• Название:

    11 3 Oleynik Essey


  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Влияние научного прогресса на человека и его моральные ценности

Казалось бы — наука. Понятие, воспринимаемое нами абстрактно. Она где-то там, на фоне, развивается, позволяет совершить какие-то открытия время от времени, будь то новый химический элемент или косточка человека с возрастом динозавра. На самом деле наука — это собирающий и объединяющий феномен, облегчающий сбор, систематизацию, анализ и использование информации. В каждой подобласти есть свои работники, знающие каждый винтик одного данного механизма.Для них имеет значение каждая нововведённая в уравнение переменная. Обыкновенным же обывателям до этого нет дела. Они используют готовый продукт научной работы, не интересуясь составляющими самого научного процесса.

Однако не всё так просто. Мы в современный момент существуем, окружённые итогами научной деятельности. Необязательно лабораторной — древние греки вряд ли ее использовали, создавая свои удивительные мореходные судна. Они сконцентрировались на опыте предшественников и на практических проверках. Поэтому каждую вещь вокруг нас, созданную или тронутую человеком, можно назвать результатом научного прогресса.

Так можно назвать любую материальную вещь. Но не эфемерную. Не такую, как характеры, души — личности — людей, потому что эта личность уже и есть человек, а не результат человеческой работы. Каждый из нас тесно связан с наукой в повседневности, будучи окружён результатами ее развития. Мышление наше — тоже касаемо наукой, и потому некоторые особенности в нем тоже можно назвать таким результатом.

Научные колебания касаются всего, и людей — в первую очередь. Я хочу рассмотреть то, как сейчас люди видят и представляют себе науку, на какое место в своей жизни ее ставят.

С помощью мышления создаются вещи, отвечающие требованиям. Как, например, фильмы или книги. Я использовала наиболее интересные киноленты и произведения в своем небольшом исследовании. Каждая из них повествует о чем-то своем, но главное то, что эти повествования — результаты человеческой мысли, их предположений и теорий. Результаты, которые увидели и осознали миллионы зрителей и читателей, сделав выводы для себя.

Рассмотрим «Одарённую», фильм 2017 года с режиссурой Марка Уэбба. Сюжет о маленькой девочке, наделённой с рождения чрезвычайными способностями к точным наукам (к математике в частности). Основной конфликт завязан на дальнейшем образе жизни девочки. Или на благо науки, лишившись детства, либо как обычный счастливый ребенок, в ущебр собственным особенностям. Далее (спойлер!) девочка избрала третий, общий путь. Она осталась ребенком, но занимаясь тем, к чему она была изначально склонна — точными науками.

Меня радует, что в данной ситуации превозобладали человеческие чувства. Я считаю, что человек должен всегда оставаться человеком, используя науку как вспомогательное средство, а не становясь ее частью. Я не могу и не хочу себе представить общество, полностью поглощенное «техницизацией» . Там не будет людей. Там будут вычислительные машины, а не люди.

Но смог представить себе такое развитие событий Эндрю Николл и его «Гаттака». В предполагаемом будущем человечество научилось модифицировать собственный генетический код, создавая «идеальных» людей, без болезней, с любой выбранной родителями внешностью. От этой возможности можно и отказаться, и тогда на свет появится простой ребенок, вряд ли обладающий «идеальным» набором генов. Речь идет как раз о таковом, о Винсенте Фримане. Он обычный человек, обладающий мечтой полететь в космос. Однако дорога туда открыта лишь для «идеальных» людей. Для «идеальных» людей открыты все двери. Для обычных они закрыты. Винсент провернул невероятную схему, создав из себя другого человека, он добился своей мечты огромным трудом и воплотил ее в жизнь.

Но! Изначално путь был ему прегражден. Закрыт наукой. У людей еще остались их чувства, эмоции, но произошло словно деление общества на какие-то «генетические страты». Как раньше была зависимость от происхождения, которую с трудом мы сейчас победили, так в этом будущем она, по сути, вернулась в еще большей мере. «Гаттака» полностью описывает путь развития человечества, если бы наука стала основной частью жизни, а не сопутствующей. «Одаренная» своей историей об одной девочке описала путь, когда главным в жизни становятся чувства, человечность, сам человек. А наука — его творение, верно сопровождающее мир из года в год.

