• Название документа

    Cкачать ODT Даниил Пашков. Эссе по зарубежной литературе бесплатно


  • Размер: 0.03 Мб | Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Скачать через: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Эссе по зарубежной литературе

воспитанника 3-курса бакалавриат

Пашкова Даниила

Тема: «Епископ у Гюго и Мандзони: какой лучше?»

Хотелось бы начать свое эссе с того, что к своему большому сожалению я не читал произведение Виктора Гюго «Отверженные», хотя благодаря массовой культуре и бесконечному информационному потоку, я был знаком частично с героями данного романа, что нельзя сказать о произведение итальянского писателя Алессандро Мандзони «Обрученные». Поэтому, отвечая на вопрос «Кто лучше?», я буду исходить из двух прочитанных мной отрывков:

  • В. Гюго «Отверженные» глава 5 О том, что монсеньор Бьенвеню слишком долго носил свои сутаны

  • А. Мандзони «Обрученные» глава 23

  • Начнем, пожалуй, с первого. «День епископа был до краев полон добрых мыслей, добрых слов и добрых поступков» так описывает В. Гюго епископа Мириэля в 5 главе, в которой автор и открывает перед нами день епископа, раскрывая нам при этом характер «бывшего грешника» (Так называет себя сам Мириэль). Епископ предстаёт перед нами в образе сострадающего и милосердного старца, который периодически беседовал с мимо проходившими детьми, а также помогал бедным.

    День епископа был расписан. Спал он не долго, а утро посвящал часовому размышлению. Следом он совершал обедню. А далее после завтрака, он занимался своими епископскими делами, которыми должен заниматься каждый епископ: «принимать секретаря епархии (обычно это каноник) и почти каждый день – своих викариев. Ему приходится наблюдать за деятельностью конгрегаций, раздавать привилегии, просматривать целые тома духовной литературы – молитвенники, катехизисы, часословы и т. д. и т. д., писать пастырские послания, утверждать проповеди, мирить между собой приходских священников и – мэров, вести корреспонденцию с духовными особами, вести корреспонденцию с гражданскими властями: с одной стороны – государство, с другой – папский престол. Словом, у него тысяча дел».

    Также епископа Мириэля характеризует следующая фраза «Пока у него были деньги, он посещал бедных, когда деньги иссякали, он посещал богатых».

    Это свидетельствует о необыкновенной мудрости и щедрости епископа. Почему? Потому что, на мой взгляд, Мириэль к своему возрасту достиг понимания того, что материальная составляющая очень важна в вопросах альтруизма и филантропии. «Вера без дел мертва» говорит апостол Иаков. Одними молитвами всем беднякам не поможешь, а фразой «Ну помоги Господь», человека не сможешь обеспечить одеждой, едой, водой и так далее. Поэтому епископ и идёт к богатым, когда деньги иссякают. Я думаю, что он взывает к совести богачей, и те «раскрывают свои кошельки». В Деянии святых апостолов сказано «Блаженнее давать, нежели принимать», и епископ Мириэль является посредником между этими двумя действиями. Он принимает, и следом отдает, не оставляя при этом себе какие либо ценности, потому что он скромен во всем.

    Он скромен в еде, потому «... сам он ест, как монахи», он скромен в одежде-об этом свидетельствуют его «ветхие сутаны», он скромен в жилище своем, ведь свой епископский дворец он выделил для больных людей, а сам переехал в маленькую городскую больницу. Он не боялся оставлять жилище своё незакрытым, ведь «Если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж».

    И как я уже писал, он щедр. И эта щедрость также заключается в его гостеприимстве. Когда к нему на ужин приходили в гости священники, Маглуар подавала на стол превосходную озерную рыбу или какую-нибудь вкусную горную дичь.

    Помимо всего прочего епископ Мириэль обладал высшем даром — даром любви. Это прослеживается во встречи епископа с Жаном Вальжаном, осужденным каторжником на 19 лет за украденный каравай. Епископ встретил этого бедного человека и не оттолкнул, как это сделали другие. Он накормил его, выслушал его исповедь и дал ночлег. Бывший преступник «отблагодарил» епископа следующими действами: украл серебро и чуть ли не оборвал жизнь своего добродетеля. Под словами «чуть ли не оборвал жизнь» я имею ввиду «чуть ли не размозжил голову доброго пастыря массивным подсвечником». Но все же какая то сила остановила его от этого злодеяния, и он, как подобает настоящему преступнику, просто сбежал с места преступления.

