• Название:

    01 Е. Штеген: Пробуждение начинается с меня


  • Размер: 1.33 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Автор: Andriy

Предпросмотр документа

Людмила Плетт. Пробуждение начинается с меня

ОГЛАВЛЕНИЕ
Предисловие
Вступление
I Детство. Первое искреннее обращение
II Призвание к служению и цена непослушания
III Двенадцатилетнее "хождение по пустыне"
IV Слово становится живым
V Пробуждение начинается с меня
VI Из тьмы к свету
VII Враги пробуждения
VIII Бог есть огонь поедающий
IX Испытайте и проверьте самих себя
X Встань и исповедуй свои грехи!
XI Чему научил меня Бог через Зулу
XII Как стать благопотребным сосудом
XIII Путь, который является путѐм святым
XIV Великое начинается с малого
XV Место, где помогают людям

Пользуясь возможностью, хочу выразить глубокую, искреннюю
благодарность и признательность моему дорогому мужу Генриху,
друзьям и знакомым, всем тем, кто в той или иной мере оказал мне
неоценимую помощь в работе над изданием этой книги.
Л. Плетт

ПРЕДИСЛОВИЕ
Дорогой друг! Эта книга представляет собой личный рассказ Эрло
Штегена - евангелиста и миссионера из Южной Африки, через
которого Господь даровал великое духовное пробуждение среди
жестокого и воинствующего племени Зулу. Это племя,
насчитывающее около 7 миллионов человек, является самым
большим и наиболее цивилизованным чѐрным племенем в ЮжноАфриканской Республике.
Начавшись в конце 1966 года, это пробуждение горит и
распространяется дальше и дальше, охватывая не только
остальные народности, населяющие эту страну, но и народы
соседних африканских государств, а также многих людей в
различных странах Западной Европы и других частей земного
шара.
В основу книги положено более 20-ти оригиналов
магнитофонных записей проповедей Эрло Штегена на немецком
языке, сделанных во время богослужений, проходивших в различных

городах Западной Германии и на миссионерской станции Ква
Сиэабанту, которая является центром пробуждения.
Мысль о создании данной книги была положена мне на сердце
Самим Господом во время моего посещения этой миссионерской
станции в конце 1986 начале 1987 года, то есть как раз через 20
лет после начала пробуждения. Голос Божий, которому
невозможно было противостоять, снова и снова звучал во мне,
побуждая взяться за этот труд. То, что мне лично пришлось
увидеть и пережить в этом месте духовного пробуждения,
буквально перевернуло всѐ в моей душе, заставив о многом
задуматься и многое пересмотреть; и я благодарю Бога за всѐ,
что Он при этом во мне совершил. Молю Господа, чтобы то, что
оставило неизгладимый след в моѐм сердце, могло послужить
благословением ещѐ для многих.
В процессе перевода и составления книги пришлось столкнуться
со многими проблемами, заключающимися в трудности
переложения
живого
устного
языка
проповеди
в
повествовательный стиль последовательного литературного
рассказа. Кроме того, форма выражений в немецком и русском
языках нередко существенно отличается друг от друга, что
создавало трудности в точности передачи мыслей проповедника
при их переводе. Надеюсь, что встретив при чтении возможные
стилистические ошибки или неточности, читатель проявит
понимание в этом вопросе, концентрируя своѐ внимание не
столько на форме, сколько на содержании написанного.
Л. Плетт

Вступительная молитва:
О, Господь! Господь господствующих! Ты, Который победил тьму
и ад, грех и все нечистые силы! Ты, Который воскрес и Которому дана
вся власть на небе и на земле! Мы молимся Тебе, нашему Господу и
нашему Богу! Будь с нами и в нашей среде! Ты превратил воду в
вино. Преобрази также эти часы и это место, чтобы они стали
благословенными часами и благословенным местом к Твоей Славе!
Аминь.
"Если пшеничное зерно, падши в
землю не умрѐт, то останется одно,
а если умрѐт, то принесѐт много
плода".
Ев. от Иоанна 12:24

