• Название:

    Мрачная ночь в Вистеросса.


  • Размер: 0.07 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



ГЛАВА 1.

- Элис, просыпайся! - дверь в комнату отворилась, и на ее пороге показалась женщина, лет сорока пяти, с темными, распущенными до самых плеч волосами. Она хмуро посмотрела на дочь, догадываясь, что сейчас получит в ответ от дочери.
- Мам, ну еще пять минуточек! - сонным голосом и позевывая, сказала молодая девушка.
- Элис, тебе еще нужно собраться и позавтракать! Ты помнишь, нам скоро ехать?
- Да, я помню. Мам, ну пять минут!..
Девушка сонно стала укутываться в одеяло и попыталась снова уснуть, но голос матери вернул ее в реальность.
- Чем, ты позволь поинтересоваться, всю ночь занималась?!
Ответ нашелся сам по себе. Стоило женщине посмотреть на пол около кровати, как глазам ее бросилась книга. Она наклонилась и взяла ее в руки. Посмотрела на обложку книги и усмехнулась:
- Ты читаешь Гёте? Серьезно? Скажи мне, как ты можешь читать эту непонятную философию? Что в ней интересного?
- Советую и вам с папой почитать.
- Элис, я конечно очень рада, что ты занимаешься полезными вещами, особенно такими как чтение, однако тебе не стоит злоупотреблять этим.
- В смысле?
- Насчет этого я тебе уже что-то говорила? Не так ли? - женщина укоризненно посмотрела на дочь. - Элис, черт тебя побери! - не выдержала она. - Хватит уже спать, пора просыпаться! - с этими словами она вышла из комнаты, громко при этом хлопнув дверью.
Девушка недовольно вздохнула. Легла на спину. «Почему мы должны ехать именно сейчас, в шесть утра? Разве мы не можем поехать позже?» Она посмотрела на часы, что висели над дверью. Было только пять часов. «Ну, да, великолепно!» - снова подумала она и опять вздохнула. Мысль о том, что нужно было так рано ехать не радовала девушку. Однако, ей не оставалось ничего другого, как подняться с кровати. Пожалуй, выслушивать лекцию от матери было хуже, чем рано вставать. Она поднялась и начала собираться. В первую очередь она умыла свое лицо, почистила зубы и собрала волосы в шишку. После этого она подошла к к\шкафу и открыла дверцу. Не долго думая, она достала оттуда белое платье, в котором она намеревалась провести весь день. А день-то сегодня был особенный!.. Да, на это были свои причины. Элис вместе со своими родителями сегодня переезжает в другой, совершенно новый для нее дом. Это было действительно захватывающее событие. Еще бы, ведь ни она, ни ее мать не знали ничего о новом доме. Отец им ничего не говорил, ссылаясь на то, что хочет чтобы это стало для них сюрпризом. Да, он сообщил им новость о том, что они переезжают, но не сказал куда! Уж как ни пытались разговорить дочь с матерью отца — он оставался непреклонен.
Но вот и настал день их переезда. Можно сказать, что у девушки начнется новая жизнь. И вот теперь, когда она безукоризненно выглядела, она могла спуститься вниз, к столу. Честно говоря, она не была любителем завтракать по утрам, но собираться за одним столом и в одно время, было давней семейной традицией Боневуров. Девушка медленно подошла к крутой винтовой лестнице и стала спускаться вниз. Она не торопясь, прикасаясь к стенам и перилам лестницы. Она понимала, что проводит здесь, в этом доме последние минуты. Несмотря на то, что впереди ее ждала новая жизнь, проститься со старой, было довольно тяжело. Конечно, ведь она родилась в этом доме и выросла. Увы, теперь свое детство ей придется оставить здесь, но воспоминания о нем всегда будут с ней.
Она спустилась. Оказавшись в гостиной, девушка осмотрелась по сторонам. Увидев за столом свою мать, она подошла и заняла место напротив нее.
- Ну, неужели, наше Величество соизволили подойти к столу! - недовольным тоном произнесла мать. - Мы уже думали, что умрем за этим столом!
- Я тебя не совсем понимаю, мама.
- Сколько раз тебе было сказано, чтобы ты не опаздывала к завтраку?
- Мам, я тебя умоляю, не надо начинать!..
Женщина ничего не ответила, но при этом недовольно покачала головой, тем самым показывая, что разочарована поведением дочери. Тем временем Элис уже не обращала на мать никакого внимания. Она посмотрела на отца, добродушно улыбающегося ей и спросила:
- Пап, от Стефана не было новостей?
- Нет, - с грустью ответил тот, - я надеюсь, что с ним все хорошо.
- Конечно, об этом не может быть и речи!
- Не понимаю, почему он решил посвятить всего себя служению в армии? По моему это очень опасно...
Мать тяжело вздохнула:
- Не для того я его рожала.
- Однако, милая, это его решение. Если он хочет служить в армии, то пусть служит. К тому же карьера у него там строится довольно хорошо.
- Я чего-то снова недопонимаю? - обратилась девушка к отцу.
- Ты разве не помнишь, что он не так давно получил звание майора?
- Да. Как я могла об этом забыть?
Минутой позже в гостиной показались две служанки. Одна из них несла разнос с тарелками, другая — с чашками, наполненными крепким кофе. Элис равнодушно оглядела всю трапезу. Есть ей совсем не хотелось, но нарушать традицию было бы тоже не хорошо, именно это заставило ее поесть.
- Пап, - снова обратилась она к отцу, - может, ты уже скажешь, что за дом ты купил?
- Нет-нет! - в ответ мужчина улыбнулся, - пусть это останется сюрпризом.
- Скажи, это далеко от сюда?
- Часа два езды, не более.
Девушка задумалась. Удивительным ей показалось то, что в двух часах езды от города не было совершенно ничего: ни города, ни поселка, ни даже маленького домика. Ну если он так хочет...
Спустя час, родители поднялись со своих мест. Элис посмотрела на них и поняла, что время пришло.
- Ну, вот, - тихо произнес отец, - пришло время попрощаться с этим домом. Мы жили в нем очень долгое время. Помнишь, Розали, - обратился он к жене, - мы купили этот дом еще тогда, когда Стефан был совсем маленьким? А тебя моя дорогая, - он посмотрел на дочь, - еще и в помине не было.
- Ладно, идем, - мать повернулась спиной к своим дочери и отцу, медленно зашагала в сторону двери. - Нужно поскорее покинуть это место, а то и так нелегко.

***
Они сели в повозку, и кучер тронулся с места. Девушка выглянула в окошко повозки и увидела, как они медленно стали отдаляться от дома. Действительно тяжело было расставаться с тем домом, в котором ты родился и вырос. Она прекрасно понимала, что сильно будет скучать по этому месту. Конечно, ведь именно стены этого дома укрывали ее от всех невзгод, именно по этим лестницам она любила бегать, когда еще была совсем маленькая. Впрочем, она будет скучать по всему, что осталось здесь.
Единственное, что она сможет забрать с собой отсюда, это воспоминания о детстве. Таких воспоминаний у нее было очень много. Так например она помнила тот день, когда ей должно было исполнится семь лет. В тот день она проснулась ни свет, ни заря. Недолго думая, она позвала к себе старую служанку и с ее помощью надела на себя красивое платьице, в котором, по мнению служанки, была похожа на принцессу. Платьице и действительно было красивым: нежно-голубого цвета со множеством всяких кружев. Затем она поспешила выйти из комнаты. Спустила в гостиную. Там ее уже ждали. Маленькая Элис увидела своего брата, который ласково ей улыбнулся и, подойдя к ней, взял ее на руки. «С днем рождения, малышка!» - сказал он и поднял ее на руки. Родители подошли к ним и тоже ласково улыбнулись девочке.
Но именно брата Элис любила больше всего, даже больше родителей. Он всегда был с ней мягок и ласков. При воспоминании девушка не могла не улыбнуться.
Да, Стефана девушка любила больше всех. Впрочем, это было нисколько не удивительно, ведь родители постоянно были в разъездах и на то были причины. Отец занимался оружейным делом и был известен не только в США, но и далеко за его пределами, даже за границей. Его приглашали то в одну страну, то в другую. И конечно же, у отца не было выбора. В общем большую часть Элис проводила в окружении своего брата и служанок. А сейчас его не было рядом. «И вздумал же тоже, - подумала она, - в армии служить захотел! А то, что тут родители и сестра убиваются из-за него он поди и не думает совсем!» Да, случалось так, что иногда она начинала на брата сердиться из-за того, что его не было дома, но она всегда себя успокаивала тем, что ему так нравится. Она как и родители гордилась своим братом. Еще бы, ведь он смог построить удачную карьеру. Несмотря на свой молодой возраст он смог стать майором
Стоит учесть, что в построении удачной карьеры Стефану помогла довольно агрессивная внешняя политика. Да ему уже довелось побывать в военных действиях. В 1803 году началось расширение территории США. Тогда армия США приобрела у Франции Луизиану за несколько миллионов долларов. Это была довольно хорошая территория, представляющая собой огромную территорию к западу от Миссисипи. Продажу Луизианы санкционировал Наполеон Бонапарт, который нуждался в финансовых средствах. Таким образом с присоединением Луизианы территория США увеличилась. Далее внешняя политика обретает агрессивный характер. В 1810-1821 гг. у слабеющей Испании захватывается ее колония — Флорида. Эта колония привлекла внимание США тем, что у нее были богатые и плодородные земли, а так же теплый климат, что отражался на урожайности. Кроме того, именно здесь находился стратегически важный порт Новый Орлеан. Да, именно за Флориду сейчас и сражался Стефан. Брат девушки не был простым пехотинцем он служил в кавалерии. Каждый раз, когда Элис думала о нем, она молила бога, чтобы тот не отнимал жизнь ее брата, не забирал человека, который был ей по-настоящему дорог.


ГЛАВА 2.

