• Название:

    Душенко К. Русско советский ''кинемалогос''....

  • Размер: 0.12 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Microsoft Word - äàéäæåñò_2-2002_21_.doc
  • Автор: vgluk

К.Душенко
Русско-советский «кинемалогос»:
кино как источник речевого фольклора
Уже в середине 30-х годов повседневная речь русскоязычного населения СССР была насыщена десятками устойчивых языковых формул,
заимствованных из популярных кинофильмов. Эти формулы «составили
новый специфический пласт авторских изречений, заметно потеснивших
в массовом речевом обиходе традиционные литературные и фольклорные паремии1 (5, с. 45). Между тем проблема киноцитат до самого недавнего времени рассматривалась
«как факультативная, явно
второстепенная – в сравнении, скажем, с изучением цитации литературных текстов» (3, с. 3).
В самый известный русский справочник по крылатым словам –
«Крылатые слова» Н.С. и М.Г.Ашукиных – включена лишь одна кинореплика: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет», да еще название фильма «Путевка в жизнь» (1, с. 60, 341).
В работах С.Г.Шулежковой о крылатых словах из области кино и
телевидения (6; 7) представлено 80 «крылатых» названий фильмов и
телепередач, 5 имен киноперсонажей и только 18 реплик из кино-и телефильмов. Это можно объяснить тем, что главным источником для
Шулежковой была пресса; а обыгрывание известных названий – дежурный прием журналистов. Примерно теми же словарными статьями представлен кинематограф в последнем по времени русском словаре
крылатых слов, составленном при участии Шулежковой (2).
Киновед А.Ю.Ханютин, в отличие от Шулежковой, в своем исследовании (5) ориентировался исключительно на устную речь. Он составил список 166 «наиболее употребительных паремий, имеющих
кинематографическое происхождение», т.е. ходячих киноцитат. «Цитатных» названий фильмов здесь всего 4, а не 80, как это было у Шулежковой. Паремии такого рода отмечает Ханютин, возникли еще в эпоху
немого кино. Их источником были надписи, передававшие реплики пер-

1

Паремии – народные изречения, выраженные предложениями (прежде всего пословицы и поговорки) или короткими цепочками предложений, представляющими элементарную сценку или диалог. – Прим. реф.

118

сонажей фильмов – таких как «Мисс Менд» или «Процесс о трех миллионах» (5, с. 45, 49).
«Отбор и бытование кинопаремий осуществляется на уровне рядовых поклонников популярного фильма, составляющих основной массив его аудитории. <…> За пределами аудитории, непосредственно
знакомой с фильмом, производится дополнительный, еще более жесткий
отбор, в ходе которого в языке оседает несколько паремий, практически
утративших связь с киноисточником» (5, с. 47). Чтобы определить, какие
именно киноцитаты вошли во всеобщее употребление, нужны были бы
массовые паремиологические эксперименты по образцу тех, что проводились в СССР в 1971-1972 гг. и результаты которых были опубликованы в кн. «300 общеупотребительных русских пословиц и поговорок»
(М., 1985). Ханютин ограничился опросом небольшой группы экспертов.
В «Словаре современных цитат» (4), вышедшем в свет в 1997 г.,
около 350 единиц составляют реплики из кинофильмов, причем почти
все это – фильмы, снятые на русском языке; доля иностранных фильмов
и фильмов «национальных киностудий» крайне невелика.
В 1999 г. появилось первое монографическое исследование ходячих киноцитат: «Словарь крылатых слов: (русский кинематограф)»
В.С.Елистратова. Автора словаря интересовали лишь крылатые слова,
вошедшие в устную речь. Советско-российский кинематограф для него –
прежде всего «лингво-этнографический феномен», «неотъемлемая часть
народного фольклора ХХ века» (3, с. 7).
Елистратов видит «глубинную связь между русским (советским)
кинематографом ХХ в. и традицией русской культуры» (3, с. 3-4). Эта
связь выражается в лингвоцентризме русской культуры, ее «сосредоточенности на Слове, Логосе» (3, с. 6). очень «словесны» русские живописцы. «Литературное комментирование картин передвижников –
традиционный элемент школьной дидактики» (3, с. 5). Точно так же кинематограф советской эпохи – «это скорее даже не кинематограф, а кинемалогос». В центре российско-советского кинематографа – «прежде
всего языковая личность актера» – Бабочкина, Броневого, Леонова, Луспекаева и других. В 90-е гг. эта эпоха уже позади. «Логос покинул сферу
кино» и ушел «в область политической риторики, риторики шоубизнеса, рекламы, роктекстов» (3, с. 5-6).
Масштабы фольклоризации кинотекстов в России, полагает Елистратов, уникальны. «Таких масштабов цитации нет и не было ни в од-

