• Название:

    Спор о современной христианской музыке

  • Размер: 0.64 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Споры о современной музыке
  • Автор: Vladimir

Споры о современной музыке
Стив Миллер

Оглавление:
Предисловие
Благодарности
Глава 1. Споры о христианской музыке
Часть первая. Современная христианская музыка под огнем критики
Глава 2. Угроза для здоровья
Глава 3. Моральное разложение
Глава 4. Обвинения в обмирщении
Глава 5. Красота и уродство. Предостережения членов церкви, не
принимающих современной музыки
Глава 6. Вредные ассоциации, сомнительное сходство, подозрительные
и опасные уклоны
Часть вторая. С библейской точки зрения
Глава 7. Библия о музыке
Глава 8. Библейские принципы для музыкантов и устроителей
христианских собраний
Часть третья. Что обнаружит путешествие вглубь истории
Глава 9. От ранних песнопений до песен эпохи Реформации
Глава 10. От псалмов до церковных гимнов
Глава 11. Чему нас может научить история?
Часть четвертая. Как обуздать современную музыку и использовать ее
энергию?
Глава 12. Нужна альтернатива
Глава 13. Как передать детям свои музыкальные взгляды и убеждения
Глава 14. Христианская альтернатива
Глава 15. Как привнести это в церковь?
Глава 16. Как привнести это в мир?
Приложение. Как четыре растущие церкви используют современную
музыку

Для меня все это началось в 1974 году, когда мой преподаватель, ведущий занятия
по изучению Библии, уговорил меня посетить концерт христианской музыки.
Ожидая увидеть что-то вроде церковного хора, я сам удивился своему волнению.
Вызвали его музыканты, использовавшие популярный стиль, чтобы передавать
духовную истину.
Музыка мне понравилась, я поклялся вместе со всеми Богу, когда зал пел с
музыкантами, мне захотелось любить Его превыше всего; и я принес домой
первый из множества современных христианских музыкальных альбомов, чтобы
пережить то же самое в одиночестве, у себя дома. И впрямь, записи на пластинках
и магнитофонных пленках так благотворно обновили мой ум, что христианские
группы «Песня любви» («Love Song»), «Истина» («Truth») и «Маранафа»
(«Maranatha») вскоре заменили «Лед Зеппелин» («Led Zeppelin»), «Рол-линг
Стоунз» («The Rolling Stones») и другие нехристианские группы, которым и дела
нет до моего духовного благополучия.
То были замечательные дни — дни свидетельства на улице, изучения Слова. Я
видел, как жизнь моих друзей изменялась силой Евангелия. Видел я и плоды —
некоторые друзья избирали миссионерское служение, а многие другие и сейчас
преданно служат местным церквям.
Возможно, отчасти именно по молодости лет позже я усомнился в музыке,
которая стала такой важной. Для этого движения, и потому присмотрелся к ней
поближе. Божьи люди, проповедники, которые старше и намного мудрее меня,
авторитетным тоном повторяли, что новая церковная музыка — волк в овечьей
шкуре, тонкая и коварная форма компромисса, придуманная врагом, чтобы
пропитать церковь духом обмирщения. К тому времени я был «овцой», но совсем
не хотел, чтобы меня обдуривали как барана. С компромиссом я не желал иметь
ничего общего.
По словам этих людей, психологические исследования доказали, что современные
стили музыки физически ослабляют человека и возбуждают в нем чувственность,
а ритмы ударных в примитивных культурах служат для поклонения демонам. Я
был потрясен. Неужели они правы, а я обманут? Я попросил Бога о даре
различения духов, но не получил никакого внутреннего предостережения. Кроме
того, я знал, что многие вполне искренние люди с точки зрения Библии
ошибались.
Я решил, что мне остается одно — с молитвой изучить обе стороны спорного
вопроса. Правда, у меня было мало источников. Авторам тех, что были мне
доступны, либо не удавалось рассмотреть и преодолеть главные возражения, либо
недоставало документальных обоснований. Поэтому, исчерпав современную
литературу, я стал разбираться сам. Я проследил историю наших церковных
гимнов, прочитал (что совсем нелегко) психологические исследования по этому
вопросу, которые сумел найти, встретился и побеседовал с теми, кто много лет
использовал современную христианскую музыку. Исследованиями я занялся не

для того, чтобы что-либо доказать или кого-либо поправить. Я просто хотел
узнать факты и принять те выводы, которые из них следуют, какими бы они ни
были. В конце концов, Христос — Господь музыки; и я решил так: если я
обнаружу, что Ему угоден только григорианский распев, я сожгу все остальное и
выработаю в себе соответствующий музыкальный вкус.
Поначалу я не собирался писать книгу, но, когда мое исследование подходило к
концу, годы церковного служения подтвердили, что не я один хочу прояснить и
разрешить этот спорный вопрос. Кого ни возьми — и родители, и воспитатели, и
церковные руководители, — все должны были искать свой путь в стране, где мало
указателей и много противоречащих друг другу карт. Вот я и представляю
собратьям по паломничеству результаты моих трудов в надежде на то, что, даже
если вы не согласны с моими выводами, вы поймете связанные с этим проблемы и
будете лучше оснащены, нанося на карту ваш собственный маршрут.
Чтобы извлечь наибольшую пользу из последующих страниц, рассмотрите и
обдумайте такие предложения.
Во-первых, стремитесь к объективности. Музыка и формы поклонения Богу тесно
связаны с эмоциями, их трудно поверять разумом. Поэтому дискуссии часто
порождают больше жара, чем света. Если вы обнаружите, что читаете, чтобы
пополнить свой арсенал и укрепить свое положение, а не для того, чтобы
смиренно искать лица Божьего, то, пожалуйста, закройте книгу и просто
помолитесь о непредвзятости и руководстве. Вот как молился я, когда занимался
изысканиями для этой книги: «Дорогой Господь, Ты знаешь, что я приступаю к
этому исследованию с предвзятыми идеями, с определенной позицией. Я
искренне придерживаюсь этой точки зрения, но я понимаю, как это ни горько, что
многие искренние люди искренне ошибались. Пожалуйста, даруй мне мудрость
свыше и безжалостную объективность, которая позволит мне расстаться с
дорогими мне убеждениями, если они противоречат Твоей вечной истине».
Во-вторых, приготовьте себя к столкновению мнений. Я очень серьезно отношусь
к возражениям и полагаю, что каждое из них заслуживает вдумчивого ответа. В
этой книге я стремился упорядочить многие проблемы и тщательно
документировал сведения, составляя библиографию письменных источников. В
части первой рассматриваются возражения против современной христианской
музыки. В части второй исследуется Писание, чтобы понять, как Бог смотрит на
музыку. В части третьей современная дискуссия оценивается с очень интересной
точки зрения — истории наших церковных гимнов. В части четвертой я оставляю
оборонительную позицию и настоятельно призываю использовать современную
христианскую музыку.
Благодарю вас за то, что вы серьезно относитесь к одной из самых насущных и
безотлагательных проблем, с которыми сталкивается сегодняшняя церковь, и
молюсь о том, чтобы эта книга способствовала исцелению разделенной церкви,
помогая ясно явить Христа заблудшему, погибающему, умирающему миру.

Благодарности

Когда я начинал это исследование, я совсем не знал, что отправляюсь в долгое
путешествие. Иногда путь вел меня через хорошо знакомую землю. Однако много
раз я оказывался в областях мне незнакомых или даже на путях, которые,
очевидно, не отмечены на карте. Там я не отваживался идти в одиночку и потому
искал проводников, которые в этих незнакомых мне краях чувствовали себя как
дома. На других этапах пути я нуждался в поддержке друзей и родных. Воистину,
«от высокомерия происходит раздор, а у советующихся — мудрость» (Притч.
13:10), и тем, кто помогал мне своими советами, я хочу выразить благодарность.
Я благодарен ученым и церковным руководителям, которые делали неоценимые
критические замечания: д-ру Дж. Робертсону Макуилкину, ректору
Колумбийского Библейского колледжа и семинарии (КБКС), за его способность
проникнуть в сущность богословских вопросов; Дж. Уильяму Саппли, бывшему
профессору музыки, и д-ру Дэвиду К. Остерлюнду, заведующему музыкальным
отделением КБКС, которые помогли мне понять то, что связано с музыкой и
миссионерским служением; д-ру Генри Вѐклеру, профессору психологии и
консультирования в Университете Свободы, за его помощь в понимании
вопросов, связанных с психологией; д-ру Карлу Уилсону, прочитавшему
исторические главы книги и высказавшему свои советы и предложения; Джошу
Макдауэллу и д-ру Биллу Джонсу, которые поддерживали меня, вполне принимая
более популярный музыкальный стиль; и преподобному Джиму Бѐржжесу за то,
что он подходил к этим проблемам как пастор и делился со мной своей точкой
зрения.
Я благодарен всей моей семье и друзьям, которые помогали мне разрешить
многие вопросы, поддерживали и подбадривали меня на моем пути: моей матери,
Анне Миллер, которая несколько раз прочитала рукопись от начала до конца,
находя опечатки, исправляя ошибки и внося предложения; моему отцу, Джо
Миллеру, за его мудрые советы; моей жене Лорине за ее особую помощь и
поддержку; моим братьям, Филиппу и Ричарду, и их женам, Мэрилин и Анжеле;
родителям Лорины, Говарду и Анни Лауре; Бетти Сью и Форнадии Кук; Бриану
Макинтошу, Джеффу Старку, Джейми Хэммоку, Майклу Бентли и Эрину
Баттерворту за помощь в исследовании, которую они оказывали мне несколько
раз; а также Хэрольду Бейкеру, Джону Джойсу, Кену Уолкеру, Тиму Гюнтеру,
Делэйне Дакворт, Джери Брунеру, Роде Баадж, Дэвиду и Джуди Хэдден за то, что
они прочитали книгу, и за их предложения.
Я благодарен моим собратьям по церковному служению, пастору Биллу Пристеру
и Скотту Дэвису, отвечающему за музыку в своей церкви, которые проявили
удивительную моральную силу, энергию и решительность, когда мы сталкивались
со спорными вопросами в повседневном служении. Я признателен всем моим
новым друзьям в издательстве «Тиндэйл Хаус» (Tyndale House), благодаря
которым работа над книгой стала для меня радостью.

Глава 1. Споры о христианской музыке
После нескольких лет изысканий и исследований я пришел к такому выводу:
современная христианская музыка стала в наше время актуальной и важной для
семей, церквей, проповедников Евангелия и в значительно большей (и притом

возрастающей) степени — для миссионеров, едущих в другие страны. Однако
нерешительность церкви, которая еще не раскрыла полностью потенциальные
возможности этого орудия, наглядно демонстрирует, что верующих неотступно
беспокоит множество вопросов, остающихся без ответа. Кроме того, между
христианскими лидерами продолжаются горячие споры.
Одни приветствуют современную христианскую музыку, считая, что это —
движение, вызванное действием Святого Духа; другие осуждают ее как
вопиющий компромисс с духом мира сего. Словом, она стала одной из самых
спорных проблем, с которыми сталкивается церковь в конце двадцатого столетия.
Играют ее много, на людей она действует, и очень важно, чтобы те, кто был
настроен против нее, когда она появилась, — скажем, смеялся над «Музыкой
Иисуса» в конце шестидесятых и начале семидесятых, считая ее преходящим
увлечением, — по-новому взглянули на музыку, которая стала главным
проводником усердной проповеди и евангельского ученичества. В христианских
книжных магазинах есть полный набор записей, от кассет для детей с
современными ритмами ударных до христианского рока «Петры» («Petra»),
«Дегармо и Ки» («DeGarmo and Кеу») и «софт-рока» (soft rock, мягкий рок) Сэнди
Пэтти (Sandi Patti). Христианское радио доносит свою музыку в автомобили и
дома. Кассеты с музыкальным сопровождением, молодежные мюзиклы и
музыкальные вечера выводят ее из сферы личного использования и вводят в
церковь.
Некоторые быстро растущие церкви, в частности — те, чья проповедь обращена к
людям, родившимся в первое десятилетие после Второй мировой войны,
используют современные сочинения для хора и специальные музыкальные
номера в стиле «поп-музыки», мало того — они ставят их в центр своего
поклонения Богу. Эксперты, изучающие рост церкви, отмечают связь между
стилем этого поклонения и темпами церковного роста. Джеймс Эмери Уайт,
ведущий консультант по вопросам проповеди и поклонения в Южной
Баптистской конвенции, замечает: «Возможно, одна из самых заметных и
характерных черт, присущих быстро растущим церквям, — их переход от
традиционных гимнов к современной музыке». Журналист Рассел Чандлер
(удостоенный премии за свои статьи) пишет, что новые стили поклонения
«глубоко сказываются на том, как именно многие церкви объединяют музыку и
поклонение Богу». Когда она только появилась, современную христианскую
музыку считали какой-то смелой крайностью, но позже многие уважаемые
христианские лидеры восприняли ее, стали использовать, и это привело к
замечательным достижениям.
У Чака Смита, пастора Церкви Голгофы в Коста-Месе, вводящего там новшества,
родилось «Движение Иисуса». Он говорит, что пять тысяч человек спасено
благодаря этому служению, церковным концертам. Джош Макдауэлл, который
благодаря своим книгам и многочисленным выступлениям стал в Америке одним
из ведущих защитников христианской веры, выступал вместе с современной
христианской рок-группой «Петра» (по-гречески — «камень», «скала»), и
зрительные залы в США были переполнены. Во время выступления они

обращаются к молодым людям и подросткам, призывая их принять непреходящее
откровение Еваннгелия и со всей решимостью последовать за Христом. Билли
Грэм позволил таким христианским поп-певцам, как Кении Маркс (Kenny Marks)
и Клифф Ричард (Cliff Richard), разделить с ним трибуну его «крестового
похода». Пока что не видно, чтобы это движение шло на убыль. Чандлер
предсказывает, что тенденция использовать современные формы при поклонении
Богу в местных церквях «проявится с наибольшей силой после 2001 года,
особенно когда всеобщее внимание привлекут новые сборники песнопений,
новые тексты песен и христианские исполнители».
Тем не менее, хотя эта тенденция — «величайшая революция в современной
церкви», человек, изучающий рост церкви, называет ее и «источником
величайшего спора». Оппоненты накапливают свидетельства, факты и
доказательства, чтобы показать: то, что на первый взгляд кажется полезным и
даже выглядит как орудие, посланное Богом, на самом деле — плохо
замаскированный замысел врага. Церковь принимает его и использует, но это
показывает только, что ей не хватает духовной прозорливости. Противники
современной музыки настаивают на том, что плоды, выращенные таким
способом, не сохранятся; в лучшем случае, в них заведутся черви. Компромисс
этот считается настолько серьезной опасностью и так широко распространен, что
один автор пишет: «По-моему, соединение рок-музыки и поклонения Богу —
недвусмысленный признак того, что церковь вступила в заключительную,
Лаодикийскую эпоху вероотступничества». Эти резкие слова показывают» как
накалились чувства у спорящих сторон.
Разграничения проведены и установлены, но ответ по-прежнему неясен. От
дьявола или от Бога эта музыка? Она источник смерти и разрушения, отрава или
дар Божий? Земная она или Божественная?
Мнений много, они разнообразны, их порождает не только неприступная
твердыня богословия, но и история церкви, психология, теория музыки, эстетика,
антропология, миссионерская стратегия. Человек, отвечающий за стратегию
миссионерства, должен определить, можно ли приспосабливаться к музыкальным
вкусам других культур. Что это с библейской точки зрения компромисс или
мудрость? Ректор колледжа или член попечительского совета должен решить:
обучать студентов современным формам поклонения Богу или не обучать? Члены
церковного совета должны все объяснить членам общины, чьи музыкальные
вкусы и убеждения совсем не одинаковы. Родители должны решить для себя,
можно ли, чтобы христианский рок заменил светский рок для их детей.
Исследования церковной музыки по своей природе связаны с разными отраслями
знаний (у многих пасторов нет музыкального образования, а многим музыкантам
не хватает образования богословского), борьба глубока, напряженна и серьезна, а
потому большинство христиан предпочло бы избежать конфликта, а не разрешать
спорные вопросы, убеждая друг друга в своей правоте. Такое стремление к миру
похвально и даже мудро, когда речь идет о менее важных проблемах (например,
надо ли нам поменять ковер в храме), но почти никто из нас не может позволить
себе такой роскоши в отношении современной музыки.

Дискуссия бушует на многих фронтах, и, кажется, нет нейтральной территории,
на которой можно найти безопасность.
Вот на какие вопросы должен ответить каждый из нас:
Доказали ли ученые, что рок-музыка причиняет вред и уму, и телу?
Использует ли современная музыка те же самые ритмы, которые
используют африканские племена, чтобы вызывать демонов?
Ведут ли современные музыкальные стили к моральному разложению?
Идем ли мы на компромисс, когда берем что-то из мира и используем для
Бога?
Что говорит Библия о музыке и стилях поклонения?
Что мы можем узнать из истории наших церковных гимнов?
Как говорить со своими детьми об их музыке?
Как использовать современную христианскую музыку, не отдаляя от себя
тех, кто возражает и протестует против нее?
Есть ли в миссионерском служении место для этой музыки?
Как растущие церкви используют современные формы поклонения Богу?
У многих людей свое мнение по этим вопросам, однако немногие пришли к нему
посредством искренней молитвы, изучения Библии и серьезных и глубоких
исследований. Эта книга написана для того, чтобы сделать прозрачными мутные
воды. Пусть читатель ясно увидит проблему и тогда уж сделает собственный
выбор. (См. Откр. 3:14-22).

Часть первая. СОВРЕМЕННАЯ
ХРИСТИАНСКАЯ МУЗЫКА ПОД
ОГНЕМ КРИТИКИ
Глава 2. Угроза для здоровья
Назначение психологии —
давать совершенно иное понятие о том,
что мы знаем лучше всего.
Поль Валерии.
Возможно, самая разрушительная атака на современную музыку было
предпринята из области психологии. Впервые я столкнулся с этими доводами на

семинаре, который посещал в юности. Преподаватель авторитетным тоном
утверждал, что ритмы ударных (beat) рок-музыки причиняют вред и уму, и телу,
подкрепляя слова результатами исследований нью-йоркского психиатра Джона
Даймонда. Эти исследования занимают видное место в литературе, направленной
против рок-музыки, и требуют внимательной оценки.

Поведенческая кинесиология Джона Даймонда
Если говорить очень кратко, д-р Даймонд подвергает испытуемых различным
стимулирующим воздействиям и измеряет их мускульную силу, чтобы
определить, как те влияют на тело. Он проверяет силу испытуемого, предлагая
ему вытянуть руку в сторону, параллельно полу. Лаборант толкает руку вниз,
чтобы выяснить, насколько она упруга и пружиниста. Испытуемый должен
оказать ему сопротивление.
Читателю, незнакомому с ситуацией в США, надо иметь в виду, что там
проводились и проводятся самые разнообразные исследования и эксперименты,
иногда в самых неожиданных областях. Часто это выглядит весьма нелепо и
странно с точки зрения серьезной науки. Описанные ниже результаты могут
вызвать недоумение. Однако автор книги относится к ним с достаточной
серьезностью. Потом условия теста меняют, что, по словам Даймонда, ослабляет
тело. Например, лаборант кладет на макушку испытуемому кусок пластмассы или
предлагает ему представить себе неприятную ситуацию. «Согласно Даймонду,
испытуемый почти непременно уже не сможет сопротивляться нажиму».
Даймонд полагает, что многие из стимулирующих воздействий, которым мы
подвергаемся каждый день, включая некоторые виды музыки, истощают наши
силы и ухудшают нашу жизнь. Такую область исследований он называет
«поведенческой кинесиологией». Что до музыки, он утверждает, что мускульная
сила уменьшается приблизительно на две трети, когда включают музыку
определенного ритма (так называемый «бит»). Ритм ударных, наносящий вред, —
это такой ритм, который можно передать как «та-та-ТА» (в поэзии — анапест),
противоположный вальсообразному «ТА-та-та». Хотя и не у всей современной
музыки именно такой ритм, большей частью для нее характерен именно он. (В
старой «рок-н-ролльной» музыке «Битлз», например, его не было, а в более
современном роке, скажем «Южных ночах» Глена Кэмпбелла, он есть.) Песни,
содержащие этот ритм, хорошо представлены в «лучшей десятке хитов» любой
недели. Интересно, что, по мнению Даймонда, уровень громкости значения не
имеет — ослабляющее действие очевидно при любой громкости. Стиль может
быть тяжелым роком или мягким, и это не имеет значения. Предполагаемая
проблема заключена в структуре ритма.
Очевидно, если эти доводы верны, то они просто разрушают все, что связано с
современной христианской музыкой. Даже мягкая, приятная рок-музыка, которая
нравится большинству взрослых, не избежит критики. Согласно этой теории, как
бы ни были искренни музыканты и продюсеры, современная христианская
музыка наносит вред множеству людей. При этом не имеет значения, насколько
благочестивы музыканты или богословски правильны тексты песен. Не имеет

значения и то, говорим ли мы о более тяжелом роке «Петры» или о более мягкой
музыке Сэнди Пэтти, проблема — в самой музыке. Если д-р Даймонд прав,
современная христианская музыка наносит людям вред или даже губит их. Но
прав ли он?
Я внимательно изучил методы и выводы Даймонда и хотел бы донести до вас
наблюдения, которые ставят под вопрос полученные им данные и выводы. Вопервых, тесты, которые он проводил, если они надежны и эффективны, имеют
последствия, выходящие за рамки музыки, — последствия, которые большинство
людей сочтет неприемлемыми. Если мы согласимся с выводами д-ра Даймонда в
отношении рок-музыки, то, видимо, нам придется применять его уникальную и
странную методику в других областях. Даймонд полагает, что мы слабеем не
только из-за ритма рок-музыки, но и в других случаях: если читаем молча,
потираем нос, слушаем что-либо по телефону, перенося время от времени трубку
к другому уху, поднимаем груз обеими руками, смотрим на хмурое лицо, носим
одежду из синтетического материала (полиэстер, акрил, нейлон) или слышим
ноту «до». Если всерьез относиться к таким выводам, надо ввести гораздо больше
ограничений, не только в музыке. Хотя все это само по себе не сводит на нет
гипотезу Даймонда — может быть, указанные действия и факторы оказывают
вредное влияние, о котором до сих пор мы не знали, — данные эти удивляют и
побуждают внимательнее присмотреться ко всем его теориям.
Во-вторых, выводы д-ра Даймонда ослабляет практический опыт. В спортивнооздоровительных центрах (например, тех, где борются с ожирением) обычно
передают популярную музыку. Если Даймонд прав, люди внезапно ослабеют
примерно на две трети, когда станут звучать песни с ритмом ударных. Человек,
работающий на тренажере с 80-ю килограммами, внезапно уронил бы штангу,
потому что мог бы поднять только килограммов тридцать. Словом, мнение, что
некоторые рок-песни незамедлительно ослабляют мускульную силу, полностью
опровергается тысячами людей, каждый день работающих с тяжестями.
На самом же деле Тимоти Кайдс, студент-второкурсник Университетского
колледжа в Гласборо, недавно установил рекорд: он тридцать пять тысяч раз сел
из положения лежа, когда из портативного радиоприемника гремела рок-музыка.
Очевидно, она его не слишком ослабила! Таким образом, наш повседневный опыт
ставит под сомнение данные д-ра Даймонда.
В-третьих, выводам Даймонда противоречат результаты многих других
исследований по психологии. Пристрастный и соответственно настроенный
исследователь может откопать нужные данные для почти любого мнения, а
потому существующую литературу необходимо изучать очень тщательно. Я
внимательно прочитал буквально все, что смог найти, от начала 60-х годов до
настоящего времени. Это помогло мне понять многие феномены
психологического воздействия музыки. (Хотя я использую как отправную точку
теории д-ра Даймонда, приведенные ниже результаты моего исследования
применимы и к убежденности других авторов в том, что различные виды
популярной музыки причиняют психологический вред.)

Музыка и выполнение поставленной задачи
Д-р Даймонд приходит к выводу, что рок-музыка вызывает потерю сил, и
полагает, что человек будет менее эффективно выполнять предложенную работу
(например, меньше сделает или чаще ошибется). Однако другие исследования
дали противоположный результат. В 1979 году исследования, проведенные в
Северной Каролине, начались с общеизвестного факта. В практических делах —
скажем, длительном вождении автомобиля, контроле за экраном радара,
инспектировании промышленных предприятий — бдительность
(настороженность, наблюдательность, внимательность) уменьшается через какоето время и возрастает вероятность ошибки. Исследователи Северной Каролины
решили выяснить, какое влияние оказывает тут музыка.
Краткое изложение теста сформулировано так: испытуемые выполняли задание на
бдительность под привычный, хорошо знакомый рок, знакомую легкую музыку,
незнакомый рок, незнакомую легкую музыку и без какой-либо музыки вообще.
Что же выяснилось? «Знакомая музыка значительно увеличивала частоту
сердцебиения и помогала испытуемым поддерживать бдительность в течение
определенного периода времени, тем самым уменьшая вероятность ошибок. От
характера музыки по существу ничего не зависит».
Результаты этого теста противоречат гипотезе Даймонда. Знакомая музыка,
независимо от стиля, фактически повышает осознанность поведения и, таким
образом, улучшает работу. Результаты эксперимента, проведенного в 1988 году
Университетом штата Кентукки, также противоречат утверждениям Даймонда.
Девяносто шесть испытуемых распределили по четырем группам, чтобы
проверить воздействие музыкального фона на их способность выполнить 220
заданий, требующих координации глаза и руки. Группы были такими:
— только задание (без музыкального фона);
— задание под классическую музыку;
— задание под джазовую музыку;
— задание под популярную музыку.
Популярным музыкальным произведением была главная песня Тины Тернер из
фильма «Безумный Макс за Грозовым куполом» — «Нам не нужен другой герой».
Число выполненных заданий (то есть способность выполнять поставленную
задачу) незначительно изменялось в зависимости от четырех заданных условий.
Тем не менее, как сообщили тридцать четыре студента, они почувствовали, что
музыка мешает их действиям. Восемь человек почувствовали, что их отвлекает
популярная музыка, двенадцать — классическая, четырнадцать — джазовая.
Из этого я не делаю вывода, что классическая музыка отвлекает сильнее, чем рок.
Чтобы проверить такую гипотезу, надо проконтролировать другие факторы,
скажем личные предпочтения и знакомство испытуемых с соответствующей
музыкой. Главный вывод этого исследования — «условия эксперимента не
оказывали сколько-нибудь значительного влияния на выполнение предложенной

задачи». Исследование, проведенное в 1989 году Университетом штата Иллинойс,
показало: когда музыкальным фоном была знакомая, популярная музыка,
испытуемые, как правило, лучше справлялись с предлагаемыми тестами, чем при
менее знакомой классической музыке. Однако те, кто осуждает ритм рок-музыки,
говорят, что исследование, проведенное в 1987 году на мышах, предоставляет
совсем другие данные. («Mad Max beyond Thunderdome» — фильм 1985 года с
Мелом Гибсоном.)
«Если мыши, — пишут они, — постоянно подвергаются воздействию ритма
тяжелого рока, то они утрачивают способности обучаться и запоминать»; при
этом фактически изменяются ткани их мозга. Однако оказывается, что мышей
никогда не подвергали воздействию «рок-бита» (rock beat). Опыт не был
поставлен так, чтобы сравнивать воздействие различных ритмов. Скорее
сравнивали воздействие классических ритмов с воздействием неритмичного звука
(хаотический барабанный бой, не синхронизированный с каким-либо основным
ритмом). Рок-музыка не использовалась и даже не упоминалась. Очевидно,
ошибка возникла, когда журнал Insight («Интуитивное понимание») сообщил, что
в этом эксперименте сравнивали воздействие «различных музыкальных ритмов».
(Поскольку ритм, по определению, — регулярная структура, хаотические звуки
ударных нельзя относить к ритмам или приравнивать к «рок-биту», ритму
настоящему.) А уж потом журнал связал вредные звуки с роком.
Критики цитировали журнал, очевидно не читая материалов самого исследования,
и предположили, что экспериментаторы использовали «рок-бит». Ничего
подобного не было. К сожалению, получилась путаница.
В исследовании, результаты которого опубликованы в «Индийском журнале
прикладной психологии», действительно сравнивали воздействие рок-музыки и
классической музыки на крыс-альбиносов. Было обнаружено, что оба вида
музыки помогают процессу обучения на ранних стадиях и мешают ему на более
поздних. Кроме того, оба вида музыки помогали крысам сохранять
приобретенные навыки после того, как их подвергали стрессу. Однако
исследования на людях гораздо важнее здесь, и не только потому, что наша
психология далека от крысиной. Тут можно учитывать такие переменные
факторы, как знакомство испытуемых с музыкой и личные предпочтения.
Из вышесказанного мы можем сделать вывод: нет доказательств того, что рокмузыка сама по себе, по своей природе мешает выполнению каких-либо действий.
Если рок-песни знакомы испытуемым, то при некоторых условиях они могут и
помочь.

Музыка и снижение стресса
Недавние исследования этого рода имеют отношение к нашей дискуссии,
особенно потому, что, по мнению многих, рок-музыка раздражает слушателя и
вызывает стресс. В исследовании, проведенном в 1984 году в штате
Пенсильвания, испытуемых просили оценить, как они расслабились, слушая
пятнадцать минут один из пяти видов музыки. Исследователи отметили, что

«никакой отдельный вид музыки не имел здесь первенства... Самый важный
фактор при расслаблении — то, насколько музыка нравится испытуемому».
Каким же был вывод? «Когда используют музыку, чтобы человек расслабился и
напряжение уменьшилось, необходимо учитывать индивидуальные
предпочтения». Музыка, которая успокаивает одних, может не успокаивать
других.
Более поздние исследования привели к такому же выводу. В 1987 году д-р
Сюзанна Б. Хэнсер выполнила обзор более 80 опубликованных статей и книг об
уменьшении стресса при помощи музыки и пришла к заключению, что ни один
отдельный вид музыки не снижает уровень беспокойства и тревоги у всех до
единого. Разные люди откликаются на музыку по-разному. Полученные данные
она кратко выразила так: «Дискуссия об эффективности музыки для уменьшения
стресса сводится к вопросу о том, как выбрать самое подходящее слуховое
воздействие для данного человека в конкретной обстановке».
По мнению д-ра Хэнсер, исследования не подтверждают, что длинные
музыкальные темы и медленный темп композиторов стиля «Нью эйдж» (New
Age) лучше всего успокаивают и расслабляют слушателя. Классическая музыка
тоже успокаивает одних людей и раздражает других. Мы предположили бы, что и
рок-музыка вызывает различные реакции. При обсуждении психологического
воздействия музыки необходимо принимать во внимание индивидуальный вкус.
Музыкальный стиль, который меня раздражает, может успокаивать другого
человека после тяжелого рабочего дня.

Музыка и изменения в настроении
Некоторые считают, что классическая музыка вызывает хорошее настроение, а
рок-музыка — плохое. Однако психологические исследования показывают, что
тот или иной вид музыки может порождать у слушателей разные настроения. В
самом деле, то, что мы сегодня называем «классической музыкой», включает в
себя множество музыкальных стилей. Исследование, проведенное в Сан-Паулу
(1985), обнаружило, что Брамс вызывает сонливость и «уменьшает чувство долга
и чувство удивления» в группе из 80 человек от 48 до 83 лет. Чайковский
«вызывает в той же самой группе более активные состояния (интерес, желание,
сексуальное влечение, гнев, испуг)». Вот два разных стиля музыки, которые
порождают очень разные реакции, хотя оба называются классическими.
Исследование 1952 года обнаружило, что классическая и американская фолкмузыка вызывают разные настроения, от возбужденного до благоговейного, от
печального до раздраженного, от мрачнобоязливого до бодрого и оживленного, от
подавленного до очень хорошего. Я не нашел данных о том, что какой-либо один
вид музыки вызывает у всех одно и то же настроение. По-видимому, похожие
результаты можно получить при использовании широкого спектра рок-песен. У
тех, кто ценит и хорошо знает этот жанр, некоторые песни вызвали бы печаль, а
другие — возбуждение. Чувства эти сами по себе ни хороши, ни плохи.
Возбуждение и волнение из-за чего-то хорошего Библия поощряет. Поклонение
Богу у древних евреев часто сопровождалось сильным и здоровым

воодушевлением. Они танцевали, хлопали в ладоши, громко трубили в трубы,
били в литавры, радуясь пред Господом (Пс. 97:5; 149:3; 150; 1 Пар. 15:16; 2 Пар.
5:12). Постараемся же не уравнивать духовность с безмятежностью. Эмоции сами
по себе — не зло. Нравственная окраска возникает, когда исполнитель или
композитор решил, какой смысл связать с теми эмоциями, которые порождаются
музыкой.

Предостережения тем, кто читает
О результатах психологических исследований. Тщательно изучив выводы д-ра
Даймонда, мы можем присоединиться к обозревателю «Паблишере уикли»
(«Publisher's weekly»), который назвал поведенческую кинесиологию «странной и
причудливой терапевтической системой». Согласно Джону Энкербергу и Джону
Уэлдону, «научными методами нельзя установить достоверность и правильность
какого-либо из принципиальных положений или ее практического применения, а
научные исследования утверждений А. К. доказывают, что они ложны».
Учитывая все это, можно только пожалеть о том, что пользующиеся доверием
христианские лидеры некритично восприняли теории Даймонда и учили им
других. Из этого можно извлечь важный урок: мы слишком часто принимаем
результаты психологических исследований так, словно они неоспоримо
доказывают какую-то теорию. Однако в области психологии более поздние
данные часто меняют или даже отменяют выводы более ранних исследований,
когда изучено больше случаев и учтены новые факторы. Например, до
упомянутого эксперимента, проведенного в Северной Каролине, похожее
исследование привело к выводу о том, что рок-музыка мешает исполнению
предлагаемых тестов. Однако тогда исследователям не удалось учесть важный
фактор, который значительно повлиял на результаты, — степень знакомства с
музыкой. В раннем эксперименте исследователи пришли к выводу, что на
эффективность действий влиял сам стиль. В действительности, как установил
более поздний эксперимент, знакомая музыка влияла на испытуемых иначе, чем
незнакомая, независимо от ее стиля.
Психологические исследования постоянно исправляют и совершенствуют.
Исследователи формулируют свои выводы в виде предположений и гипотез на
время, зная, что другие опыты исправят, а может, и обесценят их результаты. Тем,
кто не разбирается в этих вопросах, лучше бы не поддаваться искушению и не
цитировать результаты отдельного исследования, чтобы что-то доказать.

Выводы, относящиеся к Церкви
В общем, как тщательно я ни искал, мне не удалось найти надежных данных,
основывающихся на психологических исследованиях, доказывающих, что какойлибо вид музыки сам по себе полезней и благотворней, чем другой. Результаты
исследований, активно поддержанных критиками, «взвешены и найдены
легкими» (Дан. 5:27). Однако, изучая эту литературу, мы кое-чего достигли в двух
важных вопросах, и это пролило свет на данную дискуссию.

Во-первых, если реакция на музыку очень индивидуальна и основана на том, что
человек предпочитает и что ему хорошо знакомо, то нам легче понять, почему
разные люди реагируют по-разному на новые музыкальные формы. Тех, кто не
привык к популярной музыке и предпочитает другую, она может и раздражать, и
вгонять в тоску. Даже если это так, нельзя делать вывод, что она оказывает на
всех такое же действие. Психологические данные просто не подтверждают
мнения, что какой-то вид музыки вызывает у всех одну и ту же реакцию.
Во-вторых, церковные лидеры могут плодотворней и успешней общаться с
определенными возрастными и культурными группами, используя музыкальные
стили, которые их привлекают. Некоторые могут обнаружить, что традиционная
церковная музыка мешает им поклоняться Богу. Мы должны быть чуткими ко
вкусам тех, к кому обращаемся, если хотим, чтобы наше служение, связанное с
музыкой, было успешным и эффективным.

Глава 3. Моральное разложение
Христианин — совершенно свободный господин,
ничему не подвластный.
Христианин — совершенно покорный
слуга, всему подчиненный.
Мартин Лютер.
А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы,
если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине
морской. Евангелие от Матфея 18:6.

Чувственность
«Хорошо, — скажут нам. — Возможно, доказательства «от психологии»
преувеличены. Но очевидно, что нехристианские рок-концерты порождают
жестокость. Чувственные ритмы, несомненно, возбуждают страсти, которые
иначе дремали бы, и неблагоразумно использовать такую музыку в христианских
целях».
Некоторые утверждают, что Американская медицинская ассоциация недавно
связала «рок-бит» с развратом и злоупотреблением наркотиками. В
доказательство они цитируют газетные сообщения о статье, опубликованной в
журнале этой Ассоциации. Но в этой статье авторы не устанавливают прямой
причинной связи между стилем музыки и дурным поведением.

