• Название:

    13 Клятва


  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Иван Зубофф

Клятва

Эта история началась 7 сентября 2019 года в 17:14:23 по местному времени рядом со станцией метро Партизанская (район Измайлово, Восточный административный округ, город Москва, Центральный федеральный округ, государство Российская Федерация, материк Евразия, планета Земля, Солнечная система, Местное межзвёздное облако, Местный пузырь, пояс Гулда, рукав Ориона, галактика Млечный путь, подгруппа Млечного Пути, Местная группа галактик, Местный лист галактик, Сверхскопление Девы, Сверхскопление Ланиакея, наблюдаемая человечеством часть Вселенной). Загорелый и небритый, я вылез из маршрутки на автобусную остановку и потопал к метро. На Бауманской меня ждала подруга, с которой мы направлялись на шоукейс фестиваля «Боль». Солнце ласкало здания гостиничного комплекса «Измайлово», где через неделю давал учения буддийский мастер Йонге Мингьюр Ринпоче. Расстояние между автобусной остановкой и станцией метро составляло всего 50 метров, но одолеть их без приключений мне не удалось.

Пройдя половину пути, я остановился – прямо на меня шёл молодой кавказец в кожаной куртке, рубашке, джинсах и лёгких ботинках. Он тоже остановился, немедленно протянул мне руку и начал говорить.

– Брат, здравствуй. Меня зовут Мурад, я сам с Югороссийска. Брат, как тебя зовут?

Это напоминало поведение подростков-попрошаек у нашего офисного центра. Я несильно пожал ему руку.

– Иван.

– Иван, уважаемый! Я подумал, ты из наших мест, а ты местный. Я нахожусь в очень тяжёлом положении, и мне не к кому обратиться…

Наши руки перестали трястись, но так и остались соединёнными. Так, мне нужно быть осторожным, передо мной почти наверняка попрошайка. Послушаю, что он мне скажет.

– Ваня, брат, у меня сейчас жена в больнице лежит, у неё проблемы по женской части. Я привёз её сюда из Югороссийска за 1700 километров, чтобы вылечить. Никому не могу об этом сказать, никаким друзьям, потому что в родных местах могут сделать изгоем – я уже старый, мне нельзя детей. Жена, понимаешь, беременна, у неё кровотечения, я не знаю куда деваться, хочу спасти своего ребёнка. Сегодня у неё обследование, завтра операция, я на это потратил все свои деньги. Одно обследование стоило 5 тысяч, представляешь? Мне сейчас денег не хватает даже на бензин на обратную дорогу, я в машине сплю сейчас. Ваня, брат, прошу, умоляю, помоги мне, дай мне денег взаймы, я тебе завтра всё верну, я клянусь…

И тут он поклялся так, что совесть не позволяет мне его процитировать. Глаза Мурада бегали по сторонам, я же уставился на него в упор. Во мне возникло чувство сострадания к этому человеку. Если он говорит правду, то ему просто необходимо помочь. Если он врёт, то зачем было произносить настолько громкие слова?

– Мурад, ты поклялся.

– Да, Ваня…

Мой собеседник повторил свои слова. Я был уже настроен помочь ему, ибо думал, что скорее всего он говорит правду. Не будет же человек давать такие клятвы, чтобы выклянчить какие-то копейки!

– Сколько тебе нужно?

– Смотри, бензин стоит 40 рублей за литр, нам с женой нужно проехать 1700 километров, в пути поесть и переночевать в хостеле. Это получается 3 тысячи, которых у меня нет. Брат, прошу тебя, ради моего будущего ребёнка, пожалуйста, помоги мне! Деньги есть у моей матери, она продала баранов, у неё сейчас лежит 25 тысяч, она мне утром их пришлёт, и я тебе всё верну.

Так как я был хроническим пешеходом, то не мог проверить его расчёты. Такую сумму я вполне мог даже пожертвовать, но был ли этот человек со мной честен? Хотя… а так ли это важно? В прошлом я совершал некоторые поступки, за которые мне было стыдно спустя годы и даже десятилетия. Если есть подозрение, что человек действительно находится в критическом положении, а я его брошу, то совесть будет пилить меня всю оставшуюся жизнь.