ВСТУПЛЕНИЕ
Приступая к своему рассказу, я хочу сначала вернуться далеко
назад к прошлому столетию.
В 1840-1850 годы, в северной части Германии, в городе
Германсбурге жил один лютеранский проповедник по имени Луи
Хармс. При его проповеди Господь даровал пробуждение в
окрестностях равнины Люнебург. Всѐ больше и больше людей
приходило в церковь, пока там уже не было больше места. В это
время одного собрания в день было недостаточно, и Луи Хармсу
пришлось проводить ещѐ одно служение, после обеда. Но и этого
оказалось мало, - так велика была жажда слышания Слова Божьего.
Тогда он стал проводить по три собрания в день.
Люди шли пешком десятки километров, чтобы попасть на
воскресное богослужение.
В те времена население города Германсбурга жило довольно
бедно. Дети крестьян проводили недобрую жизнь. Они много пили и
жили полностью в мире и грехе. Однако при проповеди этого пастора
молодые люди начали каяться. Они переставали пьянствовать и
блудить, прекращали хитрить и обманывать.
Однажды, придя к Луи Хармсу, они сказали ему: "Послушай
пастор! Мы хотели бы проповедывать Евангелие язычникам. Они
тоже должны услышать то, что слышим мы". Выслушав их, Луи
Хармс согласился. Но тут встал вопрос о получении ими духовного
образования. После обсуждения решено было послать их на учѐбу в
университет города Гамбург. Спустя две недели они вернулись оттуда
разочарованные и подавленные. Оказалось, что профессора нашли
их слишком глупыми для получения образования, необходимого для
проповедника.
Несмотря на это, молодые люди не хотели смириться с таким
положением, и тогда Луи Хармс отправил их в другой университет, в
город Бремен. Однако и в Бремене с ними повторилась та же история
и они вынуждены были снова возвратиться домой. Но даже вторая
неудача не могла погасить в них желания стать миссионерами. Так у
Луи Хармса не оставалось иного выхода, как открыть собственную
школу для обучения этих молодых людей миссионерскому
служению.
Когда первая проблема была разрешена, появилась следующая, как теперь этим евангелистам попасть в Африку. Большим желанием
Луи Хармса было то, чтобы они отправились в Восточную Африку,
Эфиопию, к племени Гала - отважному господствующему племени,
проводившему свою жизнь в сражениях и войнах. Он был уверен, что
если этот народ покается, то пройдѐт с Евангелием через всю
Африку.
Наконец, решено было построить корабль. Это было делом веры,
потому что сама по себе их церковь была небогатой. Но они

