• Название:

    Айдак выдержки


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



И ВЗОЙДУТ СЕМЕНА

Аргумент мудреца - итог прожитой жизни.

На www.forest.ru нашлась удивительная книга «И взойдут семена». Аркадий Павлович Айдак, глава колхоза «Ленинская искра», что в селе Ачаки, в Чувашии, написал её четверть века назад. Это замечательный, добрый и толковый рассказ о том, как люди превратили сухую, бедствующую овражистую степь в живописную и плодородную местность. Не нахожу ничего лучше, чем почти дословно пересказать главные моменты книги: чуть не каждая фраза – кладезь созидательного опыта.

УКРЕПЛЕНИЕ ПРУДОВ И ПЛОТИН. Заиленные запруды по днищам оврагов укрепляем ивами. Очень хороша и ветла. Это быстрорастущее дерево не только ранний медонос, но и прекрасный материал для сруба колодца: оно не меняет вкус воды.

Сажаем не черенками, а кладём целыми хлыстами, подряд, вдавливая в наносный ил и закрывая землёй, верхушки пусть торчат немного. Хлыст – это 2-4-метровая ветка с укороченными до полуметра ответвлениями. Верхушки пусть торчат немного. В хлысте масса питательных веществ. Каждая почка, не утопленная в ил, быстро выбрасывает стебелёк, который уже к осени достигает 1,2-1,5 метров высоты. Ивы встают сплошь, как поле конопли.

При строительстве плотин часто бывало, что один берег пруда – крутосклон. Чтобы не было оползней, мы заранее закрепляли его на у резе воды ивой, ветлой, а повыше – посадками березы, липы, дуба, рябины.

В случае если пруд не маленький и на нём бывают волны, защищаем от размыва зарослями ивы и пологие берега, и мокрый (верховой) откос плотины. Сухой (низовой) откос плотины закрепляем посевами многолетних трав. Сажать там деревья нельзя: их корни в поисках влаги могут прошить тело плотины и выйти к воде. Когда дерева не станет и корни сгниют, по этим дырочкам начнётся прорыв плотины.

ОВРАГИ. Действующий овраг имеет обычно несколько вершин, которые каждый год растут вверх минимум на метр. Обычно их рекомендуют защищать бетонными водосбросами. Мы убедились, что и овраги можно усмирить, используя иву и ветлу. Если днища оврагов заросли ивой, бояться нечего: донной эрозии здесь уже не будет.

Хлысты заготавливаем в марте-апреле и храним в траншеях: до июня в наши овраги обычно не влезешь. Если же рубить иву в июне, она не дает уже сплошного заросля. В сухую весну можно использовать и свежесрубленную иву.

Днища оврагов и балок заняты посадками ивы, ветел, тополя и прудами, но не сплошь. В значительной степени овраги, а также вершинки прудов заняты водными растениями: тростником, манником, сусаком, камышом, белокрыльником и пр. По данным ученых, такие растения перерабатывают и обезвреживают вымываемые из пашни удобрения, пестициды, тяжёлые металлы горючего. Тем самым предотвращается загрязнение ими Суры и Волги.

Часто пишут, что овраги – беда. Не согласен! Овраги – наше богатство. Ведь это почти готовые природные чаши для сбережения драгоценной влаги, талых и дождевых вод. С ростом числа прудов иссушающее действие оврагов на соседние поля превращается в увлажняющее – с ростом влажности воздуха растёт и его теплоёмкость. Тут селятся птицы, насекомые, амфибии. Приложи только руки – и пустыня превращается в оазис.

БЕРЕГА РЕКИ. Надёжно укрепляем и речные берега от размыва. Сначала строим защиту из кольев. Два-три ряда деревянных кольев, 35-40 см между рядами, сперва неглубоко забиваются прямо в дно речки в подмываемых местах, вплотную к берегу. Всё сооружение набивается соломой, ботвой хмеля. В июне, после спада воды, здесь нанесено много ила. В него так же сплошь кладутся хлысты ивы, наполовину затаптываются в ил, прикрываются землей. Колья вбиваются глубже, уплотняя конструкцию. Опыт показал: заросшие ивой берега уже не размываются.

ЗАЩИТА ПОЛЕЙ ОТ СМЫВА. Справились и с плоскостным смывом пашни. В первую очередь самые смываемые склоны заняли многолетними травами, в основном люцерной. Тем самым на 1.300 гектарах вокруг оврагов создали четыре почвозащитных севооборота. От полевых севооборотов их отделили лесными полосами. Площади под многолетними травами довели до 45%. В основном это клевер красный и белый, люцерна и их смеси со злаковыми.

