• Название:

    Обрядовые особенности покаянной дисциплины Древней Руси


  • Размер: 1.92 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



  • Название: Untitled

Предпросмотр документа

БОГОСЛОВСКИЕ ТРУДЫ, 31

Архимандрит ИОАНН (Маслоо),
магистр богословия

ОБРЯДОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ
ПОКАЯННОЙ ДИСЦИПЛИНЫ
ДРЕВНЕЙ РУСИ
Уклад церковной жизни в Древней Руси во многом отличался от совре­
менного и содержал во всей полноте черты глубокой христианской древ­
ности. Соблюдение церковного устава, церковных традиций находилось на
должной высоте во всех слоях общества.
В частности, неотъемлемой чертой русского народа было обязательное
исполнение постов. Ярче всего это проявлялось в дни святой Четыредесятницы. Пощение в этот период было обставлено особенно строгой системой
требований, обрядов и обычаев, которые охватывали всю духовную жизнь
верующего. Отчасти это отношение к обрядовой стороне живо в народе и
доныне. Однако ревность и строгость, существовавшие в то время, сейчас
значительно ослабели. Ведь в сердцах древнерусских христиан горел немер­
цающий огнь любви к исполнению всех обычаев и уставов церковных. Осо­
бая строгость соблюдалась верующими во время приготовления к принятию
Святых Тайн. Созиданию и поддержанию такой благотворной духовной
атмосферы в жизни народа в значительной мере способствовали различные
церковные книги. Так, например, появились сборники поучений, приурочен­
ных к дням Великого поста и недель приготовительных. Многие из них
были взяты из "Златоструя", весьма известной книги Древней Руси, содер­
жащей в себе 136 статей, выбранных из творений святителя Иоанна Злато­
уста. "Златоструй" был составлен в Болгарии при царе Симеоне и предна­
значался лишь для домашнего употребления. Более распространенным в
Древней Руси был сборник нравоучительного содержания "Златоуст", полу­
чивший свое название от автора проповедей, из которых был составлен, — от
святителя Иоанна Златоуста. Различие названных двух сборников в том, что
в "Златоусте" нравоучительные статьи подобраны и расположены в порядке
годичного церковного круга, по неделям, начиная с Недели мытаря и фари­
сея, и предназначался он не только для домашнего употребления, но и для
чтения в церкви за богослужением. Иногда этот сборник содержал собрание
проповедей лишь на Великий пост, оканчиваясь Словом святителя Иоанна
Златоуста на первый день Пасхи, тогда он назывался "постным Златоустом".
Посредством поучений, находящихся в "Златоусте", Церковь призывала
всех говеющих не только раскаяться в своих грехах и больше к ним не воз­
вращаться, но и принести обильный плод добрых дел. В одном из таких
поучений чада церковные призываются к полному нравственному перерожде­
нию: "Того ради и сия дни постные на очищение грехов наших положи, да
елико есмы во все лето согрешили, то сими деньми постными да очистимся,
труждающе телеса своя постом и бдением и молитвами к Богу приближающеся, слезами омывающе своя грехи и милостынями двери Царствия Небеснаго отверзающе, мир и любовь между собою имеюще". И далее в поучении
говорится: "И приходящая посты честно и чисто держите и прилежно препровожайте покаянием, исповеданием и слезами и теплою и горящею верою,
и теплым воздыханием и милостынею и любовь стяжите еже друг к другу"1.
Проповедники придавали посту большое значение. "Пост душу очищает,