– У меня нет с собой таких денег… У меня есть 2500. У тебя есть 100 рублей?

Я был готов отдать почти всю имевшуюся наличность, оставив себе деньги только на маршрутку.

– Ваня, я тебе говорю, у меня ничего нет. Дай хотя бы то, что можешь. Можешь дать 2 тысячи?

– Да…

Я мог разменять пятисотку в «Крошке-картошке» прямо перед нами, но делать этого не хотелось. Ум уцепился за благонравный предлог, чтобы дать Мураду поменьше денег. Если он говорит правду, я ему всё равно заметно помогу, а одних моих финансов ему в любом случае не хватит. Если же он меня разводит, то я потеряю меньшую сумму.

– Ваня, дай свой номер телефона.

Я продиктовал свои циферки, он сохранил их в телефон и нажал на кнопку вызова.

– «Ваня Б» это означает «Ваня брат». Вот, у тебя мой номер высветился. Если что, если какие-то проблемы будут, ты мне просто позвони, и я всё порешаю. Ты теперь как брат мне.

Интересовавшие меня барышни часто прогоняли подобные телеги. Я спокойно кивнул.

– Вот на этот номер телефона мне всё и верни, он привязан к карте Сбербанка.

– Хорошо… Ваня… Слушай, если честно, то всё ещё хуже, чем я тебе рассказал. Я вижу, что ты достойный человек, тебе можно доверять, поэтому расскажу тебе. Я сегодня отправил жену на обследование, это стоило 5 тысяч. Завтра у неё операция, это будет стоить 20 тысяч. Вообще-то мне не хватает 10 тысяч на то, чтобы довезти жену до дома и заплатить доктору…

Ага, вот это уже супер-похоже на развод! Я насторожился. Мы наконец расцепили руки.

– Мурад, а почему ты не обратишься за помощью к своим друзьям?

– Брат, я не могу! У меня больше никого нет, к кому я мог бы обратиться. Пойми, нельзя мне у друзей просить, у нас так не принято, изгоем могут сделать. Это большой секрет, о котором знаем только я, мама и ты. Брат, ты меня очень выручишь, я тебе завтра всё верну! Ты мне дашь 10 тысяч, я тебе утром 15 отправлю. Деньги есть, мать продала баранов, у неё лежит 25 тысяч, она мне завтра их пришлёт, я тебе всё отдам.

Ой как всё это подозрительно.

– Ты поклялся…

– Да, Ваня, я поклялся, для меня это честь! Я рассказал всё это тебе, потому что мне очень нужна помощь, и только ты мне можешь сейчас помочь, больше некому. Брат, ты это делаешь не для меня, а для моей семьи, для моего будущего ребёнка, чтобы он родился здоровым, понимаешь?

В голове громко звенел тревожный колокольчик. Почти по всем признакам передо мной распинался мошенник, пытавшийся вытащить из меня честно заработанные рублики, но по одному признаку это было не так – он поклялся, причём очень серьёзно.

– Слушай, мне кажется, ты меня разводишь.

– Брат, как ты можешь так говорить обо мне? Это честь для меня, я не бросаю слова на ветер, я не нарушаю клятв, для меня это святое. Я сказал, что завтра верну тебе всё, значит, так оно и будет. Помоги, Ваня, умоляю, помоги моей жене, моему будущему ребёнку, им это очень нужно! Пойдём, тут есть терминал, где можно снять деньги с карты.

– У меня нет с собой карты.

– Как нет, брат?

– А зачем она мне нужна?

Ответа у него не было, и он ненадолго перестал тараторить.

– Тогда ты можешь передать мне деньги через телефон.

– Я конечно могу, но извини, Мурад, я тебе не очень верю.

– Ты, ты думаешь, что я обманщик? Как ты можешь так думать обо мне, брат! Ты меня очень оскорбляешь, я тебе поклялся, а ты мне не веришь. Хочешь, я перед тобой на колени встану вот здесь, при всех? Мне некуда деваться, у меня кроме тебя никого нет. Хочешь, я позвоню жене, маме?