    Но на утро его поймали жандармы и привели к епископу. В этом моменте и заключается самая настоящая любовь к ближнему своему. Зная ситуацию с Жаном Вальжаном, епископ Мириэль понимает, что своим словом он сможет отправить на новый срок своего «ночного гостя», тем самым окончательно сломать жизнь этой «заблудшей овце». Епископ понимает, что Жан потеряет веру в человечество, и тогда уже никогда не сможет приобрести настоящую веру в Бога. Поэтому епископ опровергает обвинения, говоря, что он сам отдал ему серебро, и в придачу отдает подсвечник Жану, якобы тот забыл забрать. Осмелюсь предположить, что, отдавая подсвечник, епископ дал знать своему «ночному гостю», что знает о его ночных намерениях. Тем самым, на мой взгляд, это был жест прощения. И когда жандармы покинули дом, епископ не забрал серебро у «вора», хотя имел на это полное право, а лишь попросил использовать это серебро для того, чтобы стать добрым человеком. Разве не в этом проявляется любовь к ближнему своему?

    Теперь хотелось бы рассмотреть образ кардинала Федериго Борромеро во фрагменте произведения «Обрученные» Алессандро Мандзони. Во первых, хотелось бы сказать, что этот фрагмент мне напомнил другую историю, с которой я вижу некую связь. Какую же? Сначала об истории. К Серафиму Саровскому однажды пришел некий генерал-лейтенант Л. Человек, обвешенный медалями, который не заслуженно их получил, черствый изнутри. Серафим Саровский проявил смирение, когда поклонился в пояс этому человеку, а позже провёл с ним духовную беседу, после которой генерал-лейтенант вышел из кельи со слезами на глазах, тем самым осознав свою греховность, осознав свои неправильные поступки.

    Так в чем же заключается связь? К кардиналу Федериго приходит преступник, можно сказать даже разбойник, и кардинал вместо того, чтобы обличать его за греховные поступки проявляет так же смирение, выраженное в детской радости от прихода «известного человека». Путем духовного разговора, который позже писатели-реалисты второй половины 19 века назовут — литературно слабым, психологически неоправданным, провальным ходом, дырой в художественной ткани романа, сей разбойник разрыдался, и никак не мог успокоится, осознавая свою греховность.

    Практически полностью данную фразу « который позже писатели-реалисты второй половины 19 века назовут — литературно слабым, психологически неоправданным, провальным ходом, дырой в художественной ткани романа» я взял из работы Н. Прожогина «Алессандро Мандзони и его роман «Обручённые»». Сделал я это для того, чтобы только лишь попытаться опровергнуть заявление писателей-реалистов. Ведь нахождение рядом с человеком, от которого исходит благодать может изменить любого человека, есть множество примеров. Я считаю, опять же из прочитанного мною фрагмента, что кардинал Федериго, был человек особенный. Во первых, он исполнял свои епископские задачи, в каждую свободную минуту он пытался получить новые знания, а самое главное также обладал даром любви. Кардинал сделал суждение о человеке не по его поступкам в прошлом, а по его стремлению, которое он увидел на лице данного человека. Он не оттолкнул этого «разбойника», как когда то Иисус Христос не оттолкнул разбойника, висящего не кресте подле Него, за его прошлою греховную жизнь.

    В чем же все таки я вижу связь между историей с Серафимом Саровским и с фрагментом из Обрученных? В том что два человека обладали святостью и силой духа, раз смогли направить к Богу одну заблудшую овцу к своему Пастырю.

    Теперь стоит ответить на вопрос «Кто лучше?». Сравнивая этих епископов, хочется отметить, что за счет своей любви к ближнему, как минимум одна заблудшая душа пришла к Богу. Кто лучше? Задаю себе этот вопрос и понимаю, что перед Богом все равны. Перед Богом и епископ Мириэль, и кардинал Федериго совершают добрые поступки, пытаются помочь ближним своим, влияют на судьбы людей в положительном ключе. Кто лучше, как человек, я не знаю, я не судья. Поэтому я попытаюсь ответить на вопрос, кто лучше в роли епископа.

    На мой взгляд, как епископ лучше Мириэль, так как в его поступках я больше вижу епископскую деятельность. Он достаточно занятой человек, принимает много людей у себя на приеме, занимается научной деятельностью, социальными проблемами своего округа, много думает и много принимает решений. Его доброта, милосердия, аскетизм и вместе с тем жизнерадостность стали известны всей округе.

    X