Окончательно остановили смыв, изменив ландшафт. На склонах создали горизонтальные водорегулирующие лесные полосы из двух рядов деревьев. Между рядами – водопоглощающая канава. Она должна быть чуть глубже промерзания (у нас – 1,6 метра), а шириной 0,6 метра. Канавы забиты ботвой хмеля, соломой и т. д. Чтобы не было продольного размыва, через каждые 50-60 метров в них созданы поперечные перемычки. Ширина такой лесополосы вместе с канавой составляет 6 метров. Расстояние между лесополосами зависит от крутизны склона. В наших полях по 4-5 полос, расположенных друг от друга на расстоянии 220-290 метров. Поля – по 12-15 га. Естественно, обработка почвы на склонах ведется только горизонтально.

Уже через несколько лет убедились: опыт удался. Практически нет смыва почвы, даже и по зяби; влага на этих небольших полях максимально впитывается в землю, урожаи выше. Поэтому полосы создали еще на 600 гектарах склоновых земель. Если дело дойдет до создания отдельных крестьянских хозяйств, такая организация даст для этого оптимальные условия.

ЛЕСОПОЛОСЫ И ЛЕСНЫЕ НАСАЖДЕНИЯ. Выбор породы деревьев для лесопосадок зависит от местности. Так, мы убедились: сосну нежелательно сажать на северных склонах – там скапливается много снега, и весной он ломает саженец. А дуб лучше сажать как раз на северном склоне: здесь для него больше влаги и он лучше приживается. А снег защищает сеянцы дуба от зайцев.

Днища оврагов занимают ива, ветла, ольха и тополь, а для создания настоящей чащобы, которая необходима для многих диких животных, нужна черёмуха. На крутосклонах оврагов выращиваются главным образом липа, береза, рябина, дуб.

В свое время в полевых лесополосах, разделяющих полевые и почвозащитные севообороты, выращивали 5-7 рядов деревьев с кустами. Потом убедились: такие лесополосы лучше делать на юге. У нас они накапливают слишком много снега, почва созревает не одновременно, и это мешает во время посевной. Нам достаточно два ряда деревьев без кустов. При этом уменьшается скорость ветра, и снег ровно ложится на 80-100 м от полосы.

Сейчас кустарники в лесополосах не сажаем. Их, и в первую очередь шиповник, выращиваем во многих местах на ветреных склонах, и не только ради накопления снега, но и для создания защитных условий для куропаток: лисицы туда не сунутся.

РЕГУЛИРОВАНИЕ ВЫПАСА. Сердцевиной успеха в борьбе с эрозией в нашем колхозе является регулирование, а в большинстве оврагов и прекращение пастьбы скота. Без этого успешно бороться с оврагами немыслимо: уже ранней весной неокрепший травяной покров на их склонах вытаптывался, молодые вётлы выедались. Это сейчас в наших лесах подрост как в джунглях, а тогда он весь поедался скотиной, и лес насквозь просматривался!

С великими трудностями было связано решение этого вопроса. Где взять корма?! Тут нас выручила люцерна. Убедились: она не боится засухи, так как имеет мощную корневую Систему, и дает хороший урожай в течение многих лет, притом по два укоса. Через пять лет колхоз уже имел около 400 га почвозащитной люцерны на склоновых землях. Последний укос – до 25 августа. Зимой допускаем умеренный выпас овец. От этого выпадов люцерны не было, а настриг шерсти резко увеличился.

После долгой разъяснительной работы люди согласились получить сено и солому с колхозных полей, чтобы с будущего года скот до сенокоса в овраги уже не выпускать. Через год-два с оврагов, где раньше ходил скот, стали накашивать столько сена, что его хватало для выдачи по одной тонне на каждый двор села. Коров стали держать даже пенсионеры. Со временем пришло также понимание ценности именно естественного сенокоса, именно луга, со всем многообразием различных трав, даже если его укосы ниже, чем на полях.

СНЕГОЗАДЕРЖАНИЕ. Суметь задержать снег на полях, не дать сдуть его в овраги в наших условиях чрезвычайно важно: первая половина лета сухая. Основа задержки снега – частые лесополосы при небольших размерах полей. Травы в первый год посева (на них совершенно не выпасается скот) и озимые, у нас хорошо развитые, в немалой степени способствуют снегозадержанию. Но кардинально решает проблему снегозадержания и усвоения атмосферной влаги разделение поля лесополосами с водопоглощающими канавами.

АГРОТЕХНИКА. «Химией» пользуемся весьма ограниченно. Не ставим цели добиваться высокого урожая любым путем, а стремимся, насколько возможно, внедрять элементы биологической системы земледелия.

С 1979 года, кроме как на 84 гектарах хмельников, вообще не применяем ядохимикаты – даже на предпосевной обработке семян. И это благотворно влияет на почвенную микрофлору, на мир насекомых и диких животных и птиц. Минеральные удобрения применяем в меру: не более 80-100 кг на гектар. В последние два года уменьшили их норму ещё на 20%. Баланс по азоту поддерживается за счёт бобовых многолетних трав.

Бездефицитный баланс гумуса так же обеспечивается в основном многолетними травами, а с 1987 года и посевами сидератов: донника, рапса. Рапс сеем и как промежуточную культуру. Гумус медленно растёт, и сейчас он составляет уже 3,5% .

