• Название:

    О ценностях коренной Югры Гоголева

  • Размер: 1.36 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Название: Гоголева Татьяна Степановна
  • Автор: UNKNOWN

Татьяна Гоголева

Статьи, исследования, размышления

О ценностях
коренной
Югры

ГУИПП "Полиграфист"
Ханты-Мансийск
2007

Составитель:

И.В. Каркочевич – референт заместителя Председателя Думы,
председателя Ассамблеи представителей коренных
малочисленных народов Севера

Редактор:

Е.Д. Айпин, заместитель Председателя – председатель Ассамблеи
представителей коренных малочисленных народов Севера Думы
Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

Художник:

Константин Панков

О ценностях коренной Югры. Статьи, исследования, размышления: Сборник
материалов по вопросам коренных малочисленных народов Севера/Сост. И.В.
Каркочевич; под ред. Е.Д. Айпина. – г. Ханты-Мансийск: Полиграфист, 2007. – 26 с.

2

Содержание
Предисловие…………………………………………………………………………………… 4
В гостях у божественной сестрицы в Помапауле………………………………………….5
О первых ученых народа манси……………………………………………………………..9
Об этническом самочувствии и будущих ожиданиях
мансийского народа. Доклад на IV Всемирном международном
конгрессе финно-угорских народов………………………………………………………...15
Дорога домой. Путь к самим себе…………………………………………………………..18
Языковое право и образовательная политика (на примере Ханты-Мансийского
автономного округа – Югры). Доклад на межрегиональном семинаре «Родные
языки в системе образования»……………………………………………………………..21

3

Предисловие
Необычно широк диапазон творчества Татьяны Гоголевой.
В этом сборнике вы найдете рассказы и о медвежьем игрище, и о первых ученых
манси, и об этническом самочувствии народа, и о поиске и попытке восстановить свои
корни, и о прелестях родного языка.
Размышления автора сподвигают ко многому. Прежде всего, вызывают интерес к
богатейшей культурной и духовной истории народа манси. А изучение и обобщение его
уникального исторического опыта особенно актуально сегодня, когда мы пытаемся
созидать, пытаемся строить гармоничный и устойчивый мир для будущих поколений
народа, для будущего творчества.
Еремей Айпин
8.11.2007 г.

4

В гостях у божественной сестрицы в
Помапауле

Природа Северного Урала
(фото в напечатанном виде)

5

Моя мартовская командировка на реку Пелым была обогащена приглашением на
Игрища в мансийский паул на реке Пома. Охотник Владимир Пакин, добывший
Медведицу – нашу божественную сестру, придя утром ко мне в гостиницу, предложил
принять участие в празднике. Приглашение было неожиданным, у нас уже был
спланирован маршрут и готов транспорт для поездки на Лозьву. А затем на Лозьве, взяв
проводника Бахтиярова Савелия, собрались на Пелым к слепому певцу, сказителю,
музыканту Курикову Петру Гавриловичу. Срок командировки тоже не позволял поменять
планы в пользу Игрищ. Поэтому мы договорились провести их через месяц, наметили
дату – 11 апреля 2005 г. Весна в этом году поздняя, мы могли себе позволить этот срок.
О предстоящем событии известили мансийские лесные поселения. И, как в
старину, люди, получившие известие о предстоящем торжестве, потом стали участниками,
украсившими праздник.
Накупив виновнице торжества подарков – платков,
тканей, различных ювелирных украшений, словом
всего того, без чего не обходится ни одна женщина,
даже со статусом божественной, мы отправились на
праздник.
Наша группа
саквья махум (ляпинских
манси) состоит из 7 человек всех возрастных групп.
Настроение поющее, всѐ нам благоприятствует – и
только что народившийся месяц, и ясные
солнечные дни, и даже количественный состав
Божественная сестрицанашей группы. Семь – это священное число. По
медведица
нашему мировоззрению, семь - это основное
(фото в напечатанном виде)
большое священное число, есть ещѐ среднее (5) и
малое (3). Итак, вооружившись камерами и санквылтапами, мы сначала машиной, затем
поездом едем до Ивделя.
Самой старшей участнице Марии Сергеевне Меровой - 68 лет, а младшей Любочке
всего лишь пять. Это бабушка и внучка. А ещѐ в поездке есть мама, редактор программы
на мансийском языке телерадиокомпании «Югория» – Мерова Татьяна Сергеевна. Эту
милую троицу знают и любят во всех мансийских глубинках. Мария Сергеевна Мерова –
визитная карточка нашего народа, олицетворение его душевной красоты, достоинства и
мастерства. Росла единственной дочкой и внучкой, с детства так любила танцевать на
медвежьих праздниках, что пропадала там бесконечно, чем начинала сердить даже свою
добрейшую маму. С суровым видом мама выводила маленькую Машу на улицу. А там
дочка, высвободившись от рук мамы, когда та заговаривала со встречными женщинами,
начинала танцевать под окном. Песенным и танцующим человеком является она и сейчас.
Многих ребят научила красивым танцам детства – сначала это были дети из театра
«Оленьими тропами» в Саранпауле, потом молодежь в Ханты-Мансийске. И очень
переживает за своих учениц, которые, зная подлинную пластику мансийского танца, и
сейчас, работая в Театре обско-угорских народов, лихо отплясывают их с кавказским
темпераментом, дурача народ. А ещѐ Мария Сергеевна – добрая мама своих десятерых
детей. И мы, ханты-мансийские манси, часто забегаем к ней – погреться душой.
Среди остальных участников нашей группы: Афанасьева Клавдия Васильевна –
заведующая и профессор кафедры этнообразования института повышения квалификации
и развития регионального образования, кандидат педагогических наук, Меров Николайкорреспондент мансийской газеты «Луима Сэрипос», моя помощница из аппарата Думы
Каркочевич Ирина (еѐ мама родом из деревни Хурумпауль) и я. Клавдия Васильевна и
Николай, неоднократные участники игрищ, много работающие во благо родного языка и
культуры.
В Ивделе нас уже поджидали, приехавшие с разных рек манси.