Сообщение это, скорее всего, предостерегало о возможном влиянии
нехристианских рок-групп, которые внушают неверный и нездоровый взгляд на
мир. В нем выражено беспокойство по поводу молодежи, которая погрузилась в
субкультуру «тяжелого металла» вместе с группами «Слэйер» («Slayer») или
«Металлика» («Metallica»). Вывод такой: «Имеющиеся данные изобилуют
разными анекдотичными историями, но вообще говорят о том, что эти подростки
могут подвергнуться риску злоупотребления наркотиками или даже участия в
сатанинских действиях».
Правильно! Правильно! Я всей душой согласен и буду повторять эти
предостережения в главе 12, говоря о дурных поступках, совершенных многими
популярными музыкантами. Тем не менее статья ничего не говорит о том, что
музыкальные ритмы и стили вредны сами по себе, по своей природе.
Христианский рок они даже не рассматривают. Говорить о негативных
воздействиях групп «Слэйер» и «Металлика» и делать отсюда вывод, что группа
«Петра» тоже наносит вред, — все равно, что взять исследование того, как
воздействуют фильмы «после 17-ти», и сделать вывод, что «Бемби» тоже
причиняет вред.
Единственное известное мне исследование, которое сравнивало подростков,
слушающих современную христианскую музыку, с теми подростками, которые
предпочитают музыку обычную, обнаружило, что у первых, как правило, более
высокий средний уровень оценочных показателей.

Ожидания публики, провоцирующие поведение исполнителей, и
атмосфера концерта
Я не обнаружил исследований, связывающих чувственность с отдельным
музыкальным стилем или с ритмом ударных самим по себе. По-видимому,
атмосфера необузданного возбуждения, возникающая на некоторых
нехристианских рок-концертах, подсказывает некоторым критикам, что виноват
музыкальный стиль. А может быть, неистовая реакция вызвана главным образом
сочетанием чувственных текстов, ожиданий публики и образа жизни
исполнителей?
Люди идут на концерт «Роллинг Стоунз» не только ради музыки, но и ради
атмосферы необузданного возбуждения. Когда они приходят туда, они уже
настроены провести вечер соответствующим образом. Они входят в концертный
зал, а там — тысячи людей, которые пришли с теми же самыми ожиданиями.
Исполнители поддерживают и «подогревают» атмосферу своими словами и
действиями. Принц (Prince) обольщает и увлекает публику своей гедонистической
философией и сексуально недвусмысленными ужимками. Шер (Cher) одевается
так, чтобы поразить публику. Группа «Двери» («Doors») потворствует духу
протеста и бунтарства. Мне представляется, что музыкальный стиль сам по себе
вызывает безобразную реакцию публики не больше, чем музыка «кантри»
заставляет людей пить и танцевать в ночном «кантри-клубе». Реакция публики

обуславливается скорее стремлениями людей, которых «заводят» исполнители,
чем стилем музыки.
Многие антропологические исследования это подтверждают. У людей одной
культуры определенного вида музыка в особой обстановке вызывает сильные
эмоции, некоторые даже теряют сознание, а на людей другой культуры эта же
музыка может не оказывать никакого воздействия. Подтверждая эту гипотезу,
сравним реакцию на музыку «Битлз» в то время, когда они выступали, с
сегодняшней реакцией. Противники обращали внимание на то, что «Битлз»
смущают, волнуют, будоражат, а значит, — рок возбуждает чувственную
природу. Понаблюдав за тем, как спокойно слушают «Битлз» теперь, вы
удивитесь, из-за чего было столько шума. Если дело в самом стиле, тогда на нее и
сейчас бы так реагировали, как в 60-е годы. Мы снова видим, что проблема не в
том, каков вид музыки, а в том, как относятся к ней люди и чего ожидают.
Конечно, это связано с тем, как выступает группа. Я допускаю, что большая часть
рок-музыки действительно возбуждает, но возбуждение само по себе — не зло.
Мы уже говорили, что поклонение Богу в Ветхом Завете часто сопровождается
безудержным, но здоровым избытком чувств. Возбуждение нейтрально; и у рокмузыканта есть возможность направлять его в положительную или
отрицательную сторону.
роизнесенное слово имеет большую силу. Согласно Книге Притч (18:22), «смерть
и жизнь — во власти языка», и Гитлер направлял возбуждение, порожденное его
харизматическими речами, чтобы продвигать вперед свое страшное дело.
Средство (увлекающая речь) не виновато. Виновато содержание. Большинство
людей, присутствующих на концерте группы «Кармен» («Сагтап» —
«Водитель»), не может усидеть на месте. Атмосфера наэлектризована, но эмоции
направлены на то, что и должно вызывать возбуждение: борьба за дело Христово
с « начальствами» и «властями» (Еф. 6:12) и торжественное воспевание грядущей
победы.

Синкопированный ритм и чувственность
Сутью проблемы часто считают синкопированный ритм ударных. На самом деле
синкопирование можно найти во многих видах музыки, включая классику
(произведения для хора) и признанные сборники церковных гимнов («Когда
Иисус в мое сердце вошел»). Согласны ли критики выбросить за борт всю такую
музыку? Мы не обнаружили исследований, связывающих синкопирование с
негативным воздействием. Кроме того, ритм ударных рок-музыки часто совпадает
с ритмом ударных более мягкой музыки, которая звучит в приемных врачей или в
универмагах. По большей части, барабаны признаны нашим обществом. Многие
из тех, кто осуждает ритм ударных рок-музыки, возможно, принимают более
мягкую форму того же самого ритма в легкой музыке, которую охотно слушают.
На самом деле многие церковные музыкальные произведения включают в себя
этот ритм. Непоследовательно признавать ритм ударных в одном стиле музыки и
осуждать в другом, тогда как это, по существу, один и тот же ритм. Интересно
отметить, что мягкая и приятная музыка больше возбуждает чувственность, чем
тяжелая. Кинорежиссеры хорошо умеют соединять подходящую музыку со

сценой из фильма. Мягкая и приятная музыка обычно сопровождает любовные
сцены, чтобы зрители почувствовали единение с тем, что происходит на экране.
В третьей части книги мы увидим, что соединение популярных музыкальных
стилей с мирскими (нехристианскими) видами деятельности часто приводило
христианских лидеров к ошибочному предположению, будто между ними есть
причинно-следственная связь. В истории Церкви был период, когда некоторые
музыкальные интервалы считались чувственными. Вавилонский Талмуд считает,
что женский голос возбуждает похоть. Ранняя Церковь запрещала мужчинам и
женщинам петь вместе, видя в этом символ сексуального соединения. Карлштат
говорил: «Отошлите в театр органы, трубы и флейты. Лучше одна глубоко
прочувствованная молитва, чем тысяча кантат на слова псалмов. Сладострастные
звуки органа пробуждают мирские мысли». Он так чувствовал, но ошибался.
Другие по той же самой причине осуждали лютню Мартина Лютера, скрипку (ее
прямо называли дьявольской) и другие музыкальные инструменты. Будем более
осмотрительными в наших оценках, чтобы не повторять вечно одну и ту же
ошибку.

Демонические влияния
Скажут нам и так: «А знаете ли вы о детях миссионеров, которые перенесли
современную христианскую музыку туда, где работают их родители? Когда люди
из сохранившихся доныне первобытных племен ее слышали, они удивлялись,
почему дети вызывают демонов». Эл Менкони, автор книг, руководитель
семинара и специалист по современной музыке, разыскал тот музыкальный
альбом, композиции из которого задевали и оскорбляли аборигенов, и обнаружил,
что его музыкальный стиль далек от того, что сегодня назвали бы роком. Записан
он в начале 70-х годов и включает такие песни, как «Перекличка» и «Он — все
для меня». Исполнители — Клифф Бэрроуз (Cliff Barrows) и Ральф Кармайкл
(Ralph Carmichael). Говоря о песне «Он — все для меня», Менкони заметил: «Если
эта песня демоническая, тогда почти каждый христианский хор Америки в
опасности».
Но появились и другие свидетельства в пользу теории о демоническом ритме
ударных, и потому нужен более аргументированный ответ. Стивен Мафосах
вырос в Зимбабве (Африка). Во время культовых ритуалов он играл на барабанах,
чтобы вызвать злых духов. Обратившись в христианство, он отобрал десять
современных христианских музыкальных альбомов, из самых популярных, и
назвал их «неприемлемыми, отвратительными и оскорбительными».
Предположим, что он прав. В конце концов, он вырос в племени, которое
использовало особый ритм ударных, чтобы вызывать демонов. Доказывает ли это,
что ритм ударных демоничен по своей природе и вызывает злых духов
независимо от ситуации или от культуры? Чтобы подтвердить такую гипотезу,
нужно показать, что тот же самый ритм используется во многих изолированных
культурах для той же цели. Если это так, теория вызвала бы доверие. Чтобы
прийти к такому заключению, необходимо узнать мнение человека, хорошо
знакомого с музыкой многих культур, который определил бы, действительно ли
«демонический ритм ударных» повторяется от одного племени к другому.

Дж. Уильям Саппли, адъюнкт-профессор музыки Колумбийского Библейского
колледжа и семинарии, вырос в Индии; он преподавал и изучал музыку более 50
различных культур. Исследуя теорию «демонического ритма», он выделил ритм
ударных, используемый для поклонения демонам в одном племени, и обнаружил,
что, помимо ритмов, которые использовались для призывания демонов, в этом
ритуале играли роль и мелодии, и напевы, и даже краски. Когда он сравнил эти
дополнительные элементы с теми, которые употребляли другие племена, он
обнаружил, что, например, одно племя, живущее чуть ниже по склону горного
хребта, использовало в игре тот же напев, которым то, первое племя вызывало
демонов.

Что же он отсюда вывел?
Исследовав множество культур, тщательно и кропотливо записывая и сравнивая
структуры и стили барабанных ритмов, Саппли не мог обнаружить никакого
переходящего из культуры в культуру ритма ударных, используемого именно для
вызывания демонов. На самом деле вызывание это связано с разными ритуалами.
В одной из культур для него может использоваться некоторая последовательность
нот. «Демонического ритма ударных», одинакового для разных культур, просто
не существует. Жильбер Руже, заведующий отделением этномузыковедения
Музея человека в Париже, всесторонне исследовал связь между одержимостью и
музыкой. Его труд хорошо бы прочитать каждому, кто верит в «демонический
ритм ударных». В книге «Музыка и транс» Руже, тщательно подбирая
документальные подтверждения, показывает, что в мире существуют самые
разные виды музыки, связанные с трансом и одержимостью, и предлагает
несколько важных догадок.
Во-первых, Руже соглашается с Саппли — нет «демонического ритма ударных»,
который бы встречался в разных культурах. Ритмы ударных, связанные с
вселением духа в человека, сильно меняются от культуры к культуре. Во-вторых,
во многих культурах с одержимостью духами, кроме барабанов, связаны другие
музыкальные инструменты. Одни используют священный колокол, другие —
скрипку, третьи — погремушку из высушенной бутылочной тыквы, четвертые —
тихое пение под цитру, пятые — флейту, шестые — гобой, седьмые — лютню,
восьмые — трещотку. Некоторые ритуалы сопровождаются одним пением, без
всяких инструментов. Руже приходит к такому выводу: «Существует множество
различных видов музыки, связанных с вселением духов в человека, как
существуют различные культы, связанные с одержимостью духами».
По-видимому, Мафосах использовал для своего языческого культа ритм ударных,
который напоминал ритмы некоторых рок-песен. Он с детства усвоил связь
соответствующего ритма с определенным культом, и, когда он обнаружил тот же
самый ритм в некоторых христианских песнях, он, очевидно, удивился и
смутился. Если бы член племени вандау в Мозамбике услышал флейту,
используемую в христианской музыке, он вполне мог бы сказать: «Почему вы
ублажаете и умиротворяете духов?» — ведь в его племени флейта служит именно
для этого. Если Мафосах отрицательно реагирует на ритм ударных просто

потому, что его племя использует этот ритм в демонических ритуалах, нельзя
предполагать, что привлекает демонов сам этот ритм.

Камни преткновения
На первый взгляд, если учесть проблему «камней преткновения», споры о музыке
решаются очень просто. Первая посылка: Библия утверждает, что оскорблять и
раздражать братьев по вере — это грех. Вторая посылка: верующие
свидетельствуют о том, что современная христианская музыка их оскорбляет и
смущает. Следовательно: грешно использовать современную христианскую
музыку. Чтобы должным образом оценить эту точку зрения, мы должны
повнимательнее посмотреть на то, что говорит Писание об отношениях между
«немощными братьями», которые считают грешным какое-нибудь нейтральное
действие, и «более сильными братьями», которые понимают, что некоторые
действия нравственно нейтральны и в них можно участвовать с чистой совестью
(см. Рим. 14:1-15:7 и 1 Кор. 8-10). Предположим, что современная христианская
музыка сама по себе — не зло, но камень преткновения для некоторых, кто ее
злом считает.
«Немощный» брат, о котором говорится в 14 главе Послания к Римлянам,
полагал, что есть мясо — грех, но то, что он ошибался, не дает более сильному
брату право относиться к нему с презрением (см. ст. 3-10) или его оскорблять (см.
ст. 13-15). Скорее более сильному брату надо быть осторожным, внимательным и
позаботиться о том, чтобы то, что хорошо для него, не стало духовным
препятствием для немощного. Другими словами, человек может перед Богом
слушать современную христианскую музыку, но бывают ситуации, при которых
он должен отказаться от этого своего права. Все дело в том, не причинит ли он
вреда более слабому брату, который обидится или будет вынужден слушать
музыку, которую считает грешной. Тут встает вопрос: должен ли более сильный
брат отказаться от любой деятельности, которая задевает других или оскорбляет
верующих? Внимательно вчитавшись в Библию, мы обнаружим некоторые
ограничения, которые необходимо учитывать.
1. Географическая или социальная дистанция ограничивает ответственность.
Павел советовал Коринфской общине «есть все, что продается на торгу» (1 Кор.
10:25). Тем не менее он знал, что в Риме есть
люди, которые едят не все (Рим. 14:2). Очевидно, их соблазны и сомнения
должны заботить только тех, с кем они соприкасаются, а не всех верующих
вообще. Верующие, живущие на Кубе, не играют в домино. Члены секты «Эмиш»
(Amish) не носят галстуков. Многие решительно и твердо заявляют, что перевод
Библии, сделанный при короле Якове, — единственно верная английская Библия.
Но ни одну из этих групп не задевает то, что я не согласен с ними и не соблюдаю
их правил в своих, местных условиях; я не обязан ограничивать свою свободу, как
они. Точно так же, если современную христианскую музыку слушают те, у кого
она не вызывает проблем, нет никакого камня преткновения.
2. Если проблема только в различии вкусов, это не должно ограничивать нашу
свободу. Некоторых людей, которые осуждают христианский рок, на самом деле

не задевают теоретические споры. Им просто не нравится «оскорбительная и
отвратительная» музыка. Никакая церковь не может угодить каждому члену.
Одни любят более формальную литургическую службу; другие хотят больше
хоров с пением хвалы; третьи — больше традиционных гимнов или «старой
доброй музыки в стиле гаспел». Хотя при планировании церковной службы
нужно считаться с предпочтениями людей, мы должны признать, что в данном
случае речь идет не о проблеме сильных и слабых братьев. По-настоящему
немощный брат полагает, что какой-то вид деятельности не просто
нецелесообразен или неуместен, а грешен.
3. Иногда для духовного укрепления и возрастания слишком щепетильного
человека приспосабливаться к нему — не самый лучший способ. Как правило, мы
не должны «подавать соблазна ни Иудеям, ни Еллинам, ни церкви Божией» (1
Кор. 10:32), но основной принцип — это искать «пользы многих, чтобы они
спаслись» (1 Кор. 10:33). Иногда наше стремление приспособиться не приносит
пользы человеку. Иисус сознательно задевал и раздражал (греческое слово, в
другом контексте означающее «создавать преткновение») фарисеев, говоря, что
любая еда чиста (Мф. 15:12). Хотя Он знал, что кто-то будет задет и оскорблен,
но, очевидно, в данном случае важнее оказалось исправить ложное богословие.
Если бы Иисус подчинился диетическим правилам фарисеев, Он бы укрепил
традицию, которая придавала особое значение внешней чистоте в ущерб
внутренней святости (см. Мф. 15:17-18).
Иисус шокировал духовную элиту своего времени тем, что общался с
грешниками, имел дело с самарянами и «нарушал» субботу. Иногда наши уступки
могут искажать истину с точки зрения внешних наблюдателей. В таких случаях
более слабым братьям необходимо возрасти, и мы обязаны скорее обучать и
воспитывать их и милосердно спорить с ними, чем приспосабливаться к их
капризам и прихотям, которые иногда вызваны незрелостью. Главные наши
принципы — наставлять и поучать верующих, уговаривать и убеждать
заблуждающихся. Многие из тех, кто сегодня поклоняется Богу, свидетельствуют
о положительном влиянии на их жизнь современной христианской музыки. Эл
Менкони получил более 3500 таких свидетельств, когда я начал писать эту книгу.
Если 95% членов общины свидетельствуют о том, что хоровая хвала и
современная музыка привлекают их сердца к Богу, зачем отбрасывать эти формы
из-за жалоб небольшого числа недовольных? А вдруг, изменив форму, чтобы
успокоить 5% общины, мы помешаем остальным 95% поклоняться Богу? Конечно
же, это неблагоразумно.
Наверное, церковному руководству следует воспитать эту небольшую группу,
объяснив, что подобная форма музыки вполне законна. Если группа останется при
своем, то мы должны научиться тому, о чем говорит Писание, рассуждая о более
слабых братьях и более сильных, — не осуждать (Рим. 14:3), не вызывать
разделений (Рим. 14:19) и т. д., чтобы сохранить единство Церкви.
4. Противоречивые сомнения могут привести к тому, что приспособиться
невозможно. Многие баптисты убеждены в том, что призывать к покаянию и
следованию за Христом нужно в конце каждой службы. Многие кальвинисты

(часть их — баптисты) с такой же убежденностью полагают, что никаких
призывов делать не надо. Некоторые полагают, что лучшая церковная музыка —
это традиционные гимны; другие так же уверены, что церковь должна обращаться
к каждой отдельной культуре. Некоторые доказывают, что музыкальные
инструменты отвлекают от поклонения Богу, другие возражают, что Библия велит
нам использовать эти инструменты. Очевидно, мы не можем на одном
богослужении успокоить и ублажить всех. Используем мы музыкальные
инструменты или не используем, если обе спорящие группы — в одной общине,
одна из них может обидеться.
5. Если пытаться скрупулезно исполнить все запреты и ограничения, то может
исказиться сама сущность христианской жизни. Некоторые верующие твердо
убеждены в том, что нельзя носить джинсы (их считают символом бунтарства),
что мужчины не носят длинные волосы или бороду, что женщинам неприлично
носить брюки и употреблять помаду, что недопустимо использовать какие-либо
музыкальные инструменты в церкви (включая фортепиано и орган), недопустимо
читать новые переводы Библии (то есть любой перевод, выполненный после 1611
года), недопустимо петь церковные гимны (разрешаются только псалмы). Когда в
общине больше одного человека, в ней есть разные мнения, и отстаивают их со
всей искренностью. Если мы слишком озабочены правилами и запретами, то
сущность христианской жизни перестает быть тем, чем она должна быть по
замыслу Бога. Христос освободил нас для того, чтобы мы были свободными, а не
для того, чтобы мы возвращались в рабскую зависимость (Гал. 5:1).
У многих христиан из-за неблагоприятных ассоциаций, связанных с их
дохристианской жизнью, вызывают беспокойство некоторые виды деятельности,
в которых другие люди участвуют совершенно свободно. Из-за личных
ассоциаций «камни преткновения» могут возникнуть в том, что само по себе
нейтрально. Один консультант рассказывает, что даже веревка может вызывать
порочные мысли у садомазохиста. Конечно, мы должны принимать во внимание и
его проблему, когда вступаем с ним в какие-либо отношения. Но должны ли все
молодежные группы в летнем лагере отказаться от перетягивания каната? Если
бы такая ассоциация была широко распространена, то, возможно, — да. Но
прежде, чем мы ограничим использование веревок, надо выяснить масштаб
проблемы. В пределах нации она касается многих, но на местном уровне, может
быть, ею не страдает никто. У одного человека классическая музыка
ассоциировалась с пороком, которым он страдал до прихода ко Христу, и он
чувствовал, что не имеет права ее слушать. Некоторые перестали играть в
спортивные игры, скажем в футбол, поскольку обучение спорту в высшей школе
было настолько ориентировано на победу, что и сейчас, когда они участвуют в
игре, в них просыпается «инстинкт убийцы».
Однако подобные ассоциации носят настолько индивидуальный характер и
настолько разнообразны, что, в сущности, невозможно отказаться от всего того,
что на практике их вызывает. Из любви к брату, у которого классическая музыка
ассоциируется с духом мира сего, я с радостью воздержался бы от нее, когда он у
меня в гостях или в моей машине. Но я не чувствую себя обязанным сжечь свои
магнитофонные кассеты с классикой и больше никогда их не слушать. У

некоторых людей рок ассоциируется с нехристианским образом жизни. Надо
угождать брату в ситуации, касающейся лично его, но его слабость не должна
удерживать нас от рок-музыки во всех без исключения ситуациях.
6. Наконец, примеры из Библии, которые мы используем, чтобы убедить и
уговорить заблуждающихся, могут побудить нас к таким методам или такому
образу жизни, которые некоторым верующим могут показаться сомнительными.
Каким образом мы решаем, когда нам осуществлять нашу свободу, а когда
ограничивать себя? Для апостола Павла решение зависело отчасти от того, может
ли он оказать влияние на заблудшего (1 Кор. 9). Он стал как еврей, чтобы лучше
оказывать влияние на евреев; он стал как те, кто живет без закона, чтобы
воздействовать на тех, кто живет без закона (1 Кор. 9:20-21). В первом веке
многие использовали расписанный до мелочей фарисейский закон, чтобы
осуждать других и поощрять спасение через дела. Другие использовали свою
свободу от закона, чтобы удобнее было грешить. Павел знал, что следовать закону
или пренебрегать им — само по себе ни ложно, ни правильно; но вообразите себе
проблемы, с которыми могли сталкиваться другие. Если бы язычник видел, что
Павел неукоснительно соблюдает все еврейские законы, то он легко бы связал его
образ жизни с законничеством, распространенным в то время. С другой стороны,
иудей мог бы увидеть, что Павел общается с беззаконным язычником, и
соблазниться тем, что он пренебрегает важными для иудеев законами. Тогда он и
сам мог бы ими пренебречь, хотя для него они были важны и совесть его была бы
неспокойна. Однако Павел шел на риск, чтобы оказать влияние на язычника,
который мог бы истолковать исполнение закона как законничество.
Сейчас есть неверующие, которые претыкаются о традиционную церковную
музыку, считая ее устарелой. Есть и ревностные, активные христиане, которым
традиционный стиль богослужения мешает поклоняться Богу. Возможно, они
обрели спасение благодаря евангелизации, во время которой — так уж
получилось — играли современную музыку. Теперь традиционная музыка
ошибочно ассоциируется у них с унынием, однообразием, безжизненностью и
лицемерием, и они полагают, что такое богослужение наносит вред их духовной
жизни. Это не гипотетическая ситуация. Можно привести много реальных
примеров. Удаляя препятствие перед теми, кто не одобряет современную
христианскую музыку, мы можем поставить препятствие перед теми, кто не
одобряет музыку традиционную. Иисус ел с грешниками, очень хорошо зная, что
многие верующие и набожные люди будут оскорблены, но видел, что не самое
важное — угодить чрезмерно щепетильным и скрупулезным фарисеям. Он
заботился о том, чтобы найти потерянную монету, Он искал одну потерявшуюся
овцу, оставив девяносто девять других.
Из-за отдельных людей, считающих, что стиль музыки виноват в их падении, мы
не можем парализовать евангелизацию, которая благодаря своей музыке трогает
сердца многих. Если бы мы так поступили, возникла бы опасность, что появится
камень преткновения для множества людей, которые могут не откликнуться ни на
какой другой стиль евангелизации. В конце 60-х и начале 70-х годов некоторые
церкви требовали от мужчин, желающих к ним присоединиться, стричься
коротко, чтобы волосы не закрывали уши. По крайней мере, одна церковь зашла

так далеко, что поставила у себя парикмахерское кресло, чтобы это
гарантировать. Интересно, сколько человек это кресло отпугнуло, когда они
размышляли над благодатным словом проповедника? Знаменитого английского
проповедника Чарльза Г. Спѐрджена жестоко осуждали за то, что он использовал
для своих служб лондонский мюзик-холл «Сѐрри Гарденз» (Surrey Gardens), но на
карту было поставлено нечто более важное: церкви не могли вместить людей,
приходивших его послушать. Несмотря на противодействие и вражду, он
оставался в этом зале.
Некоторых людей задело, что Уильям Бут, основатель Армии спасения,
использовал светские мелодии и музыкальные инструменты. Но в этом случае
речь тоже шла о более важном: затронуть сердца всех тех, кто не откликался на
традиционные формы евангельской проповеди. Людей, обратившихся благодаря
проповеди Бута, очень много, однако церковное руководство еще не понимало
первенства евангельской проповеди при выборе методов служения. Сегодня
церкви, вводящие у себя новшества, затрагивают сердца множества людей
благодаря концертам современной музыки и церковному богослужению, которые
обращены к тем частям нашего общества, которых евангельская проповедь еще не
затронула. Если бы из уважения к недовольным концертов не было, вообще
весьма сомнительно, что евангельская проповедь когда-либо достигла бы этих
неверующих людей.

Краткий итог
Мы видели, что наш ответ тем, кто возражает против современных видов музыки,
совсем не так прост, как многим кажется. Наша главная цель — возрастание и
укрепление собратьев по вере, согласие и мир, убеждение заблудших. Для всего
этого мы иногда должны жертвовать собственными правами.
Если традиционно ориентированная церковная община совершенно ясно дала
понять пастору, вводящему новшества, что популярные виды музыки мешают ее
членам поклоняться Богу, то пастор поступит благоразумно, не используя
современных форм, либо ограничив их рамками специальных служений,
адресованных конкретной аудитории, либо, наконец, перейдя в другую церковь, в
которой эти формы возможны.
Иногда вопрос о том, какая музыка уместна, а какая — нет, надо решать, исходя
из конкретной ситуации, связанной с проповедью Евангелия. А иной раз
сверхщепетильного брата приходится воспитывать ради блага всей Церкви.
Христианский рок — это камень преткновения? Да, так бывает. Но то же самое
можно сказать об органе, галстуках, классической музыке и игре в домино.
Только если мы с молитвой делаем в каждой ситуации все, что нам рекомендует
Слово Божье, можем мы рассчитывать на то, что мы живем и действуем в полном
согласии с Божьей волей.

Глава 4. Обвинение обмирщении

Не любите мира, ни того, что в мире:
кто любит мир, в том нет любви Отчей.
1-е Иоанна 2:15
Скажут нам и так: «Христианские рок-музыканты подражают мирским
музыкальным стилям и используют их для благочестивых целей. Однако принять
и усвоить мирские методы, используя их для Бога, — это явный компромисс».
Библия ясно предписывает нам: «Не сообразуйтесь с веком сим» (Рим. 12:2). На
первый взгляд кажется, что это возражение преодолеть невозможно: «Либо
современная музыка, либо Библия — одно из двух». Однако при более
внимательном рассмотрении здесь обнаружатся серьезные изъяны.

Проблемы, связанные с широко распространенным определением
Не стоит употреблять понятие «мир», как оно используется в Послании к
Римлянам 12:1-2 и Первом послании Иоанна 2:15-17, чтобы обозначить все то,
что происходит из грешного мира или используется в нем. Учтите, что оба эти
отрывка написаны по-гречески. Этот язык был создан язычниками, и они на нем
говорили. Римские чиновники использовали его, чтобы планировать военные
действия и покорять ни в чем не повинные народы. Меркантильные торговцы погречески расхваливали свой товар и набивали цену, чтобы обдирать
простодушных покупателей. Греческий язык использовался для всего: чтобы
поклоняться языческим божествам, чтобы договариваться с проституткой, чтобы
проповедовать Евангелие. Если бы мы понимали слово «мир» только так, как
Павел в Послании к Римлянам или Иоанн, использовать греческий язык для всего
того, что связано с Богом, было бы невозможным.
Даже сегодня переводчики Библии переводят Писание на многие языки. Точно те
же грамматические конструкции, которыми когда-то пользовались, чтобы
поклоняться языческим божествам и рассказывать грязные шутки, теперь несут
Слово Божие. Апостол Павел не только писал по-гречески, но даже цитировал
языческих поэтов и философов, например Эпикура и стоиков (см. Деян. 17:16-34).
Очевидно, апостол не считал мирским все, что создано грешными людьми или
используется ими. По крайней мере, на язык смотрели как на нейтральное
средство. А что же сказать об обычаях и ритуалах, порожденных миром? В
монументальном труде Дж. Р. Бисли Мюррея «Крещение в Новом Завете»
прослежены ритуалы древних языческих религий, предвосхищавшие
христианское крещение. Связанный с первоначальным использованием этого
ритуала символизм может считаться богохульным для христианина, но позднее
евреи переняли и усвоили его, и в новозаветные времена Иоанн Креститель и
Иисус не испытывали никаких сомнений, используя этот ритуал как обряд,
прекрасно олицетворяющий христианское обращение.
Таким образом, отделение от мира не значит, что мы отдаляемся от всего, что
порождено грешным миром или используется в нем. Иначе апостол Павел, Иоанн
Креститель или даже Иисус были бы повинны в «обмирщении». Что же означает

слово «мир»? Итак, что же такое этот «мир», от которого христиане должны
отделяться? Греческое слово, означающее «мир» — «космос», — в разных
контекстах имеет различные значения. В Евангелии от Иоанна (3:16) мы читаем,
что Бог возлюбил мир; в Первом послании Иоанна (2:15) христианину советуют
не любить мира. Одно и то же слово, но в разных значениях. С тем же самым мы
встречаемся в английском (и русском) языке, когда используем одно и то же
слово для обозначения различных действий и вещей. Когда у слова множество
значений, данное значение должно определяться контекстом.
Итак, что же Павел понимает под словом «мир» в Послании к Римлянам (гл. 12)?
Комментируя отрывок, Роберт Холдейн пишет: «Этот запрет, однако, касается
только того, что грешно, и не требует от христианина отказываться от того, что не
противоречит закону Христову». Апостол Павел не побуждает христиан
одеваться иначе, чем другие, или иначе проводить досуг, слова его относятся
только к тому, что грешно.
Что же можно сказать об использовании слова «мир» в Первом послании Иоанна
(гл. 2)? Ф. Ф. Брюс описывает это так: «Учитывая, что о данном предмете много
поверхностных мнений, необходимо подчеркнуть, что обмирщение — не в том,
что мы делаем или какие места посещаем; оно — в человеческом сердце, где
живут человеческие привязанности, влечения и отношения. Например, если речь
идет о материальной прибыли, «обмирщение» — не в «вещах», но в нашем
сосредоточении на вещах». И. Говард Маршал определяет это несколько шире —
как «неподчинение Божьему правилу жизни. Признаки обмирщения мы
распознаем, думая о том, в чем заключается воля Божья, а не составляя список
запретов по человеческому разумению». Другими словами, «обмирщение»
подразумевает участие в таких отношениях и такой деятельности, которые Бог
определил как греховные либо прямо, либо через данный Им закон. Те, кто
допускает более широкое определение (скажем, «все, что создано грешными
людьми или используется ими»), не могут жить в соответствии с этим законом.

Будем последовательными
Джош Макдауэлл совершал турне вместе с христианской рок-группой «Петра».
Во время этих поездок он часто приглашал местных служителей церкви на
встречу перед концертом, чтобы ответить на вопросы, связанные с их служением.
Когда кто-то сетует, что христианские группы часто выглядят как мирские, Джош
ловит его на непоследовательности. Он обводит взглядом комнату и находит
типичного пастора — серый костюм в светлую полоску, рубашка из ткани
«Оксфорд», характерный галстук, пиджак с плечиками. «Вы — пастор?» Тот
кивает. «Знаете, я не могу отличить вас от мирских людей. В Америке каждый
пастор, встающий в воскресенье утром, выглядит, как мирянин, ну, образцовый
служащий компании IBM. Когда я посещаю ваши церкви, мне приходится
одеваться так, будто я иду на Уолл-стрит, иначе почти никто не позволит
выступать перед вашей общиной».
Те, кто отстаивает мнение, что нельзя подчиняться правилам и обычаям «мира»,
должны применить это ко всем без исключения сторонам своей жизни. Однако

даже те, кто «отделился» от мирских видов музыки, с удовольствием слушают
традиционные церковные гимны при помощи «мирских» плейеров, которые
приводит в действие электрический ток «мирских» генераторов и усиливают те
же усилители, которые использует группа «Роллинг Стоунз». Другими словами,
многие вещи, созданные и используемые «миром», сами по себе нейтральны в
нравственном отношении. Скальпель в руках хирурга — орудие исцеления, в
руках нацистского преступника — орудие террора.

Что такое компромисс?
Одна из самых веских причин для того, чтобы отстаивать неподчинение мирским
требованиям и правилам, — это страх перед компромиссом. Христиане хотят
избежать компромиссов, чтобы не ослабить свою веру и силу своего
свидетельства. Возьмем, например, кино. Представьте себе Боба, когда он в
четверг вечером идет смотреть чувственный фильм с индексом «от 17 лет». Он
покупает билет, входит в кино, покупает воздушную кукурузу и кока-колу,
наступает на комочек жвачки, проливает на уже липкий пол немного колы и
садится, чтобы наполнить свой ум всем тем, что находится в полной
противоположности с Посланием к Филиппийцам (4:8).
Наступает пятница, и Боб решает пойти посмотреть другой фильм. Он входит в
тот же самый кинотеатр, покупает воздушную кукурузу и кока-колу, наступает на
комочек жвачки, проливает на уже липкий пол немного колы и садится смотреть
«Расточителя» — фильм Билли Грэма, в котором заключено ясное евангельское
послание. Фильм этот изменяет судьбу Боба в вечности. Отметьте, что все
характерные особенности кинотеатров — одни и те же. Единственное различие —
в содержании фильмов. Совершает ли Билли Грэм компромисс, используя
средство выражения, которое, по-видимому, способствует распространению зла
чаще, чем современная музыка? Нет. Кино можно использовать и для того, чтобы
нести добро, и для того, чтобы нести зло. В чем же тогда компромисс?
Предположим, христианская организация собралась создать фильм,
показывающий блуд или какое-либо другое действие, противоречащее Божьим
законам, а в конце рассказывающий о Евангелии. Тогда она использует нечто
мирское — сценарий, попирающий то, чему учит Послание к Филиппийцам (4:8),
— чтобы распространять благо. Вот это и есть компромисс.

Распространенная ошибка
В третьей части книги мы извлечем один важный урок из истории: даже
благочестивые люди часто не видели, что какой-то инструмент или стиль может
приносить благо, потому что их поколение им злоупотребляло. Если бы мы
вышли за рамки нашего собственного опыта, мы обнаружили бы, что, исключив
злоупотребления, инструмент или стиль мог бы стать поистине гласом Божьим.
Лютер превратил лютню в орудие отдыха, Бах превратил орган в орудие хвалы, а
Д. Л. Муди (D. L. Moody) и Айра Сэнки (Ira Sankey) превратили популярные
музыкальные стили в поразительное средство для евангельской проповеди.

Однако из-за того, что эти инструменты и стили вызывали ассоциации с чем-то
мирским, их предали анафеме многие современники.
Использовать для распространения Евангелия то, что нейтрально в нравственном
отношении, не только вполне допустимо — это разумная и здравая стратегия
миссионерского служения. Так поступал апостол Павел, когда он стал «всем для
всех», чтобы суметь «спасти некоторых» (1 Кор. 9:22) . Павел был готов
поступиться своим образом жизни ради того, что гораздо важнее, — возможности
коснуться заблудших сердец и привести их ко Христу.
Сегодня вниманием мира владеют такие мощные средства, как радио, фильмы и
современная музыка. Господь посылает нас в этот мир, чтобы мы до него
достучались. Готовы ли мы следовать по следам Павла и стать «всем для всех»,
чтобы коснуться сердец нашего поколения? Если это так, мы должны быть
осторожными и не навешивать ярлыков «мирское» или «нецерковное» на те
нейтральные средства и орудия, которые можно использовать для проповеди
Евангелия.