– Ну позвони… – спокойно сказал я, чтобы потянуть время и получше обдумать возникшую ситуацию.

Он достал телефон и набрал какой-то номер. Последовала пауза, в ходе которой я усиленно пытался собрать все элементы пазла воедино. Такие клятвы и такие внешние признаки – как быть?

– Алло, дорогая, ты можешь говорить?.. У доктора?.. Хорошо, извини.

Мурад нажал на кнопку сброса.

– Она сейчас на приёме у доктора. Сейчас позвоню маме.

Он ещё понажимал на клавиши своего чудо-аппарата.

– Алло, мама, я сейчас встретил доброго человека Ивана, он может помочь мне с деньгами на операцию и на дорогу до дома. Поговори пожалуйста с ним, скажи, что я его не обманываю, хорошо, мам?

Он передал мне трубку. Я без энтузиазма сказал:

– Алло.

Динамик телефона был тихим, так что плохо передавал небольшую речь на том конце соединения. Женский голос сказал несколько простых фраз о том, что её сын действительно находится в трудном положении, жена его в больнице, очень нужна помощь, а обратиться не к кому. Через полминуты голос затих, видимо, в ожидании вопросов. Я отдал телефон Мураду.

– Алло, мама, спасибо тебе. Я тебе ещё позвоню. Пока, мам.

Как же мне быть?

– Ваня, брат. Я вижу, что ты – умный, достойный, честный человек. Не каждый человек, которого вот так остановят на улице, будет готов помочь, а ты готов. Я через две недели приеду, руки тебе целовать буду, за тебя любого порву, потому что ты теперь мой брат. Приедешь в мои края, будешь гостем в нашем доме, я тебе город покажу, познакомлю с семьёй, барана зарежем, посидим. Мать теперь за тебя всегда молиться будет, ты для нас будешь родной человек. Если у тебя будут какие-то проблемы с кавказцами, ты мне просто позвонишь, я приеду и всё порешаю. Видишь, у меня в кармане нож? Я занимался тхэквондо, борьбой, я тебя не подведу. Пойми, у меня сейчас нет другого выхода, кроме как надеяться на твою помощь. Я плиточником работаю, получаю 36 тысяч, мне трудно было найти деньги, чтобы вылечить жену. Ваня, пусть у тебя в жизни не будет таких проблем, пусть ты о них просто не знаешь, всех благ тебе, твоим родным, твоим друзьям. У тебя будет прекрасная девушка, жена, она родит тебе детей, у вас будет крепкая семья, всё будет хорошо. Брат, пойми, в этой ситуации мне никто не может помочь, кроме тебя. Пожалуйста, дай мне 10 тысяч, я тебе завтра 15 верну, отблагодарю как могу, всю жизнь буду тебе обязан.

– Слушай, мне не надо больше, просто вернёшь, и всё, мне этого будет достаточно. Мне никакой особой благодарности не надо, просто верни.

– Я поклялся, что верну 15, так что верну сколько поклялся. Я хочу отблагодарить тебя за помощь.

– Ты поклялся, – медленно, с расстановкой сказал я.

– Да, Ваня, конечно я поклялся, я всё верну.

Какое поведение рекомендовали мне в своих книгах Его Святейшество Далай-Лама XIV, Йонге Мингьюр Ринпоче, Хенепола Гунаратана, Дзонгсар Кхьенце Ринпоче? Та часть моей головы, которая выступала за помощь, всё-таки пересилила часть, которая хотела извиниться и продолжить путь к метро. Я достал свой потрёпанный телефон.

– Ты знаешь, как делать перевод через СМС?

– Да, Ваня. Значит, смотри, нужно написать такое сообщение на номер 900: большими буквами слово «ПЕРЕВОД», потом разделение, потом мой номер – 8 987 456 32 01, потом опять разделение, потом 10 тысяч.