«Гаттака» и «Одаренная» рассказали нам о том, какое место в нашей жизни может иметь наука. Вот материал из Википедии насчёт «Гаттаки»: «Фильм не имел успеха в североамериканском прокате и едва ли даже окупился, но породил дискуссию об опасности конечной цели современных биотехнологий — беспрестанного совершествования генетических характеристик тех или иных видов. «Гаттака» упоминалась видными генетиками на страницах солидных научных изданий. В январе 2011 года специалисты NASA признали киноленту «Гаттака» самым достоверным с научной точки зрения фильмом, в котором правильно показаны те или иные научные факты и теории». Не зря слоганом фильма является: «Каждая молекула вашего тела может вас предать». Хочется добавить, что история «Гаттаки» немного напоминает современное селекционирование растений и вывод новых пород животных. Собак, например. Сравнивая состояния пород на начало 20-го века и сейчас, наблюдается печальная статистика. Иногда наука улучшает делает сильнее, выносливее. А иногда делает неудобное для существования и жизни тело, ослабляет, повышает так риск заболеваний. И вторых итогов пока что больше. Все-таки иногда природа может сделать лучше, чем человек, и науке не стоит с ней тогда бороться.

Но не все так плохо. Наука вовсе не отрицательный персонаж из книги. Она скорее нейтральный, второстепенный, который иногда вырывается в первые ряды, изменяя основную нить повествования у главных (нашего общества в целом). От нее есть и польза.

Могу привести в собственную аргументацию такой фильм, как «Девушка из Даниии», 2015 года, под режиссурой Тома Хупера. Фильм снят по реальным дневникам, сохранившимся с начала 20-го века. Они принадлежали первому в мире трансгендерному человеку, пережившего операцию по смене пола (однако конец фильма все равно трагический). Главный герой пытается обрести себя, окруженный враждебно настроенным к нему обществом. «Конечно, мужчина, а ощущает себя женщиной! Немыслимо!» Эдди Редмэйн, актер, играющий роль главного действующего лица, сказал: «Никогда не знал, что гендер и сексуальность не связаны друг с другом», «Я поразился страшной статистике: 41% трансгендерных людей кончает жизнь самоубийством», «Элементарно, но факт: путь становления самим собой невероятно осложняется обществом». Кажется, есть зерно рациональности в этих словах. Мы всё ещё люди, со своими внутренними переживаниями. На нас можно повлиять. И даже если наука дала нам шанс стать самими собой (как Эйнару в «Девушке из Дании»), она не смодет защитить от реакции окружающих. С этим нужно справляться самостоятельно.

Американский фильм «Чудо» (2017 год, реж. Стивен Чбоски, по роману «Wonder» Р. Дж. Паласио) тоже готовить нас этому. У маленького Огги нет лица (синдром Тричера Коллинза), но спустя 27 операций оно у него появилось. Вместе с ним появилась и возможность жить и дышать так же, как и свои обычные сверстники. Однако в школе большинство его не принимает из-за странной внешности (все же создать человечекское лицо из ничего довольно сложно). Было много поворотов сюжета, много разный отклонений, но в итоге мальчик смог найти собственный круг общения, хоть и с большим трудом. Благодаря науке и специалистам он смог дышать, смог вообще жить. Но окружение часто не хочет задумываться над природой и причинностью вещей, которые непонятны, и своими ненавистью и отрицанием люди психологически себя отделяют и отдаляют от этого объекта раздражения. А живой объект еще и все это на себе испытывает. Как Огги, как Эйнар. Наука помогает нам в исполнении цели, но не защищает от окружения. Я за то, чтобы людт оставались людьми. И когда речь идет о роли науки в мире, и когда дело касается других людей. С этим никакая наука уже не справится.

В своем беспощадном приближении науки к себе, стремлении сделать ее частью своей жизни человек прибегает непосредственно к экспериментам. Над другими людьми. И над наукой. И то, и то в целях науки.

Странно звучит? А вот даже не фильм, а сериал для рассмотрения. «Очень странные дела», создан братьями Даффер. Хоть и фантастический, но ситуация весьма близка к реальности. Лаборатория проводит опыты над девочкой, обладающей склонностями к телекинезу. Она сбегает, это вызывает много последствий (хочется узнать? ознакомьтесь самостоятельно). Однако проблема в том, что никто не делал ее вещью, чтобы так ей безнравственно распоряжаться и мучить ее. Никогда наука не будет обладать таки правом, если сам человек его ей не даст.

И речь не только о людях. Немножко разнообразия, не фильм, а повесть Михаила Булгакова «Собачье сердце». Конечно, не сказать, что там опыты над безымянным псом проводились во имя науки, скорее, ради удовлетворения амбиций гения-создателя, профессора Преображенского. Но к каким последствиям это все привело! Узнай научное общество — разразилась бы буря. Создав из собаки человека, а потом обратно превратив его в собаку, профессор словно нарушил какое-то негласное правильное положение вещей. Да, нигде не прописанное, но какое-то чувство неправильности преследует с самого момента прочтения. Все же нельзя делать из живого существа подопытный образец. Я еще не знаю. Не могу пока предлодить альтернативы, но верю, что в скорейшем будущем человечество сумеет изобрести эквивалентный, но безвредный вариант.