6

При выезде из Ханты-Мансийска носители и ценители традиционных святынь
Ромбандеева Е.И., Попова С.А., Алексеева Н.Г. приготовили и отправили с нами свои
гостинцы и подарки божественной сестрице.
А она между тем уготовила нам не очень простой путь. Отправились мы в
Помапауль в две очереди. Наша первая группа, чтобы подготовить обряд, выехала на
сутки раньше. Часть пути мы проехали на машине, часть на буране. Всех нас первых
своих гостей божественная виновница торжества искупала в весенней свежести талых
вод. Пришли к еѐ дому радостные, мокрые, облегчившие свои души от городской
усталости.
Хозяева встретили нас на крыльце и, согласно традиции, ещѐ раз обрызгали водой.
Потом ещѐ одно очищение, через окуривание, и вот мы у тѐплого бока печки, в сухой
одежде, уютно устроившись, попиваем чай.
Праздник начнѐтся завтра, а сегодня готовится весь необходимый реквизит –
колыбель для божественной принцессы, маски, посохи и обговариваются другие важные
вопросы предстоящего события.
Несколько слов о самом селении. Два жилых дома братьев Пакиных и один новый,
который готовится к новоселью в августе. Среднее течение реки Помы, одного из
притоков реки Ивдель. По литературным источникам и сведениям самих хозяев
устанавливается историческая и фамильная связь этой семейной группы с некогда
крупным родом оленных манси Пакиных, живших со своими стадами в верховьях рек
Северной Сосьвы и Тапсуя.
Предгорья Урала начинаются
сразу за рекой, километров на
двадцать тянется полоса хвойного
леса, переходящая в синие сопки с
белоснежными
вершинами.
Цепенеешь от этого горно-лесного
величия. И поселяется в душе боль
– боль за хозяев, которых
вынуждают покинуть свои земли.
Рядом начинается промышленное
освоение трѐх месторождений:
одного бокситного и двух медноцинковых. Они в самом эпицентре
промышленного нашествия. В
Путешествуя по Северному Уралу
семидесятые годы здесь уже было
(фото в напечатанном виде)
одно опустошающее освоение,
тогда вырубили сосновые и кедровые боры. Не могут уйти братья со своей земли, рядом
святилище – сопка Хум-Хури (Мужских Покровителей), куда ни разу не ступала нога
женщины. На высшей точке соседнего хребта Кент-Нѐр не только священное ритуальное
место манси, но на ней родовое культовое святилище рода Пакиных. Само селение
расположилось рядом с древним поселением. Рядом семейные захоронения. Обращаясь ко
мне, спрашивают совета как быть дальше. А моя душа болит за нехоженные чистые места
всего родного Урала. Много шума, сиюминутных интересов правящих и финансовых
групп сегодня нависло над моей землей. И все подходы к освоению старые, основанные
на понимании «после нас хоть потоп». Утрата исконной родины вызывает тоску и
устойчивое чувство безысходности…
Хозяином праздника является Владимир Пакин. Ему 28 лет. Это его первая
серьѐзная, охотничья удача. И самостоятельно принятое решение по отпеванию и
проводам души медведицы к еѐ Божественному Отцу. В пору своего детства, когда ещѐ
был жив отец, Володя много раз участвовал в таинстве древнего обряда. Тогда он со
старшими братьями учился в интернате, а родители, скучая по своим детям, обычно на
зимние каникулы дарили им праздник, укрепляющий связь со всем мироустройством, с
7

вечностью жизни… Так было во всех мансийских селениях Ивдельского района. Ещѐ
один из гостей праздника Никита Куриков рассказал, что на каникулах, в их селении
Суйватпауле одновременно плясали до шести медведей. И у всех была возможность
вкруговую за ночь, посетив все дома, повеселиться от души. Потом не стало отца и долго
в Помапауле молчал санквылтап. А теперь мы называем Володю, самого младшего из
четырѐх братьев Пакиных - Уй вагылтан хум («Божественного зверя, спустивший
мужчина» – перевод с манс. языка). Перед началом праздника видно, что Владимир
волнуется. Внося в дом виновницу торжества, поторапливает нас, чтобы поспешили
мужчин очистить снегом перед торжественным началом церемонии. Пока старшие
мужчины устраивают и наряжают нашу именитую родственницу, мы приехавшие гости
продолжаем весело барахтаться в снегу.
Войдя в дом, сразу ощущаешь атмосферу присутствия Божественного духа.
Женщинам отвели положенное им место, и далее уже всѐ определяется традицией. Все
необычайно серьѐзны и торжественны. Каждый по очереди здоровается с «увщитев ѐт» –
нашей сестрицей. Праздник, длиною в пять дней, начался.
Сладковатый запах чаги, нежные древние мелодии санквылтапа, родная речь и
радостное общение. Царит в наших душах гармония, внутреннее глубинное ощущение
родства и общего пути в будущее. Звучат мелодии покровителей Пелыма, Лозьвы,
Тапсуя, словом, песни-мифы не нашего ляпинско-сосьвинского региона. Восхищает
глубина и богатство внутреннего духовного мира исполнителей. Всѐ соединилось – и
реальное, и божественное, как по самому определению в родном языке этого события «Уй
йикваве» («Божественного зверя танцуют»). Глагол «йикваве» (танцуют) не
конкретизирует, кто танцует, но мансийский человек знает, что участники торжества и
наши Божественные Покровители, и мы, все вместе танцуем. Ещѐ одна особенность
нынешнего праздника: не обсуждая, каждый внутренне проверяет серьѐзность отношения
к священным ценностям. Тревога у всех одна - не утеряли ли трепетного, уважительного
отношения к общей исторической памяти, не мода ли это на экзотику? По завершению
всего обряда старшие участники застенчиво и тихо признались мне, что из репертуара
праздника сейчас не все и показали. Но знают это и готовы все показать в следующий раз.
Эти застенчивые признания прозвучали как награда, как особые знаки признания. Жива
душа, сохранено поэтическое мировосприятие окружающего мира, а значит и есть
надежда на новые встречи. По возвращению, прочитаю в материале Николая Мерова,
написанного в нашей мансийской газете «Луима Сэрипос», о той беседе, которая
состоялась у автора с хозяином Владимиром Пакиным: «С этого времени дальше буду
постоянно этот праздник проводить. Как услышите о спуске священного брата,
приезжайте к нам. Мы вас будем ждать. Без вас нам играть скучно».
До новых встреч в мансийских паулах!

8

О первых ученых народа манси

Е.И.Ромбандеева
(фото в электронном варианте)

А.И. Сайнахова
(фото в электронном варианте)

9

О душе, характере любого народа мир узнает через его воспевателей – художников,
поэтов, писателей, ученых. Они, являясь носителями мировосприятия своих предков,
обогащают человечество ценными знаниями и подлинными встречами с народом. Первых
летописцев мансийского народа, открывших в себе дар творцов и взошедших на Олимп
Вечности, хочу представить Вам в этой моей статье.
Добавлю, что речь пойдет лишь о ряде летописцев,
посвятивших жизнь исследовательской и научной
деятельности. Более полное представление всех
воспевателей – это дело будущего и будущих написателей
этнической истории мансийского народа. А сейчас я
предлагаю познакомиться с именами тех, кто позаботился
о сохранении языка и мировоззрения своих предков.
Написав «познакомиться», я слишком переоценила свою
роль, их имена довольно известны. Правильнее будет
написать так: я постараюсь выстроить, опираясь на
различные источники, исторический путь исследований
по мансийскому языку и культуре.
Имена самых первых манси, оставивших для нас
ценный исторический языковой материал, к сожалению,
Корреспонденты газеты "Луима не сохранились. Остались лишь имена специалистов,
путешественников, любителей-краеведов, которые с
Сэрипос", 2005 г.
(фото в напечатанном виде)
помощью отдельных представителей манси, владеющих в
некоторой степени русским языком, зафиксировали на мансийский язык в первых
словниках11.
Из XVIII века нашим достоянием является «Словарь вогульского языка». Составлен
И. Куроедовым по поручению В.Н. Татищева в 1736 году.
Затем «Краткий вогульский словарь с российским переводом, собранный и по
разным материям расположенный, города Соликамска, Свято-Троицкого собора
Симеоном Черкаловым», (1785 год).
Ряд словарей и словников я опускаю, для любознательных источник уже указан
выше.
Но не могу не назвать Словарь мансийской лексики, подготовленный по поручению
Екатерины II. Законодательница, просветительница, получившая в царствование имя
Великой, сумевшая найти среди русских - Паниных, Вяземских, Суворовых,
Ломоносовых, сама много трудилась над сочинительством. Ею учреждена Российская
Академия, издавшая первый полный Словарь русского языка. В этот же период изданы в
Санкт-Петербурге «Сравнительные словари всех языков и наречий, собранные десницей
всевысочайшей особы» (Составил его П.С. Паллас в 1787 г., куда также вошел и
мансийский язык).
Научное издание мансийского языка и культуры начато в середине XIX века.
Состоялись первые экспедиции и издания лингвистов из Венгрии и Финляндии, языки
которых относятся к родственной финно-угорской группе. Кратко перечислю их имена –
А. Регули, П. Хунфальви, Б. Мункачи, А. Алквист и их последователи ученые XX века –
Б. Кальман, Я. Туя, А. Каннисто, М. Лиимола, Д. Сабо, Д. Фокош, Э. Беке, Э. Шал, Д.
Лако и др.
Антал Регули стал первым ученым, собравшим богатый материал по языку и
культуре в мансийских селениях в 1843 году. Не успев расшифровать собранный материал
по возвращению домой, он умирает. Часть его рукописей была опубликована П.
Хунфальви. Этим ученым в 1864 году была издана первая грамматика мансийского языка
по кондинскому диалекту.
1

