• Название:

    Гуляния


  • Размер: 0.96 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



    Предпросмотр документа

    Давай! давай! налетай!
    Билеты хватай!
    Чудеса узрите –
    В Америку не захотите.
    Человек без костей,
    Гармонист Фадей,
    Жонглер с факелами,
    На лбу самовар с углями,
    Огонь будем жрать,
    Шпаги глотать,
    Цыпленок лошадь сожрет,
    Из глаз змей поползет.
    Эй, смоленские дурачки,
    Тащите к нам пятачки!
    Пошли начинать,
    Музыку прошу играть.

    Карусель на сельской ярмарке. Фото. 1920

    В Марьиной роще. Лубок. 1865

    Гулянье на ярмарке. С литографии 1850
    В престольный праздник молодежь ходила в трактир. Согласно правилам этикета, девушка могла появиться
    в трактире с отцом, братом или пригласившим ее «чайку попить» парнем: «Если ей этот парень, в свою очередь,
    нравится, то она без всякого смущения идет с ним в трактир, где он ее угощает чаем, сластями и вином»
    (Русские крестьяне. Т. 3. С. 453) Парень сажал девушку за стол, покрытый скатертью, и требовал самовар,
    сахар, конфеты, пряники, баранки. Во время чаепития он должен был занимать девушку разговорами,
    содержание которых зависело от степени его знакомства. Если девушка была малознакомая, то парень пытался
    произвести на нее впечатление: старался показать себя в разговоре остроумным, не «рахманным человеком»
    (то есть не застенчивым), говорил девушке комплименты. Не забывал продемонстрировать свой наряд:
    откидывал полы «спинжака», чтобы были видны нарядная рубашка и красивый пояс, двигал под столом ногами,
    чтобы было слышно, как скрипят новые кожаные сапоги, вынимал из кармана жилетки часы. Если парень уже
    прошел начальный этап ухаживания за девушкой, то в трактире он имел возможность выяснить отношения: «Ну
    что, Анютка, меня любишь или нет? – А ты-то меня любишь? Сам наперёд скажи. – Я давно уж тебя люблю
    больше всего на свете. – И я тоже тебя давно уж полюбила. Только все думала, что ты любишь Ольку
    Гаврилову. Ведь в деревне-то об этом говорили уж. – Мало ли чего говорят, а ты всякому-то слуху не верь! –
    Куда много эдак сладкого-то купил? Было бы и одних пряников. – Для тебя ничего не жалко. Вели пуд купить, дак
    и куплю, никаких денег не пожалею» (АРЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 152, л. 4).
    Вечером, когда уличное гулянье заканчивалось, молодежь обычно собиралась в заранее снятой избе, где
    устраивалось небольшое застолье с приехавшими на праздник гостями – парнями и девушками из других
    деревень. Девушки появлялись первыми, рассаживаясь по местам в ожидании парней: «Барышни, натертые
    стеарином, нарумяненные и разодетые, сидят и поют песни, входят молодцы. Которому-нибудь из них поют
    песню, называя его в песне по имени и отчеству, он выходит на середину и перед какой-нибудь махнет носовым
    платком, девица встает и ходит за парнем, потом он повернет ее за талию, покружит, и этим дело кончается»
    (Русские крестьяне. Т. 1. С. 32). Такое приветствие называлось «гулять вдоль полу» и проводилось со всеми
    появлявшимися в избе парнями. Когда все собирались, начиналось застолье. За стол рассаживались или
    парами, или парни напротив девушек. Перемен блюд было немного, потому что главным здесь было веселье и
    возможность вести «приятственные» разговоры; застолье прерывалось пением песен, плясками. Парни
    должны были развлекать девушек, особенно приехавших на праздник.
    Ухаживания происходили, например, так, как об этом рассказал священник из Вологодской губернии: «„Что