ПОКАЯННАЯ ДИСЦИПЛИНА ДРЕВНЕЙ РУСИ

17

и тело просвещает, и на небо возводит,2 и ангелам равна творит, и к Богу
приближает, и в рай святый вводит" . Однако пост непременно должен
соединяться с добрыми делами. "Пост без добрых дел неприятен есть".
"Пост ничтоже не успеет без добрых дел". "Кий успех человеку алкати пло­
тню, умирати же делы?" "Яко утел (т. е. дырявый) сосуд не приемлет воды,
тако без добрых дел пост ничтоже есть". "Аще бо кто не пиет пития, ни
мяса яст, а всяку злобу держит, то не пуще есть скота; всяк бо скот не яст
мяса и пития не пиет. Аще ли кто на земле лежит, зло мыслит на друга,
то
ни тако хвалится, скот бо постели не требует, не постилающего имать" 3 . Из
этих слов становится ясно, что "пост с добрыми делами, с добродетелями
спасет человека", "не пост един избавляет от беды, но жития пременение"...
"Аще постишися, рече, покажи дела добрая: убога видя — помилуй, с кем
зло имееши — смирись, никому же завиди, ни зла твори, блуда брезись, да
не точию ти уста постятся, но и очима не уязвляйся на доброту чюжю и
уши отвращай от слышания неподобных, руце от грабления и лихоимства
оцыщай, нозе от хождения на позоры (зрелища); не
насытись зла дела; уста
да поститеся от кащун и укор и срамных словес"4. Однако, хотя пост и не
является основной добродетелью, все же он служит вернейшим условием к
отрезвлению ума и сердца человека, очищает от скверны плотской и грехов­
ной.
Даже покаяние без поста напрасно ест^ь. "Никтоже да не мнит без болезни
очистить грехи, — говорит 5 митрополит Киевский Никифор (1104—1121), — и
без поста омыти скверны" . "Оружие чистоты" — пост одухотворяет челове­
ка, возвышает его молитву, является самой удобной ее основой. "Пост на
небо молитву посылает, аки криле ей бывающи к горнему шествию... Аще бо
не сотвориши крилу молитве, не взлетит к Богу".
Великий пост христиане проводили очень строго, и поэтому предписаний
о нем сохранилось гораздо больше, чем о других постах. Согласно древнецерковным указаниям, Великий пост признавался десятиной года, которую
верующий посвящал своему Небесному Царю. Автор одного древнего поуче­
ния предлагает такой расчет дней Великого поста: пост продолжается семь
недель, включая Страстную; из них первые шесть содержат по пять постных
дней, ибо6 субботы и воскресенья Великого поста, согласно с церковными
канонами ·, не считались вполне постными днями; всего получалось тридцать
дней. Последняя, Страстная седмица
содержала шесть постных дней, ибо в
Великую субботу полагался пост7. Получалось 36 дней — неполная десятина
года. Чтобы она стала полной, предписывалось поститься в Великую субботу
до "поздняго" — еще полдня. Всего Великий пост содержит 36 с половиной
постных дней. По этому расчету он был точной десятиной года, но не был
четы редесяти и цей. В Киево-Печерском монастыре был другой расчет, по
которому Великий пост являлся точной четыредесятницей, но не представ­
лял точной десятины года. Преподобный Феодосии Печерский говорил
братии перед началом Великого поста: "Се есть десятина даема от лета
Богу... еже есть пост четыредесятный, в няже дни очистившися душа, празд­
нует светло на Воскресенье Господне, веселящися о Бозе" 8 . Сам же Препо­
добный на Великий пост затворялся в пещере и возвращался к братии в
конце шестой недели, "в пяток на канун Лазарев, в сей бо день, — объясняет
летописец, — кончается пост сорока дней" 9 . Очевидно, в Печерском мона­
стыре великопостный период рассчитывали так: шесть седмиц считали
сплошь постными, то есть до пятницы шестой недели. Страстная седмица не
входила в счет поста.
В Великом посте большая часть седмиц и недель (воскресений) носили
особенные календарные названия. Воскресенье перед Масленой неделей
называлось "Мясное заговенье" (Мясопуст). Воскресенье после Масленицы
носило название "Недели сыропустной". Саму Масленицу именовали "Сыр­
ной", "Масленой" или "Молочной" неделей. Впервые название "масленица"
встречается в XVI в. Первая седмица Великого поста именуется в летописях