Глава 5. Красота и уродство.
(Предостережения членов церкви, не принимающих современной музыки)

Не было такого случая, чтобы я летел над целью,
которую нужно поразить, и меня бы не обстреляли.
Полковник Нимрод Макнир.

Есть ли красота в современной музыке? Нужна ли она? Скажут нам и так:
«Высшая форма музыки на сегодняшний день — это музыка классическая. Как
христиане мы должны стремиться к музыкальному совершенству, а его никогда
не удастся достичь, если опускаться до художественного и исполнительского
уровня, который нравится большинству».
Многие чувствуют, что, используя современную музыку, мы низводим церковь до
уровня музыкальной посредственности или того хуже — до уровня плохой
музыки. Как мы определяем «хорошую» музыку, то есть музыку эстетически
допустимую? Есть два характерных качества, из-за отсутствия которых критики
обычно уничижительно отзывались о современных музыкальных стилях. Это
гармоническое богатство музыки и ее внутреннее движение. Давайте оценим эти
свойства «хорошей музыки».

Гармоническое богатство. Один противник христианской поп-музыки объясняет
свое мнение тем, что хорошая музыка должна быть гармонически богатой. Значит
ли это, что музыка с простой гармонией плоха? Был ли «Эдельвейс» в «Звуках
музыки» недостаточно хорош, когда Кристофер Пламмер пел эту песню под
аккомпанемент простой гитары? Напротив, сама простота хорошо служила ее
назначению — выразить патриотические чувства австрийского народа,
застигнутого врасплох нацистами. Несправедливо рассматривать эту песню вне
контекста, сравнивая ее, скажем, с пятой симфонией Бетховена. О музыкальном
стиле можно судить только в связи с тем, кому он предназначен.
Музыканту, для которого изучение, правильное восприятие и понимание
«превосходной» музыки стало главным делом его жизни, нельзя заходить в тупик.
Даже если труды его и не бесполезны, он должен быть осмотрительным, чтобы
любовь к классической музыке не вызвала у него презрения к более простым
музыкальным стилям. Если церкви годятся только высшие формы искусства, то
придется считать, что «койне» — греческий язык Нового Завета — не
соответствует литературной норме в сравнении с классическим греческим
языком, который и предпочитает множество образованных, тонких людей. Точно
так же та музыка, которую во времена Ветхого Завета использовали для
сопровождения псалмов, не отвечала бы нормам гармонического богатства.
По моему мнению, если конструктор авиационно-космических аппаратов не
радуется, запуская со своим ребенком змея, он утратил что-то очень важное. То
же самое можно сказать о серьезном музыканте, который не получает
удовольствия от «Эдельвейса», исполняемого под гитару, как простая народная
песня, голосом, который никак не подошел бы для оперы. Хороший оратор,
способный сказать речь, которую запишут и сохранят для будущих поколений,
утратил нечто важное, если он больше не может получить наставление в вере от
сельского проповедника, который, возможно, и колледжа не кончал. Самые
лучшие проповеди этого пастыря не смогли бы отвечать требованиям, которые
предъявляют серьезным ораторам. Но община может не откликнуться на
«блистательную речь». Когда судят о достоинствах стиля, надо учитывать, чему
служит данное средство выражения. Внутреннее движение и развитие. Другие
критики современной музыки говорят, что у «хорошей» музыки есть вполне
определенное начало, она развивается до высшей точки и получает вполне
определенное завершение. На их взгляд, постепенное усиление звука отражает
эволюционную философию, а постепенное ослабевание — отсутствие
окончательной кары. Однако разве нельзя с такой же легкостью предположить,
что музыка с ясно выраженным началом символически изображает, что Бог имел
начало, а музыка с ясно выраженным завершением противоречит учению о
вечном наказании и вечной жизни?
На чем основаны все эти мнения? Можно ли представить, что они интуитивно
очевидны для любого добросовестного исследователя? А вдруг (что более
вероятно) критик обучался западной классической музыке, был воспитан на ней,
предпочитает этот стиль и уверен, что любой человек с хорошим музыкальным
вкусом чувствует то же самое? Сопоставление разных культур может это
подтвердить. Индейцы племени аука вплели в свою музыку замысловатый узор

барабанных звуков. Мы не оценим полностью этих ритмов и, наверное, не сумеем
их точно повторить. Если бы член этого племени устанавливал критерий
«хорошей» музыки, он почти наверняка счел бы западную музыку весьма
примитивной, поскольку в ней нет партий для ударных инструментов.
Преобладание барабанов может отвлечь нас от того, что мы считаем главным, —
от мелодии. Для индейцев же племени аука сложный и замысловатый узор
барабанного боя вполне может быть главным в музыке. «Но ведь должна
преобладать мелодическая линия!» — воскликнет западный человек. Почему?
Может быть, психология показала, что это полезней для здоровья? Нет. Говорит
ли Библия о главенстве мелодии? Тоже нет.
«Мелодия в хорошей музыке занимает центральное место, как ритм — в хорошей
поэзии», — резко возражает критик. Но на этот счет не существует всеобщего
мнения. Мы любим ритм, потому что нас учили его любить. Разве западные
критерии хорошей поэзии лучше всех прочих? Если это так, как будем мы
оценивать поэзию псалмов? Ведь в еврейской поэзии стихотворный размер
значительно отличается от наших стандартных размеров, а рифмы нет вообще.
Красоту в этой поэзии нам не всегда легко увидеть. А вот евреям, жившим в
древности, было бы непросто увидеть красоту в стихах, соответствующих нашим
нормам стихосложения.
Не впали ли мы в этноцентризм, делая из норм западной классической музыки
универсальный эталон для музыки или того, что к ней относится? Об истинно
хорошей музыке должны судить в рамках определенной формы те, кто понимает
и ценит ее, а не далекие от нее люди, которые ее не понимают и которым этот
стиль не нравится.

Уроки истории
Прежде чем безоговорочно назвать уродливыми и пустыми все новые
музыкальные стили, приверженцы «серьезной» музыки поступили бы правильно
и разумно, послушав критиков, которые тоже осуждали нововведения своего
времени.
«Вы слышите мешанину из звуков, множество разных частей, громыхание
гармоний, нестерпимое для уха. Один поет в быстром темпе, другой — в
медленном; один голос поет верхние ноты, другой — низкие; и — словно этого
мало — третий остается посредине, между ними. Даже при самом благом
намерении, как можно видеть свет в этом хаосе?» (Артузи о Монтеверди, 1608).
«Три части ля-мажорной симфонии Бетховена не имеют общего плана,
беспорядочны, полны резких и неприятных сочетаний» (1823).
«Ни формы, ни общего замысла, ни ритма, ни симметрии» (д'Ортиг о Вагнере,
1861).
«Я услышал непрерывный поток звуков и не находил ни общего замысла, ни
формы, ни основной темы, ни акцентировки» (французский писатель о «Пелеасе и
Мелисанде» Дебюсси, 1902).
«Бессмысленные сгустки нот... совершенная ерунда» (Ф. Кордер о Шѐнберге,

191). «Признаки буйного умопомешательства, касаться которых мыслящее
искусство считает ниже своего достоинства... ух омерзительного уродства
уничтожает конечную интеллектуальную зависимость самой гармонии... Период
глубочайшего музыкального упадка... в котором бесстыдно и открыто признают
Шѐнберга и Стравинского с его бормотанием кретина» (Ратленд Бафтон, 1922).
Очевидно, исходя из личных предпочтений, нетрудно установить такие границы
для прекрасного, каких никогда никто не предполагал.

Предостерегают члены церкви
Разумеется, есть такие люди, которые говорят о современной христианской
музыке: «Мой дух не свидетельствует вместе с Духом Божьим, что эта музыка
уместна для церкви». Если эти люди молились о разрешении этого спорного
вопроса и полагают, что Бог не попустил им участвовать в таком споре, уважим
их решение, не будем давить на них, пытаясь приохотить к тому, что для них
может быть предосудительным.
Но должно ли их предостережение связывать всех христиан?
Если бы Дух Божий дал нам ясно понять эту проблему, то, по-видимому, среди
тех, кого Он ведет, царило бы единодушие; однако такого единодушия нет. Одни
определенно чувствуют, что Бог хочет, чтобы мы слушали только классические
аранжировки традиционных церковных гимнов. Другие получили укрепление и
наставление в вере благодаря умеренной музыке группы «Гэйтерс» («Gaithers»),
рассчитанной на нетребовательного слушателя, однако чувствуют, что стиль Кита
Грина ведет нас в сомнительную область рока. Третьим очень нравится Кит Грин,
но у них вызывает тревогу стиль группы «Петра». Наконец, некоторые из нас
молились и постились, чтобы получить ответ, и чувствуют, что можно
использовать весь диапазон музыкальных стилей. Критики современной
христианской музыки обычно говорят, что те, кого не настораживает стиль,
выходящий за пределы личных предпочтений критика, много лет ожесточали
свои сердца и плохо слышат, что говорит им Дух. Но откуда мы знаем, что нельзя
сказать и наоборот, уже про самих критиков? Может быть, они не признают, что
Бог станет использовать музыкальные стили, которые лично им не нравятся? У
них выработалось сознание «немощного в вере» (см. Рим. 14), и они глубоко
убеждены, что некоторые вполне законные действия недопустимы для церкви.
Несомненно, все мы должны молиться о мудрости и восприимчивости к
направляющему действию Духа, однако, прежде чем принимать решение,
основываясь на чувстве, которое мы считаем голосом Духа, надо учесть
несколько обстоятельств. На всем протяжении истории Церкви люди смешивали
внутреннее водительство Духа с тем, что им изнутри подсказывало воспитание в
рамках определенной культуры. Когда-то над стилем наших церковных гимнов
издевались, считая его ужасным, безбожным и даже бесовским. Очевидно, эти
давние критики с мирным сердцем чувствовали, что выполняют Божье повеление,
тогда как в действительности противились Его делу. Даже сегодня некоторые
рассказывают, что слишком поспешно осуждали современную христианскую
музыку. Подумав как следует, Джош Макдауэлл попросил прощения у некоторых
музыкальных групп. Другие пережили похожую перемену и теперь уверены в

том, что Дух использует эти новые виды музыки. Однако, как сказал однажды
Спѐрджен, «странно, что некоторые люди, так много говорящие о том, что им
открывает Святой Дух, уделяют так мало внимания тому, что Он открыл другим».
Когда в стиле церковной музыки происходили изменения, всегда кто-то считал
новые стили неподходящими для церкви или даже дьявольскими. Взгляды этих
людей сформировались в определенной культуре, они не могли увидеть новое
действие Духа и совершали серьезную ошибку, приписывая действие Бога
дьяволу. Мы должны помнить об этой тенденции, рассматривая новые виды
музыки.
Может быть, чем поспешно осуждать их и приписывать дьяволу, благоразумней
последовать совету, данному Гамалиилом, когда из иудаизма выделилась новая
секта: «Мужи Израильские! подумайте сами с собою о людях сих, что вам с ними
делать. ...Ибо если это предприятие и это дело — от человеков, то оно
разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам
не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5:35,38-39).

Глава 6. Вредные ассоциации, сомнительное
сходство, подозрительные и опасные уклоны
Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы,
как живущие в мире, держитесь постановлений:
«не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся»
Послание к Колоссянам 2:20-21.

Вредные ассоциации и сомнительное сходство
Скажут нам и так: «Согласно Первому посланию к Фессалоникийцам (5:22) —
«Воздерживайтесь от всякой видимости порока и греха», христиане должны
избегать всего, что хотя бы кажется злом. Христианских музыкантов часто не
отличить от музыкантов мирских. Тем самым они нарушают это правило».
Критики полагают, что использование современной музыки подталкивает
слушателя — и исполнителя — к негативным ассоциациям с мирскими
(нехристианскими) группами и музыкой. Такое мнение, как мы только что
говорили, основано на Первом послании к Фессалоникийцам (5:22). Однако, вопервых, этот стих обычно толкуют неправильно. Греческое слово «эйдос» — вид,
наружность, образ, свойство, качество, переведенное в Библии короля Якова
издания 1611 года, вызвало бы меньше смущения и недоразумений, если бы его
перевели как «род» или «видимая форма». М. Р. Винсент высказывает мнение, что
данное греческое слово «никогда не имеет значения видимость», однако многие

полагали, что оно означает именно это. То, что Иисус был близок к грешникам, в
глазах многих людей придавало Ему видимость порока и греха, однако грехом это
не было.
Да, конечно, как правило, нам не надо допускать того, что «имеет вид» порока
или греха. Тогда вопрос можно сформулировать следующим образом:
действительно ли музыканты христианского направления кажутся порочными и
развратными?
Какое-то сходство с неверующими исполнителями у них есть, но этого
недостаточно для осуждения, потому что, как мы уже видели, есть сходство
между проповедниками и заправилами с Уолл-стрит.
У христианских исполнителей много отличительных черт, из-за которых их
концерты очень отличаются от концертов Принца или группы «Iron Maiden»
(«Железная дева»). Например, те музыканты христианского направления, которых
я видел, одеваются так, как принято при таком стиле музыки, однако у них нет
стремления к чувственной притягательности таких исполнителей, как Шер. (Если
некоторые из них одеваются непристойно, надо им противостоять.) Миссия
христианских исполнителей тоже не имеет ничего общего с тем, что делает
Принц, побуждая к сексуальным связям или сатанинскому богохульству. Заметим
также, что на христианских концертах нет табачного дыма и марихуаны.
Перенесите любого поклонника группы «Пестрая команда» с нехристианского
рок-концерта на концерт группы «Петра», и он (или она) тотчас почувствует
разницу и в манере исполнения, и в атмосфере.
Возможно, сейчас вы не поймете толком этих различий, однако данные,
приведенные в главах 12-14, помогут вам понять их. Пожалуйста, не судите о
внешности и видимости, пока не прочитаете эти главы, — там яснее показаны
нехристианские и христианские музыканты.

Подозрительные причины
Скажут нам и так: «Христианские исполнители просто стремятся к деньгам и
популярности».Так думают многие люди, пытаясь осудить участие в современной
музыке. Сразу согласимся с тем, что любому христианскому руководителю, если
он своекорыстен и меркантилен, надо сделать выговор, — это ясно изложено в
Евангелии от Матфея (18:15) и Послании к Галатам (6:1). Если он откажется
покаяться, он непригоден к духовному руководству и лишается права его
осуществлять (см. 1 Тим. 3:3; 6:9).
И все же, если некоторые исполняют христианскую музыку из неподобающих и
предосудительных побуждений, это не должно ставить под сомнение все, что с
ней связано. Не осуждаем же мы любое церковное служение, потому что пасторы
и проповедники иногда не очень честны. Мы должны быть осторожными. Нельзя
судить другого, когда у нас нет весомых доказательств его вины (см. 1 Кор. 4:5).
Некоторые музыканты, несомненно, много зарабатывают, но часто деньги идут на
покупку необходимого оборудования или на церковные нужды.

В любой профессии самое важное — не то, сколько мы зарабатываем, а то,
сколько мы оставляем себе, так определяется меркантильный человек. Те, кто
обвиняет музыкантов в корыстолюбии, все-таки должны доказать, что
современные христианские исполнители в большинстве случаев движимы именно
им. На самом деле лишь немногие из них так «хорошо устроились», что просто не
знают, что им делать с деньгами. Специалист по христианской музыке, Эл
Менкони утверждает, что «лишь горстка имеет хоть сколько-нибудь приличный
заработок». Большинство — это провинциальные музыканты, которые
подрабатывают на другой работе или перебиваются кое-как, выполняя церковное
служение и не очень-то надеясь на прочную обеспеченность.

Опасные уклоны
Скажут нам и так: «Когда христиане между собой несогласны, консервативная
точка зрения всегда вернее. Люди могут слишком вольно использовать свободу,
распуститься, злоупотреблять ею и легко впасть в грех».
Некоторые выражают этот довод словами, но для множества людей эта не
выраженная предпосылка определяет многие жизненные решения. В некоторых
ситуациях надо придерживаться такой установки: чем дальше мы от греха, тем,
казалось бы, меньше вероятность того, что мы в него впадем. Это особенно
полезно, когда устанавливаешь свои принципы в «личной», то есть сексуальной,
жизни или правила, обеспечивающие безопасность в студенческом городке
(например, не допускать мужчин в женские общежития). Тем не менее, когда этот
принцип применяется во всех случаях без исключения или не так, как надо,
возникает опасность.
Когда мы устанавливаем слишком много правил, которых нет в Библии, или
придаем этим правилам статус Божьего Слова, мы совсем не гарантируем
безопасности. Каким бы благовидным ни казалось это поначалу, приглядевшись,
мы обнаруживаем: делая вид, что он ведет нас к безопасным пастбищам, бес
часто заманивает нас в такие места, где нам угрожает серьезная опасность. Вот
некоторые из этих опасностей.
Опасность фарисейства. Нет ничего предосудительного в том, чтобы строго
следовать Божьему Слову. Именно в послушании мы проявляем нашу любовь ко
Христу (см. Ин. 14:15).
Однако, строго предписывая правила, которых нет в Библии, мы можем впасть в
грех, совершавшийся фарисеями, которых так укорял наш Господь: «...тщетно
чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим» (Мк. 7:7).
Мы поспешим согласиться с Иисусом, но размышляли ли мы когда-нибудь о том,
с какой легкостью мы сами создаем нелепые правила, которые нам отдохнуть от
труда и тем самым сохранить отделенность этого дня для Бога. Мы довольно
легко можем поставить себя на место ветхозаветного еврея, который проявлял
уважение к этой заповеди и пребывал в благоговейном трепете пред Господом.
«Чтобы обеспечить согласие, нужно установить несколько критериев, по которым
мы узнаем, когда же мы осквернили этот святой день, — наверное, рассуждал
ветхозаветный еврей. — Конечно, Бог позволил бы нам ходить в субботу, но если

пройти слишком много — скажем, полтора километра, — не выйдет ли это за
рамки покоя и не станет ли трудом? Чтобы быть уверенными, что мы соблюдаем
святость субботы, ограничим себя определенным расстоянием.
А если говорить не только о себе, не предохранить ли членов нашей синагоги, в
особенности молодых, установив определенные критерии для всех и сообщив, что
они непререкаемы? В конце концов, если мы не дадим никаких конкретных
предписаний, некоторые могут злоупотребить законом в своих интересах. Сами
знаете, дай им только палец, и они отхватят всю руку». Все эти доводы, казалось
бы, разумны и обоснованны, но можно ли считать такое, не основанное на
Библии, учение верным, особенно когда ему придается статус Божественной
истины? Посмотрим, как реагирует на это Иисус. Ко времени Его появления
образовался незыблемый список запретов, затемнивший истинный смысл
заповедей (например, суббота для человека, а не наоборот). И Он осуждал за это
фарисеев.
А вдруг из-за нас ищущие Бога люди оступятся и смутятся? Помимо добавлений к
Божьему Слову, которые делают строгое соблюдение закона практически
невозможным, чрезмерно строгое учение препятствует людям вне Церкви.
Христианский исполнитель Дана Ки (Dana Key) рассказывает, как он огорчился,
когда его осудили за то, что он носит в церкви джинсы5. Он очень обиделся и
церковь оставил. С годами его вера укоренилась прочнее, и сейчас он говорит, что
готов но и привели фарисеев к гибели? Возьмем, например, соблюдение субботы.
Бог дал нам краткую заповедь — Он предлагает носить клетчатый костюм или
даже тогу, чтобы быть в одной братской общине с другими верующими; но когда
он был слабым, легко ранимым молодым христианином, проблема джинсов была
для него весьма болезненной. Что-то похожее может случиться, когда
современную музыку безапелляционно осуждают, особенно если ее ставят
наравне с проблемой джинсов.
Что, если мы парализуем успешную евангелизацию? Фарисеи отрезали себя от
плодотворного церковного служения и проповеди, отдаляясь от заблудших
людей. Они навязывали нормы, которых нет в Библии, как щит против
неверующих. Когда они спрашивали Иисуса, почему Он общается с грешниками,
Он отвечал: «...Не здоровые имеют нужду во враче, но больные; Я пришел
призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мк. 2:17).
Врач, который общается только со здоровыми людьми, несомненно, уменьшит
для себя опасность заразиться и заболеть, но лечить он будет плохо.
Необходимость в действенной евангельской проповеди для новых поколений
требует новых методов, причем большинству христиан придется поступиться
удобством и покоем. Те, кто цепляется за сохранение привычного и
общепринятого, могут не заметить действия Божьего.
В 1024 году кучка монахов, с подозрением смотревшая на нововведения, изгнала
своего собрата, Гвидо Аретино, потому что его упрощенный метод обучения
музыке позволял певчим из его хора с небывалой быстротой разучивать новые
мелодии. Крайне изумленные собратья-монахи приписывали такие достижения

какому-то оккультному воздействию. Охранители традиции всегда считают, что
церковное служение «на переднем крае» слишком тесно связано с миром.
Если бы Спѐрджен, один из величайших проповедников всех времен, не желая
рисковать, принял в спорном вопросе консервативную точку зрения, он никогда
не стал бы проводить службы в лондонском мюзик-холле. Газета «Саттердей
ревю» отражала настроения почти всех лондонских газет, когда писала: «Снять в
аренду место увеселения для воскресных проповедей — это новшество, и
новшество яркое. Видимо, религия переживает свое последнее изменение. Это
скорее признание в слабости, чем признак силы; не борьба с Сатаной в крепости...
но малодушное перемирие и союз с миром». Однако Спѐрджен не отступил, и
Слово Божье достигло большего числа людей, чем было бы возможно в
небольшой церкви. Благодаря традиции, заложенной такими людьми, сегодня мы
используем подобные возможности для проповеди, это приносит огромную
пользу и почти (или совсем) не вызывает споров.
Если бы Лютер и другие реформаторы, не желая рисковать, приняли
консервативную точку зрения, мы бы до сих пор молились по-латыни. Люди
строгих взглядов считали, что родной язык, на котором мы разговариваем каждый
день, слишком вульгарен и груб для Церкви8. Если бы возобладала их точка
зрения, то стиль григорианских распевов так и остался бы стилем наших
церковных гимнов. Айра Сэнки считал Горациуса Бонара «князем среди
гимнографов». Однако церковная община, к которой принадлежал Бонар, выбрала
«более безопасную» точку зрения и ограничила себя пением псалмов. Песни
Бонара были истинным благом для многих поколений и сейчас украшают
страницы сборников, но это благо обошло стороной его собственную общину.
Может быть, сегодня какое-то благо обходит стороной многие церковные
общины из-за такой же ошибки?
Да, чем ближе человек к Богу, тем сильнее его отвращение к грехам мира сего
(см. Рим. 12:9). И все же Сатана очень хитер и коварен. Он понимает, как тщетны
его попытки вовлечь многих верующих в безнравственную распущенность мира,
и предлагает им достичь еще большей чистоты через другое орудие мира —
законничество. «Если несколько правил — это хорошо, то изобилие правил —
еще лучше!» — убеждает он.

Часть 2. С библейской точки зрения
Глава 7. Библия о музыке

Всѐ Писание богодухновенно
и полезно для научения,
для обличения, для исправления,
для наставления в праведности,
да будет совершен Божий человек,
ко всякому доброму делу приготовлен.
2-е к Тимофею 3:16-17

Для большой части читателей этой книги высший духовный авторитет
принадлежит не преходящим причудам психологии или безапелляционным
утверждениям музыковедов, но Божьему откровению, Библии. Если возникают
какие бы то ни было проблемы, во всех спорных вопросах Божье Слово — это
«светильник ноге моей и свет стезе моей» (Пс. 118:105).
Особенно важно сосредоточиться на том, что есть в Библии, когда речь идет о
музыке, — субъективные мнения и предубеждения, обусловленные зависимостью
от определенной культуры, на протяжении истории затемняли истину. Кальвин
ограничил выражение общей хвалы ритмизированным переложением псалмов; в
конце концов, Псалтирь — это библейская книга восхваления и прославления
Бога. Как могло бы сочинение, созданное человеком, сравниться с текстом самого
Слова Божьего? Такое умозаключение показалось разумным и обоснованным
Кальвину и множеству верующих, следовавших его учению. Но основывалось ли
оно на Библии? Разве сама Библия устанавливает такое ограничение?
История помогает нам понять, что здесь нельзя полагаться только на свое чутье и
свой разум, какими бы глубокими они ни были и какими бы сильными ни были
наши чувства, с этим связанные. Воспитание и культура держат нас так цепко, что
нам трудно судить непредвзято. Мы отчаянно нуждаемся в том, чтобы тщательно
рассмотреть наши мнения и убеждения в свете объективного и беспристрастного
Слова Божьего. Только тогда мы можем отделить факт от фантазии, истину от
домысла.
В этой главе мы сделаем обзор того, что говорит Библия о музыке и восхвалении
Бога, стремясь найти богооткровенную истину в том, что связано с музыкой, ее
формами (стиль, инструменты, способы исполнения) и назначением (зачем, когда
и как она используется). Мы хотели бы полноты картины, но в Библии столько
сведений, что некоторые книги остались вне поля зрения, и это исследование —
скорее обзорное, чем всестороннее и исчерпывающее. Как важно восхвалять и
славить Бога.
Хвала, выраженная в звуках, занимает далеко не последнее место в Божьем
замысле. Лютер был прав, когда превозносил музыку, называя ее «прекрасным
даром Божьим, вторым по значению после теологии».

В ветхозаветном храмовом богослужении Бога восхваляли и прославляли 4000
левитов, играя на музыкальных инструментах (1 Пар. 23:5), а 288 певцов— пели
(1 Пар. 25:7). Сами масштабы этого служения наглядно показывают, как важны
для Бога хвала и прославление.
Самая большая книга Библии — это Псалтирь, сборник церковных гимнов. Разве
отвели бы так много места тому, что не близко сердцу Божьему? Система
жертвоприношений была сердцевиной ветхозаветного богослужения, но царь
Давид прозревал, что пение приятней Богу. Вдохновенный создатель псалма 68
(31-32) говорит нам:
«Я буду славить имя Бога в песне,
Буду превозносить Его в славословии,
И будет это благоугоднее Господу, нежели вол,
Нежели телец с рогами и с копытами».
В Писании мы не находим Отца, который едва терпит всю эту хвалу, ожидая,
когда возвестят Слово Божье. Скорее Он активно ищет истинных поклонников,
которые поклонятся Ему в духе и истине (см. Ин. 4:20-24).
Чем больше мы превращаем восхваление и прославление Бога в общее место,
отводя им мало времени или плохо к ним готовясь, тем сильнее мы удаляемся от
того, что предписывает Библия. Поклонение Богу имеет первостепенное значение.

Значение формы в поклонении Богу
Как же нам все-таки использовать музыку в церкви и в повседневной жизни? Бог
мог бы вдохновить священнописателя, чтобы тот включил в наше Писание
узаконенный и непререкаемый порядок богослужения, включая песни,
музыкальные инструменты и музыкальный стиль. Только подумайте, сколько
сэкономили бы церковные общины на печатании бюллетеней! Однако едва ли не
самое поразительное наблюдение, которое можно сделать, изучая описанное в
Библии поклонение Богу, — это его богатство и разнообразие. Ограничений,
касающихся внешней формы, исключительно мало. Поистине, обширен гардероб,
из которого берутся облачения для описанного в Библии поклонения Богу!

Разнообразие музыкальных инструментов
Арфы (Откр. 5:8), струнные инструменты, роги, трубы, громкозвучные
металлические тарелки, арфы и лиры (1 Пар. 15:28-29), тимпаны, бубны,
тамбурины (Исх. 15:20), «гефское орудие» (струнный инструмент) (Пс. 8),
инструмент с десятью струнами (Пс. 91:4), орган (Пс. 150:4), звучные
металлические тарелки (кимвалы) (Пс. 150:5).

Сила звучания

Громкий звук, как шум от множества вод, как звук сильного грома, как звучание
арфистов (Откр. 14:2), голоса в сопровождении инструментов (2 Пар. 5:12-13),
громкие возгласы приветствия (1 Пар. 15:28), громкие инструменты (2 Пар.
30:21), радостный крик (Пс. 94:1).

Разнообразие тех, кто поклоняется Богу
Бога прославляют: назначенные заранее певцы и музыканты, обученные опытным
и искусным учителем (1 Пар. 15:22), организованные согласно системе правил (1
Пар. 16:5; 25:6); дуэт (Суд. 5:1); весь народ земли, возглавляемый певцами с
музыкальными инструментами (2 Пар. 23:13); все, что дышит (Пс. 150:6).

Способы
Скакание, бурное проявление веселья (1 Пар. 15:29), хлопанье в ладоши (Пс.
46:2), танец (Исх. 15:20), воздевание рук внутри святилища (Пс. 133:2); певцы,
заранее назначенные (хвала выражается не спонтанно) (2 Пар. 20, 21),
сдержанная, осмотрительная спонтанность (1 Кор. 14); Бога славит весь народ,
возглавляемый певцами с инструментами (2 Пар. 23:13); Бога славят певцы под
руководством своих глав (Неем. 12:46).

Места, где совершалось прославление Бога
В великом собрании, в доме Господнем (1 Пар. 25:6), на стенах Иерусалима
(Неем. 12:31), в доме, в комнате для гостей (Мк. 14:26), при схождении с горы (1
Цар. 10:5-6), на Его могучем просторе, в Его святилище (Пс. 150:1), на ложе (Пс.
149:5), в тюрьме (Деян. 16:25).

Обращение к разным людям
Призыв ко всем народам (Пс. 116), призыв друг к другу (Еф. 5:19), обращение к
царю, которого тревожил злой дух (1 Цар. 16:23), обращение к языческим царям
(Пс. 2), обращение ко всей земле (Пс. 99), обращенность к Богу (Пс. 137).
Синодальный перевод: «на тверди силы Его», — здесь употребляется слово
«ракиа» (букв.: «протяженное пространство» — иврит), обычно переводимое как
«небеса», «твердь».

Содержание
Научение истине или изображение истины: общее (Пс. 1, 118, 126), с тонкими
размышлениями по поводу какой-то одной истины (Пс. 132).
Молитва: сердце раскрывается навстречу Богу (Пс. 130), мольба о спасении (Пс.
3, 37-38), особое подчеркивание личных нужд (Пс. 6), просьба об отмщении
врагам (Пс. 136), покаянная исповедь, просьба о прощении (Пс. 50).
Хвала за дивные дела (Пс. 8), благодарение (Пс. 137), свидетельство о том, что
Бог сделал для псалмопевца (Пс. 17, 114), свидетельство о том, что сделал Бог для

народа (Пс. 77, 104).
Увещевание, обращенное к царям язычников (Пс. 2), призыв к верующим
благословлять Бога (Пс. 133), благодарить Его (Пс. 135), надеяться на Господа
(Пс. 130).
— Исповедание своей непорочности (Пс. 100).
— Использование повторения (в псалме 135 одна и та же фраза повторяется
двадцать шесть раз).

События и обстоятельства, при которых прославляют Бога
Прославление Бога совершается: при освящении стены Иерусалима (Неем. 12:27),
при шествии впереди войска (2 Пар. 20, 21), во время возношения всесожжении (2
Пар. 30:21), во время праздника (2 Пар. 30:21), при помазании царя (3 Цар. 1:34),
во время новолуния и полнолуния (Пс. 80:4), при церковном богослужении (1
Кор. 14), при перенесении ковчега завета в храм при Соломоне, во время
пасхальной трапезы (Мк. 14:26), во время переломного момента в жизни (Деян.
16:25).

Время суток
Утром, вечером (1 Пар. 23:30), ночью (Пс. 91:3), от восхода солнца до заката (Пс.
112:3).

Жесты и положение тела
Бога прославляли: стоя (1 Пар. 23:30), шествуя впереди войска (2 Пар. 20, 21),
воздевая руки (Пс. 27:2), совершая поклоны, на коленях (Пс. 94:6).

Настроения
Радость (Пс. 32:1), торжественность, которую передает звучание арфы (псалтири)
(Пс. 91:4). Пение нараспев выражает горькую жалобу (2 Пар. 35:25).
Как отмечают переводчики Св. Писания, соответствие музыкальных
инструментов ветхозаветной эпохи современным инструментам весьма условно.
Нередко о музыкальных инструментах столь давней эпохи почти ничего
неизвестно, и остается догадываться, что стоит за тем или иным названием.
— Исповедание своей непорочности (Пс. 100).
— Использование повторения (в псалме 135 одна и та же фраза повторяется
двадцать шесть раз).

События и обстоятельства, при которых прославляют Бога
Прославление Бога совершается: при освящении стены Иерусалима (Неем. 12:27),
при шествии впереди войска (2 Пар. 20, 21), во время возношения всесожжении (2
Пар. 30:21), во время праздника (2 Пар. 30:21), при помазании царя (3 Цар. 1:34),

во время новолуния и полнолуния (Пс. 80:4), при церковном богослужении (1
Кор. 14), при перенесении ковчега завета в храм при Соломоне, во время
пасхальной трапезы (Мк. 14:26), во время переломного момента в жизни (Деян.
16:25).

Как можно применить то, что сказано в Библии о музыкальной
форме
Из этого обзора музыкальных форм можно сделать несколько выводов. Вопервых, мы видим, что наш созидающий Господь позволил Своим созданиям
проявлять огромную творческую изобретательность и выражать поклонение Ему
в самых разных формах. Слово Божье даже не ограничивает нас тем, что
перечислено в Библии. Другими словами, хотя в Библии ничего не сказано о том,
что во время молитвы надо сидеть, сложа руки, не стоит устанавливать здесь
ограничения. Кроме того, если в рамках какой-либо культуры игра на пианино
считается вполне уместной и не нарушает никаких библейских норм, то мы,
очевидно, можем свободно использовать его для поклонения Богу. Конечно, Бог
никогда не предписывал, чтобы мы строго придерживались твердо установленных
форм, не считаясь с нашей культурой. Может быть, мы неправильно понимаем
Творца, когда ограничиваем себя несколькими формами, которые слишком уж
долго используются?
Во-вторых, данный обзор показывает, что некоторые критические возражения
против современной христианской музыки не основываются на Библии.
Например, иногда осуждают хоралы, которые богословски точны, но не обладают
той богословской глубиной, которая есть, скажем, у Чарльза Уэсли. Скорее надо
бы похвалить тех, кто шел по его стопам, за то, что существует традиция
церковных гимнов, хорошо послуживших церкви в обучении библейскому
богословию. Некоторые относятся с пренебрежением к современному гимну или
хоралу, поскольку тот просто рассказывает о личном свидетельстве, но это — не
зрелое, тщательно обдуманное духовное различение, а предубеждение,
обусловленное недостатком знаний. Многие боговдохновенные псалмы никак не
назовешь богатыми в богословском отношении. Псалом 69 — это обращенный к
Богу вопль о помощи, не более того. Псалом 150 — призыв восхвалять Бога в
разных местах и разным образом. Чтобы христианские песнопения были
пригодны для поклонения Богу, совсем не нужно, чтобы каждое из них обладало
вероучительной глубиной.
Критикам нужна большая осторожность, иначе они окажутся в неловком
положении, когда им придется объяснять, почему песнопение «And can it be»
(«Может ли так быть?»), со всей его богословской глубиной, лучше многих
псалмов. Разумеется, церковные гимны Уэсли очень ценны, но невозможно,
основываясь на Библии, оправдать то, что их стиль считается эталоном и уж по
нему судят все церковные гимны. Если песня — только о том, как хорошо жить
вместе и ладить друг с другом, посчитаем ли мы это мелким? Если да, мы
принизим псалом 132. Принять «богословское богатство» в качестве критерия
вроде бы духовно мудро, но на самом деле мы пытаемся быть духовней, чем

Библия. Иногда говорят, что без богатой гармонии нет хорошей музыки. Но в
Библии ничего не сказано о богатой гармонии. Если какие-то люди,
принадлежащие к определенной культуре, считают ее важной, — очень хорошо.
Но, устанавливая ее как обязательный критерий на все времена, мы выйдем за
рамки библейских предписаний. И все другие доводы — скажем, «Главное —
мелодия»; «Звучание песен не должно ни нарастать, ни затухать»; «Ритм
воздействует на тело» — должны найти подтверждение вне Библии. Если в нашем
распоряжении такое огромное разнообразие музыкальных форм, как мы решим,
какие из них использовать?
Использовать ли разнообразие ради разнообразия, чтобы община постоянно
угадывала, что будет? Чувствовать ли себя обязанными использовать все
вышеназванные методы на протяжении церковного года? А может, служитель,
отвечающий за музыку, волен выбирать то, что ему нравится, не считаясь с
традицией? Что, если Джесси (Jesse) и его братья предложат сопровождать игрой
на своих «казу» исполнение священного гимна, который предваряет сбор
денежных пожертвований во время богослужения? Быть может, наш отказ
говорит о культурной порабощенности, противящейся божественной способности
к творчеству? На эти и на другие вопросы можно ответить только тогда, когда мы
изучим описанное в Библии назначение музыки. Как только мы поймем, какое
назначение у музыки в данной ситуации, мы сможем выбрать такую форму,
которая лучше всего этому способствует.