Спустя два часа повозка свернула куда-то с дороги. Теперь они оказались полностью поглощенные лесом. Всюду не было ничего, кроме темных деревьев. Это насторожило Элис, и уж тем более ее мать.
- Джеймс, дорогой, а нас точно туда куда надо везут?
Отец усмехнулся:
- Милая, если бы нас везли куда-то не туда, я бы и сам уже начал паниковать, но я, как видишь, спокоен.
- Я так понимаю, наш дом в лесу? - поинтересовалась девушка.
- Да, ты правильно понимаешь.
Это показалось девушке довольно странным. Почему отец решил переехать жить именно где-то в лесу, а не ближе к цивилизации? На планете полно замечательных мест, где можно было бы приобрести дом, но несмотря на это отец принял именно такое решение. Он решил переехать в дом, скрытый в лесу множеством деревьев. Элис хотела поинтересоваться у отца, почему он принял именно такое решение, но только она хотела его об этом спросить и уже слегка приоткрыла рот, как вдруг ответ нашелся сам по себе. Она вспомнила недавний разговор отца и матери, который подслушала случайно. Родители сидели в гостиной около камина и попивали горячий чай, разговаривая о чем-то своем. Впрочем, их редко можно было застать в гостиной, но на этот раз у родителей нашлось время спокойной посидеть и поговорить. Элис прислушалась и услышала, как отец сказал: « Эх! - после этого он тяжело и даже, как показалось девушке, устало вздохнул, - как бы я хотел уехать отсюда!» - его голос прозвучал как-то хрипло, неестественно. Это тоже можно было объяснить тем, что отец просто очень устал. «Что ты мне хочешь этим сказать дорогой?» - поинтересовалась мать. «Я устал, милая, понимаешь, устал...» - он окинул жену ласковым, но каким-то грубоватым взглядом. « В таком случае, нам не помешало бы всей семьей выбраться куда-нибудь на несколько дней.» «Нет, кажется, ты меня так и не поняла, - произнес отец, - я бы хотел выбраться из этого дома в какое-то тихое, укромное место и провести там остаток своих дней.» - на лице отца появилась широкая улыбка, которую так любили и дочь и мать. Да, именно теперь-то она поняла, что имел ввиду отец, когда говорил о тихом месте.
Ехали они по не очень широкой лесной дороге. От того, что дорога была ухабистая, повозку трясло из стороны в сторону, что не слишком-то нравилось девушке, а особенно ее матери. Они обе недовольно уставились на отца, на что тот им ответил:
- Нужно немного потерпеть, и это скоро кончится!
Девушка снова выглянула в окошко, но не увидела там ничего нового. Все те же, мелькающие мимо, деревья. Где-то над головой слышалась стрекотня белок, прыгающих с ветки на ветку, пение птиц. Элис улыбнулась. Это так завораживало ее. Лес жил своей жизнью, такой красивой и таинственной для человека. Если бы только она могла понять тайну лесной жизни...
Уже скоро они подъехали к воротам дома, и девушка с изумлением посмотрела на них. Это были огромные, высокие, выкованные из железа ворота. В них не было ничего необычного, кроме того, что они были покрыты многовековой грязью и поросли мхом, что придавало им какую-то таинственность и готичность. На самом верху ворот красовались два, вставшие на дыбы льва. Это был герб. Девушка была поражена еще больше. Повозка внезапно остановилась.
- Пап, а почему мы остановились? - спросила Элис.
- Сейчас кучер попросит открыть ворота.
- Здесь есть кто-то еще?
- Да. Впрочем, сейчас ты сама все увидишь.
- Я еще не видела наш дом, но местность мне уже нравится.
Повозка снова тронулась с места. Теперь глазам юной Элис предстали аккуратно подстриженные кусты, и стало слышно, как лошади зацокали копытами, по вымощенной их камня тропинке. Что же, дом обещал выглядеть великолепно.
И вот они остановились снова. Кучер слез. Затем из повозки вылез отец, а уже потом помог выбраться жене и дочери. В одно мгновение обе женщины ахнули и больше не могли ничего сказать. Прямо перед ними был огромный замок. Он был очень старым, но именно это и привлекало внимание. Элис с изумлением посмотрела на дом и, словно зачарованная подошла к нему ближе. Она аккуратно протянула руки к нему, боясь того, что может что-то сломать. Уже в следующее мгновение она коснулась серой, слегка позеленевшей, стене. Несмотря на то, что солнечные лучи попадали на стену, она оставалась холодной, словно лед в реке. Девушке это показалось странным, но она не придала этому особого внимания. Немного погодя взор ее, такой ясный и даже по-детски любопытный, устремился наверх.
Следующее что увидела девушка, это темно-красная, словно кровавая, черепица, что покрывала крышу. «Да уж! - подумала она. - Основатель этого дома наверняка был человеком со странностями!» Впрочем, для того времени такие вкусы считались вполне нормальными.
- Пап? - она вопросительно посмотрела на отца, обнимающего мать.
- Да, дорогая. Добро пожаловать в поместье Вистеросса!
- О чем ты сейчас говоришь, дорогой? - мать непонимающе посмотрела на мужа.
- Вистеросса — так называется теперь наше поместье, в котором мы будем жить.
- Великолепно! - Элис захлопала в ладоши. - Звучит довольно красиво и необычно.
- А теперь я предлагаю зайти в дом.
Мать с удовольствие согласилась, а вот девушке захотелось немного прогуляться.
- Мам, пап, можно я немного прогуляюсь по территории?
- Но я думал, что мы перейдем порог нашего дома все вместе, как семья.
- Хорошо, если вы так хотите... Вот только мы все равно не все вместе, Стефана с нами нет.
- К сожалению, он исключение.
Отец взялся за огромное кольцо, вставленное в дверь и потянул на себя. Секундой позже дверь отворилась, и они переступили порог дома, оказавшись в огромной гостиной. Это была огромная комната. Здесь все оказалось совсем не так, как представляла себе девушка. Высокий потолок казался чуть ли не бесконечным, а люстры висящие на нем, огромными и массивными. Они вот-вот должны были упасть прямо на голову, но на самом деле были прочно прикреплены и прочно висели уже несколько столетий подряд. Разве что многовековая пыль скопилась на них. Незатейливые узоры, картины, резные фигуры, резьба на стенах украшали все вокруг. Однако все это не так сильно привлекло внимание девушки, как это сделал портрет, висящий на самой дальней стене гостиной. Недолго думая девушка подошла к нему ближе и присмотрелась. Ее взору представился стоящий во весь рост мужчина, с ярко-выраженными чертами лица. Девушка присмотрелась. У него были довольно длинные иссиня-черного цвета волосы, такого цвета у него были и усы и щетина на его овальном лице. Глаза его были темно синего цвета и смотрели, как показалось девушке прямо на нее. На самом деле взгляд его был устремлен прямо, но несмотря на это он был хмурым и настолько твердым, что ей хотелось скрыться от этих глаз. «Интересно, кто этот человек?» - подумала она.
- Юная леди, - услышала она за своей спиной чей-то старческий голос и от неожиданности вздрогнула. Она с изумлением посмотрела на стоящего перед нею мужчину среднего роста, необычно белой сединой, в брюках и фраке. Он весело улыбался ей.
- Простите, кто вы? - поинтересовалась она.
- Я, ну, скажем так, ваш покорный слуга, то есть камердинер.
- Очень приятно. - Элис улыбнулась, а потом протянула старику руку, в знак того, что рада знакомству и в знак уважения, тот с удовольствием пожал ей руку.
- Дядя! - снова раздался чей-то голос за ее спиной. На этот раз это был голос молодого человека. Голос был молодой и бойкий. - Дядя, ты?..
Минутой позже возле них появился молодой человек. Увидев Элис, он сначала смутился, даже покраснел, а потом, чего и следовало ожидать, уставился на нее. Его взгляд, исполненный яркого блеска и дерзости, вдруг переменился в одно мгновение, впрочем, как и взгляд Элис. Они долго смотрели друг на друга, но их прервал голос старого камердинера.
- А! - весело произнес старик. - Вот и мой племянник пожаловал! Петер, не бойся, подойди. Вот познакомься с этой милой девушкой.
- Рад, - запинаясь говорил он, при этом как-то фальшиво выговаривая слова, что четко показало то, что он не из США. - Я очень рад. Как вас зовут? - спросил он.
- Элис. Мне тоже очень приятно. - Затем она повернулась к старому камердинеру. - А как же ваше имя?
- Карл, - он снова улыбнулся.
- Вы, должно быть, не местные? - поинтересовалась Элис.
- Да. Мы приехали сюда из Германии. Это так заметно?
- Вовсе нет. Просто в наших краях я еще не встречала людей с такими иенами как ваши.
- Никогда не думал, что мое имя так предательски сможет меня выдать, - старик усмехнулся, при этом, как показалось девушке, не очень довольным тоном. Он повернул свой взгляд к портрету. - Вы, кажется, хотели узнать, кто этот человек? Не так ли?
- Да, именно.
- Это граф Людвиг Вистеросс.
- Но кто он? Почему его портрет висит здесь?
- Он основатель этого поместья. Пойдемте, юная леди, мы проводим вас до вашей комнаты, а заодно расскажем историю этого поместья. Вы бы хотели услышать ее?
- Конечно! - глаза Элис засияли. - Я очень люблю старые истории.

ГЛАВА 3.

Они шагали не спеша, так как возраст Карла не позволял ему бегать. Впрочем, желания куда-либо бежать не было ни у девушки, ни у Карла и ни у Петера.
- Как давно было основано это поместье?
- Еще в далеком пятнадцатом веке.
Элис с изумлением посмотрела на старого камердинера.
- Не уже ли?! - голос ее прозвучал удивленно и довольно громко. - Этот дом был так давно построен и еще сохранился?
- Нет ничего в этом удивительного.
- Почему же?
- У нас в Германии до сих пор есть поместья которые были построены значительно раньше этого. - В разговор вмешался Петер.
Глаза Элис и Петера встретились. Снова. Девушка слегка нахмурилась, а юноша едва заметно улыбнулся. Тем временем и старый камердинер не упустил этого момента и тоже проронил легкую улыбку. Он уже прожил немало, а потому с легкостью догадывался, что сейчас произошло между девушкой и его племянником. Когда-то он и сам был юным, поэтому мог понять этих молодых людей.
- Так что там насчет истории? - спросила Элис, глядя на Карла.
- Ну, если вы действительно хотите ее услышать, тогда слушайте, но внимательно.

***

Солнечный день. Огромная поляна. Двое молодых людей лежат на мягкой зеленой траве в обнимку и ведут тихий диалог.
- Жозель, - тихо обратился молодой человек к девушке, целуя ее в висок, - ты станешь моей женой? - после этого он посмотрел ей в глаза так, словно пытался найти в них ответ.
- Ты же знаешь что наши родители не одобрят наш союз, - грустно ответила она и отвернулась от молодого человека, не желая ему показывать то, что она плачет. Однако, как бы она не старалась, ее слезы не остались незамеченными, так как юноша повернул ее к себе. Он попытался ее утешить.
- Жозель, милая, не надо плакать, ты же знаешь, что все будет хорошо. - На его красивом лице снова появилась улыбка.
- Я понимаю, Людвиг, понимаю, но все-таки родители не станут одобрять наш союз, мы по их мнению видите ли не подходим друг другу!
- Почему ты в этом так уверена?! - от услышанных слов юноша почему-то вскипел, однако он сам не ожидал такой реакции. Внезапно улыбка с его лица пропала.
- Да, я уверена, потому что мне стоило лишь вспомнить то, чем кончилось все в последний раз, когда ты приезжал к нам в гости. Помнишь?
- Да действительно...
В воспоминаниях молодых людей вспыхнули яркие картины того самого вечера. Они все вместе сели за стол. Взрослые вели свой разговор, а Жозель и Людвиг — свой. Неожиданно молодые люди заговорили о планах на будущее и кто-то из родителей это нечаянно услышал.
- Вы говорите о женитьбе, ребята? - поинтересовался отец девушки.
- Да, сэр, я бы хотел жениться на вашей дочери, - внезапно заговорил Людвиг, что привела в удивление не только взрослых, но и саму девушку, - признаться честно, она великолепная девушка, и я думаю, мы мог ли бы стать не плохой парой.
- Что ж, в чем-то ты прав, Людвиг, но боюсь, что жениться на моей дочери, это слишком много. Увы, женитьбы не будет! - ответил отец девушки.
- Отец, но почему? - вдруг спросила Жозель, она явно не ожидала такого ответа от отца. Она грустно посмотрела на своего возлюбленного.
- Потому что я и мать нашли тебе более подходящую кандидатуру. Мы уже выбрали тебе человека с которым тебе будет лучше.
- Не спросив при этом меня! - вскрикнула она и соскочила со своего места. Выйдя из-за стола, Жозель направилась к двери, что вела за пределы столовой.
- Вернись! - грозно приказал ей отец при этом ударив по столу кулаком.
Но она не слушала его.
- Жозель, где твои манеры? - спросила мать, явно разочаровавшаяся в поведении своей дочери.
Но юная девушка не хотела их слышать. Она вышла из огромной столовой и поспешила к двери, что вела на улицу. Немного погодя она услышала, что за ней кто-то бежит. Она поняла кто это. Да, это был Людвиг. Однако, останавливаться она совсем не желала. Она оказалась около огромной двери. Недолго думая, она открыла ее и хотела выбежать, как вдруг она резко остановилась. На улице был ливень.
- Жозель, подожди! - услышала она за своей спиной.
Она повернулась. Прямо перед ней стоял Людвиг. Да тот самый которого она любила, но с которым ей не суждено было прожить счастливую жизнь. По ее щекам медленно скатились несколько слезинок и упали на холодный, каменный пол.
- Что тебе нужно? - спросила она.
- Не стоит ходить на улицу сейчас, там холодно и идет дождь.
Она не собиралась его слушаться. Жоззель позвала к себе служанку, и та тут же подошла к ней. Затем она велела подать ей плащ.
- Жозель, я иду с тобой, - сказал юноша, - я не оставлю тебя одну.
- Как хочешь...
Они вместе вышли на улицу, оказавшись под дождем. Тяжелые, холодные капли упали на плащи, а потом на руки и на лица.
- Куда мы идем?
- Не знаю, как ты, лично я иду в конюшню.
Юноша взял Жозель за руку и вместе они направились в сторону конюшни. Было темно, холодно, сыро, под ногами хлюпала грязь и неприятно прилипала к обуви, делая ее очень тяжелой. Однако сейчас, это нисколько не мешало молодым людям. Совсем скоро они услышали ржание лошадей. Зайдя в конюшню, они сняли плащи и прошли вглубь конюшни. Здесь было тепло и молодым людям пришлось это по вкусу.
- Идем наверх, - предложила девушка и взяла юношу за руку. Она повела его на сеновал. Они вместе поднялись по лестнице. Поуютнее устроившись на сене, они посмотрели друг на друга и на их лицах снова появилась улыбка. Конечно, ведь сейчас они были вдвоем, и никто и ничто им не мешало. Они лежали в обнимку и молчали. Так прошло около часа, и Людвиг наконец-то решил заговорить:
- Не боишься что потом будут ругать, что ушла из-за стола раньше положенного времени? - его голос звучал приглушенно и даже как-то хрипловато. Кроме того, в его голосе слышался легкий бас, что делало его более взрослым. Впрочем, он был совершеннолетним, но еще не мужчиной.
- Нет, не боюсь, - прошептала Элис.
- Странная ты...
- Почему?
- Не знаю, - ответил он и коснулся рукой ее мягких золотистых волос. Он аккуратно провел рукой по ним, чтобы не причинить девушке боль. Затем он посмотрел ей в глаза. - Кажется, я знаю, чего ты боишься.
- Чего? - ее голос дрогнул.
- Замужества.
- Да, - призналась она, - но не с тобой. Понимаешь, дело в том, что тебя я знаю, а того, за кого меня хотят выдать, нет.
- Так ты все-таки хотела бы быть моей женой?
- Конечно, Людвиг.
В этот момент нежные чувства переполнили сердце юноши. Он не удержался и, склонившись над девушкой, приблизился к ее губам и аккуратно коснулся их.
- Я люблю тебя.
- Взаимно, - ответила она, поглядев на него ласково и как-то непринужденно. Она обвила его шею руками. Они слились в поцелуе, но теперь это был непросто поцелуй. Это был поцелуй с нотками страсти, в котором читалась любовь — пламенная и безграничная. Жозель и Людвиг поняли, что момент настал. Девушка расслабилась. Она знала, что он точно не сделает ей ничего плохого, а он в свою очередь наслаждался ею. Юноша жадно водил руками по ее телу, еще прикрытому платьем, бедрам, пытаясь расслабить ее. И в конце концов он смог добиться своего.
Они дарили себя друг другу, тяжело дыша и говоря друг другу слова о любви. Спустя час они лежали, утомленные тем, что произошло между ними, буквально только что.