18

АРХИМАНДРИТ ИОАНН

"чистой", "Феодоровой". Воскресенье после этой недели носило название
"Сбора", "Честного сбора", "Недели соборной". Это название происходило
оттого, что священники в этот день обыкновенно съезжались на ежегодный
епархиальный собор к епископу. Четвертая неделя известна в летописях под
именем "Средокрестной", "Средоговения"; пятая — под именем "Похваль­
ной". Шестая носила название "Вербницы", "Цветной", "Цветоносной".
Наступал Великий пост, но не сразу стихал разгул масленичного веселья.
Об этом свидетельствует послание митрополита Фотия (XV в.), который
пишет: "Да еще слышанье мое, что заговев великий святый пост, еже есть
Божие одесятование всего лета, и простии де людии бой и шум сотворяют и
зрелища безчинная, еже суть Богу мерзкая и ненавидима"10.
Но постепенно языческий разгул уступал место покаянной молитве. Как
иноки, так и миряне в "Прощенное воскресенье" в торжественной церковной
обстановке прощали друг другу все согрешения. Этот день носил название
"Прощенного дня", или "Целовальника". Народный обычай прощения в
Древней Руси заключался в том, что после вечерней молитвы младшие чле­
ны дома с земными поклонами просили прощения у старших; старшие, в
свою очередь испрашивая прощения у них, кланялись в пояс. Христиане
ходили "прощаться" со знакомыми, со священниками — своими духовными
отцами. Они посещали могилы, "прощаясь" с умершими родственниками, и
сокрушались о тех, которые умерли без покаяния в этом году. В начале
XVII в. о чине прощения француз Маржерет пишет: "На масленице россия­
не... посещают друг друга, целуются, прощаются, мирятся, если оскорбили
один другого словом или делом; встречаясь даже на улице, — хотя бы никог­
да прежде не видались, — целуются, приговаривая: прости меня, пожалуй";
другой отвечает: "Бог тебя простит"11. При дворе московских государей
обряд прощения развился в сложную и торжественную церемонию. С сере­
дины Масленой недели царь объезжал московские монастыри, "прощаясь с
братией, а иногда ездил и в Троице-Сергиеву Лавру. Затем прощался со
своими домочадцами и приближенными двора. В само воскресенье, после
обедни, патриарх посещал государя, и во дворце совершался обряд проще­
ния со всеми дворовыми чинами. А вечером в Прощенное воскресенье этот
чин прощения совершался в Успенском соборе. Здесь пели прощальные
песнопения и произносилось глубокопокаянное слово патриарха. Затем госу­
дарь шествовал в Чудов и Воскресенский монастыри, а также в Архангель­
ский и Благовещенский соборы, где просил прощения у гробов своих роди­
телей. В этот день русские цари отпускали на свободу многих "колодников",
т. е. заключенных.
Обычай прощения берет свое начало в глубокой древности. Он перешел к
нам на Русь из восточных монастырей, о чем упоминается еще в Житии
преподобной Марии Египетской.
Обряд прощения совершался во всех русских монастырях. Так, в КиевоПечерском монастыре преподобный Феодосии вечером в этот день произно­
сил назидательное поучение братии: "Постное бо время очищает ум челове­
ку... постом апостоли искорениша бесовскую лесть; постом12 явишася отцы
наши, аки
светила в мире... им же и мы поревнуем, братие" . Затем, "цело­
вав их" 13 , удалялся в затвор на весь Великий пост.
Обычай мирян посещать своих духовников в начале Великого поста так­
же возник в глубокой древности.
Дисциплинарная сторона великого говения, зафиксированная впослед­
ствии уставами, была далеко не единообразна. Три главных устава определя­
ли обрядовую жизнь Восточной Церкви, как-то: Студийский, т. е. преподоб­
ного Феодора Студита, бывший в какой-то мере снисходительным; Иеруса­
лимский, или преподобного Саввы Освященного, отличавшийся наибольшей
строгостью; Афонский, т. е. преподобного Афанасия Афонского, своим со­
держанием напоминавший Студийский.
В Русской Церкви имели определяющее значение особенно два первых

