• Название:

    Антонио Catagory

  • Размер: 0.4 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Catagory
  • Автор: Антонио

Антонио

CATAGORY

Посвящается Алёне
Спасибо за вдохновение!

айс или предисловие

Это были ее глаза. Она работала в кафе за углом. Все это
знали. Знала это и Вэл.
Каждый раз, когда Вэл заходила туда, она всегда видела ее.
Иногда Вэл заходила туда со мной, а я заходила туда вместе с ней.
Мы не всегда были хорошими подругами, изначально Вэл
отрекалась от меня и пыталась показывать всем своим видом, что
меня не существует. Что я только плод ее воображения. Но вы же
читаете эти строки – значит я существую, значит я существую.
Правда, Вэл? Точно, моя дорогая Валэри.
Вэл очень любила кокаин, но по ее словам она не была
наркоманкой, она не была ею. Я была наркоманкой. Иногда мы
вместе любили вынюхать по небольшой дорожке, иногда это было
просто необходимо. Но, по словам Вэл, она не была наркоманкой.
Вэл просто очень любила кокаин. Сегодняшнее утро было
чрезмерно мрачным. На улице была осень. Я совсем ничего не
помню со вчерашнего вечера. Пытаюсь разбудить Вэл, а она даже
признаков жизни не подает. Врачи говорили, что такое может быть
иногда, что такое иногда бывает. Я сварила себе кофе и включила
телевизор. Необходимо иметь очень крепкое здоровье, чтоб
понимать что-либо из утренних передач, они пугают меня и я
выключаю телевизор. Очень чешется нос, пытаюсь не придавать
этому значения, ведь, наверное, что-то осталось после ночи.

(прошло 15 минут)
Я просто ненавижу этот мир. Вэл опять вынюхала все до
конца, а теперь лежит и не обращает никакого внимания на меня.
– Давай просыпайся!! – кричу я, а в стену летит очередная
восточная ваза.
(прошло несколько часов)
Я вижу над собой лицо Вэл. Не знаю, что произошло, но
выглядит она все хуже и хуже с каждым днем. Кстати, она была
лесбиянкой. Об этом знали все, об этом знала и Вэл. Она работала
в кафе, но она не была официанткой. Если честно, она вообще не
входила в обсуживающий персонал, просто проводила там дни
напролет. Все это знали, так же, как и Вэл.
Я пойду сегодня к ней. Говорит почти тихим голосом Вэл. Я
должна все-таки с ней познакомиться. Но тебе необходим кокаин,
Вэл. Ты же знаешь об этом. Точно, моя дорогая Валэри.
Сэм жил совсем недалеко, но недалеко от того места где мы
всегда бываем, и совсем неважно что это за место. Но сегодня мы
были дома и я понятия не имею где же все-таки его искать.
Сэм жил совсем недалеко, решено было взять такси и
поскорее приехать, поскорее ощутить свободу.
– Нам нужен дом с желтой крышей – говорю я таксисту. –
Если быстро довезешь, получишь по двойному тарифу.
– Девушка, но в городе много домов с желтой крышей.
– Нам именно в ТОТ дом или вы совсем не понимаете? –
нервно спрашиваю у таксиста. Теперь я рассмотрела его лицо. Он
был очень жадным и явно любил деньги. – Если быстро довезешь,
получишь по двойному тарифу.
– Я все понял. Вам нужно к «испанцу».

Весь город знал Сэма, как «испанца», а мы знали его как Сэм.
Сэм, который всегда был не прочь понюхать хорошего кокаина.
Сэм, который всегда жил где-то неподалеку. Вэл молча ехала на
заднем сиденье и курила. Она рассматривала город, который
проносится мимо. Она смотрела на жизнь, которой у нее никогда
не было, которая всегда также проносилась мимо. Ей было
одиноко даже в моей компании. Но была одна вещь, ради которой
мы обе жили. Скоро, Вэл, скоро. Осталось совсем немного. Точно,
моя дорогая Валэри.
(прошло еще несколько часов)
Наступил вечер. Окружающий мир катился в задницу, в то
время, когда я с Вэл наслаждались каждым моментом. Нос больше
не чесался, голова больше не болела, а тело стало таким
чувствительным и послушным…
Её не было. Не было прекрасных глаз в кафе за углом.
Казалось, прошел совсем небольшой период времени, но мы
были уже пьяными, денег у нас не оставалось, так же, как и
посетителей. Мы сидели совсем одни. Мы опять где-то сидели. Мы
опять одни. И опять где-то сидели. В том, что это был типичный
вечер, сомнений не было. Но Вэл поникла. Я расплатилась за
последние две бутылки пива и предложила пройтись куда-то, все
равно ее сегодня не будет. Вэл будто меня не слышала. Все ее
мысли были заняты только глазами. Она уже бредила, ведь ей
казалось, что она умирает, а помочь могут только ее глаза.
Иногда, когда мы очень сильно чего-то желаем, жизнь всегда
дает нам это. Но, чаще всего, мы никогда не знаем, что с этим
делать.
Да, она пришла. Вэл не могла взгляда отвести от ее глаз.
Она направлялась к нам, она была просто великолепна. Мне
казалось, что Вэл сейчас потечет, как Ниагарский водопад. А она

