• Название:

    Валентин Кузнецов "Страницы Памяти Моей"128 147...

  • Размер: 0.1 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Оригинал МАКЕТ_без обложки.P65
  • Автор: Белецкий

Музграмотой надо заниматься не как отдельной
дисциплиной, а в качестве помощи при разучивании песен.
Надо студентам дать больше песен, которые могут стать их
музыкальным багажом, необходимым им для работы в
начальной школе.
На педагогической практике, при анализе урока,
следует акцентировать внимание, в первую очередь, на
положительные моменты, советуя практиканту
совершенствовать каждый следующий урок на своих же
удачных методических приемах. Но надо пользоваться
опытом работы и других практикантов.
Эти, и подобные им, советы Петра Елисеевича
стали хорошей школой, моими ориентирами в работе. В
основном, все советы сводились к одному выводу: ученика
надо не только учить, но ,прежде всего, воспитывать в нём
потребность в регулярной работе над своим
совершенствованием, над расширением своего кругозора,
углублением своих знаний.
В годы работы в Омском педагогическом училище,
педагогические знания и методические приемы, усвоенные
мною в Исилькуле, нашли подтверждение и закрепление,
благодаря заботливому вниманию завуча училища
Эрахмиеля Яковлевича Лейфера. Преподаватель физики, в
детстве учился в музыкальной школе по классу скрипки,
остался большим любителем музыки, он с большим
вниманием и симпатией относился к преподавателям
музыки.
Навсегда запечатлелись в памяти его анализы уроков
практикантов, а также и преподавателей, посещаемые им в
большом количестве. С удивительным вниманием и тактом,
стараясь не травмировать педагога резким замечанием,
тщательно и деликатно, он по крупицам анализировал
каждую мельчайшую деталь данного урока, находя в ней
128

удачные находки педагога. Обобщая сделанный анализ,
иногда вскользь, не акцентируя, отмечал не очень удачные
моменты, тут же предлагая приемы избегания ошибок.
Благодарю умных и заботливых руководителей
педагогических училищ за то, что под их вниманием мне
удалось пройти прекрасную школу педагогики, результат
этой учебы руководит мною в педагогической работе.
Анализы уроков, сделанные в те годы Эрахмиелем
Яковлевичем, стали для меня эталоном общения с
коллегами, принципами, опираясь на которые я стал
выстраивать всю свою методику преподавания.
Завершив свой трудовой путь, оценивая совершённое
мною в преподавании музыкально2теоретических
дисциплин, прихожу к выводу, что нового я почти ничего
не внес ни в педагогику, ни в методику преподавания.
Просто я очень внимательно изучал литературу 2
методические разработки ведущих педагогов страны,
психологов, методистов, новаторские идеи энтузиастов
просвещения.
Заносил в тетрадь ценные советы, затем из этих
советов выделял самое подходящее для меня в данный
момент, понимая, что в следующей учебной группе будут
другие дети, с другой подготовкой, с иным воспитанием,
имеющие другие пристрастия в музыке. Поэтому заново
придется пересматривать свои наработки, вносить
изменения, дополнения, что2то отменят, соразмеряя свои
требования с возможностями новых учеников.
Творческий человек всегда недоволен результатами
своего труда. Но всё2таки, наверное, мы работали неплохо.
Наши фотографии с Раисой Владимировной были
помещены на Доску Почета музпед училища, а моя 2 и на
стенд "Лучшие люди" Октябрьского района города Омска.
129

70е годы (прошлого столетия!) Мы  в то время
Одно из условий хорошей усваиваемости учебного
материала учащимися 2 систематичность. При составлении
плана работы, педагог намечает сроки для изучения каждой
темы, для меня же подобные графики являлись лишь
напоминанием о количестве часов на данную тему.
Практически я считал необходимым уделять данной теме
столько часов, сколько потребуется для полного усвоения её
всеми учащимися в группе. Иногда приходилось затратить
большее время, а иной раз меньшее. Но главное 2 не спешить
безоглядно по плану, а переходить к следующей теме,
убедившись в готовности ребят к дальнейшему переходу.
Одна из особенностей моей работы 2 постоянное
введение, в изучаемую тему, материала из будущих тем.
Например, уже на самом начальном этапе прохождения
гармонии, я вводил кое2что из будущих тем, например,
альтерацию, отклонения, аккорды двойной доминанты,
сильным учащимся мог дать даже эллипсис, аккорды двойной
130