надеялись на Бога и, молясь, просили Его даровать им всѐ
необходимое для постройки корабля.
Вскоре после этого в Гамбурге нашѐлся один владелец фирмы,
который пообещал им подарить для этой цели железо и ещѐ
некоторые материалы. Другой владелец дал им требуемое дерево и
так они смогли построить небольшой корабль, который был назван
"Кандакия"1}.
В 1854 году, посылая в Африку первых миссионеров, Луи Хармс
говорил каждому из них при расставании: "Я не желал бы больше
увидеть тебя здесь! Мы расстаѐмся до тех пор, пока однажды ни
встретимся на небесах!" Таким образом, эти миссионеры никогда
больше не вернулись к себе на родину, умирая вдали от неѐ в
языческих странах. Их жизнь среди полудиких чѐрных племѐн была,
конечно, нелѐгкой, но они пожертвовали еѐ для Евангелия.
Покинув Германию, корабль взял свой курс на Восточную
Африку. Но когда они, приближаясь к цели, остановились около
Момбаза, то оказалось, что все двери в Эфиопию были для них
закрыты.
Итак, разочарованные, подавленные и разбитые, они вынуждены
были возвращаться назад. Можно себе представить, какие чувства
владели ими при этом.
На обратном пути их судно пристало к пристани города Дурбан в
Южной Африке. Вытащив свои тром-петы,2) они начали играть на
них, стоя на палубе корабля. В это время в Дурбане находился один
миссионер по имени Меренский, который прибыл в эту провинцию
Натал из Берлинской миссии в том же году. Услышав звуки
играющих тромпет, он сразу же определил, что это немцы. Взойдя на
корабль, он встретился с миссионерами из Германсбурга, которые
рассказали ему свою печальную историю.Узнав, что они не получили
в Эфиопии разрешения для их миссионерской работы, Меренский
начал утешать и ободрять их. "Оставайтесь здесь, среди племени
Зулу! - говорил он.- Это не менее сильный и воинственный народ,
чем племя Гала. Несите им Евангелие! Ведь они тоже ничего не
знают о Господе!"
Послушавшись его совета, миссионеры решили остаться в Южной
Африке, и с тех пор люди немецкого происхождения хорошо
известны чѐрным из племени Зулу.
1) Кандакия - имя царицы Эфиопии (Деян. Ап. 8:27).
2) Тромпеты - духовые музыкальные трубы.
Так впервые началась там миссионерская работа. Прошло ещѐ
более 10 лет после этого события, прежде чем первые из наших
предков, относящихся к роду Штеген, на том же корабле "Кандакия"
также вошли в порт города Дурбан, чтобы навсегда поселиться в
Южной Африке. Они приехали сюда не как миссионеры, а как

фермеры, которые своим крестьянским трудом должны были
помогать миссионерам в их работе.
Таким образом, в провинции Натал образовалось несколько
общин белых людей, из которых многие говорили по-немецки.
Началось строительство немецких церквей и немецких школ. Люди
стали обживаться и устраиваться на новой земле, но, к сожалению,
при этом нередко случается то, что человек теряет свою первую
любовь к Богу.
Однако пути Господни неисповедимы, и план Божий совершается
в своѐ время. Немецкие миссионеры считали, что после их первой
неудачи всѐ пойдѐт неправильно, не так, как это предполагалось. Они
не могли предвидеть тогда, что Господь делал иначе. Он закрыл для
них путь в Эфиопию, открыв при этом двери в Южную Африку. Ведь
все ключи - у Господа!
Как часто мы бываем уверены, что всѐ в нашей жизни идѐт
неправильно, не так, как это должно было бы быть и как нам этого
бы хотелось. Сознание этого угнетает нас, и мы, упав, лежим духовно
на полу в унынии и отчаянии, думая, что теперь всѐ пропало, всѐ
пошло вкривь и вкось; и не знаем при этом, что происходящее с нами
является лишь началом Божьего провидения. Это начало, но не
такое, как мы его себе представляли; а такое, которое сделано Самим
Богом, по Его воле и по Его усмотрению. И блажен тот человек,
который смиряет себя пред Господом, будучи готовым исполнить Его
волю.
I. ДЕТСТВО. ПЕРВОЕ ИСКРЕННЕЕ ОБРАЩЕНИЕ
Тот факт, что мы оказались в Южной Африке, как и вся южноафриканская миссионерская история, является также чудом Божиим.
Наши предки, приехавшие в Южную Африку в 1869 году, были
нашими прапрадедушками и прапрабабушками со стороны нашей
матери. С отцовской стороны наши прародители приехали сюда
позже - в 1881-1883 годы. Во всей нашей южно-африканской
родословной никогда прежде не было проповедников.
В начале этого столетия прервалась всякая связь наших праотцов
со всеми родственниками, оставшимися в Европе, и с тех пор мы
ничего не знали о них.
Некоторые из тех, кто принадлежал к нашей родословной,
жившие в Южной Африке, со временем отделились от церкви, но
дом нашего отца оставался строго христианским домом. Нас, детей,
приучали каждое воскресенье ходить в церковь, что нам не очень-то
нравилось; и потому, ещѐ будучи ребѐнком, я решил, что, когда стану
взрослым, то выброшу всѐ это за борт жизни. Не удивительно
поэтому, что у нас не было желания уделять нашей вере много
времени. Иногда мы даже прибегали к хитрости или обману, чтобы
не идти в церковь; например, начинали жаловаться на сильные
головные боли, потому что хотели бежать на футбол. Когда же

