• Название:

    Карел Чапек. Собачья сказка

  • Размер: 0.11 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Microsoft Word - Чапек. Собачья сказка.rtf
  • Автор: пользователь

Карел Чапек
Собачья сказка

Пока телега моего дедушки, мельника, развозила хлеб по деревням, возвращаясь
обратно на мельницу с отборным зерном, Воржишека знал и встречный и Поперечный…
Воржишек, сказал бы вам каждый, — это собачка, что сидит на козлах возле старого
Шулитки и смотрит так, будто это она лошадьми правит. А ежели воз помаленьку в гору
подымается, так она давай лаять, и, глядишь, колеса завертелись быстрей, Шулитка защелкал
кнутом, Ферда и Жанка — лошадки дедушки нашего влегли в хомуты, и весь возик весело
покатил до самой деревни, распространяя вокруг благовоние хлеба-дара божия. Так
разъезжал, милые детки, покойник Воржишек по всему приходу.
Ну, в то время не было еще автомобилей этих шальных; тогда ездили полегоньку,
чинно и чтоб слышно было. Ни одному шоферу так не щелкнуть кнутом, как покойный
Шулитка щелкал — царство ему небесное, и языком на коней не причмокнуть, как он умел
это делать. И ни с одним шофером не сидит рядом умный Воржишек, не правит, не лает, не
наводит страху — ну ровно ничего. Автомобиль пролетел, навонял — и поминай как звали:
только пыль столбом! Ну, а Воржишек ездил малость посолидней. За полчаса люди
прислушиваться, принюхиваться начинали «Ага!» — говорили. Знали, что хлеб к ним едет, и
на порог встречать выходили. Дескать, с добрым утром! И глядишь, вот уже подкатывает
дедушкина телега к деревне, Шулитка прищелкивает языком, Воржишек лает на козлах, да
вдруг — гоп! — как прыгнет Жанке на спину (и то сказать: спина была — будь здоров:
широкая, как стол, за который четверо усядутся) и давай на ней плясать, — от хомута до
хвоста, от хвоста до хомута так и бегает да пасть дерет от радости: «Гав, гав, черт меня
побери! Ребята, ведь это мы приехали, я с Жанкой и с Фердой! Ура!» А ребята глаза таращат.
Каждый день хлеб привозят и всегда такое ликование — помилуй бог! Будто сам император
приехал!.. Да, говорю вам: так важно давно уж никто не ездит, как в Воржишеково время
ездили.
А лаять Воржишек умел: будто из пистолета стрелял. Трах! — направо, так что гуси от
страху бегут, бегут со всех ног, пока не остановятся в Полице на рынке, сами не понимая,
как они там очутились. Трах! — налево, так что голуби со всей деревни взовьются, закружат
и полетят куда-нибудь к Жалтману, а то и на прусскую сторону. Вот до чего громко умел
лаять Воржишек, эта жалкая собачонка. И хвост у него чуть прочь не улетал, так он махал им
от радости, что ловко напроказил. Да и было чем гордиться: такого громкого голоса ни у

