челеби Джихане // Голос Крыма. — 1994. — 24 февраля.
23. Гаспринский И. Русское мусульманство. Мысли, заметки и наблюдения
мусульманина. — Казань: Татарское книжное издательство, 1993.
24.Гафаров С. Исмаил Гаспринский — великий просветитель. — Симферополь: Тарпан,
1998.
25.Григоренко П. В подполье можно встретить только крыс... — Нью-Йорк: Детинец,
1981.
26.Говорит Мустафа Джемилев. Доклады на сессиях Курултая. — Симферополь: Оджакъ,
2001.
27.Губогло М.Н., Червонная С.М. Крымскотатарское национальное движение.—Т. 1.
История. Проблемы. Перспективы. — Москва, 1992; Т. 2. Документы. Материалы.
Хроника. — Москва, 1992.
28.Дело Акимова // Хроника защиты прав в СССР. Выпуск 9. Май—июнь 1974 г. — НьюЙорк: Хроника, 1974.
29.Джемилев М. Национально-освободительное движение крымских татар // Кримські
татари: історія і сучасність (до 50-річчя депортації кримськотатарського народу).
Матеріали міжнародної наукової конференції (Київ — 13—14 травня 1994 р.) — Київ,
1995.
30.Документы Курултая крымскотатарского народа. — Симферополь, 1999.
31.Егоров В.Л. Историческая география Золотой Орды в XIII—XIV вв. — М.: Наука, 1985.
32.Ибадуллаев Н. Неистовый председатель // Голос Крыма — 1998. — 18 сентября.

33.Зарубин А. А он мятежный... //Авдет— 1998. —24 февраля.
34.Зарубин А.Г., Зарубин В.Г. Без победителей. — Симферополь: Таврия, 1997.
35.Ильясов Р.И. Крымские татары: краткий обзор прошлого и анализ социальноэкономического положения настоящего. — Симферополь: Крымучпедгиз, 1999.
36.Каминская Д. Записки адвоката. —Vermont: Khronika Press, 1984.
37.Кандымов Ю. Курултай: как это было // Авдет. — 1991.— № 7—8.
38.Книга путешествий. Турецкий автор Э. Челеби о Крыме (1666—1667). Перевод Е.В.
Бахревского. — Симферополь: Дар, 1999.
39.Крымские татары в "Хронике текущих событий". Спецвыпуск // Кримські студії.
Інформаційний бюлетень. — 2000. — № 5—6.
40.Куртиев Р. Крымские татары: этническая история и традиционная культура. —
Симферополь, 1998.
41.Куртиев Р Особенности условий этногенеза и этнической истории крымских татар //
Этнография Крыма XIX—XX вв. и современные этнокультурные процессы (материалы и
исследования). — Симферополь, 2002.
42.Пашков Ф.Ф. Исторический очерк крымскотатарского землевладения // ИТУАК. —
1894.— №21.
43.Пашков Ф.Ф. Шагин Гирей — последний крымский хан. Исторический очерк. —
Симферополь, 1991.
44.Левицкий Г. Переселение крымских татар из Крыма в Турцию // Забвению не
подлежит. — Казань, 1992.
45.Меметов А. Крымские татары. — Симферополь: Анаюрт, 1993.
46. Медений инкъиляб аскери: [Солдат культурной революции] // Нагаев С.
Йылнамелердеки излер. —Ташкент, 1991.
47.Некрич А. Наказанные народы. — Нью-Йорк: Хроника, 1978.
48.Озенбашлы А. Къырым фаджиасы (Трагедия Крыма). — Симферополь, 1992.
49.Озенбашлы М.А. Великий Аллах, да упокой дух моего родителя // Голос Крыма. —
1998. — 17 апреля.
50.Озенбашлы Э. Крымцы. Сборник работ по истории, этнографии и языку крымских
татар. —Акмесджит: Доля, 1997.
51.Османов И.Х. Программа развития процесса возвращения в Крым депортированных и
рационального обустройства их на местах расселения. — Симферополь: Амена, 1996.

