Фуксия

Формат документа: odt
Размер документа: 0.07 Мб




Еще варианты для загрузки через: 60 сек.

Скачать odt через Ubar.pro

Оцените быструю загрузку документов. После клика на "Скачать файл через Ubar.pro" будет предложение установить безопасный менеджер загрузок, чтобы скачать документ. Это абсолютно безопасно




Теги: Ульяна Кривлякина
  • Сообщить о нарушении / Abuse
    Все документы на сайте взяты из открытых источников, которые размещаются пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваш документ был опубликован без Вашего на то согласия.

Фуксия.
Толетооделоменявцветфуксии.Нельзясказать,чтооттенокбылмодным,или,какэтопринятосейчасговорить,“втренде”.Однакополучалосьтак,чтокаждаявещь,хорошосидевшаянамне-будьтопиджак,платьеилидажетуфли,обязательнооказывалисьименноэтогобезумногооттенка“вырвиглаз”.Поначалуясопротивляласьипереворачивалавсемагазинывпоискахтакихжевещейдругогоцвета.Выходилокаквтомфильме:“Аестьтакойже,носперламутровымипуговицами?”Увы,перламутровыхпуговиц,тьфуты,болееспокойныхоттенковненаходилось.
Кстати,явообщенедогадывалась,чтоуэтогобезобразияестьтакоевычурноекрасивоеназвание-фуксия.Истинаоткрыласьмнесовершеннослучайно,когдавканцелярскоммагазинеспустянеделюпоисковянашлаежедневник,который-очудо!-отвечалвсеммоимтребованиям.Такогопрактическинемоглобыть-блокнотсжелтоватымилистами(ненавижубелые),отделениемдляручки(акакже?),закрывающийсянамагнитнуюзастежкуискармашкомназаднейобложке.Находкабылабыидеальной,еслибынеэтотпривязавшийсяцвет.Яподозвалапродавщицуиспросила:
-Скажите,аестьтакойжеблокнот,нонерозовый,акакой-нибудьболеенейтральный-черныйилисерый?
Продавщица-аэтобылавысокаядевушкалет,скажем,двадцатитрехсвысветленнымидосеребристо-белогоцветаволосами,возмущенновыкатилаибезтогокрупныеглазаинарочиторазделяяслогиответиламне:
-Вычто?!Этонерозовый,этоФУКСИЯ!
Надосказать,чтопослетакогопоясненияяпоспешноинесколькопристыженнокупилаэтотсамыйблокнотнепредъявляяболеепретензийкеговнешнемувидуи,вобщем-то,смириласьстем,чтофуксияпреследуетменя.Стогомомента,какяузналаназваниеэтогоцвета,стольотличноеотопределениядругихоттенков,уменязародилосьслабоеподозрение,чтоэтоиненазваниедаже,аимянекогозверькасмаленькимиострымизубкамикакуящерицы,новдваряда,имнеказалось,чтоэтоживотноеследитзамнойиз-закаждогоприлавкамагазина.Ябынеудивилась,если,проснувшиськаким-нибудьжаркимутромтоголета,обнаружила,чтовесьмирокрашенфуксиейидажесолнцезалилосьэтимоттенком-таконбылзаразителенвсвоембезобразии.СлаваБогу,этогонеслучилось.
Впрочем,пишуяэтонастраницахтогосамогоблокнота,толькоон-тоивыжилпослепаденияфуксии-всеплатьяитуфликак-тонеожиданнобыстроизносилисьитолькоежедневниквкрепкомпереплететакилежал,нетронутый,наполке,словноожидаятогочаса,когдаярешурассказатьэтуисторию...
Япыталасьдописатьтогдатреклятыйрассказпочтидвенедели.Онзаселпоперекгорла,словнорыбьякость-душил,царапалнутро,ноложитьсянабумагуотказывался;строчкитопорщилисьикомкалилистывмоемежедневнике,словнобелесаяжижаПВА.Яужасносердилась-сюжетбылпродумандомелочей,выкидыватьначатоеужаснонехотелосьигде-томеждувисковвсеещебродилоэхословодногомоегознакомогокритика.Онтакисказалпромойпоследнийрассказ:“Видимо,писать-нетвое”,чемсовершенноразорвалмнесердце.
Япопыталасьзакурить,номеняпостиглановаянеудача-взажигалкеперегорелпьезоэлемент.
