• Название:

    О ценностях коренной Югры Гоголева

  • Размер: 1.36 Мб
  • Формат: PDF
  • или
  • Сообщить о нарушении/Abuse
  • Название: Гоголева Татьяна Степановна
  • Автор: UNKNOWN

Татьяна Гоголева

Статьи, исследования, размышления

О ценностях
коренной
Югры

ГУИПП "Полиграфист"
Ханты-Мансийск
2007

Составитель:

И.В. Каркочевич – референт заместителя Председателя Думы,
председателя Ассамблеи представителей коренных
малочисленных народов Севера

Редактор:

Е.Д. Айпин, заместитель Председателя – председатель Ассамблеи
представителей коренных малочисленных народов Севера Думы
Ханты-Мансийского автономного округа – Югры

Художник:

Константин Панков

О ценностях коренной Югры. Статьи, исследования, размышления: Сборник
материалов по вопросам коренных малочисленных народов Севера/Сост. И.В.
Каркочевич; под ред. Е.Д. Айпина. – г. Ханты-Мансийск: Полиграфист, 2007. – 26 с.

2

Содержание
Предисловие…………………………………………………………………………………… 4
В гостях у божественной сестрицы в Помапауле………………………………………….5
О первых ученых народа манси……………………………………………………………..9
Об этническом самочувствии и будущих ожиданиях
мансийского народа. Доклад на IV Всемирном международном
конгрессе финно-угорских народов………………………………………………………...15
Дорога домой. Путь к самим себе…………………………………………………………..18
Языковое право и образовательная политика (на примере Ханты-Мансийского
автономного округа – Югры). Доклад на межрегиональном семинаре «Родные
языки в системе образования»……………………………………………………………..21

3

Предисловие
Необычно широк диапазон творчества Татьяны Гоголевой.
В этом сборнике вы найдете рассказы и о медвежьем игрище, и о первых ученых
манси, и об этническом самочувствии народа, и о поиске и попытке восстановить свои
корни, и о прелестях родного языка.
Размышления автора сподвигают ко многому. Прежде всего, вызывают интерес к
богатейшей культурной и духовной истории народа манси. А изучение и обобщение его
уникального исторического опыта особенно актуально сегодня, когда мы пытаемся
созидать, пытаемся строить гармоничный и устойчивый мир для будущих поколений
народа, для будущего творчества.
Еремей Айпин
8.11.2007 г.

4

В гостях у божественной сестрицы в
Помапауле

Природа Северного Урала
(фото в напечатанном виде)

