• Название:

    Тони Бьюзен, Барри Бьюзен Супермышление


  • Размер: 5.01 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Название: Супермышление
  • Автор: Тони Бьюзен Барри Бьюзен

Предпросмотр документа

Тони Бьюзен Барри Бьюзен
Супермышление

Тони и Барри Бьюзен
Супермышление
Мы посвящаем эту книгу всем тем, кто борется за свободу и
процветание человеческого интеллекта.

Об авторах
Тони Бьюзен
Тони Бьюзен – всемирно известный писатель, лектор и консультант правительственных
учреждений, деловых компаний, профессиональных агентств, университетов и колледжей по
вопросам интеллекта, психологии обучения и проблем мышления. Он дал рождение теории
интеллект-карт (Mind Maps®) – инструменту мышления, метко прозванному швейцарским
армейским ножом вашего мозга!
Кроме того, Тони Бьюзен является основателем благотворительного трастового
общества Брейн траст черити и движения брейн-клубов, президентом совета по
интеллектуальным видам спорта и Бьюзен организэйшн, а также создателем концепций
радиантного мышления и ментальной грамотности.
Тони Бьюзен родился в 1942 г. в Лондоне. В 1964 г. закончил университет Британской
Колумбии, получив два почетных диплома: один по психологии, английскому языку и
литературе и математике, а другой по общим наукам. В конце 1960-х–начале 1970-х гг. он
работал в Дейли телеграф на Флит-стрит и редактировал Интернэшнл джернэл-ов-МЕНСА
(международное издание общества высокоинтеллектуальных людей MENSA).
Среди написанных им 82 бестселлеров ставшая классикой «Научите себя думать» , а
также другие книги из знаменитой интеллект-серии Бьюзена возвели его в ранг самых
лучших авторов международного масштаба, печатающихся в издательстве Би-би-си. Его
книги напечатаны в более чем 100 странах и переведены на 30 языков. Книжные магазины

Уотерстоунс, газетная группа Экспресс и их рецензенты недавно включили «Научите себя
думать» Тони Бьюзена в свой перечень 1000 величайших книг прошедшего тысячелетия.
Одновременно они рекомендуют ее как важный элемент 1000 книжной избранной
библиотеки текущего тысячелетия – ты сячелетия интеллекта .
Тони Бьюзен стал звездой международной величины в средствах массовой
информации, являясь участником, ведущим или продюсером многочисленных теле-, видео– и
радиопрограмм –как национальных, так и международных, включая бьющий рекорды
телесериал Работай головой (Би-би-си ТВ), сериал Открытый разум (Ай-ти-ви),
полнометражный документальный фильм о загадках мозга Волшебный вид, а также
многочисленные ток-шоу. Две его последние видеопрограммы –получившая награды Сила
разума (Би-би-си ТВ), посвященная использованию интеллект-карт в бизнесе, и Семейный
гений, видеопрограмма, посвященная обогащению интеллектуальной жизни в семье.
Тони Бьюзен консультирует правительственные учреждения и транснациональные
компании, включая Бритиш петролеум, Электроник дэйта системс, Дженерал моторс,
Ай-би-эм, Менеджмент сентр юэроуп и Уолт Дисней, и регулярно читает лекции в ведущих
бизнес-школах, университетах и колледжах. Когда данная книга готовилась к печати, он, в
сотрудничестве с правительственными организациями Англии, Лихтенштейна, Сингапура,
Мексики, двух стран Персидского залива –Бахрейна и Кувейта, был занят претворением в
жизнь крупных инициатив в сфере образования.
Тони Бьюзен – основатель Мемориалы, всемирных чемпионатов по использованию
резервов памяти, зачинатель всемирных чемпионатов по скоростному чтению и один из тех,
кто положил начало регулярному проведению олимпиад по интеллектуальным видам спорта,
последняя из которых, проведенная перед самым началом XXI века (века мозга!), привлекла
25 000 участников из 74 стран мира. Члены Организации молодых президентов с любовью
прозвали его мистер Брейн. Он также обладатель самого высокого в мире коэффициента
творческого мышления (творческого IQ). Он сочинил более 4000 поэтических произведений,
некоторые из них были удостоены литературных премий и наград.
Тони Бьюзен – консультант олимпийских сборных многих стран, олимпийской команды
Великобритании по гребле, а также олимпийской команды Великобритании по шахматам.
Консультируя спортсменов, Тони Бьюзен сам увлекается спортом и даже заслужил ряд
спортивных наград. Он избран членом Международного совета психологов, а также является
действительным членом совета Института обучения и развития. Кроме того, он член совета
Института директоров, почетный гражданин Лондона и почетный председатель обществ
молодых предпринимателей при Кембриджском и Бристольском университетах.
Значительную часть своей работы он посвящает помощи людям со сниженными
способностями к учебе.
В дополнение к перечню его регалий, включающему премию Лидер Организации
молодых президентов, следует упомянуть признание его заслуг компанией Электроник дэйта
системс, вручившей ему премию Игл Кэчер 1, которую заслуживают те, кто предпринимает
невозможное и достигает своей цели!
Барри Бьюзен
Барри Бьюзен – профессор факультета международных исследований в
Вестминстерском университете Лондона и научный руководитель Центра исследований
проблем мира и конфликтов при Копенгагенском университете. В 1988-1990 гг. он также
являлся председателем Британской ассоциации международных исследований. Свою первую
ученую степень он получил в университете Британской Колумбии (1968 г.), а звание доктора
наук – в Лондонском экономическом колледже (1973 г.). Он активно использовал и развивал
идею интеллект-карт с 1970 г., работал со своим братом над Супермышлением с 1981 г. своей
академической работе он специализируется в вопросах истории и структуры систем
1 Букв. поймавший орла. – Прим. перев.

