• Название:

    Щедровицкий П. Г. Как современные управленцы формируют картину мира

  • Размер: 4.47 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Описание: Расшифровка выполнена командой Киселева Т.

П.Г. Щедровицкий
PUZZLES: Как современный управленец формирует
картину мира
Цикл лекций в НИТУ МИСИС
г. Москва, 2010-2011 гг.

Оглавление
Лекция 1. Представление о деятельности и предпонятие управления ........................... 2
Лекция 2. Различение функциональной структуры и морфологии. Откуда человек
берёт представление об объектах, с которыми имеет дело? ........................................ 25
Лекция 3. Введение схемы акта деятельности................................................................ 52
Лекция 4. Понятие управления. Типы знаний, обеспечивающих управление .............. 82
Лекция 5. Управление жизненным циклом сложных техноприродных объектов ........ 118
Лекция 6. Управление региональным или пространственным развитием .................. 152
Лекция 7. Управление человеческим капиталом .......................................................... 202

1

Лекция 1. Представление о деятельности и предпонятие
управления
Содержание (основные тезисы)
В XX в. управление стало массовой деятельностью.
Интуитивные

представления

о

деятельности:

деятельность

целесообразна,

инструментальна и ориентирована на определенный объект.
Паттерны деятельности, отрефлектированные человеком в индивидуальном опыте
как эффективные, описываются как нормы и передаются от человека к человеку через
закрепление в культуре и специальные институты.
Важнейший процесс, происходивший с управленческой деятельностью в XX в. –
быстрое ее оформление в качестве профессиональной.
Управление, как всякая массовая деятельность, внутренне специализирована,
дифференцирована

и

характеризуется

отчуждением

участников

управленческой

кооперации от смысла целостной деятельности.
Система управления – это машина из людей, где отдельные участники несут на себе
четко определенные функции относительно целого и выполняют частные задачи.
Процесс
восстановления

массовизации
ее

управленческой

целостности

и

смысла

деятельности
участниками

опережает

сложной

процесс

управленческой

кооперации.
Современные теории управления не описывают феномен управления, так как не
описывают в нем самое главное – феномен целеполагания.

2

В системе деятельности «цель – объект – средства» цели могут ставиться, исходя из
имеющихся средств. Альтернативный способ целеполагания – постановка целей, исходя из
устройства объекта.

Щедровицкий П.Г.: Мы договорились с руководством вашего института, что я прочту
вам курс по понятию управления. Сложность этого курса состоит в том, что я буду читать
его в общем, абстрактном залоге, и у меня не будет возможности делать развернутые
интервенции в предметное содержание. Вам будет трудно. Хотя еще Джон Локк считал, что
общие понятия усваиваются лучше конкретных представлений (особенно тех, за которыми
стоит непосредственный эмпирический опыт, который у одних есть, а у других нет), для
сферы управления очень важно всегда иметь в виду предметное содержание той области, в
которой вы предполагаете работать или реально осуществляете управленческую работу.
Этот пробел вы можете восполнить, позаимствовав у присутствующих здесь коллег из
«Росатома» курс, посвященный проблематике энергетики в широком смысле слова и
атомной энергетики в частности, который я читал в прошлом году в МИФИ. Но это только
частично поможет вам компенсировать недостаток предметного содержания. Поэтому,
может быть, в вопросах и комментариях, которые я буду давать, мы будем удерживать этот
второй обязательный горизонт обсуждения темы управления, и я надеюсь, вы не потеряете
интерес и включенность в дискуссию об общих понятиях.
Прежде всего, следует сказать, что в

XX в.

управление стало массовой

деятельностью. Это очень важный переход, который отделяет всю предыдущую историю
человечества, в ходе которой управление в большей степени было искусством. При этом не
просто искусством как результатом отработки индивидуальных техник того или иного
человека, но еще и искусством, которое передавалось по наследству. Для того чтобы стать
управленцем, практически до конца XIX в. нужно было родиться в семье, принадлежащей к
3

