• Название:

    Все рассказы


  • Размер: 0.1 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



"Ненастоящий человек."

И снова таблетки. Пузырек стоял на столе, рядом с кальяном. Я решил сегодня торчать на полную катушку. Это единственное что снимает мою боль. Она ушла, а ведь все было так хорошо. Да еще раздоры с другом. Все ополчились против меня, но во сне я властелин своего мира. Две таблетки в руке. Сильнейшее средство. Сутки меня не потревожат. Никто и ничем. Забытье-лучшее лекарство. Стакан воды. И вот уже приятная слабость. Тянусь к трубке кальяна. Затяжка, еще одна, море дыма... И вот я уже падаю...
Трава. Черная выжженная трава. Идет снег, но не простой, тоже черный. Тысяча людей водят вокруг меня хоровод. Чтобы найти новые лица, лучше срезать старые... Новое, старое все смешалось в один большой спектакль. Меркантильность... Жестокость... Гнев. Гнев, это то что я испытал. Его испытывал весь мир. Горы, лес, море, травинки, все бушевало. Тишина. Моменты, моменты, карты... Крылья! У меня есть крылья! Я взмахиваю ими, взлетаю, и тут падаю в сеть. Костер, и нет моих крыльев. Только обугленные кости. Безымянные, безликие существа. Они рвут меня на части. Запахи лаванды. Титановый хребет. Не надо быть таким как я. Его рука тянется ко мне. Чтобы меня взорвать... А впрочем у него не получиться. Но рука все равно тянется ко мне. Сон, явь, все смешалось в круговороте мыслей. Лорд Судьбы, Властелин Вечности... О да именно так меня называли мои подданные в той далекой тени... Звездный свет, образы, и музыка отовсюду. Я сам был всего лишь звуком бесконечности. Туманности, галактики, я был частью всего, а все было частью меня. Путь. Сумрачный, бледный, но я видел его. Судьба, дым, звезды. Любимая... Ее шепот. И вдруг боль. Сначала челюсть. Потом почки. Меня били. Но не здесь. Настоящее сплелось с воображением. Строки, строки реальности стирались, переписывались, обновлялись, и снова стирались. Шприц в руке. Укол в шею. Темнота...
-Проснись, сука просыпайся!-Кто-то тряс меня.
-Нет
-Просыпайся, наркоман ебанный!
Это был Влад. Не надо было ему говорить про мои планы.
-Ладно я встаю. Дай мне руку. 
Руки он не подал. Отвернулся, и просто курил. Кое-как поднявшись, я спросил его
-Зачем ты пришел? Моя жизнь, отстань и иди со своими принципами и человеколюбием нахуй!
Он не ответил. Молча развернулся и дал мне ногой по печени. От боли я согнулся пополам. Никогда бы не подумал, что этот человек-мой лучший друг. 
-Ты мне такой не нужен! Убирайся вон отсюда! Мне не нужны такие друзья. 
Еще один удар, на этот раз в солнечное сплетение. Я лежал на полу, задыхаясь и корчась от боли. 
-Я же все равно засну когда ты уйдешь! А ты уйдешь, жена будет волноваться.-я изобразил кривую ухмылку, и зашелся кашлем. 
-Ты жалок. И почти никому не нужен. Твои таблетки у меня. И я их тебе не отдам. Я ухожу. Телефон скорой ты знаешь. 
И он пошел к двери. Перед выходом он сказал:
-Хватит прошу тебя. Именно из-за твоего пристрастия, она ушла от тебя. 
-Заткнись, убирайся!-Я закричал.
Он ушел. А я остался страдать на деревянном полу своей квартиры. Первая сигарета, затем еще, еще и еще... Я потерял себя. От меня отвернулись. Влад был прав. Я жалок. Но я не исправлюсь. Какой есть. Ох если бы она вернулась... Тут я потерял сознание, и погрузился в мягкую, вязкую темноту.
Очнулся. Первая мысль:"Что случилось?" Ответил Мерль. Он сидел на тумбочке, и болтал ногами. 