международных отношений. Обладает обширными знаниями в области всемирной истории,
политики, экономики, социологии. Его многочисленные письменные труды и лекции во
многом касались концептуальных аспектов международной безопасности, теории
международных отношений и региональной безопасности стран Европы, Южной Африки,
Азии, а также Среднего Востока.
Лоуренс Фридман назвал его одним из самых интересных теоретиков современных
международных отношений. На протяжении своей академической карьеры Барри Бьюзен
использовал интеллект-карту как средство обработки информации по обширным и сложным
темам, для подготовки и чтения лекций, при написании статей и книг. Его прежние
публикации: Политика морского дна (1976 г.), Люди, государства и страх: проблема
национальной безопасности в международных отношениях (1983 г.; переработанное 2-ое
издание, 1991 г.), Недостаток безопасности на юге Азии и великие державы (1986 г.,
соавторы: Гоуер Ризви и др.), Введение в стратегические исследования: военные технологии
и международные отношения (1987 г.), Переосмысление безопасности в Европе: сценарии
эры после холодной войны (1990 г., соавторы: Мортен Келструп, Пьер Лемэтр, Эльжбета
Тромер и Оле Вэвер), Логика анархии (1993 г., соавторы: Чарльз Джонс и Ричард Литл),
Установление личности, миграция и новая повестка дня по безопасности в Европе (1993 г.,
соавторы: Оле Вэвер, Мортен Келструп и Пьер Лемэтр)

Предисловие
Тони : «В свое время на втором курсе университета я как-то зашел в библиотеку и
спросил, нет ли у них книг по теории мозга и о его практических возможностях.
Библиотекарь, не раздумывая, направила меня в отдел медицинской литературы!
Когда я пояснил, что не собираюсь делать операций на мозге, а лишь правильно
использовать его, мне вежливо ответили, что подобных книг у них в библиотеке,
по-видимому, нет.
Я вышел в полном изумлении.
Как и другие мои сокурсники, я пребывал в состоянии, известном любому
среднестатистическому студенту: растущее осознание того, что по мере роста учебной
нагрузки твой мозг все более сдает позиции перед высокими требованиями к мышлению,
творческому подходу, памяти, умению решать задачи, анализировать и "сочинять" в ходе
письменных работ. Как и другие, я все чаще сталкивался с тем феноменом, когда отдача от
учебной работы падает, несмотря на прилагаемые усилия, а временами и вовсе кажется
нулевой. Парадокс заключался в том, что, как мне казалось, чем больше я конспектировал и
учил, тем хуже был результат!
Логическим следствием обеих возможных в той ситуации стратегий действия являлся,
как представлялось мне, тупик. Стань я прилагать меньше усилий, в разряд неусвоенной
попадет масса важной информации, и, как следствие, провал на экзамене. Продолжи я с еще
большим упорством, – конспектируя более подробно и тратя на это все больше времени, –
результатом явилась бы все та же обращенная вниз спираль успеха.
Ключ к подлинному успеху, рассудил я наконец, следует искать в ответе на вопрос,
насколько рационально я использую свой интеллект вообще и мыслительные способности в
частности, – осознание этого и привело меня в библиотеку.
Когда я вышел из нее в тот день, мне вдруг пришло в голову, что проблема, с которой я
столкнулся, не найдя нужной литературы, быть может, пришлась кстати. Поскольку таких
книг еще не написано, я ступил на заповедную территорию, где есть подлинный простор для
пытливого ума.
Я начал читать все, что мог найти, из специальной литературы. Это, как мне казалось,
могло пролить свет на следующие основные вопросы, которые я поставил перед собой:
• Предисловие
• Как научиться учиться?

