• Название:

    4 октября 1993


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



4 октября 1993 г.

Кирилл учится в 3 класса А. Школа его прямо напротив дома, буквально в двадцати метрах от подъезда. Несмотря на это, каждое утро он приходиь раньше всех. Ему очень нравится торчать в коридоре под дверью запертого кабинета и дожидаться, когда по-тихоньку соберутся все его однокашники.

Утром родители смотрят телевизор, при чем, не 2х2, как обычно, а новости. Смотреть, как какой-то дядька что-то бубнит неинтересно, поэтому Кирилл быстро позавтракает бутером с колбасой (докторской, потому что жир в любительской он ненавидит), и схватив ранец, убегает на занятия. В школу его с нулёвки никто не провожает — да и зачем?

Дежурных на посту у входа еще нет — старшеклассники обычно приходят ближе к восьми, поэтому никто не проверяет, есть у него сменка или нет. Изредка он пользуется этим в теплую и сухую погоду, когда лень переобуваться...

Кирилл очень долго сидит один под дверью кабинета их класса начальной школы, что на втором этаже в закутке. Рядом располагается музей Ап-чехова — личное достояние директрисы — несколько застекленных книжных шкафов с какими-то фотографиями и выдержками из жизни писателя. Мальчишка без особого интереса в который уже раз обходит «экспонаты» — просто так, от нечего делать — не повторять же уроки! На самом деле — ничего примечательного. Лишь один из стендов цепляет и приковывает внимание — тяжелая жизнь писателя и его работа врачом в Таганроге — уж очень страшная фотография с какими-то крестьянами посреди грязной дороги.

Очень долго никого нет. Слишком долго. Наконец приходит Надя, но с ней неинтересно — она зубрила. Потом появляется Ваня, он хоть и тормоз, но подурачиться умеет. Мальчишки начинают играть в бумажные машинки на стуле — кто чью машинку скинет, так чтобы своя не упала.

Незаметно проходит время. Звенит звонок, а детей и учителя нет. Хотя нет, пришли еще Витька и Толик, но где все остальные двадцать? И так похоже во всех классах — пока играли, особо не замечали, но в школе гораздо тише, чем обычно перед уроками. Дети хмуро переговариваются, может уроки отменили?

Вместо Ирины Вениаминовны появляется Наталья Степановна — историчка. Вообще она не ведет у них уроки, так — пару раз заменяла… Буркнув что-то про их учительницу, что она заболела, ведёт всех в свой кабинет и объявляет, что уроков сегодня не будет.

Пятеро радостно кричат, даже Надька! Прыгают и хлопают друг друга по плечам.

Историчка просит всех успокоиться и сесть за парты. Дети привычно рассаживаться на свои места — оставляя большую часть класса пустой. Наталья Степановна, просит всех пересесть ближе, а сама начинает возиться с телевизором — все в предвкушении. Когда нет уроков, обычно учителя ставят мультики, ну или на худой конец, какой-нибудь фильм о животных. Но училка зачем-то включает новости…

Какие-то люди говорят наперебой, показывают город и бегущих людей, дым, милицию, опять говорят что-то...

Наталья Степановна вдруг нервно начинает рассказывать, перебивая ящик, что-то про нашу страну, что мы не понимаем в какое время живем, что страна переживает серьезный кризис и другие странные и непонятные слова.

Мальчишки почти не слушают — обсуждают последнюю серию Спиди-Гонщика, Надя нервно грызет ногти, сопереживая эмоциям Натальи Степановны. А потом из телевизора раздается стрекот автомата — все моментально утыкаются в ящик. Военные стреляют в обычных людей, но те почему-то тоже стреляют в ответ. На каком-то мосту поднимается желтый дым и оттуда выбегают люди — их лица красные. Некоторые падают и их ловят милиционеры в противогазах и куда-то тащат. Показывают толстого седого мужика, вроде бы президента, в костюме, он очень чем-то расстроен и говорит громко, долго, но непонятно.

А потом на экран выезжают танки — настоящие, они выползают на мост и начинают стрелять в большое белое здание напротив, а там люди, но их почти не видно, хотя камера и пытается выхватить кого-то в окнах. И дом загорает, несильно — лишь из нескольких окон вырывается оранжевое пламя. Но никто не его не тушит…

В классе все молча смотрят в ящик. Даже в телевизоре почти ничего не говорят, только грохот танков и выстрелы: тра-та-та — автомат и ба-бах — танк в ответ.

Потом новости внезапно заканчивается и включают какой-то концерт. Историчка, почему-то вся в слезах, выключает телевизор и говорит, что все могут идти домой, потому что продленки не будет. Никто не радуется, как бывало обычно, когда раньше отпускали, и тихо расходятся по домам… Никто не разговаривает...

Дома тоже безустанно работает телевизор и взрослые смотрят новости, не отрываясь. Кирилл садится рядом на диван и смотрит на черно-белые танки (телевизор старый, нецветной), которые почему-то показывают вновь и вновь…

На следующее утро в школе гораздо больше детей, никто толком не может объяснить что произошло — все пересказывают то, как им это объяснили родители, спорят, ругаются, но довольно быстро забывают суть спора, потому что ничего не понимают...