• Название:

    Даниэль Колон Эвола, Генон и христианство


  • Размер: 1.89 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Название: Даниэль Колон - Юлиус Эвола, Рене Генон и христианство
  • Автор: Даниэль Колон

Предпросмотр документа

Данная электронная книга свободна для некоммерческого
использования и распространения при условии,
что Вы не будете изменять текст книги.
Оригинал книги (актуальная версия перевода) всегда доступен
на сайте электронного издательства Ex Nord Lux DIGITAL
http://nordlux-digi.org

Даниэль Колон

ЮЛИУС ЭВОЛА, РЕНЕ ГЕНОН
и
ХРИСТИАНСТВО

перевод с испанского, примечания, иллюстрации
Натэллы Сперанской,
исследовательская группа «Catena Aurea»

Эта книга, изданная в 1978 году, стала объектом первого испанского
перевода в 1982 году и была распространена в традиционалистских кругах
того времени не более чем в 150 экземплярах. Теперь мы снова, но уже
через Интернет, предлагаем читателю оценить качество и ясность
представлений Даниэля Колона. В данном тексте, который опирается на
эволианскую и генонианскую точки зрения, автор показывает не только
знание мира Традиции, но и надёжную объективность. В некоторых частях
текста сделан чрезмерный акцент на дискуссию против Новых Правых;
необходимо рассматривать эти линии в контексте интеллектуальной
полемики, которую в ту эпоху переживала Франция.

ВВЕДЕНИЕ
Некоторые свидетели Традиции
Изначальное Единство и Доктрина Четырёх Эпох
Неоднозначность христианства
Наша метаполитическая цель.

ГЛАВА I
ДРЕВНИЙ РИМ В СРЕДНИЕ ВЕКА.
УПАДОК РОМАНСКОГО МИРА.
Антихристианство Юлиуса Эволы
Упадок истории
Разрыв или непрерывность Западной Традиции
Два течения Средневековой эпохи

ГЛАВА II
АСПЕКТЫ ЭЗОТЕРИЧЕСКОЙ ДОКТРИНЫ ХРИСТИАНСТВА
Христианство: обновление и непрерывность
Интеграция христианского символизма
Двуцентральная структура духовных центров
Христос: Царь, Священник и Пророк
Христианство и инициация

ГЛАВА III
ХРИСТИАНСТВО КАК МЕТАПОЛИТИЧЕСКИЙ ФЕНОМЕН:
ГИБЕЛЛИНИЗМ, НАСЛЕДИЕ И ЗНАЧЕНИЕ.
История и революция
Ошибки псевдо–правых
Очищающий Меч

ГЛАВА IV
ХРИСТИАНСКАЯ ЭТИКА И МЕТАФИЗИКА ПОЛА.
РЫЦАРСКАЯ ЛЮБОВЬ
Биологизация Эроса
Случайный гибридизм
Католический брак

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
НЕКОТОРЫЕ СВИДЕТЕЛИ ТРАДИЦИИ
В центре «интегрального традиционализма» находится концепция
Изначальной Традиции, предшествующей и превосходящей все отдельные
традиции, являясь общим метафизическим корнем различных религий,
которые возникали на поверхности Земли.
По словам Жана Робена, автора главной книги о Рене Геноне1, на
которую теперь нередко ссылаются, Генон был основным «свидетелем
Традиции». Некоторые критики (например, Мишель Вальсан2) заходят так
далеко, что даже присуждают ему род папской непогрешимости в этом
вопросе.
Юлиус Эвола, во многих отношениях наследник Рене Генона,
отделился от него в тот период, когда дело дошло до оценки роли
христианства в Изначальной Традиции. В названии нашей работы
упомянуты оба автора в обратном хронологическом порядке, но, не смотря
на то, что предшествующим исследованием стало исследование Юлиуса
Эволы, анализ Рене Генона гораздо глубже и представляет собой
завершающий этап в поисках этого «supra–христианства»3, как говорит
Мирча Элиаде. В сущности, Юлиус Эвола отрицает любое инициатическое
значение происхождения христианства. Хотя время от времени он
подчёркивает с достойной одобрения чертой интеллектуальной честности,
эзотерический смысл некоторых фрагментов Евангелий или Посланий
Апостола Павла, всё же он считает их не более чем случайным
традиционализмом,
абсолютно
неотъемлемым
от
самой
сущности
евангельских доктрин и паулизма4. Если Католическая Церковь и
Средневековый Христианский мир приобрели традиционалистские черты,
— хотя не совершенные, если говорить о первой, — они должны были
распространять не то, что было внутренне присуще христианским истокам,
а соответствующую римскому духу классику и северно–германские
преобладавшие
черты.
Рене
Генону,
напротив,
была
известна
эзотерическая сущность «изначального христианства», выраженный в
форме таинств общий инициатический путь всех великих традиционных
религий. Своей кульминации это традиционное христианство достигает в
Средние века, без всякого превосходящего признака в своём духовном
проявлении, этнического «варварского» субстрата и следов римского
менталитета. На грани внутреннего разложения из–за спада его
эзотерического сознания и сакрализации обрядов, католицизм в глазах
Рене Генона превращается в единственную силу, способную возродить
Запад в традиционном смысле.