• Какова природа моего мышления?
• Каковы приемы эффективного запоминания?
• Каков путь к творческому мышлению?
• Как овладеть техникой скорочтения?
• Каковы современные достижения в сфере развития общего мышления?
Имеется ли возможность разработать новые приемы эффективного мышления или,
быть может, одну всеобъемлющую прикладную теорию?
Работая над ответами на эти вопросы, я принялся изучать психологию,
нейрофизиологию мозга, нейролингвистику, кибернетику, методы скорочтения и мнемонику,
теорию восприятия, теорию творческого мышления и общие науки. Со временем я понял, что
более эффективной и производительной работы мозга можно добиться, если дать
возможность его потенциальным способностям работать совместно, в помощь друг другу,
нежели применять их как отдельные "инструменты".
Простейшие, на первый взгляд, приемы вносили самую впечатляющую лепту.
Например, простое комбинирование двух кортикальных способностей, а именно речи и
восприятия цвета, позволило мне коренным образом пересмотреть свой подход к
конспектированию. Конспектирование с добавлением всего двух цветов в графику
представления материала более чем в два раза улучшило мнемонические характеристики
моих конспектов и, что еще важнее, внесло элемент развлекательности в процесс учебы.
Мало-помалу начали проступать очертания общей структуры, и, обретя первую
уверенность в себе, я начал помогать, в порядке хобби, школьникам и студентам колледжей,
которых по разным причинам в свое время отнесли к разряду "неспособных к учебе",
"безнадежных", "неспособных к чтению", "отсталых" и "трудновоспитуемых". Все эти так
называемые горедети очень скоро достигли нормального уровня в учебе, а некоторые даже
стали настоящими отличниками.
Девочке по имени Барбара как-то сказали, что коэффициент ее интеллекта, по
результатам стандартного теста, был ниже всех, когда-либо регистрировавшихся в данной
школе. После месяца тренинга, в ходе которого она училась учиться, коэффициент ее
интеллекта вырос до 160, а впоследствии, на момент выпуска из колледжа, она была лучшей
из лучших. Пат, необычайно одаренный мальчик из США, которого в свое время ложно
отнесли к категории "неспособных к учебе", впоследствии сказал (после того как с блеском
сдал целый ряд тестов на творческое мышление и память): "Я не был неспособным к учению
– у меня просто не было настоящего учения!".
В начале 1970-х гг. на сцену выступил искусственный интеллект. Настало время, когда я
мог купить компьютер с жестким диском емкостью 1 мегабайт и в качестве приложения к
нему 1000-страничное руководство пользователя. Вместе с тем в тот, казалось бы, период
расцвета цивилизации все мы рождались на свет, оснащенные самым что ни на есть
удивительным био-компьютером, в квадриллион раз более мощным, нежели любой
известный человеку техно-компьютер, и где, спрашивается, были наши руководства
пользователя?
Примерно в это время я решил написать серию книг, основываясь на своих изысканиях,
и назвать ее "Энциклопедией человеческого мозга и его возможностей". Я начал в 1971 г., и
по мере работы горизонт передо мной становился все шире и яснее, – и все более четко
вырисовывались контуры концепций радиантного мышления и интеллект-карт.
На ранних стадиях разработки идеи интеллект-карт я предполагал применять их прежде
всего как мнемонический инструмент. Однако, после долгих бесед и споров, мой брат Барри
убедил меня, что рассматриваемая методология найдет одинаково важное применение в
развитии творческого мышления.
Барри работал над теорией интеллект-карт с иных позиций, но его помощь необычайно
ускорила работу над более общей концепцией. История его знакомства с рассматриваемой
теорией поучительна и интересна, и лучше его самого рассказать ее не сможет никто».