Самоирониядалатрещинуиякак-тосовершеннопо-бабскивспыхнулаибросиласовсейдурибесполезнуюзажигалкуобасфальт.Сгромкимхлопкомонавзорваласьизаставилавздрогнутьвлюбленнуюпарочкунасоседнейскамейке,онииспуганноуставилисьнаменя,ноужечерезнесколькосекундкак-топреувеличеннострастноснованачалицеловаться.
-Подкурить?-бледныйюношасвихремнепослушныхволос,навидмладшеменялеттакнапять,протягивалмнезажженнуюспичкувладонях,сложенныхнаманер“ковшика”.Ярассеянноприкурила,кивнулаголовой,мол:“Спасибо,иди,кудашел”.Однакоонселрядомнаскамью,безстесненияглядявупорнаменя.
“Ну,давай,скажимнекакую-тобанальность,чтобыуменябылповодпослатьтебякудаподальше”,-раздраженноподумалая.
-Тызнаешьразницумеждутрансцендентностьюитрансцендентальностью?-неожиданноспросилонменя.
-Что,прости?!-ошарашенноответилая,подавившисьдымом.
-Ну,ядумалвсе,чтобытакоеспросить,чтобытынеразозлиласьинедаламнеотворотповоротнедаввозможностипознакомиться.Ярослав,кстати.
“Ясно,изпикаперов”,-подумалая,нораздражениекак-товнезапносхлынуло.
-Настя,-простоответилая.
Этобылоначаломая,летотольконачалонабиратьсилу,итаконовсеначалось.Дляменя,конечно.Кажется,длянегоэтовсеникогданеимелокакого-либовескогозначения.
Оннекурил.Носилспичкивсегда,чтобыприкуриватьдевушкам,ноксигаретамнепритрагивался.Квыпивке,собственно,тоже.Изанимвсегдаприходилосьтаскатьсяследом,как-тотакполучалось,чтопрямововремяразговораонмогвстатьипродолжитьговоритьуженаходу,аты,саматогонезамечая,начиналаидтизаним,невсилахпрерватьегоплавнуюречь.Итолькопотомужеприходиламысль:акудаэтомыидем?Изачем?..
Чтоисказатьпронего-Ярикбылбогохульнымсозданием,стольковнембылопрекрасного,чтосамимсвоимсуществованиемонпопиралОтцанебесного.И,конечноже,ясовершенноневыносимобылавлюбленавнегоссамойпервойсекунды.
Онделалвсетолькотакитолькотогда,когдахотел.Могнебратьтрубку,неотвечатьнасообщения,потомобъявляться:“Сегоднявшестьнаплощади”,итамужсердись-несердись,апридешьнаместовстречи,иначеведьещепропадетнанеопределенноевремя.Икаждыйразвкакой-тобездумнойэйфории-мыговорилиодесяткахтысячсамыхразныхвещей,нониодинразговоряуженемогувспомнить,словновсетоважное,чтосмоглаявыяснитьдлясебявэтихбеседах,испарилось,какспиртизоткрытойбутылкивинапослеегоуходаизмоейжизни.
Где-товконцеиюняонвнезапнопропалнеделинатри,этобылослишкомдолгодажедлянего,иязаволноваласьненашутку.Былолето,бытьможет,еслибыяработалаилиучилась,времятянулосьнетактомительно.Ноясиделадомаитолькосмотрела,какдетикачаютсянаскрипучихкачеляхводворе,дабесконечнопроверяладисплейтелефонавнадежде,чтопростонеуслышалазвонок.
Тогда-тояиначалаписатьемуписьма-длинные,витиеватые,переполненныекакими-тоодноймнепонятнымиметафорамииприглушеннойтакойсовершеннособачьейтоской,но,конечноже,неотправляла.Собственно,этоивсетворчество,накотороеменяхваталотогда.
Аонпродолжалмолчать,иднитащилисьтакмедленно,чтояперебиралаввикипедиивсевозможныепыткисвятойинквизиции,нониоднанеказалосьмнедостаточноболезненной,чтобыхотябынапоминатьто,чтоиспытывалая.
Витогедажемойсобственныйдомичертовыкачелиподокном,иунылыйбездушныйинтернет,вкоторомникакнезажигалсязначок“онлайн”напротивегоимени-всеэтосталовызыватьизнутрименясамойбурнуюистерику,похожуюнацунами.Стоиломнезакрытьглаза,какбарабанныеперепонкиначиналодолбитьотнарастающегогулаприближающейсяволны.