Об этом более подробно во вступительной статье см: Е.И. Ромбандеева «Мансийский (вогульский) язык.
М. Наука, 1973, с. 3-12

10

В 1888 – 1889 гг. среди манси побывал венгерский ученый Б. Мункачи. Он
расшифровал оставшиеся тексты А. Регули и, на основе собранного собственного
материала, оставил нам бесценный клад – 4 объемных фольклорных тома.
Одним из достоинств клада является то, что ученые уделили особое внимание
нашим певцам, сказителям, сохранив их имена и точные названия населенных пунктов на
мансийском языке.
Григорий Ефремович Меров (Мунгкес павыл), Василий Кириллович Номин
(Няксимволь), Лазарь Яковлевич Алкин (Рактья павыл), Евгения Николаевна Пахтиярова
(Тампус павыл), Анна Михайловна Постоножиха (Тарыг павыл), Гаврил Петрович Сондин
(Нюрум павыл), Укладовы (Лусум – талях павыл), Кирилл Андреевич Конзымов (Я –
онтыр павыл), Леонтий Кузьмич Катмышев (Ракт павыл) и др. – наши первые мансийские
летописцы в новой письменной традиции человечества. Полный перечень их имен есть в
примечаниях четвертого тома Б. Мункачи.
Несомненно, и ученые, и наши летописцы – это божественно одаренные люди.
Сохраненный клад достался им всем непросто. Для европейцев – тяжелые условия работы
в «негостеприимном» крае XIX века, для наших лучших сказителей – преодоление
внутренних психологических барьеров в передаче закрытой сакральной информации. И в
результате их совместного труда, мы имеем исключительно живой материал с богатым
мансийским языком.
На рубеже XIX-XX веков закреплено имя еще одного мансийского летописца,
внесшего вклад, теперь уже в народное образование. Первые шаги в создании
письменности и обучении манси грамоте были сделаны во второй половине XIX века.
Открыты первые школы в основном для кондинских манси. Была создана азбука для
приуральских вогулов (1903 год). Составлена она епископом Никанором, в подготовке к
изданию принимал участие манси Н.Я. Бахтияров.
В начале ХХ столетия (1901-1906 гг.) среди манси находился финский ученый А.
Каннисто, оставивший нам пять томов текстов на мансийском языке. Эти ценные
публикации мансийского фольклора в основном были подготовлены и изданы его
последователем и коллегой М. Лиимола.
Весомым вкладом в научное изучение мансийского языка, истории и культуры в XX
веке является гений В.Н. Чернецова. Всех поражает его вхождение в народ, оно было
абсолютным. Бывая среди народа - на Конде, Ляпине (Саквьят), Сосьве (Тагтьят) манси
безо всяких сомнений считали его своим – Лусум хум (мансийский мужчина с реки
Лозьва). Некоторые из коллег Валерия Николаевича были убеждены, что среди его
предков были сибиряки, более того именно манси. Валерий Николаевич в совершенстве
владел мансийским языком. Он полагал, что иначе ученому постичь в полной мере образ
жизни и мышления народа нереально.
Им были подготовлены первые учебники, научные труды по лингвистике,
археологии и этнографии, сборники фольклорных текстов, полевые материалы, научный
архив, хранящийся в Томске. Тома мансийского фольклора Бернарта Мункачи и Артура
Каннисто были и остаются практически недоступны широкому кругу читателей, поэтому
небольшая книжка «Вогульские сказки», подготовленная Чернецовым сделала свое
полезное дело - показала богатство духовного мира моего народа.
Чтобы создать свой первый букварь, не найдя талантливых помощников в
Ленинграде среди мансийских учащихся, Чернецов, летом 1931 года, для поиска
информации и выверки материалов отправился к своим друзьям, на Северную Сосьву.
Одним из первых помощников молодого ученого стал Михаил Филиппович
Гындыбин, заместитель Председателя Березовского райисполкома. В своем дневнике
Чернецов отмечает живой и сметливый ум бывалого таежника. Среди информантов:
Алексей Анемгуров из Йильпипауля, Кирилл Сампильталов из Яны-Пауля, Иван
Дмитриевич Сайнахов из Щекурьи и др. Являясь активными проводниками новой
национальной политики, и получившие первыми образование, почти все они были
впоследствии репрессированы.
11