Меня слегка насторожило, что Мурад это знает, но я набрал сообщение и показал его собеседнику. Он был совершенно спокоен, никуда не спешил, и это внушало доверие даже в такой подозрительной ситуации.

– Номер правильный, 8 987 456 32 01?

– Да, правильный… Вот тут 10 тысяч, не тысяча, точно?

– Точно, тут четыре нуля.

– А, ну хорошо, отправляй, тебе тогда придёт СМС-подтверждение.

Я нажал на кнопку «Send». Через десяток секунд прилетел ответ: «Операция не выполнена. Превышена допустимая сумма операций переводов в сутки для номера телефона. Максимальная сумма перевода: 8000 руб.» Я понял появившуюся информацию моментально, а Мурад не догонял, что произошло. Я популярно пересказал ему всё, что прочитал.

– Как же ты тогда сможешь помочь мне?.. Слушай, у тебя точно нет карты?

– Точно нет карты.

– Ваня, а дай мне тогда 2 тысячи бумажными и 8 переведи.

Я внимательно посмотрел ему в глаза.

– Ну смотри, я надеюсь, что ты меня не обманываешь, ведь это было бы очень подло. Я готов сделать добро для человека в безвыходной ситуации, но не готов обеспечивать твою жизнь. Надеюсь, что ты не мошенник. Я эти деньги, знаешь ли, не на бумаге рисую, а зарабатываю тяжёлым трудом! Ты поклялся, что завтра утром всё вернёшь.

– Ваня, я поклялся, это моя честь, я тебя не обманываю. Ты спасаешь мою жену, моего будущего ребёнка, понимаешь? Я завтра утром тебе всё перешлю любым способом, каким тебе будет удобно.

– Вот на этот номер, что я тебе дал.

– Хорошо, завтра утром тебе всё верну, мать пришлёт деньги, я тебе сразу же отдам.

– Завтра утром, – повторил я.

– Да, брат, завтра утром всё будет, я поклялся.

Я достал из кармана кошелёк, расстегнул отдел с деньгами и отдал двухтысячную купюру Мураду.

– Спасибо, Ваня, я это вовек не забуду. И на карту мне скинь, пожалуйста.

Я терпеливо перебил сообщение и отправил его. Вскоре пришёл ответ: «Уважаемый клиент. Мобильный банк заблокирован, так как по карте выявлена подозрительная операция. Пожалуйста, ожидайте звонка с номера 900 для её подтверждения. Если вы не сможете ответить, перезвоните на номер 900 и следуйте подсказкам голосового меню. Сбербанк».

И вновь я всё быстро понял, а мой собеседник нуждался в пересказе. На телефон поступил обещанный вызов. Я сильно волновался, но уже решился отправить деньги и посмотреть, что из этого выйдет. Или я помогу человеку в тяжелейшей ситуации, или он обманет меня самым бессовестным образом. В любом случае, это будет интересный жизненный опыт и поучительная история, которая может стать рассказом или постом в блоге. Оно того стоило.

Я взял трубку и услышал речь, склеенную из заранее записанных фрагментов, как на вокзале. Мне сказали, что «Мобильный банк» заблокирован из-за подозрительной операции. Действительно ли я в такое-то время хотел сделать перевод на 8 тысяч рублей? Если да, нужно нажать «1», иначе просто завершить вызов. Я надавил на кнопку «1», соединение прервалось. Мурад спросил, как там дела с переводом, получается ли, и я объяснил сложившуюся ситуацию. В голове мелькнула мысль, что у меня был миллион возможностей слинять под самым благонравным предлогом, но делать этого уже не хотелось. Шоу должно продолжаться. Мне стало очень интересно, чем же всё закончится.

Через полминуты пришло новое СМС: «Уважаемый клиент! 17:27:00 07.09.2019 услуга Мобильный Банк разблокирована». Я неутомимо набрал уже третье сообщение с командой о переводе. Спустя десяток секунд до меня долетела очередная весточка: «Для перевода 8000р получателю МУРАД КАРИМОВИЧ В. на ECMC9451 с карты VISA3745 отправьте код 94575 на 900. Комиссия не взимается».