субдоминанты. Всё это 2 на практике, без теоретических
углублений в тему. Когда же подходит пора приступать к новой
теме, оказывается, что она им уже частично известна, поэтому
часто студенты говорили, что гармония не такой уж сложный
предмет, всё дается легко.
Современные методики изучения иностранного языка
пришли к тому, что надо вначале научить понимать речь и
говорить, и только после этого изучать грамматику, учиться
читать и писать. Такую же методику надо применять и при
овладении музыкальным языком. У нас же все учебные
программы направлены на изучение теории, в которой
зафиксированы законы классической музыки, того, что
когда2то повсеместно звучало. Но теперь сознание детей
погружено в совершенно новую музыкальную атмосферу, и
для них изучение классической теории музыки и гармонии то
же, что изучение какого2нибудь древнего языка.
Изучение
закономерностей
классического
музыкального языка является необходимым условием при
воспитании музыканта. Моё мнение 2 необходимо,
одновременно с традиционной программой, погрузить
учеников и в доклассическую гармонию, а по возможности,
и в более древние корни, от которых шло развитие.
Считал и считаю, что изучать весь материал по теории,
гармонии, сольфеджио надо с практического освоения
простейших элементов данной темы, а затем, испробовав это
в практическом варианте, пытаться вместе с учениками делать
теоретические выводы. По2моему, никто из моих учеников
не понимал, не задумывался над тем, как я готовлю их к тому,
чтобы новый материал оказался для них легким. Конечно, не
всё так просто, как я это сейчас объяснил, проблемы с такой
методикой возникали, но вздрагивать от этого не стоит.
Индивидуальный подход к ученикам 2 всем эти слова
известны, даже набили оскомину от постоянного
131

употребления. К сожалению, в учебной практике 2 в условиях
групповых занятий 2 возникают такие сложности, что порой
педагог становится в тупик: так много учеников в группе, все
такие разные, что приходится искать какую2то середину (тут
уж не до "золотой", хоть бы какую2нибудь 22 "суконную").
Подобная "середина" ущербна в том смысле, что только
средний ученик хорошо развивается, а слабый еле2еле тащится
на "тройках 2 с минусом", терпеливо ожидая конца обучения
и получения долгожданного диплома об образовании. В таких
условиях одаренный ученик скучает на уроках, иногда
выполняет домашние задания, но чаще всего отвечает на
уроках без домашней подготовки. В конце концов, отсутствие
планомерного труда его дезорганизует, эта "середина"
затягивает его в свой омут, он никакого движения в своем
развитии не ощущает, и по течению благополучно добирается
до диплома почти с тем же, с чем пришел в училище.
На первых порах своей педагогической деятельности
(хотя первые мои педагогические опыты еще нельзя назвать
высоким словом 2 деятельность), часто приходил в тупик от
того, что всем одинаково объяснял задание, а некоторые не
понимают даже при повторном объяснении. Постепенно во
мне стала возникать идея необходимости индивидуальных
заданий, а причиной того были неоднократные обращения
учеников с просьбой о помощи в освоении того или иного
непонятного задания. Всем обращающимся с такой просьбой
приходилось объяснять разными способами, разными
словами 2 так и сложилось понимание того, что в учебной
группе одно общее задание не для всех приемлемо..
Так я стал подбирать каждому отдельный пример по
сольфеджио; или на двоих один пример, на троих; или даю
много примеров, из них 2 по желанию выучить один наизусть,
а в остальных найти какой2либо особый оборот, скачок,
секвенцию и т. д. Вариантов можно найти сколько угодно.
132