119

ном языке» (3, с. 6). Однако, судя по англоязычным словарям цитат (8,
9), киноцитаты составляют заметную часть общего массива ходячих речений, особенно в США. Во времена «золотого века Голливуда» это явление, надо полагать, было выражено еще более отчетливо.
В словаре Елистратова около 2000 фраз. «Реальный объем киноречений, вошедших в повседневную речь, в несколько раз больше», –
считает автор (3, С. 7). Так ли это на самом деле?
Окончательный отбор материала для словаря Елистратова производился путем опроса около 80-ти «активных кинолюбов» различного
возраста и из разных социальных групп. Но соответствуют ли речевые
установки «активных кинолюбов» установкам прочих носителей языка?
Вот что пишет по этому поводу А.Ю.Ханютин: «Особую опасность для
коллекционера кинопаремий представляют информанты, относящиеся к
категории знатоков-киноманов. <…>. В узких кругах таких ценителей
механизм отбора цитат почти не действует. Авторитет «жреца» тем выше, чем больше сегментов текста он может процитировать. <…> По существу, знатоки и «жрецы», подвизающиеся в сфере массовой культуры,
смыкаются с поклонниками самых эзотерических текстов. И для тех, и
для других обмен цитатами является средством социальной идентификации. <…> Общественный текст, призванный интегрировать аудиторию, начинает в этом случае работать на ее дифференциацию» (5, с. 47).
Многие современные студентки (опрос делался в 1996 г.) знают
почти наизусть «Формулу любви», замечает Елистратов, хотя «есть <…>
и «всенародно» любимые фильмы», например, гайдаевские комедии (3,
с. 8). «Каждая микросреда (класс в школе, компания студентов, какаялибо профессиональная корпорация и т.д.) <…> культивирует свою эстетику киноцитации, в целом создавая общее национальное «поле микрофольклоров» (3, с. 8).
В указателе кино- и телефильмов к словарю Елистратова наситывается 174 названия, а если исключить стоящий особняком телефильм
«Люди и манекены» (в сущности, это антология миниатюр А.Райкина) –
173 названия. К 58-ми фильмам имеется более 10 отсылок (это не равнозначно числу «крылатых слов»: на одной странице может быть более
одной цитаты из данного фильма). Из них 32 – комедии; 13 – киносказки, включая мультипликационные; 11 – военно-приключенческие и историко-приключенческие фильмы, обычно – с заметной комической
составляющей.

120

Если же распределить 40 наиболее цитируемых игровых нетелевизионных фильмов по хронологическим периодам, то получим следующие результаты: 1934-1947 гг. – 14 фильмов; 1948-1964 гг.– 3
фильма; 1965-1975 гг. – 22 фильма; после 1975 г.– 1 фильм. За 1976-1984
гг. в списке 58-ми наиболее цитируемых значатся 5 телевизионных
фильмов, из них 3 – «сказки для взрослых» Марка Захарова. Ни один
игровой, анимационный или телевизионный фильм, снятый после 1984
г. (год выхода на телеэкран «Формулы любви»), уже не попал в этот
список.
Эти выводы подтверждаются данными А.И.Ханютина. Если учитывать только игровые нетелевизионные отечественные фильмы, то в
его списке «кинопаремий» на 1934-1947 гг. приходится 46 единиц, на
1948-1964 гг. – 11 на 1965-1973 гг. – 88, а на все позднейшие годы – 4
(см.: 5, с. 49-55).
Итак, вплоть до середины 60-х гг. основной запас киноцитат давали фильмы «сталинской эпохи», вышедшие на экран между 1934 и
1947 гг., и лишь затем на первый план вышли фильмы «новой комедийной волны». При этом великая эпоха российско-советского «кинемалогоса» закончилась, по-видимому, не в 1990-е гг., а гораздо раньше –
около 1975 г.
Предельно схематизируя, можно сказать, что в 1930-40-е гг. в
центре русско-советской популярной культуры стоял «коллелктивный
Александров» (создатели александровских кинокомедий); затем, вплоть
до середины 60-х гг. – «коллективный Райкин» (А.Райкин плюс авторы
его миниатюр); а с середины 60-х и до конца 70-х гг. – «коллективный
Гайдай».
Список литературы
1. Ашукины Н.С. и М.Г. Крылатые слова. – М., 1996. – [6-е изд.].
– 560 с.
2. Берков В.П., Мокиенко В.М., Шулежкова С.Г. Большой словарь крылатых слов русского языка. – М., 2000. – 624 с.
3. Елистратов В.С. Словарь крылатых слов: (Русский кинематограф). – М., 1999. – 182 с.
4. Словарь современных цитат: 4300 ходячих цитат и выражений
ХХ века, их источники, авторы, датировка. – М., 1997. – 630 с.

121

5. Ханютин А.Ю. 166 наиболее употребительных паремий,
имеющих кинематографическое происхождение // Киноведческие записки. – М., 1993. – Вып. 19. – С. 45-54.
6. Шулежкова С.Г. крылатые выражения, восходящие к кинематографу // Шулежкова С.Г. Крылатые выражения из области искусства:
Материалы к словарю. – Вып. IV. – Магнитогорск, 1994. – С. 3-67.
7. Шулежкова С.Г. Крылатые выражения, обязанные своим происхождением телевидению // Там же. – С. 68-91.
8. Cohen J. M. and M.J. The Penguin Dictionary of twentieth-century
quotations. – London, 1995. – 628 p.
9. Jarski R. Wiseckracks (Great times from the Classic Hollywood
era). –L., 1998. –

122