Назначение музыки
Прежде чем исследовать Писание, наметим два руководящих принципа. Вопервых, все, что выражено в Библии как повеление, будем считать нормой. Вовторых, поскольку псалмы — это боговдохновенные песни, все, что они
выполняют, — законно. Какие же функции музыки мы обнаружим в Писании,
руководствуясь этими принципами? Как и в отношении музыкальных форм, мы
обнаруживаем, что в Библии описано множество таких функций.

Обучение
В Послании к Колоссянам (3:16) сказано: «...научайте... друг друга псалмами,
славословием и духовными песнями...» Псалом 26, церковные гимны Чарльза
Уэсли — превосходные образцы именно этой функции.

Увещевание
Послание к Колоссянам (3:16) призывает нас: «...вразумляйте друг друга
псалмами, славословием и духовными песнями...» Греческое слово noutheteo
можно перевести как «увещевать, предостерегать, наставлять». Колин Браун
определяет это так: «оказывать влияние на волю и решения другого человека,
чтобы направить его к правильному поведению или ободрить, побуждая его
следовать наставлениям». Другими словами, увещевание предполагает, что
человеку что-то говорят и это повторяют, чтобы он следовал в таком, а не ином
направлении. Заблудшим душам надо указать на недостатки, предостерегая их и

призывая этими песнями изменить свое поведение. Смотри, например, псалом
130, который призывает Израиль «уповать на Господа».

Восхваление Бога
Еврейское слово yadah (как в Пс. 42:4) можно перевести как «восхвалять»,
«исповедовать» или «благодарить». Богословский Словарь Ветхого Завета
определяет это как «публичное провозглашение Божьих свойств и Божьих дел».
Как при нашем исповедании греха мы признаем наш грех или соглашаемся с
Богом, так при восхвалении Бога мы исповедуем Божьи свойства и дела.
Благодарение может быть включено в хвалу. Псалом 8 прославляет Бога за Его
дела. Псалом 137 благодарит Бога за Его качества и деяния.

Исповедание греха Богу
В псалме 50 грешник исповедывает грех и молит о прощении.

Мольба, обращенная к Богу
(Псалом 3)

Рассказ, выражающий личное свидетельство
(Псалом 114)
Только ли эти функции допустимы? Бог в Своем Слове никогда не устанавливал
таких границ. Какое же я имею право отвергать назначение музыки, которого Он
никогда не запрещал? Возможно, в Писании не выражено особым образом, что
хорошо петь «С днем рождения вас!», играть в школьном оркестре или сочинять
инструментальные пьесы просто ради наслаждения музыкой; но ведь это и не
осуждается. А что сказать об исполнении церковных гимнов, которое некоторые
люди критиковали за то, что оно не в полной мере соответствует предписаниям
Библии? Опять-таки, хотя в Библии особым образом и не упоминается
использование музыки для проповеди Евангелия, это ее назначение никогда не
осуждалось. Апостол Павел стремился использовать все допустимые средства (1
Кор. 9:22), чтобы добиться спасения людей; а, как нас учит история церкви,
музыка — одно из самых могучих средств, когда она сопутствует проповеди,
вдохновленной Святым Духом.
Даже когда речь шла о церковном богослужении, Павел, видя неверующих,
указывал, что с ними следует считаться (см. 1 Кор. 14:22-25). Что ж, не обращать
внимания на неверующего человека, когда мы выбираем нашу музыку? Кроме
того, песню в стиле «гаспел» можно считать поучением (как нам спастись) или
увещеванием (спасение необходимо), — а эти функции музыки ясно изложены в
Послании к Колоссянам. Какими бы ни были конкретные обстоятельства и
доводы противников, те, кто открыто осуждает роль музыки в проповеди
Евангелия, выходят за рамки Писания.

О выборе музыки
Вернемся к служителю, отвечающему за музыку, который не знает, как поступить
с «казу». Хотя в нашем распоряжении множество музыкальных форм, не все из
них годятся для исполнения священного гимна, предваряющего сбор денежных
пожертвований. Не стремится ли этот гимн (и сами пожертвования) увлечь сердца
верующих, чтобы они хвалили Бога из глубины души? Если это так, то «казу»,
вероятно, для этого не подходит. Сохраните их для импровизированного ужина.
Возможно, для приношения даров подошло бы специальное произведение для
церковного хора, говорящее о величии Господа. Соло на органе, если мелодия
знакома слушателям, могло бы направлять умы, когда вспоминается
определенный текст. Если мелодия незнакома, то игра, вероятно, привлекла бы
внимание скорее к музыке и исполнителю, чем к Господу, и цель, к которой
направлена хвала, достигнута не будет.
Не надо думать, что незнакомая мелодия плоха сама по себе или ее никогда
нельзя исполнять на органе. Но в той части богослужения, которая предназначена
для восхваления и прославления Бога, назначение музыки должно определять ее
форму.
Таким образом, в тех случаях, когда надо выбрать музыку, по-видимому, форма
всегда должна быть только средством и определяться своим назначением в
конкретной ситуации. Надо постоянно спрашивать себя, почему мы делаем то,
что делаем. Как хорошо сказал Альберт Эйнштейн, «по-видимому, наша эпоха
отличается совершенством средств и путаницей целей». Этот недостаток присущ
и тому, как мы используем музыку в церкви. Часто мы выбираем церковный гимн
только потому, что нам нравится мелодия, обучаем наши церковные хоры какомуто музыкальному стилю только потому, что он традиционен, или ограничиваем
диапазон музыкальных форм вкусами руководителей. На самом же деле нужно
определять цель и выбирать те формы, которые лучше всего помогают нам ее
достигнуть.
Чарльз Уэсли писал церковные гимны, чтобы научить простого человека
библейскому богословию. В то время такой человек часто не мог понять
проповеди, а благодаря церковным гимнам Библия становилась доступной всем.
Некоторые нынешние произведения для церковного хора, предназначенные
восхвалять Бога, не достигли бы того, что удавалось Уэсли, хотя многие
свидетельствуют о том, что они хорошо выполняют свое назначение — помогать
славить Бога. Д. Л. Муди тоже увлеченно стремился проповедовать Евангелие.
Когда он подыскивал для своих выступлений человека, который руководил бы
пением, он не обращался в местную консерваторию, чтобы ему дали самого
искусного и опытного музыканта. Скорее, он искал человека, чье пение и
руководство хором затронуло бы сердца заблудших, сбившихся с пути людей.
Многие хорошо обученные певцы, профессионально владеющие оперным стилем,
могли бы превзойти Айру Сэнки. Но цель Муди была не в том, чтобы его хвалили
в прессе или чтобы повысился уровень восприятия хорошей музыки. Он спасал
души. Бог воспользовался Айрой Сэнки и его необыкновенной способностью петь

«гаспел» для проповеди Евангелия, и трудно найти пример такой успешной
проповеди.
Муди проповедовал в такой обстановке, что музыка Айры Сэнки трогала сердце
простого человека, как его никогда не смог бы тронуть Бах. Историк Поль Ланг
пишет, что в поздние годы его жизни даже собственная церковная община в
Лейпциге не понимала музыки Баха. Стивенсон сообщает, что, выступая в Англии
четыре месяца, Сэнки пел для двух с лишним миллионов людей. «Еще
неизвестно, — пишет он, — прослушали ли за все девятнадцатое столетие такие
шедевры Баха, как «Страсти» или мессы, 2 500 000 человек». Сборник песен
Сэнки, несомненно, спас миллионы людей. С другой стороны, неясно, привело ли
какое-либо сочинение Баха хотя бы одного человека к исповеданию греха или к
беседе с пастором.
С точки зрения «серьезных» музыкальных критиков, сочинения Баха гораздо
лучше сочинений Сэнки. Несомненно, многие стали ближе к Богу благодаря Баху.
Но для людей, к которым обращался Муди, лучше был Сэнки. Тогда не следует
ли и нам, продолжая дело евангельской проповеди, обращаться к песням Сэнки?
Не обязательно. Его песни хорошо выполняли свое назначение в Америке и в
нескольких европейских странах в последние годы XIX века. Чтобы определить,
какие виды музыки лучше всего подойдут для евангелизации заблудших,
научения и увещевания верующих, восхваления Отца, молитвы, обращенной к
Нему, поздравления ребенка с днем рождения, мы должны вглядеться в нашу
собственную культуру.

Глава 8. Библейские принципы для музыкантов и
устроителей христианских собраний
Слово Твое — светильник ноге моей и свет стезе моей.
Псалом 118:105.
Сильнодействующее средство надо правильно использовать. На газовой плите
искусный повар приготовит праздничный пир. В руках неопытного человека
пламя газовой горелки может стать опасным. Если его зажжет поджигатель, оно
просто смертоносно. Так же и с современной христианской музыкой: если
библейские нормы и принципы нарушаются, то использование ее может быть
бессмысленным, может сеять распри, причинять вред, действовать
разрушительно, даже если у нас самые лучшие намерения. В этой главе мы
перейдем от конкретных предписаний Библии к более общим библейским
принципам, касающимся музыки. При этом наше служение может быть
различным; здесь неважно, руководитель ты богослужения, исполнитель или
миссионер.

Стать всем для всех
Библейский принцип из Первого послания к Коринфянам (9:19-23) показывает,
что мы должны выбирать стили, понятные людям, к которым мы обращаемся с
проповедью, учитывая их культуру. Именно в этой части Писания апостол Павел
открыл главное в своей стратегии благовествования, когда писал: «Я стал всем
для всех, чтобы суметь во что бы то ни стало спасти некоторых». Мы уже
говорили в главе 3, что, когда он обращался к евреям, он становился как еврей. Он
соблюдал их законы, хотя был свободен от закона. Когда он обращался к
язычникам, его метод изменялся, чтобы его исполненное благодати послание не
было затемнено внешним сходством с законничеством. Суть его проповеди
неизменна, а методы — гибкие. Определяло их культурное наследие той группы
людей, к которой он обращался.
Применим этот принцип к тому, что касается музыкального стиля. Как можем мы
стать здесь всем для всех?
Во-первых, мы должны примириться с тем, что никакой вид музыки не может
одинаково выполнять свое назначение во всех культурных контекстах. Мы не
можем уверенно основывать наши решения на том, что успешно «работало» в
прошлом, или подходит нам самим, или соответствует нашему культурному
наследию. Если решения принимать, основываясь на этих доводах, мы изменим
принцип Павла на прямо противоположный. Чтобы быть спасенными или
возрастать во Христе, людям, которым мы проповедуем, придется преодолеть
культурный барьер. Павел делал совсем не это. Он поступал по примеру Сына
Божьего, когда Тот был во плоти. Другими словами, он отказался от своего покоя
и удобства, оставил привычную культуру, чтобы повлиять на других тем
способом, который удобен для них. Чтобы следовать именно этому, мы должны
знать людей, к которым обращаемся с проповедью, в конечном счете полагаясь на
тех их представителей, которые достаточно духовно открыты, чтобы судить о
том, какие способы евангелизации подходят лучше всего.
Может ли певец носить длинные волосы? Если мужчина — в юбке, значит ли это,
что он трансвестит? Лучше ли большой хор выражает благоговейное поклонение
Богу? На первый взгляд ответы очевидны, однако для разных культур они могут
быть прямо противоположными. Джон Уэсли носил длинные волосы, по обычаю
его времени. Римские солдаты первого века носили юбки, и никто не назвал бы их
женоподобными. Нам нравится, как хоры исполняют традиционные церковные
гимны, а некоторым жителям Африки — нет. Почему? Потому что эти гимны
звучат, как их погребальные песни. Можно спросить: «Какая же церковная
музыка самая лучшая?» Апостол Павел ответил бы: «Покажите мне людей, к
которым вы обращаетесь, скажите, что вы собираетесь делать, и тогда
посмотрим». Вы хотите устроить в Нью-Йорке евангелизационный обед для
группы образованных взрослых людей, принадлежащих к крупной буржуазии?
Возможно, здесь подойдет музыка Баха. Вы проводите богослужение во время
летней встречи для подростков и молодежи? Дуг Куч из отдела молодежного
евангелизма Баптистской конвенции штата Джорджия проводит летнюю
молодежную конференцию, которая каждый год привлекает свыше шести тысяч
подростков и молодых людей. Для этого он подыскивает певцов, которые

руководят пением и поют бравурные песни, играя на акустических гитарах или
электрических клавишных инструментах. Такие группы, как «Истина» и «Новая
песнь», тоже выступают каждую неделю. Плоды этого служения очень велики.
Вы работаете с подростками из старой, центральной части города? Попробуйте
устроить концерт группы «Resurrection band» («Воскресение») для любителей
тяжелого рока или христианской рэп-группы для тех, кто предпочитает этот
стиль. Вы работаете с детьми? Эл Менкони прослушал один христианский
музыкальный альбом и посетовал на то, что «по духовной глубине он годится
разве что десятилетнему ребенку». Но прежде чем избавиться от этого альбома,
он подумал о том, что у него десятилетняя дочь. Он дал его ей, и альбом ей очень
понравился. Из-за доступности радио, магнитофонных кассет и компакт-дисков
диапазон популярных стилей настолько широк, что совсем не просто предсказать
степень воздействия какого-то музыкального стиля даже на один слой общества,
— скажем, на американских подростков. Некоторые подростки предпочитают
музыку «кантри», а группа «Петра» вызвала бы у них отвращение. Другие
предпочитают рок и считают «кантри» «музыкой для деревенщины». Некоторые
любят Эми Грант (Amy Grant), другие считают ее занудной и скучной. Поистине,
удивительно, как молодые люди резко судят взрослых, которые не понимают их
музыки, и как уничижительно относятся к сверстнику, которому просто нравится
другой музыкальный стиль. В служении, связанном с музыкой, хорошая группа от
просто подходящей может отличаться, «как свет — от жука-светляка».
Служитель, который хочет донести ясное представление о Евангелии, должен
очень хорошо понимать музыкальные предпочтения той группы, к которой
обращена его проповедь. Если пренебречь такими культурными нюансами, может
возникнуть опасность, что Иисус покажется ненужным, никому не интересным,
даже «скучным и занудным».

Приспосабливайте музыку к конкретным обстоятельствам
Внутри каждой культурной группы есть музыкальные формы, подходящие для
одних обстоятельств, но не для других. В Книге Притчей (25:20) об этом сказано
так: «Что снимающий с себя одежду в холодный день, что уксус на рану, то
поющий песни печальному сердцу» (см. также Амос. 6:5). Идеальная музыка для
банкета, где знакомятся одинокие мужчины и женщины, может вызвать
удивление или недовольство во время строгого богослужения. Музыка, которая
взволновала бы людей постарше, вызвала бы смертельную скуку у подростков.
Безразличие к таким культурным тонкостям может помешать организатору
богослужения, действующему из лучших побуждений, — ожидаемого
воздействия на людей не получается. Готовьтесь усердно и неустанно.
Сегодняшняя публика избалована высоким уровнем музыкальных зрелищ,
которые постоянно ставят в западном мире. Музыканты-нехристиане серьезно
относятся к своим выступлениям, стараясь добиться необходимого звучания,
учесть акустические особенности концертного зала, — словом, провести
выступление безупречно. Концерты поражают обилием музыки и света, чудесами
электронной техники. Неудивительно, что многим наскучили церковные
богослужения.

Печально, что нехристиане серьезней, чем церковь, относятся к высокому
качеству музыки. Музыкальный профессионализм стал привычным для мира, а
церковь, по выражению Фрэнки Шаффера, слишком часто «склонна к
посредственности». Апостол Павел выразил библейский критерий в своем
Послании к Колоссянам: «Все, что делаете, делайте от души, как для Господа, а
не для человеков» (Кол. 3:23). Комментатор Библии Р. К. Г. Ленски так
пересказывает этот стих: «Вкладывайте свою душу в то, что делаете, словно
работаете прямо на Господа!» Однако слишком часто, как кто-то однажды сказал,
христиане «работают, когда играют, и играют во время молитвы». Музыканты
христианского направления и те, кто помогает им, должны стремиться к
музыкальному совершенству. Но этого мало — они должны посвятить себя труду
молитвы. Переделаем цитату из Сэмюеля Чэдвика, и получится так: «Сатана
смеется над нашим трудом, насмехается над нашим мастерством, но трепещет,
когда мы молимся».

Сосредоточимся на Боге и на других людях
Популярность музыки может ввести в соблазн людей с большим самомнением,
ведь оно поистине ненасытно. Музыканты-христиане должны бороться с
привычным искушением: не служить хочу, а стать звездой. Библия говорит со
всей ясностью: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет.
5:5). Действия какого-то музыкального стиля даже на один слой общества, —
скажем, на американских подростков. Некоторые подростки предпочитают
музыку «кантри», а группа «Петра» вызвала бы у них отвращение. Другие
предпочитают рок и считают «кантри» «музыкой для деревенщины». Некоторые
любят Эми Грант (Amy Grant), другие считают ее занудной и скучной. Поистине,
удивительно, как молодые люди резко судят взрослых, которые не понимают их
музыки, и как уничижительно относятся к сверстнику, которому просто нравится
другой музыкальный стиль. В служении, связанном с музыкой, хорошая группа от
просто подходящей может отличаться, «как свет — от жука-светляка».
Служитель, который хочет донести ясное представление о Евангелии, должен
очень хорошо понимать музыкальные предпочтения той группы, к которой
обращена его проповедь. Если пренебречь такими культурными нюансами, может
возникнуть опасность, что Иисус покажется ненужным, никому не интересным,
даже «скучным и занудным».

О подотчетности
В последние годы многие весьма заметные христианские лидеры были втянуты в
скандалы, навлекшие позор на церковь. Многого, пожалуй, можно было бы
избежать, если бы они подчинялись церковным властям. Евангелический Совет,
контролирующий финансовую отчетность, надзирает над средствами многих
христианских организаций. Людям, отвечающим за музыкальное служение,
стоило бы ввести и духовную, и финансовую подотчетность; некоторые уже так и
делают. Майлон Лефевр служит вместе с миссией «Сокрушенное сердце»,
проводимой филиалом «Божьей Церкви горы Фарана» в большой Атланте. Эми
Грант и Майкла У. Смита перед некоторыми выступлениями посещают их
пасторы.

Проводя много времени вне своих местных церквей, странствующие служители
должны как-то создать возможность подотчетности и подчиняться церковному
руководству. Автор Послания к Евреям наставляет нас: «Повинуйтесь
наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших,
как обязанные дать отчет...» (Евр. 13:17).

Профессиональная и духовная подготовленность музыкантов и
певцов
Музыкальные группы часто приглашают только потому, что кому-то нравится их
музыка. Если песни надо использовать как средство научения (Кол. 3:16), не
применить ли слова из Послания Иакова к певцам, а не только к проповедникам?
«Не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему
осуждению» (Иак. 3:1). Умение петь — лишь одно из условий для того, кто хочет
служить своим пением. Прежде чем церковная община наймет служителя,
отвечающего за музыку, или пригласит музыкантов, надо со всей строгостью
задать им несколько нелицеприятных вопросов. Если относиться к музыкантам
как к важным служителям церкви, не следует ли, чтобы они соответствовали
требованиям, предъявляемым к пресвитерам или дьяконам, которые перечислены
в Первом послании к Тимофею (3 гл.) и в Послании к Титу (1 гл.)? Образ их
жизни должен соответствовать содержанию их песен.
Тем, как он живет, музыкант может свести на нет то послание, которое хочет
донести своими песнями. Предположим, вокалиста приглашают петь перед
группой людей, которых Бог хочет укорить за их духовное банкротство. Только
служитель, исполненный Духа Божьего и силы Божьей, мог бы различить и
понять водительство Духа и донести до них нелицеприятное послание, которое,
возможно, не прибавит ему популярности. Музыканты-нехристиане могут судить
о своем успехе по аплодисментам, восхищению публики и количеству проданных
записей. Но люди, принадлежащие Богу, должны полностью предать себя воле
Божьей, предоставив себя в распоряжение Богу, чтобы в конкретной ситуации
доносить Его послания. Для них успех богослужения определяется не только тем,
понравилось ли оно общине. Их главная забота — понравилось ли оно Богу?
Выходя за рамки чисто профессиональных требований, предъявляемых к
хорошему музыканту, надо задать такие вопросы:
— хотят ли музыканты разбогатеть? (См. 1 Тим. 3:3 и 6:9-10.)
— хорошая ли у них репутация? (См. 1 Тим. 3:2.)
— новообращенные ли они христиане? (См. 1 Тим. 3:6.)
— придерживаются ли они правильного вероучения? (См. 1 Тим. 3:9 и Тит. 1:9.)
— можно ли считать содержание их песен подходящим предметом для
размышления? (См. Флп. 4:8.)
Наконец, внимательно посмотрите, какие плоды принесла жизнь людей,
стремящихся служить посредством музыки. Говоря о лжепророках, Иисус
наставлял народ: «По плодам узнаете их» (Мф. 7:20). Надо, чтобы паства
общалась только с теми музыкальными служителями, которые хорошо
зарекомендовали себя, если судить по плодам их трудов. Лжепророк вполне

может петь, как ангел, но Слово Божье указывает, что не только голос определяет
пригодность к служению. Неся ответственность перед нашими церковными
общинами, мы обязаны «копать глубже» и тщательней проверять кандидатов на
служение.

Старайтесь внятно донести содержание
Просьбу, выраженную апостолом Павлом в Послании к Колоссянам (4:3-4),
должен повторять каждый исполнитель и каждый, кто руководит богослужением:
«Молитесь также и о нас, чтобы Бог отверз нам дверь для слова, возвещать тайну
Христову, за которую я и в узах, дабы я открыл ее, как должно мне возвещать».
Не так уж просто ясно выразить послание в песне, особенно — в концертном зале.
Даже когда певцы делают все, что в их силах, чтобы четко произносить слова, их
могут не понять из-за погрешностей акустики, которые вызывают отражение
звука или другие искажения. Нехристианские исполнители могут быть уверены в
том, что их поклонники достаточно хорошо знают слова благодаря радио и
записям на кассетах и по достоинству оценят их выступление, даже если условия
не идеальны. А для служителя церкви, отвечающего за работу с местной
молодежью, проблема ясности произношения и чистоты звучания становится
очень острой, в особенности когда исполняют тяжелый рок.
Часто неясность произношения, вызванная условиями концерта, может
преодолеть предусмотрительный служитель местной церкви, который отвечает за
организацию выступления. Скажем, он выяснит заранее (через домашний офис
группы), какие песни будут исполняться, и проиграет их (то есть кассету) во
время молодежной встречи за несколько дней до концерта, показывая слова с
помощью проектора. Другой способ — сделать так, чтобы кассеты с записями
были доступны всем. Одна музыкальная группа показывала в тех местах, где
английский — не родной язык, тексты песен на экране. Разумеется, проблема
ясности возникает не только при исполнении рок-музыки. Мы уже говорили, что
некоторые произведения Баха не поняла его собственная церковная община.
Большую часть оперной музыки трудно понять непосвященному человеку.
Однако нельзя считать, что такая музыка плоха. Может быть, просто нужно както подготовить к ней слушателей.

Будьте чуткими к слабым
Одно дело — поделиться истиной, совсем другое — поделиться истиной в любви.
Те, кто использует современную христианскую музыку, должны считаться с
людьми, которых заботливо ограждали от любых видов современной музыки,
полагая, что она вредна, грешна, порочна. Необходимо быть внимательными к
тем, кого удалось освободить от разрушительного влияния нехристианской роккультуры, от которой они теперь хотят держаться подальше. Как и в любом
другом спорном вопросе, мы должны проявлять чуткость к тем, кто может и не
понять использования таких видов музыки. Апостол Павел называет
«немощными» людей, которые считают грешным что-нибудь нравственно
нейтральное. Чтобы лучше понять, как отвечать «немощному» брату, возьмем
Послание к Римлянам (14 гл.) и заменим соответствующие слова так, чтобы речь

шла о музыке:
«Немощного в вере принимайте без споров о мнениях. Ибо иной уверен, что
можно слушать современную христианскую музыку, а немощный слушает только
традиционную. Кто слушает современную христианскую музыку, не уничижай
того, кто не слушает; и кто не слушает современную христианскую музыку, не
осуждай того, кто слушает, потому что Бог принял его... Не станем же более
судить друг друга, а лучше судите о том, как бы не подавать брату случая к
преткновению или соблазну».

Часть 3. ЧТО ОБНАРУЖИТ
ПУТЕШЕСТВИЕ ВГЛУБЬ ИСТОРИИ
Глава 9. От ранних песнопении до песен эпохи
Реформации
На перекрестках пути, ведущего в будущее,
традиция выставила против каждого из нас
десять тысяч человек, чтобы ограждать прошлое.
Морис Метврлинк

«Надо же что-то сказать! — думал, должно быть, богатый член церковной
общины. — Церковь должна быть местом чистоты и святости, отделенным от
мира и мирских увеселений. Разве могут добрые христиане одобрить игру на этом
языческом инструменте в доме Господнем?» Он просто из кожи лез, чтобы
помешать «заблудшим» собратьям, которые приняли зловещий, пагубный дар,
молил их, просил и даже предлагал возместить полную стоимость, если ктонибудь выбросит злосчастный груз за борт, когда они будут пересекать
Атлантику.
Что же это был за инструмент? С чем возникали ужасные ассоциации, у чего было
темное, подозрительное прошлое, что вызвало такое противодействие?
Электрическая гитара? Барабаны? Едва ли. Призывы и мольбы благочестивого
брата остались без внимания, музыкальный инструмент благополучно прибыл в
Новый Свет, и церковь на Брэтлстрит в Бостоне приготовила место для органа.
Наше столетие далеко не одиноко; не только мы включаем мирские, светские
формы в священные песнопения. Как мы увидим, многие церковные гимны,
сегодня — вполне традиционные, поначалу были поистине мятежными. Мы не

отважимся рассматривать этот спорный вопрос, не рассмотрев, как менялись
музыкальные формы и стили на протяжении столетий. Иначе мы рискуем
повторять ошибки прошлого и пожинать их последствия. В этой главе мы найдем
ответы на такие вопросы:
— откуда взялись традиционные церковные гимны?
— как люди реагировали раньше на нововведения в священной музыке?
— вытекает ли сегодняшний спор из исторического развития церкви?
— правда ли, что заимствовать и использовать в церкви популярную светскую
музыку стали только в двадцатом столетии?
— если музыкальные стили церкви и мира начинают в чем-то совпадать, к чему
это приведет — к благу или злу?
— важна ли новая манера исполнения церковных гимнов во времена, когда
церковная жизнь обновляется?
Исторические прецеденты, которые мы обнаружим, нетрудно счесть самым
увлекательным и поучительным в этой дискуссии. Будем же искать ответы на эти
и на другие интересные вопросы, отдаляясь от современных споров. Отправимся
в увлекательное путешествие по векам церковной жизни, останавливаясь только
там, где вводятся новые музыкальные формы.

Песнопения ранней и средневековой церкви
Культурное окружение ранней церкви было преимущественно греческим, а не
еврейским. Синагоги были разбросаны по главным местам, где жили люди,
однако в первые века церковной истории преобладающее влияние имели
греческая мысль и формы греческого искусства. Поэтому Новый Завет написан
по-гречески, а не на иврите, и древние создатели церковных гимнов полагали
свои стихи на музыку, восходившую к языческой греческой культуре, а не к
еврейской. Во втором веке гностики и ариане писали церковные гимны, чтобы
распространять свои ереси, и гимны эти получили широкое распространение. К
четвертому веку они были очень популярны в церкви. Ефрем Сирин (307-373),
один из отцов сирийской церкви, противодействовал этому и защищал
православие, создавая новые песнопения. Вместо того чтобы создать новый,
священный стиль, он использовал те же стихотворные размеры, что и у
популярных гностических песнопений, и потому влияние его гимнов было очень
сильным.
Это положило начало великой эпохе создания церковных гимнов и на сирийском
языке, и на греческом. История возникновения ранних латинских гимнов была
примерно такой же. По словам Дэвида Брида, Иларий из Пуатье, услышав в
четвертом веке пение ариан, написал похожие песни для распространения
православной веры. Музыка этих песней, или песнопений, — простой распев,
основанный на четырех основных греческих музыкальных ладах. Некоторые
музыкальные лады, использовавшиеся в языческих храмах и театрах, были
запрещены в церкви, но те, что она заимствовала, все равно происходили из
языческой цивилизации. Согласно Дональду Полу Элсворту, «на протяжении
первых веков церковь постоянно заимствовала из светских музыкальных

источников». Музыкальный стиль не развивался до тех пор, пока папа Григорий
Beликий (конец VI в.) не видоизменил музыкальный звукоряд и не создал то, что
стало известным как григорианский распев. Все голоса пели в унисон,
музыкальные инструменты почти не использовались, разрешалось петь одним
мужчинам.
Как только григорианский распев прочно укоренился в церкви, он был признан
«священным», и любые попытки что-либо изменить наталкивались на
сопротивление. Папа Иоанн XII (канон, в 1324 г.) издал указ, по которому
«любую композицию в современном светском духе» надо отвергнуть. Карл
Густав Феллерер пишет в своей «Истории католической церковной музыки»:
«Новые способы композиции считались приемлемыми только после того, как они
были испытаны современной светской музыкой и утратили для нее значение.
...Так полагала церковь на протяжении столетий». Словом, средневековая церковь
решила отставать от мира хотя бы на один шаг. Это, безусловно, привело к тому,
что церковная музыка была отделенной от популярной мирской музыки; но
можно подумать и о том, не теряло ли богослужение — пусть медленно,
постепенно — свое значение для обычного, простого человека? Когда мы
подходим к эпохе Реформации, мы слышим ропот, доказывающий, что дело
обстояло именно так, и обнаруживаем инакомыслящих, которые уже используют
популярную музыку своей культуры.

Мартин Лютер и Реформация
Немецкий народ очень любил петь и до того, как христианство пришло в
Германию. Простые люди знали великое множество песен, которые исполняли во
время празднеств, восхваляя своих языческих богов. Обратившись в
католическую веру, они начали сочинять собственные гимны вне церкви, полагая
религиозные стихи на старые знакомые мелодии. Кроме того, они переводили
латинские гимны Римско-католической церкви на свой обычный язык, добавляли
новые мелодии и пели хвалебные песни уже не в официальной церкви, во время
празднеств и паломничеств. Богемские и моравские братья и последователи Яна
Гуса придавали такое значение народным формам прославления Бога, что в 1504
году был опубликован сборник церковных гимнов, предназначенных для
церковной общины. Язык и стиль восхваления вновь стали простонародными; но
Римско-католическая церковь благословения на это не давала. Мартину Лютеру и
Реформации еще предстояло совершить разрыв с ней и предоставить новым
церковным гимнам полную свободу.
В июле 1505 года Лютер, молодой студент, изучающий право, попал в грозу и
оказался на волосок от смерти. После этого он дал обет стать монахом. Однако,
изучая Послание к Римлянам, он пришел к евангелической точке зрения, то есть к
оправданию верой, и в своих 95 тезисах выразил протест против основных
злоупотреблений, совершавшихся Римско-католической церковью. Вокруг него
объединилось множество немцев. Папский престол попытался его осудить, и
началась Реформация. Однако реформа не была единственной его целью. Лютер
стремился реформировать богослужение, переведя его на язык простых людей.
Он считал, что музыка — не просто подготовка к проповеди. В письме от 4

октября 1530 года он говорит о том, как она важна: «Я действительно считаю, и
не стыжусь сказать это, что после теологии нет искусства, равного музыке.
Восхваление музыки подобно попытке изобразить огромный предмет на
маленьком холсте — получится просто мазня. Но моя любовь к ней велика,
музыка часто освежала и подкрепляла меня, освобождая от неприятностей и
тревог».
Кроме того, он сказал: «Музыка — это прекрасный Божий дар, второй по
значению после теологии. Я не слишком силен в ней, но не променял бы свое
малое знание на большие сокровища». И еще: «Опыт доказывает, что после Слова
Божьего только музыка заслуживает того, чтобы ее превозносили как
повелительницу и воспитательницу чувств, живущих в человеческом сердце».
Высоко ценя музыку, Лютер сам играл на лютне и на флейте, часто пел за столом
и сочинял гимны для церкви. Он побуждал воспитателей учить музыке маленьких
детей. Что до учителей и пасторов, он твердо заявлял: «Школьный учитель
должен уметь петь, иначе я даже не взгляну на него. Кроме того, не надо
допускать молодых людей к служению, если они не изучали музыку в школе и не
умеют ни на чем играть». Лютер хотел, чтобы богослужение привлекало и
трогало простых, обыкновенных людей. Об ежедневном богослужении он
говорил: «Лучше всего — устраивать подобную службу, имея в виду молодых и
неграмотных людей, которые приходят в церковь».
Чтобы церковные гимны привлекали народ, он настоятельно просил:
«Пожалуйста, исключите все новомодные и высокопарные выражения. Чтобы
песнопение полюбили, язык его должен быть самым простым и обыкновенным».
Песнопения, сочиненные Лютером, состояли из обычных, простых выражений,
которые простые, наивные немцы могли легко понять. Образцом для текстов
служили популярные баллады. Мелодии были заимствованы из немецких
народных песен и даже из церковного гимна, посвященного Марии. Возможные
ассоциации заботили Лютера меньше, чем способность этих мелодий передавать
истину. «Он и думать не хотел о том, чтобы уничтожить или отложить в сторону
что-нибудь из найденного. Все, чему можно было придать новый вид и сообщить
силу евангельской вести, могло служить распространению этой вести и
способствовать тому, чтобы она проникала все глубже в сердца и все шире
распространялась по стране». Лютер удивлялся, что в светском искусстве
«столько прекрасных песен, а у нас в церкви такая скучная дрянь».
«Зачем, — спрашивал он, — оставлять все хорошие мелодии дьяволу?» — и начал
освобождать эти мелодии от светских или небиблейских слов, заменяя словами,
согласующимися с евангельской верой. В 1526 году он составил текст мессы на
немецком языке, который был обращен в первую очередь к молодым людям,
чтобы привлечь их в церковь. «Ради блага молодых, — писал Лютер, — мы
должны читать, петь, проповедовать, писать, сочинять стихи. Всякий раз, когда
это могло быть полезным и благотворным, я позволял колоколам звонить,
органам — греметь, звучать — всему, что могло издавать звуки». Лютер
заботился лишь о том, чтобы музыка, передавая библейскую истину,
воспламеняла сердца. И она их воспламеняла. Тридцать шесть церковных гимнов,
включая гимн «Бог наш — могучая крепость», приписаны Лютеру, хотя большей

частью, как мы уже говорили, он создавал из уже существовавшего материала,
который дополнил или переработал. Соединение популярных музыкальных
стилей с понятными стихами, доносящими евангельскую весть, оказалось весьма
плодотворным. Лютеровские гимны «распространялись в виде листков, их пели в
городах и селах бродячие менестрели. Их запоминали и молодые, и старые. Они
подготавливали почву для Реформации».
Листки с церковными гимнами доносили весть о Реформации в такие места, куда
слова Лютера сами по себе никогда бы и не проникли. В предисловии к «Псалмам
Давида» Тильман Хешусиус писал: «Я не сомневаюсь, что одно лишь песнопение
«Возрадуйтесь, христиане!» дало новую веру многим сотням христиан, которые
до этого не хотели слышать имени Лютера. Его проникновенные слова завоевали
их, им пришлось покориться и следовать ей». Даже врагам Лютера пришлось
признать силу воздействия его гимнов. Иезуит Адам Конзениус сетовал на то, что
«Лютеровы гимны разрушили больше душ, чем его писания и его речи».
Испанский монах Фома Иисусов (Thomas a Jesus) замечал: «Удивительно, как эти
гимны распространяют лютеранство. Написанные на немецком языке, они
буквально вылетали из комнаты Лютера, достигая тех мест, где люди живут и
работают. Их пели на рынках, на улицах, в поле».
Такой была сила этих гимнов, говоривших на языке простых людей. Лютер был
не одинок; не только он заимствовал из популярной музыки своего времени.
Другие переняли его точку зрения, и в письме к Фридриху III Саксонскому
старейшины Богемского Братства писали о своем сборнике песнопений: «Наши
напевы переделаны из светских песен, и чужеземцы бывали недовольны. Но наши
певцы знают, что убедить людей в истине легче при помощи песен, напевы
которых им известны». Конечно, не все соглашались с Лютером. Его осуждала не
только Римско-католическая церковь; некоторые сторонники реформ с
неодобрением отнеслись к тому, что с текстами, порожденными Реформацией, он
соединяет католическую или светскую музыку. В 1524 году Цвингли говорил, что
нельзя играть на музыкальных инструментах, вызывавших ассоциации с
католичеством. Однако самое стойкое и продолжительное сопротивление оказал

Жан Кальвин. Жан Кальвин и пение псалмов
Жан Кальвин (1509-1564) полагал, что во времена Ветхого Завета на музыкальных
инструментах играли только потому, что народ Божий был в младенческом
возрасте. Он считал, что самая лучшая хвала — простая и скромная, идущая от
сердца, и потому возражал против музыки и разноголосого пения. Кроме того, он
осуждал пение любых стихов, которых нет в Библии, разрешая петь во время
богослужения только боговдохновенные псалмы Церковные общины Женевы,
как и многие общины в Шотландии и в Англии, последовали за Кальвином,
отказавшись от многих вещей, связанных с искусством, как от пережитков
папства. Уверенные в том, что именно этому учит Библия, они издавали
соответствующие указы и уничтожили множество церковных органов. Долго, не
одно столетие, пение псалмов во многих общинах было единственным видом
церковной музыки.