Явзялатолькосвойдневникдабутылкукрасноговина,припасенногоначерныйдень,иотправиласьгулятьназаброшеннуюстройку,зная,чтонаходитсяонарядомсегодомом.Вернее...Собираласьпойтинастройку,нокак-тонезаметнодлясебяуменясозрелпланпозватьссобойиего,мол,ятутрядомпроходила...Наверное,храбростимнепридалатасамаябутылкавина,которуюявыпилаводиночкуподороге.
Доэтогоязаходилакнемувсегоодинраз,ненадолго,когдаемусрочнопонадобилосьмнедатьпочитатьновуюкнигуМинаева.“Просвещайся”,-хохотнулонтогда,вручаямнемаленькийтомиксвескимназванием“TheТелки”.Ивоттеперьядажетолкомнемоглавспомнитьегодом-такбылипохожиэтитипажныепанельныекоробкимеждусобой...
Помню,какяискала-часилидва,переходяотдомакдому,оглядываяпространствовокругвнадежденайтизнакомыеприметы,поканенатолкнуласьнадурацкиймагазин“Эйфория”иневспомнила,чтоужевиделаэтувывескуизапомнилаееособенночетко,потомучтоименноэточувствобушеваловомне,покаонвелменяксебедомой,взявзаруку,словноэтосамособойразумелось.Отрадостияпобежалапознакомойдорожке,едванеломаякаблукиочертовыщелимеждутротуарнойплиткой,апотомещедолгостоялауподъезда,какпесповодялохматойголовойвпоискахзнакомогозапаха.Яумудриласьпобеспокоитьтрехсоседей,преждечеммненесказали,что-да,Ярославживетименноздесь,навосьмомэтаже,выстучитесьпосильнеекнему,девушка,онвсегдавключаетмузыкунаполнуюгромкость.
Ялетелапоступенькам,забывпролифт,так,чтодыханиезастрялогде-товзобулегкойломотой.Попыталасьотдышатьсяпрямопереддверью-чертсним,ястолькоегоневидела,боже,божечки,пустьонбудеттам,пустьнеуйдетникуда...
Ястучалаизвонилавдверьникакнеменьшедвадцатиминут.Наконец,моеупорствобыловознагражденоидверьраспахнулось.НапорогестоялЯрослав,кактуземецобернутыйвполотенцеисовершенномокрый.Волосыеговлажнойзверинойшерстьюоблепилилобисмотрелоннаменянапуганоиудивленно.
-Давнотутстоишь?-вотпервое,чтоспросилонспустятринеделимолчания.Мнебыброситьсяемунашею,начатьцеловать...Банально,да,янесмела.
-Незнаю,может,минутпять...
-Явдушебыл,-оправдывалсяон,ужезапускаяменявнутрь.
Вприхожейстоялчемодан,открытый,вещивнутрибылискомканыкакпопало,мнеказалось,чтоиуменявнутривэтотмоментвсесжалосьточнотакже,какэтипестрыерубашки.
-Ты...Куда-тоуезжаешь?-робкоспросилая.
-Данет,Бестия,ятолькоприехал,-отозвалсяон,завариваячай,-тычто,незаметила,чтоменянебылотринедели?
Якороткоокрестиласебядебиломипопыталасьхотькак-тоскрытьсвоюдурацкуюсчастливуюулыбку.Ужнезнаю,чемуябылатакрада-томули,чтооннепростотакигнорировалменястольковремени,томули,чтооннезаметилмоейбесконечнойифатальнойвнеговлюбленности,томули,чтопростонашлаегосредивсехэтихсерыхмонолитныхмногоэтажек,похожихнагнездаласточекнаутесе.
-Япойдуоденусь,тыпогулятьхотела?
-Да,тутутебярядомзамечательныезаброшенныестройки,-откликнуласья,-планировалавотвзятьтебяссобой.
-Отличныйплан,-толькоикрикнулонужеизсоседнейкомнаты,-допивайчай,ябудучерезпятьминутготов.
-Почемутытаклюбишьстройки?-спросилменятогдаЯрослав.Ясделалаещенескольконеторопливыхшагов,оставляяегопозади,поднялаголовукнеясномунебуиответила-большесебе,чемему.
