• Название:

    «


  • Размер: 0.72 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



    Предпросмотр документа

    By arrangement with Shambhala Publications, Inc.,
    P.O. Box 308, Boston, Massachusetts, 02115, USA
    www.shambhala.com
    Публикуется по согласованию
    с Издательством «Шамбала Пабликейшнз»,
    Бостон, Массачусетс, США,
    и
    Агентством Александра Корженевского
    Перевод с английского Ф. Маликовой
    Дзонгсар Кхьенце
    Отчего вы не буддист

    В этой книге, написанной в оригинальном и даже не­
    сколько вызывающем стиле, Дзонгсар Кхьенце Ринпоче,
    известный учитель тибетского буддизма, развенчивает мно гие ошибочные мнения, распространённые в буддийской
    среде, застарелые стереотипы и фантазии. С необычайной
    силой и своеобразием стиля изложения он выражает самую
    суть буддизма в четырёх простых утверждениях, известных
    также как Четыре печати буддийского воззрения, представ­
    ляя их читателю как ряд животрепещущих личных вопро­
    сов, требующих ответа.
    По мнению автора, лишь дав утвердительный ответ на
    все эти вопросы, сказав чёткое и недвусмысленное «да», вы
    по праву сможете называть себя буддистом.

    Посвящается

    сыну Шуддходаны,

    индийскому

    царевичу,

    Без которого и не узнал бы, что я просто скиталец...

    СОДЕРЖАНИЕ

    Введение

    7

    Глава первая
    САМООБМАН И НЕПОСТОЯНСТВО

    15

    Глава вторая
    ЭМОЦИИ И БОЛЬ

    52

    Глава третья
    ВСЁ - ПУСТОТА

    84

    Глава четвёртая
    НИРВАНА - ВНЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ

    123

    Заключение

    158

    Послесловие
    О ПЕРЕВОДЕ ТЕРМИНОВ

    185

    Благодарности

    188

    ВВЕДЕНИЕ

    К

    ак-то раз, совершая трансатлантический пе­
    релёт, я сидел в самолёте в среднем кресле сред­
    него ряда, и сосед решил выказать мне своё дру­
    желюбие. По моей бритой голове и тёмно-крас­
    ному одеянию он догадался, что я буддист. Когда
    принесли еду, сосед тактично предложил заказать
    для меня что-нибудь вегетарианское. Сделав пра­
    вильный вывод, что я буддист, он на этом основа­
    нии решил, что я не ем мяса. Так завязалась наша
    беседа. Перелёт был долгим, и, чтобы развеять ску­
    ку, мы толковали о буддизме.
    С годами я стал понимать, что люди часто свя­
    зывают буддизм и буддистов с такими понятиями,
    как мир, медитация и ненасилие. Скорее всего,
    многие думают, что быть буддистом — это попро­
    сту носить шафрановое или тёмно-красное одея­
    ние и безмятежно улыбаться. К а к ревностному
    последователю учения Будды, мне бы только гор­
    диться такой репутацией, особенно в части отказа
    от насильственных действий, что так редко встре­
    чается в наш век войн и всяческого насилия, в том