Для борьбы с сорняками и вредителями растений используем агротехнические и биологические способы. Тем не менее, сорняков у нас не больше, чем в тех хозяйствах, где применяются гербициды. Да и надо ли иметь стерильно чистые от сорняков поля и территории? Наверное, никакая травинка не лишняя, и главное, чтобы не было от неё вреда.

ПОЛЕЗНЫЕ РАСТЕНИЯ. Взять тот же одуванчик. Конечно, из-за плохой агротехники он сильно размножился, особенно на многолетних травах. Но он крайне нужен миру насекомых. Домашние пчёлы, дикие одиночные пчёлы, шмели и множество хищников весной, несколько критических недель, после цветения ивы и мать-и-мачехи, живут в основном на его пыльце и нектаре.

Где-то на земле должен быть уголок и для репейника, лопуха, пустырника. Они не только лекарственные травы, но и поздние медоносы. Цветки лопуха и репейников – последний приют для шмелей и корм для прилетающих птиц, которые любят зимой шелушить их семена.

ПОЛЕЗНЫЕ НАСЕКОМЫЕ. Пять лет в колхозе действует биолаборатория, в которой выращиваются хищные насекомые. Но главный гарант от вспышек вредителей, несомненно, мозаичное сочетание пашни с оврагами и балками, края и склоны которых в основном облесены; расчленение больших полей лесополосами; возделывание на значительных площадях многолетних трав. Всё это обеспечивает биологическое равновесие между вредителями полей и их врагами.

Очень важно создавать кормовые и защитные условия для диких животных, птиц и насекомых-опылителей. В наших лесополосах – берёза, липа и сосна. Липа в первые годы растёт очень медленно, но мы берём в расчет её долговечность, медоносность и целебность. Сосны активно стерилизуют воздух – меньше болезней. Сперва мы широко использовали их в лесополосах, но сейчас этого не делаем: под ними мало гнездятся насекомые-опылители. А вот берёза идеальна в этом отношении: под ней травостой не густой, а это идеальные условия для диких пчел. И уход за ней не нужен – только посади.

По данным учёных, полезная работа одной дикой пчелы на семенном поле люцерны компенсирует вред от 4000 люцерновых клопов. Вот насколько эффективна их работа в отличие от домашней пчелы! А летают дикие опылители в основном на расстояние до 300 метров. Значит, условия для жизни им нужны везде.

В защищенных от ветра местах создаем хотя бы небольшие участки ели. Она в зимние морозы – тёплый сарай для множества диких животных и птиц. И кормовая ценность ели в десять раз выше, чем у сосны – настолько питательны её семена. Имеем и кедровый участок. Во многих местах насадили рябины – и для птиц, и для красоты.

Стараемся везде по оврагам сажать древовидную иву: ранней весной она даёт массу корма множеству полезных насекомых. В нескольких местах, намечаемых в будущем под пасеки, высажены не только медоносы и пыльценосы, но и смолистые деревья, необходимые пчелам для создания прополиса: тополь, берёза, ольха, ива, ели и сосны. Для юга это конский каштан, бук, грецкий и чёрный орех.

Неприменение ядохимикатов, возрождение лугов, разнообразие медоносов увеличивают качество и количество мёда, получаемого на четырёх колхозных пасеках. Здания для пятой пасеки мы построили в 1992 году, в живописной местности, где двадцать лет назад был зияющий овраг без единого кустика. На территории хозяйства сейчас 800 ульев, коллективных и частных.

Миллионы хищных насекомых и опылителей – огромное невидимое богатство колхоза, от которого в значительной степени зависит его благополучие. Для поддержания их численности в колхозе создано девять энтомологических заказников. Кроме этого, многие наши возрожденные к жизни овраги можно считать такими заказниками. При необходимости создаются искусственные гнездовья диких пчёл и шмелей. Мир насекомых ширится. Появилась совсем исчезнувшая пчела-плотник.

ИТОГИ. Сейчас почвы и урожаи в колхозе стабильны, скот всех жителей хорошо обеспечивается и кормами, и летними выпасами, созданными на пашне из белого клевера с овсяницей рядом с каждой деревней. «... В основе такой надёжности была наша решимость любым способом преодолеть свирепствующую эрозию. Без этого мы не видели перспективы у хозяйства и смысла в своем труде. И по мере наших дел на первый план всё больше выходило стремление восстановить прерванную «связь времён», добиваться в пределах своих возможностей гармонии между человеком и природой. Главное для этого – выполнить заповедь В. В. Докучаева: выработать нормы, определяющие «относительные площади пашни, лесов, лугов и вод», естественно, конкретно к каждой местности. И не травить природу ядохимикатами. Усиленная химизация подрывает саму основу гармонии – равновесие в природе и теплоту между людьми».

Расчёты барнаульцев показывают: совхозы, имеющие облесенность полей всего 4%, в среднем получают на треть больше продукции, чем «лысые» хозяйства. Кто скажет, что это не защита растений, пусть первым бросит в меня комок сухой земли со своего поля!