-Случился пиздец. Ты никому не нужен. Ты выдохся. И тебя надо заменить. 
-Ха-Сказал Бенедикт.-И кто же по -твоему сможет его заменить. Мы все лишь часть его сознания. Мы не он. И никогда им не станем. 
Следом, в том же духе, включились в разговор Рик и Бартоломью. Они кричали, ругались, спрашивали меня. Моя голова болела, 
-Заткнитесь!-Рявкнул я, и они успокоились. Орать они могут, а действовать, увы, нет. Надо было что-до делать, что-то решать, но это было сложно. Я не мог встать с пола. Усилие, еще и еще. Встаю, иду до холодильника. Виски. Пол стакана. Лед. Залпом. Лед как пуля в моей голове. Больно, но рассудок больше не затуманен. Вроде...
Я увидел Дашу. Затем Олесю, Машу, и всех остальных. Они смотрели на меня. Смотрели холодными, ледяными глазами. В них читался немой укор. И снова адская боль. Голова раскалывалась. Они заговорили. Сначала девушки. Каждая кричала, жаловалась, костерила и осуждала меня. Я закрыл глаза, но все еще слышал голоса. К ним присоединился я. Все мои воплощения. Они орали. Все. Теряю сознание. 
Очнулся. Голоса пропали. Я понимал что не на долго. Пытаюсь встать. Не получается. Ползу в ванную. Под ванной маленькая коробочка. Открываю. Последняя таблетка. Глоток воды. Они снова здесь, и вот-вот начнут кричать. Но им не успеть. Забытье... 
Снова сон, снова психоделия. Давай приколемся... Я хотел ее. Но она была с другим. А ведь были клятвы, взаимные чувства. Как она могла все это в одночасье забыть?! Почему так всегда... Я ведь любил ее. Друг к другу тянутся сердца, как два разных полюса... "Хоть голоса прекратились"-думал я.Но вдруг, я услышал то, что услышать не собирался. 
-А ведь мы никуда не уходили... - Вторил моим мыслям хор голосов.
Я снова закричал от боли...
Я кричал, перекрикивая голоса. "Соседи ментов вызову..."-мелькнула мысль в моей голове. Но стука в дверь не было. Слава богу. Иду на кухню. Шкаф, потайной отдел, пузырек обезболивающих. Таблетка, вода и тишина. Я плакал. Тишина была так приятна. Звонок в дверь. Подхожу к двери. Открываю. Медленно, со скрипом, но открываю. На пороге стоит Морганта, жена Влада. 
-Ты не вовремя пришла. Я даже голову не помыл.
-Может все-таки впустишь меня?
Я отхожу от двери, пропуская ее вперед. Боли уже нет, голова чиста, я окончательно пришел в себя. Надолго ли? Не знаю. 
-Как ты? 
-Достаточно хуево. Влад тебе ничего не рассказал?
-Почти ничего. Сказал только что тебе плохо, и лучше к тебе пока не приходить. 
-А ведь он не меняется. Как и ты.-Я не знал зачем она пришла, и пока мы разговаривали, мысли лихорадочно носились в моей голове. 
-Как Дима? 
-Вполне неплохо. Делает большие успехи. Много читает. 
-Я рад за вас. 
Нетактичный вопрос. 
-Так зачем ты пришла? 
-Твои таблетки. Я пришла поговорить о них. 
О Господи... Опять. Морганта заботилась обо мне сильнее всех. Давным давно, мы были достаточно близки, и видимо остатки тех чувств побуждали ее проявлять усиленное внимание к моей персоне. 
-С ними все нормально. Это просто снотворное. 
-Рик, остановись. Это все плохо кончится. Пожалуйста.
Конечно я мог ей солгать. Сказать что все брошу, найду работу, брошу пустые мечты о счастье со своей бывшей любовью, найду жену, заведу новых детей, начну платить алименты... И прочее. Но я не стал.
-Я не брошу. Не смогу. Это то единственное, что все еще удерживает меня от смерти. 