правящему классу. Даже те, кто в период капитализма заработали деньги (нувориши, как их
тогда называли) в большинстве случаев не были допущены к реальному принятию
управленческих решений практически ни в одной стране мира; даже в условиях развитых
политических форм демократии, которые принес XIX в. А XX в. все поменял. Управление
стало деятельностью (мы далее будем с вами обсуждать, что это такое), и что самое
главное, деятельностью массовой.
Сначала мы будем двигаться в области интуитивных представлений, таких
«предпонятий», многие из которых, думаю, у вас есть. Вы их получили тем или иным
образом либо из литературы, либо из образования и подготовки, либо просто сами
догадались, потому что, как писал Рене Декарт, истина очевидна. Итак, когда мы говорим о
чем-то, что это является деятельностью, мы обычно в качестве первого признака выделяем
признак целеустремленности или целесообразности. Деятельность – это то, у чего есть
цель.
Деятельность отличается от поведения. Поведение может быть инстинктивным. Оно
свойственно любому животному организму. Безусловно, в общей сфере человеческих
отправлений есть много инстинктивного, нецелеустремленного и нецелесообразного. Но,
как известно из многочисленных работ, одно из ключевых отличий человека или
человеческого рода от других видов живых существ состоит в том, что люди способны к
процедуре целеполагания. Они ставят цели. Их этому специально учат. Но это обучение не
дало бы результатов, если бы не было каких-то естественных предпосылок. И люди не
просто ставят цели, а еще могут концентрировать свои личные, а иногда и социальные
ресурсы для того, чтобы этих целей достигать.
Есть вторая довольно понятная и очевидная группа признаков «деятельности». Она
состоит в том, что деятельность обычно инструментализировна. В самом простейшем
случае она орудийна. В более сложном случае она специально структурируется
4

созданными человеком в процессе своей истории инструментами, т.е. орудиями более
высокого и сложного порядка.
Что отличает человека от других живых существ, которые употребляют орудия?
Закрепление самого эффекта орудийности в культуре, в пределе – в норме. Что я имею в
виду? Есть хорошая книжка «Исследование интеллекта человекоподобных обезьян»,
которую написал Вольфганг Келлер в начале XX в. Перед первой мировой войной он
поехал исследовать поведение обезьян на остров Тенерифе. А когда доехал туда, началась
война, и он там остался. Делать ему было нечего, уехать он не мог, поэтому провел
хорошее длительное исследование. В этой работе Келлер подробно описал, что обезьяна
способна к достаточно сложному орудийному поведению. Если она видит, например, банан
на ветке, а достать его не может, то обезьяна способна не только взять палку и этой палкой
сбить банан. Она способна пойти в лес, найти там какой-то предмет, который можно
использовать как подставку, принести, поставить, потом пойти принести палку, залезть на
этот предмет и сбить банан. То есть, все примеры или эффекты орудийного, орудийно
опосредованного поведения у человекообразных обезьян и у многих других животных
существуют.
Человек же не просто склонен к тому, чтобы использовать орудие для достижения
целей, но он способен успешное достижение целей с помощью какого-то орудия запомнить
и перенести в новую ситуацию. И не просто перенести в новую ситуацию в своем
собственном опыте (к этому склонны и некоторые особи животных), а он способен описать
факт орудийности достижения целей в специальных знаковых формах и закрепить этот
факт в культуре. То есть, передать другим людям, например, в ходе образовательного
процесса. Именно эта особенность характеризует человеческую деятельность в отличие от
очень высокоорганизованного поведения других живых существ.

5

Есть третья характеристика деятельности, которая гораздо менее заметна, на мой
взгляд, в меньшей степени отрефлектирована в культуре и описана. Может быть, для вас
эта третья характеристика деятельности будет частично новой, тем более что именно об
этом мы будем говорить все остальные шесть лекций. Дело в том, что человеческая
деятельность помимо целеустремленности, целесообразности и помимо инструментальной
организации еще ориентирована на некие объекты. Она «подогнана» к тому, чтобы человек
мог оперировать с объектами определенного типа, вида или класса и менять свою
деятельность в зависимости от того, с каким типом объектов он имеет дело.
Самым простейшим объектом, таким «протообъектом» является ситуация. Мы
очень часто говорим о том, что человеческое поведение и деятельность ситуативны, то есть
учитывают некий контекст, некую среду, причем среду специфическую. Эта среда всегда
сфокусирована на самом человеке. Она всегда собрана относительно его сознания,
интенциальности его сознания, его целей. Она может быть собрана и сфокусирована вокруг
тех инструментов, которыми он пользуется. И эта ситуативность, учет ситуации, ориентация
на ситуацию, «вырезание» ситуации является первым симптомом того, что есть какая-то
третья характеристика

человеческой деятельности.