… Они молча лежали на траве, вспоминая недавно произошедшие события.
- Жозель, - снова заговорил Людвиг, - я тебе обещаю, что однажды мы с тобою поженимся, выстроим свой дом. Где бы ты хотела свой дом?
Девушка указала на низ холма.
- Я хочу, чтобы наш дом был там, а холм здесь, рядом с ним.
- Конечно, любимая, я построю такой дом, чтобы нам было уютно в нем. Он будет большим, места хватит и нам и нашим детям. Ты бы хотела детей? Сколько?
- Сына и дочь. Вот только хочу чтобы сын был похож на тебя.
- Спасибо. Тогда дочка обязана быть копия тебя. Ты очень красивая.

***

Прошло еще несколько недель. В жизни молодой Жозель ничего не изменилось. Решение родителей выдать ее замуж за другого человека было по-прежнему в силе. Девушка зачастую устраивала скандалы по этому поводу, но ничего, тем самым, не добившись, уходила из дома и проводила весь свой день на улице. Возвращалась она обычно лишь к глубокому вечеру. Она никогда теперь не сидела за столом с родителями, обычно еду ей приносили в ее комнату. Впрочем, она и ела-то совсем редко — аппетит у нее совсем пропал. Но вероятнее всего она просто решила объявить забастовку, показывая тем самым то, что недовольна решением своих родителей.
Примерно так же начался у нее и сегодняшний день. Не успела девушка выйти из своей комнаты, как ее встретили родители.
- Жозель, сегодня к нам в гости придет Кэри со своими родителями.
- Кто такой Кэри? - спросила она.
- Твой будущий муж.
- Я люблю Людвига, и вы об этом знаете.
Она пыталась выглядеть упрямой.
- Но выйдешь ты за Кэри! - ответил отец.
- Не понимаю, чем вам не нравится Людвиг?
- Он прекрасный юноша, но тебе в мужья он не годится.
- Может, я сама буду решать, кто мне годится в мужья а кто нет?!
- Это решать нам! - снова гаркнул отец. - А сейчас возвращайся в свою комнату и готовься к предстоящей встрече! Кстати скоро будет готов завтрак.
- Я не буду завтракать. - Заявила Жозель.
С этими словами она поспешила к лестнице.
- Куда ты собралась? - отец попытался ее остановить, схватив за руку.
- Да какая вам разница, куда я собралась? - она дерзко посмотрела в глаза сначала отцу, а потом матери. Освободившись, о рук отца, девушка поспешила спуститься вниз. Она спешила поскорее остаться одной.
- Тебе все равно не избежать брака с Кэри.
Это были последние слова которые она услышала, прежде чем оказалась на улице.
… Весь день она провела на холме с Людвигом. Ближе к вечеру, когда солнце начало клониться к закату, девушка нехотя поднялась с места и направилась домой.

***

И действительно, как и обещали родители, к вечеру приехал Кэри вместе с родителями. Новость о его приезде нисколько не обрадовала девушку. Она сидела у себя в комнате и вышивала, когда в комнату зашла служанка и передала, что все собрались и ждут ее. С трудом Жозель поднялась с кровати. Она подошла к зеркалу, желая убедиться, что хорошо выглядит. Она смотрела на свое отражение. Ей так не хотелось идти вниз! Однако, сердить отца, который и так последнее врем был ею недоволен, было куда страшнее, чем оказаться там, рядом с неизвестным ей Кэри.
Спускаясь по лестнице, она наконец-таки увидела того самого человека, за которого ей следовало выйти замуж. Кэри оказался довольно красивым молодым человеком. У него были кудрявые светлые волосы, легкая щетина, украшавшая его лицо. В это мгновение, когда Жозель разглядывала его, он поднял на нее свой взгляд и увидел, как она медленно спускается к нему. Слегка улыбнувшись, он подошел ближе и протянул девушке руку, когда та оказалась около него.
- Пожалуй, я могу обойтись и без вашей поддержки! - грубо ответила она, на что юноша отреагировал лишь усмешкой.
- Жозель! - вырвалось у матери. - Где твои манеры!? - она недовольным взглядом окатила свою дочь.
- Ничего, леди, - обратился юноша к женщине, - я думаю, все будет хорошо, ей просто нужно привыкнуть ко мне.
Однако замечание матери все-таки сыграло важную роль. Девушке не оставалось ничего другого, как взять руку юноши. Под руку они зашли в столовую. Пока взрослые разговаривали о чем-то своем, не обращая на молодых людей никакого внимания, девушка произнесла твердым голосом, обратившись к Кэри:
- Не надейтесь, что у вас получится завоевать мое сердце! Скажу честно, оно принадлежит другому человеку, а для вас в нем совсем нет места! - после чего она ехидно улыбнулась.
- Учтите, миледи, вы просто еще не знаете на что я способен! - эти слова прозвучали скорее как угроза, нежели как шутка. - На лице молодого человека тоже появилась улыбка, выражающая некоторое презрение. За эти несколько минут он улыбнулся не один раз, но Жозедь успела заметить, что эта улыбка была похожа больше на волчий оскал.
За ужином девушка только и думала о том, чтобы поскорее покинуть столовую. На это у нее были свои, личные причины. Да, это было связано с Людвигом. Он ожидал ее на холме, приготовив для нее сюрприз. Но пока что уйти она не могла, потому что мать по-прежнему сидела за столом и пока что не желала покидать столовую. Вторая причина по которой ей хотелось покинуть это место, то, что сидеть ей пришлось рядом с юношей, что, кстати говоря, тоже совсем не радовало девушку. Она заметила, что по мимо этой волчьей улыбки от него веяло каким-то холодом, а может быть она просто волновалась, вот ее и бросило в дрожь.
- Мам, - обратилась она к матери, - что-то мне нехорошо, позволь, я поднимусь в комнату?
- Дочь моя, ты больна? - женщина бросила на девушку встревоженный взгляд.
- Нет, но мне правда что-то нехорошо.
- Да, иди в комнату и ложись спать. - Затем женщина посмотрела на свою служанку. - Проводи ее, потом доложишь мне как ее самочувствие.
- Конечно, леди.
Тем временем довольная Жозель вышла из столовой и, все еще притворяясь, что ей нехорошо, шла в комнату. Теперь нужно было дождаться подходящего момента, чтобы сбежать на встречу.

***

  • Куда ты меня ведешь? - шепотом поинтересовалась девушка. Она внимательно осматривалась вокруг и заметила, что они находились в низине и подножия холма, да того самого холма, на котором любили проводить время вместе. - Людвиг, я думала, что мы останемся наверху. Разве нет?
    - Тише! - вдруг ответил он ей.
    - Что такое? - встревоженно посмотрела она на него. - Что случилось?
    - Мне показалось, что около нашего шалаша кто-то есть...
    - Шалаш? - она непонимающе окинула его взглядом. - Людвиг, что вообще происходит?
    - Да. Я решил, что нам пора бы обезопасить наши встречи и потому выстроил шалаш. В нем нам будет безопаснее.
    - Это немного странно, однако, это умно.
    Немного погодя, они оказались около шалаша, вокруг которого была небольшая проталина. Жозель присмотрелась и увидела, что шалаш, выстроенный Людвигом, оказался довольно большим.
    - Сколько ты потратил времени, чтобы построить его?
    - Около четырех дней.
    - Но когда ты успел все это сделать?
    - А вот это нужно уметь.
    Одним уверенным движением Людвиг направил девушку ко входу во внутрь шалаша. И скоро они переступили через порог, служащий гранью, между улицей и небольшим мирком двух молодых людей. В глаза девушке сразу бросилась уютная обстановка. Очаг, в котором потрескивали поленья, был сложен с аккуратностью и умелостью. Стены шалаша тоже были увешаны какими-то шкурами одеялами, от чего внутри было довольно жарко. Земля была устлана множеством ковров, а вместо дивана служили ветки, толстым слоем накрытые одеялами и всякими тканями. Здесь так же было много подушек, которые Людвиг каким-то образом смог притащить из дома, впрочем, как и все это. Не далеко от очага располагался столик, тоже сделанный своими руками. На столике было довольно много вкусностей. Шоколад, фрукты и другие сладости.
    - Людвиг, здесь так уютно! - с восхищением произнесла девушка, скинув со своих ног легкие туфли.
    - Можно было и не разуваться.
    - Не хочется портить грязью такую красоту.
    - Впрочем, ты можешь делать все, что считаешь нужным, теперь это наш шалаш.
    Он улыбнулся. Тем временем девушка села на самодельный диван и укуталась в одеяло.
    - Замерзла? - поинтересовался юноша.
    - Вовсе нет, однако так мне уютнее.
    Он предлагал ей фрукты и прочие сладости, но от всего этого девушка отказалась, так как была не голодна.

    ***


    Ни он, ни она не услышали звук приближающихся шагов. Они лежали на диване, укутанные множеством одеял, утомленные и удовлетворенные. Его рука гуляла по ее талии, гладя каждый изгиб ее тела, на же смотрела ему в глаза, иногда прикасаясь к его губам. И именно в этот не подходящий момент в шалаш ворвались трое стражников и все остальные.
    - Жозель!!! - вскрикнул от негодования отец девушки. - Как ты могла?!
    - Отец, я!..
    - Заткнись!!! - прорычал он. - Как ты могла?!! - сейчас он был так зол, что готов был перебить всех своих палашом. Он не мог во все это поверить. На минуту он закрыл глаза, надеясь, что когда он откроет их, то его дочь будет одетой и невинной.
    Пока отец и дочь непонимающе смотрели друг на друга, Людвиг успел подняться с места и привести себя в надлежащий вид. Когда же он был полностью одет, то уже мог смотреть на все происходящее спокойно и без страха.
    - Жозель! - произнес Кэри. - Шлюха! - вдруг выкрикнул он.
    - Да, могла, - она посмотрела на отца, а потом на Кэри. - Именно таким образом я смогу избежать брака, которого так не хочу.
    - Хватит, Жозель! Прекрати! - отец кипел от ярости и негодования. Он не мог сдерживать себя. - Еще одно слово с твоей стороны, и я тебе обещаю, я тебя прикончу прямо здесь!
    Угроза показалась девушке смешной.
    - Ну же, давай, чего ты ждешь? - она вызывающе посмотрела на отца. Кроме того, она даже руки расставила, готовясь принять на себя удар.
    Честно сказать, этого никто не ожидал, но тот действительно замахнулся палашом и, приблизившись к дочери, проткнул лезвием грудь девушки.
    - Нет!!! - крикнула мать. - Что ты сделал?! - она хотела было приблизиться к телу дочери, но внезапно ее остановил дикий вопль:
    - Вон!!! - кричал Людвиг. - Пошли все вон!!! - он сел около девушки и, положив ее голову к себе на колени, пытался привести ее в сознание. - Будьте прокляты!!! - кричал он. - Пошли прочь!!!

