• Название: Оригинал МАКЕТ_без обложки.P65
  • Автор: Белецкий

внимание Веры Николаевны Поповой, бывшей в то время
завом дирижерскохорового отделения, к моим наработкам в
хоровом сольфеджио, применяемым мною у теоретиков. Она
настаивала на моей работе с хоровиками; так у меня появилась
группа хоровиков, затем  вторая, а потом все хоровое
отделение оказалось у меня в руках. Работы получилось "выше
головы", так постепенно я отошел от теоретиков, да к тому
же, у нас было достаточно опытных педагогов, которые
прекрасно справлялись с воспитанием будущих теоретиков.

Мой юбилей.
Поздравление студентовдирижёров
Ну, а я наслаждался занятиями с будущими дирижерами
хора, читать с листа они стали у меня не хуже теоретиков, а
вот петь многоголосие с ними было просто удовольствие. С
ними я остался до конца своей работы, до выхода на
заслуженный отдых.
С дирижерамихоровиками я решился на исследование
возможностей совершенно необычного явления в музыке 
Хроморяда Белецкого. Автором хроморяд был задуман как
система развития музыкального слуха детей, ранее не
108

учившихся музыке,  в донотный период. Мне подобное
решение столь злободневной проблемы показалось весьма
перспективным, и даже возможно применимым со студентами
среднего учебного заведения.
Кратко  о предпосылках возникновения идеи
хроморяда, хотя само название "Хроморяд", конечно, условно
и не объясняет сути явления. Но это разговор для другой
статьи, а в данном случае  те мысли, которые меня волновали
многие годы.
В практической деятельности и в теоретических
исследованиях ищущие педагоги уже многие годы подходили
постепенно к идее 12ступенной диатоники в музыке ХХ
столетия. Вторая половина века отмечена многочисленными
публикациями выдающихся теоретиков А. Островского, Ю.
Холопова и других педагогов  теоретиков и практиков, чьи
труды в области преподавания сольфеджио выводили наше
сознание на новый, современный музыкальнотеоретический
уровень.
А. Островский доказывал диатоничность 12ступенной
системы в современной музыке. Ю. Холопов разрабатывал
проблемы анализа и пения музыки ХХ столетия. Я увлекался
их работами, их теоретические выводы и разработанные
упражнения для сольфеджирования мною воспринимались
как руководство к действию, сулящее всколыхнуть всю
методику преподавания музыкальнотеоретических
дисциплин.
Както мне в руки попала одна очень заинтересовавшая
меня книжка  "Начальный курс сольфеджий". Москва, 1911
год". Автор  регент одной московской церкви и
преподаватель, А. Карасёв.. Привлекли моё внимание
упражнения для пения, где имеются такие примеры: "До  Ре 
диез  До  МИ  бемоль", "Ре  Ре  диез Ре  Ми  бемоль 
Ре  Ми  Ре  Ми  диез  Ре  Фа" и т. д. Этими упражнениями
109

как бы предполагается появление упражнений Островского,
которыми автор подсказывает, что при пении высота звука не
меняется, какими бы знаками он ни был записан.
Продолжением
исследований
Островского,
касающихся развития музыкального слуха, явилась идея
С.В. Белецкого  дать название всем двенадцати звукам
самостоятельные имена. Поначалу такая мысль его смущала,
вторжение в веками складывающуюся систему казалась очень
крамольной. Но обращение к методической литературе
постепенно укрепляло его уверенность в своевременности
подобной идеи.
С. В. Белецкий начинает усиленно искать,
экспериментировать со звуком, и в результате длительных
поисков появилась система, которой он дал имя "Хроморяд".
Я поддержал это изобретение, так как у меня уже складывалось
своё особое отношение к звуку, к его высоте и названию этой
высоты. И мои дирижёры с интересом взялись за новые
упражнения, которые, на основе хроморяда, мне пришлось
разрабатывать в большом количестве. Подробностей такой
работы касаться я не считаю возможным, это задача отдельной
статьи. О некоторых особенностях можно прочесть в
Приложении к этой книге.
А что же произошло со студентами! Погрузившись в
Хроморяд, освоив его в практических заданиях, студенты
признали его значение в расширении возможностей
существующей нотной системы. Хроморяд не альтернатива
нотной системе, а сотрудник.
У всех студентов первой экспериментальной группы (
а затем и во всех моих последующих группах) значительно
улучшился слух (у многих стал почти абсолютным),
укрепилась интонация и в одноголосии, и в многоголосном
пении. При чтении с листа они довольно свободно
справлялись с мелодиями любой трудности. Я приносил для
110

