• Название: Благословение отца архимандрита Тадея
  • Автор: Admin

Архимандрит Тадей Витовницкий

Духовные поучения

1

Содержание
Предисловие
О самом просветленном монахе
Учение отца Тадея
Навстречу последним временам
Семья
Работа
Мiр
Духовные поучения
Об ангелах
Об атмосфере неба и атмосфере ада
О бесконечном мире
О богомольничиском движении
О богообщении
О богоугодной семье
О Боге
О божественных дарах
О божественной благодати
О борьбе между добром и злом
О браке
О воспитании детей
О вере
О гневе
О гордости
О грехе
О депрессии
О демонических существах
О духовной жизни
О душе человеческой
Об эгоизме
О жизни
Об окружающей среде
О зависти
О здоровье
О злых духах
О зле
О единомыслии
О конце света
О любви
О любви к ближним
О любви к врагам
2

О современных людях
О человеческой прозорливости
О магии
О мыслях
О молитве
О молитве за врагов
О монашестве
О науках
О нервозности
О новом мировом порядке
О новообращенных
О безбожном народе
О молодежи
О покаянии
О семье
О послушании
О почитании родителей
О православии
О прощении
О предании забот Господу
О предании себя Божией воле
О проповедании
О протестантах
О рае и аде
О рассуждении
О реинкарнации
О родительской власти над детьми
О святом причастии
О свободной воле
О смиренном человеке
О смирении
О смиренномудрии
О созерцании
О стоянии перед Господом
О состоянии невыразимого мира и радости
О страхе Божием
О печали
Об умной молитве
Об усопших
О Царствии Небесном
О человеке
Об обучении
Житие отца Тадея

3

О самом просветленном монахе
Об отце Тадее я впервые услышал в середине 80-х годов на одной
лекции на Богословском факультете в Белграде, от нашего известного
психиатра и психотерапевта Владета Йеротича, профессора пастырской
психологии того же факультета. Однажды профессор Йеротич назвал отца
Тадея самым просветленным монахом в Сербии. Естественно мне сразу же
захотелось поехать и познакомится с самым просветленным монахом
Сербии. Я разузнал, что монах живет в монастыре Витовница у Петровца на
Млаве в восточной Сербии и однажды в мае 1993 года отправился туда с
приятелями, которые уже не один раз были у отца Тадея в Витовнице.
Пока мы ехали в монастырь, в моей голове мелькало множество
рассказов, которые я слышал об этом монахе, о случаях исцеления, о советах
и наставлениях которые он давал. Мое любопытство еще больше разжигали
разговоры моих спутников, о их личных встречах с игуменом Тадеем.
Когда мы приехали в монастырь, начиналась вечерняя служба, перед
конаком нам попался на встречу один пожилой монах в старом подряснике,
который остановился чтобы поприветствовать нас. Я не знал этого монаха, и
у меня не было повода спросить о нем. Мы подошли и поклонившись
поцеловали ему руку. К моему удивлению «старец» каждого из нас
поцеловал в темя и благословил, а потом сказал, что нам сейчас лучше пойти
в храм, потому что уже началась литургия. Вскоре после нас вошел игумен
монастыря – это я понял по одежде и по особому достоинству, которое
ощущалось, прежде всего, в его походке. После окончания службы мне
сказали, что это и есть отец Тадей, игумен монастыря. Я подошел и
поцеловал руку, попросив благословения, не понимая, что это тот же самый
монах, которого мы встретили, когда приехали в монастырь. Он мне
показался совсем не похожим на того скромного и приветливого монаха.
Сейчас передо мной стоял человек невысокого роста, крепкий, сильный и
незаурядный. В монастыре мы провели три дня. Вставали рано утром и
прямо с постели по колоколу шли на утреннюю службу. Чистота воздуха и
места поразительно действовало на нас, городских людей. «Старец» все
время, посмеиваясь говорил, чтобы мы гуляли и «дышали воздухом». Мы
удивлялись тому, что с нами происходило: в первый день нашего приезда в
наших головах теснились сотни проблем. На следующий – не больше трех, а
на третий день оставался один единственный вопрос. Мы утихомирились и
смирились, почувствовали, что отступили все заботы и главное – что нам
здесь, в монастыре, хорошо. Мне потребовалось более двух лет ездить в
Витовницу, чтобы понять, насколько важно смирение ума.
Мы приехали во время войны в Хорватии, Боснии и Герцеговине. Тогда
действовали экономические санкции ООН, работы было мало, грозили голод
и нищета, люди были встревожены и испуганы, особенно те, у которых были
малые дети и ограниченные доходы. Существовала опасность столкновений
в Сербии, а мы в таких городах, как Белград и Новый Сад, боялись, казалось,
4