    converted by Web2PDFConvert.com

    призадумалась, Анна Васильевна?" – начинает заговаривать парень заискивающим тоном. „Никто, ничего не
    призадумалась. Тебе это так кажется", – отвечает девушка. „Кабы не призадумалась, дак стала бы со мной
    разговаривать. Впрочем, может быть, я тебе не люб, потому ты со мной и не говоришь". – „Кто тебе сказал, что
    ты мне не люб?" – „Никто мне не говорил, а так я сам думаю". - „Думают-то, знаешь кто: индюки да..." – „Вот уж
    ты и смеешься надо мною. А я думаю, что ты меня маленькё..." (Парень при этих словах останавливается.) „Чего маленько, начал, так говори" - „А что, тебе разве интересно? Уж ли?" - „Кабы не интересно, дак и не
    спрашивала". - „Нет, сегодня не скажу, в другой раз увидимся, дак доскажу". Последние слова девушки дают
    парню надежду на получение взаимности» (АРЭМ ф. 7 оп 1 д. 152, л. 2).

    МОЛОДОЕ ВРЕМЯ
    Как на этом на лужочке девушки гуляли,
    Красные молодца к себе манули:
    «Ты, молодец разудалый, иди к нам на луг.
    С тобой нам, миленький, веселей быть;
    Без тебя нам, друг любезный, тошнехонько жить!»
    Деревенское сообщество предоставляло холостой молодежи все возможности для того, чтобы «нагулятьсянаиграться», то есть выплеснуть избыток жизненной энергии, присущей юношескому возрасту, подготовиться к
    браку и вступить в него в положенный срок. Весь этот период – с момента созревания девушки или парня до
    вступления в брак – назывался «молодое время». По крестьянским представлениям, молодое время могло
    наступить только для человека здорового, способного к деторождению, жизненно активного. Больные, убогие,
    чрезмерно набожные девушки и парни, давшие обет безбрачия («святоши»), считались как бы преждевременно
    состарившимися и не участвовали в молодежных собраниях. Для всех остальных девушек и парней участие в
    молодежных собраниях было обязательным, а отказ от этого вызывал удивление и порицался общественным
    мнением. В Тверской губернии, например, девушка, «не посещающая поседки», бывала «на плохом счету», ее
    подозревали в какой-либо болезни, говорили, что она «в каком-либо деле недоступна» (Русские крестьяне. Т. 1.
    С. 518); в некоторых случаях ее поведение даже рассматривалось как желание нанести вред всему
    деревенскому сообществу, как отказ от замужества и, следовательно, рождения детей, то есть как отрицание
    главного предназначения женщины на земле – продолжения рода.

    Деревенская молодежь на гулянье. Фото.
    Начало XX в. Центральная Россия

    Гулянье в деревне на праздник. Фото.
    Начало XX в.

    В русской традиции были выработаны определенные формы общения молодежи: гулянья, посиделки
    (беседы), свозы, игрища, толоки. Совместное времяпрепровождение позволяло парням и девушкам «себя
    показать» (не только продемонстрировать свои достоинства: покладистый характер, веселый, добрый нрав,
    хорошие манеры, богатый костюм, но даже свое трудолюбие и мастерство) и повнимательнее присмотреться
    друг к другу, чтобы не ошибиться в выборе пары.
    Молодежь находилась под постоянным контролем со стороны старшего поколения деревни, которое
    наблюдало и оценивало поведение девушек и парней с точки зрения этических норм. На молодежных собраниях
    – посиделках, игрищах, гуляньях – почти всегда присутствовал кто-либо из взрослых: мужики, бабы, старики,
    которые, рассевшись около входа в избу, с интересом наблюдали за общим весельем, не принимая в нем
    участия и не вмешиваясь в него. Однако само присутствие взрослых сдерживало молодежь от многих
    вольностей, которые могли бы быть допущены при отсутствии зрителей. От мнения «смотриц», как молодежь
    называла зрителей, во многом зависела репутация и девушек, и парней. На молодежных вечеринках обычно
    присутствовали и подростки – «посикушки», «припуски», – они досаждали тем, что копировали манеру поведения
    парней и девушек, запоминали остроты и шутки, а потом рассказывали родителям, кто с кем сидел, кто что
    говорил, кто как веселился.