вдруг за два глотка допила пива и, крепко сжав кулаки, выбежала
из кафе.
(прошел неизвестный период времени)
Я и Вэл сидели на крыше. Мы курили, пили джин с тоником и
громко смеялись.
Это были ее глаза. Она работала в кафе за углом. Не знаю как,
но Вэл устояла. Впервые она отказалась от женщины. Впервые ее
глаза остались всего лишь ее глазами. Да, Вэл страдала, но я
чувствовала, что какой-нибудь следующий день будет удачным.
Мы хорошо провели время, Вэл. Попробуем еще раз немного
позже? Точно, моя дорогая Валэри.

Часть 1. кокс уже не действует

Мне нужен кокаин. С этими словами Вэл начала просыпаться
все чаще и чаще. Ее зависимость меня ничуть не пугала, наоборот,
я была счастлива. Сколько месяцев я ждала этого…
Вэл постепенно становилась все более и более агрессивной,
когда рядом не было кокаина. Но дело было не в белом порошке –
она просто сходила с ума и становилась все более и более
агрессивной. Ее агрессия меня ничуть не пугала, наоборот, я была
счастлива. Сколько месяцев я ждала этого…
Это была наша общая мечта посетить этот концерт. HORSE the
Band. И вот теперь математический хардкор в нашем городе.
Совсем скоро мы сможем насладиться любимой музыкой, выпить с
любимыми музыкантами и, конечно же, выйти в свет после
двухнедельного перерыва. Хотя, скорее, это Вэл была дома, я же
иногда ходила в магазин, ездила к Сэму…
Из-за двухнедельного отдыха Вэл была очень «голодна». Она
давно не делала такого длительного перерыва. Это все из-за
кокаина. Так любила говорить она. Это все из-за него у меня
постоянные депрессии. До концерта ты точно должна с кемнибудь познакомиться. Тебе просто необходима новая порция
любви. Или ты забыла насколько это приятно? Точно, моя
дорогая Валэри. Сегодня же вечером мы идем развлекаться.
Она нравилась мне такой целенаправленной. Мы же для этого
и дружим, чтоб я помогла Вэл достичь цели, чтоб я помогла ей
стать свободной. Свобода – это последняя личная вещь каждого
человека в этом мире. Без свободы у нас все коллективное, у нас
все общее. А человек ведь давно отказался от общества. Остались
только маленькие группки людей, называющие себя друзьями,
которые, в конечном итоге, тоже разваливаются. Не мое это все

дело, но Вэл была мне не безразлична, я любила ее и не могла
допустить чего-либо, что закрыло бы ей пусть к свободе.
Продолжалась осень. Я думала о том, от какой купюры
больше может вставить, от новенькой сотки или от использованной
десятки? Вэл сидела на диване и молча рассматривала как я делаю
дорожки. Эти ровные, красивые, белые дорожки. Я любила это
занятие, а Вэл любила наблюдать. Было что-то в ее взгляде. Не
знаю. Будто дочка смотрит за матерью и пытается чему-либо
научиться. Кого-кого, а мне это очень льстило. Я очень любила ее
такую милую и послушную. Милую и послушную. Позже я заказала
пиццу и несколько бутылок пива, совсем немного, чтоб только
горло промочить – нам ведь предстояла важная миссия…
Ее звали Мария, она была англичанка. Развратная английская
роза, так бы сказал Сэм. Вэл, конечно же, сразу обратила на нее
внимание, а Мария, в свою очередь, на нее. Ведь сколько бы Вэл
не занималась саморазрушением, она все равно выглядела
бесподобно – никто не мог перед ней устоять. Я любила ее за это. А
еще больше я любила ее за то, что она без проблем находила
«нуждающихся». А когда человеку нужен наркотик, он, обычно, не
перед чем ни остановится.
Вэл всегда играла в открытую…
– Я все знаю, – обычно так она начинала разговор.
– Простите, а что вы знаете? – это был стандартный ответ.
Каждый наркоман старается и виду не подавать о том, что
сейчас он на гране, что следующие несколько секунд, как и
следующие за ними, обещают быть хуже любого ада.
Но Мария вела себя по-другому.
– О, а я все про вас знаю, – с улыбкой сказала Вэл. Кокаин
действовал на всю катушку, и я видела, что ей уже не терпится.