Ну, всё или ничего, добро или зло, победа или смерть, пан или пропал. Я давно уже ждал возможности испытать себя в непростой жизненной ситуации. В трезвом уме и твёрдой памяти я решил рискнуть. Чего стоят все прекрасные слова о сострадании, если не воплощать их в жизнь? В лучшем случае сделаю большое доброе дело, в худшем – потеряю скромную в общем-то сумму в 10 тысяч российских рублей по курсу 2019 года. Не зря же я читал буддийскую литературу, пытался медитировать, соблюдать обеты мирянина и накапливать заслугу!

Мой телефон честно отправил циферки «94575» на номер 900 и получил на них такой ответ: «VISA3745: перевод 8000р. на карту получателя МУРАД КАРИМОВИЧ В. выполнен. Подробнее в выписке по карте http://sberbank.ru/sms/h2». Похоже, я на что-то гожусь.

У моего собеседника загудел телефон, он открыл пришедшую СМС и удостоверился, что деньги пришли. Мурад спокойно протянул мне руку, я её пожал. Дальше мы опять долго не расцеплялись.

– Ваня, ты не представляешь, как ты меня выручил. Я это никогда не забуду. Отныне ты мой брат, и если что, я за тебя буду стоять горой. Завтра утром я тебе всё верну и ещё отблагодарю, как обещал.

– Ты поклялся.

– Да, брат, я поклялся. Я буду звонить тебе и сообщать, как дела у моей жены и как мы едем.

– Хорошо.

– Ваня, ты замечательный человек. Пусть на свете будет больше таких людей, как ты. Пусть у тебя всё будет хорошо. Моя мама будет за тебя каждый день молиться… Ты к метро идёшь?

– Да, я к метро. Не забудь вернуть всё завтра утром.

– Конечно, ты не сомневайся, я завтра всё верну. Я приеду через две недели в Москву, отблагодарю тебя как следует. Извини, что задержал. Отправляйся туда, куда ты шёл. Если будут какие-то проблемы, ты на меня можешь рассчитывать, позвони, и я всё разрулю.

– Хорошо, Мурад, будь здоров, счастья тебе и твоей семье. Я очень надеюсь, что ты меня не обманул. Как говорим мы, русские, долг платежом красен, так что буду ждать возврата денег. До связи.

– Всё будет, брат, ты сам увидишь. До связи.

Я пошёл к Партизанской, а мой собеседник неспешно потопал в противоположном направлении, закуривая сигарету. На сердце было гадко, ибо с большой вероятностью меня только что развели на 10 тысяч деревянных. Чувство неопределённости очень тревожило, ум беспокойно метался от одной мысли к другой. Я не знал, что и думать. То ли я всё сделал правильно, то ли неправильно. То ли я молодец, то ли дурак. Ну да ладно, уже к середине завтрашнего дня всё разрешится, это радовало и успокаивало. Я знал, чем всё может кончиться, и сознательно пошёл на риск. Даже в худшем случае ничего страшного не произошло. Я уже много лет копил на переезд от родителей, однако цены на квартиры были такими, что до своей жилплощади было как до Луны. В масштабах сего мегапроекта 10 тысяч были просто песчинкой, которая ничего не меняет в общей картине. Другие материальные штуки меня особо не интересовали, такой вот я у мамы был аристократ духа.

Спускаясь в метро, я обогнал группу туристов и с удовольствием вспомнил свою недавнюю поездку в прекрасную Турцию. Мысли о жалких 10 тысячах висели камнем на сердце, и прогнать их не удавалось. Ну ничего, мне лишь пару станций проехать, потом я встречу Полину, мы пойдём тусить, и эта ментальная грязь должна от меня отвалиться.

Подруга уже ждала меня на Бауманской. Мы обнялись, после чего она протянула мне 900 рублей за билет. Я пытался было отказаться, но Поля была тверда как камень, и мне пришлось уступить. В своих расчётах с Мурадом я просто не вспомнил об этой сумме, ну да ладно, теперь это не имело значения.

