• Название:

    Кризис Совести


  • Размер: 4.2 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



    Предпросмотр документа

    «Книга выходит далеко за рамки описания личного кризиса
    Френца. Она описывает гораздо более серьезный кризис, с
    которым столкнулись Свидетели Иеговы во всем мире».
    (Christianity Today)
    «Откровенное и необыкновенно информативное описание
    структуры власти и внутренней жизни религиозной
    организации
    Свидетелей
    Иеговы…
    Эта
    книга

    проницательное изложение, подтверждающее ценность
    „свободы совести“ и предлагающее по-новому взглянуть на
    классическую проблему того, как сохранить эту свободу перед
    лицом
    постоянного
    возрождения
    авторитарных
    и
    бюрократических структур». (Д-р Джозеф Зигмунт, доцент кафедры социологии
    университета штата Коннектикут)
    «Великолепно!… Я пребывал в постоянном изумлении от того, что в истории автора и
    моей было столь много общего. Похоже, что все небольшие религиозные группы, не
    ищущие поддержки в истинном понимании Божьей благодати, наталкиваются на
    одинаковые подводные камни и ведут себя похожим образом». (Д-р Десмонд Форд,
    бывший теолог адвентистов седьмого дня и профессор Пасифик Юнион Колледж.
    Лишен сана из-за несогласия с отдельными вопросами учения)
    «Просто поразительно… Предупреждение о том, что может случиться, когда человек
    отдает организации данное ему Богом право принимать решения». (Ким Кимминз,
    управляющий редактор издательства Франклин Пресс)
    «В последние годы было опубликовано много разной литературы (о Свидетелях
    Иеговы)… Если руководствоваться строгим научным подходом, то, за небольшим
    исключением, качество этих изданий обычно посредственное. Сейчас эта книга о
    противоречивом религиозном движении, содержащая большое количество документов,
    стала доступна Свидетелям и широкой общественности… Отныне ни один серьезный
    исследователь или читатель не может игнорировать информацию, предоставленную
    Реймондом Френцем.
    Писатели, считающие необходимым разоблачать ошибки (реальные или выдуманные)
    движения, с которым они были вынуждены в конце концов порвать, часто допускают
    одну ошибку: они пишут с ненавистью или горечью. В «Кризисе совести» вы найдете
    мало подобных чувств. Напротив, спокойный и объективный тон повествования
    вызывает уважение и восхищение». (Д-р Ингемар Линден, профессор теологии, Даген,
    Стокгольм, Швеция)
    «Трогательное повествование… История жизни открывает завесу над работой и
    внутренней жизнью организации [Свидетелей Иеговы]». (Архив общественных наук и
    религий, Париж, Франция)

    ________________________________________________
    -1-

    СОДЕРЖАНИЕ

    Предисловие

    3

    Глава 1: Цена совести

    3

    Глава 2: Основания и причины

    5

    Глава 3: Руководящий совет

    13

    Глава 4: Внутренний переворот и реорганизация

    21

    Глава 5: Традиции и буква закона

    28

    Глава 6: Двойные стандарты

    36

    Глава 7: Предсказания и самонадеянность

    43

    Глава 8: Самооправдание и устрашение

    51

    Глава 9: 1975 год: «Подходящее время для действий Бога»

    58

    Глава 10: 1914 год и «род сей»