    ***

  • С того случая минуло около года. Кэри и родители девушки казалось, совсем уже забыли эту историю, однако был один человек, который никогда не сможет ее забыть. Да, это был Людвиг. Он помнил каждую деталь того вечера, каждое слово сказанное тогда. Он все еще был переполнен злостью и желанием отомстить тому, кто убил Жозель. Он не желала ничего, кроме мести. В голове у него уже давно появился план. Но для начала нужно было кое-что сделать, чтобы приступать к осуществлению плана. Ему нужно было убежище, в котором он мог бы ощутить себя в безопасности. Но где же основать это убежище? Над этим он тоже довольно долго думал, и в итоге пришел к мысли, что выстроит убежище там, где погибла его возлюбленная.
    … Спустя еще пару лет убежище было готово. Теперь оставалось самое главное — месть. Людвиг решил это не откладывать и потому, когда нашел древнюю книгу черной магии и принялся изучать ее. Он искал всего лишь какое-нибудь заклинание, а наткнулся на обряд, с помощью которого можно было вызвать дьявола. Он решил тщательно изучить этот обряд. Довольно много времени у него ушло на то, чтобы во всем разобраться, но Людвиг понимал, что оно того стоит.
    … Однажды в полнолуние он наконец-таки решился исполнить обряд. В большой комнате, на полу, он нарисовал пентаграмму, вокруг нее расставил шесть высоких зеркал. По краям пентаграммы он расставил шесть черных свечей. После чего сам сед в центр пентаграммы, взял в руки книгу и принялся читать заклинание на древнем латинском языке. Именно на это заклинание и должен был откликнуться дьявол. Читая непонятные слова, Людвиг иногда смотрелся в зеркало, а потом, когда закончил читать заклинание, он взял в руку нож и порезал им другую руку, после чего стал поливать пентаграмму кровью. В этот момент в комнате послышался громкий смех, больше похожий на смех психически-нездорового человека. Людвиг закрыл уши руками, ибо смех был настолько громким, что казалось, вот-вот, все разрушится. Комната тоже преобразилась. Все было охвачено огнем и полыхало, единственное место, до которого не доходил огонь - пентаграмма. Кроме того, несмотря на то, что пламя было повсюду, ничего не горело.
    - Зачем ты меня вызвал. Жалкий человечишка? - смеясь поинтересовался дьявол и явил себя этому миру.
    Людвиг посмотрел на дьявола. Это было что-то похожее на человека, сидящее на троне. На нем были прочные доспехи, увешанные черепами, а сверху огромная черная мантия. На голове накинут капюшон, из-за которого не было видна лица. Хотя, там и лица-то поди не было, один лишь череп.
    - Мне нужна твоя помощь, Властелин Ада!
    - Моя помощь? - переспросил дьявол. Это ему казалось удивительным. Редко кто просил помощи от него. - Что же тебе нужно?
    - Я желаю отомстить за смерть моей возлюбленной.
    - Вот как? - еще больше удивился дьявол.
    - Так ты поможешь мне? - с нетерпением в голосе спросил Людвиг. И впервые за всю его жизнь на его лице появилась злая, даже безумная улыбка.
    Властелин Ада громко рассмеялся:
    - Смотри-ка, прыткий какой! Может, для начала в цене сойдемся?
    - Что же, хорошо, - согласился Людвиг, - что ты хочешь?
    - А что ты можешь мне предложить?
    - Я могу тебе предложить все мои земли, богатства, женщин, замки, владения...Ну, как тебе такая расплата?
    И снова смех:
    - Вы, людишки, такие однообразные... Все, кому нужна была моя помощь предлагали взамен то же самое, но все это мне не нужно, понимаешь? Этого у меня полно.
    - В таком случае я не знаю, что можно тебе предложить еще?
    - Ты действительно так думаешь? - усмехнулся дьявол.
    - Что ты имеешь ввиду? - спросил Людвиг, хотя и так уже догадался о чем говорит Властелин Ада.
    - Есть кое-что, что пришлось бы мне по нраву.
    - О чем ты говоришь, Властелин?
    - О твое душе, разумеется!
    - О моей душе?
    - Именно.
    - Но даже, если я тебе отдам ее, что с нею станет?
    - Пока ничего. Она просто будет у меня в руках.
    - Хорошо. Я согласен. Но в таком случае, я хочу, чтобы ты покончил с моим ненавистником.
    - Тогда заключим сделку.
    … Сделка была заключена. Пламя, что было в комнате, разом исчезло. Дьявол тоже. Все произошло так быстро, что Людвигу показалось, будто ничего и не было. Было тихо. Очень тихо. Людвиг сидел в полной темноте. Он все еще не мог прийти в себя. Что это только что было? Случилось то, чего он жаждал все эти годы. Он наконец-то отомстил тем, кого ненавидел и был доволен этим.

    ***

    Спустя еще половину часа, он ощутил, как силы покидают его. Впав в беспамятство, Людвиг, рухнул на пол, в центре пентаграммы и остался так лежать, окруженный свечами, зеркалами и всякими надписями.
    В эту ночь ему было видение. К нему явилась Жозель. Она явилась не сразу, а постепенно. Непонятным образом он оказался в облаках и тут же среди них вдруг стало появляться что-то родное ему и знакомое. В этом он смог разглядеть знакомые ему черту. Да, это была она! Она приближалась к нему, и он заметил, что она была в той самой белой рубахе, в которой ее убили.
    - Жозель, родная, что ты тут делаешь? - спросил он, при этом не переставая улыбаться. Он протянул к ней руки, но она их не взяла, чем он был удивлен.
    - Я прошу тебя, - попросил он, - не молчи, пожалуйста.
    - Ты совершил огромную ошибку! - с этими словами она исчезла.

    ГЛАВА 4.

    Старый камердинер закончил свою историю. Девушка посмотрела на него с изумлением.
    - Моя дядя мастер рассказывать истории, - произнес Петер.
    Девушка посмотрела на него:
    - Вы, совершенно правы, - согласилась она, - мне очень понравилась история. - Но Карл, - обратилась она к старику, - разве на этом история заканчивается? Что стало с Людвигом? Получил ли он то, чего так жаждал?
    - А вот это мне уже неизвестно, милая. - Старик загадочно улыбнулся, и Элис поняла, что он точно что-то ей недоговаривает.
    - А может, вам известно что-то кроме этого?
    - Ну, есть кое-что?
    - Дядя, что же это? - теперь интересно стало даже и Петеру, который, по мнению девушки, слышал эти истории неоднократно.
    - Многие говорят, что потом он с помощью ведьм заключил все свое зло в книгу, находящуюся, кстати говоря, здесь, в этом поместье.
    - А что в книге?
    - Это никому неизвестно.
    - Разве ее никто и никогда не читал?
    - Нет! - резко ответил камердинер. - Никто так и не осмелился открыть эту книгу.
    - Но почему? - Элис явно пыталась добиться своего. - Это всего лишь книга.
    Она посмотрела на старого камердинера и заметила, что тот становится все меньше и меньше разговорчив. То, что она пыталась докопаться до правды явно не нравилось старику. « Он точно что-то недоговаривает!»
    - О, нет, юная леди, это непростая книга. Она, как бы это сказать, волшебная. - На этот раз голос старика звучал шепотом.
    - Волшебная? - переспросила девушка. Его слова показались ей смешными.
    - Именно! По слухам людей, что жили здесь, тот, кто осмелиться открыть эту книгу, выпустит наружу великое зло. Древнее.
    - То самое, что заключил в нее Людвиг?
    - Да.
    - Карл, я так понимаю, вы верите в эту историю?
    - Слухи не рождаются просто так, юная леди. - Он усмехнулся.
    После этих слов Карл тяжело вздохнул, тем самым показывая, что он устал. Затем он окинул девушку и племянника своим старческим взглядом и поспешил удалиться. Девушка долго смотрела ему вслед. Этот милый, добродушный старик все-таки чего-то недоговаривал. А может, ей так только кажется?
    Спустя несколько минут она обратила внимание на Петера, что стоял позади нее. Он тоже смотрел вслед старику.
    - Петер? - обратилась к нему Элис. - А вам известно что-нибудь обо всем, что рассказал сейчас Карл?
    - Честно. Ничего. Сегодня я и сам впервые все это услышал.
    - Серьезно?! - Элис не могла во все это поверить.
    - Чему вы удивляетесь?
    - Я думала, что ваш дядя много вам рассказывал историй об этом поместье.
    - На самом деле он небольшой любитель рассказывать что-либо, особенно он не любит это рассказывать каждому. Так что вы, Своего рода избранная.
    - Да не уже ли?!
    - Да. Мой дядя такой человек, что большую часть времени он любит проводить в одиночестве.
    - Может, вашему дяде просто не с кем проводить время?
    - А как же я?! - недовольно заметил юноша. - Я прихожусь ему племянником.
    - Прошу простить меня, Петер. Действительно, сказала не подумав. - Элис виновато опустила глаза.
    - Ничего страшного. Я не в обиде. Впрочем, дело даже не в ком-то из людей. Однажды мне дядя сказал, что одиночество ему помогает мыслить правильно.
    - Он всегда такой?
    - Да. С ним часто такое случается.
    Минутой позже между ними повисло неловкое молчание. Петер внимательно рассматривал лицо девушки, понимая, что это не совсем учтиво с его стороны. Она в свою очередь бросила на него смущенный взгляд.
    - Петер, мне было бы интересно посмотреть свою новую комнату.
    - В таком случае я просто обязан проводить вас до нее.
    - Спасибо, Петер. Я не против, чтобы у меня и сейчас была кампания.
    - Тогда я весь в вашем распоряжении.
    Они оказались около ее комнаты. Девушка коснулась ручки двери и, нажав на нее, тут же оказалась в просторной комнате. Здесь было очень светло и уютно. Кроме того, здесь было совершенно не так, как в их прежнем доме. Комната так и веяла стариной. В дальнем углу был расположен камин, в котором еще теплился огонь, затем внимание девушки полностью обратилось к кровати, стоящей в противоположном от камина углу. Письменный стол тоже был совсем не похож на тот стол, за которым Элис сидела прежде.
    - Петер, а здесь есть балкон?
    - Конечно. К тому ваша комната, центральная комната...
    - Правда?
    - Да.
    - А мне можно выйти на балкон?
    - Конечно! - юноша слегка посмеялся. - Это глупо с вашей стороны спрашивать у меня на что-либо разрешения!
    Элис не могла не обратить внимания на то, каким красивым оказался смех юноши. Такой бархатный и звучный.
    Они вместе вышли на балкон. Здесь было не менее красиво, чем в комнате. С балкона было видно большую часть поместья. Кроме того со стороны леса доносилось пение птиц и стрекотня белок.
    -Элис, вам нравится?
    - Очень! - восхищенно ответила она. - Мой отец сделал замечательный выбор.
    - Что же, в таком случае я рад.
    … Минутой позже к ним присоединились и родители девушки. Пока Элис слушала интересные истории об этом поместье, отец и мать неторопливо обошли весь дом. Посмотрели каждую комнату и каждую же по достоинству оценили. Впрочем, как сказала женщина, дом заслуживал уважения и похвалы.
    - Я смотрю, вы уже подружились? - поинтересовался отец девушки и каким-то прищуренным взглядом посмотрел на них.
    Петер смущенно улыбнулся.
    - Есть такое, - ответила Элис, - кроме того, Карл рассказал мне историю основания этого поместья.
    - Вот как? Ну и как, интересная была история?
    - Просто великолепная, а главное даже душевная и грустная!
    - Грустная?
    - Немного.
    - Что же в ней такого грустного? - вмешалась в разговор мать.
    - Я как-нибудь расскажу вам ее, но только не сейчас, потому что история довольно длинная.
    - Договорились! - заметил отец. - Ловлю тебя на слове. А сейчас спускайся вниз, будем обедать.
    - Да, хорошо.

    ГЛАВА 5.