-Не надо так. Мерлину и Еве и так тяжело. Мария не справляется. Ты им нужен. 
-Маша сама ушла. Она сказала что справится. Это уже ее проблемы. Я не имею к этому отношения. 
-Ей плохо. Она работает на трех работах, и еще дети... Ты не можешь так поступить...
Долгая пауза. Я иду к окну. Ужасный вид на город.
-Могу. Это ее выбор.
-Ничтожество... Влад был прав, ты никчемен... Таблетки на столе. Я ухожу. И все-таки подумай о ней. 
Она выходит. Я не отошел от окна. Морганта права. Я не могу так с ними поступить. И все же поступаю. А ведь я любил их. И ее тоже. Но она убежала от меня к пидору, который через неделю ее бросил. В своей жизни я перепробовал множество женщин, но почти никого не любил. А ведь действительно мир полон дерьма. Иду в спальню.
Готовлю радость...
Двадцать минут провозившись с кальяном, я приготовил его. Глубокое кресло, низкий столик, и море дыма. Я сидел и курил. Я открыл врата своего мозга. Откинув, а затем резко опустив голову, я вижу их. Весь состав. Четыре дополнительных личности. 
-Я зашел в тупик. Не сказал бы что вы мне нужны, но обратится мне не к кому. 
Рик засмеялся. По лицам остальных скользнула ухмылка. 
-И что же гложет нашу общую душеньку? - Спросил он, не переставая ехидно улыбаться. 
-Ты сам прекрасно знаешь. Мне нужно общее мнение. Или хотя бы четыре разных, чтобы я мог их осмыслить. 
-Хорошо. Что мы имеем? Наша разбитая жизнь, ушедшая жена, друг, который считает тебя дерьмом, наркомания и двое очаровательных детей, которые страдают без отца уже почти шесть месяцев... Картина ужасна. Итак господа, ваши мнения.
Бенедикт всегда был самой хладнокровной частью моего подсознания, и зачастую его решения принимало остальное мое естество. 
-Суицид. Это если не единственный выход из ситуации, то, несомненно, один из самых действенных. Пузырек за раз, и все наши проблемы уже нас не касается...-Молвил Мерль. Заядлый пессимист. 
-Возможно ты и прав. А как же дети? А как же все те страдания которые мы пережили? Нет, Суицид не выход. Умрет он, умрем мы все.-Сказал Бенедикт.
-Вернемся к ней, и все подробно объясним. Я уверен, она все еще любит нашего дорогого Кирюшу.
-Не время для стеба Рик. Это слишком даже для тебя. Она ушла от него, он виноват, и я не думаю что Маша до сих пор может его любить. Вспомним картину ее ухода...
-Не надо. Я не смогу снова вспоминать этот момент.-Сказал я.
-Хочешь разобраться-придется вспоминать.
Бенедикт снова был прав. Остальные молча ему вторили. 
-Хорошо.-И я начал вспоминать.-Это случилось в апреле этого года. Она задержалась на работе, я сидел с детьми. Они уже ушли спать. В тот день я ужасно устал, проблемы, крупная ссора с Владом. Мерлину опять досталось в школе, я ходил разбираться. Его задирали из-за имени, и он побил того хама. Выговоры, и прочее дерьмо. Его просили извиняться, но он этого не сделал. Я считал это правильным. Пусть ему сейчас тяжело, в будущем, кто качество ему сильно пригодится. Сходили в кино после школы. Он был страшно горд собой, а я гордился им. Он делал то, на что у меня в свое время не хватало смелости. Его сестра, Ева, была в отличие от него тише. И с ней проблем никогда не было. Хорошая девочка, моя принцесса, как я ее называю. В тот страшный для меня день, она получила 4 пятерки. Но несмотря на все это, я ужасно вымотался. Сидел на кухне и пил. К тому моменту как Маша вернулась, я был достаточно пьян. Сначала все было хорошо, а потом она как бы невзначай завела разговор о моем пьянстве. Я вспылил. Ругань, крики, битая посуда и прочее... Она ударила меня, и тут же бросилась в слезы. Я не успокоил ее. И она сказала чтобы я убирался. Сказала что устала от этого, что она сама справиться. Я понимал, что спорить и убеждать ее не было смысла. И я ушел. А через два дня мне пришли бумаги на развод. Вот как это случилось. Если бы я тогда не выпил... Но виноват был не алкоголь. Виноват был я сам. А еще через месяц, снова появились вы. И я начал употреблять снотворное. Дальше вы все знаете, и возможно даже лучше меня...