В конце 30 годов под каток репрессий угодили и супруги Чернецовы. Выйдя на
волю, ученый навсегда оставил Институт народов Севера, вернулся в Москву и полностью
переключился на археологические экспедиции.
В послевоенные годы его работу продолжил Алексей Николаевич Баландин.
Состоялись защиты первых кандидатских диссертаций самими представителями народа.
Это были кондинские манси: Александра Игнатьевна Картина, Евдокия Александровна
Кузакова, Матрена Панкратьевна Вахрушева – Баландина. Возникла новая благоприятная
ситуация – возможность проводить разносторонние исследования в области языка
представителям академической науки совместно
с первыми научными кадрами
мансийской молодежи. К сожалению, этого не произошло. Только М.П. Вахрушева
(Баландина) долгие годы преподавала родные языки обских угров в Ленинградском
педагогическом институте им. Герцена. Кондинские манси к этому периоду уже были
двуязычными и, как отмечает Чернецов, уже преобладал в общении русский язык. Шло
постепенное угасание еще одного из диалектов мансийского языка.
Считаю мудрым решение, состоявшееся в 30-х годах прошлого века, когда в основу
письменного или, литературного языка был положен живой язык сосьвинских манси.
Чернецов тогда свой выбор объяснял так: «Население, охватываемое этим наречием, стоит
на несравненно низшей стадии культурного развития по сравнению с Кондой. Даже
знание русского языка встречается очень редко, не говоря уже о грамоте».
Первыми сосьвинскими манси, пришедшими в академическую науку, стали –
Анастасия Ильинична Сайнахова и Евдокия Ивановна Ромбандеева. Много общего в их
биографии. Обе, родившись в чисто мансийских поселениях, до школы знали лишь
родной язык.
Неблагоприятные события (репрессии, укрупнение населенных пунктов, война) тех
лет коснулись их тоже одинаково – отцы были репрессированы. Всю доставшуюся
тяжелую долю женщинам, они выполняли на равных, жалея своих матерей. Радостной и
запомнившейся на всю жизнь обеим была встреча с книгами, написанными на родном
языке. Первые книги изображали их самих, знакомую им жизнь и промыслы. Это были
учебники В.Н. Чернецова и его супруги М.Я. Чернецовой.
Обучаясь в школе-интернате, они постепенно осваивали сложный русский язык.
Анастасия Ильинична вспоминает, что школьную программу усваивала на уроках,
внимательно слушая учителей. Учебники не читала. Лексический материал учебников
был совершено непонятным. Примерно 1/3 часть материала усваивается, а 2/3 уже
совершенно непонятно. Выручала хорошая память.
В этой связи хочу привести еще один пример, связанный с моей подругой
Станиславец А.Р. Придя в школу без знания русского языка, она рассказывала о своих
первых учебных трудностях. Говорит: «Совершенно не понимаю, почему в одних случаях

12

в слове «пояс» мне не исправляют ошибки, а в
других исправляют? Пока, наконец, в одном из
классов не показали картинку с изображением
«поезда». Тогда я поняла, что «поезд» и «пояс» - это
два разных понятия и слова». Ее жизненный опыт
тогда состоял из круга местных представлений, а
учитель и учебник не учитывали этого, предлагая
такие темы, как завод, большой город и так далее.
Одинаково трогательными являются их
воспоминания, связанные с поездкой в ХантыМансийск, в педучилище. Как и многие их
современники, с фанерными чемоданами, с парой
русских платьев, отправились учиться дальше.
Анастасия Ильинична с юмором добавляет о себе:
«Когда я уезжала, у меня было 3 рубля денег и ведро
картофеля. Другие люди, которые со всем этим не
знакомы, смеются, спрашивают – ты тоже была
Ломоносовым, что ли? Я не была Ломоносовым
русского народа, но в своем народе была уже
Ломоносовым». Добирались до Ханты-Мансийска
разными попутными судами, примерно неделю.

А.Р. Станиславец – хранительница
ценностей манси
(фото в напечатанном виде)

Встреча с художественной литературой
запомнилась каждой из них. Первая книга Евдокии Ивановны была в переводе на
мансийский язык. Это был А.С. Пушкин. Пушкинский «Станционный смотритель» на
мансийском языке ввел Евдокию Ивановну в мир литературы.
Анастасия Ильинична прочитала первую книгу в педучилище. У нее тогда умерла
старшая сестра. И, наверное, подруга Тамара, желая отвлечь ее от постигшего горя начала
совместное чтение книги Нагишкина «Сердце Бонивура». Дойдя до середины книги,
Тамара предложила дочитать ей самой. С этого периода началась дружба Анастасии
Ильиничны с книгой.
Поступив в педучилище, в общежитии продолжали говорить по-мансийски. Значит,
мыслили, в большей мере, еще на родном языке.
Евдокия Ивановна по окончании педучилища, 2 года работает учителем в своей
деревне, затем становится студенткой филологического факультета, кафедры финноугорских языков, Государственного университета им. Жданова, в 1957 году там же
защищает кандидатскую диссертацию.
11 лет работы рядом с маститыми учеными института языкознания АН СССР в
Ленинграде, затем 15 лет – в головном институте языкознания АН СССР в Москве,
возвращение домой, в Ханты-Мансийск, в 1989 году. У доктора наук Евдокии Ивановны
бесчисленное множество научных статей, учебников и словарей, на основе ею
усовершенствованной графики и орфографии мансийского языка. Мансийский
фольклорный том, книга «История мансийского народа и его духовная культура» результаты последних лет работы в Ханты-Мансийске, а предшествует им многолетняя
исследовательская деятельность по духовной культуре (подробнее см. Н.А. Ивановская
«Души исполненный полет …» Ханты-Мансийск, 1998 г.).
Анастасия Ильинична, после Ленинградского педагогического института, снова
вернулась в родное педучилище, преподавать родной язык. И тут у нее был такой
запоминающийся класс, состоящий из 39 человек (38 молодых людей и 1 девушка), все со
знанием мансийского языка. Двое ребят были коми-зыряне, но, как и всѐ поколение того
времени, владели мансийским языком. Меров Иван, Хозумов Владимир, Самбиндалов
Александр и другие – это имена некоторых наших несостоявшихся языковедов, не
13

нашедших своей научной судьбы. Прекрасно зная язык, они каждый урок, каждую новую
рассматриваемую тему подвергали критическому анализу, находили непроработанные
грамматические направления и были полны желания принять участие в научном изучении
языка. Анастасия Ильинична говорит, что учиться дальше, в Московскую аспирантуру, ее
отправили именно эти 39 молодых людей. И очень сожалеет, что не было возможности им
всем получить соответствующее образование. «Да даже если бы 10 из них …» - с грустью
замечает Анастасия Ильинична. Защитившись в 1965 году, она, как и ее кондинские
предшественницы, была не востребована на родной земле. И Ханты-Мансийск, и Тюмень
на запросы Московского института языкознания ответили, что такие специалисты им не
нужны. Таким образом, Анастасия Ильинична была приглашена на работу в ГорноАлтайск и, вероятно таким же образом Александра Игнатьевна Картина была
востребована в Йошкар-Оле. Вот так единицы наших состоявшихся, подготовленных
языковедов бездушно и бездумно были разбросаны по России.
Далее мансийским языком Анастасия Ильинична все же продолжала заниматься, по
линии института языкознания национальных школ, а с переездом в 1990 г. в ХантыМансийск, разработала для нового ВУЗа программу, научно-методические рекомендации
по преподаванию мансийского и русского языков. Имеет более 40 научных работ, она
много занимается редакторской деятельностью.
Продолжательницей и достойной преемницей Е.И. Ромбандеевой и А.И. Сайнаховой
по вкладу в сохранение родного языка является сыгвинская манси Афанасьева Клавдия
Васильевна. С глубоким языковым чутьем, перенявшая от своих родителей все богатство
духовного мира, она неспешно, но основательно пришла в науку. В период ее детства и
юности к маме и родственникам приезжали за лингвистическим, этнографическим
материалом серьезные ученые из Москвы, Новосибирска, Эстонии, Венгрии. Очень ей
запомнился приезд З.П. Соколовой. Запомнилось, как велась запись Медвежьих Игрищ.
Было любопытно, как записывают ее дядь – Романа Алексеевича Сайнахова, Петра
Андреевича Сайнахова, Григория Николаевича Сайнахова, а потом просят их сделать
перевод. А самым впечатляющим для девушки был момент, когда показали какие-то
исторические документы, где были не наши буквы, а материал, между тем, записан на
мансийском языке. Вот тогда и приняла решение: «Надо учится!». В мир науки ее ввела
Евдокия Ивановна Ромбандеева, отмечавшая еще в период обучения Клавдии Васильевны
в институте, ее тонкое чутье языка. Пригласив будущую молодую ученую в Москву,
Евдокия Ивановна помогала в решении возникших проблем, связанных с поступлением в
аспирантуру. А проблема была в следующем – надо знать иностранный язык. В институте
девушке, как и всем северянам, иностранный вообще не преподавали. Часы,
предусмотренные по учебному плану на иностранные языки, отводились для изучения
родных и русского языков. Стали думать: «Как быть? Может взять годичную стажировку
для изучения иностранного языка? Есть ли для этого нормативная база?»
Таких документов не оказалось. Просто надо было знать иностранный язык и все.
Тогда Клавдия Васильевна решила ехать домой, поближе к маме. Мама тогда одна
воспитывала троих племянников – сирот, ей было тяжело. Приехала в Ханты-Мансийск,
начала преподавать в педучилище. Особенно нравилось вести русскую литературу.
Вскоре, пришла телеграмма из Министерства Просвещения, с приглашением пройти
стажировку по иностранному языку в Москве при институте национальных школ. Это
помогла решить Евдокия Ивановна. И Клавдия Васильевна очень признательна ей за это.
Завершая свой обзор, хочу, прежде всего, отметить, что за рамками моей статьи
остались еще ряд представителей манси, также внесших свой вклад в науку. Повторюсь,
что полный расширенный материал обо всех современниках – это дело будущего.
А, позаимствовав название для своей работы у Анастасии Ильиничны, человека
сущностного и ироничного, хочу привести свои доводы по поводу того, что роднит этих
людей с Ломоносовым. Прежде всего – та же целеустремленность, умноженная на
трудолюбие, та же безоглядность и главное – патриотизм. В чем им было сложнее
Ломоносова? Их детство и взросление выпало на самые тяжелые периоды, когда народ
14