    Жизнь в поместье Вистеросса теперь шла своим, размеренным неторопливым, но уютным и крепким чередом. Дни проходили так же неторопливо и размеренно, но несмотря на это приносили с собой что-то новое и интересное, оставляя на память много позитивных эмоций. К своему удивлению, к новому дому Элис привыкла очень быстро. Впрочем, это было неудивительно, если учитывать то, что она много времени проводила в саду поместья, где было много деревьев и цветов. Кроме того, в саду был небольшой самодельный пруд, где можно было покататься на лодке. Но больше всего она любила проводить время с Петером. Проведя с ним несколько дней, Элис поняла, что он замечательный юноша и, кстати говоря, не менее плохой друг. С ним всегда можно было интересно провести время и всегда можно было о чем-то поговорить. Часто, поздними, но теплыми вечерами, Элис любила сидеть у открытого окна, но опять же не одна, а с Петером. Вместе они предпочитали читать книги, рисовать, играть в шахматы(Петер, кстати был хорошим игроком), немного даже вышивали, но чаще всего просто о чем-нибудь беседовали. Каждый день, что они проводили вместе, приносил им что-то новое и интересное. Они становились друг другу все ближе и ближе. Оба они чувствовали эту связь, что установилась между ними, но никто не решался признаться в этом. А может, так оно и должно быть, по крайней мере сейчас?
    Родители девушки тоже заметили эту связь. Они понимали, что между двумя молодыми людьми что-то есть. И это что-то переходило во что-то большее, чем простая симпатия. Но что это было? Любовь? Но разве любовь может возникнуть так быстро? Как то вечером, мать сидела у камина и пила чай, наслаждаясь тишиной и еле слышным потрескиванием поленьев в камине. Она дожидалась мужа, и он появился как раз в тот момент, когда мысли ее были заняты Петером и ее дочерью. Подойдя к жене, мужчина аккуратно положил ей руки на плечи.
    - Добрый вечер, дорогая! - его голос звучал хрипло и тихо(так сказался на нем очередной рабочий день).
    - Боже, Джеймс ты меня напугал! - от неожиданности женщина вздрогнула.
    - Извини, я не хотел. - Он сел в кресло, находящееся напротив кресла его жены. - Позволь мне к тебе присоединиться? - на его лице появилась легкая, но уже уставшая улыбка.
    - Присоединяйся. Кстати, ты не знаешь, где наша дочь?
    - Нет, - ответил отец, - но что-то мне подсказывает, что сейчас она снова пропадает где-нибудь с Петером. - Голос мужчины, вдруг резко изменился.
    - Джеймс, что с тобой?
    - Нет! - он соскочил с места. - Все замечательно, просто тебе не кажется, что она слишком много времени проводит с ним?
    Он явно был недоволен этим.
    - Тебя что-то волнует? - поинтересовалась женщина.
    - Да.
    - Расскажешь мне?
    - Понимаешь, милая, меня напрягает то, что между нашей дочерью и этим камердинером развиваются какие-то чувства.
    - Но разве это плохо?
    - Да. - Мужчина нахмурился.
    - Почему же?! - Женщина оказалась этим удивлена. - Я не против, чтобы у нашей дочери появился хороший друг. Уж лучше, чем она будет целыми днями сидеть взаперти.
    - Но я не хочу, чтобы между ними что-то возникло!
    - А ты уверен, что между ними что-то есть?
    - Если бы между ними ничего не было, то она не проводила бы с ним все свое время.
    Женщина ничего не ответила. Она никак не ожидала такого ответа от мужа. Она и представить не могла, что тот будет настроен против Петера. Но почему? Не уже ли он боится, что Элис влюбится в этого юношу и захочет с ним устроить свое будущее? Но разве это плохо? На самом деле женщине Петер очень нравился. По ее мнению, он был очень учтивым и вежливым. А именно такого мужа она и желала для своей дочери.
    - Джеймс, не знаю, что ты думаешь насчет всего этого, но я бы желала для нашей дочери именно такого, как Петер. - Призналась женщина. - А быть может, даже и самого Петера.
    Тот нахмурился:
    - Я не позволю того, чтобы моя дочь заключила брак с этим камердинером. К тому же он ей совсем не подходит.
    - Он ей не подходит?!
    - Он ей не ровня.
    - А кто по-твоему ей ровня? - резко произнесла она. - Ты считаешь, что ей нужен богатенький маменькин сынок?
    - Именной! - отец начал злиться.
    - И тебе совершенно все равно на то, что возможно, он даже не будет любить нашу дочь?
    - Главное, чтобы она была счастлива и богата.
    - Ты считаешь, что она будет счастлива только потому, что у нее будет много денег?
    - Конечно! - усмехнулся отец.- По-моему вам, женщинам больше ничего и не нужно, кроме денег. Знаешь, если есть деньги, значит есть все. - Произнес Джеймс. - И уж тем более легко будет купить любовь любой женщины.
    Эти слова по-настоящему затронули женщину. Она посмотрела на мужа. На ее глаза навернулись слезы.
    - Джеймс, ты только что обидел меня, и ты даже не заметил этого!
    Он непонимающе посмотрел на нее, но потом сообразил в чем дело.
    - То есть, ты, Джеймс, считаешь, что я полюбила тебя за деньги?
    - Милая, прости меня! - он протянул было к ней руки и хотел заключить в объятия, но она отошла от него на почтительное расстояние.
    - Я ничего не хочу слышать. Особенно сейчас! - она медленно начала от него отдаляться.
    Он что-то хотел сказать ей, но потом передумал, так как слов не нашлось.

    ***

    Женщина поднялась в комнату, где плотно закрыла за собой дверь и легла на кровать. Теперь-то она дала волю своим слезам. Она и сама не ожидала от мужа такого. «Почему он считает, что я полюбила его за то, что он богат? Сказал так, будто замуж я вышла не за него, а за его деньги!» - так думала она. На самом деле это было не так. Она действительно любила его, не жалела, что вышла за него и уж тем более не жалела что родила от него двоих детей.
    Однако, замуж она все-таки вышла не по любви. Так настояли ее родители. И тут же перед глазами пронеслись воспоминания. Она вспомнила первый год их совместной жизни. Одно из воспоминаний оказалось довольно неприятным. Да именно в их брачную ночь она оттолкнула мужа от себя впервые, показав тем самым, что не привязана к нему никак. Впрочем, это было неудивительно, ведь она его тогда не любила и уж тем более не желала с ним ничего общего. Затем она вспомнила, как он пытался найти к ней подход. Дарил подарки, радовал букетами цветов, впрочем, что он только не делал, чтобы получить от нее хотя бы ласковый взгляд, хотя бы одно слово, но она все отвергала, ссылаясь на то, что не любит его. Вскоре, мужу все это надоело, и он просто перестал обращать на нее внимание. Теперь они жили так, словно не замечали друг друга. В столовой они вместе не появлялись, спали в разных комнатах. Впрочем, жили какой-то непонятной раздельной жизнью. Жили так, словно соседи. Вместе они никогда не появлялись нигде, за исключением, быть может того, когда принимали гостей, то есть лишь по большим праздникам. Однако, на глазах чужих людей приходилось играть роль счастливой семьи. Подруги молодой Элианы на нее смотрели с завистью и часто говорили:
    - Хорошо живешь, подруга! У тебя должно быть, очень любящий муж?
    Но молодая жена на это ничего не отвечала, ибо знала, что на самом деле все совсем не так.
    … Время шло. Хранить хладнокровие по отношению к мужу становилось все тяжелей и тяжелей. Гордость постепенно куда-то улетучилась, и на смену ей пришло нежное чувство привязанности. Да и сам муж очень изменился. Он стал, как казалось молодой жене, привлекательнее. Темноволосый молодой человек становился все красивее и красивее. Со временем он хорошел. Время делало его не только взрослым, но еще и красивым. Это, соответственно не могло оставить ее равнодушной.
    Как-то раз, вечером, Элиана зашла к мужу в кабинет, застав его за ворохом бумаг. Он не заметил ее присутствия и потому она смогла разглядеть его. Он сидел согнувшись над бумагами и что-то писал. Он весь был настроен на работу. Но немного погодя он оторвался от своих дел и хотел отдохнуть, как вдруг его взгляд упал на стоящую перед ним девушку.
    - Зачем ты пришла? - спросил он таким тоном, словно не хотел видеть ее сейчас. В этом, однако, была доля правды. В его глазах вспыхнул огонек презрения.
    - Джеймс, - прошептала девушка, - нам нужно поговорить.
    - Поговорить? - он был удивлен ее словами. - Что-то я уже стал забывать такое слово. - Он все-таки указал ей на кресло, приглашая сесть. - Садись.
    Она покорно села.
    - Так о чем ты хотела поговорить?
    - О наших отношениях.
    - А разве между нами что-то есть? - он вызывающе посмотрел на нее.
    - В том-то вся проблема, если, конечно. Не учитывать того, что мы женаты.
    - Хорошо, - согласился муж, - но думаешь, если мы поговорим, что-то изменится?
    - Надеюсь.
    - Что ты хочешь мне сказать?
    Она встала с кресла и подошла к мужу.
    - Джеймс, - мягко произнесла она его имя, и на ее лице появилась улыбка, - я соскучилась, - она обняла его плечи и щекой прижалась к его спине, слыша, как стучит его сердце.
    - Элиана, я тебя умоляю, скажи, что все это мне снится!
    - Нет, тебе это не снится. - В знак доказательства она осмелилась поцеловать его в щеку.
    - Но что все это значит?
    - Я люблю тебя, Джеймс.
    Ни лице молодого человека появилась улыбка.
    - И все-таки мне тяжело в это поверить. - В его голосе до сих пор звучало сомнение.
    - Впрочем, как знаешь, Джеймс, но я тебя люблю, просто помни об этом.
    После этих слов она хотела уйти, но он резко остановил ее, взяв за руку и притянув к себе.
    - Я думал, что ты сразу поймешь то, что я тебя люблю! - он аккуратно коснулся ее губ.

    ГЛАВА 6.

    Прошло еще два месяца. Стоял теплый август месяц. Сегодня девушка проснулась в хорошем настроении (за последнее время оно у нее значительно стало лучше). Она неторопливо поднялась с кровати, позвала к себе служанку, с ее помощью оделась и поспешила выйти к родителям. Девушка спустилась в гостиную, где ей сразу в глаза бросились огромные дорожные сумки родителей. Они что, куда-то уезжают? Не уже ли они переезжают?! Теперь мысль о переезде девушке вовсе не нравилась, а напротив, пугала ее. Она привыкла к этому дому и теперь не хотела уезжать отсюда. В это время в гостиной появились ее родители.
    - Уже проснулась? - отец улыбнулся дочери.
    - Да. А почему у вас собраны дорожные сумки? Не уже ли мы, переезжаем?
    - Нет. Тебе не стоит волноваться. Мы остаемся здесь. Дело в том, что так сложились обстоятельства, но нам с матерью надо ехать по делам в командировку.
    - И вы уезжаете?
    - Увы, да. - Грустно произнес отец.
    - На долго?
    - Не поверишь, но на два месяца, точно, возможно, нам придется даже задержаться.
    - Так долго? - Элис не могла в это поверить.
    - Мы ничего не можем поделать с тем, что у нас появились неотложные дела.
    - Но ты здесь будешь не одна. - Мать как-то хитро улыбнулась. - У тебя, к тому же, есть хороший друг.
    - Да. И это замечательно. Однако, я все равно буду скучать.
    - Мы понимаем, но ты у нас уже взрослая девочка.
    - Как скоро вы уезжаете?
    - Прямо сейчас.
    Элис посмотрела в сторону, где стояли сумки родителей.
    - А дела нельзя отложить на потом?
    - Увы, нет! - отец развел руками, после чего он подошел к сумкам, вял их и посмотрел на жену, - Милая, ном пора.
    Элис крепко обняла родителей.
    - Вы только берегите себя, - сказала она, - я буду скучать.

    ***

    Проводив родителей, Элис вернулась к себе в комнату, где достала книгу Гете и стала читать. Однако, долго читать не пришлось, потому что в дверь кто-то постучал.
    - Войдите! - крикнула девушка.
    Позже в комнате показалась служанка. Она улыбнулась девушке и сказала:
    - Меня тут попросили передать вам это, - после чего она протянула конверт.
    - Письмо?! - Девушка была крайне удивлена. - Но от кого оно?
    - Впрочем, я не буду вам мешать. Там все написано, вы все поймете и без моей помощи. - С этими словами служанка поспешила покинуть комнату.
    - Письмо?! - Элис не могла в это поверить. - Но от кого? - она это произнесла вслух.
    Девушка внимательно осмотрела конверт со всех сторон, но на нем ничего не было написано. Что же, это было довольно странно...После этого она наконец-то решила открыть конверт. Минутой позже, Элис увидела чей-то аккуратный, но совершенно незнакомый почерк. «Кто бы это мог быть?» - ей стало еще интереснее.
    Она принялась читать послание: «Здравствуй, Элис! Это, конечно, немного необычно писать письмо тогда, когда можно сказать. Хотел сам тебя попросить об этом, но как-то не смог найти смелости. В общем, я хотел пригласить тебя на свидание. Если ты согласна, то буду ждать тебя в семь часов у лестницы в гостиной» Внизу девушка увидела подпись. Послание оказалось от Петера. «Ну, конечно!» - с улыбкой подумала девушка.
    Приглашение от Петера? Почему он вообще решился позвать ее? Стоит ли ей идти на это свидание? Именно эти вопросы мучили девушку на протяжении всего оставшегося дня. Не уже ли она ему нравится, и он к ней что-то испытывает? «А разве он тебе не нравится?» - спросила она у самой себя и признала, что тоже неравнодушна к юноше. Он и правда был ей небезразличен. Перед ее глазами возник его образ. Кстати, она довольно-таки много времени проводила вместе с ним, что сыграло свою роль. А разве все дни, что они провели вместе нельзя за считать за сегодняшнее свидание? Только сейчас девушка поняла, что возможно, Петер, хочет узнать ее ближе?..Хотя, девушке показалось, что он знает ее куда лучше, чем даже родители или, быть может, она сама. Впрочем, а почему бы ей не сходить на свидание? Заняться все равно нечем, а так хотя бы время с пользой провести. «Ладно, - подумала Элис, - я схожу с тобой на свидание.»

