• Название:

    Могаричев Крымская Алания


  • Размер: 0.67 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



  • Название: D:\херсонес\Книга\Хсб14\sborn14

Предпросмотр документа

Макаров И.А. Эпитафия командира армянских лучников из Херсонеса Таврического

Виноградова видны следы двух букв: верхняя
часть лямбды или альфы и две вертикальные
гасты с горизонтальной чертой; ªktºerev i xen
scripsi (в соответствии с фото); h j e v r eixe n
(Виноградов, архив); HEREIXEN копия
Виноградова, но чтение эты ненадежно.
Стк. 6: fªqivm enºoªnº Виноградов (архив);
NOSWFª.....ºOª<<<º копия Латышева с эстампажа
Косцюшко-Валюжинича (IOSPE I2), но фи и
омикрон не читаются на камне в настоящее
время.
Стк. 6-7: ªteºqnaovt a Palakiko; n pªev riº
(Соломоник, НЭПХ); pªovlemonîº (Виноградов,
архив).
Стк. 8: ª....ºQOª..ºL=àWNET= читается на камне
в настоящее время, перед омегой следы гаммы
или эпсилона; /XOQOTLEWNE –/ копия Латышева
с эстампажа Косцюшко-Валюжинича (IOSPE);
tovxoq,j oJmilevwn ejtª<<<º Виноградов (архив) в
соответствии с копией Латышева и эстампажем
Косцюшко-Валюжинича.
Язык, метрика, орфография, ономастика
Три первые строки надписи и начало
четвертой строки содержат элегический дистих:
jArmenivªwºn toxotw§n qureafovron aJgemonei§a
Ai[cmwna Zareiou (î) pai§da kevkeuqe tafh
«Эта могила скрывает Айхмона сына Зарея
(?), вооруженного длинным щитом командира
армянских лучников».
Цитируя эту часть эпитафии, Ю.Г.
Виноградов 5 в конце первого стиха читал
a J g e m o n e i v a / . Однако форма dat. sg.
существительного женского рода aJ g emoneiv a
(«командование», «предводительство») не имеет
удовлетворительного объяснения в этой фразе
и должна быть отвергнута. Здесь, несомненно,
следует читать acc. sg. существительного
aJ g emoneuv 6 с графичекими особенностями,
характерными для надписей Херсонеса
эллинистической эпохи, которые объясняются,
по всей вероятности, влиянием беотийской
графики7.
Ai[cmwn - известное греческое личное имя,
хотя оно и не очень часто встречается в
источниках8. Напротив, патронимик умершего
Z a r e i o " , прочитанный Виноградовым,
представляется засвидетельствованным
впервые. Патронимик Zareio", как и имя
Ai[cmwn, по мнению авторов предварительной
публикации, носит военный характер9. Хотя
объяснения патронимика авторами предложено
не было, на основании их вывода можно
предполагать, что они усматривали в нем