    61

    Глава 11: Время решать

    65

    Глава 12: Последствия

    81

    Глава 13: Перспектива

    90

    Приложение

    97

    -2-

    -3-

    Предисловие
    Когда люди подвергаются серьезной опасности с той стороны, с какой не ждут, когда
    их вводят в заблуждение те, кого они считают друзьями, разве доброта не побудит нас
    предупредить их? Возможно, они не захотят поверить этому предупреждению. Возможно, они даже возмутятся. Но разве это освобождает нас от нравственной ответственности высказать это предупреждение?
    (Журнал «Сторожевая башня»,
    15 января 1974 года, англ.)
    Жизнь непредсказуема, и со смертью человека умирает и все, что он знал, — если только он не передаст эти знания еще при жизни.
    Эта книга написана из чувства долга перед людьми, которых я искренне люблю. С чистой совестью я могу сказать, что написал ее не для того, чтобы причинить боль, но чтобы
    помочь. Если что-то из написанного больно читать, то это было так же больно писать. Я
    надеюсь, читатель поймет, что поиски истины никогда не должны разрушать веру и что
    каждое усилие познать истину и держаться ее, напротив, только укрепит основание подлинной веры. Что впоследствии предпримут читатели, решать, конечно же, им самим. По
    крайней мере, этот материал будет для них доступен, и нравственные обязательства будут выполнены.
    _______________________________________
    В ИСТОРИИ религиозной организации могут быть значимые моменты, определенные
    события и обстоятельства, которые позволяют заглянуть внутрь, увидеть ее истинную
    сущность и преобладающий в ней дух. В такие моменты можно яснее ощутить представление организации о самой себе, господствующие в ней взгляды и склад ума, ее движущие силы, ее реакцию на несогласие. Увиденные в таких ситуациях особенности, возможно, присутствовали и раньше, являясь самой сутью организации. Находясь в глубине,
    они, возможно, даже не соответствовали провозглашаемым принципам, тому, что лежало
    на поверхности. Определяющие моменты могут сложиться в картину, разительно отличающуюся от той, которую представляют члены организации, и это может привести их в
    замешательство. Поворотный момент может даже ускользнуть от их внимания, если лидерам организации удастся свести до минимума осведомленность людей о произошедших переменах.
    У большинства читателей предлагаемой книги есть, по меньшей мере, некоторое представление о религии Свидетелей Иеговы. В связи с этим обратите внимание на следующие утверждения и спросите себя, заслуживают ли они внимания и откуда они могли
    быть взяты:
    Физический человек склонен считать организованную для определенной цели группу людей в большей или меньшей степени силой, поэтому он придает большое значение различным организациям, из которых мы, слушаясь голоса нашего Господина, вышли. Но
    физический человек не может понять, как группа людей безо всякой видимой организации может хоть чего-либо достигнуть. Когда они смотрят на нас, то считают нас
    рассеянными повсюду застрельщиками-одиночками, «странными людьми» с очень
    странными взглядами и надеждами, на которых не стоит обращать особого внимания.
    _______________________________________
    Под руководством нашего Предводителя все действительно освященные, сколь бы мало их ни было и как бы далеко они не находились друг от друга, крепко объединены Духом
    Христовым в вере, надежде и любви, и, следуя повелению Господина, движутся едиными
    батальонами для достижения его целей. Никогда не забывайте, что дело Бога не зависит от численности (смотри Судей 7 в качестве примера).
    -3-

    ...Мы всегда отказываемся называться каким либо другим именем, кроме имени нашего
    Главы — христианами, и мы неустанно заявляем, что между теми, кто постоянно водится его Духом и следует открытому в его Слове примеру, не может быть разделений.
    _______________________________________
    Остерегайтесь «организации». В ней нет абсолютно никакой необходимости. Библейские правила — единственные, которые вам понадобятся. Не старайтесь господствовать над совестью других и не позволяйте другим брать верх над вашей. Верьте и слушайтесь по мере того, как вы на сегодняшний день понимаете Слово Бога, и так продолжайте день ото дня возрастать в благодати, знании и любви.
    _______________________________________
    …какими бы именами люди нас ни называли, для нас это значения не имеет. Мы не признаем никакого другого имени, кроме «единственного имени под небом и для человеков»
    — имени Иисуса Христа. Мы называем себя просто ХРИСТИАНАМИ и не воздвигаем никакой преграды между собою и любыми другими людьми, которые верят в упомянутый
    Павлом краеугольный камень нашего здания: «Что Христос умер за грехи наши, по Писанию»; а те, для кого такая позиция недостаточно широка, не имеют права именоваться христианами.
    Если Свидетелей Иеговы попросить сегодня дать оценку этим высказываниям и выдвигаемым в них принципам, то большинство, вероятнее всего, скажет, что они исходят от
    «отступников». Однако, они взяты из журнала «Сторожевая башня» — только из прошлых выпусков1. Отказ от изложенных выше принципов, защищаемых в тех публикациях, привел к серьезному изменению в среде людей, у которых не было видимой организационной структуры, которые изначально объединились друг с другом на основе взаимной дружеской привязанности. Изменения привели к возникновению жестко централизованной организации со своим отличительным названием, которая заявляет, что исключительно ей одной принадлежит право именоваться действительно христианской.
    Эти изменения произошли много десятилетий назад. Образовавшаяся структура существует и сегодня, и оказывает большое влияние на людей.
    Так же обстоит дело и с теми событиями и обстоятельствами, которые описаны в «Кризисе совести». Они относятся к определяющему моменту сравнительно недавнего времени, и, тем не менее, столь же неизвестному многим, как и вышеприведенные цитаты из
    «Сторожевой башни». Представленная в этом четвертом издании информация показывает, какое влияние оказали события того периода на последующее развитие организации
    вплоть до начала XXI века. Прошедшие с того времени годы не только не дали событиям
    тех лет утратить своей силы, но, скорее, придали им еще большую значимость, подтвердили подлинность разворачивающейся картины и предоставили примеры того, как те события повлияли на жизнь живущих сейчас людей. Принимая во внимание изложенную в
    книге историю такого определяющего периода, можно лучше понять действительное положение вещей в организации, а это сейчас не менее значимо и актуально, чем во время
    выхода первого издания книги.
    1
    ЦЕНА СОВЕСТИ
    НРАВИТСЯ нам это или нет, но нравственные вопросы оказывают воздействие на каждого из нас. Это одна из тех горько-сладких составляющих жизни, которой невозможно
    избежать. Она в силах обогатить нас или сделать нищими, определить истинное качество
    1