    - 7 -

    числе религиозного. На протяжении всей истории
    человечества религия порождала жестокость. Д а ж е
    сейчас главное место в новостях занимают сооб­
    щения о насилии, творимом религиозными экст­
    ремистами. Однако я полагаю, что могу с полной
    уверенностью сказать, что буддисты себя этим не
    запятнали. Насилие никогда не имело никакого
    места в распространении буддизма. И всё же, как
    знающему буддисту, мне не совсем нравится, ког­
    да буддизм ассоциируют только с вегетарианством,
    ненасилием, умиротворённостью и медитацией.
    Царевич Сиддхартха, пожертвовавший всеми бла­
    гами и роскошью жизни во дворце, чтобы отпра­
    виться на поиски просветления, наверняка стре­
    мился к чему-то большему, чем пассивная самоустранённость и опрощение.
    Хотя по своей сути буддизм очень прост, объяс­
    нить его не так легко. Он почти непостижимо сло­
    жен, обширен и глубок. Хотя буддизм нельзя н а ­
    звать религией, и тем более теистической, его труд­
    но и з л а г а т ь , не о б л е к а я в т е о р е т и ч е с к и е и
    религиозные понятия. По мере того как буддизм
    распространялся по разным уголкам мира, насла­
    ивающиеся культурные особенности, которые в нём
    накапливались, делали его ещё более сложным для
    понимания. Такие свойственные теистическим ре­
    лигиям внешние атрибуты, как использование бла­
    говонных курительных свечей, колокольчиков,
    красочных головных уборов, могут привлекать
    внимание людей, но в то же время могут стать пре­
    пятствиями. Принимая всё это за «буддизм», люди
    упускают из виду самую его суть.
    Подчас удручённый тем, что учения Сиддхартхи не находят такого понимания, какого бы мне
    - 8 -

    хотелось, а иногда и из собственных амбиций я
    склонялся к мысли о реформации буддизма с це­
    лью сделать его легче — более прямолинейным и
    пуританским. Однако было бы ошибкой и заблуж­
    дением воображать (как это иногда делал я ) , что
    можно упростить буддизм, сведя его к чётко опре­
    делённым, рассчитанным практикам, вроде трёх­
    разовой медитации, а также к следованию опреде­
    лённому «дресс-коду» и убеждённости в некото­
    рых идеологических постулатах, например в том,
    что весь мир должен быть обращен в буддизм. Если
    бы мы могли обещать, что такие практики немед­
    ленно дадут ощутимый результат, думаю, в мире
    было бы больше буддистов. Но когда я стряхиваю
    с себя эти фантазии (которые овладевают мною не
    так уж часто), мой трезвый ум говорит мне, что
    мир, населённый людьми, называющими себя буд­
    дистами, необязательно станет лучшим миром.
    Многие ошибочно думают, что Будда — это
    «Бог» буддистов. Д а ж е среди тех, кто живёт в так
    называемых буддийских странах — в Корее, Япо­
    нии и Бутане, есть подобное представление о Буд­
    де и буддизме. Вот почему в этой книге мы попе­
    ременно используем имя Сиддхартхаи Будда, что­
    бы н а п о м н и т ь читателю, что Будда был просто
    человеком и что этот человек стал просветлённым
    существом — буддой.
    Понятно, что у кого-то может сложиться пред­
    ставление о буддистах как о последователях неко его человека по имени Будда. Однако сам Будда
    указал, что нужно чтить не человека, а мудрость,
    которой он учит. Точно так же считается само со­
    бой разумеющимся, что центральное место в буд­
    дизме занимают постулаты о карме и перерожде-

    - 9 -

    нии. Существуют и другие явные заблуждения п о ­
    добного рода. Например, иногда тибетский буд­
    дизм называют ламаизмом, а дзэн и вовсе не от­
    носят к буддизму как таковому. Бывает, люди, не­
    сколько более информированные, но тем не менее
    заблуждающиеся, используют такие слова, к а к
    «пустота» и «нирвана», не понимая их подлинно­
    го смысла.
    Когда возникает разговор вроде того, что завя­
    зался у меня с моим соседом в самолёте, небуддист
    может невольно задать такой вопрос: «А что имен но отличает буддиста от небуддиста? » Ответить на
    этот вопрос труднее всего. Если ваш собеседник
    питает подлинный интерес, то полный ответ — не
    тема для лёгкого разговора за обедом, а слишком
    широкие обобщения могут привести к неправиль­
    ному пониманию. Естественно, я исхожу из пред­
    положения, что вы стремитесь дать собеседнику
    верный ответ, затрагивающий самую основу этой
    духовной традиции, которая существует уже две с
    половиной тысячи лет!
    Буддистом можно назвать того, кто признаёт
    следующие четыре истины:
    Всё составное непостоянно.
    Все эмоции — страдание.
    Все вещи не имеют независимого бытия.
    Нирвана — вне представлений.
    Эти четыре положения, которые изрёк сам Будда,
    называют «четыре печати». Печатью принято счи­
    тать некое клеймо, удостоверяющее подлинность
    объекта. Ради простоты и лёгкости изложения здесь
    мы будем называть эти положения как печатями,
    — 10-