Одному 2 выучить наизусть и транспонировать, другому 2
подобрать аккорды или сделать аккомпанемент, третьему
написать второй голос, сделать трехголосие и т. д. Если
студенты очень разные по способностям, по природным
данным, давал задание по разным учебникам.
С первых уроков начинал внушать студентам 22 не
сравнивать себя с другими, сравнивать себя только с самим
собой. Сегодня твой ответ был не лучше, чем на прошлом
уроке, ты, вероятно, не хочешь развиваться. Оценка зависит
от того, насколько ты продвинулся. У кого2то, чей ответ был
более слабый, чем твой, но оценка оказалась такая же, как у
тебя 2 постарайся сам себе объяснить причину.
Как правило, на уроках мне не приходилось говорить
на эту тему так много слов, как написано здесь, обычно
учащиеся привыкали и к оценке относились спокойно.
Безусловно, бывали случаи, когда ученица не понимала,
почему такая низкая оценка. Значит, недостаточно ясно
объяснил, необходимо продолжить работу в этом
направлении, не все ведь люди могут с большой
объективностью к себе относиться. Нужно проявить
педагогическое терпение.
НАРОДНИКИ
Одна из причин слабой успеваемости учащихся 2
неразумные домашние задания. Педагогу хочется в задании
на дом охватить как можно больше материала, считая, что
выпустив какой2то программный раздел мы не дадим ученику
закрепить что2либо из пройденного. Но это ошибочная точка
зрения. В сильной группе, конечно, надо давать задание,
соответствующее её возможностям, её работоспособности.
Для слабой группы нужен иной подход.
Ведь что происходит? Учащийся со слабой
подготовкой не всегда сможет выполнить сложное
133

домашнее задание. С каждым следующим усложняющимся
заданием он будет успевать сделать всё меньше и меньше.
Так и разрастается ком невыполненных (или
недовыполненных) заданий, отставание усугубляется всё
больше. В итоге 2 отсев из училища. Но не потому, что
ученик был плохой, а потому, что педагог догматически
следовал учебной программе, и "просмотрел" человека.
Приведу один показательный пример из своей
практики, довольно много лет прошло с тех пор, но случай
этот крепко сидит в памяти.
Однажды в училище такая создалась ситуация, что от
одного педагога перевели ко мне группу народников второго
курса. Мне сообщили о том, что группа очень слабая,
неработоспособная. У меня давно зрела мысль, что задания
на дом следует давать такие, чтобы на каждом уроке спросить
всех учащихся, то есть, за каждым учеником необходим
строжайший постоянный контроль.
Задумал реализовать эту идею с народниками. По
сольфеджио 2 только один пример или одна секвенция, или
одна последовательность аккордов; по гармонии 2 всего одна
секвенция или один гармонический оборот, одна
гармоническая последовательность или модуляция.
Через два2три урока (без моих нравоучений или
замечаний) все студенты поняли, что на каждом уроке можно
получить положительную оценку. Мы начали работать без
двоек и почти без пропусков уроков. Отвечать задание на
каждом уроке у нас стало нормой, если же кого2то я не успел
спросить, они просили меня послушать их на перемене.
В группе было несколько учащихся из сельских школ
2 с очень слабой подготовкой по сольфеджио, им я давал
задания, в отличие от городских ребят, по Калмыкову и
Фридкину, по которому они "занимались" в школе, но ничего
из него не могли спеть. Мы сумели его проштудировать до
134

пятого класса, но зато все примеры без исключения. И мои
народницы ожили, запели, укрепились навыки в
интонировании, фразировке, стали писать диктанты. На
гармонии все 2 баянисты, домристы, балалаечники 2 все
заиграли на фортепиано.
Изучая, осваивая какую2либо тему на гармонии, так же,
как и на других отделениях, я подбрасывал ненавязчиво, как
бы мимоходом, способы возможного украшения данного
упражнения каким2нибудь хроматизмом, ритмом и т. д., не
акцентируя на этом их внимания. И мои студенты начинают
проявлять инициативу.
Один пример особенно мне запомнился тем, что
творческое решение пришло от самой слабой домристки:
исполняя на фортепиано простейшей гармонической
последовательности, она сделала отклонение в низкую
шестую ступень, хотя мы такого еще не проходили.. На мой
вопрос она ответила, что ведь это так же просто, как и в
обычную шестую ступень.
Очередной раз нашло подтверждение аксиомы 2 ученика
надо не заставить, а воспитать в нем потребность делать дело,
в этом случае, если такое удается сотворить, ученик способен
не только на выполнение задания, но обязательно он проявит
творческий подход к делу, которое ему понравилось, которое
он полюбил.
Примеров тому много. Студентка фортепианного
отделения просит пройти с ней гармонию на более высоком,
теоретическом уровне. Студентка вокального отделения
просит разрешения пройти весь курс с дирижерами, потому
что у них более сложная и интересная программа по гармонии
и сольфеджио. Студенты дирижерско2хорового отделения
просят пройти весь курс гармонии не на четвертом курсе, а
на третьем, чтоб на четвертом курсе пройти с ними строгий
стиль, которого у них в программе вообще нет.
135