    См.: «Сторожевая башня», англ. — март 1883; февраль 1884; 15 сентября 1885. Фотокопии оригинальных изданий можно найти в книге «В поисках христианской свободы», с. 72—76 (Commentary Press, Атланта, США, 1999, англ.).

    -4-

    наших взаимоотношений с теми, кто нас окружает. Все зависит от того, как мы ответим
    на эти вопросы. Право выбора принадлежит нам — и этот выбор редко бывает легким.
    Конечно, можно еще закутать совесть в некое подобие кокона самодовольства, пассивно «плыть по течению», ограждая внутренние чувства от всего, что может их потревожить. Когда возникают сложные вопросы, вместо того, чтобы занять определенную позицию, можно сказать: «Я пережду. Пусть других это и касается — пусть кому-то даже
    плохо, — но только не мне». Некоторые всю жизнь вот так нравственно «пережидают».
    Но когда все сказано и сделано и жизнь подходит к концу, кажется, что те, кто могут сказать: «По крайней мере, я за что-то стоял», чувствуют большее удовлетворение, чем те,
    которые редко стояли за что бы то ни было.
    Иногда мы задумываемся, не превратились ли люди с глубокими убеждениями в нечто
    вроде исчезающей нации, о которой все когда-то читали, но которую сейчас мы так редко
    встречаем. Для большинства из нас сравнительно нетрудно поступать с чистой совестью,
    когда речь идет о делах не слишком важных. Чем больше поставлено на карту, чем выше
    плата, тем труднее действовать в сферах, являющихся вопросом совести, осуществлять
    моральный выбор и быть готовым к его последствиям. Когда эта плата очень велика, мы
    оказываемся на нравственном распутье, в жизни наступает настоящий кризис.
    Эта книга — именно о таком кризисе и о том, как люди сталкиваются с ним, как он воздействует на их жизнь.
    Надо признать, приведенные здесь рассказы о людях не столь драматичны, как суд по
    обвинению Джона Уиклифа в ереси, не столь интригующи, как не знающая государственных границ охота за неуловимым Уильямом Тиндалем, и не настолько ужасны, как
    сожжение Майкла Серветуса на костре. Но борьба и страдания людей, о которых рассказано в этой книге, по-своему не менее напряженны. Немногие из них смогли бы сказать
    об этом так же красноречиво, как Лютер. И, тем не менее, они занимают практически ту
    же позицию, которую занял он, когда обращался к собранию из семидесяти человек, судивших его:
    Если я не буду убежден свидетельствами Священного Писания и ясными доводами разума — ибо я не признаю авторитета ни пап, ни соборов, поскольку они противоречат
    друг другу, — совесть моя Словом Божьим связана. Я не могу и не хочу ни от чего отрекаться, потому что нехорошо и небезопасно поступать против совести. На сем стою и
    не могу иначе. Бог да поможет мне. Аминь1.
    Задолго до этих людей, девятнадцать столетий назад апостолы Петр и Иоанн столкнулись с подобной ситуацией, когда оказались перед судебным советом, состоявшим из самых уважаемых представителей исконной религии, и откровенно говорили:
    Судите сами, праведно ли перед Богом слушать вас, а не Бога? Что до нас, то мы не
    можем перестать говорить о том, что видели и слышали2.
    Я очень близко знаю людей, о которых пишу. Они были или являются членами религиозной группы, известной как Свидетели Иеговы. Я уверен (и тому есть доказательства),
    что их опыт ни в коем случае не единственный, что подобное смятение чувств испытывают люди самых различных верований. Они сталкиваются с той же проблемой, что и
    Петр, и Иоанн, и многие мужчины и женщины последующих столетий: они борются за
    то, чтобы, находясь под давлением религиозной власти, оставаться верными своей совести.
    Для многих это похоже на эмоциональное «перетягивание каната». С одной стороны,
    они чувствуют, что человеческая власть не должна вмешиваться в их взаимоотношения с
    1
    2

    Это были заключительные слова защитной речи Лютера, произнесенной на заседании рейхстага в апреле 1521 года в г. Вормс (Германия).
    Деяния 4:19, 20.