    ***

    В семь часов она полностью была готова. На ней было красивое нежно-фиолетового цвета платье, легкие туфельки, перчатки на руках, а на лице, как оно и должно быть, улыбка. Элис была в хорошем настроении. Она медленно, спускаясь по лестнице, увидела Петера. Он стоял отвернувшись от нее и куда-то смотрел.
    - Петер, - тихо, чтобы не напугать, сказала Элис, - я готова. - Она снова улыбнулась, когда он посмотрел на нее.
    - Элис, - от волнения юноша запнулся и на мгновения потерял дар речи. Он смотрел на нее восхищенным взглядом. В его глазах виделся блеск, и Элис что-то заметила.
    - Ты, кажется что-то хотел сказать?
    - Ты великолепно выглядишь, Элис.
    - Спасибо.
    Она спустилась и теперь была рядом с ним.
    - Чем же мы займемся? - поинтересовалась девушка.
    - Может, просто прогуляемся? Как тебе такой вариант?
    - Неплохая идея.
    Он галантно подал ей руку, и она с удовольствием взяла ее. Медленно и не спеша, они направились к выходу.
    - Ну, расскажи мне, как ты провела день? - просил он. Впрочем, это был не совсем подходящий вопрос. Однако, как-то нужно было начать разговор.
    - Как и всегда. Правда сегодня уехали родители. У них вдруг появились неотложные дела.
    - Они уехали и даже не сказали какие у них появились дела?
    - Да. Это, конечно, странно, но я не стала углубляться в подробности.
    - Правильно поступаешь, - согласился юноша, - это их взрослые дела.
    - В чем-то ты прав.
    Неожиданно юноша напрягся и остановился. Элис встревоженно осмотрела его, боясь, что ему могло стать плохо.
    - Что такое? - поинтересовалась она. - Что случилось?
    - Все в порядке. - Он сделал небольшую паузу. - Правда. Вот только я кое-что забыл. Ты не могла бы меня подождать пару минут.
    - Конечно. Если это что-то важное, то я могу ждать столько, сколько тебе нужно.
    Он ушел. Девушка осталась одна. Она осматривала идеально выметенные тропинки, как вдруг услышала за своей спиной голос. Это был Карл:
    - Здравствуй, Элис!
    Она повернулась и увидела перед собой старого камердинера. Он смотрел на нее.
    - И вам добрый вечер, Карл!
    - Я так понимаю, вы решили прогуляться? - его глаза блеснули. - Могу составить вам кампанию.
    Элис смутилась. Покраснев, она ответила:
    - Дело в том, что я сейчас вовсе не одна.
    - Правда? - Карл оказался удивлен. - Сейчас я здесь никого не вижу.
    - Дело в том, что сейчас я гуляю с Петером. Правда он попросил меня немного его подождать.
    - А вот оно что? Я так понимаю у вас свидание?
    - Можно и так сказать, - на лице Элис появилась детская и даже немного глуповатая улыбка.
    - В таком случае я не хочу вам мешать. Желаю вам приятно провести время.
    - Благодарю вас, Карл.
    Старик развернулся и ушел. Минутой позже появился Петер. Тихо подойдя к девушке, Петер он тихим голосом произнес:
    - Элис, - когда она повернулась он протянул ей букет цветов. - Возьми это тебе.
    - Это мне, правда? - глаза девушки засияли.
    - Держи.
    ***

    - Петер, - обратилась девушка к юноше, когда время начало клониться к позднему вечеру, - что-то я проголодалась.
    - В таком случае было бы лучше вернуться домой. Я сразу же велю накрыть на стол. Ты плотно отужинаешь, а я тем временем сделаю некоторые дела.
    Его слова заставили девушку расстроиться. Она посмотрела на него.
    - Я надеялась, что мы поужинаем вместе.
    - К сожалению, нет. У меня мало времени, чтобы закончить работу.
    - Хочешь, я тебе потом помогу? - она всячески пыталась уговорить Петера, но казалось, что он был непреклонен.
    - Думаешь, это будет правильно, заставлять тебя работать? - он улыбнулся.
    - А почему бы не оказать кому-либо помощь?
    - Честно сказать, я привык все делать сам. Так меня приучили с детства.
    - Петер, - тихо произнесла она, - я очень хочу, что за столом ты составил мне кампанию.
    Он безнадежно посмотрел на нее.
    - Я так понимаю, ты будешь настаивать на своем?
    - Ты правильно понимаешь, спорить со мной бесполезно.
    - Но, если ты так хочешь, - согласился он, нехотя, конечно. - То я составлю тебе кампанию.
    Элис обрадовалась этому. Она смело(чего, конечно, никак от себя не ожидала) взяла юношу за руку и повела за собой в столовую.
    - Элис, я не уверен...
    Петер пытался предпринять последние попытки, чтобы отделаться от ужина с Элис(хотя он с удовольствием посидел бы с ней), однако, садится за стол с Элис ему все-таки казалось неправильным. Конечно, она ведь девушка из богатой семьи, а кто он? Всего лишь камердинер.
    - Петер, - она посмотрела на него, - пожалуйста, - умоляла она его, - что такого в том, что мы посидим вместе? Заодно мы сможем узнать друг о друге что-то интересное.
    Юноша согласился.
    Они сели за одним столом, рядом друг с другом. Девушке хотелось поближе узнать этого молодого человека. Еще в первый день он показался ей приятным. Кроме того, он нравился ей внешне. Впрочем, Петер действительно был интеллигентным и спокойным. Но самое главное, что нравилось девушке в юноше это то, что он умел открывать душу другому человеку, не боясь.
    Выяснилось, что Петер родился в Германии в какой-то небольшой деревушке. С самого детства он не знал родительской любви. Его мать скончалась еще при родах, успев родить его, а отец от горя начал выпивать в больших количествах. А еще через пол года отец умер, а точнее повесился. Тот день, когда Петер потерял и отца, он запомнил на всю жизнь. Он тогда пришел со школы в хорошем расположении духа (конечно, ведь он получил сегодня хорошую отметку и теперь спешил об этом сообщить отцу). Он надеялся застать его как обычно с бутылкой в руках и за столом. Однако, когда он зашел в дом, там никого не оказалось. Дома все было как всегда — идеальный порядок и пахло только что приготовленной едой. Мальчик широко улыбнулся. Конечно, все было так хорошо, благодаря его соседке тете Эльзе, которая часто навещала их. Это была добрая женщина. У нее и у самой были дети, но несмотря на это, она очень любила Петера. Она знала, что про мальчика отец стал совсем забывать. С тех пор она решила взять все в свои руки.
    Не найдя отца дома, он выскочил на улицу и тут же увидел тетю Эльзу, направляющуюся к ним. Он знал, что она решила проверить плотно ли покушал он. Мальчик улыбнулся ей:
    - Добрый вечер! - сказал он.
    - Привет, Петер! Ты покушал, я там приготовила?
    - Нет еще. А вы не видели моего отца?
    - Его с самого утра нет дома. Я спросила у соседей, но его никто не видел.
    - Тогда я поищу его.
    - Конечно, Петер, - с этими словами женщина протянула мальчику конфеты. - Возьми-ка, угостись.
    - Спасибо, - он схватил конфеты и убежал.
    Неподалеку от дома находился старый, полуразвалившийся сарай. Мальчишка подумал, что его отец мог бы быть там. Он аккуратно открыл дверь и в следующую секунду закричал от ужаса — прямо перед ним висел отец. На его крики тут же прибежала тетя Эльза. Она, увидев висящего на веревке отца Петера, едва не вскрикнула, однако во время прикрыла рот рукой. На Петера напала настоящая истерика. Соседка, как можно скорее увела мальчишку в дом и насилу там его успокоила.
    … Впрочем, больше юноша не хотел говорить об этом. Он посчитал нужным не портить девушке прекрасный вечер. Да и самому вспоминать это было тяжело. Потом он сказал, что попал к своему дяде, к Карлу, у которого к сожалению, не имелось детей. Петер заменил ему ребенка, а они с тетей заменили ему родителей. Так он и вырос.
    - Петер, а расскажи мне что-нибудь из детства?
    - Из детства?
    - Да. Ну там историю какую-нибудь, случившуюся с тобой.
    - Ну, хорошо, - на его лице появилась загадочная улыбка.
    Петер поведал девушке одну самых, по его мнению смешных историй. В тот день было воскресенье. Погода выдалась пасмурная, но теплая. Петер выскочил на улицу и принялся искать себе приключения. Он был большим любителем придумывать свои собственные миры, в которых был героем. Так было и на этот раз. Он решил поиграть в доблестного рыцаря. Найдя себе подходящую палку, что заменила ему шпагу, он принялся искать себе верного скакуна. Он долго осматривал ограду и вдруг взгляд его упал на довольно ковыряющуюся в корыте свинью. Петер тихо, чтобы не испугать животное подошел к ней сзади и стал выжидать подходящий момент. Он долго следил за ней и, уловив момент, запрыгнул свинье на спину. Свинья, испугавшись, завизжала и, перепрыгнув через корыто, понеслась прочь. Петер каким-то образом смог уцепиться за нее, но совсем скоро свалился в грязь, густую, словно кисель. Девушка долго смеялась. Смеялся и сам Петер. Он долго вспоминал свое детство и рассказывал о нем девушке. Оказалось, что в жизни его случилось много трагичного и веселого.
    - Ну, что рыцарь, говоришь оседлал своего верного скакуна? - Элис смеялась.
    - Ага. - Согласился тот.
    Они еще долго сидели за столом и о чем-то разговаривали. Девушке нравилось то, что Петер был открытым человеком. Впрочем, она тоже, однако, рассказывать о себе ей было практически нечего.

    ***

    Уже ближе к вечеру девушка засуетилась:
    - Петер, мне пора идти, время клониться ко сну.
    - Ну, хорошо, иди, а я все уберу.
    - Нет, - сказала она, - я должна тебе помочь, так что давай убирать тарелки.
    - Что же,- согласился юноша.
    Они вместе собрались посуду со стола и направились в кухню, где принялись мыть тарелки. Девушке стало немного скучновато,и она решила развеять эту атмосферу. Элис хитро посмотрела на молодого человека, а потом ее взгляд упал на тазик с водой, что стоял не далеко от нее. Она, не подавая виду подошла к тазику, взяв из него воды в руки, она обрызгала Петера. Он уставился на нее.
    - Ты чего? - непонимающе спросил он. - Зачем ты это сделала?
    Но вместо того, чтобы ответить на вопрос юноши, Элис снова обрызгала его водой. Он догадался о ее намерениях и потому не побоялся обрызгать ее в ответ. Этого она совсем не ожидала и потому вскрикнула. После этого между ними завязалась настоящая война. Они бегали по кухне, словно маленькие дети, обливали друг друга водой и громко смеялись. Спустя минут пять, девушка, заметила еще один тазик, что стоял около раковины. Она медленно стала приближаться к тазику, при этом смотря на Петера. Он уже обо всем догадался.
    - Куда ты направляешься, Элис? - спросил он, улыбаясь.
    - У меня к тебе встречный вопрос.
    Уже в следующую минуту, они оба резко схватили тазик с двух сторон и стали тянуть. Каждый тянул сам на себя. Они кричали наперебой, как маленькие дети, при этом деля таз с водой и шутя. Однако, долго держать его они не смогли. Тот вылетел у них из рук. Таз громко ударился о каменный пол, а вода тут же расплескалась по всей кухне. Девушка с юношей громко рассмеялись. Петер, не понимая почему он вообще это делает, прижал девушку к себе, заключив ее в объятия. К его удивлению, она ответила ему взаимностью.
    - Что тут происходит? - поинтересовалась внезапно появившаяся в кухне служанка. Она с ужасом осмотрела все помещение.
    Молодые люди отстранились друг от друга.
    - Ничего, - ответили они в голос, - все замечательно.
    - А как вы объясните весь этот беспорядок?
    - Мы все уберем, - ответила Элис.
    - Что ж, было бы неплохо.
    Служанка ушла, а молодые люди, как и обещали принялись наводить в комнате порядок.