Много примеров того, что студенты, по собственной
инициативе, берут более сложные учебники сольфеджио и
самостоятельно усложняют свою программу.
Основным условием моих методических исканий был
принцип 2 знакомиться со всеми новыми системами
обучения, появляющимися в публикациях, но ни одну из них
не абсолютизировать. Всегда, изучая новую методическую
литературу, я старался выделить рациональное зерно и найти
возможность приложения к моим методическим наработкам.
Так в моей собственной методике постоянно что2то
менялось, я не пользовался прошлогодними календарными
и поурочными планами. На новый учебный год приходят
новые дети, с другим воспитанием, окружением, у них
поменялись эстетические идеалы, этические критерии, у них
более быстрая (или более медленная) реакция на восприятие
окружающего мира, на выполнение учебных заданий.
За последнее десятилетие у многих детей наблюдается
отсутствие устойчивых навыков трудиться. Виновны в этом
не дети, а неопределенная, неустойчивая обстановка в стране,
появилось обилие развлекательных шоу, внушающих детям
искаженное представление о жизненных ценностях.
На педагога ложится очень сложная обязанность 2
научить ребенка уважать труд, помочь учащемуся выработать
объективный критерий оценки собственных поступков. Надо
бесконечно искать пути к тому педагогическому идеалу, когда
ученик начнет учиться не по заданию. не по обязанности, а
по выработанной в себе потребности к познаванию глубин и
тайн мира музыки.
ЧЕЛОВЕК 2 ЭТО ПРОЦЕСС
Для активизации внимания учащихся, старался найти
возможно больше вариантов заданий в какой2либо
конкретной теме. Например, в заданиях по развитию ладового
136

слуха применял упражнение "Ступени 2 эхо": повторение2
пение за педагогом ступени 2 в поступенном движении, по
звукам аккордов; разрешение неустойчивых ступеней,
опевание устойчивой ступени; услышать2спеть скачок на
устойчивую ступень, на неустойчивую. Всё это определять в
свободном темпо2ритме, затем 2 в организованном темпе (даю
пульс, на "раз" играю, на "два" поём)..
Всё то же повторяется в малой октаве, во второй, в
большой, в третьей. Ускоряется темп. Звучат двойные ступени
2 надо определить и ступени, и интервал; на "раз2два" играю,
на "три2четыре" поём.
Вариантов можно найти множество: тройные ступени,
двойные 2 через октаву, через две октавы, кластеры, тройные 2
в широком расположении и т. д. Усложнить определением в
разных метро2ритмах. Условием может быть только одно:
вначале медленный темп, спокойный ритм, не задавать
загадки, а воспитывать слух учеников. Если кто2то не успевает
определить, спеть, значит, вы хотите его не научить, а угробить,
ученик может ошибаться, но если не успевает работать в таком
темпе, следовательно, темп 2 не годится.
Всё, что я написал про ступени, после устной работы,
выполняем в письменной форме. Раздаю ученикам листки
чистой бумаги, они подписывают свою фамилию, определяют
на слух и пишут ступени и сразу же сдают листочки мне для
проверки дома. На следующем уроке я раздаю им их листочки
с пометками (не обязательно ставить оценки, можно сказать,
что через сколько2то уроков буду ставит оценки, хотя это
можно делать и с первого задания, а можно и вообще обойтись
без оценок). Часто использую такую форму контроля,
обращаясь к ученикам: "Запишите десять интервалов (или
аккордов, или звукорядов2ладов и т. д.), оценки поставите себе
сами по такому условию, сколько определили правильно,
такую оценку себе и поставьте!".
137