– Тогда нам точно по пути, – спокойно ответила Мария. Но
это спокойствие не на шутку разозлило Вэл.
Для таких девушек у нас специально была квартира. Мы
приходили туда, вынюхивали по дороге снежка, а потом Вэл
занималась с девушкой любовью.
Но сейчас Вэл не рассчитала свои силы. Спокойствие Марии
сыграло с ней же неприятную шутку – Вэл с криком «Сучка!!!»
ударила ее по лицу, и не ладонью, а кулаком. Я думала, что все уже
пропало, что Вэл из-за своей несдержанности все испортила, но
девушка, извинившись, тихо проследовала за нами. Никогда не
видела такой легкой «жертвы».
(прошло три с половиной часа, Вэл закончила)
Я вскрикнула, у Вэл на руках была кровь…
Не нужно было быть детективом, чтоб догадаться…
Это была кровь Марии…
(прошло два дня)
Вэл так и не смогла мне объяснить, что же все-таки тогда
произошло. Но я и так знала. Я знала обо всем, о чем не знала Вэл.
Я ей сказала, чтоб она не переживала. Я ей рассказала, что каждый
человек иногда ошибается, что у каждого бывают трудные дни и
слабые нервы.
На самом деле, она ничего и не сделала. Просто была более
агрессивной во время секса. Да, и вправду ничего не сделала.
Зато Вэл больше не была голодна, теперь ее точно надолго
хватит. Сегодня ведь тот день, который мы ждали несколько лет.
Билеты на концерт уже куплены, дорожки сделаны, алкоголь
подготовлен. Сегодня мы напьемся текилой. Давай сделаем это,
Вэл. Сегодня наш день. Точно, моя дорогая Валэри.

В холодильнике было еще две бутылки пива. Мы ехали в такси
и допивали его. Конечно же, мы все выпили и оприходовали
кокаин. Конечно же, мы были очень неадекватными. Я с трудом
соображала что нам делать дальше. Мы вышли из такси. А Вэл,
похоже, ничего не волновало. Она опять хотела нюхнуть. Нюхнуть
хотя бы маленькую дорожку…
В клуб мы зашли незадолго после начала. Я пошла в сторону
бара, за пивом, а Вэл скрылась в туалете с каким-то парнем. Она
все нюхала и нюхала, пока кокаин не закончился и у него. Когда я
допила второй бокал, из туалета послышались крики… Я никогда не
слышала, чтоб кто-то так кричал.
Вэл била того парня и абсолютно не чувствовала, что сбивает
кулаки о его лицо. Вэл била того парня и абсолютно не чувствовала,
что делает что-то не так. Только когда я попросила ее не делать
этого – она перестала. Вэл упала передо мной на колени, такая
пьяная, такая красивая и поняла в чем дело…
Парни играли последнюю свою композицию. Вокруг
происходило что-то невероятное. Все находились в состоянии
какой-то эйфории. Все веселились, кричали, подпевали. В туалете
чем-то забивали легкие и ноздри. На баре вовсю заливали в горло.
Казалось, ничего не могло нарушить эту идиллию, кроме Вэл. Она
стояла перед самой сценой, она находилась в каком-то своем
мире, она абсолютно ничего не чувствовала.
Одна. Одна. Одна. Одна. Одна. Одна. Одна. Одна. Одна. Одна.
Одна. Абсолютно одна.
Я цинично улыбалась, ведь Вэл в тот момент поняла, что
кокаин больше не действует. Она не представляла что ждет ее
впереди.