-Понимаешь...Мнекажется,чтовотэтиброшенныедома-ониждут.Тех,ктобудетвнихжить.Этоихединственныйсмыслсуществования,ноионпотерян-никтонеприходит,аеслииприходит,тообязательноразводитгрязьдамусор.Домнуженчтобытеплодарить,любовь...Анекому...-“прямо,какя”-подумалосьмне,ноэтогопроизноситьнестала,-Ивотяприхожувэтидома,чтобыимбылохотьчуточкуменееодиноко,аеслиприхожучаще,то,кажется,ониждутменяуже,кактотприрученныйлис.
-Насть,-окликнулменявдругЯрик.
-Ау?
-Тыоткудатакаястранная,м?
Япомню,чтоегословаменяударилипрямовзатылок,всезазвенеловокруг,расплылосьнадолюсекунды...Слишкомужхорошоязнала-страшно,страшновсегдаивсемнатыкатьсянастранных.Онисловноальбиносывстае-невыживаютникогда,своижезаклевываютобязательно...
Нояпромолчала,толькообернуласьивнимательнейпосмотрелавеголицо,надеясьзаглянутьподсамуюкожу,всмотретьсявпереливыкровивсосудахи-еслиэтовозможно-остановитьэтотпоток:такяжаждалаего.Ивэтотмоментпрямонаеголицоупаланебеснаяслезаипокатиласьмедленноигорделивовдольгладковыбритойщекикподбородку,будтоодинокийтолстяк,неспешнопереходящийвоскреснымутромБебельплацвБерлине.Ярославмедленноидажеторжественноподнялрукуклицусоттопыреннымуказательнымпальцемираздавилкаплю,оставив,впрямомсмысле,мокроеместо.
-Кажется,дождьначинается,-зачем-тосказалая.
Яриксхватилменязарукуикуда-топотащил,почтинасильно,яедвапоспевалазаним,увязаякаблукамивстроительномпеске,перепрыгиваячерезобломкикирпичей-изачемтолькобылонадеватьэтидурацкиебосоножки?..
Оннырнулкуда-тозапоследнийподъездитамяувиделалестницу,котораяуходилапрямовниз,подсамоебрюхоздания,приглашаянасвподвал.Вэтотмоментхлынулдождь,прорезаялетнююдухоту,некакой-то,асразуогромнымитеплымикаплями,какэтобываетнаозерах.Явзвизгнулаи,нераздумываянисекунды,бросиласьвследзаЯрославомвподвал.
Несколькосекундмыстоялинапороге,парализованныетьмой.Когдаглазапривыкли,сталоясно,чтоподвалсостоитизнесколькихдесятковсообщающихсякомнатпообестороныотдлинногокоридорачерезвсездание.Коридоррассекалипроемыи,еслистоятьводномизних,точерезкакое-товремяначнетказаться,чтотыпопростузаплуталмеждудвухзеркал,которыестоятдругнапротивдруга,создаваяэффектбесконечногопространства.Вкаждойкомнаткебылопомаленькомуокошечку,итолькотусклыйсвет,чтопокакой-тоошибкезабредалчерезних,делалподвальнуютьмучутьменеегустой.
Яушлавперед,постараласьотойтикакможнодальшеотЯрослава-мнеказалось,чтосердцемоебьетсятакневыносимогромко,чтоонуслышитраноилипоздноэтотзвукисразувсепоймет,нодажемысльобэтомбыланевыносимой,невыносимойхотябыпотому,чтоэтотзверьскореетолькоулыбнетсямоейпылкости,улыбнется,дапокачаетголовойстакойтомительнойпечалью-мол,прости,нехотелосьбытьслишкомжестоким-иименноэтодоконаетменя.Ябежалачерезкомнаты,заплутаввэтомпростомвобщем-толабиринте,поканеоглянулась,инеувидела,чтоонстоитвсегочерезнесколькопроемовотменя-теньиздругогоизмерения,итьмапоглощаетего,оставивмнетольконеясныйсилуэт.Оннешелзамной,ноинеуходил.Итогдаясмогларешитьсяиподойти.Казалось,мыбыливсамомтемномотрезкекоридора,такчтоневозможнобылоразглядетьнилицдругдруга,нипространствовокругитолькозапахегодыхания,одеколонадашампунятакрезкоударилмневноздри,чтоянаавтоматезашмыгала,дапровеларукойполицу,проверяя,непотеклаликровьручьемизноса.