1

Речь идёт о книге «Rene Guenon, temoin de la Tradition» (Guy Tredaniel, 1978).
Мишель Вальсан – крупнейший представитель геноновской традиционной школы.
3
Супра- (лат. supra-) – приставка, означающая «нахождение над чем-либо, выше чего-либо».
4
«Паулизм» – или учение и деятельность апостола Павла.
2

Кроме Эволы и Генона, другие мыслители размышляли над идеей
«универсальной религии», от которой произошли все прочие. Жозеф де
Местр5 писал: «Истинной религии более восемнадцати веков: день её
рождения — день рождения мира». В своём религиозном письме к
Симоне Вейль он приводит высказывание из «Ночей в Санкт–
Петербурге»6: «Разные религиозные традиции — это разные проявления
одной истины». Истинная религия, которую воскрешает де Местр, —
Philosophia perennis, религиозная Вера, именем которой Блаженный
Августин назвал одну из своих книг. Он утверждает: "То, что сегодня
называется христианской религией, возникло уже у древних, не
отсутствовало оно и у зачинателей человеческого, рода. И когда Христос
явился во плоти, истинная религия, которая была уже до этого, получает
имя христианства." В подобном же стиле пишет и Доносо Кортес7:
«Главная истина христианства была открыта человеку, слилась с его духом
и осталась в истории как первое божественное слово, обращённое к миру».
Эти авторы являются не только свидетелями Традиции, но также
служат доказательством существования вечного христианства, за
пределами его случайных проявлений во времени и пространстве, со
стойла Вифлеема до базилики Святого Петра в Риме, эпохи Августа во
времена соборов и рыцарей.

5

Де Местр (de Maistre) Жозеф (1753-1821) – французский публицист, один из идеологов феодальномонархической контрреволюции.
6
Joseph de Maistre «Las veladas de San Petersburgo».
7
Кортес Доносо (1809-1853) – испанский государственный деятель, дипломат, философ
католического направления. Кортес считал, что современный мир представляет собой наступление
«люциферического атеизма» на универсальный католицизм.

ИЗНАЧАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО И ДОКТРИНА ЧЕТЫРЁХ ЭПОХ
Традиционная мысль опирается, главным образом, на различие
между проявленным миром, вытекающим из постоянной дисперсии и
«внеземным», задуманном как изначальное состояние трансцендентного
единства. Это различие между видимым и невидимым мирами довольно
точно соответствует доктрине двух природ, которую Эвола изложил в
начале своей книги «Восстание против современного мира»:
физическая
природа,
сфера
множественности
и
количества,
и
метафизическая природа, охарактеризованная единством и качеством. С
одной стороны духовный мир, место преодоления различий и
антагонизмов, театр coincidentia oppositorum8, с другой — материальный
мир, несовершенная и преходящая эманация первого, вспышка, несущая
множественность конфликтов, бесформенное царство количества, materia
signata quantitate9.
Эта общая концепция Изначального Единства, из которой вытекает
многообразие, неотъемлемое от проявленного мира, — находит свое
отражение в ряде конкретных аспектов традиционного представления о
человеке и мире. В связи с человеческим представлением о божественном
(«идея Бога», которой падре В.Шмидт10 посвятил объёмную работу), мы
упомянем
тезис
«изначального
монотеизма»
этого
католического
антрополога, которому Эвола возносит хвалу в книге «Маски и лики
современного спиритуализма». В действительности возможно, что
параллельно с созерцанием сверхмира как области Первоначального
Единства, духовный характер истоков замыслил Бога как единое Существо,
заключившее в себе все противоположности. Подобным же образом Мирча
Элиаде объясняет три монотеистические религии — иудаизм, христианство
и ислам — определением «монотеистическая революция», что очень мудро,
если понимать под «революцией», согласно латинской этимологии этого
термина — движение, побуждаемое желанием вернуться к изначальному
состоянию. Генон утверждает, что каждая великая традиция обязательно
монотеистическая в той мере, в какой она пытается обрести связь с
высшим Единством, присущим духовному характеру истоков.
Сама идея Изначальной Традиции находится за пределами отдельных
структур, и продолжается в чётко детерминированной части истории
религий, в концепции, которая отличает за рамками случайных феноменов,
обусловленных течением времени и пространства, единство, что
одновременно их объединяет и преодолевает. Так Фритьоф Шуон смог
воскресить «трансцендентное единство религий». Метаполитика и
метафизика пола предполагают иные проявления Изначального Единства,
предшествующего и превосходящего множественность физического мира:
8