Мы с Полиной начали беседу обо всём на свете с кучей шутеек и забавных историй из жизни. Всё началось с ожидавшего нас фестиваля, после чего плавно переходило от одного к другому. За тот вечер мы обсудили работу, кумиров нашей молодости (как мы единогласно считали, она уже прошла), Иэна Кёртиса, психические отклонения, работу, Израиль, еврейство, репатриацию и эмиграцию, феминизм и мужское движение, а также десятки других штук. Я хотел было рассказать подруге о своём взаимодействии с Мурадом, но решил, что ещё рано.

Фестиваль начинался в арт-пространстве «Авиатор» и завершался в клубе «Aglomerat». На первой локации мы решили послушать вокально-инструментальные ансамбли Lucidvox и ТЭЦ. Обе группы отыграли бодро, волнительно и просто мастерски, так что мы с Полей получили по солидной дозе эндорфинчиков. Рядом с трепещущим на моих глазах искусством бесполезные переживания улетучивались сами собой. Мы стояли в самом центре пёстрой толпы двадцатилетних студентов, заражавших нас оптимизмом, энергией и безрассудством. Какие же они клёвые! Подумать только, совсем недавно мы были такими же. Эх, вот это были времена, всё же было совсем по-другому! Жизнь была где-то впереди, свобода опьяняла, было возможно что угодно, и ты каждый день становился чуточку круче. В груди защемила сладкая тоска, рождавшая нежность в адрес этих прекрасных ребят.

После двух выступлений мы потопали обратно к метро, чтобы совершить вояж на Курскую, где играли Поехали и Viagra Boys. На посещении первой команды настояла Полина, и я согласился, поскольку ранее пролоббировал походы на Lucidvox и ТЭЦ. Чудесные Виаграпацаны вообще были причиной, по которой мы пошли на фестиваль.

Группа Поехали играла забавно и качественно, однако мне была совсем не по духу. Перед нами развернулось целое шоу, в котором звук являлся лишь компонентом: выступавшие были разодеты в яркие шмотки, на сцене зажигали две танцовщицы, гитаристу набивали татуировку. Моя подруга высказала очень меткую мысль: «Если бы группы были видами спорта, то Поехали были бы реслингом».

В начале этого выступления мне позвонил Мурад. Я высунулся на улицу, где публика беседовала и потягивала пиво в ожидании хэдлайнеров.

– Алло!

– Алло, Ваня, брат, здравствуй. Ты как, добрался до дома?

– Нет, я в Москве, далеко от дома.

– Брат, тут такая неприятная история вышла. Приезжаю я на парковку, хочу взять машину, чтобы поехать к жене, а мне говорят – машина стояла 10 дней, плати 10 тысяч, иначе не отдадим. Ну, то есть за день плати тысячу, 10 дней стояла, всего 10 тысяч получается. Все твои деньги мне пришлось отдать, и у меня опять нет денег на бензин. Брат, родной, ты можешь мне помочь, отправь мне пожалуйста ещё 10 тысяч, всего получится 20, я тебе завтра 25 верну, мне мать утром на карту пришлёт, я тебе сразу отправлю.

Всё с тобой понятно, приятель.

– Нет.

– Ваня, почему? У меня нет денег на бензин, жена лежит в больнице, мне её надо везти в Югороссийск за 1700 километров, как же я поеду?

– У меня нет возможности тебе помочь.

– Как нет возможности, Ваня? У тебя же наверняка ещё деньги есть. Сделай перевод, брат, а я тебе завтра всё верну, как обещал. Хочешь, тебе жена позвонит? Ей сейчас очень плохо, она лежит в больнице.

– У меня больше нет денег, которые я мог бы дать тебе взаймы.

– Ваня, родной, как же нет, ведь должны же быть! Умоляю, пришли мне 10 тысяч, я всё верну, я тебя отблагодарю как следует.