Часть 2. странный парень

(прошло почти полгода)
Наконец-то наступила весна. Особой радости я не ощущала,
да и у Вэл наступила депрессия. Она умудрилась пристраститься к
алкоголю, начала принимать ЛСД… Она не находит себе места…
Из-за Вэл у нас закончились деньги, мы продали свою
квартиру и переехали в заброшенный дом, который находится на
окраине города. Этому дому много лет, его часто затапливает, но,
при этом, он все еще пригодный для использования. Да и проблем
как-то меньше. Теперь мы чувствуем себя как в крепости.
Спустя некоторое время, у нас в дома начали жить люди,
предпочтительно это были молодые парни и девушки. Их было не
так уж и много, поэтому я имела возможность их контролировать.
Но время текло – количество их все увеличивалось.
Вэл сразу же заняла себе верхний этаж. Там она могла часами
придаваться прелюбодеяниям и ее точно никто не слышал.
Деньги, вырученные за продажу квартиры, постепенно
заканчивались. Я даже забыла каким образом они появлялись у нас
раньше. Такое ощущение, что я и Вэл живем несколько лет без
прибыли, и только тратим и тратим то, что у нас остается. Забыла
рассказать, что теперь Вэл абсолютно изменилась. Она перестала
задумываться над каким-либо поступком. Забыла рассказать, зачем
все эти люди живут у нас. Вэл использует их для совершения
мелких преступлений. Жалкая рабочая сила. Хотя слово «рабочая»
здесь не совсем к месту. Жалкая рабочая сила…
Первое, что сделали ее головорезы, они ограбили
автозаправку, а потом ее спалили. Сделать это не представлялось
трудным, поскольку заправка находилась в спальном районе на

окраине города. Пока два человека разговаривали с милой
девушкой на кассе, а девушки набирали продукты в магазине,
какие обычно находятся при заправках, трое других парней
разливали бензин и поливали здание. Взрыв был впечатляющий. У
нас с Вэл были билеты в первый ряд, как иногда шутят. Это было
твоим первым большим делом. Это же искусство. Ты посмотри,
в общем, на эту картину. Как же красиво все выглядит. Точно,
моя дорогая Валэри. Но мне нужна твоя поддержка.
Дни менялись днями. Одни люди куда-то исчезали,
появлялись новые. Но общее количество все же увеличивалось.
Вэл совсем перестала спать по ночам. Сначала она могла
выдерживать несколько дней с помощью алкоголя и наркотиков,
но потом сутками приходилось отсыпаться. Теперь же она спит
днем. Теперь же ночь полностью в ее распоряжении.
У нее начались галлюцинации.

…я иду пустынною улицей… медленно свою позицию на небе
занимает луна… она прекрасна…
…я и не могла подумать, что ночью можно узнать столько
всего интересного… вот я даже и не знала, что небо оранжевого
цвета бывает по выходным… так оно не сильно и…
…я бы всю жизнь целовала ее прекрасную грудь, она меня
возбуждает, она доводит меня до бешенства и во мне что-то
просыпается, я тогда хочу крови, много крови… да, вокруг очень
много крови… она льется, но что же… так оно и получается…
…я бы испугалась, но знала, что они не настоящие… сквозь
мрак двигались в мою сторону все мои друзья, я никогда не
называла их друзьями, но как-то же надо их называть… друзья…
ВОЗЬМИ МЕНЯ!!!!.....................................

…это я убила ее… это было не в моих силах… я не могла
ничего сделать…
ВОЗЬМИ МЕНЯ!!!!.....................................

Я проснулась однажды ночью и услышала. Я слышала. Вэл
кричала. Мне не было ее жаль, ведь это всего лишь еще одна
ступень. Еще одна ступень по дороге к свободе. Из ее слов я
понимала, что ее терзает совесть за убийства, которые она
совершила. Ее терзает совесть за преступление, которые мы вместе
совершали. Она не могла совладеть с таким количеством людей и
начинала всего избегать.
Я видела все, что видела она.
После взрыва на автозаправке мы брались за все, что
приходило Вэл в голову. Мы грабили банкоматы, когда умельцыпрограммисты умудрялись что-то там изменять. Мы с помощью
клюшек для гольфа и мячиков разбили стекла везде, где только
могли их найти.
Наше количество все увеличивалось.
Однажды мы ворвались в торговый цент и устроили себе
праздник. Каждый мог с наслаждением поиграть с манекенами и
выбрать себе новую одежду. Каждый мог прокатиться на
аттракционах. Все мы вдоволь накушались.
Я видела все, что видела она.
По телевизору постоянно показывали плоды наших деяний.
Полиция абсолютно сбилась со следа. Все находились в тупике,
никто никогда нас не найдет. Мы действовали очень чисто. И чем
дальше заходили – тем разнообразнее люди пополняли наши
ряды. Среди них были и политики, и различные городские
чиновники. Среди них были и представители закона, и

представители преступного мира. Но телевизора у нас не было, не
было и возможности наблюдать за общей паникой.
Наше количество все увеличивалось.
Наверное, самое ужасное в нашем деле было то, что мы
забирали человеческие жизни. Но никого это не останавливало.
Мы были чем-то похожи на настоящую армию. Во главе которой
стояла Вэл. Ты хорошо справляешься, Вэл. Осталось совсем
немного.
Точно, моя дорогая Валэри. Но мне нужна твоя
поддержка.