Лат. «Совпадение противоположностей».
Лат. «Материя, отмеченная количеством».
10
Шмидт Вильгельм (1868–1954) – католический священник, основатель «венской школы
этнографии». С помощью теории «культурных кругов» доказывал теорию «прамонотеизма», т.е.
существования у первобытных людей веры в единого Бога.
9

это, соответственно, синтез духовной и светской власти, и миф об
Андрогине, на который христианская традиция намекает через Слово
Святого Луки, Святого Матфея и Скота Эриугены.
В традиционном мировоззрении, идея Изначального Единства,
возникла в пору ностальгии по первоначальной эпохе, где различия и
конфликты разрешались через общее метафизическое напряжение в
интегральном и трансцендентном синтезе.
Эту счастливую эпоху мира, порядка, равновесия и гармонии мы
обычно называем Золотым веком, согласно терминологии Гесиода. И это
не что иное, как Рай христианской традиции, изначальное состояние
высокой духовности, о котором все традиции сохранили светлое
воспоминание.
С того момента, как метафизическое напряжение начинает
отражаться в мире истоков, происходит головокружительное падение в
хаос, неотъемлемый от материи. «Первородный грех» христианской
традиции не что иное, как причина этого упадка. Он включает в себя
четыре этапа: это традиционная доктрина четырёх эпох, которые
продолжаются в течение Манвантары (в индуистской традиции, так
называется цикл, соответствующий истории человечества). Мы не будем
подробно описывать здесь особенности золотого, серебряного, бронзового
и железного веков. Мы ограничимся напоминанием о том, что их
последовательное
появление
в
истории
нынешней
Манвантары
параллельно возрастающему удалению современного человечества от
изначальной духовности. Здесь говорится об управлении, которое не
исключает попытки успешного восстановления. Согласно Генону, в самом
сердце
железного
века,
происхождение
которого
восходит
к
«историческим» временам, должна произойти светлая революция — в
этимологическом смысле этого термина — западного христианского
Средневековья.
Но,
учитывая
состояние
упадка
современного
человечества, такие попытки всегда были обречены на скорую абсорбцию
во всё более порывистом течении духовности, соответствующей условиям
своей эпохи. Случается и так, что иные традиции, даже сохраняя
первичную духовность, вынуждены адаптироваться к условиям своего
времени. Это ситуация христианства, двусмысленность которой происходит
из двух различных направлений, сосуществующих в лоне его доктрины: с
одной стороны — бесспорное следование Традиции, с другой — попытка
приспособиться к условиям Кали–юги.

ДВУСМЫСЛЕННОСТЬ ХРИСТИАНСТВА
В традиционном мировоззрении Золотой Век — не только объект
ностальгии. Это также объект надежды. Рай, быстро утраченный на фоне
прошлого и прогнозируемый на горизонте будущего. Каждый цикл
содержит в себе семена нового человечества. Конец текущей Манвантары
совпадает с началом нового цикла, что откроется Золотым Веком.
Столкнувшись с собственным растворением в Кали–югу (индуистский
термин, который означает железный век, «тёмный век», эпоху Кали,
богини разрушения), этот вновь возвращённый Рай символически
воссоединяется с вечностью. Это «тысячелетнее царство», объявленное в
Апокалипсисе.
Во время традиционного завершения цикла, христианство вызывает
неоднозначную реакцию своей верой в возвращение Золотого Века и
вестника нового человечества. Кто–то склонен видеть в этом мессианстве
разрыв связей с другими традициями и считать его специфической чертой
христианской (и еврейской) традиции. В действительности же это
мессианство — только усиление общей традиционной тенденции,
навязанной историческими условиями. Таким образом, христианская
концепция Парусии (возвращение Христа в конце времён) имеет
эквивалент в других религиях. Торжествующему Христу, который
восстанавливает порядок и правосудие, в индуистской традиции
соответствует Калки–Мститель, который положит конец беспорядку и
растворению железного века с колоссальными разрушениями (см.
Savitri Devi, Souvenirs et reflexions d'une aryenne, стр. 199). Если время
от времени христианство представляет спектакль мессианства, то лишь по
мере
того,
как
исторический
театр
действий
приближается
к
заключительному этапу «конца времён», упомянутому в Евангелии, в эту
эпоху всеобщего и необратимого упадка, когда единственная причина для
того, чтобы жить, заключается в надежде на новый Золотой Век.
Такова двусмысленность христианства: в нём уживаются два
элемента чистой традиционной доктрины и проблематики разумного
приспособления к условиям конца Цикла. Усилия и адаптация
христианской
традиции
к
условиям
Кали–юги
различно
интерпретируются. Некоторые усматривают в этом возможность презирать
христианство, клеймить его как мессианизм, который не соответствует
западному менталитету. Другие видят в этом нововведение, которым
христианство может гордиться, претендуя на своё превосходство перед
другими традициями. Так полагают многие католики: воплощённое Слово,
традиция, происходящая от прямого вмешательства Бога в историю,
христианство, имеет характер абсолютной новизны и духовного
превосходства по отношению к другим традициям. На самом деле речь
идёт об относительной, объяснимой новизне в общей структуре нынешней
Манвантары. Вмешательство Бога в историю через Воплощённый Глагол,
было необходимо в виду состояния крайней дегенерации Цикла и
человечества, которое ему соответствовало. В этом так называемое
превосходство христианской традиции. Христианство не является самой