    так и истинами, причем их не нужно путать с че­
    тырьмя благородными истинами буддизма, кото­
    рые затрагивают один лишь аспект страдания. Хотя
    считается, что четыре печати заключают в себе весь
    буддизм, похоже, что люди не хотят о них слушать.
    Без дальнейших объяснений эти утверждения за­
    частую лишь нагоняют уныние на слушающих и
    вовсе не способствуют пробуждению в них живого
    интереса. Люди меняют тему разговора, и на том
    всё заканчивается.
    Смысл четырёх печатей нужно понимать бук­
    вально, а не как метафору или нечто мистическое
    и воспринимать его нужно серьёзно. Однако эти
    печати не указы или предписания. Если немного
    призадуматься, видно, что они не имеют отноше­
    ния ни к морализаторству, ни к чему-то формаль­
    но-ритуальному. Здесь не упоминается о хорошем
    или плохом поведении. Это мирские истины, опи­
    рающиеся на мудрость, а мудрость — краеуголь­
    н ы й к а м е н ь буддизма. Нравственность и этика
    второстепенны. Если человек пару раз затянется
    сигаретой или совершит небольшую глупость, это
    не помешает ему стать буддистом. Однако, заметь­
    те, при этом я не говорю, что мы получаем некую
    «индульгенцию» и вольны быть безнравственны­
    ми и распущенными.
    Вообще говоря, мудрость проистекает от ума,
    обладающего тем, что буддисты называют верным
    воззрением. Н о , чтобы иметь правильное воззре­
    ние, вовсе не обязательно считать себя буддистом.
    В конечном счёте именно такое воззрение опреде­
    ляет наши побуждения и действия. И м е н н о воз­
    зрение направляет нас на путь буддизма. Если в
    дополнение к четырём печатям мы можем принять

    - 1 1 -

    и исповедовать нравственное поведение, то тогда
    мы станем ещё лучшими буддистами. Но отчего же
    вы не буддист?
    Если вы не можете признать, что все составные
    или созданные вещи непостоянны, если вы счи­
    таете, что есть какая-то исходная первичная
    субстанция или идея, которая постоянна, то вы
    не буддист.
    Если вы не можете признать, что эмоции — это
    страдание, если вы верите, что на самом деле не­
    которые эмоции исключительно приятны, то вы
    не буддист.
    Если вы не можете признать, что все явления
    иллюзорны и пусты, если вы верите, что неко­
    торые вещи существуют независимо и самодос­
    таточно, то вы не буддист.
    И если вы верите, что просветление существует
    в измерениях времени, пространства и энергии,
    то вы не буддист.
    Но тогда что делает вас буддистом? Вы можете
    родиться в совершенно небуддийской стране, внебуддийской семье, не носить особой одежды и не
    брить голову, можете есть мясо и обожать Эминема и Пэрис Хилтон. Это вовсе не значит, что вы не
    можете быть буддистом. Чтобы быть буддистом,
    вам необходимо признавать, что всё составное не­
    постоянно, все эмоции — страдание, все вещи ли­
    шены независимого самобытия, а просветление —
    вне рассудочных понятий.
    - 1 2 -