В своих «Цветах для Элджернона» Дэниел Киз рассказал о схожем с опытом профессора Преображенского эксперименте и для мышки, и для человека. Эсперимент по развитию интеллекта. Но никто не знал достоверно исхода такого рода практики. Никто не знал, что после ускоренной градации наступает еще более скорая деградация. Настолько сильная, что мозг способен полностью атрофироваться и отключиться от жизненных ресурсов. Именно такая участь постигла мышонка Элджернона. Чарли Гордона она обошла стороной, так как он меньше времени провел в качестве лабораторного образца. В своих записях Чарли конспектировал сообственные чувства, эмоции, и так день ото дня. Для него мир перевернулся, вспыхнул с приходом интеллекта и... встал на место. В прежний порядок. Ох, какие бы страдания от испытывал, если бы осознавал ценность потерянного. Но, наверное, к счастью новый (и он же прежний) Чарли не осознавал (в отличие от промежуточного).

Меня глубоко поразила, задела эта книга. Зацепила своей невероятностью и удивительной правдивостью при этом. Она, можно сказать, дала мне старт в изучении фильмов и книг с научной подоплёкой, и она дала мне повод задуматься о сути научного эксперимента, промодимого над человеком. Моя точка зрения точна — они недопустимы.

Интересным опытом я считаю оживление. Нет, ни в коем случае не некромантия, нет. В фильме по повести Айзека Азимова «Двухсотлетний человек» робот, созданный для помощи людям, обладает позитронным мозгом, что помогает ему отвечать на все запросы окружающей среды. Попав в хорошие руки, он начал восприниматься, как личность. Постепенно в нем появились чувства, способность к созиданию, эмоции, умение шутить. Он стал человеком. Позже сумел создать робототехнический аналог центральной нервной системы, позволяющий ему чувствовать, как люди. Его отказывались считать человеком из-за его «вечной жизни». Он сумел подстроиться и под это. В конце концов, он признан человеком. Человеком, а не роботом.

Меня восхитила сама ситуация того, что программа обрела чувства. И восхитило то, что в наш мир пришел настоящий человек, а не человеческая особь наподобие товарища Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Почему-то я вижу их абсолютно различно, хотя они оба пришли в этот мир нетрадиционным путем. Они не родились и выросли, а словно появились из небытия, сразу сформиованные. Точнее, робот-человек Эндрю сформирован, а вот Шариков... Как был невоспитанным животным (именно животным, это не оскорбление), так им и остался. В развитии и поиске науки кроется множество решений. И вероятно, возможность нового метода рождения людей является одним из самых необходимых, чтобы подтолкнуть общество не застаивться на месте, а прогрессировать дальше. Осталось только разобраться, как наиболее этично и аккурАтно дифференцировать условия прохождения данного процесса. Ну, и сам способ создать, разумеется.

Все вышерасмотренные произведения кинематографа и литературы заимели влияниие на меня (что логично, раз я Вам о них рассказала). Точно так же они повлияли и на сотни других умов, которые тоже вынесли что-то из них для себя. Самым очевидным, я думаю, будет непримирение с экспериментами над живыми существами. Так же важная мысль, сопутствующая почти всему — это то, что важно быть человечным. И третье — самое неоднозначное — отношение к научному миру. Думаю, кто-то его испугался, прочтя «Собачье сердце» и ознакомившись с «Гаттакой». А кто-то наверняка им вдохновился, и настоятельно поддерживает эту идею. И это только самые поверхностыне замечания, потому что нет смысла углубляться дальше — каждый человек уникален, как и его мысли насчет всего окружающего. Могу лишь предположить, что вроде как люди положительно представляют себе научный прогресс и сопутствующие ему явления. Потому что человек, не связанный непосредственно с наукой высокой (то есть не ученый), представляет себе ее в основном только из таких средств информации, как СМИ, книги, фильмы и тому подобное. Режиссеры тоже люди, и меня радует, что в своих работах они отдают предпочтение победе человеческих ценностей над техническими. Это означает, что они склоняются к этому и в это верят. Это будут знать зрители и читатели. И благодаря этому в условной иерархии ценностей, индивидульной для каждого, человечность будет чуточку выше науки (так как она преобладает в большинстве сюжетов, значит, такой исход выглядит естественно верным).

Благодаря этим победам я убеждаюсь, что мир не перестал существовать как нечто духовное, и не перестанет существовать в ближайшие года. Это нельзя не назвать хорошим исходом, не правда ли?

И покуда наука и охваченные ей личности не рушат своим влиянием человеческую пирамиду ценностей, переворачивая её с ног на голову, пока люди не готовы идти на « живые» жертвы в целях научного эксперимента, пока это помогает обществу только укрепляться и развиваться год за годом, пока с помощью науки нам открываются бесчисленные горизонты событий и пока она не приносит вреда — она имеет место быть и развиваться рядом с нами.