Не было случая, чтобы кто2то сработал
недобросовестно. Если такие письменные работы проводить
на каждом уроке, не пропуская ни одного, педагогу
предоставляется возможность систематически следить за
ростом каждого ученика, корректировать задания с
ориентировкой на конкретного ученика. Воспитательное
значение подобной работы неоценимо, оно формирует
чувство самоконтроля, и при систематическом применении
этой формы работы ученик привыкает всегда и во всём
контролировать свои действия и неосознанно вырабатывать
для себя критерий оценки своих действий.
Я не раз убеждался в эффективности подобной работы,
способной за относительно короткий срок поднять
успеваемость на большую высоту. Мы привыкли всё мерить
оценками успеваемости, по традиции и я так же говорю, но для
меня важны не оценки сами по себе, а движение к восхождению.
Я вижу потенциальные возможности моих учеников, ставлю
оценки такие, какие они (убежден результатами работы) могут
получить на вступительных экзаменах в консерватории. Поэтому
я не придираюсь к каждой мелочи, ученики знают это и доверяют
объективности оценки.
Иногда меня иные педагоги обвиняли в завышении
оценок. Но я считаю, что надо акцентировать внимание
учащегося на удачные моменты в его ответе, в таком подходе
к оценке педагог как бы поднимает ученика от успеха к успеху,
воспитывая в нём уверенность в своих силах. Если же ученика
одергивать на каждой ошибке, в нем поселим неуверенность,
он будет спотыкаться "на ровном месте", боясь допустить
ошибку.
Древняя мудрость свидетельствует, что "Человек 2это
процесс, и все в нем происходящее стремится к бесконечному
развитию". Что требуется для запуска этого процесса в человеке?
А требуется2 то совсем немного: доброта да терпение! Доброта
138

раскрепощает ученика, его силы и возможности раскрываются,
расцветают, порождают дремавшие в нем духовные силы, им
самим до сих пор не познанные, вдруг открывшиеся ему и
вознесшие его на непредвиденные ранее ступени духовного и
нравственного возрождения.
А от отсутствия педагогического терпения к его
ошибкам, ученик все больше и больше теряется, становится
неуверенным даже в том, что хорошо знает, и тогда вся его
фигура внутренне скукоживается, он зажимается не только
на этих уроках, но вообще в нем гаснет уверенность в жизни.
Из него не вырастет творца ни в музыке, ни в педагогике, да и
в быту он обычно боится проявить инициативу, которая
иногда его посещает, но тут же гаснет под гнетом постоянного
страха и неуверенности.
Надо признаться себе в том, что могут встретиться
ученики, пользующиеся таким демократическим подходом со
стороны педагога. Духовность 2 дело тонкое, требующее
колоссального терпения, педагогической выдержки,
готовности сотни раз повторить одно и то же, надеясь все2
таки "дойти" до ученика. Но бывают исключения из правил,
как говорится "в семье не без урода". Исследование таких
исключений 2 тема особого разговора, В конце концов, учить
надо того, кто хочет учиться.
Важнейшим, необходимейшим условием ведения урока
является ритм! Весь ход урока надо постараться вести в четком
ритме, хотя это не всегда удается в силу разных причин. Но
отдельные упражнения в любом случае можно организовать
в четком ритме. Пение гамм, определение на слух интервалов,
аккордов, гармонических последовательностей 2 всё в ритме.
Ритм заставляет мысль ученика активизироваться, работать
быстро.
Не возвожу эти слова в абсолют, просто высказываю
мысли, руководящие моими принципами как в жизни, так и в
139