...я чувствую приход чего-то сильного… я не могу ничего
видеть, но я его чувствую…
Я ЕГО ЧУВСТВУЮ!
…я вижу как вокруг у людей, у людей, и у людей их сердца
выбираются наружу… я вижу их сердца…
Я ЕГО ЧУВСТВУЮ!
Я ЕГО ЧУВСТВУЮ!
…ненависть и кровь…

ОН МНЕ ПОМОЖЕТ????
…ненависть и кровь…
Однажды все-таки он появился. Он отличался от всех
остальных, и никто не знал его имени. Вэл обратила на него
внимание, наверное, из-за того, что он всегда был один и
стремился к уединению. Но все же он жил у нас и был частью
нашей «армии».

Он был очень худой и изнеможенный. Цвет его кожи был
белый, прям как у вампиров. Не смотря на теплое время года, он
всегда надевал штаны и носил кофты. У него были узкие глаза, но
не из-за азиатских корней, у него просто не было сил, чтоб
полностью их открыть. Он всегда молчал и только послушно
выполнял все просьбы Вэл. Я знала, что когда-то он все-таки
появится в нашей жизни.
– Ты пробовала когда-то героин? – однажды спокойно
спросил он Вэл.
– Ты знаешь о том, какую свободу он дает? – он продолжал
дальше.
Тогда этот парень и показал все, что прятал под длинной
одеждой. Тогда все и увидели его «мертвые» вены. Тогда он и
предложил Вэл вмазаться.
Его глаза оставались пустыми, а мои – загорелись.
Мы вместе нашли путь к свободе.
Он осторожно варил раствор в ложке, медленно махая рукой,
как бы разгоняя всех, как бы делая защитный круг вокруг себя.
Вэл последний раз взглянула на свою живую вену. Потом
посмотрела на меня. Опять на вену. На секунду мне даже
показалось, что она сдрейфит, что она этого не сделает.
Но она была готова.
Она почувствовала, как ее сухие кости увлажнились и
срослись под прикосновением героина. Она почувствовала, что
опять начала жить. Она почувствовала, как Земля вновь начала
вращаться вокруг своей оси. До встречи в следующей жизни, Вэл…
До встречи в следующей жизни…

Часть 3. вот как бы и все…

Я думаю, мне не нужно что-либо еще рассказывать.
Я думаю, что все и так догадались.
Вэл отказалась от всего, что раньше любила. Ее больше не
интересовали женщины, ей больше не нужно было физического
удовлетворения. Ее больше не интересовал алкоголь…
– Зачем я вообще родилась? – выходила и кричала посреди
улицы бедная Вэл.
Кому еще интересно мое ничтожное существование?
Сколько это все будет продолжаться?
Она могла кричать часами, пока выдерживали голосовые
связки. Потом у нее наступали кратковременные периоды, которые
она совсем не помнила. Иногда это продолжалось несколько дней.
Но забывала она не только периоды из жизни… Однажды она
пришла и сказала, что меня вообще не существует. Она пришла и
сказала, что я не ее подруга. Разве можно было даже такое
представить?
На улице была ужасная погода. В окна и щели забивал дождь,
а температура была на уровне десяти градусов по Цельсию. Мы
сидели с Вэл на чердаке. Она осторожно варила новую дозу. В этом
момент она превращалась в хищника – шипела на каждого, кто
приближался ближе, чем на метр. Но дело в том, что кроме нас
двоих, там больше никого не было. А в реальности, Вэл находилась
там одна. Я действительно не была ее подругой. Меня
действительно не существовало.
То, что Вэл отказалась от чего-то, было не совсем правдой.
Просто в какой-то момент ее перестало это интересовать. Я
добилась того, чего хотела. Вэл стала свободной. Она больше не