был практически лишен естественного пути саморазвития. Интернаты, запреты на
традиционные ценности, ранняя оторванность от семейного очага – не дали возможности
в полном объеме постичь глубину собственной культуры. В постижении новой
письменной традиции человечества – учились говорить, а затем учились мыслить на
другом языке. Русским же Ломоносовым, укрепленным знанием основ русской культуры,
безусловно, в науке было проще. И, тем не менее, любую деятельность оценивают по
результатам. А результаты жизненного пути мансийских Ломоносовых солидны и
значимы, многоплановы и объективны.
Исчерпан ли круг Мансийских Ломоносовых?
Думаю, что нет. Две молодые манси Станиславец А.Р. и Хатанева М.А. должны,
вероятно, прийти в скором времени на служении своему языку. И возвращаясь к первым
летописцам, нашим почитаемым предшественникам с божественным даром творцов,
хочется вспомнить удивительное пророчество одного из них. Максим Петрович Никелов,
информант А. Регули, говоря о настоящем времени, полтора века назад предсказал:
«Когда манси чуть не утеряют связующую нить с истоками народной жизни – придет
духовный канал помощи с Лозьвы».
Пусть так и будет!

15

Об этническом самочувствии и будущих
ожиданиях мансийского народа.
Доклад на IV Всемирном международном конгрессе
финно-угорских народов

З.С. Рябчикова, Арнольд Рюйтель, президент Эстонии (08.10.200109.10.2006 гг.), с супругой Ингрид, Т.С. Гоголева (слева направо) –
участники IV Всемирного Конгресса финно-угорских народов,
Таллин, 2003 г.
(фото с напечатанном виде)

16

Добрый день родственным финно-угорским народам!
Работа нашего Конгресса совпала с первым днем новолуния. Все значимые дела
наши предки начинали в гармонии с космическими ритмами, и с особым вниманием к
луне. К растущей луне. Думаю, это добрый знак.
Хочу выразить особые слова признательности тому мудрому финно-угру, который
предложил начать конгресс с докладов на родном языке. Благодаря этой мудрости, наш
Конгресс освящен чистым музыкальным родником родной речи финно-угров. И звучать
этому роднику – Вечность, ибо наш Конгресс посвящен Молодости, Вечной Молодости
финно-угров.
Итак, перехожу к основной теме своего доклада. Прежде, немного статистики:
Численность народа манси по данным последней переписи 2002 года составила 11
573 человека. По сравнению с предыдущей переписью 1989 года численность возросла на
34 процента. В 1989 году она составляла 8 279 человек. Увеличение численности манси
произошло в основном за счет искусственного прироста, в связи со сменой
национальности лицами из смешанных семей. Территории современного компактного
расселения манси: Березовский, Советский, Кондинский районы Ханты-Мансийского
автономного округа, город Ханты-Мансийск и Ивдельский район Свердловской области.
Объективный ежегодный анализ рождаемости, смертности, естественного прироста и
средней продолжительности жизни по народу манси здесь невозможно представить, так
как в России отсутствует государственный централизованный статистический учет по
коренным народам. Восстановление статистического учета по различным аспектам жизни
коренных народов крайне необходимо.
Центральный вопрос для благополучия этнического самочувствия коренных
народов – вопрос здоровья своей Земли. Обожествляя свою землю, мы очеловечиваем ее
через расселение на ней своих почитаемых духов-покровителей. И живет мансийский
человек в полной гармонии с ними. И его вера в богатый пантеон покровителей –
показатель его веры в собственные силы на родной земле. Внутренний конфликт, который
присутствует в душе мансийского человека сегодня, – это начало промышленного
освоения Приполярного Урала.
Урал – не только территория проживания наших самых почитаемых покровителей,
это начало горных рек, которые питают реку-кормилицу, нерестовую реку Ляпин, вдоль
которой расположены последние островки народной мансийской жизни. Сегодня
делаются крупные инвестиции в промышленное освоение Урала. При этом не
предусматриваются компенсации коренным народам за ухудшение качества жизни.
Проблема не в том, что нет денег в Ханты-Мансийском автономном округе – наш округ
делает наиболее крупный взнос в экономику России. Проблема в том, что нет
национальной политики в России. Нет национальной политики, направленной на
сохранение многоцветной палитры наших культур и традиционных систем
жизнеобеспечения. Корпоративные интересы отдельных экономических групп в стране и
в мире перевешивают интересы отдельных народов, конкретного охотника, рыбака,
оленевода. Многие решения, в результате которых происходит утрата земель,
принимаются не только на нашей территории. Ослаб импульс, данный в начале 1990-х
годов всеми народами России, когда они потянулись к собственным этническим корням и
поняли главную ценность – собственную сохраненную духовную энергию. Меры
государственной поддержки, принятые тогда в нашем округе, были адресными и
ощутимыми для коренных народов. Назову лишь наиболее удачные из них. Это,
договорной процесс между коренными народами и нефтяными компаниями, это целевые
программы «Обеспечение трудозанятости коренных народов» и «Жилье аборигенам».
Инвестиции в самую сложную проблему региона, в выравнивание уровня жизни коренных
народов с уровнем жизни остального населения через программы, в конце 1990-х годов
достигали 500 млн. рублей ежегодно. Сегодня идет постоянное существенное уменьшение
этих финансовых ресурсов. Социальные проблемы (безработица, пьянство, интернатская
система обучения, туберкулез и др.), по-прежнему, соседствуют с народом. Но самое
17