Откуда же оно взялось? Все ли источники его несомненно духовны? В первой
половине шестнадцатого века Клеман Маро, придворный поэт французского
короля Франциска I, начал писать стихотворные переложения псалмов. Их
положили на популярные французские мелодии, пели под аккомпанемент виолы
или флейты, и было это не столько поклонением Богу, сколько пленительным
искусством. Псалмы стали настолько популярными и так успешно
распространяли учение Реформации, что, опубиковав в 1542 году книгу
переложений, Маро был вынужден искать убежища в Женеве. Полное издание
«Женевской Псалтири» издано по просьбе Кальвина в 1562 году. Один из
музыкантов, положивших эти псалмы на музыку, Луи Буржуа, служил в
гугенотской церкви Женевы, руководимой Кальвином. Буржуа и еще один
музыкант использовали «мотивы, почерпнутые из напевов того времени, и
псалтирь стала кладезем песен для народа. Эти псалмы можно было услышать и в
замке, и в хижине. Их пели крестьяне в полях и на мельницах, они были первыми
поучениями из Библии, которыми взрослые делились со своими детьми, а часто
— и последними словами, слетавшими с губ умирающего».
«Женевскую Псалтирь» перевели на другие языки и широко распространили во
Франции, Швейцарии, Голландии и Дании. Похожее движение вызвала и
английская псалтирь. Несмотря на это, в самом начале популярные мелодии
кальвиновских псалмов не везде приняли хорошо. Некоторые называли их с
пренебрежением «женевскими джигами». И все-таки они получили официальное
признание, трогать их было небезопасно. В 1551 году Луи Буржуа был арестован
и заключен в тюрьму за то, что без разрешения изменил мелодии некоторых
псалмов. Да, тот самый Буржуа. Ведь это он немного раньше положил псалмы на
новые напевы! Много лет мелодии эти соединялись с церковным богослужением,
отождествлялись с ним. Отношение к этому хорошо выразила одна старая
служанка, которая торжественно заявляла, что она «будет петь псалмы Давидовы
на его собственные напевы, и больше ничего!». Светские мелодии с течением
времени обрели священный статус. Человеческие напевы стали Божьими.

Глава 10. От псалмов до церковных гимнов
Тот, кто не помнит прошлого, осужден повторять его.
Сантаяна.
Глава 9 закончилась на том, что мы увидели, как расходится в разные стороны
церковная (священная) музыка: Германия, по примеру Лютера, стала петь
церковные гимны, а протестанты Англии и Шотландии, следуя за Кальвином,
ограничились псалмами. Переход к церковным гимнам совершался здесь с
трудом. Новаторам, которые пытались их писать, приходилось нелегко. Попытка
Джона Беньяна ввести в употребление церковные гимны привела к расколу в его
собственной церкви. После его смерти, в 1691 году, церковь наконец пришла к

компромиссу. Те, кто осознанно возражал против церковных гимнов, могли молча
сидеть, пока другие поют, или не входить в храм, пока не кончится эта часть
богослужения. Бенджамин Кич начал пропагандировать церковные гимны среди
партикулярных баптистов в 1673 году. Поначалу на него яростно нападали члены
собственной группы, но к 1690 году община пела церковные гимны каждое
воскресенье. Несмотря на эти отдельные шаги, церковь по-прежнему не одобряла
гимны. Чтобы она приняла их, был необходим дополнительный толчок. Исаак
Уотте больше всех подходил для того, чтобы открыть гимнам дорогу.

Исаак Уотте
Под конец семнадцатогого столетия многих людей традиционное пение псалмов
во время богослужения больше не воодушевляло. Отчасти проблема заключалась
в самом их характере. Когда библейскому псалму навязывали рифму и
стихотворный размер, строго придерживаясь содержания подлинника, часто
получались весьма неуклюжие стихи. Потому псалмы были мало
привлекательными, в особенности — для тех, кто ценил литературу и поэзию.
Уотте, несомненно, был хорошо знаком с литературой своего времени. В
тринадцать лет он изучал иврит, в десять — французский, в девять — греческий, а
латынь — в четыре года! В двадцать лет, вернувшись домой после окончания
школы, он говорил отцу, что переложения псалмов, использовавшиеся в их
церкви, неуклюжи. Отец с некоторым вызовом предложил ему сочинить чтонибудь получше. Юный Исаак принял предложение всерьез и написал свой
первый гимн — «Вот она, слава Агнца».С тех пор он писал все время и создал
более 750 гимнов и псалмов. Его воздействие и влияние были настолько сильны,
что его назвали «отцом английской гимнографии». Многие гимны по-прежнему
помнят и высоко ценят, например «О Господи, Ты помогал нам в былые века»,
«Радость миру», «Увы! Спаситель кровью истекал», «Я воспеваю силу Божью»,
«Где солнце сияет, там будет царить Христос» и «Когда взираю на чудесный
крест».
Творчеству его поначалу препятствовало то упорство, с каким держались
прихожане за пение псалмов. Поэтому он решил достаточно тесно привязывать
свои церковные гимны к псалмам, чтобы его гимны можно было называть
псалмами. Тем не менее он настолько отклонялся от подлинника, что включал в
свои гимны темы из Нового Завета. Стремясь использовать притягательность
хорошей поэзии, он создавал не цветистые песнопения для образованных людей с
утонченным вкусом, а то, что может назидать самых простых. Во времена Уоттса
псалмы не устремляли сердца и умы к Богу. Скорее, они усыпляли. В одном
письме брат Уоттса, Енох, признавал его взгляды на богослужение в их церкви:
«Мэйсон сейчас пишет такие песнопения, что не захочешь — зевнешь, а честный
Бартон убаюкивает нас однообразными мелодиями. Значит, есть огромная
потребность в таком живом пере, как твое, чтобы оживить угасающее благочестие
и молитвенное рвение, которому ничто не сможет помочь в такой степени, как
стихи, сочиненные, чтобы возвысить нас над самими собой».

Итак, Уотте взял свое «живое перо», овладел поэтическими средствами и начал
преобразовывать христианское богослужение. Однако традиция не ослабляет
добровольно свою хватку. Одни считали, что поэзия — слишком мирское
искусство для того, чтобы использовать его в церкви. Согласно Уоттсу, поэзия
того времени «в порабощении у порока и нечестия» и «настолько утратила память
о своей родине, что стала служить замыслам ада». Некоторые даже не могли себе
представить, что стихи можно использовать в церкви, поскольку слышали их
исключительно в светских композициях, когда музыку сочиняли на заданные
стихи или стихи клали на музыку. По словам самого Уоттса, «они отважатся спеть
в церкви один унылый монотонный гимн или два одинаково унылых, но попрежнему убеждают себя в том, что красота поэзии мишурна, суетна и опасна».
Для него поэзия сама по себе не была злом. Он считал, что она доступна действию
спасающей руки Божьей, а потому ее можно использовать для Бога, и с немалым
успехом.
Другие нападали на него по иной причине — они видели, как далеко Уотте
отошел от подлинных псалмов. Это мнение выразил Уильям Ромейн в 1755 году,
когда спросил: «Почему Уотте или любой другой создатель церковных гимнов
должен не только идти впереди Святого Духа, но и выгонять Его из церкви?»
Ромейн жаловался и на то, что «христианские церковные общины исключили
боговдохновенные псалмы и взяли плоды причудливой фантазии д-ра Уоттса». А
еще один критик писал: «Рифмованные стихи, сочиненные человеком, сейчас
превозносят выше Слова Божьего». Церковные общины раскалывались, пасторов
изгоняли, а некоторые люди приходили в такую ярость, что конфликт приобрел
почти комический вид, если смотреть на него ретроспективно. В середине
восемнадцатого столетия некоторые военнослужащие из британских частей,
размещенных в Абердине под командованием генерала Вулфа, с жаром пели
гимны во время церковной процессии. На местных жителей это произвело такое
впечатление, что они наняли одного из военных, чтобы он стал учителем пения в
церковных приходах города. Когда студенты университета посещали собор, они
обычно с воодушевлением присоединялись к пению церковных гимнов. В общем,
популярность гимнов возрастала.
Тем не менее некоторые люди питали такое отвращение к этому нововведению,
что они — согласно историку Г. А. Л. Джефферсону — «наняли трех уличных
мальчишек с пронзительными голосами, чтобы те сидели на ступеньках
церковной кафедры и громко пели невпопад». Помогал им некий Гидеон Дункан.
Церковная служба закончилась в полном беспорядке; те, кто пел медленно, и те,
кто пел быстро, соревновались друг с другом. «Непослушные мальчишки
получили хорошую взбучку, а несчастного Дункана потащили к мировому судье,
оштрафовали на 50 фунтов стерлингов и посадили в тюрьму до тех пор, пока он
не уплатил». Вы ищете расторопного человека, который может найти деньги?
Попробуйте штрафовать тех членов вашей общины, которые фальшиво поют!
Конечно, церковные гимны не сразу получили достаточно широкое признание, но
когда это произошло, традиция быстро пустила корни и уроки прошлого были
забыты. Теперь некоторые церковные общины не хотели петь никаких гимнов,
кроме Уоттса, и сопротивлялись так же сильно, как раньше противились ему.

Между тем не все гимны Уоттса так уж хороши, и не все выдержали проверку
временем. То, что мы поем сегодня, — это лучшие, отсеянные за прошедшие века.
Невыразительные гимны, не отвечающие церковным нормам, довольно быстро
исчезли. Так, некоторые гимны Уоттса изменяли истинный замысел псалмов,
чтобы прославлять его страну. Последняя часть 107 псалма была озаглавлена:
«Основание колоний, или Блаженные и грешные народы. Псалом для Новой
Англии». Его стихи о Божественной любви были слишком чувственными, и
многие не принимали их. Джон Уэсли говорил, что эти стихи «причудливей и
нелепей всего, что было опубликовано на английском языке». Когда бурно и
увлеченно создают новые гимны, одни будут лучше, другие — хуже, но это не
значит, что мы должны отвергать все скопом. Лучшие из песнопений Уоттса, отца
английской гимнографии, существуют почти три столетия и по-прежнему входят
в число самых любимых гимнов церкви.

Чарльз Уэсли
Чарльз Уэсли родился в Эпворте (Англия) в 1707 году, когда религия была в
упадке. В высших кругах общества безнравственность не считалась позорной,
пьянство вполне одобряли, а церковь едва дышала. Жизнь в эту нездоровую,
разлагающуюся культуру вдохнул Бог, а Его орудиями в немалой степени были
Джон и Чарльз Уэсли. Резко отличаясь от церковного формализма, братья Уэсли
проповедовали и пели о живых отношениях с личным Богом, и сердца людей
оживали. Началось великое духовное движение — методизм, и новые церковные
гимны Чарльза Уэсли сыграли в нем очень большую роль. Хотя Уотте и другие
уже ввели пение церковных гимнов, в большинстве английских церковных общин
до начала девятнадцатого столетия безраздельно властвовали псалмы. Еще в 1819
году было возбуждено судебное дело против одного пастора за то, что он хотел,
чтобы в его приходе пользовались книгой, содержащей церковные гимны. Чарльз
Уэсли продолжил дело преобразования, начатое Уоттсом, и ввел два новых вида
гимнов евангелический гимн и гимн, выражающий христианский опыт. Гимны
Уоттса скорее выражали нечто объективное, Уэсли же включал в свои гимны
личный опыт. Всего он написал 6000 гимнов — подумайте, как много! — включая
«Слушайте! Ангелы поют», «Иисус, Возлюбленный моей души» и «Божья любовь
превыше всякой любви».
Уотте использовал для своих стихов традиционные напевы, Уэсли же выбрал
новые мелодии, которые он черпал из популярных опер и народных английских
песен. В его сборнике «Гимны великих празднеств» было двадцать четыре напева
одного немецкого композитора, сочинявшего комические оперы. Кроме того,
создавая свои церковные гимны, он сочетал народный стиль и современные
народные мелодии с религиозными текстами. Когда он использовал мелодии
Генделя, его обвинили в «обмирщении», но Уэсли не испытывал никаких
сомнений — он смело сочетал священное и светское, когда нужно было донести
библейскую весть. «Для него было обычным делом ухватиться за любую песню,
услышанную в театре или на улице, когда она станет популярной, и сделать так,
чтобы она несла в дома новый, только что написанный гимн». Мелодия к гимну
«Слушайте! Ангелы поют» написана Мендельсоном не во славу Божию, а в
похвалу печатному станку!

На эту мелодию, которую мог оценить простой человек, Уэсли написал
благочестивый текст, и воздействие гимна было очень сильным. Братья Уэсли
широко использовали гимны для проповеди Евангелия, у гимнов этих понятные
слова и красивые мелодии. Для братьев церковные гимны были не просто
подготовкой к проповеди; они считали их поистине неоценимыми. Большей
частью простые люди не умели читать, но после того, как они несколько раз
пропели эти песнопения, евангельская весть и христианское учение неизгладимо
запечатлевались в их разуме и сердце.
Методистские церковные гимны «стали самым действенным орудием
евангельской проповеди, какое когда-либо знала Англия». Эти гимны возвещали
евангельскую весть, учили самым важным основам вероучения, и, скажем снова,
привлекали простых людей. Арнольд А. Дэлимор пишет в своей книге
«Освобожденное сердце»: «Многие мужчины, женщины и дети шли с собрания
под глубоким влиянием той истины, которую они услышали во время проповеди;
мало того, они мысленно пели какую-нибудь фразу или даже целую строфу,
подхваченную из какого-нибудь гимна. Когда они снова слышали этот гимн на
следующем собрании, они запоминали еще какую-то часть. Шли дни, его пели
снова и снова, и понемногу они его выучивали».

Песнопения в стиле «гаспел»
С евангелическими песнопениями того периода, когда оживилась церковная
жизнь, в особенности ассоциируются песнопения в стиле «гаспел», например
«Погибающего спаси» или «О, дивное завтра!». Начался он в 70-х годах XIX
столетия, во многом благодаря усилиям Муди и Сэнки, но стиль этот существовал
и раньше в американских народных гимнах или песнопениях, сопровождавших
проповедь под открытым небом. В Америке церковные общины первоначально
пели псалмы на медленные, монотонные мелодии. Быстрая музыка считалась
дьявольской28. Однако, когда благодаря проповеди Джонатана Эдвардса и
Джорджа Уайтфилда начал распространяться огонь обновления, потребовались
новые песни.
Великое Пробуждение началось в 1734 году в Нортгемптоне, штат Массачусетс,
главным образом благодаря проповеди Джонатана Эдвардса. Обновление
пронеслось по американским колониям приблизительно между 1740 и 1745
годом. Хотя сам Эдварде предпочитал петь псалмы, в конце концов он обратился
к церковным гимнам Уоттса, потому что народ отдавал им предпочтение.
Влияние этих новых гимнов на многих людей было таким сильным, что их пели
не только в молитвенных домах, но и на улицах, и на паромных переправах.
Чарльз Финни (1792-1875) стремился воздействовать на городской люд — на
простых, но грамотных людей, живущих в городе. Для этого уровень гимнов был
слишком высок, а уровень песнопений, сопровождавших проповеди под
открытым небом, слишком низок. Отвечая на такую нужду, в 1831 году Джошуа
Ливит составил сборник «Христианская лира». Его мелодии заимствованы из
популярных песен, а иногда это — оригинальные композиции в народном стиле.
В предисловии он пишет: «Любой человек, знакомый с оживлением церковной

жизни, должен был заметить, что всякий раз, когда молитвенное собрание
приобретает особое значение, хочется использовать гимны и музыку,
отличающиеся от тех, которые обычно используют в церкви».
Новые гимны хорошо выполняли свое назначение в городе, но на новых землях,
осваиваемых на западе, люди хотели более живого и веселого пения; и они
добавили свои, знакомые мелодии к текстам Уэсли и Уоттса. Многие из мелодий,
которые они использовали, восходят к английским светским балладам,
небольшим танцевальным наигрышам для скрипки, маршам и мелодиям для
волынки. В XVIII веке баптисты, жившие в сельской местности, особенно любили
популярные мелодии. Первый сборник баптистских гимнов, опубликованный в
1766 году, содержал множество таких мелодий. Люди с более утонченным вкусом
называли эти песнопения «грубыми», но те хорошо выполняли свое назначение
там, где жили люди, осваивавшие новые земли.
Ко времени второго Великого Пробуждения (интенсивное оживление церковной
жизни в Америке, между 1795 и 1830 годом) для проповедей под открытым небом
потребовалось кое-что изменить. Во время первых таких проповедей на
популярные мелодии пели тексты Уоттса, Уэсли, Купера и Ньютона, но для
людей нового поколения эти мелодии не были достаточно бодрыми и
жизнерадостными. Они хотели слушать такую музыку, от которой захлопаешь в
ладоши, притоптывая ногами, раскачиваясь всем телом, и упрощали содержание
песнопений, чтобы приспособить их к существовавшим формам народной
баллады. В одной из таких форм за куплетом следует припев, когда все
присоединяются к общему пению. Как пример таких новых песнопений можно
назвать «Я иду к земле обетованной», «Сила в крови», «Вон там — перекличка!»
и «Вера — это победа». Развитие и совершенствование музыкальной формы, на
которую оказали влияние и негритянские «спиричуэлз» (духовные гимны),
подготовило почву для расцвета песнопений в стиле «гаспел», которые исполняли
во время «ривайвелистских» собраний, проводившихся Муди и Сэнки.

Аира Сэнки
Д. Л. Муди назвали величайшим проповедником Евангелия в девятнадцатом
столетии. За четыре месяца 1875 года он провел в Лондоне более 285 собраний, на
которых присутствовало около двух миллионов человек. Когда он проводил
собрания в Шотландии, залы были заполнены до отказа, а сотни людей не могли в
них попасть. Результаты проповедей впечатляют еще больше, чем количество
присутствующих. По словам шотландского пастора Горациуса Бонара, «во всем
Эдинбурге едва ли нашлась бы христианская семья, в которой один или несколько
человек не обратились бы в это время». Можно ли объяснить эти поразительные
результаты только воздействием проповеди, вдохновленной Святым Духом?
Муди полагал, что нет. Он считал, что главную роль играло пение. Вот что он сам
говорит об этом: «Если у вас есть такие песнопения, которые доходят до сердца,
то всякий раз церковь будет полна. Музыка и песнь не только сопровождали все
описанные в Библии годы, когда оживлялась духовная жизнь, — они эту жизнь
углубляли. Пение не меньше (если не больше), чем проповедь, запечатлевает
Слово Божье в умах людей. С того времени, как Бог призвал меня, я все больше и

больше постигаю, насколько важно восхваление Бога, выраженное в
песнопении».
Стремясь использовать музыку во время своих миссионерских выступлений,
Муди чувствовал, что для этого требуется нечто новое. Ему представлялось, что
песнопения, сопровождавшие проповедь под открытым небом, не подошли бы
для людей, живущих в больших городах. Когда в 1870 году он услышал, как Айра
Сэнки руководит пением, он понял, что нашел нужного человека и нужный
музыкальный стиль. Профессиональные музыканты не считали Сэнки искусным,
настоящим певцом, но он на это и не претендовал. Он стремился не покорить
серьезных музыкантов, а затронуть сердца евангельской вестью. Его голос и
манера волновали людей, привлекали их внимание к словам и помогали легко
запоминать мелодию.
Одна женщина из Эдинбурга писала: «Мистер Сэнки поет так, словно верит, что
души принимают Христа в промежутке между двумя нотами». Его песнопения
можно назвать народными духовными гимнами. Один журналист из Глазго
описывал это так: «По своей музыкальной структуре многое в них настолько
напоминает шотландские и ирландские песни, что нашему народу, который их
знает, подчас трудно осознать, что он слышит что-то церковное. Может быть,
именно потому эти простые песни так живо трогают сердца шотландцев?»
Многие не согласятся с тем, что можно облекать священные песнопения в
музыкальную форму, не отличающуюся от народных напевов, однако Муди и
Сэнки обнаружили, что это усиливает воздействие миссионерского служения.
Один из современников Сэнки писал в газете «Норт бритиш дейли мейл»: «Он
обогатил и расширил проповедь Евангелия, придав ей нечто такое, что можно
сравнить с новым видом энергии. Он отнимает у врага самую лучшую музыку и
посвящает ее богослужению, совершаемому в скинии».
Многие из этих песнопений включены в сборник «Гимны в стиле «гаспел» и
священные песнопения», опубликованный в 1875 году. Он имел беспрецедентный
успех, спрос на него был огромным; только английская Библия превзошла его по
числу продаж. Говорят, за первые 50 лет было продано от 50 до 80 миллионов
экземпляров сборника «Священные песнопения» и его американской версии
«Песнопения в стиле гаспел». Да, конечно, вместе с пшеницей попало немало
плевел, но многие песнопения, использовавшиеся во время собраний, пережили
отсеивающее воздействие времени. В их числе: «Ты поистине с трона сошел», «О,
дивное завтра!», «Блаженное время молитвы» и «Спаси погибающих».
Не все относились так пылко к непривычным гимнам. Когда Муди и Сэнки
впервые ступили на землю Шотландии, там по-прежнему пели только одни
псалмы. Горациус Бонер написал священные гимны, достоинство и значение
которых не уменьшаются со временем, они украшают церковные сборники до
наших дней, но, когда он жил, гимны эти были запрещены пресвитерами его
собственного прихода. Шотландцы тоже считали, что органная музыка Баха и
Генделя пригодна только для светских увеселений. Преподобный Генри
Дэйвенпорт Нортроп писал в 1899 году: «Против пения священных гимнов во
время богослужения в Шотландии боролись не на жизнь, а на смерть, словно они
— создание дьявола и ниспровергли бы весь евангельский культ».

Почтенный пожилой священник из Эдинбурга выразил мнение многих
шотландцев, когда сказал доктору Бонеру о Сэнки: «То, что делает этот человек,
мерзость для Всевышнего. Во-первых, он почти не поет псалмов. Те псалмы,
которые он все-таки поет, переведены неточно и неверно. Я вообще не назвал бы
это музыкой. То, что он привносит в богослужение, совершаемое в святилище,
уместнее исполнять в местах более приватных, чем церкви и молитвенные дома».
Сэнки аккомпанировал себе на маленьком язычковом органе, о котором его
недруги отзывались не лучше, чем о песнопениях. Тот же самый пожилой
священник назвал этот орган «дьявольской машиной, нагнетающей воздух и
богохульно хрипящей». Другой говорил, что там «дьявол сидит в каждой трубе».
После того как Сэнки спел песню «Какой будет жатва?», кто-то сказал Муди, что,
если он не перестанет петь такие песни, «скоро все пойдут в пляс». Тем не менее
песни Сэнки в конечном счете дали мощный толчок неслыханному оживлению
церковной жизни в этих странах и оставили отпечаток всюду, где их пели.

Уильям Бут и «Армия спасения»
Пока песнопения, сопровождавшие проповеди под открытым небом, хорошо
делали свое дело на новых, западных землях, а напевы Сэнки привлекали
множество людей и в Европе, Уильям Бут (1829-1912) стремился осуществить
непростую задачу: повлиять на простых англичан, которых не привлекала
традиционная церковь. В 1865 году он оставил место служителя в методистской
церкви и начал трудиться среди бедного населения Лондона. Дело его назвали
«Армией спасения», распространилось оно более чем на 86 стран мира.
Музыкальные инструменты он начал использовать в конце 70-х годов, когда двое
музыкантов из духового оркестра обратились к Богу. Один из них помогал
руководить пением, играя на корнете, и петь стали гораздо лучше. Это положило
начало использованию скрипок, виолончелей, контрабасов, концертино, медных
труб, барабанов и «всего, что издавало бы приятные звуки пред Господом».
Довольно интересно, что Бут не разрешил использовать только фисгармонию,
потому что она вызывала ассоциации с часовнями и молитвенными домами и,
следовательно, отпугивала народ.
Члены «Армии спасения» образовывали оркестры «Аллилуйя», и множество
людей, на которых традиционная церковь никогда не оказала бы никакого
влияния, обретали спасение. Почему эти оркестры были так притягательны?
Секрет заключался в чуткости членов «Армии» к тем, кому они проповедовали.
Рабочие промышленных центров Англии весьма заметно охладели к церкви, а
духовую музыку любили. Члены «Армии спасения» нашли с ними общий язык,
образовав свои собственные оркестры, чтобы привлекать толпы людей и
возвещать Евангелие. Хотя сам Бут предпочитал старые методистские
песнопения, он обнаружил, что многие из невоцерковленных людей, которые
приходили на его собрания, не могли их петь. Одни не знали мелодии, другие не
умели читать. Поэтому он заимствовал легко запоминающиеся мелодии мюзикхоллов и увидел, что многим это нравится. Тысячи людей стали членами
«Армии», слушая ее оркестры. Музыка была настолько важна для этого
движения, что Бернард Уотсон, автор книги об его истории, писал: «Лишив

«Армию спасения» музыки, ее бы обезоружили. Без своих песен она была бы
парализована».
Мелодии использовали светские. Мотив песенки «Чарли шампанское любил» был
использован для песнопения «Благословенно Имя Его»; мотив «Прелестной
Луизы» — для песнопения «Под сенью Креста»; песенка «Я нашел на снегу следы
ее маленьких ног» превратилась в песнопение «Очищает меня, убеляет сильнее,
чем снег»; песенка «Минни, дорогая, мы странствовать пойдем» — в «О, Господь
Спаситель, на меня взгляни!». Некоторые из таких переложений, скажем «Я обрел
в Иисусе друга» (на мотив песни «Старый домик в переулке») и «Лилия долины»,
сохранились до наших дней. Бут хотел, чтобы песни были простыми, понятными
всем людям, и те, кто услышал бы их, легко и надолго бы их запомнили и
напевали дома или за работой. Получился музыкальный стиль, про который газета
«Мидленд фри пресс» писала: «Сочинены они на такие мотивы, что поневоле
начнешь раскачиваться и прихлопывать. Припев, подхватываемый всеми,
заставит петь любого. По-видимому, они в самом деле задевают в душе многих
людей нежные, потаенные струны, которые не отозвались бы ни на какое другое
прикосновение».
Однако не все относились к этим нововведениям с такой симпатией.
Викторианское духовенство, пасторы, газеты, органы местного самоуправления
ими возмущались. Даже некоторые сторонники Бута говорили, что его музыка
никому не интересна и ее слишком много. Другие возражали против
использования знакомых мелодий, полагая, что они будут напоминать людям об
их мирской жизни. И все-таки в конце концов пришлось убедиться, что новые
слова запомнились и преодолели греховные ассоциации. Человек послабее
согласился бы с язвительными насмешками своих многочисленных критиков.
Однако людская похвала мало заботила Уильяма Бута. Он чувствовал себя
ответственным за толпы заблудших, стремился повлиять на них и не видел
никакой веской причины, чтобы отбрасывать такой полезный инструмент
воздействия, как популярная музыка. По словам самого Бута, «он (дьявол)
подчинил себе душу музыки, овладел ее твердыней и с ее помощью прельщает и
заколдовывает мир, держит его в цепях, им управляет. Но если чувственные,
мирские, сатанинские напевы обладают такой властью, что же устоит перед
музыкой, когда песни, сердца и голоса вдохновляет Святой Дух?»
Кроме того, в «Боевом кличе», издании «Армии спасения», Бут говорит своим
солдатам: «Музыка оказывает Божественное воздействие на души, открытые
Божественному влиянию и водительству. Музыка для души — как ветер, который
подгоняет корабль туда, куда его направляют. Нельзя петь ту или иную песню? Да
неужели? Вы говорите, это светская музыка. Бесовская она, что ли? Ну что ж,
если бы она ему принадлежала, я бы ее украл, ведь у него нет права на однуединственную ноту. Он сам — вор! Любая нота, любая мелодия, любая гармония
— от Бога, и принадлежат нам, людям. ...Так что посвятите Богу ваши голоса и
инструменты. Достаньте арфы, органы, флейты, скрипки, барабаны и все, на чем
можно играть! Посвятите их Богу и играйте на них так, чтобы все сердца вокруг
вас радовались пред Господом!»

Глава 11. Чему нас может научить история?
Опыт и история учат нас тому, что народы и правительства
никогда не извлекали из истории никаких уроков
и не поступали согласно принципам, которые можно установить,
если в нее вникаешь.
Гегель.

Много лет в церковной музыке изменялись, вызывая ужас, не только стили
мелодий и тексты песнопений. В этой главе мы рассмотрим дальнейшие
нововведения, стараясь, чтобы история помогла нам понять некоторые проблемы
и пролила свет на обсуждаемый нами вопрос.

Орган
Насколько нам известно, орган восходит к «гидравликону» — водяному
инструменту третьего века до нашей эры (возможно, его изобрел механик из
Александрии Ктесибий). На нем играли во время цирковых представлений и
гладиаторских боев. Может быть, он даже звучал, когда убивали первых христиан
на арене римского Колизея! Лишь в тринадцатом столетии на нем стали играть во
время мессы, но даже и тогда не обошлось без критики. К началу Реформации
орган прочно занял свое место в Римско-католической церкви. Некоторые деятели
Реформации плохо относились к нему — он напоминал им о католиках — и
немедленно его осудили.
В 1524 году магистрат Женевы вынес постановление о том, что «в городе и в
церквях больше не должны играть на органе». Вскоре после этого орган большого
кафедрального собора был разбит вдребезги. Кальвин остерегался этого
музыкального инструмента и его огромного влияния, и в последующие годы
многие органы уничтожили. Запрет на их использование был настолько строгим,
что во всей Шотландии к 1727 году уцелел только один церковный орган.
Возвращался орган в церковь с трудом, очень медленно. Шотландцы назвали его
«гроб со свистками»; для англичан он был «дьявольской волынкой».
Пресвитериане стали использовать орган не раньше, чем это разрешила
официальная церковь (1866 г.), а так называемая объединенная пресвитерианская
церковь — еще позже, в 1872 году.
В Новом Свете первые пуритане пришли бы в ужас от одной мысли, что в их
церкви есть орган. С годами этот вопрос превратился в серьезную проблему, а то
и в ожесточенный спор. Знаменитый Коттон Матер (1663-1728), пастор Северной
церкви Бостона и плодовитый писатель, заявлял, что если разрешить игру на
органе, то потом допустят другие музыкальные инструменты, а там — и пляски!

В конце концов многие церкви сдались, однако нередко этому предшествовала
борьба. Первой не епископальной церковью, которая в 1770 году приобрела
орган, были конгрегационалисты в городе Провиденс. Церковь на Брэтл-стрит в
Бостоне после долгих споров согласилась выписать орган из Англии. Орган уже
был заказан, когда спор разгорелся снова, и община разделилась (см. главу 9).
Многие члены этой церкви были возмущены и шокированы, что такое великое
зло приняли в церковь те, кто, по их словам, любит Бога сильнее, чем мир.

Другие нововведения
В Средние века церковные музыканты верили, что в увеличенный квартаккорд
вселился дьявол; тем не менее именно с того времени этот аккорд широко
использовался в церкви. В другие эпохи чувственными считались терции и
сексты, и потому их не разрешали использовать. Позднее отвергали
синкопированный ритм ударных, который вызывал ассоциации с эпохой
рэгтайма. Такие гимны, как «С тех пор, как Иисус в мое сердце вошел», поначалу
шокировали многих, а сейчас их считают вполне традиционными. Членам церкви,
живущим в 90-е годы двадцатого века, фортепьяно кажется довольно безвредным,
однако в девятнадцатом веке немногие церкви стали бы обсуждать такой мирской
инструмент! В восемнадцатом веке моравские братья признавали многие
инструменты, но отвергали скрипку. Она напоминала им о танцах, и ее называли
«дьявольской».
Во время литургического движения (1930-1960), когда церкви по-новому
заинтересовались историческими формами, обычаями и ритуалом богослужения,
общинный опыт возвеличивался, а сольного исполнения избегали и остерегались,
считая, что оно выделяет и возвеличивает певца. «Свободные церкви»,
отделившиеся от государственных церквей в Европе, горячо и резко возражали
против хора, считая его «папистским», потому что он вызывал ассоциации с
Римско-католической церковью. Как жаль, что те самые средства, которые Бог
дал нам, чтобы мы с радостью наставляли друг друга и прославляли Его, часто
становились причиной ожесточенных столкновений. Многие из этих
столкновений, если смотреть на них из нашего времени, кажутся
бессмысленными и даже смешными, но когда-то они были весьма серьезными и
опасными, вызывая распри и разделения внутри церкви. Я надеюсь, что
приведенные ниже размышления и замечания принесут пользу, помогут лучше
понять проблему и должным образом реагировать на нее.