– У меня нет с собой карты, я далеко от дома, я никак не могу тебе сейчас помочь. Вообще, я уже помог тебе, Мурад. Ты поклялся, что завтра утром всё вернёшь, и надеюсь, что ты не соврал. Я сделал тебе добро, теперь сделай добро мне, верни мне долг. Никакой благодарности не надо, просто сделай то, о чём поклялся, и мы в расчёте.

– Это я сам решу, Ваня, как тебя отблагодарить, это предоставь мне. Брат, ты пойми, ты святой человек, не каждый так смог бы!..

– Пожалуйста, не надо так говорить, это неправда.

– Ты очень хороший человек, ты настоящий мужчина. Ты оставайся таким же, какой есть сейчас, с такой же светлой и открытой душой. Ты сегодня сделал огромное дело, помог мне очень сильно. Ваня, жизнь долгая, мало ли когда и в какой ситуации мы ещё пересечёмся. Возникнет у тебя конфликт с кавказцами, станут они тебя прессовать, а ты мне позвонишь, я подъеду и всё решу. Брат, я тебя как родного и близкого мне человека прошу, умоляю, помоги мне.

– Я не могу этого сделать, Мурад.

Он что-то печально пробурчал и положил трубку. Сердце моё быстро билось от волнения, но в ходе разговора я решил – пока этот человек не вернёт долг, я не дам ему больше ни копейки. Вот теперь ситуация стала слишком похожей на развод. Неужели этот нормальный с виду парень готов предать свою клятву за пару купюр? Увы, похоже, что да. Меня очень волновал вопрос этичности моего поведения. Я уже перевёл ему 10 тысяч, и если вся эта история с женой – правда, то неясно, сколько средств ему ещё понадобится. Увы, спасти всех нуждающихся в деньгах людей мне не под силу. Я помог ему и даже возможно помогу ещё, но прежде хочу узнать, достойный ли он человек, держит ли он своё слово, да ещё и выраженное как громогласная клятва. Если держит, то с ним можно иметь дело, иначе же нет. Я вернулся к своей подруге, расположившейся слева от сцены. Поле от меня была нужна лишь приятная беседа да парочка фотографий, и эта мысль очень радовала.

Дальше по расписанию был коллектив Viagra Boys, вывалившийся на сцену с небольшим отставанием от графика. Они играли выше всяких похвал – ловко, бодро и с полной самоотдачей. Невероятно харизматичный вокалист разделся по пояс, метался и катался по сцене, орал, плавал на руках слушателей, пил алкогольные напитки, поливал ими себя и зал. По его словам, в тот день у него была дикая температура, но московские фэны его реанимировали. Я отдал подруге свои вещи, чтобы повеселиться в центре зала. Публика собралась очень правильная – весёлая, знакомая с репертуаром ВИА и чуть диковатая. На протяжении выступления я активнейше поддерживал все инициативы окружающих, то есть толкался, скакал, танцевал и в буквальном смысле помогал людям подняться над толпой. По прощанию музыкантов в конце у меня сложилось впечатление, что они были приятно удивлены столь жарким приёмом. Вот и славно!

После концерта радостная Поля вернула мне вещи, ловко утянула со сцены футболку вокалиста, и мы двинулись к метро. Телефон предупредил о нескольких пропущенных вызовах от Мурада. Мне нужно было на Чкаловскую, подруге – на Курскую, так что у вокзала мы распрощались, уговорившись как-нибудь повторить наше предприятие.

Я набрал номер своего нового знакомого и сразу дозвонился. Он снова уговаривал меня перевести ему ещё денег, а я снова отказал. Этого разговор был очень похож на предыдущий, добавилась лишь одна маленькая деталь.

– Ваня, я вот ещё что хотел сказать. Моей жене будут делать операцию, и завтра утром за это надо будет отдать 20 тысяч. Почти все деньги, которые мне завтра мама пришлёт, придётся отдать доктору, оставшиеся потратить на бензин, и мне всё равно будет не хватать. Я когда домой приеду, я тебе всё верну, как обещал, ты не волнуйся. Так или иначе, я всё отдам, ну или в крайнем случае отработаю, мы с тобой точно рассчитаемся. Завтра…

– Подожди-подожди, Мурад, – я чеканил каждое слово. – Ты поклялся, что завтра утром вернёшь мне все деньги. Это в силе?

