Kak_reki_morya_i_klimat_sozdayut_nashe_obschestvo

Формат документа: odt
Размер документа: 0.02 Мб





Прямая ссылка будет доступна
примерно через: 45 сек.



  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Как реки, моря и климат создают наше общество
Почему идеальный климат вреден для развития общества? Как жара повлияла на возникновение буддизма? Могла ли античная культура возникнутьв другом месте? Начиная с XVIII века, такими вопросами стали задаваться философы, изучающие историю. Это привело к созданию школы географического детерминизма.
В античности историки сводили свой предмет исключительно к социуму, а природа выступала фоном для деятельности людей. Геродот писал в своей «Истории», что собирал сведения о прошлом, чтобы «великие деяния как эллинов, так и варваров не остались в безвестности».
Однако в XVIII веке среди мыслителей появилась идея, что социальная история является продолжением биологической. Первым об этом написал Иоганн Гердер в своём труде «Идеи к философии истории человечества», уподобив жизнь человека развитию дерева из семени. Вслед за ним началась обширная дискуссия о природных факторах, наиболее влияющих на общество. В качестве параметров предлагались: климат, рельеф местности и почв, воздух и его состав, водные ресурсы и даже пища, употребляемая человеком.
Научная школа географического детерминизма прошла долгий путь. В первых трудах Гердераклиматические условияи географическое положение не определяют конкретные формы социально-экономического бытия, а лишь задают среду, где проявление тех или иных качеств народа более вероятно. Его последователь Шарль Монтескье уже определял власть климата как первейшую власть наземле, от которой зависела и социальную структура, и политическое устройство общества.
В конечном счёте среди них остались две наиболее полные и внутренне непротиворечивые теории: водная и климатическая.
Реки: солидарность или смерть
Первым, кто обратилвнимание на гидросферу, был географ и историк Лев Ильич Мечников — брат знаменитого биолога. Реки он считал выражением синтеза всехклиматических условий: климата, почвы, рельефа и так далее.
У каждой реки есть своё историческое значение, причём оно не находится в прямой зависимости от длины или объёма приносимой воды. Из крупных рек только на берегах Нила возникла цивилизация, которая сыграла большую роль в общемировом развитии. А вот общества, жившие на берегах Амазонки, Миссисипи и сибирских рек, не оказали большого влияния на другие народы. Такая зависимость наблюдается даже в рамках одной цивилизации: общество Китая сформировалось на берегах Хуанхэ, а не Янцзы, которая на 1000 километров длиннее.
Причина аномалии в том, что великие реки слишком много позволяли людям, которые их осваивали. Наиболее же значимые реки быликомфортны, но не особо.Жизнь должна постоянно пинать людей.К примеру, в некоторых участках течения Амура почвы удивительно плодородны, а вековые леса с приречной долиной — настоящий райдля охотников и рыболовов. Такая благоприятная для жизни среда делает бессмысленным прогресс и мешает развитию цивилизации. Целые века люди могли позволить себе образ жизни бродячих земледельцев и довольствоваться всеми возможными благами, пока не закончились богатые земли.
К этому добавляется проблема кооперации. Даже изолированные от других люди имели высокий уровень жизни, поэтому не были способны к координированным действиям. Без перехода на новый уровень общественной солидарности не появились прогрессивные социальные институты и высокая культура.
Совсем по-другому жили в долинах Нила, Тигра и Евфрата. Нил проносил воды в три раза меньше, чем «неисторический» Дунай, но превращал огромные земли вокруг в плодородные житницы. Правда, обладал Нил одной скверной привычкой. Время от времени река превращала Египет в заразные болота, усыпанные горами трупов.
Река-кормилица была страшным убийцей, внушавшим священный трепет крестьянам. Страх внезапной смерти учил солидарности, заставлял людей объединять усилия дляобщей работы. Некоторые группы ненавидели друг друга, не все понимали смысл общественного труда, часть которого была возложена на каждого. Однако это создало не только сложную ирригационную систему, но и в целом способствовало развития науки и искусства.Из-за природных условий происходила естественная мумификация трупов, захороненных в песках. Это вызвало создание искусственных мумий, а затем — развитие знаний в медицине.
Изменение исторических ролей географических областей тоже зависело от гидросферы. Прогрессивные цивилизации не останавливались на кормлении от рек, а захватывали берега морей и выходили на берега океанов. В соответствии с этим изменялись и формы социально-политического устройства: республика, которая была подходила для небольшой общины наберегу Тибра, уже не годилась для управления Римской империи, раскинувшейся по разные стороны от Средиземного моря.