Помимо

целеустремленности и

инструментальности.
В более сложном случае человек не просто имеет дело с ситуацией, а в этой
ситуации вырезает и полагает определенные объекты действий. В зависимости от того, с
каким объектом, как ему представляется, он имеет дело, он может выбирать соразмерно
этому объекту инструменты и ставить соразмерные этому объекту цели.
То есть, грубо говоря, мы всегда имеем дело с некой скоординированной структурой
из трех компонентов: цель, средство и объект.
Чтобы завершить этот фрагмент и перекинуть мостик к дальнейшему, вообще можно
сказать, что управление – это обобщение опыта построения подобных скоординированных
6

структур. Человечество занимается тем, что 1) сталкиваясь с определенными ситуациями,
предполагая наличие каких-то объектов, 2) выбирает из имеющегося личного или
культурного опыта некие инструменты, которые рассматриваются как соразмерные или
адекватные этому объекту, этой ситуации, и 3) ставит соответствующие цели. Или ставит
цели, а под них выбирает инструменты, а после этого пытается этих целей достичь. В ходе
дальнейшего анализа опыта мы выясняем, удалось это или не удалось, соответствуют эти
цели и инструменты данной ситуации, данным объектам или нет. Положительные
результаты откладываются в одну копилку, отрицательные – в другую и таким образом
эволюционным путем медленно наращивается совокупный человеческий опыт действий,
приводящих к желаемому результату.
Вопрос: Как среда отличается от пространства?
Щедровицкий П.Г.: Самым простейшим признаком, отличающим среду и ситуацию
от пространства, является сфокусированность этого представления на каком-то субъекте.
Это легко объяснить на примере лекции. Для меня совершенно очевидно, что не все
собравшиеся в этом зале одинаковы. Кто-то, например, начал задавать вопрос – он для
меня выделился из общего контекста. Он поднял руку, задал вопрос, я на этот вопрос
отвечаю. Значит, я уже структурировал всех сидящих в зале хотя бы по одному признаку –
кто задает вопросы, и кто их не задает. Вопросы я потом буду структурировать на те,
которые мне нравятся, и те, которые не нравятся. Кроме того, в зале есть симпатичные
девушки или люди, которых я знаю. То есть, каждым своим действием и даже «действием»
в кавычках, т.е. каждой своей сознательной реакцией на окружающую среду, даже просто
наблюдением я эту среду разрезаю на определенные части, что-то приближаю, что-то
отодвигаю от себя, что-то делаю значимым, что-то – незначимым. И вот этот признак
своеобразной структурированности отличает ситуацию и среду от пространства, а ситуацию

7

от среды, потому что ситуация – это такая особая человеческая форма существования
среды. Среда существует и для живых организмов.
Понятие это возникло в биологических дисциплинах, думаю, что где-то в начале XIX
в. А в психологии этим активно занимался Курт Левин, который даже ввел своеобразную
математику – топологию ситуаций. Он исследовал детское поведение и на детях показывал,
что для них разные предметы окружающего мира обладают разной значимостью. Рисовал
топологические карты и показывал, как человеческое поведение и в пределе деятельность
структурируются той средой, в которой находится ребенок или взрослый человек. Он
построил так называемую психологию поля (не в физическом, а в психологическом смысле
слова), рисовал очень интересные схемы, много чего дал прикладной психологии
касательно детского и взрослого поведения. Ответил?
Ответ: В общем, да.
Щедровицкий П.Г.: Детализировать можно сколько угодно. Если этого пока
достаточно, зафиксировали. Потом, может быть, вернемся к этому. Еще есть вопросы по
этой части?
Итак, первый тезис – управление стало массовой деятельностью.
Второй тезис – когда мы говорим о деятельности, обычно подразумеваем, по крайней
мере, три важнейших характеристики или признака. Первая – это целеустремленность и
целесообразность, а значит, важная роль таких специфических образований как цели и
более сложные целевые организованности (потому что в этом же фокусе у нас будут
ценности, всякого рода суррогаты целеобразования типа планов, программ и пр.). Второй
важной характеристикой будет инструментальность, инструментальная обеспеченность. И
третья важнейшая характеристика, о которой мы дальше будем говорить очень подробно –
это