52.Пейссонель. Записка о состоянии гражданском, политическом и военном Малой
Татарии, посланная в 1755 г. министрам Короля. — Симферополь, 1925.
53.Памяти Б.В. Чобан-заде // Советская тюркология. — 1983.
54.Пиоро И.О. Крымская Готия. — К.: Лыбидь, 1990.
55.Повернення... // Кримські студії. Інформаційний бюлетень. —2001. — №4 (10).
56.Похлебкин В.В. Татары и Русь. 360 лет отношений с татарскими государствами в
XIII—XVI вв. (1238—1598). —М.: Международные отношения, 2000.
57.Сахаров А. Тревога и надежда. — Нью-Йорк: Хроника, 1978.
58.Семена Н. Дело Вели Ибраимова и "Милли Фирка" // Зеркало недели. — 1999. — 20
марта.
59.Сеитмуратова А. Национальное движение крымских татар. — Симферополь, 1997.
60.Судебный процесс Джеппара Акимова // Хроника текущих событий. Выпуски 28—31.
— Нью-Йорк: Хроника, 1974.
61.Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты до начала
VIII в. Т. 1. — С.-Петербург, 1887.
62.Ташкентский процесс. Суд над десятью представителями крымскотатарского народа (1
июля—5 августа 1969 г.): Сборник документов с иллюстрациями. Серия "Библиотека
Самиздата", № 7. —Амстердам: Фонд имени Герцена, 1976.
63. Торнау Н. Изложение начал мусульманского законоведения. — СПб.: Типогр. 2
отделения Собственной Е.И. В. Канцелярии, 1850.
64. Урсу Д.П. Деятели крымскотатарской культуры
Биобиблиографический словарь. — Симферополь, 1999.

(1921—1941):

65.Хартахай Ф. Историческая судьба крымских татар // Вестник Европы. — 1866.
66.Чумак В. Україна і Крим: феномен на межі Європи та Сходу // Бюлетень Центру
українських досліджень. Історична серія. — Київ, 1995.
67.Финогеев Б.П., Люманов Э.М., Боднер Г. Д. Проблемы занятости крымскотатарского
населения Крыма. — Симферополь: Таврида, 1994.
68. "Шесть дней" (Белая книга). Судебный процесс Ильи Габая и Мустафы Джемилева. —
Нью-Йорк: Фонд Крым, 1980.
69.Шестой процесс Мустафы Джемилева. Материалы следствия и запись судебного
процесса. 1983—1984гг. Ташкент. — Симферополь, 2001.
70.Якобсон А..П. Средневековый Крым. — М.: Наука, 1964.
71.Otarl. BekirSidki Cobanzade. Kinmh turkairve bilgini. — Istanbul, 1999.

2. Культура
1. Абкадиров P. До питання про роль топонімів у раціональному природокористуванні //
Наукові записки НаУКМА. Т. 18. Спеціальний випуск, частина II. — Київ: KM. Academia,
2000.
2.Акъыллы кирпинен айнеджи тильки (Умный ежик и хитрая лиса). — Ташкент: Чолпан,
1990.
3.Аметова Н. Медениетимизнинъ тешвикъатчысы [Пропагандист нашей культуры] //
Къырым. — 2002. — 22 марта.
4.Асанов Ш. Аталар сёзлери ве айтымлар (Къырымтатар тилининъ паремиологик
лугъаты) (Крымскотатарские поговорки и пословицы (Паремиологический словарь
крымскотатарского языка)). — Симферополь: Крымучпедгиз, 2002.
5.Бахшиш И. Къырымтатар музыкасы ве Асан Рефатов [Крымскотатарская музыка и Асан
Рефатов] // Къырым. — 1997. — 15 марта.
6.БекировД. Къырымтатар халкъ агъыз яратыджылыгьы (Крымскотатарское устное
народное творчество). —Ташкент: Укитувчи, 1988.
7.Бекирова Л. Родина начинается со слова "мама" // Голос Крыма. — 2000. — 23 августа.
8.Бекирова М. ...Фонтан из мрамора заплакал // Голос Крыма. — 2001. — № 13.
9. Бернштам А.И. Жилище крымского предгорья // Известия государственной академии
истории материальной культуры. —Т. 9. Вып. 6—7. — Л.: 21 типография ОГИЗ им. Ивана
Федорова, 1931.
10.Боданинский У.А. Археологическое и этнографическое изучение татар в Крыму. —
Симферополь, 1930.
11.Буюрынъыз дуагьа. —Акъмесджит: Тарпан, 1996.
12.Власенко А.Н. Медресе с цепью — пятьсот лет // Крымская газета. — 2000. — 22
августа.
13.Волошин М. Культура, искусство, памятники Крыма // Забвению не подлежит. —
Казань, 1992.
14.Гинзбург М. Татарское искусство в Крыму // Забвению не подлежит. — Казань:
Татарское книжное издательство, 1992.
15. Гирайбай А. Шиирлер. —Симферополь: Таврия, 1997.
16.Грезы розового сада (из средневековой крымскотатарской классической поэзии). —
Симферополь: Сонат, 1999.