Такова была моя история. Все замолчали, воцарилась напряженная тишина в моем сознании. Наконец Бартоломью, пока молчавший сказал:
-Это тяжелая история. Но ты должен навсегда забыть о ней. Отстранись. Забудь. Иди дальше, с высоко поднятой головой. Ты не должен вечно тяготиться одним случаем. Она сказала что справиться, значит она сможет. Мое решение-забыть. И начать по-новой. Ты однажды смог, сможешь и сейчас. 
И снова тишина. На этот раз тишину прервал я. 
-Пока мы имеем три мнения. Три из пяти. Смерть, Раскаяние, Отстранение. Что же скажешь ты Бенедикт? 
Он молчал. Но недолго. 
-Я поддерживаю мнение Бартоломью. Это самое разумное предложение. 
-Отлично. А теперь извините господа, но вы вынуждены меня покинуть.
Я медленно встал, подошел к столу, взял пузырек. Одна таблетка, забытье. Сны... Метафоры, образы, события, люди, и нечеловеческий выбор. Проснулся. И первой моей мыслью стало:"Настало время сгореть в аду...".

Спустя год...
Пой мне еще... Мы лежали на кровати. Я и эта очаровательная особа. Шлейф той истории так и тянулся за мной. В тот день я принял решение Бартоломью. Решение моего сознания. Я забылся, и все что было со мной в те шесть месяцев растворилось в едком тумане. Не растворились лишь воспоминания. Прошел год. И за этот год случилось множество вещей. Я нашел работу, купил новый дом, помирился с Владом, стал хорошим человеком. Забыл про наркотики, таблетки и курение. Через боль забывал свое счастье. Кристина тихо спала на кровати. Я познакомился с ней на дне рождения Димы. Хороший был праздник. Мы жили вместе уже больше месяца, все было замечательно. Я лежал и думал о завтрашнем дне. Мои мысли не туманились, мой разум был чист. Я уже год не видел свои личности. Я жил нормальной жизнью. И это было прекрасно. Но иногда я срывался. Как в ту ночь. Но мне от чего-то не спалось. Я встал, нашел тайник с сигаретами и вышел на балкон. Закуривая первую сигарету, я думал о своих детях. Как они сейчас? Вдруг зазвонил телефон. Звонил Влад. 
Я поднимаю трубку. Его голос был напряжен:
-Здравствуй.
-Привет братик! Что-то случилось? У тебя за все время нашего знакомства не было привычки звонить мне в два часа ночи. - Я улыбался.
-Рик... Случилось страшное. Маша... Твои дети...- Его голос срывался на плач. -Лучше приезжай ко мне. Я не могу говорить такое по телефону. 
-Хорошо, сейчас приеду.
Я сбросил вызов. Что же случилось?
Мысли снова затуманились. Я представлял худшее. Быстро собрался, поцеловал Кристину, и пулей вылетел из дома. 
Пол часа и я уже у него. Дверь открыла Морганта. Она была в слезах. 
-Проходи скорее. 
Я прохожу в дом. В гостиной сидит Влад. На его глазах слезы. 
-Что случилось?
Он поднимает голову и говорит то, чего я так боялся:
-Маша... Она умерла. Ее зарезали. Это сделал тот тип который увел ее у тебя. 
В моих глазах потемнело. Я схватился за голову. Я плакал, кричал что-то бессвязное... Проклинал мир, себя, Влада, всех. Словами не передать то, что я чувствовал в тот момент. Сквозь слезы я выдавил:
-Что с моими детьми?