    Гулянье
    Уж ты улка, ты улка моя,
    Широка улка, распаханная,
    Всем улица изукрашенная,
    Не валами, не валоцьками,
    Молодцями да девоцьками.
    Молодежные гулянья начинались обычно весной, с Пасхальной недели. Гулянья проходили на главной
    converted by Web2PDFConvert.com

    деревенской улице или за околицей деревни и продолжались до Петрова дня (29 июня /12 июля), с перерывом
    на Петровский пост. Петров день в некоторых северных деревнях называли даже «гулящево заговенье»,
    «гулящев день» – то есть день, когда последний раз можно от души повеселиться, нагуляться. После этого дня
    молодежные гулянья проходили все реже и реже, так как было много работы, а к Успенью (15/28 августа)
    вообще прекращались.
    Гулянья в основном устраивались в праздничные и воскресные дни, а иногда и в будни. Воскресные и
    праздничные гулянья проходили обычно на площади около церкви и прилегающих к ней улицах. В Троицу, Иванов
    или Петров день недалеко от деревни – на берегу реки или озера, на лугу, на опушке леса. Будничное гулянье
    проходило вечером – у родников, на полянках или «на задах» деревни, не отличалось большим размахом и
    длилось недолго. В праздники, продолжавшиеся иногда до трех дней, гуляли каждый день по два-три раза. В
    первый день праздника гулянье начиналось после праздничной литургии в церкви, а если в деревне появлялся
    церковный причт с иконами, то только по окончании обхода домов с иконами, когда иконы уже унесли из деревни.
    Во второй день гулянье устраивалось с утра, потом Днем и затем вечером до самой ночи. На третий день
    собирались на гулянье утром, а затем все расходились или разъезжались по домам. Пасхальные и троицкие
    гулянья длились почти неделю.

    Б. М. Кустодиев. Праздник в деревне. (Эскиз Дж. А. Аткинсон. Хоровод. Начало XIX в.
    к картине.) 1907

    Хоровод. Фото. 1920. Семипалатинская губ.

    «Хорошо пастух играет». Лубок. 1871

    Девушки и парни прохаживались по улице большими группами, в которые объединялась молодежь только
    одного села, или парами. Если гуляли группой, то девушки, взявшись за руки, становились в шеренги по пятьшесть человек, как позволяла ширина улицы, и неторопливо двигались вперед «частой походочкой». В первых
    рядах шли «славницы» или девушки, только что принятые в молодежную группу. В последних оказывались
    девушки, не пользовавшиеся успехом у парней. За девушками шли рядами нарядно одетые парни, которым за
    руки держаться не полагалось. А за ними гурьбой бежали подростки. Всю процессию возглавлял гармонист.
    Девушки пели сначала без аккомпанемента протяжные песни. Например, такую старинную песню:
    Ой, вылетала белая лебедушка
    На, ой, на синее на море,
    Ой, на синее на море.
    Да как садилась, как садилася белая лебедушка
    На, ой, на беленький на камешек,
    Ой, на беленький на камешек.
    Да умывалась, умывалась белая лебедушка
    Ой, водою луговою,
    Ой, водою луговою.
    Да утиралась, утиралася белая лебедушка
    Ой, травою шелковою,
    Ой, травою шелковою.
    Во многих местностях России пользовались популярностью такие песни, как «Хожу я по травке», «Кого нет,
    того мне жаль», «Отлетае мой соколик», «Канареечка прелестна, ай горе мое», «Долина, долинушка, раздолье
    широкое, гулянье веселое». Потом девушки переходили на протяжные частушки под гармонь:
    Запою, дак, милый, слушай
    Мой веселый голосок
    Через два поля широких,
    Через мелконький лесок.
    converted by Web2PDFConvert.com