О чем говорит прошлое? (размышления и замечания)
Каждый период, в течение которого совершается переход к новой музыкальной
форме, имеет циклическую структуру. На первой стадии, которую мы назовем
«разделение», старые музыкальные формы прочно укоренены в церкви. Они
близки и понятны только тем, кто в церкви вырос, а невоцерковленным людям
чужды и от церкви их отдаляют. Церковная музыка резко отличается от обычной,
которая понятна простым людям. Первую называют священной, вторую —
светской. То, что когда-то было истинной солью, утратило силу, и почва
подготовлена для второй стадии — «объединения». Дерзновенные новаторы,

убежденные в том, что устаревшие формы душат искреннее и глубокое
поклонение Богу, перенимают и усваивают музыкальный язык обычных людей
(часто — уже существующие напевы), к большой досаде твердолобых
традиционалистов. Охранители прошлого стараются им помешать, начиная
третью стадию, «конфликт». На этой стадии нововведения жестоко осуждают за
компромисс с миром, несоответствие библейским нормам, использование
дьявольской музыки, подмену доброкачественного богослужения дешевым
развлечением. Словом, тревожит и сердит многое. Начинается переход к
четвертой стадии, обновлению.
Обновление вызвано не только изменением музыкальной формы; безусловно, его
в значительной степени усиливает коммуникативная мощь нового средства
выражения, способного доносить смысл и трогать сердца. Поклонение Богу вновь
совершается на языке, понятном простым людям, церковная музыка становится
неотъемлемой и существенной частью повседневной жизни, и верующие выносят
глубоко прочувствованные песнопения за церковные стены, на фабрику и на
площадь.
Рано или поздно то, что было новым и оригинальным, становится нормальным и
общепринятым. То, что когда-то осуждали как светское, попадает в сборники
церковных гимнов и считается священным. Тем временем обычная музыка,
которую любят обычные люди, как-то изменилась, и опять возникло разделение
между традиционным и популярным. То, что когда-то вдохновляло, теперь
усыпляет, но никому и в голову не приходит перенимать «мирские» формы. Мы
снова на первой стадии цикла. История повторяется. Поскольку современная
христианская музыка, по-видимому, следует этой же самой логике исторического
развития, благоразумие и здравый смысл предписывают нам всячески избегать
тех ошибок, которые неуклонно случались на каждой стадии. Сомнительное
происхождение музыкального стиля или ассоциации, с ним связанные, не мешают
Богу использовать его для Своих целей. Изучение истории показало нам, что
церковь успешно использовала музыкальные стили, порожденные миром, и
использование это приносило обильные плоды. Чтобы распространять Свою
весть, Бог может использовать, и использовал, многие популярные стили. Уроки
истории наглядно показывают нам: проблема — не в том, использовать или не
использовать мирские стили; и традиционные, и современные церковные стили в
свое время создал, популяризировал и использовал мир. Поэтому вопрос
«Следует ли нам включать мирские музыкальные стили в церковную практику?»
в свете истории становится чисто риторическим. Ответить надо только на один
вопрос: музыку какой эпохи мы будем использовать?
Нельзя всегда полагаться на субъективные убеждения. Если мы согласны с тем,
что музыкальные стили, воспринятые Лютером и Сэнки, и поэтический стиль,
воспринятый Уоттсом, были допустимыми и оправданными, мы должны вывести
отсюда, что многие их современники заблуждались, считая эти стили грешными и
пагубными. Возможно, критики просто считали тот стиль церковной музыки, на
котором они воспитывались, угодным Богу, а популярную музыку — угодной
дьяволу. Когда в конце концов соединилось то, что казалось священным, и то, что

казалось мирским, новые формы все еще попахивали обмирщением,
укоренившиеся нормы и обычаи были нарушены, и многие вполне святые люди
этому ужасались. Сейчас, в наше время, те, кто ничуть не ужасается, полагают,
что эти святые ошибались, поспешно осуждая те гимны, которые позднее
признала великими вся церковь. По-видимому, недовольные прислушивались к
громкому голосу наследия и традиций, принимая его за голос Духа. Так ли трудно
представить, что эта же прискорбная ошибка повторяется в наше время, и ей нет
конца?
Богослов Дж. И. Пэккер играл в джазе, когда ему было восемнадцать лет, но
после обращения оставил его, полагая, что это занятие мешает предать себя
Христу. По его собственным словам, он не видел, «как можно заниматься той или
другой формой светской музыки, руководствуясь христианской верой». Его
коллеги и друзья полагали, что эта музыка «оказывает ужасное влияние на своих
приверженцев». Позже Пэккер подверг сомнению свои прежние взгляды и
пришел к выводу, что «ранние формы джаза принадлежат к самым ценным
культурным явлениям двадцатого столетия». Музыка, которой он когда-то
избегал, служит для него источником радости и восстанавливает силы. Многие
люди пережили что-то подобное в отношении рок-музыки. Учитывая примеры из
современной эпохи и из более отдаленной истории, мы должны со всей
тщательностью и строгостью проверять первые отрицательные впечатления и
мнения, а не поспешно полагать, что это — указание от Духа.
Те, кто не хочет обсуждать и решать спорные вопросы, могут оказаться в стороне
от того, что совершает Бог в нашей жизни. По словам историка церковной музыки
Миллара Патрика, «все великие духовные движения с самого начала
воспитываются в споре». Если это верно, то мы не можем позволить себе роскоши
неведения и должны иметь определенное мнение в спорной ситуации. В истории
церкви музыка всегда играла важную роль, помогая обновлению. По словам
историка церковной музыки У. К. Проктора, «церковные гимны и духовные
песнопения непременно сопровождали оживление духовной жизни». Дональд
Хастэд отмечает, что «в истории «ривайвелизма» повторяются периоды расцвета
новых форм, которые, образно говоря, вырастали из светских корней». Позже он
объясняет, почему музыка оказывает такое сильное воздействие: «Звучание
музыки, заимствованной из внецерковного мира, успешно располагает к
восприятию Евангелия тех, чья жизненная позиция еще не определилась». Однако
те же самые качества этой музыки, которые делают ее успешным средством
воздействия на еще не определившихся людей, вызывают разногласия и споры
среди людей, принадлежащих к церкви. Если не обращать внимания на эту
проблему и цепляться за методы, которые успешно действовали раньше, то в
лучшем случае можно не заметить обновляющего веяния Духа, а в худшем —
противиться Богу.
Образно выражаясь, традиция вбивает столбы с указателями, которые потом
трудно вытащить. Питер Лорд, пастор баптистской церкви на Парк-авеню в
Титусвилле, штат Флорида, говорит, что те люди, которые сейчас сильнее всего
противятся действию Божьему, активно участвовали в Его предыдущем действии.
Мы не готовы воспринять новые методы и формы и полагаем, что самый лучший

способ оживить церковную жизнь — попытаться пойти по пути, уже
проторенному в прошлом. На двух собраниях, которые Муди и Сэнки проводили
в Шотландии, одна дама, пробираясь к выходу, выкрикивала: «Выпустите меня!
Выпустите меня! Что подумал бы Джон Нокс?» (Джон Нокс (ок. 1510-1572) —
шотландский религиозный реформатор). По-видимому, она твердо знала, как
действовал Бог через Джона Нокса, но сильная зависимость от традиции не
позволяла ей видеть новое действие Его руки. Традиции могут быть полезными и
приносить благо, но мы должны постоянно думать о том, соответствуют ли они
Библии и способны ли выполнять свое назначение по отношению к нынешним
людям. Помните об уроках истории, когда мы станем рассматривать то, что
происходит в наши дни, и думать о том, как обуздать столь могучее средство, как
музыка, и использовать ее энергию.

Часть 4. КАК ОБУЗДАТЬ
СОВРЕМЕННУЮ МУЗЫКУ И
ИСПОЛЬЗОВАТЬ ЕЕ ЭНЕРГИЮ?
Глава 12. Нужна альтернатива
Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков:
итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби.
Евангелие от Матфея 10:16.
Тото, я думаю, мы уже не в Канзасе.
Френк Баум.
«Волшебник из Страны Оз».
Аллан Блум из Чикагского университета написал книгу «Упадок американского
стиля мышления», в которой подверг критике американское высшее образование,
касаясь различных его сторон. Из его критики можно сделать далеко идущие
выводы. Целую главу он посвятил анализу сегодняшнего состояния музыки.
Говоря об ее важном положении в нашей культуре, Блум пишет: «Ничто так не
отличает нынешнее поколение, как его поглощенность музыкой. Огромное число
молодых людей от десяти до двадцати лет живет исключительно ею. Это их
страсть. Ничто не возбуждает их так сильно. Они не способны всерьез

воспринимать что-нибудь другое. В школе или дома они только и ждут
возможности подключиться к своей музыке». Блум попал в самую точку. Только в
Соединенных Штатах — приблизительно триста тысяч рок-групп, выступающих
и на профессиональной, и на любительской сцене; при этом они не испытывают
недостатка в слушателях. Недавнее исследование, проведенное Американской
медицинской ассоциацией, отмечает, что среднестатистический подросток с
седьмого по двенадцатый класс тратит приблизительно 10 500 часов на слушание
рок-музыки (это в два с лишним раза больше того времени, что он проводит в
школе). По результатам этого исследования сделан вывод: музыка влияет на
подростков даже сильнее, чем телевидение.
Большинство молодых людей говорит, что они всего лишь наслаждаются
музыкой, не обращая внимания на слова. Однако Боб Демосе, основатель и
директор организации «Взгляд подростка» («Тееп Vision»), читая лекции в разных
школах, регулярно раздает учащимся соответствующие тесты и обнаружил, что
даже самые маленькие дети отлично запоминают слова популярных песен. Когда
четвероклассников попросили завершить строчку из популярной песни Саманты
Фокс «Дотронься до меня...», 80 процентов детей правильно докончили: «...тела
твоего хочу». И это в четвертом классе!
Для наших детей звезды музыкальной эстрады — не просто создатели фоновой
музыки, а истинные герои. Среди четырех тысяч учащихся средней школы
издательство «Мировой альманах и книга фактов» («World almanac and book of
facts») провело опрос, чтобы узнать имена их избранников. В первой восьмерке,
среди прочих, оказались Дэбби Аллен — ведущий перегруженного роком
телевизионного шоу «Слава» («Fame»), — Брюс Спрингстин (Bruce Springsteen),
Мадонна, Принц и Эдди Ван Хален (Eddie VanHalen).
Нравится нам это или нет, музыка сегодня — главный компонент жизни для
большинства подростков. Она определяет их решения и поставляет им кумиров.
Родителям, служителям церкви и всем, кто работает с молодежью, следует знать,
что собой представляют эти группы, каких взглядов они придерживаются, что
проповедуют. Вот почему так удивительно, что большая часть взрослых не
обращает внимания на то, что происходит в музыкальном мире. Для тех, кого
раньше не затрагивала популярная музыка, следующие страницы послужат
кратким учебным пособием, которое может поразить и шокировать. Апостол
Павел говорил, что ему известны сатанинские умыслы (2 Кор. 2:11), однако
многие родители полагают, что их «младшенький» пребывает в полнейшей
безопасности дома, у себя, вдали от бесовского влияния улиц, тогда как лукавый
прекрасно устроился в детской, свободно проникнув туда через наушники.
Если приведенная ниже информация настолько шокирует вас, что вы ей не
поверите, советую просто взглянуть на обложки компакт-дисков в ближайшем
музыкальном магазине или пролистать в супермаркете несколько музыкальных
журналов. Самые шокирующие примеры мы опустили, они просто непечатны.
Заметьте, речь идет не о прозябающих в безызвестности авангардистских
группах, а о самых популярных, альбомы которых успешно продаются уже много
лет.

Новый культ и тяга к оккультизму
Ибо народы сии, которых ты изгоняешь, слушают гадателей и прорицателей; а
тебе не то дал Господь Бог твой. Второзаконие 18:14. Тина Тернер — одна из тех
рок-звезд, песни которых дольше всех находились в списке самых популярных.
По сообщению журнала «Ньюсуик» (4 марта 1985 года), ее альбом «Частный
танцор» («Private Dancer») стал трижды платиновым (три миллиона проданных
экземпляров). Каковы же ее личные убеждения? Она верит в реинкарнацию (повидимому, не соглашаясь с тем, что сказано в Послании к Евреям 9:27) и считает,
что жила некогда в Древнем Египте и во Франции начала двадцатого века.
Многие рок-музыканты не скрывают своих оккультных воззрений, мало того —
они открыто заявляют о них. Как ни странно, оккультная тематика служит
неплохой рекламой в музыкальном бизнесе, и эстрада нередко превращается в
своеобразную кафедру для проповедников вероотступничества.
В 1976 году журнал «Ньюсуик» явил миру певца в стиле «кантри» Джона
Денвера, «самозваного мессию», который «усматривает в своей музыке нечто
гораздо большее, чем простое развлечение. Он считает ее благовестием новой
светской религии, божество которой — индивидуальный разум». По словам
Денвера, «в один из этих дней я стану столь совершенным, что буду уже не
человеком, а богом». «Лед Зеппелин» в свое время был назван самой популярной
в мире рок-группой, а их песня «Лестница в небо» — лучшей песней
семидесятых. Гитарист «Лед Зеппелин» Джимми Пейдж так глубоко увлекался
оккультными науками, что приобрел магазинчик оккультной литературы. Журнал
«Хит парейдер» («Hit Parader») приводит его слова: «В Лондоне не было тогда
приличной подборки книг по оккультизму, а искать их в разных, отдаленных друг
от друга местах — дело утомительное». Пейдж был настолько поглощен
оккультизмом, что купил себе в Шотландии поместье «Боулскайн» (Boleskine),
некогда принадлежавшее Алистеру Кроули, который был одним из самых
знаменитых оккультистов нашего времени. На альбоме «Шабаш, кровавый
шабаш» («Sabbath, bloody Sabbath») группы «Блэк Саббат» («Black Sabbath» —
«Черный шабаш») изображен откровенно сатанинский ритуал и число 666,
согласно Откр. 13:18 — знак зверя.

Секс
Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни
малакии, ни мужеложники. Царства Божия не наследуют. Первое послание к
Коринфянам 6:9-10. Слово Божие ограничивает половые отношения рамками
брака, однако значительная часть современной музыки проповедует свободную
любовь и даже восхваляет извращенные ее формы. Одно исследование показало,
что из 166 просмотренных концертных видеозаписей более 75 процентов
содержат неприкрытые сценки интимной близости. В своем исследовании музыки
«кантри», проведенном в 1986 году, социолог Эдвард Дж. Армстронг пришел к
выводу, что «главная тема этих песен — любовь, в особенности любовь коварная,
любовь-изменница». Вуайеризм и аутоэротизм присутствуют в таких, например,
песнях, как «Это снова я, Маргарита» и «Пластиковая девушка».

Если говорить о поп-музыке, то в шлягере Уитни Хьюстон «Сберегу всю любовь
для тебя» женщина хочет вступить в половую связь с женатым мужчиной. Библия
называет это прелюбодеянием. У этой песни мягкая грустная мелодия, которая
очень нравится большинству взрослых. Обратившись к року, Принц приобрел
немало поклонников, и в 1982 году журнал «Роллинг стоун» провозгласил его
Музыкантом года. Его третий альбом под названием «Грязный ум» щеголял
непристойными текстами, а на обложке красовался сам Принц, облаченный в
шинель и черные плавки. Эта обложка хорошо сочетается с его жизненной
философией: «Я полагаю, что единственно значимая идея, если она вообще
существует, — это свобода, личная свобода, и осознание того факта, что мы
должны делать что хотим». В 1988 году одной из самых популярных групп была
группа «Guns'n Roses» («Ружья и розы»). Сексуальное насилие отражено и на
обложке их дебютного альбома, и в текстах песен. Саймон ле Бон из группы
«Дюран Дюран» сказал о сексе: «Это всегда было важной частью дюрановских
песен. Это всегда было самым важным для меня».
Когда возникла группа «Бронски Бит» («Bronski Beat»), по словам журнала
«Роллинг стоун», «почти каждый англичанин назвал ее лучшей группой 1984
года». Состояла она из трех человек, всем им было слегка за двадцать, все они не
скрывали своего гомосексуализма и писали песни о своем образе жизни. Каким
был их первый альбом? Он назывался «Брачный возраст». Группа W.A.S.P.
известна тем, что бросала в слушателей сырое мясо и пила кровь из черепа. Кроме
того, в одном сценическом шоу они имитировали ритуальные пытки едва одетой
женщины, привязанной к дыбе. Стивен Пирси (Stephen Реагсу), ведущий вокалист
группы «Рэтт» («Ratt»), сказал: «Мое представление о женщинах и гастролях
сводится к тому, что и те и другие похожи на еду. Вам надоедает каждый день
есть одно и то же, и не стоит тратить усилия, чтобы им ограничиваться».

Наркотики
И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство. Послание к Ефесянам
5:18. Библия осуждает пьянство, а значит — и употребление наркотиков. Однако
наркотики усиленно пропагандируют многие группы, которые похваляются
пьяными кутежами и воспевают свои переживания. В альбоме-бестселлере
«Право на зло» («License to 111») группы «Бисти Бойз» («Beastie Boys») алкоголь
и наркотики упоминаются свыше девяноста раз. Грейс Слик (Grace Slick) из
группы «Джефферсон Старший» («Jefferson Starship») говорит: «Многие рокмузыканты освободились с помощью ЛСД. Мы все употребляем наркотики и
никого за это не осуждаем».

Насилие и бунтарство
Посему противящийся власти противится Божию установлению; а противящиеся
сами навлекут на себя осуждение. Послание к Римлянам 13:2. Национальный
Союз по борьбе с насилием, показываемым по телевидению, сообщает, что свыше
половины всех видеозаписей Музыкального телевидения (МТБ) содержит в себе
сцены насилия. Исследование, проведенное в 1984 году, выявило, что ежечасно на
МТБ демонстрируется «восемнадцать проявлений агрессии, в 35 процентах

которых изображается сексуальное насилие над женщинами». Комментируя свои
концертные выступления, Джим Моррисон из группы «Двери» заявил: «На сцене
я — бог! Я делаю все, что хочу! Я интересуюсь всем, что касается революции,
беспорядка, хаоса, секса и особенно бессмысленной деятельности».

Рекламный трюк или руководство к действию?
А может быть, все это — только средство, чтобы привлечь внимание? Неужели
наше поколение скатилось к такому низкому уровню? Неужели то, за что в былое
время сожгли бы на костре, воспринимается как коммерческая уловка? Да,
наверное, для некоторых все эти разговоры о сексе и о бунтарстве — всего лишь
рекламный трюк. К примеру, существует знаменитая группа «АС/DC», которая
известна своим необузданным и распущенным поведением, однако в интервью,
данном журналу «Hit Parader», один из музыкантов на вопрос «Почему вы любите
гастроли?» ответил: «Я не скажу, что мы — из тех групп, которые громят
гостиничные номера и постоянно пребывают в обществе бесчисленных дам. Мы
все — семейные люди, да и, во всяком случае, мы слишком стары для таких забав.
Но когда вы на гастролях, вы можете сосредоточиться на том, что доставляет вам
самое большое удовольствие, и не беспокоиться о стрижке газона или о том,
чтобы в машине был бензин».
Группа «Пестрая команда» на обложках своих альбомов использует пентаграмму
— символ, применяемый в сатанизме, но действительно ли члены этой группы —
сатанисты? «Пентаграмма не обязательно символ чего-то демонического, —
говорит Никки Сикс (Nikki Sixx). — Я прочитал кое-что о древнем символизме и
выяснил, что она была когда-то символом зла, но никаких ассоциаций с дьяволом
не обнаружил. Если в некоторых культах ее стали использовать, это их дело.
Меня это не интересует». Можно облегченно вздохнуть? Едва ли. То, что в наше
время пентаграмма ассоциируется с сатанизмом, может и не представлять
интереса для Никки Сикса, однако это представляет интерес для молодежи,
которая знакомится с оккультизмом через такие самые группы. Дети хотят быть
похожими на своих героев, и многие из них подражают тому, что считают их
религией. Дать разнузданный концерт, призывая своих поклонников бунтовать
против властей, добиваться ничем не ограниченной сексуальной свободы и
глотать наркотики, а затем в газетном интервью говорить, что члены группы —
всего лишь семейные люди, которые затеяли все это шоу, чтобы выплатить
ипотечный кредит, очень похоже на то, как Пестрый Дудочник уводит детей
невесть куда, а потом замечает: «Это всего лишь шутка!»
Но для некоторых групп музыку определяет программа, которая не имеет ничего
общего с рекламной шумихой или количеством проданных записей. Их музыка —
пропаганда их жизненного кредо. Покойный гитарист Джими Хендрикс, который
по-прежнему — кумир многих честолюбивых музыкантов, заявил однажды:
«Посредством музыки мне удается наиболее полно выразить все, что я хочу
сказать. Вы гипнотизируете людей до тех пор, пока они не впадут в свое
естественное состояние, и, когда вы нащупаете их самое слабое место, вы можете
внушать им все, что хотите, это попадает прямо в подсознание». «Поп-музыка —
популярный метод воздействия на человеческое мышление, — говорит Грэм Нэш

из группы «Кросби, Стилз и Нэш» («Crosby, Stills and Nash»). — Я считаю,
главное — украсть их детей. Нет, не в пря¬мом смысле. Надо изменить их
жизненные ценности, а это успешно отдалит детей от мира, в котором живут их
родители». Жак Морали (Jacques Morali) из группы «The Village People
(«Деревенские люди») сказал: «Я создал эту группу, чтобы выразить личный
протест против Аниты Брайэнт (Anita Bryant) и сделать более приемлемым
положение гомосексуалистов в нашем обществе». Один из музыкантов группы
«Джефферсон Старший» сказал: «Наша музыка должна увеличить пропасть
между поколениями и отделить детей от родителей». Враг уже не ограничивается
хитроумными замыслами и тактикой холодной войны. «Начальства» и «власти»
(Еф. 6:12) вышли из окопов и выставляют себя с беспрецедентной ясностью — а
многие из наших сограждан с радостью готовы платить по тридцать долларов,
чтобы на них посмотреть.

Глава 13. Как передать детям свои музыкальные
взгляды и убеждения?

Действовать, не понимая, формировать привычки, не исследуя,
всю свою жизнь следовать по пути и не знать, куда он ведет, —
да, так живут многие люди.
Мен-цзы.
И вы, отцы, не раздражайте детей ваших,
но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем.
Послание к Ефесянам 6:4

Многие взрослые христиане справедливо возмущаются тем, что происходит в
мире современной музыки, и, может быть, уже сейчас собирают дрова для
сожжения кассет с записями; однако не надо так спешить. Наша цель —
освободить нашу семью и наших друзей от пагубного влияния некоторых
музыкантов, а сожжение записей не всегда оказывается успешным решением
проблемы. Уничтожение кассет с записями семнадцатилетнего подростка против
его воли может лишь вбить клин в отношения между родителем и ребенком и —
чего совершенно не предвидели родители — усилить притягательность
бунтарской музыки, особенно когда родителей нет дома. Помните, мы призваны
формировать жизненные ценности нашего ребенка, не раздражая его. Надо много
размышлять и молиться, решая эти проблемы, выбирая стратегию,

соответствующую каждой ситуации. Заинтересованному родителю хорошо бы
прочитать книгу Эла Менкони «Современная музыка: окно в душу вашего
ребенка». Некоторые из изложенных ниже принципов духовного противоборства
почерпнуты именно из нее, поскольку она помогает понять многое.
1. Продолжайте налаживать отношения с ребенком. Если родителю не удалось
полноценно общаться со своим ребенком, то между ними может вырасти стена
обиды, которую надо разрушить, прежде чем вы сможете передать ребенку
вечные ценности. Если дочь замкнулась в субкультуре рока из-за того, что
родители не обращают на нее внимания или явно пренебрегают ею, то нечего
удивляться, что она изо всех сил цепляется за свою музыку. Какими бы
тривиальными ни казались случайному наблюдателю все эти плакаты, концерты,
кассеты с записями и футболки, все эти безделушки и вся эта мишура, однако
именно они стали тем самым основанием, на котором зиждется мир многих
подростков. В своем музыкальном мире они находят облегчение от
эмоциональных тревог и сообщаются с ним, когда им одиноко. Представить себе
жизнь без своей музыки им гораздо труднее, чем какому-нибудь зажиточному
буржуа представить себе жизнь без своего загородного клуба. Поэтому
родительский «спецназ», занявшийся ничего не подозревающим сыном,
обыскивающий его спальню и пытающийся ее «очистить», может выиграть
сражение, но потерять ребенка. С течением времени уже чужой сын, вероятно,
найдет способы вернуть себе свой музыкальный мир, но тогда его увлечению не
будет предела. В этой связи Эл Менкони задает весьма острый вопрос:
«Современные рок-музыканты непрерывно передают вашему ребенку свои
жизненные ценности. А вы?» Если вы этого не делаете или если у вас даже не
заложены основы отношений, которые помогли бы передавать свои
представления о жизни, вы просто обязаны что-то сделать, чтобы наладить
контакт с ребенком.
2. Если вы хорошо понимаете друг друга, у вас хорошие отношения и ваш
ребенок верит, что все ваши слова продиктованы только любовью, сделайте
следующий шаг — следите за собой. Иисус говорил, что прежде чем вынимать
пылинку из чужого глаза, надо сначала вынуть бревно из своего собственного.
Иными словами, если вы говорите детям о вреде рок-музыки, подкрепляя свою
проповедь сведениями о том, как влияет она на поведение, то не стоит, прыгнув в
свою машину, расслабляться под хмельные мелодии, которые поет Хэнк
Уильямс-младший (Hank Williams, Jr). И не осуждайте секс и насилие, которые
показывают на МТВ, если видеофильмы, взятые вами напрокат, изображают то
же самое. Подростки за версту почувствуют фальшь. В вашем присутствии они
молча согласятся с тем, что вы вещаете, но, когда вас нет, будут жить так, как вы
на самом деле живете.
3. Постарайтесь понять музыкальный мир вашего ребенка. Довольно странно,
что немногие родители проявляют интерес к явлению, настолько важному для их
детей. Если бы жена увлеклась живописью, проводя долгие часы в музее и с
восхищением созерцая великие полотна, она, наверное, обиделась бы, если бы
муж не обращал никакого внимания на то, что занимает столь важное место в ее
жизни. Однако многие родители выказывают полное безразличие к музыке, ради

которой, собственно, и живут их дети. Возможно, ваши подростки и не слушают
ни одну из упомянутых групп, но знаете ли вы, какие группы они слушают?
Может быть, в мастерстве той или иной группы, в исполняемой ею музыке, в
текстах песен есть что-то такое, что вы могли бы оценить по достоинству вместе с
ребенком? Если вы намеренно ничего не слушаете и не слышите, тогда что ж,
категорично осуждайте тот или иной музыкальный стиль. Безапелляционно
заявляйте, что об исполнительском мастерстве той или иной группы даже нельзя
говорить всерьез, — ну просто смех один! А все это вместе — просто скопище
хулиганья в дурацких костюмах, годного только на то, чтобы колотить по
барабанам да вопить во все горло. Такие слова и мысли укрепят мнение вашего
ребенка, что вы ничего не смыслите в его мире.
Помните, дети могут провалиться на экзамене по математике, но в своей музыке
они эксперты. Они знают, что Стинг (из группы «Полиция») преподавал в
католической школе (это не совсем соответствует стереотипу хулигана), и легко
отличат талантливого гитариста от халтурщика. Эдди Ван Хален —
великолепный рок-гитарист. Многие из этих музыкантов получили музыкальное
образование, они настоящие мастера. Поэтому постарайтесь проявлять
понимание, заметив, например, что ударник из группы «Раш» («Rush») — просто
великолепен. Когда ребенок придет в себя после такого комплимента, ваше
положение, может быть, станет лучше и вам будет легче выразить ту
озабоченность, которую вызывают у вас жизнь музыкантов и слова их песен.
Проявляйте интерес к миру своих детей, и они, возможно, проявят интерес к
вашему миру.
4. Стремитесь не к тому, чтобы ваши дети просто соглашались с вами,
уступали или даже угождали вам, а к тому, чтобы у них формировались
собственные убеждения. За полчаса невозможно усвоить все, чему учит Библия в
отношении музыки. Для этого понадобятся, вероятно, учебные видеофильмы и
книги, которые придется неторопливо изучать в семейном кругу. Обсуждение
библейских принципов, о которых мы сейчас скажем, могло бы быть полезным
для того, чтобы, исходя из разумных обоснований, выбирать хорошую музыку.
5. Бог стремится обновить не только наши действия, но и наш ум (см. Рим.
12:1-2). Песни еще долго звучат в нас после того, как кассету вынули из
магнитофона. Ум подобен компьютеру — наши мысли обусловлены теми
«данными», которые мы в него ввели. Песни снова и снова звучат в нашем
сознании, по меньшей мере — воздействуя на то, о чем мы думаем. Бог конкретно
и точно указывает нам, о чем надо думать. Христианин должен помышлять о том,
что истинно, что чисто, что справедливо, что любезно, что честно и достославно
(см. Флп. 4:8). Блаженный муж размышляет о законе Божьем днем и ночью (Пс.
1:2). Можем ли мы следовать этим ясным предписаниям, постоянно питаясь той
пищей, которую нам дают такие группы, как «АС/DC», «Блэк Саббат» и «Джудас
Прист» («Judas priest» — «Иуда-священник»)? Конечно, нет. Когда верующий
решает жить чисто, а ум заполняет похотью и насилием, то он сам себе готовит
неудавшуюся, бесплодную жизнь, полную разочарований. Музыка может влиять
на образ жизни. Трудно провести научное исследование, которое убедительно и
окончательно доказало бы, что «плохие» песни плохо влияют на поведение того,

кто долго слушает их, но все же подтвердить это можно. Исследование,
проведенное в университете штата Иллинойс, дало возможность сделать вывод,
что «определенный сорт видеофильмов с записями рок-концертов нередко
способствует развитию у мужчин бездушного и враждебного... отношения к
женщинам». По мнению психиатра Роберта С. Демски, главного врача больницы
«Лавровая гора» в Сан-Антонио, «постоянное пребывание в атмосфере цинизма,
ненависти и разрушения, особенно если все это не уравновешивается влиянием
родительской любви и доброго совета, понижает у детей порог чувствительности
к жестокости и способствует деградации личности».
Другое исследование показало, что после просмотра специально подобранных
музыкальных видеофильмов ученики седьмых-десятых классов «с более высокой
вероятностью одобрили бы добрачные сексуальные связи». По-видимому, мы
вправе предположить, что постоянный просмотр определенного рода
видеофильмов способен надолго изменить жизненные установки и поведение.
Слушая безбожные музыкальные группы, покупая кассеты с записью их песен и
посещая их концерты, мы финансируем то самое дело, которое подрывает самые
основы нашего мировоззрения. Просто поразительно, как люди, которым и в
голову не придет послать пожертвование церкви Сатаны, преспокойно покупают
альбом группы «Блэк Саббат» и футболку с ее изображением. Каждый из нас
оказывает влияние на других своими действиями и поступками. Апостол Павел
писал: «Чему вы научились, что приняли и слышали и видели во мне, то
исполняйте, — и Бог мира будет с вами» (Флп. 4:9). Сможете ли вы побудить
юных христиан на практике осуществлять то, что они видят в вашем выборе
музыки?
Опытный садовник не только любит цветы, этого мало. Он ненавидит сорняки.
Точно так же христианская жизнь включает в себя и любовь к добру, и ненависть
к злу. Апостол Павел наставляет римлян «питать отвращение ко злу, ненавидеть
его» (Рим. 12:9) . В другом переводе это звучит так: «С омерзением и ужасом
относитесь ко злу». Если нас действительно отвращает весть, которую несет
какая-нибудь песня, как можем мы слушать ее с удовольствием? По словам
Иисуса, величайшая заповедь гласит: «Возлюби Господа Бога твоего всем
сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим» (Мф. 22:37).
Подумайте о человеке, которого вы любите здесь, на земле, больше всего. Потом
представьте себе, что какая-то рок-группа выпустила альбом, в котором
издеваются над ним и глумятся над тем, во что он верит. Неужели вы купите этот
альбом и будете наслаждаться этой музыкой? Любовь к этому человеку вполне
естественно вызвала бы у вас отвращение к этим песням, даже если музыка сама
по себе неплоха. Как же тогда можно говорить о своей любви к Богу, находя
удовольствие в песнях, пропагандирующих и прославляющих именно то, что
вызывает у Него такую скорбь?
Мы должны помогать молодежи избавляться от иллюзий. Ей кажется, что герои
ее музыкального мира, добившись успеха, обрели душевный мир и полноту
жизни. Пусть научатся смотреть сквозь пластиковый мир, который искусно
создается в телевизионных студиях и концертных залах. Пусть знают, например,
что Стинг — знаменитый бас-гитарист и автор песен группы «Полиция» —

совсем не так уж счастлив. В одном интервью его спросили: «Какое из ложных
представлений об успехе особенно распространено?» А он ответил: «То, что
успех приносит счастье. Счастья он не приносит, и я думаю, его вообще ничто не
принесет. У меня огромный успех, но друзей нет. ...Публика думает, что у рокзвезд миллионы друзей. У меня их нет». Джон Кугар Мелленкэмп (John Cougar
Mellencamp) говорит: «Когда стареешь трудно быть счастливым. У меня не было
ни одного счастливого дня с тех пор, как мне исполнился двадцать один год».
Линдзи Бакингэм (Lindsay Buckingham) из группы «Флитвуд Мак» («Fleetwood
Мае») сказал: «Я одинок. Моя личная жизнь совершенно пуста и бесплодна. Дом
в два миллиона долларов, обставленный новой мебелью, не очень-то мне и нужен.
Это — удобное место, где можно смотреть телевизор. А что толку? Сейчас я
совершенно изолирован от внешнего мира, вроде того типа, который сидел в
своем маленьком замке на вершине холма. Надеюсь, это не будет продолжаться
вечно». 17 сентября 1970 года рок-кумир гитарист Джими Хендрикс покурил
марихуаны, выпил вина, проглотил таблетки снотворного, а затем отправился
спать и подавился собственной блевотиной. Услышав о его смерти, Джэнис
Джоплин горько жаловалась: «Он меня опередил». Две недели спустя обнаружили
ее мертвое тело, изъеденное сифилисом; умерла она от передозировки героина.
Сид Вишэс (Sid Vicious) из группы «Секс Пистолеты» («Sex Pistols») убил свою
подружку, а потом принял смертельную дозу наркотиков. Ему был двадцать один
год, подружке — двадцать. Слава музыки «кантри» — Хэнк Уильямс-старший
(Hank Williams, Sr) умер на заднем сиденье машины от передозировки наркотиков
и паралича сердца.
Этот список можно продолжать и продолжать. Джеймс Ханимэн Скотт (James
Honeyman Scott) из группы «Pretenders» («Притворщики») умер от остановки
сердца, вызванной употреблением кокаина. Брайен Джонс (Brian Jones) из группы
«Роллинг Стоунз» принял слишком много наркотиков, не смог плыть и утонул.
Наше поколение вскормлено ложью. Многие искренне верят, что Бог только и
ищет по всему миру людей, наслаждающихся жизнью, чтобы им помешать. На
самом деле Христос пришел для того, чтобы дать нам жизнь, и дать ее с избытком
(см. Ин. 10:10). «...Ходящих в непорочности Он не лишает благ» (Пс. 83:12).
Иными словами, заповеди Бога, выражающие какой-либо запрет, не простое
отрицание, они должны служить чему-то хорошему. Он знает, что такой образ
жизни — наркотики, случайные и беспорядочные связи, разнузданные вечеринки
— неизбежно ведет к страданиям и горю. Многие думают, что Бог не любит,
когда люди веселятся, и портит им удовольствие. Не верьте! Он просто хочет
избавить Своих детей от тех страданий, которые «мир сей» ежедневно получает
от них в дань. Ведь эти страдания и скорби — прямой результат того, что они
делали, ядовитый плод тех семян, что они сеяли. Когда родители трудятся,
воспитывая и формируя своих детей, а пасторы служат своей пастве, они должны
передавать не только букву, но и дух закона. Тогда наши дети познают истину, а
главное — у них будут внутренние стимулы и причины следовать ей.

Глава 14. Христианская альтернатива
Не будь побежден злом, но побеждай зло добром.
Послание к Римлянам 12:21

Когда люди решают расстаться с нездоровой музыкой, они делают первый
важный шаг. К сожалению, не совершив второго шага, многие возвратятся к
прежним привычкам. Огромный опыт, накопленный Элом Менкони, показывает,
что, когда человек возвращается к нехристианской музыке, он увлекается ею еще
сильнее, чем прежде. В чем здесь дело? Они ведь совершенно искренне решили
отказаться от прежней зависимости, но у них не было альтернативы, которую они
могли бы практически осуществить. Здесь и теперь люди не могут жить в
музыкальном вакууме. Скорее всего, человек потерпит неудачу, пытаясь как-то
стилистически перекроить свой музыкальный багаж и ограничивая себя
традиционными гимнами. Кому-то, возможно, это удастся, но большинству —
нет. Если мы хотим, чтобы в этой области что-то постоянно менялось, нам просто
необходимо предлагать взамен жизнеспособную хорошую музыку.
Некоторые мирские группы исполняют неплохие песни. Светский художник
может нарисовать картину, воздействие которой благотворно; так и светский
музыкант может создать прекрасную музыку. Многие песни, которые ходят
сейчас на музыкальном рынке, выражают чувственную любовь. Во влюбленности
нет ничего дурного. Но, упорядочивая свою умственную жизнь, христианин
должен учитывать те невероятные возможности, которые предлагает
христианская музыка для изменения ума. Вполне безвредно слушать песни о
законных отношениях между юношей и девушкой, но много ли найдется людей,
которые нуждаются в стимулах, побуждающих к таким мыслям, если у них с
гормонами все в порядке? Когда я был подростком, я в этом не нуждался. Вот
почему я решил слушать христианскую музыку, и это мое решение удивительно
щедро вознаграждало меня на протяжении многих лет. Христианские песнопения
наполняли мой ум Божьим Словом, утешали во времена тяжелых утрат или
крайнего душевного напряжения, подбадривали и побуждали к действию, когда я
становился вялым и безразличным.
К несчастью, современная христианская музыка остается тайной для многих
слоев общества. Недавний опрос, проведенный исследовательской группой
«Варна» («Вагпа Research Group»), показал, что только 43 процента опрошенных
подростков слышали о группе «Петра», 28 процентов — о Майкле У. Смите
(Michael W. Smith) и 15 процентов — о «ДеГармо и Ки», а это три наши самые
популярные группы, исполняющие музыку, обращенную главным образом к
молодежи. Для сравнения скажем, что 99 процентов — как много! — подростков
слышали о Боне Джови (Bon Jovi), Мадонне и «New Kids on the Block». Среди
опрошенных подрост¬ков-христиан только 52 процента слышали о «Петре» и 20

процентов — о «ДеГармо и Ки», но 91 процент слышали о таких нехристианских
группах, как «Топ Loc» и «L. L. Cool J».
Краткий итог таков: 85 процентов всей церковной молодежи постоянно
потребляют «недоброкачественную пищу», слушая каждый день по три-пять
часов кряду нехристианскую поп- и рок-музыку. Мир выигрывает решающее
сражение за умы нашей молодежи, и происходит это в то самое время, когда, по
словам Хастэда, наступил «самый значительный новый этап развития и
совершенствования музыки, используемой в христианском свидетельстве и
проповеди, с того времени, как более ста лет тому назад Айра Сэнки начал
популяризировать песнопения в стиле «гаспел»!».
Многие христианские группы создают и исполняют хорошую музыку всех
мыслимых стилей. Вот я пишу, а у них звучат «поп», «рэп», «ритм энд блюз»,
традиционная музыка, джаз, пение «а капелла», «кантри», современный
негритянский «гаспел», современная музыка для взрослых, мягкий рок, тяжелый
рок, «thrash speed-метэл», «поп/мелодичный метэл», «house (легкая музыка),
«рейв» («бред») и, вероятно, любая другая музыка, от которой получают
удовольствие люди всех возрастов. Подросткам, которые знают о христианских
группах, исполняющих музыку их любимого стиля, как правило, нравятся такие
группы. Но, к сожалению, по словам Джорджа Варна, группы эти «практически
неизвестны на рынке молодежной музыки». Церковные руководители уже начали
серьезно популяризировать эту музыку среди прихожан, которые отчаянно
нуждаются в альтернативе.
В этой главе мы расскажем о служении некоторых современных исполнителей
христианской музыки. При выборе я руководствовался не столько популярностью
музыкантов, сколько тем, что уже много лет наблюдаю за их служением.
Особенное внимание уделено тем, кто исполняет музыку в стиле рок, потому что
из-за нее чаще всего и разгораются споры.