производное от имени божества “Arh" (cр.
личное имя “ A r e io " и формант z a < с
интенсивным значением). Такого рода
толкование мне кажется вероятным, но в то же
время отсутствие параллелей, а также
ненадежность чтения двух букв в середине
слова не позволяют принять данное толкование
безоговорочно10 . Нужно отметить следующие
просодические аномалии: toxotw§ n (~ ~— ) с
сокращением первого слога metri causa; Zareiou
(~ ~—) с correptio epica дифтонга ei в хиате.
В стк. 4-5 распознается гексаметр:
`ªºardh" Maveiªoº" APª—~ ~ —ktºerevixen
«(Такой-то), сын Маеса (---) похоронил (его)»
Имя этого персонажа, скорее всего,
иранского происхождения. Ср. другие имена на
-a rdh ", -ar zh" : K otav r dh" / G wta v r z h"
(парфянское царское имя11, cр. Fl. Jos. Ant. 20.73
sq.; OGIS I 431; Tac. Ann. 11.8,9,10; 12.10,13,14),
O u j a v r d h " (армянское имя иранского
происхождения12, cf. Phot. Bibl. 64). Патронимик
представляет собой пафлагонское имя Mavh",
зафиксированное
и
в
Северном
13
Причерноморье .
Формы
род.
п.,
засвидетельствованные для Mavh", - это Mavou
(согласно парадигме склонения корней на -a-/-h-)
и Maevou” (согласно парадигме склонения корней
на -s-)14. Род. п. Maveiªoº", который читается в
данной строке, на мой взгляд, также
объясняется влиянием беотийского элемента в
языке херсонесских надписей, отмеченным
выше в связи с объяснением графики
aJgemonei§a15 . Данный стих можно дополнить
exempli gratia следующим образом:
ªo}n Oujîºavrdh" Maveiªoº" ajpªopro; pavtra"
ktºerevixen vel
ªo}n Oujîºavrdh" Maveiªoº" ajp j ª?Armeniva"
ktºerevixen.
«(Его Вардес?), сын Маэса похоронил (вдали
от родины) (vel вдали от Армении)»
Следующий стих содержат стк. 5-7 (следует
отметить vacat после ªteºqnaovta, обозначающий
начало нового стиха). Учитывая метрическую
схему эпитафии, мы ожидаем пентаметр
элегического дистиха: ouj novsw/ fªqivmenºoªn` ~ ~
teºqnaovta
Возможное добавление: ouj novsw/ fªqivmenºoªn,
e[gcesi teºqnaovta
«его, который умер не от болезни, но был
убит (оружием)» 16 . Следует отметить
достаточно
часто
встречающуюся
спондеическую трактовку слова novsw/ ( - - ).
В следующих строках (стк. 7-8) сохранилось
240

Херсонесский сборник. Выпуск 14

начало гекзаметра нового дистиха, который не
поддается
удовлетворительному
восстановлению из-за ненадежности чтения.
Возможно, следует восстанавливать:
Palakiko;n pªevriî, toxovºq,j oJªmiºlevwn et=[- - -]
«лучник, (сражаясь около ?) Палакова …»
В данном стихе уверенно читается лишь
прилагательное чтение Palakikovn. О нем речь
пойдет ниже.
jArmevnioi эпитафии из Херсонеса и декрета
из Ольвии (IOSPE I2 35).
По палеографии данная эпитафия датируется
второй половиной II в. до н.э. Стиль письма,
наиболее близкий данному памятнику,
обнаруживается в декрете в честь Диофанта,
полководца Митридата Евпатора (Syll3 709;
IOSPE I 2 352), и декрете, упоминающем
сражение при Калос-Лимене (IOSPE I2 353),
которые оба относятся к последнему
десятилетию II в. до н.э. Упоминание армян
позволяет сблизить публикуемый документ с
другим текстом митридатовского времени,
также происходящим из Северного
Причерноморья17 .
Речь идет об ольвийском декрете в честь
амисского кибернета, взявшего на борт своего
судна ольвийское посольство (IOSPE I2 35). В
документе говорится, что чествуемый персонаж
доставил «царскую помощь» (ª c o º r h v g i a
basilikav) армянам, размещенным Митридатом
Евпатором на территории, чье название в этом
фрагментированном декрете не сохранилось
(стк. 6 сл.: toi§" meqhdrasªmevnoi" uJpo; basilevw"
Mºiqradavtou Eujpavtoro" jArmeªnivoi"º, cр. стк.
15 сл.: tw§n de; provteªron <<< ºwn toi§" hJmetevroi"
tovp oi" ª<<<º" meqedrazomevnou")18. Напомним
предлагавшиеся интерпретации данного
свидетельства. В армянах ольвийского декрета
видели:
1)
киликийские
отряды,
предоставленные Митридату его зятем, царем
Великой Армении, Тиграном в период римской
осады Синопы в 70 г. до н.э. (cр. Plut. Luc. 23:
basilikou" Kiv l ika"), часть которых была
впоследствии (ок. 64 г. до н.э.) перемещена
Евпатором в Ольвию, когда городу угрожала
гетская опасность 19 ; 2) жителей местечка
Армена близ Синопы (Strab. 12.3.10: kw§mh tw§n
Sinwpevwn; cр. Xen. Anab. 6. 1. 15)20; 3) армянских
поселенцев, направленных Митридатом в
Ольвию для помощи при защите от варваров21.
Приняв
э ту
последнюю
г ипотезу,
предложенную Вильхельмом, Ростовцев

