• Название:

    №3, "Беседы у камина"


  • Размер: 17.83 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



    Предпросмотр документа

    Содержание

    Слово редактора

    2

    Поэзия
    Мария Цибина
    Мари Фиар
    Марина Киевская
    Елизавета Покровская
    Тина Кошкина
    Вера Пешкина
    Химерик
    Анатолий Рутта
    Сергей Багаев
    Ирина Бондарева
    Сергей Бондаренко
    Стас Морозов

    3
    3
    4
    5
    6
    8
    11
    13
    14
    22
    31
    33

    Стас Морозов
    Татьяна Ляхова
    Ксения Милёшкина

    9, 20
    17
    26

    Проза

    Тематическая рубрика
    Ирина Бондарева
    Зинаида Горловецкая

    36
    38

    Выбор читателя
    Наталия Дичева
    Ирина Маринова
    Анна Хилюк
    Алина Алиева

    Публицистика
    Тильда Суинтон

    42
    42
    43
    43
    44

    1

    Слово редактора

    Здравствуйте,
    дорогие читатели!
    Перед вами третий номер электронного издания "Беседы у камина". Мы
    решили выпустить его 10 числа марта месяца. К этому дню закончится
    череда праздников. Два из них давно известны и любимы в России: это 23
    февраля и 8 марта. Третий праздник, более новый для России - 14 февраля,
    День Святого Валентина. В номере вы найдете тематическую рубрику,
    посвященную этим праздникам.
    Еще одно нововведение, начатое нами в предыдущем номере - это краткие
    биографические статьи об известных людях. В их создании могут принимать
    участие не только редакторы газеты, но также наши авторы, и самое главное читатели. Присылайте ваши статьи о писателях, актерах, политических и
    общественных деятелях, ученых, и других людях, которые достойны
    восхищения и уважения, на наш адрес электронной почты
    gazeta_buk@mail.ru. В создании этих статей косвенно могут поучаствовать и
    художники, присылая иллюстрации к будущим статьям, портреты известных
    личностей.
    Кроме новостей газетных, есть также новости событийные.
    Продолжается конкурс на эмблему газеты. Уже приходят первые эскизы.
    Об условиях конкурса можно прочитать на сайте газеты или в группе газеты
    на сайте "ВКонтакте". Победитель конкурса получит право опубликовать
    информацию о себе на сайте газеты в разделе "Друзья газеты" с
    благодарственной надписью от редакции "Бесед у камина". На странице
    возможно и размещение ссылок на ресурсы со своим творчеством, блоги.
    Работы принимаются в группе газеты на сайте "ВКонтакте" либо на адрес
    электронной почты gazeta_buk@mail.ru с темой письма "эмблема".
    Ближе к концу марта - началу апреля будет проведена творческая встреча
    он-лайн. Встречу решено провести на базе группы газеты "ВКонтакте".
    Темой творческой встречи выбран город Санкт-Петербург. На этой встрече
    можно будет обсудить город, его значение в судьбе каждого человека, его
    влияние на творчество отдельных людей и творческих школ. Можно будет и
    просто
    поделиться
    своими
    произведениями,
    впечатлениями
    и
    воспоминаниями о Питере, фотографиями исторических и ключевых мест
    города.
    Это все события и нововведения, о которых нам хотелось бы рассказать.
    Ждем ваших отзывов о газете на нашем форуме. Все адреса и контакты вы
    найдете в конце номера.

    прочтения!

    Приятного

    2

    Мария Цыбина
    Однажды падают звезды...
    Две-три.. ерунда. Ведь останутся
    тысячи...
    Звезда что? - всего лишь гвоздик
    Из неба конструкции выпавший,

    Полусумрак, полубред,
    В полусмятку сердце, чувства,
    В полуночный зной одет
    Город мой.. Мне полу-грустно,

    А люди выходят на улицы...

    Полу-страшно засыпать
    В полузанятой кровати..
    Полу-мой - ты пьешь опять,
    Я же снова полу-кстати.

    ..Вы видели эти топлы,
    Что звездопадом любуются,
    И каждый о счастье просит..?

    Полухохот - полуплач,
    Пол-Луны в оконной раме,
    Бед мешок и пол - удач,
    Полуправда с привираньем...