5

Моя мартовская командировка на реку Пелым была обогащена приглашением на
Игрища в мансийский паул на реке Пома. Охотник Владимир Пакин, добывший
Медведицу – нашу божественную сестру, придя утром ко мне в гостиницу, предложил
принять участие в празднике. Приглашение было неожиданным, у нас уже был
спланирован маршрут и готов транспорт для поездки на Лозьву. А затем на Лозьве, взяв
проводника Бахтиярова Савелия, собрались на Пелым к слепому певцу, сказителю,
музыканту Курикову Петру Гавриловичу. Срок командировки тоже не позволял поменять
планы в пользу Игрищ. Поэтому мы договорились провести их через месяц, наметили
дату – 11 апреля 2005 г. Весна в этом году поздняя, мы могли себе позволить этот срок.
О предстоящем событии известили мансийские лесные поселения. И, как в
старину, люди, получившие известие о предстоящем торжестве, потом стали участниками,
украсившими праздник.
Накупив виновнице торжества подарков – платков,
тканей, различных ювелирных украшений, словом
всего того, без чего не обходится ни одна женщина,
даже со статусом божественной, мы отправились на
праздник.
Наша группа
саквья махум (ляпинских
манси) состоит из 7 человек всех возрастных групп.
Настроение поющее, всѐ нам благоприятствует – и
только что народившийся месяц, и ясные
солнечные дни, и даже количественный состав
Божественная сестрицанашей группы. Семь – это священное число. По
медведица
нашему мировоззрению, семь - это основное
(фото в напечатанном виде)
большое священное число, есть ещѐ среднее (5) и
малое (3). Итак, вооружившись камерами и санквылтапами, мы сначала машиной, затем
поездом едем до Ивделя.
Самой старшей участнице Марии Сергеевне Меровой - 68 лет, а младшей Любочке
всего лишь пять. Это бабушка и внучка. А ещѐ в поездке есть мама, редактор программы
на мансийском языке телерадиокомпании «Югория» – Мерова Татьяна Сергеевна. Эту
милую троицу знают и любят во всех мансийских глубинках. Мария Сергеевна Мерова –
визитная карточка нашего народа, олицетворение его душевной красоты, достоинства и
мастерства. Росла единственной дочкой и внучкой, с детства так любила танцевать на
медвежьих праздниках, что пропадала там бесконечно, чем начинала сердить даже свою
добрейшую маму. С суровым видом мама выводила маленькую Машу на улицу. А там
дочка, высвободившись от рук мамы, когда та заговаривала со встречными женщинами,
начинала танцевать под окном. Песенным и танцующим человеком является она и сейчас.
Многих ребят научила красивым танцам детства – сначала это были дети из театра
«Оленьими тропами» в Саранпауле, потом молодежь в Ханты-Мансийске. И очень
переживает за своих учениц, которые, зная подлинную пластику мансийского танца, и
сейчас, работая в Театре обско-угорских народов, лихо отплясывают их с кавказским
темпераментом, дурача народ. А ещѐ Мария Сергеевна – добрая мама своих десятерых
детей. И мы, ханты-мансийские манси, часто забегаем к ней – погреться душой.
Среди остальных участников нашей группы: Афанасьева Клавдия Васильевна –
заведующая и профессор кафедры этнообразования института повышения квалификации
и развития регионального образования, кандидат педагогических наук, Меров Николайкорреспондент мансийской газеты «Луима Сэрипос», моя помощница из аппарата Думы
Каркочевич Ирина (еѐ мама родом из деревни Хурумпауль) и я. Клавдия Васильевна и
Николай, неоднократные участники игрищ, много работающие во благо родного языка и
культуры.
В Ивделе нас уже поджидали, приехавшие с разных рек манси.