еще больше, чем другие. Больше всего нас мучила неизвестность. И одной из
самых важных причин приезда многих людей в монастырь была надежда
получить от отца ответы на вопросы, или, по крайней мере, хотя бы намек на
то, что ждет их впереди. Говорили что отец Тадей «прозорлив» и имеет
Божий дар видеть прошлое и будущее. Я слышал, что многие сходились
здесь, что бы спросить у этого монаха, как жить дальше: крестьяне и
горожане, простые, неграмотные люди и высокообразованные, верующие и
те, которые в растерянности не понимают ясно, во что верят, и те, которые
совсем ни во что не верят. Говорят, что отец никому не отказывал, но всех
принимал и с любовью благословил в дорогу.
Побывать на «облучении» у отца Тадея означало получить укрепление и
утешиться. От него передавалось нам какое-то невидимое вещество, которое
человек не ощущает, пока не израсходует, или, по крайней мере, не
удалиться от отца. Тогда понимаешь, что быть в мире и любви с собой и с
целым светом – наше естественное состояние, но не падшего естества, а
вечного божественного, которое создано в нас по образу Божьему. День ото
дня мы чувствовали себя спокойнее и свободнее, а проблемы наши так или
иначе понемногу разрешались. Отец светился миром и любовью, и мне
казалось, что в наших разговорах мы, словно в бурном море, взбирались на
спину отца, чтобы не потонуть. Время от времени в нашем разговоре с ним, в
глубине его речи мы ощущали бесспорность веры и чистую истину, которая
была проверена опытом жизни, потому что когда отец говорил, он говорил не
из «своей человеческой памяти» , как обычные люди, он говорил из глубины
чистого опыта.
***
Учение отца Тадея
Отец не упускал случай подчеркнуть в разговоре важность «мысли».
Может быть, это центральная тема, вокруг которой как будто по спирали
развивается его учение. В тетради отца Тадея, в которой он записывал
переводы трудов христианских святителей, я нашел такие строки:
Следи за своими мыслями.
Все исходит из мысли, и добро и зло.
Мысль предшествует делу.
Земные законы не наказывают мысли, но только дела.
Небесные законы казнят и мысли, а не только дела.
Следи за своими мыслями.
Если источник чист, и вода будет чистой.
Если твои мысли чисты, и светлы, и здравы,
все, что ты делаешь, будет благословенно.
Следи за своими мыслями.
Сам отец, как будто читая наши мысли, рассказывал, что долго не мог
осознать, какая это сила – мысль, и что все доступно мысли. Когда они
собираются, как лучи света в фокусе, они обладают великой силой
5

воздействия, им не препятствует ни расстояние, ни материя в каком бы то ни
было виде. Мысль быстрее света… Человек на самом деле не знает чего
можно добиться силой мысли.
Отец Тадей учил нас собирать, хранить и взращивать добрые мысли в
своем сердце и смиряться. «Так совершенствуется человек», - говорит он.
«Какие у нас мысли, такая и жизнь». И далее: «Люди не знают, что носят в
себе. В общении двух людей все очень легко передается от одного к другому.
Часто какой-нибудь разговорю, по какой-то необъяснимой причине нас
полностью опустошает, исчерпывает все наши силы. И не только это. В поле
наших мыслей во время разговора попадают различные, отвратительные
мысли и идеи. И мы исподволь подключаемся к некоему мысленному полю,
источник которого нам неизвестен (а на самом деле – известен). Мы так же
не знаем, что еще находится в том поле, которое оставило отрицательный
мысленный след и негативную реакцию»
И еще отец Тадей говорит: «Тело питается пищей а дух – мыслями».
Самое важное (для человека) – мир и радость. Мир как смиренность
духа, мирное спокойствие и веселость. Это и проявляет, насколько подоброму мы расположены. Тоска противоположна добру и не только потому,
что расточает наши силы, но еще и потому, что всесторонне вовлекает нас в
состояние неверия, гордости и тщеславия.
И на самом деле, состояние мирного спокойствия не возможно без
«прорыва в веру», а разумение – без опыта, и прежде всего без общения с
истинно верующим человеком, как будто мы открываем окно в собственном
доме для того, чтобы в него вошел свет.
Не только дух Запада виноват в том, что сегодня мы начинаем понимать,
что Господь оставил мир. Уже начались страшные события, особенно войны,
ужасающие массовые убийства почти во всех концах мира в ХХ веке, да и в
начале нового века, которые привели к утрате веры даже среди
традиционных христиан. Значительно меньше тех, кто подобно Виктору
Франку, пройдя через страшный опыт лагерей, наконец, обрел смысл жизни
и прозрения. Мы постоянно должны помнить, что Господь сотворил Адама в
свободе и любви, и свой завет с человеком обновил после Потопа (Ветхий
Завет) – и как свидетельство наивысшей любви послал своего Сына в мир.
Бог не отступится от нас, это наша греховная природа отвращает нас от него.
Сейчас Господь мало (очень мало) кого призывает. Мiр занят собой. Время
от времени какая-нибудь большая беда заставляет нас искать смысл в
глубине себя («Без неволи нет богомолья»), а затем опять убеждаемся, как
тяжело сохранить пламя веры от ветра мiрской жизни, который стремятся
загасить его.
Однажды во время совместной поездки в монастырь мы сидели в конаке
монастыря с отцом, разговаривая на разные темы. Один из наших приятелей
спросил, может ли он молиться о своих ближних. «Можешь молиться, только
хорошенько подставь спину, - ответил отец, нагнувшись вперед в кресле, как
будто несет что-то тяжелое на спине. – Ты не знаешь, что другой несет на
себе, а хочешь принять на себя его груз. Ты должен хорошенько посмотреть,
6