грустное, на мой взгляд, то, что перестают считаться с коренными народами. Наверное, в
этом часть и нашей вины. Напомню, что одна из главных целей Международного
десятилетия коренных народов Мира является установление равноправных, партнерских
отношений государства с коренными народами.
Какие позитивные изменения произошли за последние пять лет? Прежде всего, это
– растущее самосознание у манси и ханты. У нас немало проектов по молодежи, языку,
образованию. Ряд руководителей этих проектов в числе делегатов конгресса. Хочу
отметить значимую роль членов Консультативного комитета от наших народов в этом
процессе этновосстановления.
Значимым событием для нас является рождение двух государственных структур в
Ханты-Мансийске: Югорского государственного университета и Театра обско-угорских
народов.
Нашим традиционным народным театром являются Медвежьи игрища. В народе
всегда понимали: сохранятся Медвежьи игрища – сохранится культура. Был период
затухания этого центрального комплексного древнего обряда, несущего в себе весь ум,
юмор и творческий потенциал мансийского народа. В 1990-е годы все административные
и технические вопросы по организации игрищ брала на себя общественная организация
коренных народов округа «Спасение Югры» при финансовой поддержке органов власти.
Сегодня сами простые люди начали выступать организаторами Медвежьих игрищ.
Последние 2 – 3 поколения манси, особенно дети, в силу независящих от них
обстоятельств, не знают родной язык. Обучение родному языку в школе – бесполезное
занятие. Единые образовательные стандарты вытеснили изучение родных языков из
школы. К языку мы еще все вернемся. Для постижения глубин своей культуры нам без
него не обойтись. Язык – один из наиболее важных этнопоказателей. Я думаю, что
древний внутренний зов через язык мы будем ощущать явственно, пока в этом
энергетическом поле есть специалисты фольклорных фондов, Институт угроведения,
преподаватели родных языков, Научно-языковой центр и сами носители языка. По
переписи 1989 года считают родным мансийский язык 36 процентов от общей
численности манси. В общей сложности, около 10 – 15 процентов манси владеют родным
языком. Полагаю, что названная ранее собственная научная и образовательная база даст
возможность возродить и сохранить мансийский язык.
Коротко подводя итог сказанному, можно охарактеризовать современное
психологическое самочувствие народа манси нормальным. Происходит осмысление опыта
взаимодействия с иной социальной сферой, начинают формироваться новые
адаптационные механизмы.
Будущие ожидания моего народа, прежде всего, связаны с готовящейся в России
реформой местного самоуправления, в рамках которой за этническими поселениями
народа манси будут закреплены территории, установлено самоуправление, подкрепленное
финансированием. Наличие собственных бюджетов позволит решить проблемы
качественного жилья, здоровья и образования.

18

Дорога домой.
Путь к самим себе

Внучки великой мансийской сказительницы Т.Р. Садоминой
(фото в напечатанном виде)

19

Таежный мансийский мир – величавые белые просторы Урала и Зауралья, поющие
реки, красивые люди. Почитается в человеке трудолюбие, честность, скромность,
душевная щедрость. Эти нормы поведения закрепляются и передаются подрастающему
юному поколению через песни, мифы, сказания. И слушает маленький человек о
богатырях, о подвигах, о походах во имя защиты и сохранения своих земель и достойной
жизни на них. Слушает и во взрослении своем старается быть похожим на них, своих
предков. Слушает и учится помогать самому себе, своим родственникам, всему живому,
укрепляет тело и душу, готовясь к будущим трудам и лишениям.
А потом смолкли героические песни и мифы отцов. В жизнь мансийского народа
попытались привнести чужую систему ценностей. Плохо было мансийской душе.
Растерялась она, больно ей за землю, за тяжелое положение сородичей. Где и как обрести
духовную силу для продолжения жизни?
И чудо свершилось. Все народы в 90-х годах XX века потянулись к своим корням,
к истокам народной коллективной памяти. К чистому и надежному источнику. Научить
хантов и манси быть самими собой – так бы я сформулировала основную задачу
общественной организации «Спасение Югры», родившейся 11 августа 1989 года.
И
с
первых
шагов
практической
деятельности
организации – забота о том, как
пробудить интерес и приобщить
семью
к
восстановлению
традиционных ценностей, как
укрепить уважение к самим себе,
приобщить к своей культуре
детей и юношество. Изучаем и
перенимаем
опыт
этновосстановления у других
народов.
Май 1990 года – моя
поездка в Венгрию. Организатор
моей программы и одновременно
Творческие встречи во время "Шешкинских чтений"
переводчик – Ева Шмидт.
(фото в напечатанном виде)
Настоящий друг хантов и манси,
она буквально интуитивно уловила мои устремления, и мы за короткий 2-хдневный срок
моего пребывания провели много полезных встреч. Позже каждая из встреч получила
продолжение в различных наших совместных проектах с венграми.
Остановлюсь на одной из встреч. Министерство образования и культуры. Идем к
Розе Тот. Ева по дороге рассказывает, что род Розы очень авторитетен в стране, ими было
сделано много значимого для сохранения венгерского культурного наследия. И во время
нашей встречи Роза, представляя различные творческие проекты, говорит о важности
работы с детьми и рассказывает, что в период школьных каникул они вывозят детей к
венгерским бабушкам, в сельскую местность. Так воспитывают любовь к своей земле и
венгерской истории. «До чего все гениально просто!» - ликовала моя душа. Обязательно
подобное в этнической среде реализуем у себя дома, решила я.
Два года ушло на то, чтобы уговорить творческих людей взяться за этническое
стойбище (первоначальное название – этнографический лагерь) и решить вопросы
финансового обеспечения этого проекта.
Главной фигурой моих уговоров была моя подруга детства – Люба Стаканова. Мы
обе с детства были заводилами, а она еще к тому же и великая выдумщица. И тогда и
сейчас, как прежде, она – душа любого коллектива.
Пока моя подруга настраивалась на выполнение столь ответственной социальной
задачи по этностроительству, на Тромагане тронулся лед. И дали начало этому
движению дочери известного сказителя, певца Сопочина Ивана Степановича - Феоктиста
20