Группа «Петра»
Когда Никки Сикса из нехристианской группы «Мотли Кру» спросили, что
случилось бы, если бы их группа не добилась шумного успеха, он ответил: «Мы
все, вероятно, сидели бы в тюрьме». А что делали бы музыканты «Петры», если
бы группа распалась? Когда их об этом спросили, каждый ответил, что они
трудились бы для Господа, участвуя в каком-нибудь другом служении, находя
другие способы нести евангельскую весть. Едва ли нужен дар духовного
различения, чтобы выбрать лучшую альтернативу. «Петра» — самая популярная
христианская рок-группа в мире, хотя ее скромные начинания не давали никакого
повода даже мечтать об успехе. Создана она в 1972 году в штате Индиана.
Музыканты играли где только могли: в церквях, в средних школах, в парках, в
тюрьмах, во время «ритритов». Они вспахивали целину, и только ответственность
за судьбы молодых людей и стремление как-то повлиять на них могли сплотить
их на пути служения в годы, когда их никто не знал. После выпуска трех
альбомов, ни один из которых не принес так уж много денег, только Боб Хартман

(Bob Hartman), основатель и ведущий гитарист группы, считал, что надо и дальше
играть вместе. Тем, кто обвиняет такие группы в мании величия и жажде наживы,
нужно помнить, как мало обещал им рынок начала семидесятых годов. Конечно,
местная молодежь Форт-Уэйна (штат Индиана) их любила, но в каком
христианском книжном магазине вы нашли бы записи рок-музыки и на какой
христианской радиостанции могли бы ее послушать? Христианское радио
сторонилось этой музыки; нехристианское не переносило христианских текстов.
Несмотря на все эти трудности, Хартман хотел служить поколению,
воспитанному на рок-музыке, и обновил состав группы, объединившись с тремя
музыкантами, с которыми познакомился на библейских занятиях, — с басгитаристом Марком Келли (Mark Kelly), клавишником Джоном Сликом (John
Slick) и барабанщиком Луи Уивером (Louie Weaver). Певец Грег Вольц (Greg
Volz) присоединился к группе, выказав пренебрежение к мирской славе и
отказавшись петь в популярной нехристианской группе. Число людей,
посещающих их концерты, возросло с 764 человек во время их турне под
названием «Никогда не говори: "умри"» (1981 г.) до восьми с лишним тысяч,
присутствовавших на концерте под названием «В огне» («Оп fire»), который они
дали в 1988 году. Но путь к успеху не был легким. Билли Рей Херн (Billy Ray
Hearn), президент «Спэрроу Корпорейшн», который поначалу был продюсером
«Петры», сказал о ней: «В начале ее пути эту группу бранили и осуждали больше
всех известных мне групп. Но они оставались вместе. Они сплотились еще
крепче. У них было больше упорства, целеустремленности и настойчивости, чем у
любой группы, которую я когда-либо видел. Они пережили тяжелые дни и в
конце концов победили. Я глубоко почитаю их за стойкость в трудные времена.
Обретенное ими признание ничуть не изменило их. Они не выходили на
музыкальный рынок; рынок сам пришел к ним».
С другой стороны, популярность и исполнительское мастерство — еще не
главные критерии в оценке той или иной группы. Когда популярного
христианского проповедника и писателя Джоша Макдауэлла попросили
совершить турне с группой «Петра», он обстоятельно изучил их жизненный путь
и служение. К каким же выводам он пришел после того, как проделал эту
проверку, а потом и жил рядом с ними во время турне? «За двадцать пять лет
своего служения я ездил по всему миру, но никогда еще мне не доводилось
работать с более благочестивыми людьми, чем эти парни из "Петры"». После
каждого концерта Джош «чувствовал, что сильнее любит Иисуса, еще больше
предает себя Господу и еще более полно посвящает Ему свою жизнь».
Какие плоды принесло служение «Петры»? Во время их самого последнего турне
нередко можно было видеть, как сто или двести человек выражают свою
преданность Господу Иисусу Христу и решимость следовать за Ним, беседуя с
консультантами после концерта. Кто подсчитает тех, кто возрастает духовно,
слушая записи их песен и изо дня в день получая духовную пищу? Песни группы
«Петра» можно определить как угодно, но пустыми и неглубокими их не
назовешь. Песня «Встань на колени, сражайся как муж» призывает слушателей к
усердию и постоянству в молитве. Песня «Хамелеон» обличает широко
распространенные в наши дни теплохладность и лицемерие христианской жизни.

«Первая любовь» живописует высочайшую любовь верующего к своему
Спасителю. Благодаря таким песням, как «Верую», группа «Петра» делает в
двадцатом столетии то, что отлично получалось у Чарльза Уэсли, — обучает
людей основам веры через песнопение.
Верую
Верую в Бога Отца — Творца и земли, и Неба,
И в Иисуса Христа, Единородного Сына, Зачатого непорочно.
Верую в Мужа Скорбей, изведавшего болезни,
В Агнца, распятого посреди двух злодеев,
В Воскресение Его, в пустую гробницу
И в отваленный камень.
В то, что Он низошел в обители ада,
Узников освободил, а теперь восседает
Одесную Отца, готовя мне место.
Припев:
Вот моя вера — свидетельство, что я слышал.
Вера, что устояла и не погибла,
Удостоверена временем и гоненьем,
Она испытала столетья муки и скорби,
Но сохранилась, как всегда сохранится.
Буду я стойко держаться этой веры.
Верю, что Он послал Святого Духа,
Чтобы Тот утешал и давал откровенье,
Вел нас к свету и к истине, запечатлевал печатью.
Верю, что Он вернется так же, как Он вознесся,
И возьмет нас к Себе, а когда — не знаю.
Припев:
Верю, что Он — Судья и великих, и малых.
Участь свою от Него воскресшие примут.
Кто-то получит смерть, кто-то — жизнь, кто-то —
награду.
А кто-то — вечную песнь, хвалу Господу Богу. Припев.
Представьте себе, как могут обновлять умы такие песнопения, если их день за
днем слушают молодые люди. Музыкальный стиль — то, чего им хочется; вечная,
неустаревающая весть — то, что им нужно. Суть дела для Боба Хартмана такова:
«На скольких детей мы можем повлиять, сколько жизней мы можем изменить
тем, что делаем? Мы — миссионеры, а миссионеры должны изучать язык людей,
до которых они хотят донести евангельскую весть».

Кит Грин

Если есть пророческий голос в современной христианской музыке, то это Кит
Грин. Он встретил Христа в 1975 году после поисков истины в наркотиках,
свободной любви, деньгах, славе и «просвещении», то есть изучении великих
учителей и философов, оказавших влияние на мир. Со времени его обращения он
все более стремился служить Богу. О тех ранних годах он писал: «Мы
свидетельствовали о Христе на пляже, в парке, в ресторанах и даже тем, кто по
ошибке звонил нам по телефону. Затем настал черед тех, у кого не было ни крова,
ни денег, ни друзей. Да, сумасшедшие были дни! Люди, спящие вповалку по
всему полу и даже в гараже! Некоторые христиане говорили, что мы зашли
слишком далеко. Что ж, может быть, и так, но Бог благословил нашу
дерзновенность, нашу наивность и глупость. .Многие были спасены и многие
обрели надежду. Конечно, нас обворовывали и даже грабили, но ради каждой
спасенной души можно претерпеть все невзгоды!».
Так началась духовная жизнь Кита Грина — человека, донесшего до многих
людей понятия святости и полного предания себя Богу. Всю свою жизнь он
высоко держал знамя святого Божьего Слова и питал отвращение ко всякому
компромиссу. По словам евангельского проповедника Ленарда Рейвенхилла
(Leonard Ravenhill), Грин «обладал священным рвением и чистотой, которые я
очень редко встречал в людях. Я думаю, что он был поглощен не столько
евангельской вестью Христа, сколько самой Его личностью. Эта любовь
буквально поглощала его. Он не был просто проповедником, он был
крестоносцем. Любовь, скрытую в его душе, он изливал посредством своих песен,
полных жизни и пыла». Ныне он отошел к Тому, к Кому он так горячо стремился,
но его послание звучит благодаря аудиокассетам с записями его песен,
информационным бюллетеням, брошюрам и «Миссии последних дней»,
возглавляемой его женой Мелоди.
Записи Грина включают в себя такие песни, как «Я отдаю свою голову Небу в
залог». Она была написана, когда он постился и молился в горах. Он знал, что
проповедь покаяния может стоить ему головы, однако самую жестокую
внутреннюю борьбу ему пришлось пережить тогда, когда он принес и семью на
алтарь Богу. Плача, он написал такие слова:
Что ж, отдаю свою голову Небу в залог.
И никого ни о чем никогда не прошу.
Как воробей, я окутан любовью Его
И на Него полагаюсь, как дитя (Мф. 6:25-26:33).
Что ж, отдаю и жену Небу в залог.
Хотя мы любим друг друга все сильней.
Когда мы с ней поженились, я сказал:
Главный в жизни моей — все равно Христос (Мф. 10:37; Лк. 18:29-30).
Припев:
Я — Твой ребенок, хочу быть в Твоей семье.
Я — Твой ребенок, повсюду с Тобой пойду.

Все за Тебя отдам, чтобы быть с Тобой (Флп. 3:7-8).
Что ж, отдаю и сына Небу в залог.
Хоть его и пинают, и больно бьют,
Я научу его радоваться Тебе
И Твоему кресту, Твоему венцу (Мф. 5:10-12).
Припев.
Что ж, я мог получить весь мир, как царь,
Но без Твоей любви это — ничто! (Мф. 16:26)
Вот я и готов все отдать за Тебя.
Все отдать, чтобы только быть с Тобой.
Я отдаю сына в залог...
Я отдаю в залог жену...
Я отдаю в залог свою голову Небу.
Сына... Жену... Свою голову...
Какое испытание духовных сил, какой вызов для нас! Другая песня Кита Грина,
которая побудила меня лично свидетельствовать о Христе, — это «Спящие при
свете». Если бы призыв, заключенный в этой песне, постоянно тревожил
теплохладную церковь двадцатого столетия!
Смотрите, смотрите, люди идут ко дну!
Господи, неужели вам все равно?
Господи, неужели вам не до них?
Вы не хотите смотреть, обойдутся без вас.
«Благослови меня, Господи, благослови!»
Только от вас и слышишь.
А как же другой.
Вам никого не жалко, вам все равно.
Бог взывает, Он плачет, умирает за вас,
А вы варитесь в собственном соку!
Как вы не видите? Это ужасный грех!
Он приводит людей к вашим дверям,
А вы прогоняете их, успевая сказать:
«Идите, идите, я занят, Бог подаст»,
А Небеса горько рыдают о вас.
Ведь это Христос подходил к вашим дверям.
Откройте, откройте двери, отдайте себя.
Там плохо, там плачут, там измучились ждать.
Господь взывает, зовет, а вы глухи,
Пр.:Он вам велел говорить, но молчите вы.
Как вы не видите? Это ужасный грех!
Мир спит во тьме, а церковь не может помочь,
Она спит при свете, она при свете спит!
Встаньте, проснитесь, ведь вы — как мертвецы.

Христос из гроба восстал, а вам с постели не слезть.
О, Господи, Христос из гроба восстал,
Очнитесь, проснитесь, встаньте же скорей!
Разве у вас нет сердца и вам все равно?
Вам кажется, что кто-то все сделал за вас,
Все сделал за вас, обошелся как-то без вас,
А это неправда, без вас — не обойтись.
Идите, идите, идите вместе со Мной!
Мои дорогие, стряхните позорную лень,
Идите со Мной!

Некоторые называли современную христианскую музыку «скучной,
безжизненной, вялой, анемичной, духовно несостоятельной». Но эти слова никак
не относятся к песням Кита Грина и его образу жизни. Может быть, его служение
лучше всего можно описать как «глас вопиющего в пустыне». Кит Грин понял,
что и сам виноват, когда христианские аудиокассеты и записи продают дороже,
чем надо, и стал назначать за кассеты с записями своих песен такую цену:
«заплатите, сколько можете». Паломник, который устал идти по трудному
жизненному пути и у которого совсем мало денег, может заказать себе по почте
одну из его аудиокассет, потратившись только на почтовую марку. Кто-то еще
может сомневаться в том, что решения, принятые людьми во время концерта под
действием Святого Духа, выдержат испытание временем, однако плоды этого
служения никуда не исчезли. Многие миссионеры осознали свое призвание под
воздействием Кита Грина. В вашей местной церкви музыку можно использовать
многими способами. Когда вы обращаетесь с призывом к людям, имеющим
отношение к миссионерской проповеди Евангелия, песня «Спящие при свете»
усилит воздействие ваших слов. Другие песни могут воодушевлять и вдохновлять
людей, когда они поклоняются Богу.

Фил Кигги
Приведенные ниже песни Фила Кигги помогут понять, что аборт — это
злодейское преступление, и покажут, как относятся христиане к несчастьям и
превратностям судьбы.
ДЕТИ
Припев.
Кто защитит детей, жалких, ненужных детей?
Они не хотят терять земную жизнь;
Я должен их защитить. А вы?
Они ведь имеют право на эту жизнь.
Их драгоценные жизни — у нас на виду.
О, как же можем мы избавляться от них,

Законы и поправки принимать,
Платить по счету врачу и не думать о них?
Припев.
Мы зачинаем, но не рожаем людей.
Господи, сколько жертв!
А нам все равно.
Ручки, ножки, головка да вопль к Тому,
Кто не покинет, когда покинула мать.
Припев.
Сердце и разум погашены на корню.
Земля поколеблется от таких злодейств.
Ручки, ножки, головка да вопль к Тому,
Кто не покинет, когда покинула мать.
НЕ ПО-МОЕМУ
Не по-моему — значит, пo-Божьи, надо это принять.
Тогда я увижу, что Бог выбрал лучше,
Чем я Воля Его добра, хотя и кажется злой.
Ибо Он знает все, от начала и до конца. Да, не по-моему.
Кто же так решил? Тот, Кто любит меня больше всего,
Кто понимает и знает меня, как отец.
И, как отец, радуется тому, Что я принимаю замысел Его.
Не по-моему — значит, по-Божьи, Он ни в чем благом не откажет,
А мы обретаем, теряя Великую Божью любовь.
Кто-кто, а Он-то знает: Когда у нас, неразумных,
Все не так, как мы хотели, Мы к Нему же и обратимся,
У Него же попросим и, увидев, что вышло,
Поймем его мудрость и милость.
Не по-моему — значит, по-Божьи. Я на это согласен.
Как глина, я уступаю Тебе, премудрый Горшечник.
Ты лепишь Своими руками Все, что есть в моей жизни.
Позволь мне послушно ответить: Отче, воля ТВОЯ.
Повторю еще раз: подумайте, как могут подействовать эти песни на молодые
умы. Музыка — главное в молодежной культуре. Значит, когда молодые люди
будут наслаждаться музыкой этих песен, они снова и снова услышат послания,
которые в них содержатся. Я твердо убежден: главным стимулом моего духовного
возрастания стало то, что вместо таких песен, как «Рожденный быть диким»
(«Воrn to be wild») и «Мне ничто не мило» («I can't get no satisfaction»), я стал
слушать такие песни, как «Спящие при свете», в которых содержатся целые
проповеди. Какие здесь скрываются возможности, чтобы помочь людям, которые
стремятся донести евангельскую весть до потерянной молодежи и до тех, кто
родился в годы особенно высокой рождаемости (1947-1957)!

Группа «Воскресение» («Resurrection band»)

Группа «Резарекшн Бэнд», или «Рез Бэнд», была одной из первых христианских
музыкальных групп, нацеленных на многочисленных поклонников музыки в
стиле «хэви-метэл» («тяжелый металл»). Хотя за нею последовали другие группы,
но у ее членов — сердца истинных служителей, в основе ее деятельности лежит
миссионерство, и это внушает уважение даже тем, кто, услышав их музыку,
оторопел бы от ужаса и отвращения.
У Глена и Уэнди Кайзер четверо детей, и за плечами у них многие годы
миссионерского служения, поэтому вряд ли к ним можно относиться скептически,
считая их «новообращенными» (см. 1 Тим. 3:6). И действительно, когда
знакомишься с их жизнью, открывается, что они больше заняты повседневным
служением в своей церкви, расположенной в старом центре Чикаго, чем всем тем,
что связано с концертами, контрактами и продажею аудиозаписей.
Когда христиане узнали, что на соседних окраинах Чикаго нет никакой скольконибудь заметной миссионерской активности, они образовали общество «Иисусов
народ Соединенных Штатов Америки» (Jesus People USA — JPUSA). К 1974 году
они не только ежедневно кормили две сотни бездомных и безработных людей, но
и посещали тюрьмы, больницы, дома для престарелых и центры для людей с
физическими или умственными недостатками. Сегодня члены JPUSA преподают
в вечерних классах, где люди изучают Библию, церковные ритуалы и опыт
христианского свидетельства.
Автор текстов и певец Глен Кайзер и барабанщик Джон Херрин (John Herrin) —
пресвитеры христиан.

Глава 15. Как привнести это в церковь?
Если вы хотите оказать влияние на молодежь нашей страны,
не придумывайте рекламу, а сочините песню.
Социолог Серж Денисов.
Джеймс Такер — искренний и честный пастор. Он проповедует Слово Божье,
свидетельствует заблудшим и духовно руководит своей паствой. Но у
преподобного Такера есть серьезная слабость, «пунктик», «бзик», из-за которого
воздвигается стена между ним и теми людьми, до которых он хочет достучаться.
Он одевается так, как одевались в Англии в конце восемнадцатого столетия,
вплоть до напудренного парика. Его проповедь попадает в цель, его сердце
искренне. Те, кто вырос, находясь под воздействием его служения и проповеди,
понимают, что он хочет быть святым и отделенным от всего мирского. И впрямь,
они стали понимать различие между церковью и миром. Однако Такер приводит в
замешательство нехристиан. Они думают, не потребует ли от них Бог, чтобы они
вот так одевались, когда станут христианами. Некоторые христиане полагают, что
из-за своего старомодного наряда он не может понять проблем повседневной
жизни. Молодежь просто думает, что он какой-то странный. Как ни печально,
преподобный Такер не видит своего недостатка. Он считает, что в его церковь

приходит мало людей и на его проповедь нет заметного отклика потому, что мир
ожесточен. Словом, он не подозревает, что люди отвергают вино просто потому,
что им не нравится мех, в котором это вино хранится.
Вам трудно поверить в эту историю? Что ж, это и впрямь вымысел. А может быть,
не такой уж и вымысел? Если бы мы просто поменяли странный «пунктик» и
вместо костюма восемнадцатого столетия взяли бы музыкальный стиль конца
девятнадцатого или начала двадцатого, мы попали бы точно в цель. Мы всячески
стараемся, чтобы наши пиджаки, галстуки и брюки соответствовали
современному стилю одежды (какой пастор в начале 90-х годов носит широкие
воротнички?), но не придаем никакого значения тому, что стиль нашего
богослужения устарел на целый век. Чтобы прояснить эту проблему, научимся
различать два ясно выраженных подхода к церковному служению.

Настроение «осажденной крепости»
Первый подход один человек назвал «настроением осажденной крепости».
Служители церкви возводят стены — и материально-вещественные, и
культурные. Церковь защищена от мира, а мир тем самым отделен от церкви. Для
этой группы служителей проповедь Евангелия не риск, не вызов, не вылазка на
территорию язычника. Они проповедуют на своей территории (в материальном и
культурном смыслах) и призывают покаяться тех, кто сидит на церковных
скамьях. Время от времени некоторые люди из огромной толпы за стеною заметят
голову, неожиданно появляющуюся над бойницей, которая нервно кивает,
подзывая их. Но им не интересно идти в церковь. Им и так неплохо. К тому же
они слишком заняты. Итак, мы сидим в своей крепости, среди друзей-христиан,
на библейских семинарах, измеряя свой успех тем, содержим ли мы крепость в
порядке и достигнем ли конца своей жизни, не совершив серьезных ошибок. И
впрямь, хорошо оставаться чистым, избегая соприкосновения с погрязшим во
грехе миром, но это не все, чего хочет от нас Господь. Он не просил нас просто
удерживать крепость. Он призывал нас штурмовать высоты.

Настроение миссионера
Мы призваны быть «ловцами человеков» — «ловить» людей, как рыболов ловит
рыбу, а хорошие рыболовы не сидят на берегу, время от времени приманивая
рыбу, чтобы она сама выпрыгнула к ним на сушу. Они изучают повадки рыбы,
узнают, какой она любит корм, и спускают лодки на воду. Это мы и называем
«настроением миссионера». Чтобы рассмотреть, как оно проявляется в связи с
музыкой, надо прежде всего научиться основам миссионерской стратегии.
Представим себе на время, что Бог послал нас к какому-то племени в Бразилии и
мы прибыли туда со своей командой. Разместившись в отдаленной деревне,
которой еще не достигала нога миссионера, мы начинаем обдумывать и
обсуждать нашу стратегию. Один из членов команды убежден в том, что язык и
одежда этого племени хуже наших и для того, чтобы аборигены стали
христианами, их надо воспитывать, поднимая до нашего культурного уровня
(разновидность той точки зрения, что «настоящие христиане носят галстук»).

Другие члены команды с ним спорят, напоминая, что Иисус принял язык и
одежду евреев первого века нашей эры, и если мы должны идти по Его следам, то
обязаны делать то же самое.
Словом, одни навязывают людям этого племени западную культуру, требуя от
них того, чего Слово Божье никогда не требовало. Другие внедряют
неизменяющееся Евангелие в данную культуру, позволяя, чтобы внешние ее
атрибуты, напрямую не обусловленные предписаниями Библии, принимали ту
форму, которая наиболее выразительна и содержательна для людей этого
племени. Когда после этого они позволяют, чтобы церковью руководили люди,
принадлежащие к этой культуре, можно сказать, что они создали «туземную»
(«местную») церковь. Мы любим молиться на родном языке, сидеть в церкви на
скамье со спинкой и надевать на Пасху новое весеннее платье, но должны
осознавать, что эти обычаи содержательны в рамках нашей культуры. Возможно,
в другой культуре они бессмысленны и, безусловно, не основываются на Библии.
Те, кто хочет заниматься работой, связанной с различными культурами, должны
пересмотреть свои методы в свете Писания. Они должны, если надо, выбросить из
своего багажа все те формы выражения, которые не основываются на Библии, как
бы ни было это ценно и значительно в рамках их собственной культуры. Иначе
они не смогут повлиять на людей чужой культуры, которые не откликнутся на эти
формы выражения. А теперь вернемся в Бразилию. Мы принимаем решение: всей
командой выучить язык племени и передавать им евангельскую весть, используя
примеры и аналогии, понятные для бразильцев. Мы решаем лишить нашу веру
западных форм выражения, поскольку мы основываем туземную церковь. Если
бы мы поступили иначе, думаем мы, мы уподобились бы средневековой церкви,
которая навязывала европейским странам литургию на латыни, отдаляя простых
людей от осмысленного поклонения Богу. Так и случилось с теми, кто участвовал
в миссионерском служении: чтобы по-настоящему евангелизировать культуру,
необходимо ее понимать, мало того — необходимо изучить язык и обычаи и
проповедовать людям с помощью тех средств, которые они поймут.
К сожалению, то, что стало очевидным в отношении языка и других внешних
форм, к музыке относят с трудом. По словам Хастэда, «вооруженные сборниками
церковных гимнов Сэнки, которые принадлежали англоамериканской традиции,
они перевели наши евангельские песнопения на тысячу с лишним языков. За
исключением самой Библии, нет ни одного литературного произведения, которое
так полно охватило мир, ворвавшись во все культуры».Сколь бы искренне мы ни
хотели экспортировать западные церковные гимны и манеру их исполнения,
опыт, накопившийся за десятилетия миссионерской практики, обнаружил здесь
серьезные изъяны. Во-первых, незнакомые, чужеродные стили мешают свободно
выражать свою веру. Человек не обязан преодолевать культурный барьер, чтобы
поклоняться Богу. Профессор Р. Лаверн Морс, изучающий миссионерство, пишет:
«Во многих частях Азии я наблюдал, что непривычные к Западу люди
претерпевают культурный шок, когда их долго подвергают воздействию
незнакомых музыкальных систем. Это бывает в Китае, в Бирме, в северной части
Таиланда и в Лаосе — я там жил и это видел. Культурный шок вызывает

немедленную психологическую реакцию, западная христианская музыка
становится скорее барьером, чем мостом для евангельской вести».
Один старик из Чада (Африка) сказал: «Я хочу стать христианином, но зачем мне
выучивать ваши песнопения?» Во-вторых, при переводе часто теряется
первоначальное содержание гимнов. Еще одна цитата из Хастэда: «Когда наши
церковные гимны переводят на языки, в которых повышение и понижение тона
используется для различения смысла, наша музыка может полностью изменить
значение слова или фразы».
Подведем краткий итог. Специалист по музыке, используемой при
миссионерском служении, Альберт У. Д. Фрисон считает, что импортирование
западных музыкальных стилей «наносит вред проповеди Евангелия, мешает
понимать христианство, не давая выразить его в самобытной форме,
основывающейся на культуре туземцев». Сейчас чаще всего пытаются создавать
туземные гимны. Т. У. Хант, профессор церковной музыки в Юго-западной
Баптистской теологической семинарии и ведущий авторитет в области миссий,
использующих музыку, пришел к такому выводу: «Не может быть никакого
сомнения в том, что единственный жизнеспособный вид музыки для народов (и
людей), которых еще не затронула евангельская весть, — это их собственная
музыка». Другими словами, подход Лютера, Уоттса, Уэсли и других был не
просто хорошей идеей. Это — здравая и разумная стратегия миссионерства.
Миссионеры, поощрявшие и поддерживавшие местные формы поклонения Богу,
сообщают о том, что люди при этом поклоняются Богу искренне и осмысленно.
Они признают, что музыка в миссионерстве — не побочная проблема.
Эффективное ее использование может значительно увеличить действенность
миссионерской работы. Два христианина из Японии сообщали, что там «музыка...
привлекает больше «еще не спасенных» душ, чем что-либо другое в церковной
программе. Наша рождественская музыкальная программа заинтересовала двести
человек. В среднем на каждое вечернее собрание приходит человек тридцать».
Филипп Андерсон (Филиппины) констатировал, что музыка — «наилучший метод
привлекать людей на богослужения». Другой человек из Японии говорит: «Если
вы знаете музыку, то благодаря ей вы сможете общаться с людьми по крайней
мере на два года раньше того, чем могли бы общаться посредством речи,
проповедуя или обучая по-японски». К тому же, по словам Ханта, «местные
формы выражения будут лучше служить проповеди Евангелия, и результаты этой
проповеди будут более прочными и длительными». Когда Билл и Деллана
О'Брайен, миссионеры, служившие в Индонезии, искали ключ к сердцам людей,
среди которых они жили, они обнаружили, что их концерты не передают то, что
они хотели передать, и не вызывают желания последовать за Христом. Тогда они
начали осваивать яванские и балийские классические формы танца и местные
музыкальные системы, чтобы изображать с их помощью библейские истории.
Отклик был ошеломляющим. За первый год благодаря этим представлениям
евангельскую весть восприняли 25 000 зрителей. Конечно, некоторые возразят:
«Не вызовет ли туземная музыка дурные ассоциации с языческим культом?».

Это бывает, но сам вопрос показывает, что мы неправильно понимаем
большинство культур. Разумеется, какой-нибудь ритм или музыкальный стиль
может быть использован только для языческого культа и не пригодится для
христианского богослужения. Однако другие ритмы и стили в рамках
конкретного племени могут ассоциироваться со свадьбой, работой в поле,
греблей, радостью или скорбью. Они никак не напоминают о поклонении бесам;
это просто музыкальный язык данного народа. Как же миссионеры определяют,
что подходит для данного племени, а что не подходит? Говоря об этой проблеме
(речь идет о миссионерстве в городах), Хант советует: «Миссионеру необходимо
просто-напросто выяснить, что для людей этого народа непосредственно отражает
их жизнь, каким образом они, скорее всего, будут выражать свои чувства... Что
они поют на кухне или на досуге? Может быть, им нравится западная музыка, но
что они стали бы слушать, когда чувствуют себя совсем непринужденно?»
Надо сказать и о том, что принимать подобные решения должны духовно зрелые
люди из той группы, к которой обращена проповедь. Делберт Райе,
миссионерствовавший на Филиппинах, раздавал распечатанные варианты
песнопений, чтобы посмотреть, насколько они подходят к роли местных
священных гимнов, соответствующих туземной культуре. Если каким-то
песнопением часто пользовались во время общинного богослужения, если его
пели на горных тропах или в поле, его одобряли и принимали. «Если же оно не
находило отклика, — говорил Райе, — мы считали его, образно говоря,
мертворожденным младенцем, сколько бы любви и сил ни было затрачено на его
вынашивание и рождение». Вот прекрасный пример миссионерского настроения:
надо безжалостно отбросить средство, созданное ценой больших усилий, потому
что оно неэффективно в рамках той культуры, в которую миссионер должен
проникнуть. Как применять настроение миссионера в странах Запада?
Теперь переместим наблюдательную позицию, с которой мы рассматриваем
обсуждаемую нами проблему. До сих пор мы смотрели из Америки на
чужеземную культуру, теперь будем смотреть на американскую действительность
с точки зрения культуры чужеземной. Если можете, представьте себе, что после
Воскресения Христова евангельская весть не укоренилась на Западе, а поначалу
распространялась на восток от Иерусалима, находя благоприятную почву на тех
территориях, которые мы сегодня называем Китаем и Индией. Затем представим
себе, что вместе с командой миссионеров из Китая мы посланы проповедовать
евангельскую весть толпам язычников, населяющих Америку конца двадцатого
столетия. Еще нет Библии на английском языке, нет церквей и церковных зданий,
нет западных церковных гимнов. Мы подыскиваем средства воздействия, которые
привлекают внимание этих людей и, возможно, окажутся пригодными для наших
целей, и обнаруживаем модные, популярные видеокассеты. Хотя 90% этих
видеокассет несут нехристианские ценности (чего же и ожидать от нехристиан?),
мы не видим, почему бы не отнять у дьявола это полезное средство. Таким
образом, мы начинаем создавать обучающие видеофильмы и кинофильмы,
которые рассказывают о христианских ценностях и учении.
Желая основать местную церковь, мы усваиваем настроение миссионера, влезаем
в шкуру американца и пытаемся определить, в какие формы лучше всего облечь

его священные гимны. Традиционные китайские гимны для этого мало пригодны.
Та музыка, которую мы, китайцы, считаем «хорошей», американцам ничего не
говорит и никак их не задевает. Пытаясь найти замену китайской музыке, мы
обнаруживаем, что местная культура богата и обладает разнообразными
музыкальными стилями. Проделав соответствующее исследование, мы
обнаруживаем, что рок (включая «поп») — это самый популярный музыкальный
стиль, на который приходится 50% от общего числа продаж, а остальное делится
между производными от рока — «диско» и «соул», — «кантри», легкой музыкой,
джазом и, наконец, музыкой классической. И все же нас не столько заботит, что
привлекает людей в масштабе всей нации, сколько что привлекает то
меньшинство, к которому обращена наша проповедь. Поэтому мы погружаемся в
жизнь маленького пригорода и начинаем изучать, какую музыку предпочитает
обычный человек. Мы отмечаем радиостанции, которые он слушает, когда
просыпается, мелодии, которые он напевает в машине, песни, под которые он
выполняет физические упражнения, и группы музыкантов, чья музыка звучит как
фон, когда он работает или играет. Конечно, у многих песен нехристианское
содержание. Но чего же еще мы могли ожидать? Они ведь не христиане!
Все эти формы кажутся нам странными, но чем лучше мы понимаем эту культуру,
тем яснее видим плоды наших усилий. Мы тесно сотрудничаем с туземцами,
стремясь определить, какие музыкальные стили, по их мнению, лучше всего
выражали бы хвалу Богу, укрепляли и наставляли в вере, являли спасение
заблудшим и погибающим душам. Наконец мы соглашаемся, что здесь для
поклонения Богу больше всего подходит «мягкий рок». Другие музыкальные
формы — «соул», «рэп», классическая музыка — можно использовать во время
концертов, чтобы обращаться к тем, чьи предпочтения отличаются от
предпочтений большинства, и предлагать музыкальный стиль на выбор. Если бы
мы выбрали другой район, то наш выбор мог бы остановиться на «кантри» или
«соул». Все зависит от людей. Так уж ли странен этот сценарий? На самом деле
приведенные статистические данные я взял из «Альманаха современной музыки»
(1980 г.). Если бы мы были миссионерами, посланными в воображаемый
пригород, люди которого предпочитают вполне определенную музыку, какие
стили мы выбрали бы? Конечно, мы не стали бы исследовать историю музыки
этого народа, чтобы возродить музыкальный стиль, который утратил свою
популярность несколькими поколениями раньше. При выборе музыкальных
стилей, подходящих для американской церкви, нас уже не очень смущает вред
рок-музыки — в различных формах она упрочила свое положение, и простые
люди предпочитают именно ее. Когда они слышат ее в магазине, в
гимнастическом зале или утром, просыпаясь, она не ассоциируется у них с чем-то
дурным. Конечно, некоторые использовали ее во зло, но многих музыкальная
тема из кинофильма «Рокки» побуждает к физическим упражнением, другие
песни — к приключениям, некоторые — к дружбе, а иные — к любви.
Если речь зайдет о том, как доносить евангельскую весть до языческого
(атеистического) народа Америки, наше наследие христианской музыки может
сбить с толку многих. Оно богато, у нас немало гимнов, и потому мы склонны
считать священными только их стиль, а все остальное относить к мирскому. Мы
забываем, что стили наших традиционных церковных гимнов были когда-то

популярны вне церкви. Хастэд полагает, что мы ошибались, когда разнесли стиль
Сэнки по всему земному шару, не считаясь с каждой конкретной культурой. Не
ошибались ли мы и тогда, когда сохраняли музыкальные формы, которые были
действенными в прошлом, но утратили свое значение? Наше племя в Бразилии
отличается от современных американцев; и Америка прошлого отличается от
современной. Как пишет Л. П. Хартли в романе «Посредник», «прошлое — чужая
и незнакомая страна, там все делают иначе». Формы евангелистского
богослужения, которые были органичными для американской культуры конца
девятнадцатого столетия, могут быть не органичными для американской
культуры конца двадцатого столетия. Мы должны чутко прислушиваться к жизни
нашего общества, если убеждены в том, что местные, органичные формы лучше
всего служат для проповеди Евангелия.