    ГЛАВА 7.

    Комната, в которой жили Карл и Петер находилась на первом этаже в самой дальней части замка. Юноша торопливо подошел к двери комнаты и, открыв дверь, зашел. Немного погодя он ощутил на себе суровый взгляд своего дяди. Тот явно был чем-то обеспокоен. Но чем? Снимая с себя фрак, брюки и рубашку, юноша поинтересовался:
    - Дядя, почему ты так смотришь на меня? Что-то случилось?
    - Нет, дорогой, я просто сейчас смотрю на тебя и не понимаю, как ты так быстро вырос? - на лице старика появилась улыбка.
    - Дядя, время не стоит на месте, рано или поздно я все равно вырос бы.
    - Конечно. Я понимаю. Кстати, почему у тебя вся одежда мокрая? - поинтересовался старый камердинер.
    - Это длинная история, дядя.
    - У нас предостаточно времени, так что я тебя внимательно слушаю.
    - Скажем так, что это итог нашего свидания с Элис.
    - Ты хочешь сказать, что вы поссорились, и она окатила тебя водой?
    - Нет. - Ответил юноша, понимая, что дядя не отстанет от него до тех пор, пока не узнает правду. Пришлось все рассказать.
    - Что же, Петер, я рад за тебя. Что ты чувствуешь к этой девушке?
    - Ничего.- Петер слегка усмехнулся.
    - Однако, ты мне что-то недоговариваешь, дорогой племянник.
    Юноша понимал, что дядя догадывается о том, что он что-то чувствует к этой девушке.
    - Ну, что же, ты прав, дядя, мне нравится эта девушка. Кроме того, как мне кажется, но я влюблен в эту девушку. - Вдруг заявился юноша, укладываясь в постель.
    - Кажется?! Или ты действительно ее любишь?
    Петер ничего не ответил. Он понимал — дядя прав, ему нужно определиться, любит ли он эту девушку.
    - Ну, по крайней мере, она мне нравится.
    - Ох уж эта юность! - смеясь сказал дядя. - Сколько от нее проблем.
    - Что ты имеешь в виду, дядя!
    - Ничего, дорогой, спи.
    - Спокойной ночи, дядя.
    - И тебе.
    Юноша поудобнее устроился в кровати, поуютнее накрылся одеялом и закрыл глаза. Он вдруг представил, как девушка лежит рядом с ним, а он крепко прижимает ее к себе. В голове он слышал ее гармонический смех. Юноша не заметил, как шепотом произнес ее имя девушки, назвав ее «любимой». Старый камердинер долго наблюдал за Петером. Он улыбнулся, когда тот упомянул имя девушки. Шепотом, чтобы не разбудить племянника, он сказал:
    - Спи, дорогой, спи, покуда можно еще спокойно спать. Уж я-то знаю всю боль любви. Не мое это, конечно, дело, однако не советовал бы я тебе влюбляться. Во всяком случае, пока. Вот когда придет время, я тебе расскажу историю своей любви.
    Старик тяжело вздохнул и лег на кровать. До этого он просто сидел на краю. О воспоминаниях о любви на его лице вдруг появилась глубокая старческая усталость.

    ***

    Девушка лежала на кровати и просто смотрела в потолок. Она задумалась. Да, сейчас она задумалась именно об этом высоком, красивом юноше. Элис спокойно могла признаться себе в том, что он ей нравился. Собственно чем он ей нравился? Неожиданно задалась она вопросом. Он нравился ей потому что был красив? Конечно, этот факт не обходил ее стороной, но что нравилось девушке в его характере? Она снова задумалась. В этом юноше Элис любила его нежность, которую тот часто проявлял по отношению к ней. Что еще она любила в нем? Может, она любила в нем мягкость его характера? Однако, больше всего девушка любила в юноше его улыбку, похожую чем-то на волчий оскал. Что-то притягивало ее в этой улыбке. Но что именно? Нет, этого она понять не могла. «Кажется, я его люблю!» - вдруг пронеслась у девушки мысль, но тут же она задала вопрос: кажется?! Но разве это любовь, когда тебе кажется?! Нет, на любовь она не похоже. Элис слегка улыбнулась. Она поняла, что юноша ей нравится, кроме того, она к нему привязана, но она не хотела признаваться себе в том, что она любила его. Однако, быть влюбленной в человека, куда страшнее, чем просто испытывать симпатию. Вся фишка заключалась в том, что любовь со временем может исчезнуть, оставить тебя в покое, а симпатия может остаться навсегда, впрочем, как и привязанность. Только сейчас девушка поняла, что она реально не может находиться без Петера. Ей было без него тяжело. Очень тяжело.
    Спать ей совсем не хотелось. Девушка решила побродить по замку. Она поднялась с кровати и, накинув на себя халат, вышла из комнаты. В темном, длинном коридоре, девушке от чего-то сделалось неуютно и даже немного страшновато. Как показалось девушке, здесь было очень холодно. Свеча в руках девушки чуть не потухла, одна, однако, она во время закрыла свечу рукой. Она шла дальше. Ночью в этом замке все менялось. Все было совсем по-другому. Она оказалась около лестницы, что вела вниз, на первый этаж. Девушка быстро спустилась. Здесь никого не было, лишь темнота окружала девушку. Она, словно боясь, что кто-то может схватить ее, осматривалась по сторонам. Неожиданно девушку охватила жажда. Сильно захотелось пить. Теперь она искала кухню, впрочем, она знала, где она находится, однако, в темноте шагать было сложно. В это мгновение кто-то дотронулся до плеча девушки и та, испугавшись, вскрикнула.
    - Успокойся, - услышала она знакомый голос.
    - Петер? - она посмотрела на него испуганными глазами.
    - Прости, я вовсе не хотел тебя напугать.
    - Ты действительно меня напугал. - Улыбнулась Элис, и выражение ее лица изменилось. - Что ты делаешь здесь?
    - Мне не спится. А ты почему разгуливаешь по замку?
    - Да тоже не спится. Кроме того, мне хочется пить. В общем, я иду на кухню.
    - Позволь мне тебя проводить?
    - Ну если ты так хочешь, тогда идем.
    Они шли не торопясь. Элис смотрела то на свечу, то на Петера. Да, на того самого юношу, который нравился ей.
    - Элис, я бы хотел поговорить с тобой.
    - О чем? - он посмотрел на нее.
    - Ты мне нравишься, Элис, - на его лице появилась улыбка, но на этот раз это была совершенно другая, совсем непохожая на волчий оскал, улыбка. Девушка хотела ответить, однако, признание юноши выбило из нее все слова.
    - Почему ты молчишь? - встревоженно спросил Петер.
    - Я не знаю, - голос девушки прозвучал очень тихо и приглушенно. - Почему ты решил мне признаться? И почему именно сейчас?
    - Потому что я долго думал об этом. Ты мне понравилась сразу, как только ты приехала. К тому же наше свидание немного больше раскрыло тебя.
    - Честно, говоря, Петер, я тоже об этом немного думала.
    - И? - он взглянул на нее.
    - Ты мне тоже очень нравишься, Петер. Ты отличный юноша.
    - В таком случае, я надеюсь наша дружба на этом не закончится.
    - Конечно, не закончится, - ответила девушка, - а вот мы и пришли.
    Они оказались на кухне. Девушка достала стакан из буфета и наполнила его водой. Немного погодя она выпила воду, а стакан поставила на место.
    - Ну как? - поинтересовался юноша. - Тебе лучше?
    Они смотрели друг на друга глазами, полными нежности. Петер медленно приблизился к девушке, затем аккуратно, чтобы не напугать ее, взял за руки и притянул к себе.
    - Что ты делаешь? - спросила она.
    - Я хочу тебя обнять, - ответил он. Петер заметил, как девушка напряглась. - Что-то случилось?
    Она промолчала, но уже в следующее мгновение полностью расслабилась в объятиях Петера. Он же взял ее голову в свои руки и посмотрел в глаза.
    - Тебя что-то тревожит?
    Она покачала головой в знак отрицания и вдруг ощутила, как юноша коснулся ее губ. Она хотела ответить ему взаимностью, как неожиданно и он, и она услышали за своими спинами голос.
    - Почему вы не спите, ребятки?
    Они резко отстранились друг от друга, но минутой позже девушка пожелала спокойной ночи и ушла.

    ГЛАВА 8.

    То, что произошло между Элис и Петером, не могло остаться без пристального внимания самой девушки. Она открыла глаза, и тут же в голову заползли воспоминания и недавно произошедшем. Как такое вообще могло произойти? Это не давало девушке покоя. Ей теперь даже было стыдно показываться юноше на глаза. Нехотя девушка поднялась с кровати и подошла к зеркалу. Она пристально посмотрела на себя. Нет. Сегодня в зеркале она уже видела совершенно другую девушку. Это была Элис, но уже немного другая. В своих глазах девушка заметила уже не прежний тусклый, а яркий, озорной свет. Не уже ли поцелуй Петера, так изменил ее? Да, кое-что в ней изменилось. Теперь девушка чувствовала себя уверенней, ну по крайней мере, она ощущала себя кому-то нужной. Не уже ли Петер действительно к ней что-то чувствует?
    Спустя половину часа девушка спустилась вниз и тут же встретилась с юношей. Он подошел к ней и, ласково ей улыбнувшись, сказал:
    - Доброе утро, Элис. - Он ждал от нее ответа.
    - Прости Петер, но сейчас я немного занята. - Она поспешила уйти.
    - Подожди, может, тебя проводить? - юноша все ещё надеялся завязать с девушкой разговор, однако, он сразу понял, что сегодня она не в настроении.
    - Петер, - сказала она уже более суровым тоном, - сейчас я правда занята. - С этими словами она пролетела мимо него так, словно что-то ее подтолкнуло.
    Он еще долго смотрел ей вслед, так и не понимая, что произошло. Петер задумался, что могло так изменить Элис? Но единственное, что волновало юношу это то, что она могла измениться за одну ночь. С ней явно что-то было не так, потому что обычно девушка всегда была к нему расположена. Он подумал, что все могло произойти из-за того, что произошло между ними. Не уже ли во всем виноват маленький поцелуй? Но разве в этом есть что-то плохое? Кроме того, вчера она ему ответила взаимностью, а сегодня почему-то отталкивает от себя. Это обидело юношу. Он сам себе пообещал, что обязательно во всем этом разберется. После раздумий, юноша поспешил вернуться к работе.

    ***

    Девушка сидела у себя в комнате, когда к ней в комнату постучали. Сначала она подумала, что это был Петер. «О, нет! - подумала она. - Только не он!» - ей совсем не хотелось видеть его. Она, с надеждой на то, что это не Петер, подошла к двери и открыла ее. Увидев, служанку, она с облегчением вздохнула.
    - Ты что-то хотела?
    - Да. Мисс, вам тут пришло письмо.
    - От кого?
    - Откуда мне знать это? - с этими словами служанка отдала девушке конверт и поспешила удалиться.
    Элис пожала плечами и закрыла дверь за собой. Она перевернула конверт и увидела знакомый ей с самого детства почерк. Это было письмо от Стефана, от ее старшего брата. Девушка тут же повеселела и сразу забыла о всех своих проблемах. «Боже, как давно от него не было вестей! Как давно я не держала в руках что-то такое, чтобы принадлежало моему брату!» - подумала Элис. Она поспешила открыть конверт. По его толщине можно было догадаться, что он прислал ей не одно письмо. Наверняка, Стефану было что рассказать. Минутой позже она нашла первое письмо, села около камина и принялась читать.

    ***

    «Здравствуй, Элис! Я так рад, что ты мне написала. Если бы ты знала, какое это было счастье, придя вечером с поля боя, полностью уставшим и запыленным, вдруг услышать, что тебе пришло письмо! - писал Стефан, и девушка, читая эти строки, не могла не улыбнуться. - Ты, кажется, просила меня написать хотя бы что-нибудь о войне? Что же, я напишу, только я не стану писать ничего лишнего. Я не стану все описывать в подробностях, потому что, признаться честно, война - это очень страшно. Вот представь себе картину, бежишь ты по полю боя, размахивая мечом, убиваешь врагов, цепляясь за жизнь, но внезапно падаешь и понимаешь, что еще немного и ты можешь умереть. Так было с моим лучшим другом Роджером. К сожалению, его не стало спустя два дня, после того, как он был ранен. Для меня это была самая большая потеря из всех, что я мог бы пережить. Признаться честно, после его смерти я хотел уйти в отставку, но главнокомандующий услышав от меня такое, ответил: «Ты что Стефан?! - он буквально был в ярости. - Не позорь мою седую голову! Доведи дело до конца! Глядишь, уж подполковником станешь! А там и до меня не далеко!» Именно так все и было. Впрочем, в отставку я пока не уйду. Мне нужно воевать — это мой долг!»
    На этом письмо брата закончилось. Девушка нежно свернула его и отложила в сторону. Как это и должно было быть, странно было страшно терять друзей. Мысль о том, что смерть друга практически сломила брата, не давала девушке покоя. Впрочем, ей этого было не понять. Однако, жалко было того молодого человека. Девушка, конечно, совсем не знала его, но мысль о том, что он когда-то был живым, колола сердце.