вопрос

ситуационности,

объектной

ориентированности
8

и

связанности

тем

представлением об объекте, которое есть у человека. Человек способен подстраивать свою
деятельность, менять ее в зависимости от того, в какой ситуации и с каким объектом он
работает. Вся эта триада представляет собой скоординированную структуру, где один член
этой триады влияет на другие и наоборот.
Третий, чрезвычайно важный тезис заключается в том, что это не просто структура и
не просто скоординированная структура, а это еще устойчивая структура. Здесь мы с
вами возвращаемся к примеру с человекообразными обезьянами, Вольфгангом Келлером и
нормировкой. Дело в том, что деятельность, в отличие от поведения, передается людьми из
поколения в поколение. А это значит, что те паттерны деятельности, которые человек по
каким-то причинам признает хорошими (например, которые помогли ему достичь цели, или
в которых достижение некой цели произошло самым эффективным способом, то есть,
инструменты оказались наиболее соответствующими задачам достижения цели), эти
структуры не просто рефлектируются в индивидуальном опыте, но еще специально
описываются и превращаются в нормы. В качестве норм они передаются от одного
человека к другому в масштабах жизни поколения, а также – от одного поколения к другому
через закрепление в культуре и специальные институты, которые такую передачу должны
обеспечить. В частности, институт образования и подготовки кадров был создан
первоначально именно для того, чтобы обеспечить оформление некоторых деятельностей в
виде норм и сам процесс передачи этих норм из поколения в поколение.
Раньше деятельность по передаче не была оторвана от деятельности по
формированию самой нормы. Нормы разрабатывались внутри самих институтов подготовки
кадров и обучения. Потом эти институты несколько разошлись друг с другом. Институты,
которые эти нормы описывали, стали жить сами по себе, а институты, которые отвечают за
трансляцию – сами по себе. Это привело к ряду социальных сбоев. А сейчас мы
переживаем

период,

когда

пытаемся

пересобрать
9

эти

две

функции

в

единый

институциональный конгломерат и вернуть процессу подготовки кадров и образования
функцию по созданию норм, а не только по их трансляции.
Этот

феномен

очень

часто

описывается

в

терминах

профессии

и

профессионализации, т.е. мы говорим, что не просто возникла некая деятельность, а эта
деятельность оформилась как профессия. Под этим мы понимаем, что такая совокупность
норм существует. Она отчуждена от отдельных носителей удачной деятельности, описана в
специальных дополнительных форматах, в том числе, например, содержит такие важные
элементы нормировки как этические кодексы, соответствующие учебники, задачники и т.д.
И существует четкая связь между нормативной структурой деятельности и
социальной организацией. То есть, человек, который получает данную норму, осваивает ее,
становится носителем соответствующей деятельности, он еще в обязательном порядке
будет претендовать на занятие определенного социального статусного места. Про него
понятно, кто он: он не просто носитель какого-то типа или вида деятельности, а еще и
носитель привязанного к этой норме деятельности социального статуса 1. Окончили один
ВУЗ – получаете одну зарплату, другой – другую. Как в свое время мне говорил советник
Дж. Буша по образованию: «У нас очень простая логика: сколько платишь за образование в
течение пяти лет, столько будешь получать потом в год». И эта стандартная конструкция,
которая связывает эти два пространства: пространство обучения, где вы учащиеся, и
пространство вашей будущей работы, где вы социальный субъект, получаете заработную
плату, у вас есть соответствующие социальные «погоны». Но не обязательно вы сами
1

В современном мире деньги платят за социальный статус. Его можно достичь разными путями. Например, всю жизнь

трудиться, продемонстрировать определенные успехи и получить социальный статус в качестве награды за вклад в тот или иной вид
деятельности или в ту или иную организацию.
Рабочий – тоже социальный статус. Нет такой деятельности «рабочий», есть токарь одного или другого разряда. Есть
высококвалифицированные сварщики, которые в атомной отрасли дадут фору любому инженеру. Эти люди на вес золота, потому что