родители уезжали в церковь, оставшиеся дети собирались вместе и
начиналась увлекательная игра в футбол. При этом "головные боли",
конечно, сразу же проходили.
Итак, несмотря на то, что мы вместе с нашими родителями
считались строго церковными людьми, прилежно посещавшими
богослужения в нашей лютеранской церкви, мы, тем не менее,
находились полностью в мире.
На нашем фермерском дворе была танцплощадка. Целыми днями
там чистили и полировали землю, для того, чтобы лучше было
танцевать. Здесь проходили свадьбы, помолвки и другие гулянья, на
которые собирались люди со всей нашей округи. Тут же
пьянствовали и веселились до утра. Если такие вечеринки проходили
в субботу вечером, то нередко, на следующее воскресное утро нам
звонили обеспокоенные родители и спрашивали, не знаем ли мы, что
случилось с их сыновьями, потому что пора уже идти в церковь, а
молодѐжь всѐ ещѐ не вернулась со вчерашней гулянки. После этого
нам приходилось идти искать их, и тогда выяснялось, что молодые
люди, возвращаясь с таких вечеринок, были настолько пьяны, что не
способны были добраться до дома и укладывались спать где-нибудь
на полпути. Всѐ это не мешало им, протрезвившись, в следующее
воскресное утро с самым благочестивым видом петь и музицировать
в церкви на богослужении.
Так продолжалось до тех пор, пока в нашей церкви не произошло
одно событие, сыгравшее важную роль в жизни многих, а также и в
моей собственной жизни. Наш прежний пастор и проповедник был
переведѐн в другое место, и к нам пришѐл другой.
Раньше бывало, отправляясь на собрание, мы, дети, имели
обыкновение брать с собой сладости. Часто мы засыпали, как только
начиналась проповедь, или потихоньку ели свои конфеты. Однако с
приходом к нам нового пастора, это положение изменилось. Он
проповедывал лучше, чем все другие проповедники, которых мы
знали. Его проповеди были содержательными, интересными и в то
же время довольно короткими, что нам особенно нравилось.
Кроме того, этот пастор проявлял много понимания по
отношению к нам, детям. Так, например, во время пасхи, когда, как
обычно, в близлежащем от нас городе Питермаритцбурге проходил
мотокросс, мы пошли к нему и спросили, не может ли он укоротить
свою проповедь, чтобы нам ещѐ во время успеть на мотокросс.
Согласившись на это, он говорил тогда всего 10 или 15 минут, и мы,
дети, были от этого прямо в восторге, восклицая: "Это самый лучший
пастор во всѐм мире! Как раз такой, какой нам нужен! Мы не можем
желать лучшего, чем этот!"
Однако в действительности, этот пастор был очень несчастным
человеком и, по-видимому, чувствовал, что в его жизни и в его
служении что-то не в порядке. Уже будучи ребѐнком, он не имел
мира в своѐм сердце. Повзрослев, он думал, что, став пастором и
проповедником, он получит этот желаемый мир. Решив так, он