6

При выезде из Ханты-Мансийска носители и ценители традиционных святынь
Ромбандеева Е.И., Попова С.А., Алексеева Н.Г. приготовили и отправили с нами свои
гостинцы и подарки божественной сестрице.
А она между тем уготовила нам не очень простой путь. Отправились мы в
Помапауль в две очереди. Наша первая группа, чтобы подготовить обряд, выехала на
сутки раньше. Часть пути мы проехали на машине, часть на буране. Всех нас первых
своих гостей божественная виновница торжества искупала в весенней свежести талых
вод. Пришли к еѐ дому радостные, мокрые, облегчившие свои души от городской
усталости.
Хозяева встретили нас на крыльце и, согласно традиции, ещѐ раз обрызгали водой.
Потом ещѐ одно очищение, через окуривание, и вот мы у тѐплого бока печки, в сухой
одежде, уютно устроившись, попиваем чай.
Праздник начнѐтся завтра, а сегодня готовится весь необходимый реквизит –
колыбель для божественной принцессы, маски, посохи и обговариваются другие важные
вопросы предстоящего события.
Несколько слов о самом селении. Два жилых дома братьев Пакиных и один новый,
который готовится к новоселью в августе. Среднее течение реки Помы, одного из
притоков реки Ивдель. По литературным источникам и сведениям самих хозяев
устанавливается историческая и фамильная связь этой семейной группы с некогда
крупным родом оленных манси Пакиных, живших со своими стадами в верховьях рек
Северной Сосьвы и Тапсуя.
Предгорья Урала начинаются
сразу за рекой, километров на
двадцать тянется полоса хвойного
леса, переходящая в синие сопки с
белоснежными
вершинами.
Цепенеешь от этого горно-лесного
величия. И поселяется в душе боль
– боль за хозяев, которых
вынуждают покинуть свои земли.
Рядом начинается промышленное
освоение трѐх месторождений:
одного бокситного и двух медноцинковых. Они в самом эпицентре
промышленного нашествия. В
Путешествуя по Северному Уралу
семидесятые годы здесь уже было
(фото в напечатанном виде)
одно опустошающее освоение,
тогда вырубили сосновые и кедровые боры. Не могут уйти братья со своей земли, рядом
святилище – сопка Хум-Хури (Мужских Покровителей), куда ни разу не ступала нога
женщины. На высшей точке соседнего хребта Кент-Нѐр не только священное ритуальное
место манси, но на ней родовое культовое святилище рода Пакиных. Само селение
расположилось рядом с древним поселением. Рядом семейные захоронения. Обращаясь ко
мне, спрашивают совета как быть дальше. А моя душа болит за нехоженные чистые места
всего родного Урала. Много шума, сиюминутных интересов правящих и финансовых
групп сегодня нависло над моей землей. И все подходы к освоению старые, основанные
на понимании «после нас хоть потоп». Утрата исконной родины вызывает тоску и
устойчивое чувство безысходности…
Хозяином праздника является Владимир Пакин. Ему 28 лет. Это его первая
серьѐзная, охотничья удача. И самостоятельно принятое решение по отпеванию и
проводам души медведицы к еѐ Божественному Отцу. В пору своего детства, когда ещѐ
был жив отец, Володя много раз участвовал в таинстве древнего обряда. Тогда он со
старшими братьями учился в интернате, а родители, скучая по своим детям, обычно на
зимние каникулы дарили им праздник, укрепляющий связь со всем мироустройством, с
7

вечностью жизни… Так было во всех мансийских селениях Ивдельского района. Ещѐ
один из гостей праздника Никита Куриков рассказал, что на каникулах, в их селении
Суйватпауле одновременно плясали до шести медведей. И у всех была возможность
вкруговую за ночь, посетив все дома, повеселиться от души. Потом не стало отца и долго
в Помапауле молчал санквылтап. А теперь мы называем Володю, самого младшего из
четырѐх братьев Пакиных - Уй вагылтан хум («Божественного зверя, спустивший
мужчина» – перевод с манс. языка). Перед началом праздника видно, что Владимир
волнуется. Внося в дом виновницу торжества, поторапливает нас, чтобы поспешили
мужчин очистить снегом перед торжественным началом церемонии. Пока старшие
мужчины устраивают и наряжают нашу именитую родственницу, мы приехавшие гости
продолжаем весело барахтаться в снегу.
Войдя в дом, сразу ощущаешь атмосферу присутствия Божественного духа.
Женщинам отвели положенное им место, и далее уже всѐ определяется традицией. Все
необычайно серьѐзны и торжественны. Каждый по очереди здоровается с «увщитев ѐт» –
нашей сестрицей. Праздник, длиною в пять дней, начался.
Сладковатый запах чаги, нежные древние мелодии санквылтапа, родная речь и
радостное общение. Царит в наших душах гармония, внутреннее глубинное ощущение
родства и общего пути в будущее. Звучат мелодии покровителей Пелыма, Лозьвы,
Тапсуя, словом, песни-мифы не нашего ляпинско-сосьвинского региона. Восхищает
глубина и богатство внутреннего духовного мира исполнителей. Всѐ соединилось – и
реальное, и божественное, как по самому определению в родном языке этого события «Уй
йикваве» («Божественного зверя танцуют»). Глагол «йикваве» (танцуют) не
конкретизирует, кто танцует, но мансийский человек знает, что участники торжества и
наши Божественные Покровители, и мы, все вместе танцуем. Ещѐ одна особенность
нынешнего праздника: не обсуждая, каждый внутренне проверяет серьѐзность отношения
к священным ценностям. Тревога у всех одна - не утеряли ли трепетного, уважительного
отношения к общей исторической памяти, не мода ли это на экзотику? По завершению
всего обряда старшие участники застенчиво и тихо признались мне, что из репертуара
праздника сейчас не все и показали. Но знают это и готовы все показать в следующий раз.
Эти застенчивые признания прозвучали как награда, как особые знаки признания. Жива
душа, сохранено поэтическое мировосприятие окружающего мира, а значит и есть
надежда на новые встречи. По возвращению, прочитаю в материале Николая Мерова,
написанного в нашей мансийской газете «Луима Сэрипос», о той беседе, которая
состоялась у автора с хозяином Владимиром Пакиным: «С этого времени дальше буду
постоянно этот праздник проводить. Как услышите о спуске священного брата,
приезжайте к нам. Мы вас будем ждать. Без вас нам играть скучно».
До новых встреч в мансийских паулах!