педагогике, многажды нашедшие подтверждение в моих
многочисленных учениках. Добавить ко всему могу то, что
мои питомцы не раз отмечали во мне 2 улыбка необходимый
элемент в общении между людьми
МЕТАМОРФОЗЫ ЛАДА
Начиная с 19 века, композиторская практика
неуклонно вносила коррективы в классическую
функциональную систему. Постепенно происходит отмена
вводнотоновых тяготений, свободное применение
диссонансов и аккордов сложной структуры, с ладом
происходят такие метаморфозы, что от классического
понимания лада ничего не осталось и так далее, и так далее. В
музыке складываются новые закономерности, обусловившие
появление активного отклика в преподавании сольфеджио.
Методика сольфеджио не остается безучастной
свидетельницей тех явлений, что происходят в современной
музыке. Пишутся сотни методических разработок, иногда
удачно найденным оригинальным решением проблемы
воспитания музыкального слуха. Это совершенно необходимо
2 искать и искать, ибо новые ученики 2 это новые проблемы,
которых не существовало в прежние годы.
К сожалению, в большинстве методической литературы
все поиски базируются на абсолютизации семиступенной
диатоники и классической функциональной гармонии. А.
Островский 2 один из самых авторитетных разработчиков
методики сольфеджио, утверждает, что "..регламентирование
ладовых тяготений и гармонических функций неизбежно
приводит к тенденции инертности слухового сознания,
пассивности ладового слуха".
Для меня ориентиром в методических изысканиях и
педагогической практике стало высказывание А. Островского
о закономерностях современной музыки: "…в условиях
140

нейтрализации вводных тонов применение термина
"хроматический звукоряд" нецелесообразно: такой термин как
бы предполагает хроматизацию, т. е. насыщение
вводнотонностью некоего диатонического лада. На самом же
деле речь должна идти скорее о 122полутоновом звукоряде, в
котором каждый полутон "диатоничен".
Основным содержанием занятий на уроках сольфеджио
для меня стали упражнения А. Островского и Ю. Холопова
по преодолению ладовой инерции, в них можно усмотреть
отношение авторов к нотной записи: не имеет значения,
какими знаками записан звук, главным его содержанием
является его абсолютная высота. Эти упражнения, если их
правильно понять, оказались необычайно эффективными при
подготовке учеников к интонированию современной музыки.
Еще больше облегчилось введение учеников в новый
музыкальный язык с применением хроморяда Белецкого.
Практика, основанная на упражнениях по преодолению
ладовой инерции, творческий подход к такому бесценному
материалу, убедили меня, что такими, казалось бы трудными,
упражнениями способны овладеть студенты любого
отделения, даже слабого уровня подготовленности.
На этих упражнениях мне удалось ввести учащихся в
четвертитоновое интонирование. Когда у учащихся это
получалось, они ощущали небывалое удивление: услышали,
что полутон оказался таким широким 2 в нём можно сделать
два шага. К сожалению, мне не удалось довести эту работу до
финала, пришло время уходить на покой. Но я счастлив тем,
что мне удалось сделать, доказать способность учеников
любой специальности усваивать учебный материал
одинаковой сложности, почти с одинаковым уровнем
усваиваемости. Плюс к этому 22 на практике осуществить
выход за пределы училищного курса сольфеджио, войти в
сферу интонирования современного музыкального языка.
141

ПОСТЛЮДИЯ
"Окончен труд" 22 сказал летописец, склонившись над
рукописью при тихом, мягком свете лампады. Уютная келья,
на десятилетия превратившаяся в удобную пристань, создала
условия для неспешного обдумывания, и такого же
спокойного, размеренного занесения в толстую тетрадь всего
происходящего в житейском море. События, факты, люди,
деяния Природы 2 ничто не укроется от внимательного ока
трудолюбивого писца.
И мне бы сказать: "Окончен…", да только жизнь2то ведь
не остановилась, мы в нашем 21 столетии находимся в
непрестанном движении, в стрессовых ситуациях, нам
приходится всё делать быстро, стремительно скакать по
многочисленным делам2заботам. В таком круговороте,
некогда до самой глубины самого себя понять. Вот пишу и
понимаю, что газетный штампованный язык изо всех сил лезет
в мою рукопись. Пытаюсь его убрать, так он в другую фразу
вклинился, никак его не угомонишь.
142