– Брат, я же тебе объясняю. Доктору надо отдать за операцию завтра утром, у матери сейчас только 25 тысяч на руках, мне или доктору деньги отдать, или тебе, а мне даже на бензин до Югороссийска не хватает, понимаешь? Я когда домой приеду, я тебе любым способом, каким скажешь, всё верну.

– Мурад, ты поклялся, причём очень серьёзно. Я тебя за язык не тянул. Твоя клятва в силе, завтра утром ты всё вернёшь?

– Да я же тебе объясняю! Что ж ты, не слушаешь меня что ли? Доктору надо отдать завтра утром, пока не могу, но я тебе всё верну, ты не волнуйся, всё будет сделано, мне только до дома надо добраться, очень тяжёлая ситуация с женой сейчас, пойми меня.

– Мурад, ты поклялся, и завтра утром я жду от тебя возврата денег. Когда вернёшь долг, когда выполнишь свою клятву, тогда мы продолжим с тобой общение. Я буду ждать. Мне больше нечего тебе сказать.

– Хорошо, пока.

Я чувствовал себя несколько противно, но уже куда лучше, чем после прошлых разговоров. Вот и посмотрим, чего стоит твоё слово, Мурад. Поглядим, на что ты там ради меня готов, сможешь ли хотя бы вернуть долг, который сегодня взял у меня. Правильные слова – это хорошо, но правильные действия – ещё лучше.

Я приехал домой, помылся и лёг в кровать. В ту ночь мне долго не удавалось отключиться, сон был коротким и тревожным. На утро я был почти уверен в том, что Мурад просто развёл меня на деньги, а его рассказы были наполнены ложью. Я очень ждал звонка. Мне представлялось, что голос в трубке будет уговаривать меня простить долг, повествовать о новых жизненных трудностях и взывать к голосу совести, но телефон не издал ни звука. Когда я пошёл обедать, было уже понятно, что громкие клятвы Мурада не стоят выеденного яйца.

Все мои волнения как рукой сняло. Ситуация разрешилась, и на сердце у меня стало спокойно и тихо. Я решил задачку из хорошей книги по программированию, послушал новый альбом Pixies, приготовился к грядущей рабочей неделе и спокойно лёг спать.

Я не собирался звонить в Сбербанк, писать заявления в полицию или разыскивать Мурада по городам и весям для выяснения отношений. Этот человек вызывал у меня не злобу с ненавистью, а мощное чувство сострадания. Как же мелко нужно мыслить, чтобы обманывать других людей ради нескольких потрёпанных бумажек! Похоже, сей персонаж переступил через свою совесть и культуру только ради того, чтобы зарабатывать деньги чуть проще. Быть может, какие-то моменты в жизни серьёзно надломили его. Мурад накапливает неблагую карму, и за это его ждёт суровое возмездие – не от меня, не от правоохранительных органов Российской Федерации, а от самого устройства нашего мира. Наверняка он даже не представляет, в каких условиях может родиться из-за подобных поступков. Впрочем, на человеке никогда нельзя ставить крест – он молод и ещё тысячу раз успеет всё исправить, если захочет. Ещё 10 тысяч раз, хе-хе-хе.

Как ни странно, эта история укрепила моё сострадание к людям и мои религиозные убеждения. Духовная практика несомненно приносила свои плоды, раз я стал способен на такое поведение. Это был большой шаг вперёд на пути освобождения от привязанности к деньгам. Кроме того, у меня появился прекрасный объект для медитации на сострадании.

Я давно понял, что каждый встреченный в жизни человек может научить тебя чему-то, и инцидент с Мурадом – отличное тому подтверждение. Надеюсь, что он употребит полученные рубли на добрые дела и на духовный рост, который ему просто необходим. Пусть он освободится от страдания и от причин, порождающих это страдание. Пусть он обретёт подлинное счастье и причины для этого счастья. Ом мани падме хум!

октябрь 2019