    А звезды все так же падают
    К восторгам собой - безучастные...
    ...Они в этот миг умирают,
    А в смерти мало прекрасного...

    Полушепот, полукрик,
    Жизнь и смерть - на половину...
    Лишь истерик нервных всхлип
    Раздается с полной силой.

    Остывшие, одинокие
    Катятся по небосклону...
    Люди!!! прошу вас, помните:
    И звездам бывает больно.

    Мари Фиар
    Рядом,но не вместе

    Анна

    Кто-то снова любит кого-то,
    Но не меня.
    Чувства сочатся, как мёд по
    сотам...
    Блики огня

    Зачем ты обрезала волосы? Спросила слепая Анна
    И мне улыбнулась искоса,
    Несмелой и нежеланной.

    Тают на бледных стенах,
    Растворяясь в колющей тьме.
    В комнате этой с тобою нам плохо,
    Будто в тюрьме.
    Мы разучились видеть друг друга
    Чётко,насквозь.
    Вместе ушли из порочного круга,
    Но не срослось...

    И я убежала из дому,
    Я ей не могла ответить.
    Она всё и так узнала бы Все тайны легко заметить...
    И листьев старого тополя
    Касались ладони вновь...
    А я уходила по полю
    На бой за свою любовь.

    3

    Марина Киевская
    ПЛАМЯ и ПАМЯТЬ

    135 слогов или ночные грезы

    Время - размеренно, я же - не верила
    В каплях - синхронность, - и выключен кран
    Мысли - рассеянны, чувства - проверены
    Только я знаю, что это - обман.

    Выключен свет, и в сердце темно
    Время довериться звёздам.
    Чёрное с белым - эффект домино
    Мир для меня - неопознан.

    Стопками - в топку, огонь - разгорается
    Жадно и жарко, да что тут жалеть?
    Память украдкой ко мне подбирается
    Пряча в руках вместо пряника - плеть.

    Матовый мёд из чаши луны
    Льётся по тёмному небу.
    После испития - чувство вины
    Бьёт по открытому нерву.

    Взглядом окинула огненно - красное
    Пламя. Сказала: - Сжигаешь мосты?
    Только старанья твои все напрасные
    Ведь не они там сгорают, а ты.

    Я подбирала сотни ключей
    Зря, эти двери открыты.
    Мир эфимерный сегодня ничей
    Грёзы устали и сыты.

    Время - потеряно, как я не верила?!
    В каплях - спасенье, - и миг - до беды
    Памяти чувства свои я доверила
    Что же стоите вы? Дайте воды!

    Наискось холст, палитра в руке
    Ночью цвета все едины.
    Утро покажет, в каком сундуке
    Гребень прекрасной Ундины.

    Рассветное
    Я тебе не прощаю рассветов, что вместе не встретили
    И слова, не слетевшие с замкнутых намертво губ
    Предрассветные звёзды ожогом ладони мне метили
    Оставляя на месте оппалов тех огненный сруб.
    И небесное зарево взглядом малиново - розовым
    Осветило продрогшую зА ночь косматую тень
    Так легко все стихи превращал в повседневную прозу ты
    Как вчерашняя ночь переходит в сегодняшний день.
    Пусть так сложно принять, - всё, что ранее было не
    принято
    Не судить невозможно, хоть раз побывавши судьёй
    Только зори на небе волнами выводят мне имя то,
    По которому плыть суждено одинокой ладьёй.

    4

    Если чувствуешь - значит живешь
    Серпантиновый вечер становится тёмно-синим
    Накрывая велюром последние проблески дня
    Ты ответь на вопрос мне, священная птица Сирин:
    Как прожить в этом мире, не чувствуя и не любя?
    Может, проще смотреть равнодушно на яркий закат
    И не слушать, а слышать весеннюю трель соловья?
    И не чувствовать радость и боль проще ведь во сто крат?
    Ты ответь, может быть так получится жить у меня?
    Птица Сирин взметнулась - стальные когти по сердцу
    Боль резка и остра, словно свежезаточенный нож
    Всё привиделось мне...Взгляд упал на ставную дверцу
    Надпись кровью на ней: "Если чувствуешь - значит живёшь".