какое бремя несет на себе твой ближний, и сколько ты можешь понести. Если
хочешь, молись несмотря на это, но тогда хорошенько приготовься
подставить свою спину. Желая добра кому-нибудь, человек должен
хорошенько осмотреться и обдумать все, чтобы его старания и заботы не
обернулись злом вместо добра. Так, желая добра, человек может сильно
повредить себе, если не достиг достаточной степени духовного развития.
Если кто-то входит в это сознательно, тогда он знает, что он должен будет
выдержать и претерпеть» – заключает отец. Ответ удивил не только нашего
приятеля, но и всех нас. А я вспомнил, как на первых уроках физики мы
изучали закон сообщающихся сосудов.
«Однажды один богатый человек пришел в один большой монастырь, и
его хорошо приняли. Когда он уезжал, он дал каждому монаху по одному
дукату, чтобы они за него молились, и все взяли по дукату. Один монах,
также взявший деньги, все же не стал молиться за богача и через некоторое
время увидел сон, будто на огромном поле, заросшем тернием, стоит корова.
И слышит он голос: «Чего ждешь? Возьмись, как следует, за работу». Этот
сон ему без конца повторялся, и он решил обратиться к своему духовному
отцу. «Да ты же взял дукат у богача, а не молишься за него, - ответил ему
духовник. – Эта его луг, который нужно очистить, ты взял плату, а ничего не
делаешь». В следующий раз, когда богач приехал в монастырь, этот монах
подходит к нему и говорит: «Спасибо тебе, только возьми назад свой дукат» закончил отец, смеясь, как будто рассказал нам свою самую лучшую шутку.
Некоторые из наших приятелей, которые давно уже ездили в этот
монастырь, рассказывали нам, что иногда отец без всякого повода вдруг
начинал рассказывать какие-нибудь истории и примеры из жизни. Позднее
кто-то из присутствующих говорил, что отец рассказал как раз о его случае
или ответил на его насущный вопрос.
У большинства из нас было такое ощущение, что мы снова стоим перед
своим родителем, который нас безмерно любит и понимает, которому
необходимо рассказать о своем грехе и о своем страдании. Жгла совесть, и
ужасно стыдились мы самих себя, как будто пришел час последнего суда,
когда невозможно отступление, и потом, словно отворялась какая-то дверь, и
мы с темного угла попадали в какой-то прекрасный и чистый мир. Я лично,
должен признаться, в те минуты чувствовал, что то, что исходит от этого
монаха, отца Тадея, исходит не только от него, но распространяется из-за его
спины и над ним. Словно отворяются некие врата в безвременное
пространство, в реальность, которая превосходит нашу колеблющуюся и
туманную действительность. У меня было некое невыразимое чувство, что
именно здесь мы по-настоящему поверили. И не только это, я чувствовал, что
это место нашего рождения и предназначения.
Слова, которыми отец напутствовал нас, имели особый вес и
воздействие. Я видел людей, которые приезжали к отцу, как побитые птицы
после урагана, а уезжали с озаренными, светлыми лицами, всегда спокойные.
Даже те, которые получали нежелательные для них ответы, принимали совет
без прекословия и недовольства. Никогда не от кого не слышал я, что отец
7

