• Название:

    10 Б пар.27 опричнина текст


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



10 Б § 27. В преддверии Смуты

Накануне опричнины. Государственно-политическим строем России в XVI в. была монархия, единое централизованное государство. Но сохранялось еще немало пережитков времен раздробленности. Свои удельные княжества в годы малолетства Ивана IV имели его дядья, братья отца. Малыми уделами владели князья Бельские, Воротынские, Мстиславские, но они постепенно переходили на положение «слуг» московского правителя (это звание тогда считалось высшим, наиболее почетным в иерархии чинов), его бояр. Остатки прежних вольностей сохраняли Новгород и Псков. Высшей властью законодательной и распорядительной, обладал великий князь, потом царь. Он стоял во главе вооруженных сил, назначал на должности думцев, воевод и начальников приказов, вершил внешние и судебные дела. Ему помогал во всех делах высший совет из бояр и иных чинов — Боярская дума. Она была сословным органом русской аристократии, имела, по поручению царя, законодательные функции. Но ее решения окончательно утверждал сам монарх. С середины XVI в. появился Земский собор — орган сословно-представительной монархии: в нем, помимо думских чинов, были представлены другие сословия — церковные, дворянские, торгово-ремесленные верхи. Царь Иван IV по мере возмужания все больше тяготился опекой Избранной рады, возражениями своему курсу во внутренних и внешних делах. Не все были довольны длительными войнами, непосильными тяготами, разорением «подлых людей», кормивших своим трудом всех в государстве. Расправы с непокорными, выискивание новых измен, чаще всего выдуманных, стремление свалить свои промахи на других привели к падению авторитета царя.

Уже с 50-х гг. XVI в., с проведением военных реформ (набор стрелецкого войска, вспомогательной рати из горожан, введение новых налогов и т. д.), появляются первые признаки разорения центра страны, его запустения. Позднее, в 60—80-е гг., они приняли катастрофические размеры. Недовольство простолюдинов проявлялось в том числе и в ересях. Еретики критиковали мздоимство священнослужителей, церковные догмы — не верили в троичность Бога, призывали к уничтожению икон, церковной иерархии, самого института церкви. Еретиков осуждали на церковном соборе, ссылали в дальние монастыри. Некоторые из них (Косой, игумен Троице-Сергиева монастыря Артемий и др.) бежали в Литву, успешно продолжая там свои проповеди.Опала на деятелей Избранной рады, разногласия среди правящих лиц по вопросу о войне с Ливонией послужили для мнительного царя толчком к новым расправам. Существовали для того и иные причины — недовольство основной массы дворян, служивших в армии, тем, что бояре владеют многими землями, переманивают к себе их крестьян и холопов, благо у них им жилось гораздо легче. Да и сам царь тяготился вельможами, склонными к независимости, к не забытым еще порядкам удельного прошлого. Ходили разговоры, что некоторые бояре ведут тайную переписку с зарубежными владетелями. Иван IV в подданных, в народе, видел только «холопов», чьей обязанностью было беспрекословно повиноваться воле правителя. О том он без обиняков написал в письме к Курбскому в ответ на его «многошумящее послание»: «Мы своих холопов жаловать и казнить вольны». Возражения Курбского, считавшего, что царь должен править вместе с умными советниками, боярами, совещаться с «всенародными человеками», он отметает с гневом деспота. Неудачи в Литве, набеги крымцев, измены и казни создали весьма напряженную обстановку.

Введение опричнины. Воскресный день 3 декабря 1564 г. до крайности удивил и устрашил москвичей, хотя они много уже испытали на своем веку. Из ворот Кремля в это морозное утро выползал бесконечный поезд из возков и саней — царь с царицей Марией Темрюковной и детьми, огромной свитой и охраной молча, угрюмо покидал свою резиденцию. С повелителем везли казну, одежды и драгоценности его семьи, «святость» — иконы и кресты. Люди московские недоумевали, гадали: что-то будет?

Все объяснилось месяц спустя. 3 января 1565 г. Иван прибыл в Александрову слободу, к северу от Москвы. Отсюда он послал грамоты митрополиту и московскому «черному» люду. В первой царь писал о своем «гневе» на «государевых богомольцев», бояр, приказных начальников и прочих за их неправды и измены. Во второй заявлял посадским людям, чтобы «они не опасались: на них он не гневается и опале их не подвергает».

5 января в слободе делегация москвичей просила царя вернуться в столицу, вершить дела государства по-прежнему. Тот согласился, но на определенных условиях. Так появляется опричнина. В свое особое ведение (опричь — кроме), своего рода удел, царь забирал ряд земель на богатом севере, на юге и в центре, часть Москвы, там вводилось свое опричное управление с Боярской думой, приказами, войском из верных царю людей.