    Елизавета Покровская
    Я боюсь

    Все мы

    Я боюсь бесконечного холода,
    Я боюсь предстоящей зимы.
    У погоды ищу я повода
    Зарываться в лиловые сны.
    Я боюсь этой едкой темени,
    И ночных, я боюсь, фонарей,
    Что химическим светом на темени
    Выпускают плясать чертей.
    Я боюсь червоточены в мякоти,
    В паутине боюсь ветвей.
    Я боюсь этой липкой слякоти
    И от страха смеюсь сильней.
    И вот этого тихого шороха,
    И шуршания листвы в темноте.
    Я боюсь, что не хватит пороха
    На решающий выстрел весне.

    Этот страх привилегия слабых,
    Эта боль лишь оружие тьмы.
    Мы все делим на левых и правых,
    Все мы смотрим пустые сны.
    Эта радость иллюзия ветра,
    Это солнце всего лишь лучи.
    Пусть осталось не больше метра,
    Мы сгорим от одной свечи.
    Этот пепел чужие печали,
    А смятение простые слова.
    Мы частенько других поучали,
    В пламень гнева кидали дрова.
    Мы писали стихи о счастье,
    О котором и знать не могли.
    Но понять это в одночасье
    Получилось под крики «Пли!»…

    5

    От осени до весны
    Дождь течет по окнам...
    Это слезы сентября.
    В них мы осенью промокнем,
    И промокнет вся земля.
    Раскидают листья-маски
    По просторам холода.
    И пожухнут солнца краски.
    Ветер, лужи да вода...
    А зима скует морозом,
    Умереть земле не дав,
    И потянется обозом
    Вереница мерзлых трав.
    Порошит снежок деревья,
    Оттеняя силуэт.
    Города, дома, селения На бумаге брызги,след.
    Заморозит миг дыханьем
    До рассвета, до весны...
    Чтобы солнечным сияньем
    Вновь развеять наши сны!

    Тина Кошкина
    Личность

    Ласка

    Так много серых.
    А я - личность.
    Прочность.
    Так много грязи.
    Я - кольцо в ней.
    Праздность.
    Белые руки.
    Одна из монет Иуды.
    Муки творчества.
    Бессонные ночи.
    Чистые звёзды, умытые.
    Голова неспокойная.
    Стройная. Броская.
    С сарказмом.
    Разная.
    Дикая...
    Тикая часы в комнате,
    Эксплуатируя компьютер,
    Накапливая пыль на полке...
    Личность.
    Вечность...
    Ось...

    Ласка скатилась с плеча по паркету.
    Дальше - навстречу дрожащему свету!
    Ласка от нежности тихо стонала,
    Ленточкой. бабочкой ласка порхала.
    Как паучок перед первым свиданьем,
    110 секунд от пробки до бутылки.
    Словно зверек с однозвучным названьем.
    Час до утра, не вымолвить: «до завтра».
    Сглаженный слог, криг гитары и ночи,
    В микромиры закрыты гиперссылки.
    Сонный сверчёк, что сверчать очень хочет...
    Ты, словно дух Платона или Сартра…
    Ласка ласкала лазоревой тучкой,
    Лопасти, пасти, ладонью и ручкой,
    Нету пути длиннее, чем полшага.
    Мило крутила небесные толки,
    Ну, не молчи, скажи правдиво дерзость!
    Жизнь превращая в цветные осколки...
    Чувства в волненьи бродят, словно брага.
    Яркость ЖК квадратом в темень врезалась. Ярко горели от ласки зрачки
    Тех, кто забыл взять от солнца очки!
    Ты не сочти слова мои за ересь.
    Гости ушли, желания остались,
    Лишь глаза в глаза твои гляделись.
    Лишь бы ладонь с ладонью целовались…

    6

    Дарья Кузнецова

    "Иллюзии"
    бумага, ручка, цветные карандаши

    Вера Пешкина
    "Я к вам пишу — чего же боле?..."

    А.С. Пушкин

    Любовь дрянна. И ты недаром,
    Крупицу жалости храня,
    Скрываешь суть за аватаром
    От незнакомых и меня.

    Поэты сегодня в моде.
    Хоть бездарь – валяй, пиши.
    Стихи стали чем-то вроде
    Слабительного души.