Барри : «Я познакомился с идеей интеллект-карт, рождение которой дал Тони, в 1970
году, вскоре после того как сам обосновался в Лондоне. В то время идея лишь обретала
контуры, только начинала жить самостоятельной жизнью, представляя собой разительный
отрыв от традиционной „линейной“ нотации. Она являла собой компонент значительно более
обширного подхода, предпринятого Тони, к выработке обучающих методологии и познанию
возможностей человеческого мозга. Но я лишь косвенно участвовал в его разработках. Мое
настоящее знакомство с методом началось в ту пору, когда я всерьез сел за свою
диссертацию.
Привлекло меня, в отличие от Тони, в интеллект-картах не метод конспектирования, а
вытекающий способ организации своих конспектов. Мне требовалось не только упорядочить
большее количество исследовательских данных, но и прояснить собственные мысли по
поводу такого, например, сложного политического вопроса, почему различным движениям,
выступающим за мир, почти всегда не удается достигнуть поставленных целей. Мой опыт
применения интеллект-карт рекомендует их в качестве мощного орудия мышления,
поскольку они позволяют обозначить основные идеи и затем без труда четко выявить
взаимосвязи между ними. Интеллект-карты неизменно прекрасно справлялись с ролью
промежуточной стадии между размышлениями и переносом мыслей на бумагу.
Я со временем осознал, что наведение моста между мышлением и письменным
изложением представляет собой решающий фактор успеха применительно к научно-учебной
работе, например аспирантов. Многие из моих коллег были не в состоянии заполнить
упомянутый разрыв. Приобретая все больше и больше знаний о предмете исследования, они
в гораздо меньшей степени оказывались способными свести все детали вместе так, чтобы
ясно их изложить.
Владение техникой интеллект-карт поставило меня вне конкуренции. Важным
приложением являлась возможность формулировать и оттачивать собственные мысли без
прохождения через длительный процесс многократного редактирования написанного.
Отделив мышление от письменного изложения, я научился думать с большей ясностью и
широтой. Когда наступало время садиться за письмо, у меня уже имелось четкое знание
структуры и направления мыслей, от чего сам процесс их изложения стал гораздо проще и
занимательнее. Я закончил свою диссертацию быстрее, чем за предписанные три года,
вдобавок успел написать главу для другой своей книги, помог основать новый
ежеквартальный журнал по вопросам международной политики и даже поработать
редактором в нем, занялся всерьез мотоспортом и даже женился (построив совместно со
своей будущей женой интеллект-карту, посвященную нашим планам на совместное будущее).
Все это способствовало неуклонному росту моего энтузиазма по поводу метода
интеллект-карт, особенно в части такого его приложения, как содействие творческому
мышлению.
Интеллект-карты по-прежнему занимают центральное место в моей научной работе. В
немалой степени они способствовали моей значительной плодовитости в написании книг,
статей и научных докладов. Более того, они помогли мне поддерживать широкий профиль
даже в областях, где огромные объемы информации заставляют других переходить на узкую
специализацию. Я также отдаю им должное за то, что они позволяют мне четко и ясно писать
все то, что касается теоретических вопросов, сложность которых обычно заставляет авторов
ударяться в нечто неудобоваримое. Влияние, которое интеллект-карты оказали на мою
карьеру, возможно, наилучшим образом иллюстрирует то, как меня часто характеризуют
люди, впервые встретившись со мной: "Вы гораздо моложе, чем я думал. Как только вам
удалось столько написать за такое короткое время?"
Испытав столь сильное влияние идеи интеллект-карт на свою жизнь, я встал на путь ее
активной популяризации, особенно в отношении ее очевидного потенциала в деле развития
творческого мышления, что является лишь частью более обширной прикладной программы,
разрабатываемой Тони.

В конце 1970-х гг. Тони решил, что следует написать книгу, посвященную
интеллект-картам, и обсудил со мной мою возможную роль в ее написании. На тот момент
наши с ним подходы к интеллект-картам сильно различались. В ходе своей
преподавательской и писательской деятельности Тони разработал широкий спектр
приложений для концепции интеллекткарты, приступил к тому, чтобы связать практический
метод с теорией человеческого мозга, а также сформулировал целый ряд правил корректного
построения интеллект-карт. Будучи сугубо научным автором, я проторил гораздо более узкую
дорожку. При построении своих интеллект-карт я почти не придерживался какой-либо
стройной концепции касательно формы, почти не использовал цвета или объекты образного
мышления и вообще придерживался несколько иных взглядов на саму структуру
используемых мной интеллект-карт. Я находил применение последним исключительно при
написании научных работ, хотя временами, и с большой для себя пользой, использовал их в
своей лекторской работе и менеджменте, когда мне доводилось этим заниматься. Я научился
осмысливать продолжительные событийные ряды и использовать интеллект-карты для
упорядочения и обеспечения потенциальной жизнеспособности крупных исследовательских
проектов.
Сотрудничать при написании данной книги мы решили по целому ряду причин. Одна
причина состояла в том, что, соединив наши два подхода, мы напишем более удачную книгу.
Другая же – в том, что нас объединял пылкий энтузиазм в деле популяризации идеи
интеллект-карт, стремление сделать ее доступной для всех желающих. Третьей причиной
явилась неудовлетворенность, которую я испытывал из-за того, что все мои попытки научить
студентов технике интеллект-карт потерпели неудачу. Я убедился в правоте слов Тони о том,
что учить людей следует не просто определенной технике или методике, но и самой манере
мышления. Поэтому мне захотелось иметь книгу, которую я мог бы вручить человек