17.Драчук В., Кара Я., Челышев Ю. Керкинитида — Гезлев — Евпатория. —
Симферополь: Таврия, 1977.
18.Желтухина О.А. Ремесла Бахчисарая в XIX—начале XX вв. // Этнография Крыма
XIX—XX вв. и современные этнокультурные процессы. — Симферополь, 2002.
19.Желтухина О. А. Искусство вышивки у крымских татар // Касевет. —1998. — № 26.
20.Ибрагимова А. Тайны Ханского дворца // Голос Крыма. — 2001. — № 19.
21. Изидинова С.Р. Об искусстве орнаментального тканья крымских татар. —
Севастополь, 1995.
22.Изидинова С. Р. О национальной музыке крымских татар. — Симферополь, 1995.
23.Бахшиш И. Къырымтатар халкъ йырлары. — Симферополь: Таврия, 1996.
24.Календарные обычаи и обряды народов Восточной Азии. — М.: Наука, 1989.
25. Керимова С. Страницы истории крымскотатарского довоенного театра и драматургии.
—Симферополь: Доля, 2002.
26.Киримов Т., Куршутов Т. Зынджырлы медресе // Научный бюллетень. — 2001. — № 1.
27.Куртиев Р. Крымские татары: этническая история и традиционная культура. —
Симферополь, 1998.
28 Крикун Е.В. Памятники крымскотатарской архитектуры (XIII—XX вв.). —
Симферополь: Крымучпедгиз, 1998.
29. Къырым бульбули кучюк къафесте йырламады, лякин буюкчесинде меджбур олды //
Къырым. — 2002. — 2 августа.
30. Коноплев М.Н. Опыт изучения татарской деревни Южного берега Крыма (санитарностатистическое исследование). — Симферополь: Типография Таврического Губернского
земства, 1914.
31. Куфтин В.А. Жилище крымских татар в связи с историей заселения полуострова. —
М.: Тойнинский печатник, 1925.
32. Лебединский Л.Я. Шерфединов и его последний труд // Звучит Кайтарма. — Ташкент,
1978.
33. Лезина И.Н. К вопросу о стратификации тюркских генотопонимов Крыма //
Ономастика. Типология. Стратиграфия. — М.: Наука, 1988.
34. Маркевич А.И. К истории Бахчисарайского ханского дворца // ИТУАК. —
Симферополь, 1895. — № 23.
35.Марков Е.В. Очерки Крыма. — М.: Товарищество М.О. Вольф, 1902.

36.Мурат Г. Театр санатымызнынъ саифелеринден. — Ташкент: Гъафур Гъулам
нешрияты, 1990.
37.Мусульманские праздники. —М.: СП "Корона", 1990.
38.Нагаевская Е.В. Бахчисарай: Путеводитель. — Симферополь: Таврия, 1979.
39. Паллас П.С. Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным
наместничествам русского государства в 1793—1794 годах // Научное наследство. — Т.
27.— М.: Наука, 1999.
40. Песни Крыма. Собраны и записаны А.К. Кончевским. — М.: Музсектор Госиздата,
1927.
41. Раде Г. Крымские татары, исследования и материалы // Вестник императорского
Русского географического общества. — 1856. — № 6.
42. Рославцева Л.И. Одежда крымских татар конца XVIII—XX вв. — М., 2000.
43.Самойлович А.Н. Среди крымских татар, летом 1916 // Известия Таврической ученой
архивной комиссии. — Симферополь: Тип. Тавр, губ.зем., 1918.
44.Самойлович А.Н. К вопросу о двенадцатилетнем цикле у турецких народов //
Восточные записки. Т. 1. — 1927.
45. Сеит-Умеров У. Свадебный обряд нашего народа // Голос Крыма. — 2002. — 26 июля.
46. Селиванов В. Старейшее в Европе // Крымская газета. — 2000. — 14 октября.
47. Сеферов Э. Архитектурные памятники эпохи крымских татар // Голос Крыма. — 1997.
— №5.
48. Симиренко Л.П. Крымское промышленное садоводство.—Т. 1. — М., 1912.
49. Сказки и легенды татар Крыма: фольклорный сборник. — М.: Новости, 1992.
50. Спасская Ю.А. Татарские вышивки Старо-Крымского района по материалам A.M.
Петровой. —Баку, 1926.
51. Суперанская А.В., Исаева З.Г., Исхакова Х.Ф. Введение в топонимию Крыма. Часть 1.
— М.: Московский лицей, 1995.
52.Тортиков А.А., Михеев В.К., КуртиевР.И. Некоторые эколого-демографические и
социальные аспекты истории новых обществ // Этнографическое обозрение. — 1994. —
№1.
53.Угринович В.В. Старые традиции крымских татар: О театре теней // Арекет. — 1994. —
19 марта.
54.Усеинов Т.Е. Орта асырлар деври къырымтатар эдебияты. —Акъмесджит, 1999.
55.Усеинова Г. Открой свои тайны, Зынджырлы // Голос Крыма. — 2000. — 1 июня.