Смирнова и Ольга Щербакова. На левом притоке реки Тромаган, на своем родовом
стойбище в июле 1992 года они провели первую детскую смену для детей-сирот из числа
коренных народов Сургутского района.
Поприветствовать столь доброе начинание вместе со мной туда прилетели Евдокия
Андреевна Немысова, Тимофей Алексеевич и Татьяна Александровна Молдановы, Иосиф
Антонович и Аграфена Семеновна Сопочины, и Сергей Хромов. Несмотря на болезнь,
Иван Степанович был рад гостям, рад тому, что рядом так долго живут дети и внуки, что
мы вернулись к традиционным ценностям.
Первое мансийское детское стойбище состоялось через год в Ясунте, в деревне
моей мамы. Это были наиболее тяжелые годы перестройки для сельских глубинок нашего
округа. Безработица, проблемы с продуктами питания, невозможность отправить детей по
путевкам за пределы округа и т.д. Поэтому появление стойбища «Мань Ускве» - очень
важное явление в мансийской жизни. Через него была снята острота ряда социальных
проблем ляпинских манси (саквья махум – так нас называют манси других рек). Самой
юной участницей первого мансийского стойбища была моя 8-месячная дочь Катя, там у
нас появился первый зуб.
При подготовке к первой смене большую помощь нам оказало много друзей.
Хочется отметить среди них Станиславец Альбину Романовну с дочерью Оксаной
, Хатаневу Марину Андреевну, Мерову Татьяну
Сергеевну, Пермякова Александра Ивановича, семьи
Молдановых Татьяну Александровну и Тимофея
Алексеевича, Поповых Светлану Алексеевну и
Николая Сергеевича с сыном Алексеем и дочерью
Настей, Стакановых Любовь Павловну и Сергея
Викторовича с сыном Пашей. На следующий год ряд
пришкольных площадок в округе объявили себя
этнографическими
детскими
центрами.
Затем
появились подобные этнические стойбища в с. Казым
Родственный круг в
мансийском пауле
Белоярского района, в Сургуте, в Советском районе, в
(Керасколынгьяпавыл, 2007 г.)
с. Теги Березовского района.
(фото в электр варианте)
Хочется пожелать всем им успешного развития,
творческого роста, проявления новых богатырей и хранительниц обско-угорского очага!
В добрый путь с духовным богатством предков!

21

«Языковое право и образовательная политика
(на примере Ханты-Мансийского
автономного округа – Югры)»
(доклад на межрегиональном семинаре «Родные языки в
системе образования»)

М.С. Вынгилева ведет урок родного языка
(фото в электронном варианте)

Прилежные ученицы
(фото в электронном варианте)
22

Решением последнего Конгресса финно-угорских народов, прошедшего в Таллине
(август 2003), наш округ был определѐн куратором по важнейшему этнокультурному
направлению - сохранению родных языков и культуры.
Думаю, что в этом великая мудрость родственной финно-угорской семьи,
поставившей задачу - сосредоточить усилия самих обских угров, региональной власти на
сохранении и развитии ключевых символов этничности: исконной культуре и родных
языках. Нам дан шанс приостановить и предотвратить печальную тенденцию по их
утрате. Мы сохраним родные языки, только при высокой этнической сплочѐнности и
чѐткому языковому планированию этой деятельности.
Очень быстро бежит время. И уже в июне следующего (2008) года мы станем
радушными хозяевами по приѐму очередного V Конгресса у нас, в Ханты-Мансийске.
Каких результатов в этновосстановлении нам удалось достичь и какими мы видим свои
пути в будущее - эти вопросы станут вновь основными для обсуждения. Нам предстоит
большая совместная работа и до начала работы Конгресса, и после него.
Итак, что я вкладываю в значение термин «коренная югра»?
Югра! Изначально из этимологии этого слова следует древнее единство родной
земли, журавлиного курлыканья за домашним болотом и моих далѐких прапредков. Это
первичное осязание, которое уже не может быть вторичным. Это то, что невозможно
поменять.
С летописного периода, Югра - источник тепла и благополучия государственной
казны, сначала за счѐт мехов, теперь за счѐт - подземных кладовых. И ещѐ один ресурс
живой энергии, пока недооцениваемый
современниками, и обозначаемый мной
вышеназванным термином.
Коренная Югра - это мощная
энергия земли, сохранѐнная в исконной
культуре еѐ хранителей. Ценность
родных языков и исконной культуры
заключается в сохранѐнном потенциале
глубинной памяти и изначальной сути
человечества. Страница за страницей
будет рассеиваться мгла «незнания» и,
восстановится истинная суть этой земли.
Пока в этом энергетическом поле люди
Выставка, посвященная творчеству П.Е.
науки и творчески одарѐнные мастера
Шешкина, на его родине
слова, кисти, музыки и конечно, сами
(фото в электронном варианте)
носители традиционной культуры.
Радостно осознавать, что в Третьем Тысячелетии нарастает внимание
международного сообщества к проблеме сохранения родных языков. Языковые права
становятся составной частью прав человека. Язык каждого народа, даже самого
малочисленного, является уникальной культурной ценностью, которая подлежит
всемерной и всесторонней защите и сохранению. Целью моего выступления не является
обзор международных и федеральных правовых актов Российской Федерации по
языковой политике, этой теме будет посвящено одно из выступлений чуть позже.
Поэтому, я ограничусь лишь констатацией факта, что в последние годы появилось
несколько международных нормативных актов, свидетельствующих об осознании на
глобальном уровне важности проблемы сохранения родных языков и приведу слова
уважаемого Доналда Риагана, независимого эксперта Совета Европы, автора
«Европейской хартии региональных языков и/или национальных меньшинств.
В своих выступлениях Д.О. Риаган отмечает: «Язык - это хранилище коллективных
мыслей и памяти общества. Это прекрасно наточенный инструмент народа для выражения
его самых тонких мыслей, самых нежных чувств, его духовных ценностей и самых
блестящих идей, хранилище самой прекрасной литературы, истории, памяти народа, его
23

опасений, мечтаний и надежд. Всѐ это бережно сохраняется в языке для будущих
поколений. Язык даѐт людям чувство общности, принадлежности к человеческой расе.
Наши языки имеют огромную символическую ценность для нас. Они, без сомнения, самое
величайшее проявление человеческого гения».
Я хочу представить вашему вниманию анализ языкового состояния народов ханты и
манси, показать имеющиеся возможности, предоставляемые законодательством и
нормативно-правовыми актами Ханты-Мансийского округа, а также отметить роль
школы в решении проблем сохранения родных языков. К сожалению, родные языки
титульных народов находятся под угрозой исчезновения.
Мансийский и хантыйский языки образуют обско-угорскую ветвь уральской
языковой семьи. Согласно переписи населения 1960г. при общей численности манси в 6
тысяч человек, количество владеющих родным языком составляло 60%. ,у родственных
хантов при 21000 чел. - 68% владеющих. В 1989 г. из 8500 манси владеет языком только
37%, у народа ханты из 22500человек количество владеющих родным языком достигало
14000 (61%).
Обратимся ещѐ к одному показателю. Обычно при оценке роли школы в сохранении
языков практикуется обращение к двум показателям - числу школ и численности
учащихся, изучающих родные языки. У
нас в последнее десятилетие количество
таких школ колеблется от 42 до 33. По
последним
данным
Департамента
образования и науки нашего округа родные
языки в 2006/2007 учебном году изучаются в
35 школах, 2263 учащихся (ханты - 1413,
манси - 774).
По Всероссийской переписи населения
2002г. в округе численность манси составила
12500 ч. В возрастно-половой структуре доля
манси в возрасте 7-17 лет, т.е. учащихся
Соединяя прошлое с будущим…(летние курсы
составила 3243чел. Следовательно, право
мансийского языка и культуры "Шекинские
изучать язык своего народа, имеют 3243 чел.,
чтения")
фактически же реализуют это право 774чел.,
(фото в электронном варианте)
или 23%.
У народа ханты это выглядит чуть похуже. Доля учащихся, по этой же половозрастной структуре, составляет 8266 чел, из них 1413 чел. Или 17% изучают родной
язык. Заглянув внутрь этих показателей далее мы обнаружим, что в ряде школ изучение
ограничивается обучением родному языку лишь в начальной школе, в ряде школ
преподавание ключевых символов, языка и культуры, заменена вторичными предметами,
такими как - охотоведение, рыболовство, ДПИ, которые можно было предусмотреть как
факультативы. Задача сохранения, через школу этнокультурного своеобразия, выглядит
проблематичной.
Но несправедливо обвинять в этом только школу. Нельзя не учитывать того, что на
национально-региональный компонент, куда включѐн предмет «родной язык» выделяется
всего 10% учебного времени, которое подчас заменяется на другие предметы, а не на
языки обских угров. Не приходится сомневаться, что за 1-2 часа, редко З часа в неделю,
выделяемые сегодня на изучение родного языка, достичь свободного владения им, а
именно оно обеспечивает языковую преемственность поколений, невозможно.
1990-е годы характеризуются более широким, чем ранее, пониманием процесса
комплексного языкового планирования, грамотно спланированной языковой стратегии. В
классической научной модели успешное языковое планирование основывается на 4-х
составляющих:
- на высоком статусе языка;
24