8

О первых ученых народа манси

Е.И.Ромбандеева
(фото в электронном варианте)

А.И. Сайнахова
(фото в электронном варианте)

9

О душе, характере любого народа мир узнает через его воспевателей – художников,
поэтов, писателей, ученых. Они, являясь носителями мировосприятия своих предков,
обогащают человечество ценными знаниями и подлинными встречами с народом. Первых
летописцев мансийского народа, открывших в себе дар творцов и взошедших на Олимп
Вечности, хочу представить Вам в этой моей статье.
Добавлю, что речь пойдет лишь о ряде летописцев,
посвятивших жизнь исследовательской и научной
деятельности. Более полное представление всех
воспевателей – это дело будущего и будущих написателей
этнической истории мансийского народа. А сейчас я
предлагаю познакомиться с именами тех, кто позаботился
о сохранении языка и мировоззрения своих предков.
Написав «познакомиться», я слишком переоценила свою
роль, их имена довольно известны. Правильнее будет
написать так: я постараюсь выстроить, опираясь на
различные источники, исторический путь исследований
по мансийскому языку и культуре.
Имена самых первых манси, оставивших для нас
ценный исторический языковой материал, к сожалению,
Корреспонденты газеты "Луима не сохранились. Остались лишь имена специалистов,
путешественников, любителей-краеведов, которые с
Сэрипос", 2005 г.
(фото в напечатанном виде)
помощью отдельных представителей манси, владеющих в
некоторой степени русским языком, зафиксировали на мансийский язык в первых
словниках11.
Из XVIII века нашим достоянием является «Словарь вогульского языка». Составлен
И. Куроедовым по поручению В.Н. Татищева в 1736 году.
Затем «Краткий вогульский словарь с российским переводом, собранный и по
разным материям расположенный, города Соликамска, Свято-Троицкого собора
Симеоном Черкаловым», (1785 год).
Ряд словарей и словников я опускаю, для любознательных источник уже указан
выше.
Но не могу не назвать Словарь мансийской лексики, подготовленный по поручению
Екатерины II. Законодательница, просветительница, получившая в царствование имя
Великой, сумевшая найти среди русских - Паниных, Вяземских, Суворовых,
Ломоносовых, сама много трудилась над сочинительством. Ею учреждена Российская
Академия, издавшая первый полный Словарь русского языка. В этот же период изданы в
Санкт-Петербурге «Сравнительные словари всех языков и наречий, собранные десницей
всевысочайшей особы» (Составил его П.С. Паллас в 1787 г., куда также вошел и
мансийский язык).
Научное издание мансийского языка и культуры начато в середине XIX века.
Состоялись первые экспедиции и издания лингвистов из Венгрии и Финляндии, языки
которых относятся к родственной финно-угорской группе. Кратко перечислю их имена –
А. Регули, П. Хунфальви, Б. Мункачи, А. Алквист и их последователи ученые XX века –
Б. Кальман, Я. Туя, А. Каннисто, М. Лиимола, Д. Сабо, Д. Фокош, Э. Беке, Э. Шал, Д.
Лако и др.
Антал Регули стал первым ученым, собравшим богатый материал по языку и
культуре в мансийских селениях в 1843 году. Не успев расшифровать собранный материал
по возвращению домой, он умирает. Часть его рукописей была опубликована П.
Хунфальви. Этим ученым в 1864 году была издана первая грамматика мансийского языка
по кондинскому диалекту.
1