    Нет нужды постоянно и непрерывно памятовать
    об этих четырёх истинах: они должны просто пре­
    бывать в вашем уме.
    Ведь вам не нужно постоянно вспоминать соб­
    ственное и м я : когда вас спросят, вы тут же его
    вспомните. В этом нет сомнений. Каждого, кто при­
    знал эти четыре печати, даже независимо от учений
    Будды, даже при условии, что человек этот никогда
    не слышал имени Будды Шакьямуни, можно счи­
    тать находящимся на том же пути, что и Он.
    Пытаясь объяснить всё это человеку, сидящему
    рядом со мной в самолёте, я услышал тихое похра­
    пывание и понял, что сосед крепко спит. Для него
    наша беседа явно не развеяла скуку.
    Мне нравится обобщать, и, читая эту книгу, вы
    найдёте в ней море обобщений. Но для себя я оп­
    равдываю это тем, что считаю обобщения одним
    из немногих средств общения между людьми. И это
    само по себе тоже обобщение.
    Я пишу эту книгу не с тем, чтобы склонить чи­
    тателей следовать учению Будды Ш а к ь я м у н и ,
    стать буддистами и практиковать Дхарму. Я н а м е ­
    ренно не упоминаю о методах медитации, о прак­
    тиках и мантрах. М о я главная задача — указать на
    неповторимый путь буддизма, отличающий его от
    других воззрений. Что же такого сказал индийский
    царевич, если это заслужило столь большое уваже­
    ние и восхищение даже со стороны скептически
    настроенных современных учёных вроде Альберта
    Эйнштейна? Что он сказал такого, если это под­
    вигло тысячи паломников преклоняться перед ним,
    падая ниц, на всём пути от Тибета до Бодхгайи?
    Что выделяет буддизм из других мировых религий?
    П о л а г а я , что он сводится к четырём печатям, я

    -13-

    попытался изложить эти трудные понятия самым
    простым языком, который мне доступен.
    Первоочередным для Сиддхартхи было доб­
    раться до самого корня, до сути проблемы. Буд­
    дизм не привязан ни к какой культуре. Он не несёт
    пользу только какому-то ограниченному сообще­
    ству и не связан с властью, управлением и полити­
    кой. Сиддхартху не интересовали учёные трактаты
    и доказуемые наукой теории. Его не заботило,
    плоский наш мир или круглый. Его практический
    интерес заключался в ином. Он хотел добраться до
    самой сути страдания. Я надеюсь, мне удастся п о ­
    казать вам, что его учения — это не грандиозная
    философская система, которую досконально изу­
    чают, а затем благополучно ставят на полку, но
    действенное, логически обоснованное воззрение,
    которое может постигать и применять на практике
    каждый. С этой целью я постарался использовать
    примеры из всех аспектов нашей жизни: от р о м а н ­
    тических увлечений до возникновения цивилиза­
    ции, как мы его себе представляем. Хотя эти при­
    меры отличаются от тех, что использовал Сиддхар тха, тот смысл, к о т о р ы й он в них в к л а д ы в а л ,
    актуален и значим и поныне.
    Однако Сиддхартха говорил и то, что его слова
    не следует принимать на веру, в силу авторитета
    говорящего, не подвергая их анализу и критичес­
    кому осмыслению. Тем более нужно тщательно
    проверять слова заурядного человека вроде меня,
    и посему я призываю вас тщательно анализировать
    все те мысли и утверждения, которые вы найдёте
    на этих страницах.

    ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Самообман
    и непостоянство
    .





    .

    Б

    удда не был небожителем. Он был просто че­
    ловеком. Но не совсем простым, потому что он
    был царевичем. Он носил имя Сиддхартха Гаутама, и в его распоряжении были все жизненные бла­
    га: прекрасный дворец в Капилавасту, преданная
    жена и сын, любящие родители, верные поддан­
    ные, пышные сады с павлинами и множество утон чённых придворных куртизанок. Его отец, Шуддходана, позаботился о том, чтобы в стенах двор­
    ца предупреждались все его желания и исполнялись
    все прихоти. Ведь астролог предсказал новорож­
    дённому царевичу, что тот может стать отшельни­
    ком, а Шуддходана решил, что Сиддхартха должен
    унаследовать его трон. Жизнь во дворце протека­
    ла в роскоши, безопасности и безмятежности. Сид­
    дхартха никогда не ссорился с членами своей се­
    мьи, а наоборот, заботился о них и очень их лю­
    бил. Он ладил со всеми, если не считать редких
    размолвок с одним из двоюродных братьев.
    Когда Сиддхартха повзрослел, ему стало любо­
    пытно, как живёт его страна и внешний мир. Ус-15-