ПОКАЯННАЯ ДИСЦИПЛИНА ДРЕВНЕЙ РУСИ

19

устава: сначала — Студийский, затем — Иерусалимский. Замена одного уста­
ва другим происходила постепенно, с XIII столетия до XV. Это обстоятельст­
во внесло разнообразие в практику говения русского народа. Русские мона­
стыри, по примеру греческих, пользовались правом придерживаться того или
иного устава.
Русская Церковь, первоначально принявшая Студийский устав, а потом
Иерусалимский, шла от снисходительного поста к более строгому. Преподоб­
ный Феодор Студит цель поста полагал не в измождении только тела, но и в
воздержании всех чувств, т. е. в созидании гармонического соотношения
между душой и телом. Поэтому он не возводил в правило невкушение пищи
в течение нескольких дней и не требовал строгого различия между постными
и мясоедными периодами. Главное значение в посте преподобный Феодор
придавал времени принятия пищи и ее количеству. Это было характерной
чертой Студийского устава.
После кончины преподобного Феодора его рукописный устав хранился в
Студийском монастыре. Затем Константинопольский патриарх Алексий
расширил его и внес в него свои дополнения. Таким образом, появилось два
устава, или, точнее, две редакции устава, которые в подробностях имеют
некоторые расхождения. В Студийском уставе относительно принятия пищи
в Великом посту имеются подробные указания. Так, например, он предписы­
вает вкушать ее в 9-м часу (в 3-м часу пополудни) и притом один раз в день,
а в праздники, субботы и воскресенья — два раза. Наиболее строгий пост
соблюдался в первую и третью (Крестопоклонную) недели; разрешалось
лишь сухоядение. В пищу употреблялись сушеные и неразваренные плоды,
притом без масла. Вино принимать запрещалось, вместо него пили так назы­
ваемое "благосмешение" из перца, тмина и аниса. По уставу патриарха Алек­
сия, разрешалась "ривлонная уха", которая составлялась из укропа и перца.
Эта пища была для всех, за исключением больных и старых, которым дава­
лась одна чаша вина. В пятницу, накануне памяти великомученика Феодора
Тирона, предписывалось ослабление поста, а в самый день его памяти дозво­
лялась праздничная трапеза. В прочие недели разрешалась горячая пища с
маслом, уксусом и медом. Только среды и пятницы всех недель проводились
в сухоядении, как и вся первая неделя.. Страстная седмица проводилась как
первая, за исключением Великого четверга и Великой субботы, для которых
предписан свой устав. По уставу патриарха Алексия, каждый день
Страстной седмицы имеет свой рацион и притом довольно снисходительный.
Так, например, сухоядение предписывалось только в Великий понедельник,
в Великую пятницу разрешалось сочиво с уксусом, в остальные дни
Страстной седмицы употреблялись в пищу вино и масло. В Великую
субботу, согласно редакции устава Студийского монастыря, в 5 часов
пополудни полагалось разговение: иноки вкушали сыр, яйца и испивали по
три чаши вина. Однако следует отметить, что в древнейших славянских
уставах эта статья исправлена. В субботние и воскресные дни каждой недели
Великого поста уставом разрешалось вкушать дважды и пить вино во время
обеда и ужина. В уставе патриарха Алексия можно заметить, что он
разрешает употребление вина Великим постом гораздо чаще, чем
монастырская редакция. В праздник Благовещения, по Студийскому уставу,
разрешались рыба и вино, а, согласно уставу патриарха Алексия, такое
разрешение распространялось и на другие праздничные дни, как-то:
9 марта — 40 мучеников, 24 февраля — святого Иоанна Предтечи, 17 марта

святого Алексия, человека Божия, в Лазареву субботу и в Благовещение14.
Русские иноки Древней Руси с доскональной точностью исполняли пред­
писания Студийского устава относительно Великого поста. Для мирян же
было некоторое послабление. Они принимали пищу однажды в полдень,
кроме суббот и воскресений. В первую неделю вместо вина пили по одной
чаше кваса.
Однако, по предписанию митрополита Климента Смолятича
(XII в.)15, полагалось и для мирян сухоядение (т. е. хлеб с капустой, редька,