Хорошие и плохие традиции
Я не хочу, чтобы мои слова неправильно истолковали, словно я требую отменить
церковные гимны и уничтожить органы. Забывая наше наследство, мы теряем
сокровище. Редкая неделя проходит без того, чтобы я не поймал себя на том, что
пою величественный гимн «Бог наш — могучая крепость». Когда я пою, я почти
слышу звучание прочно сработанной немецкой лютни, звук которой отражается
от стен замка, когда Лютер, сидя с друзьями за столом, радостно играет и поет
хвалу Богу. На короткое время я встаю на его место: осужденный папой,
отлученный от церкви, живущий в изгнании, — однако поистине свободный
благодаря своему открытию, оправданию верой. Мы не смеем забывать наше
наследие, и музыка Лютера помогает нам помнить о нем. Тем не менее, если я
думаю, что этот гимн подействует на среднего американца так же, как он
действует на меня, мне надо получше понять мою культуру. Даже в церкви гимн
часто нуждается в объяснении, чтобы его воздействие было глубоким. Для
язычника, который не отличит Мартина Лютера от Мартина Лютера Кинга, слова
о «несокрушимом оплоте» могут почти или совсем ничего не значить. Вряд ли он
будет петь это, моясь под душем.
Конечно же, в самой традиции нет ничего плохого. Традиции хороши, если они
сохранили значение в рамках конкретной культуры. Но не будем забывать семи
последних (и решающих для ее дальнейшей судьбы) слов церкви: «Никогда
раньше мы не поступали таким образом». Гордон Л. Боррор и Рональд Б. Аллен
пишут: «История учит тому, что церковное тело, которое канонизирует
музыкальную форму и стиль, начинает немедленно превращаться в
окаменелость». Методы, успешно действовавшие в прошлом, часто становятся
неэффективными, однако мы продолжаем использовать их, потому что это
кажется нам безопасным, надежным и удобным или просто потому, что мы
никогда не изменяем своим привычкам, а к новомодным методам относимся с
подозрением. Дж. Дэвид Стоун делится своим забавным опытом, который очень
хорошо иллюстрирует упрямство утративших значение традиций: «В одной
старой методистской церкви, которую я посещал, во время богослужения всегда
читали апостольский Символ Веры. Однако, когда община вставала, чтобы его
произнести, все поворачивались лицом к задней части церкви. Когда же чтение
заканчивалось, все опять поворачивались и садились.

«Странная и непонятная традиция», — подумал я; однако, после некоторой
проверки, обнаружил, что в начале столетия, когда в этой церкви еще не было
книг, текст апостольского Символа Веры вывешивали на балконе верхней
галереи; верующим приходилось оборачиваться, чтобы его прочесть. Когда
балкона не стало (а вместе с ним и текста), обычай слишком прочно укоренился,
чтобы его изменить». Гимн «Вперед, христианские воины», возможно, звучал как
боевой клич в ту эпоху, для которой был написан. Именно светское общество
связало ритм марша с героическим порывом, церковь это использовала, но стили
изменились, и изменились связанные с ними ассоциации. Песня, призывавшая
прежние поколения взяться за оружие, у современной молодежи вызывает зевоту.
Как бы убедительно и громко ни звучал в наших сердцах голос традиции,
утверждая, что вот это и есть самая подходящая, самая действенная музыка,
неверующих людей, принадлежащих к западной культуре конца двадцатого
столетия, не заставишь почувствовать органичность музыкальных стилей
девятнадцатого или начала двадцатого столетия.

Краткий итог
В церкви редко услышишь ту музыку, которая привлекает людей нашей
культуры, — которую они слушают, когда просыпаются, от которой они смеются,
под которую отдыхают после рабочего дня, которая оживляет усталые мышцы в
спортивном зале. Используемые нами в церкви музыкальные стили — это та же
самая музыка, от которой люди девятнадцатого столетия плакали, смеялись,
отдыхали или ходили на службу. Как странно! Мы ведем себя так, словно
пытаемся угодить именно им, нашим предкам. А ведь у нас есть одно из самых
могучих средств, какие только можно себе представить, чтобы оказать
воздействие на наш народ и привести его ко Христу. Как ни печально,
большинство церковных служителей позволило этому орудию пылиться без
употребления, и потому, даже если взять членов церкви, всего лишь 10% слушают
христианскую музыку вне богослужения. Записи современной христианской
музыки раскупают лучше, чем записи джаза и классики, однако нам еще придется
ждать того времени, когда эта музыка станет широко воздействовать на мир, неся
ему евангельскую весть. Близнецам-великанам — традиции и культурной
порабощенности — разрешили держать в сухом доке грозную армаду.
Пока огромное большинство наших прихожан, выходя из крепости (церкви),
забывает о той музыке, которую там слышало, и никогда не вспоминает о ней до
следующего воскресенья, мы не укрепляем в вере наш народ и не даем ему
необходимого наставления. Только вежливый атеист не заснет во время
богослужения. Я еще не нашел человека моложе 40 лет, который вне церкви, по
собственной воле, выбрал бы традиционный церковный гимн. Из тех, кому за 40,
я нашел несколько человек. Не будем обманывать себя, думая, что мы идем по
следам Лютера, Уоттса, Уэсли, Сэнки и Бута, если наши церковные общины не
напевают наши мелодии за работой и не слушают на неделе записи наших
песнопений. Павел пренебрег многими предпочтениями и стал всем для всех,
чтобы донести до сердец евангельскую весть. Мы удовлетворились тем, что стали
чем-то для некоторых или — хуже того — ожидаем, что все станут всем для нас.
Страдает от этого наше церковное служение. В своей книге «Христианская

миссия в современном мире» Джон Р. У. Стотт пишет: «Наши церковные общины
требуют от каждого нового члена не только обращения к Богу, но и новой
культуры. В своем поведении новый член общины должен отказаться от
некоторых современных внешних форм и принять более старые образцы,
господствующие среди большинства членов общины. Новообращенный
христианин должен выучить старые церковные гимны и понимать их значение.
Он должен выучить язык, который используют проповедники. Одним словом, он
должен вернуться назад на два поколения и претерпеть весьма болезненное
"культурное обрезание"».
Некоторые новаторские американские церкви, которые осознают феномен
«культурной крепости», отчуждающий очень многих, решили принять
миссионерскую установку и использовать такую музыку, которую легче всего
понимают те, к кому они обращаются с проповедью. Число членов истсайдской
«Церкви четырех площадей» (Кирклэнд, Вашингтон) возросло за 10 лет от
нескольких прихожан почти до четырех тысяч. Какую роль играла тут музыка?
По словам пастора Дуга Маррена, «далеких от церкви людей, которые родились в
первое десятилетие после Второй мировой войны, привлечет такая церковь, где
они будут довольны стилем музыки, где само ее звучание им знакомо. Другими
словами, их привлечет музыка современная». (Другие примеры растущих
церквей, которые используют современные формы, даны в Приложении.)
Поп-музыка овладела воображением современного поколения, а церковь большей
частью использует современные формы без особого интереса, по-любительски, от
случая к случаю. Мы используем глубоководное оборудование, чтобы удалить
осадок из ванны. Мы дурачим самих себя, когда думаем, что всех привлекает то,
что привлекает нас. Слишком часто нам кажется, что, когда мы призываем
поверить в то, о чем говорит Христос, мы делаем это так, как требует современная
жизнь. Однако, чтобы добраться до сути нашей проповеди, люди должны
продираться сквозь устаревшие формы. Когда они смотрят на нас, им мешает
напудренный парик.
Краткий итог всего этого хорошо выразил продюсер, музыкант и композитор Рид
Арвин, когда писал: «Служитель, отвечающий за музыку, пытается донести
евангельскую весть до еще не спасенного мира и видит... что консервативнотрадиционный подход к музыкальному служению все меньше и меньше годится
аудитории, которая больше не понимает даже тех слов, с помощью которых мы
выражаем нашу веру. На самом деле мы поем красивые песни для себя, а мир не
только не слушает, но даже не знает, что мы поем».

Глава 16. Как привести это в мир?
"Дайте мне музыку, какого-нибудь народа
и я изменю их дух"

Платонов.

Всемирное явление
Джон Джойс — мой герой. Когда он планировал свою будущую жизнь, он решил
найти группу не затронутых евангельской вестью людей, которые живут так
далеко, что если он к ним не поедет, то они никогда не услышат Евангелия. Кого
же он выбрал? Народ фулани из Буркина-Фасо в Западной Африке. Чтобы
увидеть этот народ, летите из США на восток, а после Сахары выгляните в правое
окно. Это суровый край, и живут там мусульмане. Народ этот беден. У них нет
Библий. Зато у них есть радиоприемники, и многие из них любят Майкла
Джексона. Вы удивлены? Когда рок только появился, некоторые относились к
нему с пренебрежением, как к мимолетной прихоти. Сегодня же он стал, по
словам Хастэда, «преобладающим эстетическим фактором большей части
западного мира». Классическая музыка — это элитарное искусство. «Поп», рок и
их всевозможные разновидности, такие, как «соул» и «рэп», доминируют на
радио, на телевидении и в показателях продажи кассет с музыкальными записями.
Но кроме этого есть и другой показатель, по которому можно судить о
популярности музыкального стиля: посмотрим, кто из эстрадных исполнителей
больше всех зарабатывает. По данным журнала «Форбс», в число сорока самых
богатых эстрадных артистов за 1989 и 1990 годы вошли девятнадцать
музыкантов. В первой пятерке были Майкл Джексон (его общий доход — 100
миллионов долларов), «Роллинг Стоунз» (88 миллионов долларов), «Нью Кидз»
(«New Kids») (78 миллионов долларов), Мадонна (62 миллиона долларов) и Пол
Маккартни (45 миллионов долларов). Огромный рынок, связанный с рокмузыкой, про¬стирается за пределы западного мира. Сольное турне Мика
Джэггера в 1988 году включало 23 концерта в Австралии, концерты в Новой
Зеландии и Индонезии. Билеты на его восемь выступлений, входивших в сольное
турне по Японии, были распроданы за несколько часов, причем в среднем его
поклонники платили за билет примерно 50 американских долларов. Во время
турне Майкла Джексона, проходившего в 1987-1988 годах в 15 странах на трех
континентах, концерты его посетило 4,4 миллиона фанатов. С августа 1987 года
по январь 1989 года было продано больше 19 миллионов экземпляров его альбома
«Bad» («Плохой»), 12,5 миллиона — за пределами США. Этот альбом возглавлял
списки самых популярных альбомов в двадцати пяти с лишним странах, включая
Грецию, Израиль, Японию, Бразилию, Гонконг, Испанию, Австрию, Италию,
Данию, Францию и Германию. Журнал «Ньюсуик», рассказывая об Эфиопии,
писал, что «тысячи молодых африканцев нашли в Майкле Джексоне «попмессию». На столичном рынке его мужественный образ можно встретить повсюду
— на плакатах, на теннисках, на сувенирах. Его музыка ревет из такси, под его
ритмы проходят и свадьбы, и похороны».
Во время моей недавней поездки по Восточной Европе я был поражен, услышав
буквально везде американскую музыку. Песни, входящие в список сорока самых

популярных хитов, звучали в такси, в гостиницах и даже на рынке маленького
городка. По словам Пола Бортуика, «70% песен, звучащих по бразильскому
радио, — на английском языке». Один журналист недавно опубликовал данные
исследования, которые показывают, что индонезийская молодежь интересуется
Майклом Джексоном больше, чем Магометом. Власти немедленно посадили этого
журналиста в тюрьму. А молодежь тем не менее продолжала увлекаться
Джексоном. Значительная часть населения во всем мире стала предпочитать
современную американскую и европейскую музыку. Что это значит для
музыканта-христианина, чье сердце открыто навстречу людям, живущим за
пределами его собственной страны?

Полнота времен
Согласно Писанию, Иисус пришел, когда наступила полнота времен (Гал. 4:4). Он
пришел в назначенное время. По словам одного комментатора, «Бог приготовил
весь мир к приходу Своего Сына в этот момент истории». Хотя прежде всего из
этих слов следует, что мир был полностью приготовлен благодаря закону, важно
и то, что завершилось все, о чем предсказывали пророки, и то, что мир был готов
к быстрому распространению евангельской вести. За исключением Дальнего
Востока весь цивилизованный мир был объединен под римским владычеством.
Это создало атмосферу всеобщего мира, необходимую для распространения
Евангелия. Общий язык — греческий — использовался в суде и среди людей
незнатного происхождения, обеспечивая универсальное средство общения.
Римские дороги обеспечивали самую лучшую систему передвижения, какую мир
когда-либо видел. Философия не дала ответа на глубочайшие вопросы жизни, а
рассеяние евреев, которые повсюду несли с собой монотеистическое учение и
упования на Мессию, тоже подготавливало необходимую почву. Легко понять,
что почва эта была «полнотой времен» для Мессии, который должен был прийти.
Сегодня мы в похожей ситуации. Век за веком мир постепенно становился все
более закрытым для проповеди иностранных миссионеров, однако это быстро
начинает меняться. «Железный занавес» рухнул, атеистическая философия,
основанная на марксизме, «была взвешена на весах и найдена очень легкой» (Дан.
5:27), и большая часть мира смотрит на Запад в поисках дальнейшего пути.
Проникнув в эту пустоту, использующие музыку христианские миссионеры
нашли место для своей деятельности. На почве, подготовленной американской
поп-музыкой, действуют теперь не только мирские артисты, распространяющие
свой товар, просто начиненный философией наслаждения. Майлон Лефевр
проповедовал на Филиппинах, и десять с лишним тысяч человек решили
последовать за Христом. Даже до того, как миссионеров пустили в страны
социалистического блока, музыканты могли попасть туда, потому что народ там
увлекался западной поп-музыкой. Христианская группа «Музыки больше нет»
(«No longer music»), играющая в стиле «металл» и образованная ради
амстердамской молодежи, побывала в таких отдаленных краях, как Казахстан,
Киргизия (в обеих республиках очень сильно мусульманство) и Сибирь. Хотя
музыкантов предупреждали о том, чтобы они не навязывали свою веру, они
раздавали Библии, брошюры и проецировали на экран русский перевод своих
песен, чтобы люди их понимали.

Во время этого турне больше двухсот человек заявили о своем решении принять
Христа. Интервью на телевидении и на радио, внимание советских средств
массовой информации и приглашение снова приехать в Сибирь показывают, как
открыты люди такой форме евангелизации. «Эта часть мира подобна полю,
готовому к жатве, — сказал лидер группы Дэвид Пирс. — Мы видели, что с
музыкой можно идти повсюду. Рок-музыка завоевала весь мир». Группа была
образована в рамках программы, которую проводила в Амстердаме организация
«Молодежь вместе с миссионерами» (МВСМ). К 1986 году в этой активной
миссионерской организации было 4600 миссионеров, другими словами, она стала
второй по величине организацией иностранных миссионеров. Денни Леймэн,
руководитель отделения МВСМ на Гавайях, сообщает, с каким успехом там
используют современную христианскую музыку. Их группа из Гонконга
«Городская жара» («City heat») недавно собрала 5000 индийцев в Мадрасе
(Индия). Однако Леймэну нужно быть готовым и к меньшему успеху. Кроме того,
он знает многих миссионеров, которые почувствовали призыв к миссионерству
благодаря служению Кита Грина.
Конечно, чтобы такие предприятия действовали во благо, надо тщательно
соблюдать библейские принципы (см. главу 8) и принципы, связанные со
столкновением различных культур (см. главу 15). Если певцы просто ездят по
стране, не думая о культурных различиях, не советуясь с миссионерами, которые
провели всю жизнь среди этого народа, и не принимая во внимание то, что делают
местные христиане, то это принесет больше вреда, чем пользы. Помните, наша
цель — рассказать о Господе так, чтобы это было понятно и привлекало людей,
чьих сердец мы пытаемся коснуться, учитывая культуру, к которой они
принадлежат. Навязывать нашу музыку другим людям, предполагая, что все
хорошо откликаются на западную музыку, — не лучше, чем подсовывать им
духовные гимны Сэнки. Даже еще до падения «железного занавеса» христианские
исполнители Скотт Уэсли Браун, Шейла Уолш, Брюс Кэррол и Пол Смит
выступали в Таллине на фестивале, который собрал пятнадцать тысяч человек.
Его организовали местные баптистская и методистская церкви в рамках
программы евангелизации «Outreach for Christ» («Проповедь для Христа») и
миссии «I саге» («Меня это касается»). Это было первым событием такого рода,
которое знали в СССР. Больше двух тысяч человек заявили о своей
приверженности Иисусу. (Конечно, только Бог знает, сколько из решений, о
которых сообщается в книге Гайслера, были истинными. Мы можем отметить
непосредственный отклик и с надеждой ожидать плодов, не уничтожающихся со
временем.)
Скотт Уэсли Браун осуществляет служение в своей миссии «I саге» по всему
миру, от Центральной Америки до Африки, России и Венгрии. Он не только дает
концерты, но стремится помочь местным христианам, чтобы они сами могли
проповедовать с помощью музыки. Он помогает им покупать инструменты и
записывающее оборудование, а кроме того, передает им свою духовную глубину,
чтобы они предоставляли людям надежное и основательное учение и чтобы их
музыка была как можно лучше. «За океаном у меня намного больше слушателей,
чем в Америке, — говорит Браун. — Очевидно, современная христианская
музыка действительно оказывает влияние на большую часть мира, потому что

именно сейчас существует неслыханный интерес к западному поп-стилю».
Джордж Вервер руководит основанной им миссионерской организацией
«Операция — мобилизация», одной из самых больших в мире. Он много лет
довольно широко использовал современную христианскую музыку и, по его
словам, видел, что она приносит пользу, помогая людям в их духовном
возрастании. «Церковь в Латинской Америке все больше и больше использует
музыку, — сообщает Вервер. — Всякий раз, когда церковь растет, она, как
правило, оказывается на переднем крае развития музыки».
Деннис Агаджанян, «самый техничный в мире гитарист, играющий быстрее всех
плоским щипком (медиатором)», посетил такие измученные войной страны, как
Камбоджа, Ливан, Никарагуа и Гондурас. Казалось бы, зачем рисковать? Гитарист
такого масштаба мог бы всюду найти применение своим талантам. Но действия
Агаджаняна, которые со стороны кажутся почти безрассудными и
неосторожными, внутренне оправданны. «Во время войны и страданий, —
объясняет он, — люди становятся более открытыми и восприимчивыми к
евангельским словам надежды». Такая позиция кратко выражает миссионерскую
установку: не идти по пути наименьшего сопротивления, не искать самый
выгодный рынок сбыта, а стремиться к тем, кто особенно нуждается в нас, и
использовать музыку для проповеди Слова Божьего. Миссионер-новатор К. Т.
Стадд хорошо сказал об этом: «Некоторые люди хотят жить там, где слышен
церковный колокол. Я хочу спасать людей за метр от ада». Популярность
западной музыки возобновляет утраченные было возможности традиционного
миссионерства. Нам пора всерьез отнестись к таким возможностям — обучать
музыкантов, проповедников, основателей новых общин, чтобы они хорошо знали
Библию, умели общаться на стыке различных культур, и только после этого
поручать им служение.
Далеко не все семинарии всерьез относятся к современной христианской музыке.
Им пора предлагать учебные материалы в сжатой форме, используя современный
опыт богослужения и проповеди. Церковные общины должны направлять
музыкальные интересы молодежи в русло осмысленного, плодотворного
служения. Можно ли привлечь в вашей церкви к служению ребят, которые умеют
играть на клавишных или на гитаре? Если нет, они найдут другое, гораздо худшее
применение для своих талантов. Что до людей, чьи дарования не связаны с
музыкой, можно высказать такое пожелание: если церковь — это и впрямь Тело
Христово, остальной части Тела пора поддержать проповедников Евангелия и
учителей, которые с музыкой связаны. Миссии, использующие музыку для своей
проповеди, отчаянно нуждаются в поддержке местных церковных общин. Им
нужны пророки, чтобы не сбиться с правильного пути, служители, которые им
сочувствуют, понимая их духовную борьбу, молитвенники, чтобы вести битву на
небесах, и церковные лидеры, чтобы ими руководить.
Современные музыканты часто совершают дерзкие вылазки за крепостные стены,
ясно понимая, что мир не так уж стремится в нашу крепость. Неся
ответственность за заблудший мир и орудуя Словом Божьим, они используют
новые средства, чтобы нести евангельскую весть людям на улице, да так, чтобы
богослужение стало важно для этих людей. Иногда бремя становится тяжким,

усталые воины возвращаются в крепость, чтобы восстановить силы, но подвесной
мост поднимается и с лязгом закрывает ворота, а из-за крепостных стен в них
бросают камни. Служителя, использующего христианскую музыку, бьют с двух
сторон — и оттуда, где орудует дьявол, и оттуда, где расположилось большинство
членов церкви. «Самое трудное — достучаться до заблудших душ и в то же время
угодить праведникам». Однако многие упорно осуществляют свое служение, ясно
видя, как нуждается в нем мир. Возможно, эта книга немного ободрит того, кто
вышел со своим светильником за пределы церковной крепости, к множеству
людей, идущих ощупью в темноте. Возможно, она побудит христианского
музыканта пересмотреть в свете Писания мотивы, которые побуждают его к
служению, и методы, которые он использует. Возможно, она убедит какуюнибудь местную церковь чуть серьезней отнестись к используемой ею музыке и
следить за тем, какую музыку понимает и предпочитает народ. Надеюсь, в
трудный переходный период, отмеченный разделением, смутой, путаницей,
враждой между братьями, эта книга поможет достичь взаимопонимания и
согласия. В заключение я хочу привести слова песни «Назад, на улицу!», которую
поет группа «Петра»; она выражает лейтмотив их служения.
Так легко на все наплевать, отвести свой взгляд от полей,
Облениться, махнуть рукой и о жатве забыть.
Так легко думать, что труд худо-бедно, а завершен,
Нам заплатили, теперь пусть трудится другой.
Но Христос сказал: «Идите в мир, Идите в мир, научите всех».
Значит, надо собраться в путь и к людям идти.
Пока еще кто-то плачет в ночи,
Пока еще кто-то смертельно устал,
Пока у кого-то сердце болит,
Мы на работе, мы знаем одно: На улицу, назад!
Так легко на все наплевать, не думать о жизни чужой,
Все говорят: «Да что ты, не лезь, не ввязывайся в борьбу!
Найдутся другие, кроме тебя, подумай о себе,
В конце концов, и ты человек, и ты ужасно устал!»
Но Христос сказал: «Чтобы спасти овцу,
Оставь девяносто девять овец».
Значит, надо собраться в путь
И ее спасать.
Да, все противятся тебе,
Да, все удерживают тебя,
Но кто-то должен нести эту весть,
Значит, тебе остается одно:
На улицу, назад!

Приложение

(Как четыре растущие церкви используют современную музыку).
Когда большинство американских церквей борется за выживание, некоторые
церкви переживают бурный рост. Хотя ни одна из перечисленных ниже церквей
не стала бы объяснять свои достижения только использованием музыки, все они
засвидетельствовали бы, что музыка помогает им донести спасительную
евангельскую весть до заблудших душ и укреплять спасенных, чтобы они
духовно возрастали. В этом Приложении мы кратко опишем четыре растущие
церкви и те способы, какими они включают современную музыку в свои
богослужения и миссии. Однако прежде чем вы это прочтете, позвольте мне
сделать два предупреждения. Формы поклонения Богу легче воспринять
непосредственно, чем узнавать на уроке. Словам не передать то, что можно узнать
из непосредственного опыта. Гораздо лучше посетить богослужение одной из
этих церквей или по крайней мере прослушать его запись на пленке, чем
прочитать краткий обзор их музыкальной программы. Если один из
перечисленных ниже пасторов переселился в ваш район, его музыкальные
программы, может быть, примут совсем другую форму. Помните, эти церкви
выбирают такие музыкальные формы, которые хорошо воспринимаются там, где
они служат, теми, к кому обращена их проповедь. И все же, изучая их
нововведения, мы лучше увидим возможности, выходящие за рамки нашего
опыта.
Вторая баптистская церковь
Пастор — д-р Г. Эдвин Янг.
Местонахождение — Хьюстон, Техас.
За последние девять лет присоединилось больше девяти тысяч человек; за этот же
период число посещающих воскресную школу возросло больше чем на четыре
тысячи. В 1989 году крещено больше 750 человек.
Распорядок и виды церковных служений.
Воскресенье, утро. Основное внимание уделяется традиционным священным
гимнам в сопровождении органа, хора и оркестра. Сольные партии — обычно
современные. Воскресенье, вечер. Основное внимание уделяется современным
песнопениям, прославляющим и восхваляющим Бога, в сопровождении гитар,
клавишных (синтезатор), некоторых медных духовых инструментов и барабанов.
Хора нет. Иногда поются и духовные гимны, но в современном стиле. Слова
припевов, которые поет вся община, показывают на большом экране. Никаких
сборников нет. Особые служения. «Летние воскресные вечера». Летом 1991 года
сами члены церкви устраивали концерты и мини-спектакли, а потом люди просто
общались. Каждую неделю была особая программа (например, церковный оркестр
устраивал концерт поп-музыки; хор исполнял «Ура Голливуду»; исполняли и
чисто светскую музыку). На каждый вечер приходило от 2 до 2,5 тысяч человек.
Программа для молодежи. В среду вечером происходит служение миссии
«Несокрушимая скала», для школьников и студентов. Приходит около трехсот
человек.

Музыкальная группа, в состав которой входят гитары (акустические, электро- и
бас-), барабаны, клавишные и несколько певцов, жизнерадостно восхваляет и
прославляет Бога. На большом экране показывают видеозаписи современной
христианской музыки, люди все время входят и выходят. Церковь устраивает и
концерты таких исполнителей, как Твайла Пэрис (Twila Paris), Рич Маллинз (Rich
Mullins) и Уэйн Уатсон (Wayne Watson). Рекламируются записи современной
христианской музыки, которые есть в церковном книжном магазине (именно эти
записи звучат перед началом занятий в воскресной школе). Кроме того,
подростков приглашают на концерты таких групп, как «Петра», если те проходят
в данном районе.
Ист-сайдская «Церковь четырех площадей»
Пастор — Дуг Маррен.
Местонахождение — Киркленд, штат Вашингтон. В 1979 году почти 95%
населения города не посещало никакой церкви.
Проповедь в первую очередь обращена к людям, родившимся после войны, в
первое десятилетие (так называемый «бум рождаемости»), которые лишь
номинально были членами церкви или вообще к ней не принадлежали. В 1981
году церковь посещало несколько человек, в 1990 году — четыре тысячи.
Стратегия: Ищут музыкальные стили, наиболее популярные в данном районе, и
используют их, чтобы повлиять на людей, далеких от церкви. Постоянно
оценивают эффективность музыки и стремятся к тому, чтобы она была как можно
лучше, — люди, родившиеся во время «бума», в музыке разбираются. Пастор
оценивает и содержание песен, и качество. «Я часто думаю, действительно ли
музыка и поклонение Богу во время наших богослужений соответствуют вкусам и
излюбленным стилям тех людей, которыми я призван руководить?»
Распорядок и виды служений.
Богослужения субботнего вечера и воскресного утра. Рассчитаны на людей, не
принадлежащих к церкви, и на тех, кто ищет Бога. В начале обычно звучат
нецерковные мелодии и песни (например, в исполнении Джеймса Тэйлора), чтобы
пришедшие почувствовали себя «в безопасности». Потом поют духовный гимн в
современной аранжировке, а уж после него — произведения для хора,
выражающие поклонение Богу, многие из которых написаны членами общины.
Пением руководят музыканты, работающие по договору (ударник, бас-, электрои акустическая гитары, два музыканта, играющих на клавишных). Много музыки
для специальных музыкальных номеров с многократными повторениями.
Примерно раз в неделю выступает трубач. Часто используются популярные
эстрадные песни, но на их мелодию пишут новый текст. (Церковные служители
обнаружили, что разрешение на запись таких песен можно получить довольно
легко, часто бесплатно.) Пастор Маррен говорит: «Мы чувствуем себя вполне
спокойно, включая в наше утреннее богослужение музыку в стиле рок».
Воскресенье, вечер. Взрослые встречаются на занятиях. Молодежь собирается в
храме для так называемого «хэппенинга»; это время, посвященное поклонению
Богу, когда звучит главным образом музыка в стиле «рок» и «рэп». Используются

и нецерковные песни, слова которых легко изменить, чтобы передать
христианскую весть. Особые выступления и представления. Несколько раз в году
приглашают особенно любимых христианских исполнителей — Фила Кигги или
Анни Херринг (Annie Herring) (из группы «Вторая глава Деяний»). Два раза в году
проводятся особые музыкальные миссионерские программы. «Мы берем
современные песни, с шестидесятых годов до конца восьмидесятых, и задаем их
как тему для сценария. Профессиональные режиссеры, музыканты и писатели
берут идеи нашей команды и пускают их в дело, создавая для нас спектакль».
Исполняют его миряне в церкви. А успех есть? «Ошеломляющий». Спектакль
редко рекламируют вне церкви, члены церкви приглашают своих друзей и
распродают все билеты. «Мы обнаружили, что почти половина не
принадлежащих к церкви людей в нашем районе хотят прийти на спектакль,
который очень хорошо сделан и понятен им».
Церковь «Уиллоу крик»
Пастор — Билл Хайбелс.
Местонахождение — Южный Бэррингтон, Иллинойс.
В 1975 году община арендовала по воскресеньям для своих собраний кинотеатр
«Ивовый ручей»; это стало началом церкви. За 15 лет число членов стремительно
росло, и теперь двадцать пять тысяч человек посещают церковь каждую неделю.
Она — вторая по величине в Америке. Основные принципы, связанные с
музыкой.
Тем, кому интересно узнать закулисную кухню организации музыкальных
программ, советуем посетить конференцию «Руководство церковью» (она
проходит три раза в год) или прослушать записи (на кассетах) этих сессий, их
можно получить в этой церкви. Здесь вы найдете квинтэссенцию практического
опыта, накопившегося за годы обучения, создания музыкальных программ и
работы с командами служителей, отвечающих за музыку. Для общины «Ивовый
ручей» каждая песня имеет свое назначение, для нее нет пустых песен. Выбирают
музыку, которая может трогать сердца, заставит думать, размышлять, задавать
вопросы или непосредственно постигать истину. Служители церкви знают, какие
радиостанции слушают те нецерковные люди, к которым они обращаются с
проповедью, какие концерты они посещают, — и используют музыкальные стили,
которые трогают этих людей. Поскольку богослужение легко может стать
рутинным, каждую неделю изменяется и порядок его, и общая атмосфера. Одно
богослужение начинается энергично и взволнованно, а другое может начаться
более спокойно.
Распорядок и виды служений.
Служение для ищущих людей. Две службы — в субботу вечером и две — в
воскресенье утром. Поскольку эти службы обращены к нецерковным людям, в
них используются популярные музыкальные стили, которые понятны типичному
нецерковному человеку от 25 до 45 лет, имеющему какую-то профессию. Все
четыре службы одинаковы. Дважды в месяц их сопровождает оркестр из сорока
инструментов — струнных, медных духовых, деревянных духовых, фортепиано,
синтезатора и ударных. В остающиеся две недели поочередно играют ритмсекция (электрогитара, бас-гитара, барабаны, синтезатор, фортепиано) и

студийная группа (ритм-секция и медные духовые). Когда для богослужения
выбирается особенно возвышенная, устремленная ввысь тема, используется
оркестр. Если надо создать более неформальную и непринужденную атмосферу,
приглашают музыкантов для сопровождения. Хотя порядок служений изменяется
от недели к неделе, типичное служение может начинаться с пения всей общины
(«Ивовый ручей» специально отбирает песни, подходящие для такого пения во
время службы для ищущих людей). После этого обычно исполняются два
специальных произведения. Первое — более легкое и развлекательное, второе —
более спокойное, помогающее плавно перейти к проповеди. Затем обычно
показывают драматическое представление на тему проповеди, и после этого
обычно говорит проповедник.
«Новая община».
Вечерние службы в среду и четверг предназначены для укрепления и духовного
возрастания христиан. Используется современная музыка в сопровождении ритмсекций. Порядок изменяется от недели к неделе, но служба может начаться со
вступления, затем перейти в поклонение Богу, которое длится от 20 до 30 минут;
исполняются произведения для хора. Могут использоваться и несколько более
старых песен в современных аранжировках, а также несколько произведений для
хора, написанных членами общины. Произведения эти обычно связаны с
проповедью, хотя иногда у них может быть и своя тема. Новое произведение для
хора включают в программу примерно раз в месяц. После времени, посвященного
поклонению Богу, следуют так называемые «семейные заботы» (текущие
проблемы жизни общины), сбор денежных пожертвований (обычно он
сопровождается одним или двумя специальными музыкальными номерами) и
проповедь. Особые служения. Для основных служений община «Ивовый ручей»
обычно не привлекает исполнителей со стороны. Один или два раза в год она
приглашала таких исполнителей, как Кен Медема (Ken Medema) или Чак Жирар
(Chuck Girard), для мини-концерта (по времени он занимает примерно половину
служения). Четыре или пять раз в год церковный хор поет во время служения
«Новая община». Основная роль хора, когда он используется, в том, чтобы
помогать богослужению. Община «Ивовый ручей» использует хор не слишком
часто, потому что хоровая музыка не популярна среди широкой публики.
Служение в средней школе. Во вторник вечером проходит собрание школьников
и студентов в рамках служения «Для тех, кто учится». Цель его — привлекать
подростков и молодых людей, которые еще не стали христианами, и попытаться
донести до них евангельскую весть. При этом используется нецерковная музыка и
песни, содержание которых не внушает подозрений, может нести позитивные
ценности и заставляет думать. Некоторые молодые люди выступают сами со
своими музыкальными группами. Кроме того, ведущие и музыкальные группы
используют различные технические средства выражения, видеозаписи и
инсценировки. Молодежные встречи, проводимые в воскресенье, предназначены
для молодых христиан. Во время этих собраний звучат современные
произведения для хора, восхваляющие и прославляющие Бога. Иногда пением
руководит музыкальная группа, а слова показывают на экране. Община
приглашала группу Рика Кьюа (Rick Cua), но обычно она использует свои
собственные музыкальные группы.

Божья церковь «Гора Фараона»
Пастор — д-р Пол Уолкер.
Местонахождение — Атланта, Джорджия (община «Гора Фарана» собирается в
двух местах, но ради краткости мы сосредоточимся на основном центре). Среднее
число посещающих церковь возросло с 3231 человека в 1979 году до 8850 человек
в 1989 году. Все возрасты представлены примерно в равной степени. Нельзя
сказать, что эта церковь нацелена главным образом на людей, родившихся в годы
«бума» (1946-1957 гг.).
Распорядок и виды служений.
Воскресенье, утро. В 7.45 богослужение в часовне. Литургическое
харизматическое богослужение, которое проводят органист, служитель,
ответственный за богослужение; в нем участвует солист. Для сольных партий
берут песни в современном стиле (например, песни Сэнди Пэтти или Стива Грина
(Steeve Green) с записью музыкального сопровождения). Служения в 9.00 и 11.00
— девяностоминутные служения, примерно половина которых посвящена
восхвалению Бога в песнопениях. Их проводит служитель, ответственный за
богослужение, в сопровождении хора и оркестра. Хор исполняет главным образом
современные песнопения, скажем «Святой Святых» и «Предстаньте пред Ним».
Типичное служение проходит в таком порядке: вступление, призыв поклониться
Богу (песнопение, исполняемое целиком), Писание и молитва, традиционный
духовный гимн, несколько произведений для хора (включая «хоровое песнопение
дня», новое песнопение, которое исполняют три воскресенья подряд, чтобы
община разучила и запомнила его). Во время последнего песнопения вступает
служитель, отвечающий за музыку; по его усмотрению может быть исполнено
еще несколько песнопений; объявления (они напечатаны в бюллетене и
оглашаются с кафедры); пожертвования (поет хор); проповедь; служитель,
отвечающий за музыку, может добавить какое-нибудь хоровое песнопение.
Воскресенье, вечер. Во многом напоминает утреннее служение, но проходит
более непосредственно и живо. Музыка жизнерадостна и оптимистична, больше
барабанов, участвует ритм-секция, пение сопровождается хлопаньем в ладоши.
Богослужение в часовне в среду вечером. Обращено к пожилым людям.
Используются некоторые южные песнопения в стиле «гаспел». Особые события и
служения, нацеленные на определенные группы людей-Служения для молодежи.
Хотя собственная музыкальная группа церкви прославляет Бога во время
собраний, община «Гора Фарана» иногда приглашает в пятницу и христианские
рок-группы, такие, как «Ньюз-бойз» («Newsboys»). Община помогает провести
многие другие концерты вне церкви. Молодежный хор поет современные песни, а
раз в месяц поет во время воскресного вечернего богослужения.
Вся община. Пять-шесть раз в году приглашенный исполнитель поет несколько
особых сочинений во время утреннего служения и тем самым позволяет хору
отдохнуть. Этот исполнитель дает концерт и во время вечернего служения.
Община «Гора Фарана» приглашала современные группы «Новая песня»,
«Gaiters», «Истина», Майлона Лефевра (он пел более медленные песни, которые
многим нравятся), а также группы с Юга, которые исполняют песнопения в стиле

«гаспел», — «Cathedrals» («Соборы») и «Talleys». Другие служения. Эта
церковная община охотно помогает исполнителям, которые хотят создать свое
собственное музыкальное служение.
Скан книги и подготовка — Молодѐжное движение «Подключись к небесам»
pluginto@mail.ru