На остальной части государства сохранялись старые порядки с прежней Боярской думой, приказами — это была земщина. Начался «перебор людишек» — с опричной территории помещиков и вотчинников выводят «в иные городы» вместе с их семьями, крестьянами и холопами. Все это сопровождается обманом и насилиями, грабежами и убийствами. Опричники — «кромешники» (название придумал А. Курбский) расправлялись с неугодными царю и им самим людьми, многие оказались в ссылке.

Опричный террор. На Земском соборе 1566 г. часть депутатов-дворян просили отменить опричнину. В ответ царь казнил до двухсот челобитчиков.

Та же участь постигла митрополита Филиппа из рода московских бояр Колычевых. Человек незаурядный, с сильным и властным характером, прекрасный организатор (в бытность его игуменом Соловецкого монастыря на островах развернулось обширное строительство, кипела хозяйственная жизнь), Филипп бесстрашно выступил с обличениями царя и «кромешников» в Успенском соборе Московского Кремля: «До каких пор будешь ты проливать без вины кровь верных людей и христиан? Подумай о том, что хотя Бог поднял тебя в мире, но все ж ты смертный человек, и он взыщет с тебя за невинную кровь, пролитую твоими руками».

Уговоры царя (чтобы владыка «в опричные дела не вмешивался») не помогали, и однажды во время литургии в том же соборе ворвавшиеся туда опричники сорвали с митрополита святительские одежды и свели его с престола. Послушное царю собрание иерархов церкви лишило Филиппа в 1568 г. сана митрополита. Его сослали в Отроч монастырь в Твери. Позже Малюта Скуратов, царский любимец и палач, задушил там бывшего митрополита.

За этими событиями последовали новые казни виднейших бояр, в том числе И. П. Федорова. Владимира Старицкого царь заставил принять яд, ликвидировал его удел. В 1570 г. Иван IV устроил страшный погром Новгорода.

Своей опричниной с ее кровавыми оргиями царь, несомненно, достиг укрепления режима личной, неограниченной власти. Она стала своего рода восточной тиранией, деспотией. Народ заплатил за это страшную цену. В России 70—80-х гг. XVI в. разразился настоящий хозяйственный кризис — запустение сел, деревень, городов, гибель огромной массы людей, бегство многих на окраины.

После позорного поражения опричного войска и сожжения Москвы крымцами в 1571 г. и победы над ними объединенного земско-опричного войска М. И. Воротынского год спустя царь заявил об отмене ненавидимой народом опричнины. Однако она не ушла в прошлое окончательно: по одной версии, царь ее восстановил три года спустя, по другой — и не думал уничтожать; она до его кончины существовала под названием «двор».

С помощью опричнины Грозный подавил всякую оппозицию, ликвидировал очаги удельного сепаратизма, остатки, и без того невеликие, самостоятельности и независимости в словах и действиях подданных.

Последние годы правления Ивана Грозного. В документах той поры часто встречаются такие записи: «пустоши, что были деревни», «пашня лесом поросла». Запустение земель приняло страшные размеры в новгородских и псковских местах, близких к ливонскому фронту: в распашке осталось только 7,5 % прежде обрабатываемых земель, в Московском уезде — 16%, сходная картина наблюдалась и в других районах. Во много раз выросли налоги. «Взяв однажды налог,— по словам Курбского,— посылали взимать все новые и новые подати».

В стране широкое распространение получили «разбои», волнения. Некому было работать, кормить дворян, из которых состояло войско. Власти, пытаясь спасти положение, организуют с 1581 г. описание земель и запрещают переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день. Тогда и родилась известная пословица: «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» «Заповедные годы» (заповедь — запрет) вводились как временная мера, но остались надолго, вплоть до отмены крепостного права в 1861 г. Составленные в ходе описания писцовые книги стали основанием крестьянской «крепости» помещику и вотчиннику.

Помещики получают податные льготы, монастыри же их лишаются (по решению церковного собора 1584 г.). Дворян жалуют новыми землями. Но эти меры, принятые в конце правления Ивана Грозного, не могли дать каких-либо заметных и быстрых результатов.

18 марта 1584 г. царь Иван IV Грозный умер. В свои неполные 54 года этот человек, несомненно одаренный, жестокий и маниакально подозрительный, выглядел глубоким стариком, развалиной. Сказались долгие годы борьбы, страха, расправ и покаяний, пьяных оргий. Ночные страхи и кошмары, болезни и переживания довели его до крайности — все тело распухло, глаза слезились, руки тряслись. Люди, окружавшие трон, трепетали перед ним, но плели интриги; поговаривали, что они-то и помогли ему уйти в мир иной — подложили в пищу отраву.

Правление Ивана Грозного вызывало и вызывает самые противоречивые оценки современников и потомков. Одни видят в его деяниях большой государственный смысл: стремление к централизации, укреплению государства, устранению препятствий на этом пути (борьба с боярами и т. д.). Что же касается жестокостей, в том числе и опричного террора, то не без резона говорится о нравах, характерных и для России, и для других стран той эпохи (вспомним хотя бы о массовых убийствах Варфоломеевской ночи во Франции в 1572 г., когда за две недели вырезали по всей стране более 30 тысяч человек). Другие резко отрицательно судят личность и деяния Грозного, акцентируют внимание на казнях, опричнине, разорении страны. Очевидно, следует учитывать и положительные стороны его правления (укрепление государства, усиление безопасности его границ), и отрицательные (ухудшение положения народа, террор).