    В ответ девушкам парни пели:
    По деревнюшке пройдем,
    На кончике воротимся,
    У красивой у девчонки
    Ночевать попросимся.
    Между парнями и девушками начиналась шуточная перебранка. Девушки пели:
    У меня милаша маленький,
    Как зернышко в овсе,
    Дал копеечку на семечки,
    Сказал: «Купи на все».
    Парни отвечали:
    Ты, сударушка моя,
    Сорока белобокая,
    Раньше я к тебе ходил,
    Теперь сама прискокала.
    Гулянье было не только развлечением молодежи в праздничный или воскресный день, но и демонстрировало
    деревенскому обществу и пришедшим на праздник «чужакам» – жителям других деревень – молодежную хорошо
    сплоченную группу. Именно поэтому девушки и парни шли ровными стройными рядами, а не толпой. При этом
    девушки держали друг друга за руки, а из рядов парней время от времени раздавалось воинственное пение:
    Кто нас тронет, изобидит,
    Разудалых молодцов,
    Остры ножички наточим,
    Всех прирежем подлецов.
    Консолидацию молодежной группы важно было показать именно весной, когда она формировалась заново:
    часть парней и девушек после свадеб зимнего мясоеда ее покинула, но зато появились новые участники –
    подросшие невесты и женихи.
    Такое шествие молодежи в праздничный день по деревне было типичным для всей России, но в некоторых
    местах оно проходило несколько иначе. В селах Пинежского уезда Архангельской губернии, например, гулянье
    начинали девушки. Они становились в ряд недалеко от дороги и пели песни. Каждого человека, идущего или
    едущего на праздник, девушки встречали поясным поклоном. Сначала кланялась первая девушка в ряду, потом
    вторая, третья, четвертая и так все по очереди, благодаря чему получалось красивое волнообразное движение
    – приветствие. После того как зрители собирались, девушки разбивались на пары и начинали под песни
    медленно прохаживаться – одна пара за другой. Затем девушки парами выходили из ряда, выбирали парней и
    кланялись им, приглашая на общую прогулку, после которой снова разбивались на пары: парень и девушка,
    девушка и девушка, парень и парень. Если под руку теперь шли парень и девушка, то это означало, что
    сложилась игровая, а в будущем, возможно, и брачная пара – почётника и почётницы. Если парочку составляли
    две девушки или два парня, то это означало, что их можно выбирать в качестве игровых и брачных партнеров.
    Пройдя по улицам деревни, молодежь переходила к хороводам, пляскам, качелям, играм.
    Хороводы и пляски были красивым зрелищем, составляя важную часть молодежного гулянья. Главными
    инициаторами хороводов являлись девушки. Они запевали так называемую наборную песню, созывающую в
    хоровод. Например:
    В хороводе людей мало,
    Веселиться не с кем стало.
    Ой, братцы, мало нас,
    Сударыни, спомало,
    Ты, Мария, подойди к нам,
    Свет Николаевна, приступись!
    Ой, братцы, мало нас,
    Сударыни, спомало.
    Если хоровод плохо собирался, то угрожали тем, кто в него не шел:
    Девка – простокваша,
    Парень – кислое молоко,
    Кто в круг не пойдет,
    Руки, ноги сволочёт,
    Рот искосит,
    Глаза вытаращит.
    Затем начинали хоровод. Особенной популярностью пользовались так называемые игровые хороводы. Их
    участники взявшись за руки, под песню двигались по кругу красивым хореографическим шагом, выстраивались
    в цепочку, которая принимала форму жгута, восьмерки и т. д., или разбивались на две партии, то
    converted by Web2PDFConvert.com

    приближающиеся, то отдаляющиеся друг от друга. Во многих хороводах с помощью пантомимы или диалогов
    разыгрывалось содержание исполнявшейся песни. Герои, подчиняясь сценарию, могли выходить за пределы
    круга, разрывать его, вводить в круг поющих девушек и парней и т. д. В конце хоровод распадался на пары и
    группы, которые вместе исполняли прощальную, или разборную, песенку: «С кем ходили, с кем гуляли –
    расходились-целовались».

    E. В. Честняков. Хоровод. 1920-e

    Гулянье в деревне. Начало XX в. Фото.
    Север Европейской России

    И. Кокере. Русская пляска. Гравюра с
    рисунка Е. М. Корнеева. 1812

    Деревенская пляска. Фото. Начало XX в.