Климат: жара делает рабом плоти и государства
Климатическое направление наиболее полно разработал Шарль де Монтескье, известный также доктриной разделения властей. По Монтескье политический строй государства формируется в зависимости от типа климата: жаркого, холодного или умеренного.
Жаркий климат истощает тело и обессиливает дух. Люди в таких странах исполняют всякую трудовую обязанность только из страха наказания, поэтому рабство становится привычным. Так как господин столь же малодушен по отношению к своему государю, как его раб по отношению к нему самому, то гражданское рабство сопровождается в этих странах и политическим. А в странах с холодным климатом даже без ремёсел, образования и законов люди становились мужественными воинами, которые могли противостоять могуществу римских завоевателей.
Разумеется, лучшие страны – те, где доминирует умеренный климат (и проживает Монтескье).Европоцентризм торчал из каждого пункта его теории. Вся Европа, от Скандинавии до Пиреней, лежала в умеренном климате с достаточно мягкими переходами. Поэтому она и оказалась достаточно цельной в своём культурном развитии и вывела цивилизацию на уровеньнесравнимо высокий по сравнению с Азией.
В Европе народы противостояли друг другу как сильный сильному.Азия же была более разнородной. Тёплый климат делал людей слабым, нежным, чувствительным к наслаждениям в гаремах. Поэтому в Азии воинственные, храбрыеи деятельные народы соприкасались с народами ленивыми и робкими, из которых один неизбежно становится завоевателем, а другой − завоеванным.
Удовольствия тёплого климата оформили рабовладельческие отношения. Из-за этого уровень свободы никогда невозрастает, между тем как в Европе он колебался в зависимости от конкретных обстоятельств. Так же и традиции с привычками не менялись на Востоке веками.
Климат формировал темперамент, а темперамент — законы. Древние германцы жили в условиях, не позволявшихраспаляться страстям. Обнажение женщинами тела, как и везде, считалось нарушением. Однако воспринимали его как оскорбления, нанесённые мужчинам, то есть сухо и по-математически. За обнажение головы полагался штраф в 6 солидов. Обнажишь в два раза больше —например, ноги по колено — плати 12 солидов. Монтескье определял это как преступление глаз, а не воображения. Но когда одно из германских племён перебралось в более тёплую Испанию, то разбушевавшееся либидо установило множество новых ограничений. Вплоть до того, что врачи могли пускать кровь женщине только в присутствии родителей или других родственников мужского пола.
В тёплых странах законы, как правило, усиливали воздействие климата. Вместо того, чтобы побуждать к труду, индийские правители присваиваливсю землю себе, лишая людей духа собственности. В более холодном Китае существовал обряд открытия земледельческих работ, в котором участвовал император, чтобы поощрить крестьян к труду. Также каждый год императору докладывали о наиболее отличившемся земледельце, которого тот производил в мандарины восьмого разряда.
Тёплая лень создавала под себя и религиозные представления. В Индии, где чрезмерная жара подавляла и затормаживала людей, высшим блаженством считались бездействие и бегство от страданий. Китайское же конфуцианство было более практически направленным и регулировало бытовые обязанности и отношениячеловека с обществом.
Потеряв мужество, индийцы ради веры подвергали себя невероятным мукам, а женщины устраивали самосожжения. Природа, которая дала этимлюдям слабость, делающую их робкими, наделила их чрезмерным воображением. Поэтому чувствительность, которая заставляла избегать опасностей, давала силу презирать эти опасности.
Синтетическая теория: Греция — рай для прогресса
Учение о климате Иоганна Гердера носило синтетический характер. Он учитывал различия в рельефе, климате, плодородности почвы, наличие или отсутствие выхода к морю для анализа трудовой деятельности человека и особенностей формирования цивилизации.
Некоторых сама природа огораживала отсоприкосновения с другими культурами. Китай оказался защищен от внешних влияний заслоном пустынь и гор, а также океаном почти без бухт и заливов. Та же участь постигла Японию, Корею и страны Юго-Восточной Азии, расположившихся вдали не только от основных торговых путей, но и от идеи смешения культур. Поэтому до сих пор в Японии доля коренного населения близится к 100%.