Об этом более подробно во вступительной статье см: Е.И. Ромбандеева «Мансийский (вогульский) язык.
М. Наука, 1973, с. 3-12

10

В 1888 – 1889 гг. среди манси побывал венгерский ученый Б. Мункачи. Он
расшифровал оставшиеся тексты А. Регули и, на основе собранного собственного
материала, оставил нам бесценный клад – 4 объемных фольклорных тома.
Одним из достоинств клада является то, что ученые уделили особое внимание
нашим певцам, сказителям, сохранив их имена и точные названия населенных пунктов на
мансийском языке.
Григорий Ефремович Меров (Мунгкес павыл), Василий Кириллович Номин
(Няксимволь), Лазарь Яковлевич Алкин (Рактья павыл), Евгения Николаевна Пахтиярова
(Тампус павыл), Анна Михайловна Постоножиха (Тарыг павыл), Гаврил Петрович Сондин
(Нюрум павыл), Укладовы (Лусум – талях павыл), Кирилл Андреевич Конзымов (Я –
онтыр павыл), Леонтий Кузьмич Катмышев (Ракт павыл) и др. – наши первые мансийские
летописцы в новой письменной традиции человечества. Полный перечень их имен есть в
примечаниях четвертого тома Б. Мункачи.
Несомненно, и ученые, и наши летописцы – это божественно одаренные люди.
Сохраненный клад достался им всем непросто. Для европейцев – тяжелые условия работы
в «негостеприимном» крае XIX века, для наших лучших сказителей – преодоление
внутренних психологических барьеров в передаче закрытой сакральной информации. И в
результате их совместного труда, мы имеем исключительно живой материал с богатым
мансийским языком.
На рубеже XIX-XX веков закреплено имя еще одного мансийского летописца,
внесшего вклад, теперь уже в народное образование. Первые шаги в создании
письменности и обучении манси грамоте были сделаны во второй половине XIX века.
Открыты первые школы в основном для кондинских манси. Была создана азбука для
приуральских вогулов (1903 год). Составлена она епископом Никанором, в подготовке к
изданию принимал участие манси Н.Я. Бахтияров.
В начале ХХ столетия (1901-1906 гг.) среди манси находился финский ученый А.
Каннисто, оставивший нам пять томов текстов на мансийском языке. Эти ценные
публикации мансийского фольклора в основном были подготовлены и изданы его
последователем и коллегой М. Лиимола.
Весомым вкладом в научное изучение мансийского языка, истории и культуры в XX
веке является гений В.Н. Чернецова. Всех поражает его вхождение в народ, оно было
абсолютным. Бывая среди народа - на Конде, Ляпине (Саквьят), Сосьве (Тагтьят) манси
безо всяких сомнений считали его своим – Лусум хум (мансийский мужчина с реки
Лозьва). Некоторые из коллег Валерия Николаевича были убеждены, что среди его
предков были сибиряки, более того именно манси. Валерий Николаевич в совершенстве
владел мансийским языком. Он полагал, что иначе ученому постичь в полной мере образ
жизни и мышления народа нереально.
Им были подготовлены первые учебники, научные труды по лингвистике,
археологии и этнографии, сборники фольклорных текстов, полевые материалы, научный
архив, хранящийся в Томске. Тома мансийского фольклора Бернарта Мункачи и Артура
Каннисто были и остаются практически недоступны широкому кругу читателей, поэтому
небольшая книжка «Вогульские сказки», подготовленная Чернецовым сделала свое
полезное дело - показала богатство духовного мира моего народа.
Чтобы создать свой первый букварь, не найдя талантлив