был неправ по отношению к кому-нибудь, я знаю людей, которые
продолжали жить по-прежнему, не принимая ничего или почти ничего из
того, о чем спрашивали. А ведь в монастырь не приезжали с праздными
вопросами. Если не считать тех, кто спрашивал о том, когда и как жениться,
или выходить замуж, или как поступить при том или ином жизненном
повороте. Большинство приезжало с особыми трудноразрешимыми
проблемами. Приезжали и действительно психически больные люди, и люди
с тяжелыми, трудными, жизненно важными разговорами. В один день
посетитель мог встретить самых разнообразных людей, словно кто-то
посылал представителей всех классов, разных возрастов, уровней
образования и культуры. Из какого-то отдаленного села пришли крестьяне
посоветоваться, как женить сына. Спрашивают отца без всякого стеснения:
«Вот сын, давай ответ». Могли встретиться и очень образованные люди, ведь
большая часть народа приезжала из таких больших городов, как Белград и
Новый Сад. Были и писатели, и университетские профессора, были и люди,
которые приезжали с детьми немного отдохнуть (в Витовнице прекрасные
места). По этому поводу отец говорил нам: трудно работать с людьми, нужно
знать, нужно иметь много любви, нужно чтобы у человека были силы. Отец
говорил, что вероятно Господь дает ему силы для исполнения всего, что
нужно. Однажды он рассказал мне вкратце, как в 1932 году пришел в
монастырь, когда врачи пообещали ему только 5 лет жизни связи с
состоянием его легких. Однако тогда ему не суждено было умереть. Он
пережил и Вторую мировую войну и многие угоды после нее. Он
рассказывал нам, что все время жил в уединении и с 1975 года, когда начали
приезжать люди, пришлось ему очень тяжело. «Внутренне я очень
сопротивлялся этому и молил Господа, чтобы Он помог мне и освободил
меня от этого. И Господь помог… и вот подоспело игуменство
(начальствование в монастыре)». (Отец Тадей 9 раз избирался игуменом
монастыря и до сегодняшнего дня говорит, что так не смог полюбить эту
власть). Обычно отец Тадей читал наши мысли и в каждом случае умел
сказать что-то вразумительное. Однажды, когда авторитет отца в нашем
кругу полностью утвердился, он рассказал нам что-то, что поразило меня.
Связывая весь люд, приезжавший в монастырь, со своими личными
искушениями, отец сказал: «Пришли однажды в монастырь какие-то парни и
хотели меня о чем-то спросить. А я вижу, что у одного из них
отвратительные мысли, мне не захотелось его принимать, но я ничего не
сказал. Они входили все по одному и спрашивали о своем, а когда все
закончили, вижу, что того, который мне не понравился, нет. Подумав об
этом, я почувствовал, что нарушил гостеприимство. Я сам, своими мыслями,
прогнал этого паренька, - наставлял отец, не щадя себя. – Вот, что такое сила
мысли: другой человек моментально почувствует, как ты расположен к нему.
Для мыслей нет ни препятствий, ни преград. Если бы у меня не было по
отношению к нему таких мыслей, которые эго задели, он бы подошел и
спросил о том, что его беспокоит», - закончил отец Тадей.
8

У отца Тадея было много обязанностей, несмотря на его преклонный
возраст (более 80 лет), и при этом он почти всегда он радовался жизни. В
последний год, несмотря на экономический кризис, на огромное количество
народа приезжавшего в монастырь наперекор годам он успел выстроить
новый большой монастырский конак. А о своем игуменстве он часто говорил
так: «Мне кажется, что я все еще внутренне сопротивляюсь этому. Однажды
видел во сне Господа (и отец детально описывает, как Господь был одет). А
Господь мне и говорит: «Все воюешь, а послужить не хочешь». Не знаю
другого такого случая, что бы так сопротивлялся своему назначению, а ему
бы снова и снова его предлагали. Представьте какого-нибудь директора,
который не хочет быть директором, а его 8 раз выбирают на это место» смеется. Всегда нас расспрашивал, как мы живем, и какая обстановка в
Белграде, и когда мы отвечали, что в Белграде жить утомительно и тяжело,
отец говорил, что это от «мысленного поля»: Слишком много злых мыслей,
это создает плохую атмосферу.
***
Навстречу последним временам
Мы ездили в монастырь в течение 1993-1997 годов. Что и говорить,
третье тысячелетие на пороге. И это вносит особое предчувствие в
настроение даже обычных людей настроенных религиозно. Существуют
множество разнообразных сект и так называемых учений, от которых
помрачается сознание. Не говоря уже об ожидании конца света. А затем
масоны, новый мировой порядок, «new age» и тому подобное. В добавок ко
всему этому на сербский народ легло еще одно великое испытание в этом
веке. «Будет ли этому конец?» Отец Тадей во время наших встреч много
говорил о совокупности этих проблем. Перечислим их вкратце:
· Загрязнение окружающей среды. Отец указывал нам на
постоянное и все увеличивающееся загрязнение природной
среды от озонового слоя до рек и морей. Он указывал на
постоянный рост температуры и опасность больших перемен – в
плоть до таяния ледников, которое приведет к повышению
уровня человеческой смертности.
· Время от времени люди ощущают вялость, подавленность,
п