Подводя итог эпохе Ивана Грозного, можно сказать, что при всех ее успехах она оставила тяжелое наследство и привела к печально знаменитому в истории Отечества Смутному времени.

Правление Федора Ивановича. После смерти Ивана IV власть перешла к его 27-летнему сыну Федору. Насмотревшись с детства на то, что творили отец и его присные, он всю жизнь с неприязнью относился к расправам, жестокости, немилосердию. Человек тихий и богобоязненный, второй российский царь интересовался больше молитвой и тихой беседой с монахами, любил церковное пение и колокольный звон. Дела же государственные он перепоручил боярам. Среди них после смерти Грозного началась борьба за власть и влияние.

Сначала на главенствующую роль претендовал Б. Я. Бельский — любимец Ивана IV, истовый опричник. Недовольный тем, что его не включили в число регентов при царе Федоре, он привел в Кремль своих вооруженных холопов. Все расценили его действия как стремление возродить опричные порядки. В столице зазвучал набат — москвичи, дворяне из южных уездов, приехавшие на службу, со всех сторон бросились к Кремлю. «Весь народ,— говорит современник-летописец,— всколебался». Восставшие собирались «выбить ворота (в Кремле) вон». Из Фроловских (Спасских) ворот выехали бояре и дьяки.

Их встретили криками: «Выдай нам Богдана Бельского! Он хочет извести царский корень и боярские роды».Бельского сослали воеводой в Нижний Новгород.

При дворе постепенно утверждал свою власть Борис Федорович Годунов, брат супруги царя Федора Ирины. Единственный брат царя младенец царевич Дмитрий (сын Ивана Грозного от Марии Нагой, последней его жены, седьмой по счету) оказался, по сути дела, в ссылке — ему дали в удельное владение Углич.

При царе Федоре ситуация в стране стала спокойнее, тише. Об опричном терроре вспоминали с ужасом и отвращением, в том числе и сам монарх, начинавший каждый день с молитвы: «Господи, сохрани меня, грешного, от злого действия».

Конечно, случались и казни. Например, наказали шестерых торговых «мужиков» — участников весеннего восстания в Москве (1584). Годунов продолжал расправляться с соперниками. В ссылке оказались бояре Шуйские. Самый выдающийся из них, руководитель героической обороны Пскова от войск Стефана Батория в 1581 г., князь И. П. Шуйский был злодейски умерщвлен в ссылке. В 1589 г. Иов ,ставленник Годунова,на соборе русского духовенства был избран патриархом всея Руси. Прежние епископы стали митрополитами. Тем самым авторитет РПЦ значительно возрос. 15 мая 1591 г. при загадочных обстоятельствах погиб в Угличе царевич Дмитрий. Присланная Годуновым комиссия во главе с князем В. И. Шуйским провела следствие и сделала вывод, что царевич зарезался сам, играя «в тычку» (ножичек). Но этому уже тогда многие не верили. По стране гуляла молва: царевича-де убили по приказу Годунова, который мечтал занять трон после бездетного царя Федора. Это событие впоследствии оказало немалое влияние на обострение обстановки в стране.

К началу 90-х гг. XVI в. закончилось описание земель, длившееся целое десятилетие. Режим «заповедных лет», поначалу вводившийся в отдельных уездах, распространился на всю страну. В документах об этом говорится кратко и недвусмысленно: «Ныне по государеву указу крестьянам и бобылям выходу нет» (бобыли — обедневшие крестьяне, освобожденные от налога полностью или частично).

Тогда же ввели «урочные лета» (1597): по делам о владении крестьянами, их вывозе, возвращении беглых крестьян стал действовать 5-летний срок подачи их владельцами исковых челобитных. Если помещик или вотчинник обращался к властям более чем через пять лет после вывоза или побега крестьянина, он терял на него всякие права. Тогда же обнародовали указ о холопах, сильно ухудшивший и их положение: они лишились права на освобождение путем уплаты долга по старым кабальным грамотам..

«Смирением обложенный» царь Федор Иванович тихо скончался 7 января 1598 г., не оставив наследника. Династия Даниила Александровича угасла. На Земском соборе царем был избран Борис Годунов. Теперь бывший опричник Ивана Грозного, зять Малюты Скуратова, долгие годы шедший к высшей власти, получил ее. Когда народу объявили в Кремле о пострижении царицы-вдовы Ирины, ее брат услышал заветные и долгожданные крики москвичей: «Да здравствует Борис Федорович!»

Это означало, что народ хочет видеть его царем. Взошла звезда основателя новой царской династии. Но сияла она недолго.