    Режим on line спасает нервы.
    Пусть и не греет никого.
    Мужчины – сво, а бабы – стервы.
    Храни, Господь, никнейм его.

    Их столько же в Интернете,
    Как в море парном – медуз.
    И манят призывно сети
    Скопления псевдомуз.

    Антивоенная фантазия

    Сесть в троллейбус на Молодёжной
    И проехаться до конца.
    Расцарапывать осторожно
    Лёд стекольного холодца.

    Военные карты лгут.
    Кидайте на полки стяги.
    По нашим морям плывут
    Кораблики из бумаги.
    Отправьте домой солдат,
    Пусть мирно редеют роты.
    Над нашей землёй летят
    Бумажные самолёты.
    Напрасны дипмиссий гримасы.
    Войска у врага из пластмассы.

    Беспредметно, нестройно думать,
    Будто ворох с ресницы сдунуть
    Надоедливых небылиц.
    И нарочно не видеть лиц.
    Улыбаться в окошко мило…
    «Остановка - Завод Редуктор».
    Ох, простите, мадам кондуктор,
    Я проезд оплатить забыла.

    Словно святая вода – вино.
    Пьём из одной чаши.
    Я полюбила давным-давно
    Ваши глаза, ваши…
    В локонах ветер, и всё окрест
    Ранней весной дышит.
    И невесом и лучист крест,
    Посланный нам свыше.

    8

    Стас Морозов

    Витрина.

    Витрина дорогого магазина блестит справа от меня неоном и какими-то тусклыми и
    дешёвыми гирляндами. Сегодня 31 декабря. Сегодня ночью мы вступаем в новый год. Я
    смотрю в витрину. Но не за неё, на разнообразные дорогие вещи, которые стоят больше
    моей жизни, а именно в неё. Ведь витрины сделаны не для того, чтобы прохожие
    видели товары. Для этого можно зайти внутрь, погрузившись летом в прохладу
    кондиционеров, а зимой в теплоту обогревательных приборов, и увидеть всё в ярком
    свете ламп дневного света, не преломляемого толстыми стёклами. Витрины магазинов
    сделаны не для того, чтобы торговый зал был освещён настолько, что в каждом уголке
    можно увидеть, как «честные» покупатели кладут за пазуху замороженного леща, CDплеер или кофточку от Pier Cardin, выполненную в стиле одежды французского буржуа
    18-ого века. Для этого дизайнеры, получающие огромные суммы денег, оформляют
    освещение так, чтобы пересекающиеся лучи света от ламп, не образовывали
    затемнённых пятен в пространстве торговой площади (зачем художнику физика?!).
    Лампы в магазинах горят сутками. Магазины не нуждаются в солнечном свете. Им не
    нужно солнце. Если оно погаснет или взорвётся, магазины продолжат своё
    существование. Они также как и раньше будут предлагать свои полуфабрикаты, ткани
    из натурального хлопка, тарелки из небьющейся керамики и телевизоры с телетекстом и
    трёхлетней гарантией людям. Которые умрут. Все. Которые не смогут жить без
    солнечного тепла и света. Которые не смогут жить без магазинов. Без магазинных
    витрин. Витрин, которые сделаны для того, чтобы прохожий, взглянув на витрину, мог
    увидеть своё отражение, поправить галстук, заправить выбившуюся из юбки блузку,
    поправить джинсы, края которых забились в задник туфлей, кроссовок, ботинок,
    босоножек, сапогов, оценить состояние причёски и пройти дальше. Витрин, которые
    сделаны для того, чтобы в них висели неоновые лампы и тусклые, неживые гирлянды,
    напоминающие о наступлении нового года, напоминающие о том, что 1 января для
    многих затянется на неделю, о том, что хорошо бы купить шампанского, о том, что
    сынишка просил у Деда Мороза железную дорогу, а уже совсем взрослая дочка просила
    у мамы с папой шелковое нижнее бельё, о том, что стоит пережить грядущую ночь и
    вступить в новый год с надеждой на завтра. Витрины напоминают о хорошем и плохом.
    Они выстраивают не лишённую логики цепочку от необходимости ремонта дверного
    замка до вопроса: « А на какой хрен мне вся эта жизнь?!», и наоборот. Витрина – это
    результат естественной необходимости человека в абстрактном мышлении, в полном
    кратковременном отрешении от мира и ухода в самого себя. В свой мир, только своих
    мыслей, только своих радостей и только своих бед. Без влияния на них окружающей
    среды (без погрешности?!!?).
    Витрина – губка для эмоций.
    Витрина – отражатель свойств.
    Витрина – второй мир каждого из нас, второй мир любого из совокупности. Мой
    второй мир.
    Я поправляю запонку на пиджаке, смотрю, не красные ли у меня глаза,
    надвигаю чуть-чуть ниже кепку и шагаю дальше от старого года, ближе
    к новому, дальше от молодости, ближе к смерти, дальше от второго мира,
    ближе к реальности.