поехал в Европу, где в течение длительного времени изучал
богословие. Являясь очень способным и высокоодарѐнным
человеком, он проявлял большие успехи в учѐбе, так что после
окончания обучения профессора не хотели отпускать его назад в
Африку, желая оставить для пасторского труда в Европе. Они
убеждали его, что в Африке он только погубит свой талант. На это он
ответил им в шутку: "Знаете, у меня на родине есть одна проблема.
Все бананы почему-то растут кривыми. Вот я и хочу попробовать их
выпрямить". Тогда они, смеясь, сказали, что он безнадѐжен для
вразумления, и потому может ехать в свою Африку. Возвратившись
на родину, он стал миссионером и через некоторое время попал в
нашу церковь.
Однако в дальнейшем, должность пастора и его служение также
не могли удовлетворить его духовной нужды. Тогда он подумал, что
ему следует больше и ревностнее проповедывать, и начал проводить
собрания по несколько раз в неделю. В результате он был настолько
переутомлѐн, что больше не мог нести взятой на себя нагрузки, и, в
виду начинающегося невроза, вынужден был обратиться за
медицинской помощью.
В этой местности был один хороший врач, еврей, который был
неверующим. После обследования этот врач сказал ему: "Господин
пастор, мне удивителен тот факт, что вы, христиане, так сильно
боитесь смерти! Я давно заметил это в моих пациентах, которые
являются христианами по вере. Я не могу понять, почему вы, веря в
Мессию, так трепещите перед смертью!" Эти слова были для нашего
пастора подобно горькой пилюле.
Во избежание развития тяжѐлого невроза, врач посоветовал ему
оставить пасторское служение не менее чем на 3 месяца и даже лечь в
больницу для проведения стационарного лечения.
Отклонив это предложение, пастор возвратился к себе домой
подавленным и удручѐнным. Слова, сказанные врачом, не давали
ему покоя, и после некоторых размышлений он сказал, обращаясь к
своей жене: "Не может быть, чтобы во всѐм этом мире не нашлось
человека, который бы мог мне помочь. Я чувствую, что моей душе
чего-то не хватает. Я не знаю, что это; но ведь должен же быть ктонибудь, кто мог бы мне это подсказать!" После этого, собравшись, он
отправился в путешествие, решив не возвращаться до тех пор, пока
не найдѐт ответа на свой вопрос, хотя бы для этого и пришлось бы
ему объехать полсвета.
Спустя некоторое время он приехал в столицу Южной Африки город Преторию, где встретил одного человека, который был
евангелистом, но находился в пренебрежении и унижении в глазах
многих. Несмотря на то, что об этом человеке говорили много
плохого, наш пастор, находясь в большой духовной нужде, решил
всѐ-таки обратиться к нему, втайне надеясь получить от него помощь.
(Как ни странно, нередко это является даже хорошим признаком,
если о ком-то говорят много худого. Слово Божие в Евангелии от

Луки 6:26 говорит нам: "Горе вам, когда все люди будут говорить
о вас хорошо". Сатана не может молчать, если в каком-нибудь
человеке или в каком-то месте действует Бог. Именно так было и
в данном случае. Этот евангелист был действительно дитѐм
Божьим).
Во время их встречи первым разочарованием нашего пастора
было то, что он заметил, что знания греческого языка у евангелиста
значительно хуже, чем у него самого, а еврейским он владел совсем
плохо. "Ну чем может помочь мне такой человек, - думал пастор,если он даже необходимых евангелисту языков толком не знает! Что
посоветует мне этот недоучка, если мои собственные знания намного
лучше, чем у него!"
Однако этот евангелист поистине знал Господа и был мужем,
умеющим молиться. Слушая своего посетителя, он внутренне горячо
молился за него, говоря: "Господь Иисус! Я прошу Тебя! Разрушь
стоящую преграду! Пролей Твой свет в сердце этого человека, ибо он
нуждается в Тебе!..."
Наконец, выслушав своего гостя, он предложил ему помолиться
вместе, и когда они, склонив колени, начали молиться, наш пастор
вдруг почувствовал, будто свет пролился в его сердце, и в этот момент
ему открылась глубина значения данных слов: "Се, стою у двери и
стучу. Если кто услышит голос Мой и откроет Мне, Я войду к нему и
буду вечерять с ним, и