    тупив просьбам сына, царь согласился отпустить
    его на прогулку за стены дворца, но строго наказал
    возничему Чанне, чтобы тот показывал царевичу
    только красивое и приятное. И в п р я м ь царевича
    очень порадовали горы, реки и всё богатство п р и ­
    роды в его владениях. Но на обратном пути им по­
    пался крестьянин, который стонал на обочине,
    корчась от мучительной боли. Всю жизнь Сиддхартху окружали крепкие телохранители и пышущие
    здоровьем придворные дамы, и вид измождённого
    больного его поразил. То, что он своими глазами
    убедился в уязвимости человеческого тела, произ­
    вело на него глубокое впечатление, и он вернулся
    во дворец с тяжёлым сердцем.
    Б р е м я шло, и, казалось, царевич пришёл в себя,
    но он ж а ж д а л совершить ещё одно путешествие.
    И снова Шуддходана с большой неохотой согла­
    сился . На этот раз Сиддхартха увидел ковыляющую
    дряхлую и беззубую старуху. Он сразу же прика­
    зал Чанне остановиться.
    — Почему она так ходит? — спросил царевич.
    — Она старая, господин, — ответил Ч а н н а .
    — Что значит «старая»? — удивился Сиддхар­
    тха.
    — За долгое время все составляющие её тела из носились, — сказал Чанна.
    Потрясённый увиденным, Сиддхартха позволил
    Чанне отвезти себя домой.
    Теперь любопытство Сиддхартхи стало неуто­
    лимым: что же ещё таится снаружи? И он с Ч а н ­
    ной отправился в третье путешествие. Его снова
    радовали красота природы, горы и быстрые пото ки. Но на обратном пути им встретились люди, н е ­
    сущие на носилках распростёртое безжизненное
    -16-

    тело. Никогда в жизни Сиддхартха не видел ниче­
    го подобного. Ч а н н а объяснил, что это бренное
    тело на самом деле мертво.
    — А к другим тоже придёт смерть? — спросил
    Сиддхартха.
    — Да, мой господин, она придёт ко всем.
    — И к моему отцу? И даже к моему сыну?
    — Да, ко всем. Богат ты или беден, высокой к а ­
    сты или низкой, смерти не избежать никому. Т а ­
    кова судьба всех, кто родился на этой земле.
    Впервые слыша историю о том, как в уме Сиддхартхи стало зарождаться постижение, мы впол­
    не можем подумать, что он был по меньшей мере
    чрезвычайно простодушен.
    Странно слышать о том, как царевич, которо­
    го готовят к тому, чтобы возглавить страну, за­
    даёт такие детские вопросы. Но кто по-настоя­
    щему наивен, так это мы сами. В наш век и н ф о р ­
    мации нас окружают изображения разложения и
    смерти — обезглавливание, бои быков, кровавые
    убийства. Эти картины вовсе не призваны н а п о ­
    м и н а т ь н а м о нашей участи, а используются с
    целью стимуляции страстей, развлечения и нажи­
    вы. Смерть стала продуктом потребления. Боль­
    шинство из нас глубоко не задумывается о при­
    роде смерти. Мы не отдаём себе отчёта в том, что
    наше тело и окружающая среда состоят из неус­
    тойчивых элементов, которые могут распасться
    при малейшем толчке.
    Разумеется, мы знаем, что настанет день, ког­
    да мы умрём. Но большинство, если только н а м
    не поставили диагноз неиз