56.Фазыл Р. Къайда бирлик, андатирилик. — Ташкент, 1971.
57.Фазыл Р., Нагаев С. Къырымтатар эдебиятынынъ тарихы. — Акъмесджит, 2001.
58.Хайруддинов М.С., Усеинов С.М. Этикет крымских татар. — Симферополь: Сонат,
2001.
59.Халкъ йырджысы: [Народная певица] // Янъы дюнья. — 2002. — 27 июля.
60.Цыбульский В.В. Лунно-солнечный календарь стран Восточной Европы. — М.: Наука,
1987.
61.Чепурина П. Евпаторийская Ханская Мечеть Джума-Джами (Хан-Джами). —
Евпатория, 1927.
62.Чепурина П.Я. Орнаментальное шитье Крыма. — М.-Л., 1938.
63.Чурлу М. Крымскотатарские килимы: ремесло, искусство, сакральная тайна прошлого
// Касевет. — 1996. — № 25.
64.Чурлу М. Живительная стихия // Qasevet. — 1998.
65.Шерфединов Я. Звучит Кайтарма (Янърай Къайтарма). —Ташкент, 1978.
66.Эреджепова С. Меним энишли-екъушлы елларым. —Акъмесджит: Таврия, 1995.
67.Юнусов Ш. Идейно-художественные особенности крымскотатарской поэзии 20-х годов
XX века // Культура народов Причерноморья. — 1997. — № 2.
68.Kurnaz С., Celtik Н. Osmanli Do'nemi "mm Edebiyati. —Ankara, 2000.
69.Turk EdebiyatlarAntolojisi. Kinm Turk Tatar Edebiyati. — Kultur Bakanligi. —Ankara,
1999.

В пособии использованы иллюстрации, фотографии и материалы из следующих
источников:
1.Архив Мустафы Джемилева (Бахчисарай).
2.Архив Фонда "Крымскотатарская инициатива" (Симферополь).
3.Кримськотатарське декоративне мистецтво. Альбом. — Сімферополь: Сонат, 2001.
4.Крым в иллюстрациях. Природа. История. Культура. 1. Крым глазами
путешественников и художников. Гравюры конца 18 — начала 19 века. — Симферополь:
Бизнес-информ, 1996.
5.Марков Е.В. Очерки Крыма. — М.: Товарищество М. О. Вольф, 1902.
6.Мультимедийный диск "История и культура крымских татар". —2001.

7.Вгос і uzbroyenie tataryv. Przygotowal Yacek Gutovski. Warszava: Res Publica multiethnica,
1997.

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ
Чубаров Эльведин — историк, редактор и руководитель исследовательских программ
Фонда "Крымскотатарская инициатива".
Асанова Диляра — филолог, Фонд "Крымскотатарская инициатива".
Эмирусеинова Земине — библиограф, Фонд "Крымскотатарская инициатива".
Куртиев Рефат — краевед, автор книг и публикаций по истории и культуре крымских
татар.
Абкадыров Рустем — специалист по крымской топонимии, кандидат географических
наук, преподаватель Крымского государственного инженерно-педагогического
университета.
Абдульваап Нариман — филолог, преподаватель кафедры крымскотатарского языка и
литературы Крымского государственного инженерно-педагогического университета.
Аметка Фатма — кандидат юридических наук, преподаватель Крымского юридического
института Национального университета внутренних дел.
Аирчинская Роза — архивист, сотрудник Крымского государственного архива.
Озенбашлы Энвер — филолог, научный сотрудник Научно-исследовательского центра
Крымоведения.