    -5-

    Создателем, что нужно отвергнуть религиозный догматизм, авторитарность, приверженность букве закона в ущерб его смыслу, что они должны оставаться верными учению о
    том, что «всякому мужу глава» — Иисус Христос, а не человеческий религиозный орган3. С другой стороны, они рискуют потерять всех друзей, разрушить семейные отношения, пожертвовать религиозным наследием, накопленным, возможно, многими поколениями. На подобном распутье решения даются нелегко.
    То, что здесь описано, не является «бурей в стакане воды», большим раздором в маленькой религии. Мне кажется, что любой человек может извлечь немало полезного, размышляя над приведенным здесь материалом, потому что, хотя эти сведения могут касаться сравнительно небольшого числа людей, проблемы более чем серьезны. Это глубокие
    вопросы, на протяжении истории вновь и вновь приводившие мужчин и женщин к подобным кризисам совести.
    На карту поставлены свобода следовать духовной истине, не скованной навязанными
    ограничениями, и право иметь личные взаимоотношения с Богом и Его Сыном, свободные от всякого посреднического вмешательства со стороны какого-либо человеческого
    священства. Хотя многое из написанного на первый взгляд может показаться типичным
    только для Свидетелей Иеговы, на самом деле глобальные, глубокие вопросы оказывают
    влияние на жизнь людей любой веры, называющей себя христианской.
    Для знакомых мне людей цена твердой веры в то, что «нехорошо и небезопасно поступать против совести», была немалой. Некоторые вдруг обнаружили, что в результате принятия официальной религиозной меры их отлучили от семьи — отрезали от родителей,
    сыновей и дочерей, братьев и сестер, даже от дедушек, бабушек и внуков. У них нет
    больше радости свободного общения с давними, глубоко любимыми друзьями, которые
    подвергаются опасности пострадать от таких же официальных действий. Они воочию видят, как пятнается их доброе имя — а они приобретали его всю жизнь — и перечеркивается все, что это имя значило для знакомых им людей. Таким образом, они лишены всякой возможности предпринимать что-то даже самое доброе и правильное в отношении
    тех людей, кого они ближе и лучше всего знают в своем кругу общения, в своей стране,
    во всем мире. Материальные потери, даже плохое обращение и насилие, пожалуй, легче
    перенести, чем что-либо подобное.
    Что может заставить человека решиться на такую потерю? И многие ли пойдут сегодня
    на это? Конечно, есть (как и всегда были) люди, готовые жертвовать всем из-за упрямой
    гордыни, ради утоления жажды материальной выгоды, власти, престижа, положения или
    просто плотского удовольствия. Но когда свидетельства не говорят о таких целях, когда
    они показывают, что участники событий ожидали вещей прямо противоположных, — что
    тогда?
    То, что произошло среди Свидетелей Иеговы, дает пищу для необычного и вдумчивого
    изучения человеческой природы. Помимо тех, кто ради чистой совести был готов принять отлучение от общества, есть много и других людей, которые посчитали нужным и
    оправданным поддержать эту жесткую меру, разорвать семейные отношения и долгие годы прочной дружбы. Что сказать о таких людях? Не возникает сомнений в их искренности, как и в том, что они страдали и продолжают страдать от выполнения того, что они
    считали непреложным религиозным долгом. Какими убеждениями и доводами они руководствовались?
    Стоит заметить, что многие — если не большинство описываемых здесь людей — состояли в обществе Свидетелей Иеговы в течение 20, 30, 40 или более лет. Они не были
    «из задних рядов» — скорее, они были наиболее активными, деятельными членами орга3

    1 Коринфянам 11:3, СП.

    -6-

    низации. Среди них — видные работники международного главного управления Свидетелей Иеговы в Бруклине (Нью-Йорк); старейшины и разъездные представители, женщины, отдавшие долгие годы миссионерской работе и благовестию. Чтобы стать Свидетелями Иеговы, им часто приходилось прерывать долгую дружбу с людьми других вероисповеданий, потому что среди Свидетелей Иеговы такие взаимоотношения не приветствуются. Всю оставшуюся жизнь их друзьями были только люди их веры. Некоторые строили
    свою жизнь с учетом задач, поставленных перед ними организацией и определявших, какое получить образование, какую выполнять работу. Их вклад был велик, он состоял из
    самых ценных сторон жизни. А теперь на их глазах все это исчезло, было полностью
    стерто за какие-то несколько часов.
    Мне кажется, одна из странностей нашего времени заключается в том, что самые суровые меры для подавления проявлений совести произошли в религиозных группах, ранее
    известных своей защитой свободы совести.
    Наглядно это можно