-Нуикудатыушла?-шепотомспросилонменя.Насукрывалатишинашелестящегодождя,будтополог,огораживаяотвсегомира.
-Аеслибыязаблудилась,тыбынашелменя?Тыбынебросилменя,еслибыяпропала?-такжешепотомспросилая.Подвижениювоздухаядогадалась,чтоонмотаетголовой.Ясделалаещешагкнемуипоняла,чтонахожусьгораздоближе-стоитхотьнемногошевельнутьсяиянепременноприкоснуськнему,ноэто-тоистрашно...Ярославвнезапноглубокоитяжеловздохнул,апотомсжалменявобъятияхтаксильноирезко,чтояедванезаплакалаотболивгруди.
-Тызнаешь,ятакрад,чтотыпоявиласьвмоейжизни,-тихосказалон,-такрад,имнестрашно,чтоотпустиятебя,итыисчезнешь.Такстрашнотеперьостатьсябезтебя!
Мывернулиськнемудомойсовершеннопродрогшие,летнийдождьдолгонеутихалипришлосьидтипрямосквозьегоструи,Ярославпоставилчайник,закуталменявпледнасвоейкровати,наделнамоизамерзшиеногисвоиогромныешерстяныеноски.“Мамамнеиногдавяжет”,-смущеннопояснилониубежалналиватьмнечай.
Несколькоминутясиделанеподвижно,опасаясьрасплескатьэтуволшебнуютьмуподвалаизнутри.Яощупываласвоисобственныеруки,оченьмедленно,будтостараясьпредставить,чточувствовалон,обнимаяменя,какойяказаласьемунаощупь.Меняотвлеккакой-тописксостороныбалкона,сумбурныйираздражающий,какеслибынасинтезаторенажалисразунесколькоклавишнасамыхверхнихнотах.Яподошлаближеипосмотреласквозьпыльноестекло.Всамомуглубалконаналежбищеизстаройтряпки,несколькихпрутьевицелойкучиперьеввосседалвзрослыйголубь,этавоздушнаягородскаякрыса.Сизымисвоимикрыльямионпыталсяприкрытьуродливогопегогоптенца,которыйииздавалэтоотвратительноепищание,выпрашиваяеду.
Язамерла,разглядываяих,ведьещеникогдамненеприводилосьвидетьголубиныхптенцовидажевинтернетеэтообсуждаликакневероятнуюзагадку,каквдругпискрезкоутих,авзрослыйголубьповернулголову,чтобыуставитьсяпрямонаменяоднимбессмысленнымжелтымглазом.Такистоялимы,разделенныетолькомембранойстекла,ирассматривалидругдруга,немигая,иэтооцепенениемоглобыпродолжатьсявечно,еслибывнезапныйпорывветранезакинулгорстьдождевойводынабалкон,отчегоптенецвновьистошнозаверещал,аегоматьоторвалаотменясвойзастывшийвзгляд.Вздрогнувиощутивкаждыйволосокнателе,япоспешиласнованырнутьвтеплыйплед,нерешаясьдажеспроситьЯрослава,откудаунегогнездонабалконеипочемуптенецвылупилсялетом.Мнедажепоказалось,чтовсеэто-лишьиграмоеговоображенияиэтауродливаятушка,покрытаявсклокоченнымиперьямитолькопривиделасьмне...
Мнедумалось,чтопослеэтогодняунассЯрославомвседолжнопойтиналад,что-то,покрайнеймере,должнопроизойти,что-то,чтопозволитмнеговорить“унас”.
Нет,втотденьмеждунаминебылонисекса,нипоцелуев,нидругойинтимнойблизостивобщемпонимании.Ноонрассказывалмнеоморе.Показывалпривезенныеракушкиикамешки,вспоминал,какрисовализакатыокровавленныеперьяоблаковнанебе,какимвлажнымидушнымбылвоздух,иотэтогонепросыхалопостельноебельевгостиницах,какиестарыеруиныисладкиефруктынаполнялиегодорогу,какимистрашнымибываютвойнымеждусовершенноодинаковымилюдьми,какойужаснохолоднойможетбытьночьдажепосредилета,ипоэтомувсегданеобходимозапасатьсявиномилисамогоном,хотьонинепьет...