Не полагаясь на международную торговлю, китайцы выработали необыкновенное трудолюбие и уникальную культуру. И её неотъемлемой частью были нетолько роспись фарфора или шитьё по шёлку, но дополнительная система ограждения себя от мира, то есть Великая китайская стена. В культурном же плане изоляция приводила к тому, что отсутствовал сам концепт развития. Основанием искусства было копирование каноничных образцов, а не создание новых форм. Например, правила классического стиха люйши чётко определяли длину строки и правила чередования тонов.
Совсем по-другому развивалась культура Вавилона. Он не только располагался на стыке Европы, Азии и Африки, но и был своеобразным оазисом. Плодородная долина Тигра и Евфрата в окружении гор и пустынь манила огромное количество кочевников-завоевателей. Природа предоставляла много глины, поэтому Вавилон быстро стал центром оседлого земледелия и местом развития ремесел и искусств (глиняная утварь, клинопись).
Меньше повезло другой стране Западной Азии – Финикии. У неё не было ни Тигра, ни Евфрата. Только пустыня, по которой финикийцы однажды добрались до Красного моря. Единственным шансом выжить было мореходство, а вместе с ним и торговля. Финикийцы начали бороздить морские просторы, все больше укрепляя связи с другими странами и обмениваясь не только товарами, но и знаниями. Такова особенность любого племени купцов – они способствует не только собственному развитию,но и развитию всего мира.
Однако преимущественно страны Азии и Африки консервировались внутри своих границ. Культура же, требовавшая постоянного развития, двинулась в Европу, которой достались наиболее благоприятные условия. Мягкий климат, множество судоходных рек и выход к морям позволил самому маленькому континенту аккумулировать всё лучшее, что приходило с юга и востока: товары, изобретения и идеи. Менее жестокие природные условия позволили использовать не только принудительный труд, но и цеховой, основанный на разделении труда, обучении и конкуренции.
Особое место в развитии Европы заняла античная цивилизация. Её можно назвать самым ярким выражением закономерности, согласно которой на всех пригодных для жизни морях, островах, полуостровах и побережьях возникали намного более целеустремлённая деятельность и свободная культура, чем на материке. Сочетание творческой энергии с эстетической созерцательностью давало не только мягкость нравов, но и тонкий вкус, которые становился стимулом к развитию искусств и наук. Даже внутри самой Греции наблюдалось доминирование республик, более близких к морю – например, первое законодательство было выработано на Крите. Да и в религиозных представлениях блаженные души обитали на острове, где могли встретить больше свободныхлюдей.
Древняя Греция расположилась на полуострове с огромным количеством заливов и бухт – по сути, её можно было назвать архипелагом. Это позволяло полисам обезопаситься от объединения и превращения в деспотию, которая неминуемоведёт к медленному отмиранию культуры. В такой расчлененной стране одно племя защищено было долиной, другое — берегом или островным положением. Не существовало отношений центр – периферия, поэтому каждой регион внёс свой вклад в развитие культуры.
Полисы находились в состоянии постоянного развития и движения. Причём движения и буквального – Средиземное или Эгейское море были достаточно небольшими, поэтому и критяне, и спартанцы, и многие другие не раз сменяли место жительства, перебираясь в Малую Азию, Италию или Сицилию. Так достижения в поэзии, философии, астрономии и математике, которые до сих пор играют важную роль в мировой науке, распространялись по миру и способствовали всеобщему прогрессу.
А была ли закономерность?
Географический детерминизм долгое время был очень прогрессивной концепцией. Пока остальные философы рассуждали о вещах в себе и духе народов, учения Монтескье и других были единственным лучом материализма в идеалистической философии.
Несмотря на это, географический детерминизм был такой же абстрактной и умозрительной концепцией, как и остальные. При этом он ещё и опирался на события реальной истории, за что в него прилетело немало помидоров.Даже сам Гердер признавал, что единого закона нет: «Чем более систематично продумывали и формулировали подобные выводы, тем рискованнее были они. Их шаг за шагом опровергают примеры, взятые из истории, даже физиологические аргументы, потому что одновременно действует много сил, даже много противоречивых сил».
Критиковали и за другие вещи. Однобокость: никак не учитываются внутренние источники развития. Практические опровержения: например, географические условия США и Японии представляют собой практически полную противоположность, что не мешает им быть высокоразвитыми и влиятельными государствами. Да ещё и сама природа портит картину, развиваясь значительно медленнее общества. Японские острова начали выделяться ещё 23-18 млн лет назад, тогда как японской государственности немногим более 2000 лет. Эволюция общества стремительно убежала от изменения географии Земли, что вызывает вопрос – как это могло произойти без независимых факторов?