    ***
    Весь день Элис старалась избегать любой, даже самой маленькой встречи с юношей. Она даже трапезничала в своей комнате. Служанки прекрасно понимали в чем дело, однако не знали причины такого поведения. Петер же ходил напряженный. Он пытался придумать как бы ему найти подход к девушке. Она нравилась ему, и он не собирался отрицать этого. Юноша не находил себе места. « И зачем я только сделал это?» - думал он, ругая самого себя за это. Переживания юноши были настолько сильны, что не могли остаться без внимания его дяди. Старик видел мучения своего племянника и потому решил с ним поговорить. Выждав удобный момент, он завел его как можно дальше, опасаясь лишних ушей ( в том числе ушей Элис). Он заговорил:
    - Петер, мальчик мой, тебя что-то тревожит? - спросил старик.
    - Нет, дядя...
    - Но я же вижу, что это не так. И кажется, я догадываюсь в чем причина.
    Юноша вздохнул. Он понял, что от бдительности дяди ему отделаться так просто не удастся.
    - Ладно, дядя, ты меня раскусил.
    Старик посмеялся:
    - А теперь выкладывай.
    - Понимаешь все дело в Элис, в этой девушке. Сегодня ночью я совершил ошибку.
    - Ты поцеловал ее?
    - Значит, ты все видел. Да, я сделал это, но сейчас она меня почему-то сторониться. Она мне практически ответила взаимностью.
    - Я знаю, я вам помешал, - ответил Карл, - я знаю и поэтому приношу свои извинения. Однако, Петер, запомни, что для поцелуев нужно выбирать более уединенные места.
    - Дядя, дело вовсе не в том, что ты нам помешал, а в том, что она меня сторонится.
    - В смысле?
    - Она весь день ссылается на то, что у нее какие-то дела, хотя на самом деле все это не так.
    - А что если у нее действительно есть какие-то дела?
    - Нет, дядя, и я это знаю.
    - Что ты хочешь от меня? - поинтересовался старик.
    - Мне нужен твой совет.
    - Насчет чего?
    - Как мне исправить всю ситуацию?
    - Я плохой советчик в плане любви, Петер, так что подумай сам.

    ***

    Тем временем Элис уже опять читала письмо от брата. «И снова здравствуй, Элис! - писал брат. Правда она заметила, что почерк был совсем не похож на почерк Стефана. - На этот раз письмо писали под мою диктовку. Думаю, ты уже догадалась о том, что меня ранили. Ранение оказалось серьезным, поэтому сейчас я в госпитале. Последнее, что помню я до того, как оказался раненым, так это то, как я летел на своей лошади к командиру. Нужно было подкрепление и очень срочно. Меня окружало множество людей, среди которых я мало различал и врагов и свои товарищей. Пыль стояла столбом, из-за нее ничего не было видно, слышался звон, ударяющегося друг о друга металла. Но ничто меня тогда не отвлекало так, как мысль о том, что я срочно должен прибыть с докладом к командиру. Я уже был на пол пути у цели, как вдруг ощутил, что в бок угодила пуля. От испуга моя лошадь встала на дыбы, отчего я не смог удержаться на ней и повалился на землю. Хвала небесам, что моя лошадь тогда не раздавила меня. Я очень старался не потерять сознание, но мои силы медленно покинули меня, и я закрыл глаза.
    Очнулся я уже в госпитале. Только я открыл глаза, как услышал над собой голос штабного лекаря:
    - Скорее сюда, он открыл глаза!
    - Что со мной? - тихо, еле выговаривая слова, спросил сюда.
    - Вы ранены и пулю нужно срочно вынуть из вас.
    - Но...
    - Никаких «но», вам нужна операция! - произнес лекарь и следующее что я помню, звук хирургических инструментов. Спустя несколько минут хирург уже делал свое дело. Удивительно, но боли я совсем не чувствовал!..
    - Скоро уже? - спросил я.
    - Уже все! - ответил он мне, спустя несколько минут. - Я нашел ее. Что ж, господин майор — жить будете!
    Эти слова приободрили меня, и я нашел в себе силы улыбнуться.
    - Спасибо.
    - Вот только воевать вам пока еще немного рановато.
    - Как скажете...
    С этими словами я медленно теряю сознание снова.
    … Я снова очнулся. На этот раз уже в другом месте. Спустя час ко мне подошла совсем молоденькая девушка.
    - Как ваше самочувствие, господин майор? - спросила она.
    - Уже лучше. Я хотя бы соображаю, что происходит.
    - Замечательно. А теперь я должна сделать вам перевязку, но мне было бы гораздо проще, господин майор, если бы вы могли сесть.
    - Я попытаюсь. - С этими словами, превозмогая боль, я начал подниматься. Было очень тяжело. Кроме того, боль в боку была невыносимой. Однако, я должен был помочь девушке. Немного погодя, мне удалось сесть, и она принялась за выполнение своих обязанностей.
    - Скажи-ка мне, красавица, - обратился я к ней, - как давно я без сознания?
    - Уж как два дня прошло...
    - Правда? - я крайне оказался удивлен. - А кто выиграл это сражение? - стало моим вопросом.
    - Мы. Подкрепление вовремя подоспело.
    - Но я же не смог добраться до главнокомандующего.
    - По слухам, он вас где-то увидел на поле боя и сразу догадался обо всем.
    - Это замечательно.
    После этого между нами повисло молчание.

    ГЛАВА 9.

    «На этот раз, Элис, я поведаю тебе историю не о войне, а о любви. Я уверен, что сейчас, читая это письмо, ты окажешься удивлена. Да, война дело страшное, но именно на войне я встретил ту самую, которой хочу принадлежать. Не поверишь, но это та самая молоденькая девушка, что ухаживает за мной. Ко мне она приходит четыре раза в день. И это время для меня лучшее, потому что я провожу его рядом с ней. Я уже успел с ней познакомиться. Выяснилось, что зовут ее Грейс. Она хоть и из простой семьи, но очень умная и довольно образованная. С того самого дня, как мы познакомились ближе, я понял, что она мне нравится. Впрочем, она очень красивая. У нее длинные темно-каштанового цвета волосы, хорошая фигура, а самое главное выразительные и очень проницательные глаза. Спустя еще некоторое время, я признался ей в любви и случилось это так.

    … В тот день она пришла ко мне с самого утра, чтобы осмотреть рану и перевязать ее. Она принесла с собой все самое необходимое.
    - Доброе утро, Грейс! - сказал я и, как показалось мне, мои глаза заблестели.
    - И вам, господин майор. - Ответила она, но голос ее звучал как-то грустно.
    - Что-то случилось? - поинтересовался я, не получив в ответ той улыбки, которую она дарила мне каждый день.
    - Все хорошо. - Она положила мне на плечо свою руку. - Как ваше самочувствие?
    - Живу пока еще, и все благодаря вам!
    - Мне в радость слышать ваши слова.
    Я сел на кровать, и она принялась осматривать мою рану. Я обратил внимание на то,как ее маленькие, крохотные и совсем хрупкие пальчики умело справлялись со своим делом.
    - Грейс, а у вас есть кто-нибудь? - спросил я.
    - О чем вы?
    - Я о любимом человеке сейчас говорю.
    - Нет. Никого. - Ответила она и покраснела, чем себя и выдала. Я уже понял, что небезразличен ей.
    - Ни за что не поверю, что у такой красавицы и нет любимого человека.
    - Значит, еще не время...
    - Кто знает, - тихо ответил я, - а что если время пришло?
    - Я никак вас не пойму, майор.
    Сначала я хотел ей просто как-нибудь намекнуть, но потом, подумал и решил, что лучше всего было идти сейчас в лобовую атаку:
    - Я люблю вас, Грейс. - Я притянул ее к себе. От неожиданности она даже соображать перестала. Я решил этим воспользоваться и, недолго думая, коснулся ее губ. Этот поцелуй был сладок мне. И вовсе не потому, что я сейчас целовал девичьи губы, а потому, что полюбил, по-настоящему. После всего случившегося, она нахмурилась6
    - Майор, я так не могу!
    - Можете называть меня Стефан.
    - Хорошо. Стефан, я вас понимаю. Вы тоже мне нравитесь, но я так не могу.
    - Почему? Я вам все-таки чем-то не нравлюсь?
    - Нет же, дело вовсе не в том. Понимаете сейчас война...
    - Она вам мешает любить? Почему?
    - Не исключено, что завтра кто-то из нас может погибнуть.
    - Этого не случится, я вам обещаю.
    Она усмехнулась:
    - Нельзя обещать того, чего вы даже не знаете.
    - Может, вы правы, Грейс, но лично я всегда надеюсь на лучшее.
    - Это верно.
    - Грейс,- вдруг тихо заговорил я, - я же без вас не смогу жить. И если мое сердце умрет, это будет на вашей совести.
    - Ничего с ним не случится, - она улыбнулась, - я не позволю.
    - Что вы этим хотите мне сказать?
    - Ничего. - Она посмотрела в сторону. - А сейчас, господин майор, я должна идти.
    - Да, конечно.

    ***

    С того момента прошло около недели. Однако, я стал замечать некоторые перемены в Грейс. Она стала чаще мне улыбаться, ее касания теперь стали еще нежнее. Кроме того, она стала уделять мне свое внимание больше и больше. Впрочем, я уже и сам обо всем догадался. Однажды вечером мы сидели около воды и разговаривали. Она мне рассказывала мне о том, как ей тяжело работать последнее время, в особенности из-за того, что часто ведутся сражения. Я смотрел на нее и понимал, что сочувствую ей. И действительно, она выглядела уставшей.
    - Может, тебе съездить домой? - поинтересовался я.
    - У меня нет родных.
    - Как нет? - от неожиданности я вздрогнул.
    - Мама умерла сразу после родов, а папу убили когда мне было четырнадцать. Знаешь, Стефан, именно поэтому я здесь. Мне больше некуда было пойти.
    - Мне жаль. Извини.
    - Ничего. А у тебя есть семья?
    - Конечно, - улыбнулся я.
    Я тут же рассказал ей про свою семью. Рассказал про маму, про папа и, конечно, про тебя, Элис.
    - Ты их наверное, так сильно любишь? - спросила Грейс. - и скучаешь по ним?
    - Конечно. К тому же я давно их не видел.
    - Не переживай, я уверена, что ты их обязательно увидишь.
    - Спасибо, Грейс.
    На улице недавно прошел дождь. Было прохладно. Я посмотрел на нее и увидел, что она покрылась мурашками.
    - Ты замерзла?- поинтересовалась я.
    - Немного.
    - Знаешь, - сказал я, укутывая ее в мундир и усаживая к себе на колени, - я тут решил, что хочу познакомить тебя со своей семьей.
    - А ты уверен, что это хорошая идея?
    - Именно так.
    - Ты думаешь, что я им понравлюсь?
    - В этом я почему-то уверен. Тебе понравятся мои родители и моя сестра. Я уверен, они будут счастливы за меня.
    - Но ведь мне всего лишь восемнадцать, а тебе двадцать семь.
    - Разве тебя это волнует?
    - Немного. Боюсь, что твои родители будут против такого союза.
    - Нисколько.
    - Ты уверен?
    - Так точно.
    С этими словами я коснулся ее губ.

    ***

    Да именно на войне Элис, я встретил свою первую и, должно быть единственную любовь. Я намерен жениться на ней. Я ощущаю, что она именно та, которая мне нужна. Она такая нежная и чуткая!..В будущем, я бы хотел, чтобы она родила мне сына и дочь. Именно Грейс дает мне веру в лучшее и веру в то, что я буду ждать. Не понимаю, почему я вообще пишу тебе все это? Впрочем, наверное потому, что ты моя сестра, и я привык делиться с тобой всем, что происходит в моей жизни. Ну ничего... Кстати, возможно скоро приеду. Не скучай. Люблю. Обнимаю. Целую.
    Твой брат.»