предположил, что эти поселенцы практически
«формировали понтийский гарнизон» 22 .
Cравнение объясненного таким образом
ольвийского декрета с упоминанием армянских
всадников в близкой по времени херсонесской
эпитафии позволяет предположить, что в обоих
случаях имеются в виду армянские
контингенты армии Митридата. Это решение
представляется еще более вероятным в свете
других свидетельств относительно военных
отрядов, посланных Митридатом VI в
понтийские греческие города. Долгое время
единственным эпиграфическим упоминанием
этого военного присутствия был декрет
Аполлонии в честь Эпитинханона, сына
Менекрата, из Тарса, командира понтийского
гарнизона в этом городе, oJ hJgouvmeno" tw§n
stratiwtw§n (ок. 90 г. или ок. 80-75 г. до н.э.,
IGBulg I 2 , 392). В настоящее время можно
дополнить досье декретом из Истрии в честь
Диогена, сына Диогена, стратега полиса (ок. 90 г.
или ок. 80-75 г. до н.э., Insc. Scythiae Min. I 45,
переизд. SEG 47, 1125; cр. Bull. йp.1999, 388) и
новым посвящением из Ольвии, сделанным в
78/7 г. до н.э. Диогеном, сыном Фиэя, «стратегом
и наместником полиса» (strathgo;" kai; ejpi;
th§" povlew")23 .
Обозначение «армяне» может указывать
либо на обитателей Великой Армении, либо на
жителей Малой Армении. Как известно, Великая
Армения стала союзником Митридата после
прихода к власти царя Тиграна и после его брака
с дочерью понтийского царя Клеопатрой (Just.
Epit. 38. 3. 5), т.е. после 95 г. до н.э. 24 Что
касается Малой Армении, мы знаем из рассказа
Страбона, что царь Антипатр, сын Сисида,
уступил свое государство Митридату, и что оно
вошло в состав Понтийского царства (Strab. 12.
3. 28 : aujxhqei;" de; Miqridavth" oJ Eujpavtwr
kai; th§" Kolcivdo" katevsth kuvrio" kai; touvtwn
a J p a v ntw n, j A n tip a v tr o u to u § S iv s id o "
paracwrhvsanto" aujtw/§)25. Эта страна была, судя
по всему, организована, как и Колхида (Strab. 11.
2. 18), в сатрапию во главе с одним из сыновей
Митридата (App. Mithr. 17, 62). Мы не знаем
точную дату подчинения Малой Армении, но ряд
указаний источников позволяют датировать это
событие первыми годами правления Митридата,
т.е. приблизительно тем же временем, что и
подчинение Колхиды и Таврики. Это следует,
прежде всего, из сопоставления свидетельства
Страбона об одновременности присоединения
Малой Армении и Колхиды (12. 3. 28, цитировано
241

Макаров И.А. Эпитафия командира армянских лучников из Херсонеса Таврического

выше) с сообщением Мемнона из Гераклеи, в
котором подчинение «царей страны вокруг
Фасиса» помещено в самом начале
царствования Митридата Евпатора (FGrH 434
F22: katestrevyato de; polevmw/ kai; tou" peri;
to;n Fa§sin basilei§" e{w" tw§n klimavtwn tw§n
uJpe;r to;n Kauvkason kai; th;n ajrch;n hu[xhse).
С этим согласуется и упоминание Аппианом
Малой Армении как части Понтийского царства
накануне Первой Митридатовой войны26.
Конные лучники и их командир
У меня нет сомнений, что в публикуемой
эпитафии речь идет не о лучниках-пехотинцах,
а о лучниках-всадниках (hippotoxotai).
Традиционно
этот
тип
кавалерии,
предназначенный для ведения дальнего боя,
ассоциировался с восточными народами, в
частности с жителями Армении 27 . Армяне,
равно как и парфяне или скифы, были
знаменитыми конными лучниками28. По мнению
Ю.Г. Виноградова, эпитет командира
q u r e a f o v r o " («несущий длинный щит»)
показывает, что определенная часть
упомянутых армянских лучников были
пехотинцами29. На наш взгляд, это замечание
ошибочно. Как известно, qureo" – это большой
продолговатый щит эллинистического времени,
который пришел на смену круглому (греческому
или македонскому) щиту предшествующей
эпохи (ajspi"). Чаще всего он имел овальную
форму (иногда шестиугольную, а в римское
время четырехугольную) и характерный
продольный выступ30. Thyreos был относительно
легок31, в длину равнялся ок. 80 см, его ширина
варьировалась между 40 и 60 cм 32 . В
эллинистической Греции он действительно
являлся, в первую очередь, оружием пехотинцевгоплитов33 . Однако уже для III-II вв. до н.э.
можно предположить регулярное использование
этого щита греческой кавалерией. Так, в
рассказе Полибия (6. 25), где перечисляются
элементы вооружения греческих всадников,
заимствованные ко II в. до н.э. римлянами,
упоминается большой щит (qureovn), способный
выдержать удары, наносимые как в ближнем,
так и в дальнем бою (pro" ta" ejpibola" kai;
pro" ta" ej p iqevs ei")34 . Следовательно, нет
оснований считать на основании эпитета
qureafov r o", что командир отряда конных
лучников был пехотинцем.
В таком случае возникает вопрос, был ли
этот тип защитного вооружения обычным у
армянских гиппотоксотов 35 или же эпитет