Если бросить всё, так ведь эта "зараза" 22 писательская
страсть не даст покоя. Вот так и пришел всё2таки к финалу. А
в книге этой 2 о моём жизненном пути 22
мне хотелось рассказать не столько о себе, сколько о людях,
через чьи жизненные дороги прошла моя тропа, чьи
удивительные деяния помогли мне стать профессионалом.
Общение с ними способствовало становлению меня как
гражданина, педагога, воспитателя.
Мне не хотелось перегружать повесть о себе
многочисленными подробностями, не имеющими
существенного значения в понимании главного, того, что мне
удалось совершить в жизни 2 в моей педагогической и
воспитательной работе. Мои педагогические взгляды и
практические дела раскрываются в главах, посвященных Е. В.
Калугиной и З. Г. Кудрявцевой, а также в главе "Моя
педагогика".
Записки мои 2 не наставления для педагогов, что и как
нужно делать. Известно давно, что прочитавший книгу лишь
в редких случаях пользуется опытом другого человека. Я сам,
читая методики известных теоретиков, не абсолютизирую ни
одну из них, а беру только то, что, как мне кажется, подходит
к моей методике, может освежить или обогатить мои
наработки.
Еще раз обращаюсь к мудрецу древнего Китая, к
Конфуцию: "Три пути есть у человека, чтобы разумно
поступать: первый, самый благородный, 22 размышление,
второй, самый легкий, 22 подражание, третий, самый горький
2 опыт". Так какой же из трех следует выбирать для себя?
Кто2то скажет: "Зачем что2то выдумывать, когда
имеются готовенькие рецепты.". И пошел, не раздумывая,
стряпать. Но многим по душе благородный путь, только в
наше стремительно текущее время на такой путь времени, ну,
никак не остается; поразмышляешь2поразмышляешь, да и
143

кинешься 2 во все тяжкие 2 набивать себе синяки да шишки.
Конечно же, опыт следует приобретать из собственной
практики, но при этом, основываясь на опыте
предшественников, да и покумекать, что к чему 2 не лишне.
Мудрец верно подсказал, что наш трудовой и житейский путь
всё2таки должен быть окрашен благородством помыслов и
поступков.
Завершаю свою книгу словами благодарности моим
коллегам 2 преподавателям теоретического отделения, а также
всему педагогическому коллективу Омского музыкального
училища имени В. Я. Шебалина за доброе отношение ко мне.
Их поддержка, когда, уйдя на пенсию, я поначалу потерялся,
не зная, что делать с массой свободного времени, помогла
мне найти себя.
Я счастлив, что живу в таком замечательном городе
2 Омске, где нахожу много поддержки со стороны простых
людей 2 омичей, высоко оценивающих мои достижения в
музыкальной педагогике. Счастлив тем, что нахожу полную
поддержку и взаимопонимание со стороны моей жены и
подруги, с которой шествуем по жизни уже 57 лет.
Пожалуй, самое удивительное, что незнакомые люди,
при случайной встрече, спрашивают 2 продолжаю ли я
совершать пробежки по утрам, сколько километров
пробегаю, интересуются моим здоровьем. Это говорит о
неравнодушии омичей друг к другу. Таких добрых людей,
внимательных, вселяющих оптимистический настрой,
много среди нас, хотя, за повседневностью дел, забот, мы
этого, подчас, не замечаем.
Здоровья и Счастья всем Вам, дорогие мои омичи!

144

П Р И Л О Ж Е Н И Е 1.

"Законы подобны паутине:
маленькие попадаются,
а большие разрывают их".
(Солон, Др. Греция).
"Х Р О М О Р Я Д Б Е Л Е Ц К О Г О"
Всемогущая Природа горазда на выдумки, постоянно
подкидывает любознательному человечеству сюрпризы, от
которых мозги людей кидаются то в одну сторону, то в другую.
Возьмет Природа, да и стукнет яблоком по голове
какого2нибудь Ньютона, и все вдруг сообразили, что это же
Тяготение, да к тому же 2 Всемирное, и не следует стоять под
яблоней без шапки на голове.
А то возьмет да и подсунет некоему Эйнштейну
невероятную теорию о всеобщей относительности: у всех 2
головная боль, такого же не может быть!
В давние2давние времена (тому тысяча лет пролетела)
монах один, по имени Гвидо додумался до невероятного 2
заменить невмы, для того, чтоб облегчить чтение мелодии,22
нотами, с нотным станом, с названиями звуков… Как
возмутились все монахи, что за "ересь" в богослужению Но
подумали2помозговали, да и приняли к употреблению.
Миновали столетия, музыка, вопреки всяким канонам
и "табу", развивалась себе в согласии с чуткой Природой;
обогащалась новыми звуками, изобретательными ритмами,
невиданными инструментами, недоступным в оные годы
диапазоном. И зазвучала в полном согласии с теми
изменениями в жизни людей, которые время от времени
встряхивали людскую общность, предлагая потесниться
145