20

АРХИМАНДРИТ ИОАНН

горох) в первую неделю поста, а также в остальные недели до Вербного
воскресенья — по понедельникам, средам и пятницам. По вторникам и чет­
вергам им разрешалось вкушать "горох и яглы" (род мха), икру, которая
тем же митрополитом разрешалась мирянам во весь пост, пить мед пресный
и житный квас. На Страстной седмице в понедельник и среду — хлеб и
капуста, во вторник и четверг предписывалось вкушать "горох и яглы", в
Великий пяток — только сочиво. В Великую субботу вареная пища запреща­
лась, но разрешалось вечером "мало есть и пить" (сухоядение).
В праздники (Благовещения, 40 мучеников, обретения главы святого
Иоанна Предтечи, святого Алексия, человека Божия, праведного Лазаря)
мирянам разрешалось вкушать рыбу дважды в день,16 а митрополитом Кли­
ментом дозволялось вкушение рыбы только один раз . Больным "вельми" и
матерям-родильницам рыба разрешалась, кроме среды и пятницы, во все
недели поста.
Но более всего некоторые маловерные русские люди тяготились запреще­
нием винопития в седмичные дни Великого поста. В поучении митрополита
Московского Петра (XIV в.) сказано: "А вы священники... лишайтесь пьян­
ства постом, а который священник начнет пити... ино быти ему без риз" 17 .
По словам Святителя, духовенство должно быть примером для пасомых,
оберегать их от всего, что мешает шествовать спасительным путем Христо­
вым. А если пастыри будут упиваться вином, то что же будет тогда с их
пасомыми?..
Таковы требования Студийского устава относительно исполнения Велико­
го поста. Предписания устава Иерусалимского о том же посте гораздо стро­
же. Рыба разрешалась только в праздник Благовещения (если он не совпа­
дал со Страстной седмицей) и в Неделю ваий, а в праздники обретения
главы святого Иоанна Предтечи и святых 40 мучеников не позволялась не
только рыба, но и растительное масло. В первую неделю поста Иерусалим­
ский устав, так же как и Студийский, предписывает мирянам сухоядение
(без масла) однажды в день, время принятия пищи — 9-й час (3-Й пополуд­
ни). Эту первую неделю — с понедельника до среды — монахи должны про­
водить без пищи. В среду на трапезе разрешается хлеб с теплой водой.
Остальные дни — четверг и пятница — проводились также без пищи. Для
больных разрешается хлеб с водой. А тяжелобольным ("изнемогшим зело")
позволяется по захождении солнца вкушать пищу ежедневно. В остальные
недели пять дней инокам предписывалось сухоядение, а в понедельник,
среду и пятницу всех недель пост был еще строже. На Страстной седмице и
миряне, и иноки могли лишь есть хлеб, "зелие неварено" и пить воду с
воздержанием. В Великий Четверг разрешалась вареная пища, но без масла.
Великий Пяток предписывалось проводить без пищи, а в Великую Суббо­
ту — поститься до 9 часов вечера, после чего разрешалось вкушать хлеб.
В субботы и воскресенья мирянам и инокам предписываются уставом масло
и вино. В соблюдении поста мирянам, так же как и инокам, следовало руко­
водствоваться рассуждением своего духовного отца.
Если рассматривать период действия Иерусалимского устава на Руси со
времени митрополита Киприана (XIV в.), можно увидеть, что суровые его
предписания относительно Великого поста не сразу воспринимались даже
иноками. Преемник Киприана митрополит Фотий (XV в.) своим циркуляром
сделал некоторые послабления. Он разрешил во время поста вкушать рыбу,
кроме двух вышеуказанных праздников, еще в субботы и воскресные дни,
обосновывая свое мнение Студийским уставом,