Вкаждомеговзглядеилижестеяощущалатоженевыносимоедикоенапряжение,чторослоиширилосьвомнесамойвесьвечер.Икаждуюсекунду,яждала,чтооно,наконец,прорветсявнемнаружуионсможетперешагнутькакой-тооченьвысокийпорогвнутрисамогосебяиприкоснетсякомнеилипоцелует.Яощущалаэтуегооградуоченьчетко,какощущаютхолодкамняещедаженекоснувшись.Ипоэтомунепыталасьнарушитьграницысама.
Апотом...Яуехаладомой,дрожавсемтеломотчего-точрезмернобольшогоигорячегоуменявнутри,отчего-тонастолькожалко-щенячьего,чтовотхотьберидапускайсебекровь,чтобыкак-тоослабитьэтотнапор.
Новсеосталосьпо-прежнему.
Онсноваисновапропадалнанесколькодней,ияслушаланадрывныемонотонныегудки,преждечеммелодичныйголосоператорауказывалмне,что“абонентнеотвечает,оставьтесвоесообщение”...
“Черттебяподери,-плакалаивзывалаякнебувтакиедни,-зачтотытакменя,зачто?”
Онвозвращалсяиотпечатывалмнеувискапоцелуй,будтовыстрелпистолета,якаждыйразжалела,чтонесмертельный,исновашириласьизнутридоотдельнойвселенной,вселеннойЕГО.Анеотправленныемоиписьмапродолжалимножитьсянапочтовомящике,будтоземлейприсыпаямневеки.
Икаждуюнашувстречуясноваисноваощущалаегонесвободным,какэточувствуеткаждаяженщинабезовсякихслов,нопонимала,чтоделотутневдругойдевушке.Былотакоечувство,чтоэтонеонзакрытвклетке,асамаклеткаспрятанавнемидавитнанегопрутьяминеснаружи,аизнутри,ужаснымчувствомбезысходности.
Мнебылотакстрашнозанего,чтоядажезабывалавспоминатьосвоейболи.Мышагалиполетнимтротуаромивеготеплойулыбкеобращеннойкомне,якаждыйразвиделалишьневыносимыйстрах,страхпотерьинесчастья,которыйгналегопрочьхужелюбойбеды.
Такпродолжалосьдосамогоавгустаидажепосленего-чуть-чутьвсентябре,покалетоненачалосдаватьпозицииитопитьсвойжарночами.ИтогдаЯрослависчез-сноваинаэтотразнавсегда.
Инеделяпроходилазанеделей,нотелефононтакинебрал,апотомивовсесменилномер,наверное.Япыталасьприходитькнемудомой,нопервыетриразамненеоткрывалникто,аначетвертыйоткрылнезнакомыймужчинаипояснил,чтоквартируэтутеперьснимаетон.Мнеоченьхотелосьспроситьунего,неживутлиунегонабалконеголуби,ноянерешилась.
ПоследняявесточкаотЯрославапришламневвидеписьманаэлектронныйящик,которыйондаженемогзнать.
“Итестихи,чтояпосвятилтебе,когда-нибудьдостигнуттебя.Нодоэтогоещеоченьдолго.Мнепредстоиткаплюзакаплейвыжиматьизсебявсето,чтоестьвомнеоттебя.
Ягипер-одинокбезтебядажепосредитакихзнакомыхлюдей.Спасибозавсето,чтодаламне.Знаю-“силеннетот,ктоимеетмногое,атот,ктоспособенотказыватьсяотмногого”(с).Какнайдусебя,стряхнувсе-дамтебезнать.Негрусти.Тытакаякрасивая,когдаулыбаешься.Странствующийвпоискахистины”.
Втотмиг,казалось,чей-тобезжалостныйогромныйкулаквонзилсямнепрямовсолнечноесплетение,сминаяребра,кактонкиеспички,иязахрипела,невсилахнивдохнуть,нивыдохнутьотосознаниятого,чтоегобольшенебудет.
Яотправилаемувответнесколькодесятковписем,включаяте,чтобылимноюнаписаныранее,носделалаяэтотольковсвоемвоображении.Почему?Какивсевлюбленные,янемоглаостановиться,нокакчеловекрациональный,японимала,чтоегорешениеужепринятоивсемоимольбыиписьмабудутлишьмучительнымсамосожжением.