В современной науке учёные пришли к пониманию того, что климатический фактор играл важную роль только на стартовом этапе эволюции общества. По мере развития культурные традиции и исторический опыт не только играли всю большую роль, но и становились независимыми от географии. В современном мире народы, проживающие в условиях, могут иметь совершенно противоположные культурные картины мира и социальную структуру общества.
Работы философов эпохи Просвещения, безусловно, внесли большой вклад в понимание истории и географии. Однако нельзя не отметить очевидный европоцентризм, а местами и откровенный расизм, присутствовавшие в некоторых из теорий. За него доставалось детерминистам не только с этической позиции,но и чисто с научной: якобы картина мира трактуется таким образом, чтобы обосновать превосходство европейской цивилизации и белой расы.
Споры на эту тему происходили и внутри самого направления. Наиболее характерным представителем европоцентризма был Монтескье. Он выступал против рабства, но для чернокожих он сделал исключение. Для него мудрый Бог не мог вложить душу в полностью чёрное тело с приплюснутым носом. Здравый смысл он также не видел в негроидной расе, ибо её представители предпочитали ожерелья из стёклышек вместо золота, которое любили народы просвещённые. С Монтескье спорил Гердер, видевший каждый народ уникальным, обладавший особенным языком и строением.
Географический детерминизм и современная наука
К 20 веку географический детерминизм исчез как самостоятельная концепция, но был включён в состав новой синтетической науки – геополитики, Она основывалась не только на идее «почвы», но и на идее крови», то есть сделанного руками человека – на предмете изучения истории, антропологии, этнографии, культурологии. Ракурс изучения геополитики был более узким: как территория помогает одному государству оказывать давление на другое, как формируются границы,как распределено население внутри государства.
Позже геополитика дальше отошла от корней и стала более прикладной дисциплиной,изучающей политические проблемы современного мира: глобализм и антиглобализм, формирование многополярного мира и конкретные отношения государств. Ей помогали различные теории, среди которых можно отметить следующие:
Теория жизненного пространства.Государство рождается и развивается как живой организм, который постоянно стремится к расширению, а обратный путь ведёт к гибели. Применялась на практике Третьим Рейхом для оправдания экспансии на восток.
Борьба суши и моря. Теллурократия (власть суши) италассократия (власть моря) – это не только два способа территориального расположения стран, но и две модели развития. Первая опиралась на военный авторитаризм и консервативные ценности, во второй необходимость торговать приводила к демократии. Даже правовые системы отличались: римская создавала своды законов, которые были неизменны; англосаксонская была более гибкой и опиралась на прецеденты.
Триумф однополярности. Концепция «конца истории» предполагала, что западный блок победил в холодной войне, и дальнейшее развитие политических отношений в мире будет представлять из себя насаждение западных ценностей в бывшие колониальные или социалистические страны.
Главный регион. Хэлфорд Маккиндер выделял осевую землю «Хартленд», расположившуюся на территории Российской империи и Восточной Европы. В разные годы Маккиндер трактовал Хартленд и как территорию, которая в будущем должна стать хозяйкой мира благодаря наличию ресурсов и независимости от европейского колониализма, и как регион, обладание которым приведёт к мировому господству.
Идея параллелизма природы и общества косвенно затронула и другие сферы науки, даже эволюционную биологию. Теория коэволюции дополняет дарвинизм, показывая, что в природе может не только идти война всех против всех. В пределах одной биосистемы организмы могут развиваться координированно, а изменение какого-либо признака ведёт к приспособлению всей системы в целом. Возможно даже проявление взаимопомощи оппозиционных друг другу звеньев: в современной науке принято считать, что эволюция паразитов направлена на уменьшение летальности носителей, поскольку эксплуатировать их выгоднее. Позже коэволюцию стали понимать и как этическую идею гармоничного сосуществования человека и природы.
Современные учёные также пытаются преодолеть былой европоцентризм. Американский биолог Джаред Даймонд вместо традиционных цивилизаций, среди которых главенствующую роль всегда отводили европейским, выделяет «экологические», в которых появились различные культуры и зародилось сельское хозяйство. По такому критерию важнейшими регионами эволюции общества оказываются Юго-Восточная Азия, Китай, восток Северной Америки, район Анди Амазонки, а также Мезоамерика (от Мексики до Гондураса и Никарагуа).