зависела от каких-либо каталогов с одеждой или духами. Она
больше не зависела от девушек, от алкоголя, от всего, что мешало
ей раньше.
Со стороны я выгляжу очень плохой. Кто-то может переложить
всю ответственность на меня. Кто-то может сказать, что это я во
всем виновата. Но разве не этого хотела сама Вэл? Этого. Именно
этого она и добивалась. Ведь я и есть Вэл.
Со временем дом становился все более пустым. Постепенно
люди пропадали так же незаметно, как и появлялись. Пока Вэл не
осталась одна. Все свои дни она проводила в одиночестве. Иногда
мы были вместе. Но мое присутствие Вэл больше не радовало. Но
плохо ей не было, ведь она сама к этому стремилась.
Она опять вернулась к нормальному биоритму. Опять начала
спать по ночам, и спать всего лишь семь-восемь часов. По утрам
она ходила по району. Ей нравилось рассматривать те разрушения,
которые принесли с собой люди, когда еще давно поселились тут.
Они напоминали ей о разрушении внутри, в которых она так же
винила окружающий мир, точнее людей, живущих в нем. Где-то в
полдень она ездила в центр города. Ей не хотелось забывать о том,
как она раньше жила. Она могла ходить часам по улицам, которые
раньше ей нравились. Она могла стоять и просто что-то
рассматривать так, будто видела это впервые. Но все же Вэл
чувствовала напряжение вокруг и ей приходилось возвращаться
обратно. Ну а вечера она проводила перед телевизором,
предварительно вмазавшись. Даже не представляю, откуда у нее
было столько героина, но рано или поздно он должен закончиться.
Не знаю, сколько бы продолжалось такое существование, если
б не одно событие.
Это произошло в тот момент, когда Вэл смотрела новости по
телевизору. Она увидела там себя. Сделав громче, она услышала,
что ее разыскивают по всему городу. Но не за все те преступления.

Вэл разыскивали из-за анонимного звонка, в котором молодая
девушка пообещала сдать огромную партию героина и вернуть
украденные с разных банков деньги, если ее, то есть Вэл, все-таки
кто-то найдет.
Все вокруг почернело.

…ты правильно сделала, что позвонила и во всем
призналась, я тобой горжусь…

…ТЫ НЕ ДОЛЖНА БЫЛА ИДТИ У СЕБЯ НА ПОВОДУ, ВЕДЬ ЕЩЕ
НЕ ПОЗДНО ВСЕ ИЗМЕНИТЬ…

…не слушай ты ее, пройдет время – тебе обязательно
станет лучше, ты сможешь вернуться обратно к нормальной
жизни…

…ЭТО НЕ БЫЛО НОРМАЛЬНОЙ ЖИЗНЬЮ, ТЫ ВЕДЬ СТРАДАЛА…

обрывки из отчета лечащего врача психиатрической клиники
д-ра Хэстингса
пациентка – Вэл Клаимберг

…сильное психическое
раздвоению личности…

расстройство,

что

привело

к

…зависимость от алкоголя, наркотиков…
…нимфоманка-лесбиянка…
…потеря памяти…
…поступила по собственному желанию, предварительно
позвонив в правоохранительные органы и сказав, что ее саму
нужно найти, потом забыла и об этом…
…когда пациентку нашли, все ее тело было изувечено
ожогами разной степени, рубцами и различными шрамами, кулаки
были сбиты…
…чтобы пациентку вернуть обратно к нормальной жизни,
разобраться с ее вторым «я», заставить органы функционировать,
потребуется несколько лет, а если что-то пойдет не так – десятки
лет…

прошло 14 лет

«Меня зовут Вэл. Я 14 лет пробыла в психиатрической клинике
и скоро меня обещали выписать. Мне говорят, что с каждым днем я
выгляжу все лучше и лучше. Каждый день у меня спрашивают о
том, как я сама себя чувствую. Я говорю, что все хорошо. Это один
из обязательных пунктов лечения, нужно обязательно общаться с
дневником и записывать все свои мысли и переживания. Но я так и
не понимаю почему…»

Этим утром Вэл, как обычно, проснулась рано. После того, как
медсестра сделала утренний обход, до 10 часов у нее было
свободное время, которое она, в последнее время, проводила в
саду возле клиники.
Когда Вэл вышла через парадную дверь, она сделалась белее
белого. Она увидела ее и вдруг все вспомнила.
– Привет, Вэл! – она услышала знакомый голос. – Давно не
виделись, правда?

© 2011 Антонио All Rights Reserved.