Поэтомуятерпела,какмоглаикакполучалось.Яначаладействительнорезатьсебекожуназапястьях,неслишкомглубоко,нодостаточно,чтобысочиласькровьибылобольно.Обычнояделалаэто,когдаужслишкомхотелоськричать,ивместоголосаявыпускаласвойжизненныйсокисмотрела,каконтечеттяжелымикаплямипокистямрукипальцам.Приходилосьпочтивсегданоситьширокиекожаныенапульсники,раныподнимивоспалялисьещебольше,приносянеимовернуютянущуюболь.Яейрадовалась,потомучтооназаставляламеняощущать,чтоявсеещеживаинесошласума.
Япыталасьзаниматьсябоксом,нобедабылавтом,чтояобязательноначиналавидетьеголицои,измолотивгрушудополногоуничтожениясвоихсил,ревеланавзрыдпрямовспорт-зале,какпоследняяистеричка.
Водинизднейядажеумудриласьразбитьмашинунакартинге,потомукаксовсейдуривъехалавстену,всемоетеловстряхнулатряпичнойкуколкой,груднойклеткойяткнуласьорульисознаниенасекундупомерклоотэтогоудара.Инструкториспугалсязаменятаксильно,чтоотпустилнепотребовавдажевозмещенияущерба...
Новсеэтонемогломнепомочь.
Потомизимаподошлакконцу.И,когдая,наконец,увиделапервыебелесыеростки,которыепробилисьсквозьвлажнуючернеющуюземлю,яподумала:вот,этовседолжножекогда-нибудьпройти,ипочемубынесейчас?..Изаставиласебятакдуматькаждоепоследующееутро.
Тавеснабыланеобычайножаркой,будтобысразупереходящейвмареволета,иячутьраньшедосталасвойпрошлогоднийчемоданилегкиенаряды.Изсумокнаменясмотрелафуксия-всеееоттенки,всето,чтоносилаяпрошлымлетом,покамысЯрославомотмерялишагамитротуарыгорода.Япересмотрелавсюэтуодеждуиобнаружила,чтоонасовершеннонегодна,изношенаибезсожалениявыбросила.
Иименновтотмомент,когдаясделалаэто,мневнезапносталолегче,иглубокиевоспаленныераныназапястьяхнаконец-тосмоглизажить.
Прошлоещепарумесяцев,ияполностьюобновиласвойгардероб,предпочитаялегкиевоздушныеплатья,пестрые,какуиндусов.Ивочереднойлетнийденьмойтелефонзазвонил,номермненебылзнаком,ноябезсомнениявзялатрубкуиуслышалавнезапноголосЯрослава,такойприглушенный,будтоговорилончерезподушку.
-Привет.Вот,яобещалтебедатьзнать...
Япомедлиланесколькосекунд,прощупываяэховгруди-онобылопустымибессмысленным.
-Радатебе,-вотивсе,чтояответилаему,ноэтобылоправдой.
Втужесекундувтрубкечто-тощелкнуло,будтобыоператорпереключилзвонок,раздалсяневыносимыйписк,такойотчаянныйигромкий,чтомнепрострелилоухо,яавтоматическиотшвырнулателефонипопалавстену-онразбилсявдребезгиивсеравноэтотпискнеунимался,ширился,будтостаядолбанныхголубиныхптенцоворалачерезрупормнепрямовуши,иэтотзвукноровилвзорватьмнечереп,язажаласвоюбеднуюголовурукамииопустиласьнапол,пытаясьудержатьостаткиразума.Этопродолжалосьнескольковечныхсекунд,покавнезапнаятишинаненакрыламеня,словносаваном.Яосторожноубралаладони,внимательновслушиваясь,нониединогошорохабольшенебылослышно,будтобыяоглохла.Послеизученияостатковтелефонасталоясно,чтоегонепочинить.Тогдаяпростопривалиласькстенеизамерла,дотехпор,покатьмачернымимухаминеопустиласьнаменяиименновнейявдругсноваувиделатотбалкон,ноужебезпыльногостекла,ипаруголубейвуглу,такихнесуразных,некместуинековременисидящихнакучкесломанныхветок,оборванныхперьевитряпьецветафуксии.Имнесталоочевидно,чтовскоретолькоодинизнихостанетсяздесьиз-засвоихслабыхкрыльевилипростогострахалетать,останетсяводиночестве,страшном,наполненномсобственнымотчаяннымписком,покаголоднепревратитеговнедвижимыйкомокперьев.
И,кстати,именноголуби-самыестрашныерассадникиболезней.
X