лучшей религией. Это лучшая религия лишь в обстоятельствах железного
века, традиция, более приспособленная к крайне распущенной эпохе, где
человечество потеряно в материальной хаосе и «царстве количества».

Лукас Кранах Старший. Золотой Век.

НАША МЕТАПОЛИТИЧЕСКАЯ ЦЕЛЬ

Поль Серан напоминает нам, что в своём стремлении к цивилизации
«интегрального христианства», Генон всегда находится «вне и выше
модернистских перспектив фундаменталистов». Такой же является и наша
точка зрения в анализе христианства как метаполитического явления. Не
следует приходить к заключению, что мы ставим на один уровень
абсурдные критерии аджорнаменто11 с гораздо более интересными
концепциями архиепископа Лефевра12 и аббата Жоржа де Нанта13. Для
нас, как и для фундаменталистов, христианская концепция общества
основывается на значении порядка, власти и аристократии, при условии
понимания этих условий в их высшем смысле. Согласно греческой
этимологии, аристократия означает «правление лучших», что назначены
таковыми в соответствии с духовными критериями. Когда мы говорим о
власти, очевидно, что речь идёт о духовной власти, которую следует
отличать от светской, и которая в каждом нормальном обществе признана
затем, чтобы укрощать «волю к власти» политических вождей. Что
касается порядка, его не нужно путать с жестокими репрессиями. Это,
прежде всего, гармония общественного мира, фактор гармонизации
различий,
порождающий
элемент
коллективного
равновесия,
интеграционная сила и преодоление антагонизма, инструмент, который
унифицирует общественное разделение и пресекает потенциальные
конфликты.
При
метаполитическом
анализе
современного
христианства,
необходимо различать три течения: «левое» христианство, «правое»
антихристианство
и
фундаментализм.
Мы
только
что
назвали
положительные характеристики последнего. Отрицательной его чертой
является тот факт, что фундаментализм отвергает эзотерический аспект
христианской доктрины и точку зрения на её связь с Изначальной
Традицией.
Халатность и пренебрежение к эзотерической части христианства
достигает полного согласия с оценкой его экзотерического призвания. Хотя
фундаменталисты считают это авторитарное и аристократическое
призвание знаменитым «церковным порядком», столь высоко ценимым
Шарлем Моррасом14, которому Эрик Вартр посвятил важнейшую главу
11

Аджорнаменто (итальян. aggiornamento – обновление) – тенденция развития современного
неотомизма, ориентированная на ассимиляцию католической теологией новейших философских идей
экзистенциализма, философской антропологии, герменевтики, феноменологии, а также
лингвистической философии, неопозитивизма и, отчасти, кантианства и когнитивной психологии.
Термин введен II Ватиканским собором (1962-1965), принявшим масштабную программу адаптации
неотомизма к установкам современной культуры.
12
Марсель Лефевр (Marcel-Francois Lefebvre, 1905-1991) — католический архиепископ, генеральный
настоятель Конгрегации Святого Духа (CSSp) (1962-1968), основатель и генеральный настоятель
Священнического братства св. Пия X (FSSPX).
13
Аббат Жорж де Нант – основатель «Лиги католической контрреформации», скончался во Франции
на 86-м году жизни. Аббат де Нант был известен как убежденный противник II Ватиканского собора.
14
Шарль Моррас – французский публицист, критик, поэт. Член Французской Академии (1938-1945,
лишен звания по решению Лионского су