чтения сборники повышенной трудности, которые в учебной
практике училища не применяются. Часто мои ученики
предлагали сложные мелодии петь не нотами, а звуками
хроморяда, так удобнее и проще соблюдать ритм в быстром
темпе, особенно  мелкими длительностями.
Мы демонстрировали наши успехи на семинаре
преподавателей ДМШ. Одно из упражнений было такое: я
предложил студентам спеть хроматическую гамму, звуками
хроморяда, в одной из наиболее трудных тональностей  Си
бемольминоре. Ребята блеснули чистотой интонирования.
Тогда я предложил им спеть это же в обычной нотной системе,
называя звуки и знаки. В интонировании послышались
шероховатости. Затем мы вновь повторили  в хроморяде, и
опять  чистота.
После этого, мы пропели эту же хроматическую гамму
звуками хроморяда  каноном в большую терцию, затем  в
кварту, в малую терцию. Спели последовательность трезвучий
 однотерцовых и одноименных по полутонам вверх и вниз..
Мы сумели показать, что звуками хроморяда можно
проинтонировать многое из того, чего невозможно сделать
обычными нотами со знаками альтерации.
А наиболее интересная работа была по освоению пения
четвертитонами. Это очень трудная задача, и в наших условиях
почти невыполнима. Но с применением звуков хроморяда
вполне осуществима. Когда мои студенты, после, конечно,
длительной подготовки спели в полутоне два шага. Они
поразились тому, что, оказывается, полутонто такой
широкий. А я убедился в том, что, научившись петь четверть тона,
студенты научились крепче ощущать точность интонирования.
Мои наблюдения над успехами учеников ЭДМШ,
занимавшихся по системе "Хроморяда Белецкого",
подтвердили удивительные возможности в способности
воспитания музыкального слуха на современном уровне.
111

"Человеческая мысль без воображения
бесплодна, равно как бесплодно воображение,
оторванное от действительности".
(К. Паустовский).

ТВОРЧЕСТВО
На 6070е годы приходится еще одна увлекательная
страница моей жиэни в Омске  сотрудничество с
самодеятельными композиторами. В городе образовалась
группа любителей, сочиняющих песни и инструментальные
пьесы. Энтузиастом, вокруг которого они объединились, был
известный композиторпесенник Борис Андреевич Ярков.
Самобытная природная одаренность позволила ему, не
имеющему музыкального образования, стать автором
большого числа песен, получивших большую известность.
Одна из его песен  "Три призывника"  в середине тридцатых
годов многократно звучала на всю страну по московскому
радио.
Природа наградила его музыкальным даром, он обладал
удивительным, редким по красоте и пластичностью
мелодическим чутьем, многие его песни пользовались у
вокалистов признанием, часто исполнялись во всевозможных
концертах. Много песен об Омске, омских улицах, омичах
сочинил он на собственные тексты.
112

В центре Борис Ярков.
Мы с ним часто работали вместе, он просил помочь сделать
аккомпанемент к его песням и оформить запись в клавире; я
охотно помогал ему, понимая, что судьба его распорядилась
посвоему  пришлось защищать отечество, а музыка осталась
звучать в душе и литься в мелодиях, которые подхватывались
любителями попеть.
Одна из песен об Омске звучит на башенных часах на улице
Ленина, еще одна песня звучит как позывные на омском
радио. По песням Б. А. Яркова можно проследить моменты
наших будней, в них  строительство в городе, озеленение,
превращение Омска в городсад
Вернувшись с фронта домой в звании майора, Борис
Андреевич работал инспектором по охране авторских прав,
такая должность давала массу свободного времени для
творчества. Почти ежедневно у меня раздавался телефонный
звонок, слышу три слова: "Привет! Для контакта". Иной раз:
"Слушай новую песню! (читает стихи, поет мелодию)
Приезжай, будем работать". Начинается шлифовка текста,
мелодии. Круг его творческих интересов был обширный:
113