Айхмона qureafovro" призван подчеркнуть его
более высокий ранг по отношению к его
подчиненным. Нам ничего не сообщается о
других элементах вооружения Айхмона. Однако
следует отметить в связи с этим, что все
источники, где упомянуты всадники, именумые
qureafov roi, проводят различие межу этими
последними, с одной стороны, и конными
лучниками, ведущими дальний бой, с другой
стороны, а также отмечают в качестве
особенности всадников q u r e a f o v r o i их
способность сражаться в ближнем бою.
Согласно тактику I в. до н.э. Асклепиодоту,
(Tact. 1. 3) кавалерия, «вооруженная щитом»
(qureofovron), предназначена, наподобие тяжелой
пехоты, для ближнего боя (ejgguvqen macovmenon);
она имеет самое тяжелое воружение среди всех
всадников (barutavth/ kevcrhtai skeuh/§). Этот
тип кавалерии носит длинные щиты для защиты
как всадника, так и его коня (ajspivda" e[nioi
forw§si paramhvkei" dia; to; sunepiskevpesqai
kai; to;n i{ppon). Кони и всадники со всех сторон
защищены доспехами (q w v r a x i ), оружие
всадников – длинные копья (makroi§ " toi§ "
d o v r a s i n ), откуда их наименования:
«вооруженные пикой» (doratofov r on) или
«вооруженные копьем» (x u s t o f o v r o n ).
Асклепиодот отличает их от всадников, ведущих
ближний бой, так называемых «лучников» или
«скифов» (to; de; povrrwqen macovmenon toxotw§n
te kai; Skuqw§n levgetai). Похожее различие
проводят и более поздние тактики36. С другой
стороны, в римское время учебник тактики,
написанный Аррианом, прилагает термин
qureofovroi к катафрактериям37. Однако будет
ошибкой
отождествлять
всадников,
вооруженных длинным щитом (qureofov roi),
засвидетельствованных для эллинистического
времени, с катафрактериями, новым типом
тяжелой кавалерии, появившимся в I в. н.э.38.
Примечательно, что другой тактик римского
периода (I-II в. н.э.) Элиан (Tact. 2. 12) помещает
всадников q u r e o f o v r o i
вне класса
катафрактериев (mh; katafravktwn), хотя он, как
и другие, отмечает, что основной функцией
qureofovroi является ближний бой (oiJ ajpo; tw§n
i{p pwn toi§" polemivoi" sumplekovmenoi kai;
plhsivon dovrasi macovmenoi: touvtwn de; oiJ
me; n kai; qureou" e[ c ousi kai; kalou§ n tai
qureofov r oi). Эти свидетельства позволяют
предполагать, что армянская конница I в. до н.э.
состояла, с одной стороны, из легковооруженных
лучников (toxovtai), составлявших большинство
242