одного генерала и даже депутата нет.
А было время, когда Воржишек совсем лаять не умел, хоть был уже большим щенком и
зубы имел такие, что дедушкины воскресные сапоги изгрыз. Надо вам рассказать, как
дедушка к Воржишеку или, лучше сказать, Воржишек к дедушке попал. Идет раз дедушка
поздно из трактира домой; кругом темно, и он, оттого что навеселе, а может, чтоб нечистую
силу отогнать, дорогой пел. Вдруг потерял он впотьмах верную ноту, и пришлось ему
остановиться, поискать. Принялся искать — слышит кто-то плачет, повизгивает, скулит на
земле, у самых его ног. Перекрестился дедушка и давай рукой по земле шарить: что такое?
Нащупал косматый теплый комочек, мягкий как бархат, — в ладони у него поместился.
Только он взял его в руки, плач перестал, а комочек к пальцу дедушкиному присосался,
будто тот медом намазан.
«Надо рассмотреть получше.» — подумал дедушка и взял его к себе домой, на
мельницу. Бабушка, бедная, ждала дедушку, чтобы «доброй ночи» ему пожелать; но не
успела она рот раскрыть, как дедушка, плут эдакий, говорит ей:
— Погляди, Элена, что я тебе принес.
Бабушка посветила: глядь, а это щеночек; господи, сосунок еще, слепой, желтенький,
как молодой орешек!
— Ишь ты, — удивился дедушка. — Чей же это ты, песик?
Песик, понятное дело, ничего не ответил: знай дрожит, горький, на столе, хвостиком
крысиным трясет да повизгивает жалобно. Вдруг, откуда ни возьмись, — под ним лужица; и
растет, растет, — такой конфуз!
— Эх, Карел, Карел, — покачала головой бабушка с укоризной, — ну где твоя голова?
Ведь щеночек без матери помрет.
Испугался дед.
— Скорей, — говорит, — Элена, согрей молочка и дай булку.
Бабушка все приготовила, а дедушка намочил хлебный мякиш в молоке, завязал эту
тюрю в уголок носового платка и получилась у него славная соска, из которой щенок до того
насосался, что животик у него как барабан стал.
— Карел, Карел, — опять покачала головой бабушка, — ну где твоя голова? А кто же
будет щеночка согревать, чтобы он от холода не помер?
Что же дед? Ни слова ни говоря, взял щеночка и прямо с ним на конюшню. А там,
сударик, тепло: Ферда с Жанкой здорово надышали! Они спали уж, но слышат — хозяин
пришел, голову подняли, глядят на него умными, ласковыми глазами.
— Жанка, Ферда, — сказал дедушка, — вы ведь Воржишека обижать не станете? Я вам
его поручаю.
И положил щеночка на солому перед ними. Жанка это странное созданьице
обнюхала, — пахнет приятно, хозяйскими руками. Шепнула Ферде:
— Свой!
Так и вышло.
Вырос Воржишек на конюшне, соской из носового платка вскормленный, открылись у
него глаза, научился он пить из блюдца. Тепло ему было, как под боком у матери, и скоро
стал он настоящим шариком, превратился в глупого маленького шалуна, который не знает,
где у него зад, и садится на собственную голову, удивляясь, что неловко; не знает, что делать
со своим хвостом, и, умея считать только до двух, заплетается всеми четырьмя лапами; и в
конце концов удивившись самому себе, высовывает хорошенький розовый язычок, похожий
на ломтик ветчины. Да ведь все щенята такие — как дети. Многое могли бы рассказать по
этому поводу Жанка и Ферда: какое это мученье для старой лошади все время следить за
тем, как бы не наступить на несмышленыша; потому что, знаете ли, копыто — это не ночная
туфля и ставить его надо потихоньку-полегоньку, а то как бы не запищало на полу, не
вскрикнуло жалобно. «Просто беда с ребятишками», — сказали бы вам Жанка с Фердой.
И вот стал Воржишек настоящей собакой, веселой и зубастой, как все они. Одного
только ему против других собак не хватало: никто не слышал, чтобы он лаял и рычал. Все