проблемы города, завершение уборочных работ в колхозах и
совхозах, армейские песни, заботы о детях (однажды он отвёз
в детский дом более сотни книг из своей домашней
библиотеки), лирические песни, шуточные.
Последней песней, над которой мы работали особо
кропотливо, он над словами и мелодией, я над фортепианным
сопровождением, явилась песнязавещание "Когда стареют
журавли", песня об ушедшей молодости, о наступившей
старости, о времени уступать место молодым. Печальная,
красивая песня, но в ней нет сожаления о том, что все в
прошлом, она  о любви к жизни, к содеянному для людей.
На фронте он был политруком, вдохновлял солдат на битву, и
в мирное время оставался певцом красоты, справедливости,
и сожалел, что многое из задуманного не успел совершить.
По молодости я тоже предавался сочинительству, но
никогда не придавал этому какогото особого значения,
занимался от случая к случаю, и не думал стать
профессионалом, так как полностью отдался педагогике и
методике преподавания теории и сольфеджио. Борис
Андреевич какимто образом сразу обратил на меня,
появившегося нового музыканта в Омске, пригласил в свое
объединение.
Группа композиторов была небольшой: Виктор
Самуилович Лурье  автор песен и музыки для кукольного
театра, Алексей Иванович Плюснин  бывший актер
Новосибирского драматического театра "Красный факел",
сочинявший песни, Алексей Васильевич Данилов  бывший
учитель начальной школы, создавший много песен для хора
ветеранов. К такому творческому ядру постепенно стали
присоединяться молодые композиторы: Александр
Толстбоков, баянист Владимир Сафончик, Владимир Копац,
Вера Макаенко и другие.
114

Начало 70х.
Творческая встреча. Звучит моя песня
Ко мне  преподавателю музыкального училища 
обращались с разными проблемами, относительно
правильности записи сочинений, подбора аккомпанемента и
т. д. Б. А. Ярков решил сложить с себя руководство
объединением и передать это в мои руки. Таким образом,
нежданнонегаданно, очутился я в роли руководителя. На
заседаниях мы слушали песни друг друга, обменивались
мнениями, намечали репертуар наших творческих встреч с
общественностью города. Провели довольно много таких
встречконцертов, , в которых я принимал участие как лектор
 о творчестве омских композиторов, а также и как
исполнитель своих песен. Об одном из моих сочинений мне
хочется рассказать  о песне "Я по льду шла". Как она родилась.
А было это так. На большой 30минутной перемене,
между уроками зашел я в библиотеку, взял новый номер
журнала "Огонёк", уединился в классной комнате с целью
познакомиться с новыми стихами, которые в большом
количестве печатал этот журнал. Взгляд выхватил
115

стихотворение "Я по льду шла". Поэт  незнакомая фамилия 
Нина Груздева  из молодых, начинающих…
Прочитал, показалось  простенькие стишата, но
отчегото появилось желание прочитать еще раз, и еще… И
еще не раз… Судите сами…

Я по льду шла
был тонок лед.
Я мёд пила
был горек мед!
Ох, мне идти
нельзя по льду!
И нет пути,
а всё ж пойду!
Я по льду шла
был тонок лед.
Я мёд пила
был горек мед!
Ох, мне тот мёд
нельзя не пить;
Твои глаза,
нельзя забыть.
Нельзя, нельзя…
Через "нельзя"
К твоим глазам
иду, скользя.
Сорвусь под лед 
ну, так и быть:
Оставлю мёд
другой  допить.

116

Чтото "зацепило", отозвалось в сердце, прозвучало в
душе, вылилось в звуках! Подошел к роялю и
съимпровизировал. Записал…
Ах, как не ко времени прозвучал звонок на урок! Так
бывает, реальность вторгается неожиданно в мир фантазии и
грёз художника. Кемто сказано: "незаписанная мысль 
потерянное сокровище". Благо, успел записать мелодию и
даже набросать фортепианное сопровождение*

_______________
* Полный вариант песни дан в Приложении.
За бытовыми деламизаботами прошло какоето время,
отодвинувшее мысли о песне. Но вот, перебирая разные
черновые записки, взглядом остановился на наскоро
сделанном наброске песни. Мне подумалось, что она
заслуживает внимания и доработки. Но, удивительное дело,
мне не захотелось ничего менять в мелодии, только слегка
отредактировать партию фортепиано.
В таком первоначальном виде песня "Я по льду шла"
бытует уже почти полвека.
Первыми исполнителями её были солистка Омской
117