- стандартизации языка (наличие литературных норм языка, разработанная
терминология, орфография);
- эффективном преподавании;
- расширении сфер использования языка и поддержке современных технологий.
Для дальнейшего анализа языковой ситуации я воспользуюсь данной научной
моделью и последовательно представлю, каким образом обстоит дело в каждой из
названных областей языкового планирования.
I. Планирование законодательного статуса языка.
Роль государства в обеспечении процветания языка очевидна, т.к. государство
обладает властью, позволяющей определять государственный статус языка и сферы его
функционирования, а именно административная и законодательная сферы или система
образования.
Законодательство округа о языках включает Устав Ханты-Мансийского округа Югры, Закон «О языках коренных малочисленных народов Севера, проживающих на
территории Ханты-Мансийского округа», а также издаваемые в соответствии с
указанными документами нормативные акты.
Отношения в сфере образования регулируются законом от 11.11.2005г.№ 107-оз «Об
образовании в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре». Эффективность законов
была бы значительно ощутимей, если бы их реализация была подкреплена финансово,
целевой программой по развитию родных языков. Сегодня будет представлена
информация об участии правительства через программы подведомственных
Департаментов в решении отдельных проблем языковой политики.
Мониторинг управленческих решений, показывает наличие неплохой основы для
постановки и решения очередных практических задач. В округе создан ряд научных
учреждений коренных малочисленных народов Севера. Это научно-исследовательский
институт угроведения, с филиалами - научно-фольклорными архивами в Берѐзово и в
Белоярском. В Югорском государственном университете открыт институт языка, истории
и культуры народов Югры. Работает подготовительное отделение. Создан национальный
театр обских угров и многое другое. Для решения очередных практических задач
необходимость принятия специальной программы по развитию языков обских угров –
очевидна. Этому способствуют и новые подходы федеральной власти, и мировой
общественности.
II. Планирование стандартизации языка.
Речь, как известно, регулируется нормами письма. Развитие языка определяется не
только устной речью, но и письменной. Устная речь традиционно считается более низкой
формой существования языка, чем его письменная фиксация. Ситуация по стандартизации
языков у наших народов абсолютно разная. Мансийский язык является
стандартизированным языком, т.е. существует нормативная грамматика, фонетика,
лексика и синтаксис. Усовершенствована графика и орфография. Для функционирования
языка в новых условиях необходимо лишь создание терминологической комиссии. Цель
комиссии заключается в разработке новой научной терминологии, например, в создании
общественно-политических терминов, в других новых областях жизнедеятельности.
Нормализацию языка часто рассматривают как неизбежный и важный шаг в сохранении и
развитии языка. На мой взгляд, успехи в области стандартизации мансийского языка
очевидны, но ещѐ много предстоит сделать нашим сородичам по языку и учѐным из числа
ханты. Актуальное начало это работе было положено 2 года назад. Надо возобновить эту
работу. Процессы нормализации и модернизации бесконечны. Только практика может
показать их эффективность или несостоятельность.
III. Эффективное преподавание
Это чрезвычайно важный аспект в языковом планировании. Его цель заключается в
создании условий для увеличения количества носителей и в расширении сфер
использования языка. Общеизвестно, что внутри каждой языковой общности на уровне
отдельных территорий, семьи и индивида всегда сохраняется потенциал языкового
25

возрождения. В настоящее время семья утратила свои позиции в сохранении языков. Мера
ответственности за положение языков в равной степени лежит на государстве и
национальной общественности.
В тот период, когда пришло школьное обучение, школа выступила инструментом
смены языка. Теперь наступил период возврата народам утраченных ценностей и ведущая
роль должна принадлежать школе. Учитель с большой любовью должен мастерски давать
урок по родному языку, преподавая как что-то тайное и радостное. Учитель должен уметь
внушить необходимость знания родного языка, усиливая его этническую
притягательность и подчѐркивая его актуальность для завтрашнего дня.
Итак, возвращаясь к эффективному преподаванию, отмечу факторы, от которых оно
зависит:
1. От квалифицированных кадров. Будущих учителей родных языков готовят в Югорском
государственном университете. Раньше была организована очень эффективная подготовка
учителей начальных классов и воспитателей детских садов с языковой подготовкой через
педагогический
колледж.
Переподготовкаработающихучителейпроводитсячерезсистемусеминаровиспециализирова
нных курсов в различных учреждениях по переподготовке кадров.
2. Нужны хорошие современные учебно-методические комплексы по родным языкам,
учитывающие реальную этно-языковую ситуацию, слабовладеющих родным языком.
Первое поколение учебников было подготовлено учѐными с ориентацией на знающих
язык. В состав авторских коллективов в помощь ученым надо привлечь учителейпрактиков, студентов.
Сегодня для решения задачи по подготовке новых методических комплектов, на мой
взгляд, необходимо:
- подготовить перспективные планы изданий по каждому из народов,
- разработать и утвердить стандарты, что изучается на каждом из этапов.
- провести обучающие семинары для авторских коллективов по их написанию, с
учетом современных требований к учебной литературе.
3. Необходим центр по изучению языков, где можно было бы обмениваться
информацией, опытом и ресурсами со всем думающим миром. Надо научить учителей
новым технологиям.
IV. Расширение сферы использования языка и поддержка современных
технологий.
Как известно, семья и общество являются первичными ячейками языковой
репродукции через классическую сеть связи поколений: от бабушек и дедушек к
родителям, от родителей к детям. И учитывая, что истоки языка в семье, давайте
подключим к этой деятельности и потенциал семьи. Методика «Языкового погружения дополнительный ресурс помощи нам в этом деле.
И в заключении, мне представляется возможным при обучении языку использование
современных технологий. Например, на Западе обучение языков начинают с фонограмм,
CD-дисков, аудиотехнологий, где звучит живая речь.

26