Херсонесский сборник. Выпуск 14

войска, и, с другой стороны, из
тяжеловооруженных всадников (не являвшихся,
однако, катафрактериями), вооруженных
длинными щитами (q u r e o f o v r o i), подготовленными для ближнего боя. Возможно, во
время сражения qureofovroi образовывали
первый ряд, позади которого выступала
легковооруженная кавалерия39. Иными словами,
в эпитафии Айхмона эпитет q u re a f o v r o "
является, на мой взгляд, показателем его более
высокого воинского статуса. Греческое
происхождение имени (и, возможно,
патронимика) командира лучников позволяет
видеть в этом персонаже скорее греческого
офицера (наемника ?) на службе у Митридата,
чем представителя армянской «высокопоставленной касты воинов»40.
Датировка надписи и присоединения
Малой Армении к Понтийскому царству
Как уже было сказано выше, Малая
Армения стала частью Понтийского царства в
течение первых лет правления Митридата
Евпатора, в то время как Великая Армения
заключила с ним военный союз не ранее 95 до
н.э. Следовательно, если мы можем доказать,
что публикуемая надпись датируется временем
кампании Диофанта41, то можно полагать вместе
с Ю.Г. Виноградовым42, что в ней идет речь о
всадниках из Малой Армении. В пользу
датировки надписи временем Диофантовых войн
помимо палеографии, которая близка
палеографии декрета в честь Диофанта,
свидетельствует, на мой взгляд, упоминание
царя Палака в прилагательном Palakikovn. Э.И.
Соломоник, переиздавая вслед за Латышевым
нижний фрагмент этой надписи43, предположила,
что Palakikovn является эквивалентом топонима
Palavkion, засвидетельствованного Страбоном
(7. 4. 7). Согласно Страбону, это одно из
укреплений (ta ; f r o u v r ia ), построенных
скифским царем Скилуром и его сыновьями и
служивших опорными пунктами для военных
действий против полководцев Митридата
Евпатора. Ввиду отсутствия других упоминаний
формы топонима Palakikov n более разумно
будет ограничиться указанием на то, что речь
идет о прилагательном, образованном с
помощью притяжательного суффикса от имени
скифского царя P a v l a k o " и означающем,
следовательно, «принадлежащий (относящийся
к) Палаку», «Палаков». Существительное, к
которому относилось данное определение, не
сохранилось. Можно предположить, например,

Palakiko;n a[stu («Палаков город»), Palakiko;n
povlemon, («война против Палака»), Palakiko;n
stratovn («войско Палака»), vel sim.
Иными словами, здесь, скорее всего,
присутствует указание на деятельность этого
скифского царя, являвшегося, согласно нашим
источникам, прежде всего херсонесскому
декрету IOSPE I2 352 (cр. Strab. 7. 4. 3 и 7. 3.
17), главным противником Диофанта в Таврике.
Военные действия Палака против понтийских
войск вряд ли могут датироваться после
окончательного подчинения скифов Диофантом
(IOSPE I2 352, l. 22 sq.)44. Таким образом, гибель
командира конных лучников, скорее всего, могла
произойти во время одного из столкновений
армии Диофанта со скифами Палака, которые
перечислены в декрете IOSPE I 2 352 45 .
Следовательно, мала вероятность того, чтобы
армянские конные лучники, засвидетельствованные в Херсонесе, были жителями
Великой Армении, военный союз Митридата с
которой должен датироваться позднее
Диофантовых войн. Очевидно, речь идет о
всадниках из Малой Армении. С таким
заключением согласуются и другие данные.
Аппиан (Mithr. XVII 63) говорит о присутствии
накануне сражения при Амнии в 88 г. до н.э. во
вспомогательных войсках Митридата десяти
тысяч всадников из Малой Армении, которые
были приведены Евпатору его сыном Аркатием
(являвшимся, вероятно, царским наместником
в этой стране)46. Скорее всего, контингент из
Малой Армении имеет в виду Плутарх (Sulla
5. 3), сообщая об армянах, пришедших на
выручку каппадокийской (понтийской ?) армии
(pleivona" ... jArmenivwn prosbohqou§nta") во
время каппадокийского похода Суллы в 96 г. до
н.э. с целью восстановить на царском престоле
Ариобарзана 47 . В свою очередь, этот вывод
относительно малоармянского происх