филармонии Л. Морозова и преподаватель Омского
музыкальнопедагогического училища № 3 М. Ф.
Крестьянникова.
Чем меня привлекли стихи Н. Груздевой? О чем они? О
любви безответной, которая подчас вызывает слёзы, рыдания,
отчаяние, крик души, не нашедшей ответа и сострадания. Здесь
же любовь  тихое счастье, дарованное природой. От судьбы
не уйдешь, надо радоваться тому, что природа одарила
чувством, возвышающим тебя над реалиями жизни, зовущим
к свету, исходящему от твоего идеала.
Сила воздействия высокой поэзии видится в том,
насколько чистые и благородные чувства она пробуждает в
человеке. Шедевры поэзии рождаются не только в творчестве
великих поэтов. В поэзии молодых авторов также можно
найти жемчужины творчества. Стихи Нины Груздевой меня
привлекли
искренностью,
непосредственностью
высказывания. Яркость художественного образа в них создана
при помощи уподобления безответной любви  ходьбе по
тонкому хрупкому льду и мёду, который приходится пить,
несмотря на его горечь. Это сказано короткими фразами, в
таких фразах  отчетливее чеканность ритма, звучнее  рифма,
понятнее немногословность стиха, чувству не нужно
многословие.
Песня "Я по льду шла" на областном конкурсе,
проводимом Омским радио и телевидением, (гдето в конце
семидесятых или в начале восьмидесятых годов) была
отмечена первой премией в жанре лирических песен.
Исполняла её преподаватель Галина Теплякова, сопровождал
её ансамбль народных инструментов, руководимый
преподавателем Омского музыкального училища имени В. Я.
Шебалина Патрашовой Валентиной Григорьевной, по её
просьбе я сделал специальную аранжировку для ансамбля.
118

На суд слушателей (ДК Малунцева).
Представление творчества коллег  омских композиторов.
Наша деятельность продолжалась до восьмидесятых
годов, до тех пор, когда из консерватории вернулся
композитор Илья Маркович Хейфец. Он, после Омского
музыкального училища, получил композиторское
образование в Новосибирской консерватории. Теперь здесь
он добился создания Омского филиала Союза композиторов,
и както незаметно деятельность объединения самодеятельных
композиторов сошла на нет. Илья Маркович  талантливый
композитор, создавал произведения для оркестра, отдельных
инструментов, хоровую музыку. В омском музыкальном
театре поставлен его мюзикл для детей.
К сожалению, перестроечное время в нашей стране
нанесло большой ущерб во всех сферах нашей жизни, очень
многие музыканты, не находя выхода своей творческой
энергии, покидали родную землю. Уехал и И. М. Хейфец на
свою историческую (кактеперь говорят) родину, теперь там
процветает его творчество.
119

Несмотря на отсутствие объединения композиторов,
на прекращение наших собраний со знакомством новых
сочинений омичей, ко мне, по старой памяти, приходили и
приходят до сих пор самодеятельные композиторы за советом,
с просьбой помочь записать то, что они сочинили. Конечно,
я и записывал, и помогал сочинить аккомпанементы к их
мелодиям.
Не однажды сводила меня жизнь с очень одаренными
интересными людьми, такими как Валерий Васильевич
Майоров, Виктор Евгеньевич Тараскин, природная
одаренность которых выливалась в бурном потоке творческой
энергии, и в музыке, и в поэзии. В. В. Майоров умел создать в
стихах очень точные зрительные образы, например, его песня
об осени начиналась такой картиной:
"Клин зелёный ржи озимой,
Крик усталый журавлиный,
Сарафаны красные рябин…
С ним мы записали много песен, которые он, под
гитару, исполнял во встречах с общественностью, где читал
лекции о сохранении природы. Он еще и замечательный
художник, создавал рисунки к своим стихам.
В. Е. Тараскин  врач по профессии, в душе  баянист,
композитор, поэт. Он у меня просил советы по записи
мелодий, по гармонии, по фактуре сопровождения. Издал
сборник красивых, мелодичных лирических песен "Красный
дождь рябиновый разбужен…". В отзыве на этот сборник песен
и стихов, А. Н. Толстобоков  омский композитор, директор
областного Дома русского фольклора, написал:
"Разнообразие форм, приемов, использованных в
данной работе, позволяет судить о широком жизненном
кругозоре поэта и музыканта, просто человека самой
120

гуманной профессии, совмещающего повседневную работу
с творческим досугом на достаточно высоком
профессиональном уровне".
Общение с такими одаренными личностями, каких
бесконечное число проходило через мою жизнь, не однажды
будило во мне мысль о необходимости создания особой,
доступной формы обучения для людей зрелого возраста. В их
творчестве подчас возникают поистине жемчужины
искусства, но их сковывает неумение оформить свои идеи в
записи. Выход из создавшегося положения нашел С. В.
Белецкий. Люди, с которыми он занимается по системе
слогописи, научились записывать сочиненные ими мелодии,
которых накопилось уже на целый сборник

c

121

"Свобода  это освобождение
мысли от векового рабства.
Сознание человека болдьшей частью своей
томится в темницах застывших и мертвых мыслей"
(Абрамов).

МЕТОДИКА
Вообщето я считаю, что никакой универсальной
методики не существует, не может быть, по той простой