визжит да скулит, а лая не слыхать. «Что это не лает Воржишек наш?» — думает бабушка.
Думала-думала, три дня сама не своя ходила, — на четвертый говорит дедушке:
— Отчего это Воржишек никогда не лает? Задумался дедушка, — три дня ходит,
голову ломает. На четвертый день Шулитке– кучеру сказал:
— Что это Воржишек наш никогда не лает?
Шулитке крепко слова эти в голову запали. Пошел он в трактир, — думал там три дня и
три ночи. На четвертый день спать ему захотелось, все мысли смешались: позвал он
трактирщика, вынул из кармана крейцеры свои, расплачиваться хочет. Считает, считает, да
видно сам черт в это дело замешался: никак сосчитать не может.
— Что это, Шулитка? — трактирщик говорит. — Или мама тебя считать не научила?
Тут Шулитка хлоп себя по лбу. И про расплату забыл, — к дедушке побежал.
— Хозяин! — с порога кричит. — Додумался я: оттого Воржишек не лает, что мама не
научила!
— И то правда, — ответил дедушка. — Мамы Воржишек никогда не видал, Ферда с
Жанкой лаю не могли его научить, собаки по соседству ни одной нету, — ну он и не знает,
как лаять надо. Знаешь, Шулитка, придется тебе обучить его этому делу.
Пошел Шулитка на конюшню, стал учить Воржишека лаять.
— Гав, гав! — стал ему объяснять. — Следи внимательно, как это делается. Сперва
рррр — в горле, а потом сразу гав, гав — из пасти. Рррр, ррр, гав, гав, гав!
Насторожил уши Воржишек: эта музыка по вкусу ему пришлась, хоть он и не знал,
отчего. И вдруг от радости сам залаял. Чудноватый лай получился, с подвизгом — будто
ножом по тарелке. Но лиха беда — начало. Ведь вы тоже раньше не знали азбуки.
Послушали Ферда с Жанкой, как старый Шулитка лает, пожали плечами и навсегда потеряли
к нему уважение. Но у Воржишека к лаю был огромный талант, ученье быстро пошло на лад,
и когда он первый раз поехал на возу, сразу началось: трах — направо, трах — налево, — как
пистолетные выстрелы. С утра до ночи все лаял, без передышки, никак налаяться не мог; рад
был без памяти, что как следует научился.
Но у Воржишека не только забот было, что в кучерской должности с Шулиткой ездить.
Он каждый вечер обходил мельницу и двор, проверял, все ли на месте, кидался на кур, чтоб
не кудахтали, как торговки на базаре, потом становился перед дедушкой и пристально глядел
на него, виляя хвостом, как будто говоря: «Иди спать. Карел, я послежу за порядком». Тут
дедушка хвалил его и шел спать. А днем дедушка часто ходил по деревням, по местечкам,
закупая зерно и кое-какой другой товар: семена клевера, чечевицу, мак. Воржишек всегда
бегал с ним и на обратном пути, ночью, ничего не боясь, вел дедушку прямо домой, не давая
ему заблудиться.
Купил раз дедушка где-то семена, — ну да, тут вот, в Зличке; купил и завернул в
трактир. Воржишек остался за дверями ждать. И ударил ему в нос приятный запах из
кухни, — ну такой аппетитный, нельзя не заглянуть. А там, подумайте только, семья
трактирщика ливерные колбаски ела. Сел Воржишек и стал ждать, не упадет ли под стол
какой лакомый кусочек. А пока он ждал, остановил перед трактиром свой воз дедушкин
сосед, — как бишь его? Ну, скажем, Юдал. Увидел Юдал дедушку в трактире, слово за
слово, — и вот уже оба соседа каждый на свой воз полезли, — вместе домой ехать.
Тронулись, — и совсем забыл дедушка о Воржишеке, который в это время на кухне перед
колбасками на задних лапках стоял.
Наевшись, встали домочадцы трактирщика из-за стола, а кожу с колбас кошке на печь
кинули. Воржншек облизнулся и тут вспомнил, где с дедушкой расстался. Стал бегать,
нюхать по всему трактиру — дедушки как не бывало.
— Воржишек, — сказал ему трактирщик, — твой хозяин вон где.
И показал рукой.
Воржишек сразу понял и домой побежал. Сперва по большаку, а потом думает: «Что ж,
я дурак? Через холмы, напрямик, скорее!» И пустился по холму да лесом. Дело был вечером,
а там уж и ночь наступила; но Воржишек ничего как есть не боялся. «У меня, думает, никто