    В одних хороводах участвовали только девушки, в других – девушки и парни. Девичьи хороводы
    разыгрывались на Пасхальной неделе, когда новая молодежная группа только еще начинала складываться.
    Парни в это время были только зрителями или отплясывали где-нибудь в стороне под гармошку. Затем парней
    постепенно начинали приглашать в хоровод, а после Троицы они становились уже их полноправными
    участниками. На первом этапе гуляний обычно исполнялись игровые хороводы с тематикой сеяния, роста,
    цветения и созревания. Например, хоровод «Просо» – один из самых древних и любимых девичьих хороводов.
    Девушки становились друг против друга двумя шеренгами – «стенками». Обе «стенки», крепко сплетясь руками,
    каждая под свой куплет, то двигались, наступая друг на друга, то отступали назад. Девушки первой «стенки» шли
    вперед и пели:
    А мы просо сеяли, сеяли,
    Ой, дид-ладо, сеяли, сеяли!
    Вторая «стенка», наступая на первую, угрожала:
    А мы просо вытопчем, вытопчем,
    Ой, дид-ладо, вытопчем, вытопчем.
    Начинался спор, в конце которого одна из «стенок» предлагала деньги за то, чтобы просо не топтали. Другая
    «стенка» вместо денег просила отдать девушку:
    – Не надо нам тысячи, тысячи,
    Ой, дид-ладо, тысячи, тысячи!
    – А что же вам надобно, надобно?
    – А нам надобно девицу, девицу.
    Когда одна из девушек переходила из своей группы в противоположную, одни пели: «В нашем полку убыло,
    убыло», а другие отвечали: «В нашем полку прибыло, прибыло». Игра продолжалась до тех пор, пока все
    девушки из одной группы не переходили в другую.
    Затем наступала очередь хороводов «Мак», «Лен», «Варение пива» и др. В них очень подробно с помощью
    пантомимы, ритмичными, плавными движениями передавался весь процесс работы. Так, например, хоровод
    «Мак» начинался с песни:
    Ай, на горе мак, мак!
    Под горой так, так!
    Маки, маковочки!
    Золотые головочки!
    Станьте вы в ряд,
    Спросим про мак!
    Далее детально показывалось, как пашут землю под посев мака, как его сеют, как он растет, зацветает,
    зреет. Двигавшийся по кругу хоровод на время замирал и задавал сидевшей в центре девушке или специально
    converted by Web2PDFConvert.com

    приглашенному парню вопросы: «Сеяли ли мак?», «Взошел ли мак?», «Зацвел ли мак?» и т. п. Сидящий в центре
    хоровода отвечал на вопросы и мимикой показывал, как проводилась та или иная работа. В конце игры на
    вопрос: «Поспел ли мак?» – давался ответ: «Поспел, собирайтесь отряхать!» – после чего все бросались на
    главного героя, стараясь удержать его в круге.
    После Троицы тематика хороводов заметно менялась. Содержанием хороводных игр становилась
    счастливая или, напротив, несчастная любовь, любовные взаимоотношения, предложения брачного союза.
    Наиболее популярными были: «Селезень», «Вьюн», «Заинька», «Выбор жениха и невесты», «Дон Иванович». В
    хороводе «Селезень», например, рассказывалось о парне, который мечтал жениться, но не знал, на ком
    остановить свой выбор: на девушке или на вдове. Он стоял в центре хоровода, а парни и девушки, взявшись за
    руки, двигались по кругу под песню: «Селезень, сиз косатый, утеха моя». Парень, стоявший в центре, спрашивал
    совета: «Пора молодцу жениться на душе ли вдовице?» В центр круга сразу же входила, подбоченившись,
    «вдовица». Хор советовал: «Не женись, холостой, не женись, молодец, на вдове своенравной». Парень
    отвергал вдову, та уходила из круга, а в него поочередно вступали девушки. Парень их придирчиво
    рассматривал:
    Он глядел, смотрел невесту себе.
    Выходила красна девка
    Тонка, высока,
    Тонешенька, белешенька,
    Собой хороша.
    Потом выбирал одну из девушек, целовал ее под одобрение хора: «Женись, женись, надежа моя!»
    Кроме хороводов, на гуляньях устраивались также и пляски. Старинные девичьи пляски отличались
    лиричностью, плавностью. Девушки поводили руками, плечами, покачивали бедрами, медленно поворачивались
    или переступали на месте.
    Распространенным вариантом шага были дробушки, то есть мелкий шаг с пристукиванием. В старинной песне
    о таких плясках говорилось:
    Перед Петрушечкой
    Пойду рё