потускневшим нормам, и дать дорогу молодой энергии,
вскормленной на старой почве прогрессивными умами
выдающихся деятелей науки и культуры.
А люди задумались, что же происходит с музыкой,
почему она меняется, из таких дум людей стала появляться
теория, пытающаяся объяснить музыку. И теперь бок о бок с
музыкой в жизни людей шествует Теория музыки! Но теория2
то оказалась гостьей весьма консервативной, она идет за
музыкой, обдумывает, анализирует, выискивает какие2то общие
моменты,
повторяющиеся
элементы,
выводит
закономерности, присущие данному историческому времени.
Все теоретические изыскания и выводы облекаются в слова,
фразы, трактаты.
Парадокс: пока все это теоретически обосновывалось,
музыка ушла вперед! И чем быстрее идет развитие, чем чаще
происходит смена эпох, стилей, направлений, тем все дальше
и дальше теория отстает от музыки, торжествующей в своем
неудержимом развитии! Она давно уже превратилась в
сложнейшую, богатейшую возможностями говорить с миром
на современном языке 2 двенадцатиступенную диатонику,
выросла из семиступенного одеяния, ей требуется новое
платье.
Учебный же курс теории музыки все еще предлагает
старые потрепанные облачения, которые утратили
главенствующее положение в музыкальном искусстве.
Музыкальная педагогика, идущая в ногу с теорией музыки,
застрявшая в авторитарных принципах преподавания, также
оказалась в обозе, тормозящем развитие современной школы.
Давно, очень давно подошло время перейти с позиции
наблюдателя за тем, что происходит в музыкальной педагогике,
к созданию новых методик преподавания теории и
сольфеджио. Пора понять, что обучение современного
музыканта нужно осуществлять современными способами.
146

На заре перестройки 2 в конце восьмидесятых годов прошлого
века, вдохновленные идеей демократизации и оздоровления
жизни, проявили своими изысканиями, в преподавании
разных учебных дисциплин, педагоги2новаторы Ильин,
Шаталов и многие другие, вдохнувшие в отечественную
педагогику свежую струю, способную поднять престиж
школы в воспитании молодых людей.
Выдающийся педагог2гуманист Шалва Александрович
Амонашвили убедительно продемонстрировал в своей школе
направление, в котором нужно было бы направить мысль и
деятельность учителей. Ему удалось всколыхнуть и убедить
массу педагогов в перестройке на принцип гуманной
педагогики, но этот опыт остался делом энтузиастов, и
распространение его идет с очень большим скрипом.
Авторитарная педагогика, по словам Амонашвили "…с одной
стороны исторически сложившийся процесс, с другой 2
инерция консерватизма, присущая многим учителям и
учительским коллективам". Он пишет: "…нам так трудно
отойти от того, в чем мы были воспитаны…".
Он предлагает прочные, крепкие знания давать
ученикам на основе игровых элементов, которые ребенок
воспринимал бы как свой труд, помогающий ему выразить себя
в этом мире. Он размышляет: "Мне нужно постичь также
смысл моей педагогической деятельности. По моему
убеждению, он заключается в том. чтобы помочь ребенку
раскрыться и понять себя для самого себя, для окружающих
его людей, для человечества"
Одним из сторонников гуманной педагогики в области
музыкального воспитания явился омский педагог Сергей
Владимирович Белецкий. О нем и о его вкладе в музыкальную
педагогику пойдет речь в предлагаемом материале.
На рубеже 20 2 21 веков в музыкальном мире появился
новый термин 2 ХРОМОРЯД! Что это за страшилище, чья
147