ничего не украдет». Только голоден был, как собака.
Наступила ночь, взошла полная луна. И там, где деревья расступались — у просеки или
на вырубке, — луна стояла над верхушками такая красивая, такая серебряная, что у
Воржишека сердце забилось от восторга. Лес шумел тихо-тихо, будто на арфе играл.
Воржишек бежал теперь по лесу, как по черному-пречерному, коридору. Но вдруг впереди
заблистал серебристый свет и арфы громче заиграли. У Воржишека вся шерсть дыбом;
прижался он к земле и стал смотреть, оцепенелый. Перед ним — серебряная лужайка, и на
ней пляшут собаки-русалки. Красивые белые собаки, ну белые-пребелые, прямо прозрачные
и такие легонькие, — капли росы с травы не стряхнут. То, что собаки — русалки, Воржишек
сразу понял, потому что не было у них того интересного запашка, по которому собака
настоящую собаку сразу узнает. Лежит Воржишек в мокрой траве, глаза вытаращил.
Танцуют русалки, друг за дружкой гоняются, друг с дружкой грызутся, а то кружатся — свой
собственный хвост ловят, но все так легко, так воздушно, что стебелек под ними не согнется.
Воржишек смотрел внимательно: если какая начнет чесаться либо блоху ловить, значит — не
русалка, а просто собака белая. Нет, ни одна ни разу не почесалась, ни одна блох не ловит.
Как пить дать, русалки… А взошла луна высоко, подняли русалки головы и так слабо,
приятно завыли, запели. Куда там оркестру в Национальном театре! Воржишек заплакал от
избытка чувств и охотно присоединил бы свой голос к общему хору, да побоялся все
испортить.
Окончив пение, все легли вокруг одной величественной собачьей матроны, — как
видно, могучей вилы либо колдуньи собачьей, седой, дряхлой.
— Расскажи нам что-нибудь, — стали просить ее русалки.
Старая собака-вила, подумав, начала так:
— Расскажу я вам, как собаки сотворили человека. В раю все звери мирно и счастливо
рождались, жили, умирали, и только одни собаки чем дальше, тем были всё печальней. И
спросил господь бог собак: «Почему вы печальны, когда все звери радуются?» И ответила
самая старая собака: «Видишь ли, господи, остальные звери всем довольны, ничего им не
нужно; а у нас, собак, в голове — кусок разума, и мы через это знаем, что есть что-то выше
нас, есть ты. И ко всему-то мы можем принюхаться, только к тебе не можем; и в этом у нас,
собак, нехватка. Поэтому просим тебя, господи, утоли нашу печаль, дай нам какого-нибудь
бога, к которому нам принюхаться было можно». Улыбнулся господь бог и сказал;
«Принесите мне костей; я сотворю вам бога, к которому можно будет принюхиваться». И
побежали собаки в разные стороны, и принесла каждая из них по кости: которая львиную,
которая лошадиную, которая верблюжью, которая кошачью, — словом, от всех зверей.
Только собачьей кости ни одна не принесла: потому что ни одна собака ни до мяса
собачьего, ни до собачьей кости не дотронется. И набралась тех костей огромная груда, и
сделал из них господь бог человека, чтоб у собак свой бог был, к которому можно
принюхиваться. И оттого что человек сделан из костей всех зверей, кроме собаки, у него и
свойства всех зверей: сила льва, трудолюбие верблюда, коварство кошки, великодушие коня;
только собачьей верности, только ее одной нету!..
— Расскажи еще что-нибудь, — попросили опять собаки-русалки.
Старая вила, подумав, продолжала:
— Теперь расскажу вам, как собаки на небо попали. Вы знаете, что души людей идут
после смерти на звезды, а для собачьих душ не осталось ни одной звезды, и они после смерти
уходили спать в землю. Так было до Христа. А когда люди бичевали Христа у столба,
осталось там страшно много, прямо пропасть крови. И один голодный бездомный пес
пришел и лизал кровь Христову. «Пресвятая дева Мария! — воскликнули ангелы на небе. —
Ведь он причастился крови господней!» «Коли он причастился крови господней, — ответил
бог, возьмем душу его на небо». И сделал новую звезду, а чтобы было сразу видно, что она
— для собачьей души, приделал к той звезде хвост. И только попала собачья душа на звезду,
та звезда, от великой радости, давай бегать, бегать, бегать в небесном просторе, словно
собака на лугу, — не так, как другие звезды, что ходят чинно, по своей дороге. И те звезды,

что резвятся по всему небу, сверкая хвостом, зовутся кометами.
— Расскажи еще что-нибудь, — попросили в третий раз русалки.
— Теперь, — начала старая вила, — расскажу вам о том, как в давние времена у собак
было на земле свое королевство и большой собачий замок. Люди позавидовали собакам, что
у них свое королевство на земле, стали колдовать и колдовали до тех пор, пока собачье
королевство вместе с замком не провалилось сквозь землю. Но если копать где надо, так
раскопаешь пещеру, в которой находится собачий тайник.
— Какой собачий тайник? — взволнованно спросили русалки.
— Это зал неописанной красоты, — ответила старая вила. Колонны — из
превосходнейших костей, да не обглоданных нисколько: они мясистые, как гусиное
бедрышко. Потом ветчинный трон, и ведут к нему ступени из чистейшего свиного шпига. А
застланы ступени ковром из кишок, битком набитых салом.
Тут Воржишек не мог больше сдерживаться. Выскочил на лужайку, закричал:
— Гав, гав! Где этот тайник? Ах, ах! Где собачий тайник?
Но в тот же миг исчезли и собаки-русалки и старая собака-вила… Напрасно Воржишек
протирал себе глаза: вокруг — только серебристая лужайка; ни стебелька не погнулось под
танцем русалок, ни росинки не скатилось на землю. Только тихая луна озаряла прелестный
луг, окруженный со всех сторон, словно черной-пречерной изгородью, лесом.
Тут вспомнил Воржишек, что дома его ждет по меньшей мере размоченный в воде
хлеба кусок, и побежал со всех ног домой. Но после этого, бродя с дедушкой по полям, по
лесам, он, вспомнив иной раз о подземном собачьем тайнике, начинал рыть, ожесточенно
рыть, всеми четырьмя лапами глубокую яму в земле.
И так как он очень скоро разболтал тайну соседним собакам, а те другим, а другие —
еще другим, то теперь все собаки на свете, бегая где-нибудь в поле, вспоминают о
пропавшем собачьем королевстве, и начинают рыть яму в земле, и нюхают, нюхают, не
пахнет ли из-под земли ветчинным троном былого собачьего государства.