    9

    Дарья Кузнецова

    "Шепот"
    бумага, ручки

    Химерик
    Орихальк
    Небо касается земли в нескольких местах.
    Но когда оно ее целует, то не отбирает ли силы?
    Когда небо касается земли, то иногда оно забирает своих:
    упало облачко на Еноха, как сачок, - и нет его.
    И также оно может одаривать:
    шел-шел человек, излился на него озон, отхлынул а он в полном рыцарском вооружении. Или с нимбом на лысине поправил и побрел.
    Эй, иди сюда, овечка! Иди сюда, лев! Будете моими друзьями. Я Иероним, я Эгегий.
    Запустил пальцы им в гривы и так удаляется, почесывая.
    Некоторые вещи небо выхватывает из рук до их изобретения...
    Я не знаю, кому писать. Но мой адресат, даже если отсутствует,
    не Никто, не Просто так, не Для себя. И я требую материала, который ржа не точила бы,
    который я бы мог увидеть: невидимый - невидимое;
    сверхтвердый металл для инкрустаций, радостный, легкий,
    не налюбуешься, тот же элемент, - это открытие объяснит многое что связан в эритроцитах моей крови.
    У Платона он называется орихальк - легкодоступный металл Атлантиды.
    Тогда из него строили, кажется, стены, бассейны... Потом он вывелся.
    Как это современные люди не чувствуют, что их периодической системе
    недостает орихалька? Это все равно, как выдернуть из быта железо,
    из духа - азот, как забыть про цифру 5, про оранжевый цвет,
    принцип действия эхолота, льдистость боа или что на свете есть кошки.
    Да, у них свое, но неужели они не чувствуют (или просто не умеют сказать)
    про тяжелейшее орихальковое голодание?

    11

    ДарьяКузнецова

    "Родство"

    бумага, ручки, тушь, цветные карандаши, фломастеры

    Ода книгам
    Наверно, это правда, что книги искривляют пространство.
    В каждой - хлестучий заряд чьего-то изящества,
    человеческий след, тщание и тщесть. Закладкой в любую фигурка-Мефистофель, который опирается всей массой, всей иронией на шпагу,
    а она чем послушнее гнется, гнется в круг, тем вернее не сломается.
    Книга - это доказательство человеческого Ять.
    Есть такой жанр - писатель. Вне его книга не может существовать.
    С другими искусствами не то: можно представить, как ты гуляешь,
    и вот там гроздью свисает клип, тут симфония протекает,
    бюст роет нору... Но книга-то могла начаться
    только без ничего, ТОГДА, у голых патриархов, у Авраамов с пеной на щеках,
    которых стукнуло видение и они ничего не могли придумать получше,
    чем плюнуть на пальмовые листы, слепить их вместе и так,
    на подагрических ходилках, поднести наивно Богу. И он взял эти слова и пил с них, как с пиалы.
    Теперь полюбуйтесь: развилось время, и каждая литература
    укладывает косу на свой манер. Книга созрела.
    Нет плохих. И в дряннейшей застёгнут миг
    оглушительного рева и победы.
    И в дряннейшей застёгнут миг
    красной жажды, несимволической связи листа и слизистых оболочек,
    души и переплета, фронтисписа и персоны, оглавления и детей,
    которых у автора, возможно, и не было или было меньше, чем глав:
    в семье два мальчика, в трактате семь частей, и он задумчиво смотрит
    на другие п