-Ева в порядке. Мерлина этот ублюдок избил, он в реанимации. 
После этих слов я потерял сознание.
Я очнулся через час. Мое состояние вернулось к изначальному. Кошмары сново были со мной. Я снова не видел жизни. В голове у меня тогда была лишь одна мысль:"Убить". Но меня немного успокоили. Влад и Морганта удивительные люди. Но этого было мало. Придя в себя почти окончательно, я быстро попрощался и вышел из дома. "Убить". Я знал где живет эта мразь. И я знал где он будет прятаться. Ведь Саша был моим другом долгое время. Но сейчас не было времени для милых воспоминаний. Я приду. И убью его. Съезд с шоссе. Километр по грунтовке. Захолустье, и вот он, тот старый дом. Глушу мотор. Таким как он нет места в этом мире. Достаю бабочку. Тихо открываю сгнившую дверь. Он сидит спиной ко входу. Оборачиваясь, он закричал. Но его криков никто не услышит. Перед тем как избить его, я произнес всего одну фразу:
-Зачем...
Я снес его. Он пытался сопротивляться, но тщетно. Непросто драться с распоротой ногой. Он отключился. Я усадил и привязал его. Он будет страдать
Прошло три часа. Он очнулся. И тут же закричал от боли. Я медленно вгонял иголку под его ногти. 
-Зачем?
Он орал. Посылал меня. Это длилось долго. И снова я спросил:
-Зачем?
На этот раз он ответил.
-Я просто хотел причинить ей боль! Сделать с ней тоже самое, что она сделала со мной!
Я повторял пытку. Он кричал тоже самое. Те же слова. Но в итоге мне это надоело.
-Ты не знаешь что такое боль. -Сказал я, и перерезал ему глотку. Я бросил его там. Гнить, в его старом доме. Моя месть была совершена. Я вышел пустым. Вернулся в город. Я не пошел домой. Я не пошел к Владу. Я пошел на то самое место нашей встречи. И плакал. Всю ночь напролет. 
На следующий день, я заходил к своим детям. Ева постоянно сидела рядом с Мерлином. Эта мразь избив его, сломала мальчику ребра и челюсть. Но я отомстил за него. За Машу. За искалеченную жизнь моих детей. Я не видел Кристину. Не видел никого. Я не хотел никого видеть.
И вот наступил день похорон. Мерлин поправлялся, но все еще лежал в больнице. Удивительный ребенок. Как же это тяжело... Я не произносил речей. Меня донимали глупыми вопросами. Пытались утешить. Но меня было все равно. Я был пуст. Когда все ушли, я остался стоять над ее могилой. Рядом стояла Ева. Она плакала. 
-Маша... Я был не лучшим мужем. Но знай, я любил тебя. И всегда буду любить. Я дам нашим детям лучшее. А теперь спи...
Я развернулся, взял Еву за руку, и мы ушли. Ушли в лучший для нас мир...

"Save me, because I love you."

И так каждый раз... Каждое сообщение дается мне с трудом. И снова, и снова, и снова. Я пишу ей на автомате, как будто она до сих пор нет. Но ее больше нет в моей жизни. Это не важно... Мысли растворяются во мгле, труднее дышать, учащенный пульс. Я лежу один, один в пустой комнате. Каждая деталь напоминает о ней. Легкий запах ее духов, забытая футболка, гитара, которую так давно не трогала ее рука... Я хотел бы выкинуть все это , но руки мои не слушаются меня. Неделя с момента расставания, а я все еще пью. Забыв про все, я лежу и вспоминаю. Но это же не может продолжаться вечно? Через месяц я забуду, как говорилось в той песне, "Ты только потерпи чуток, я это сам не по рассказам знаю, что скоро твой любимый мотылек, в твоих глазах станет обычной тварью...". А ведь до знакомства с ней я не слышал этой песни. И многих других. 
Включаю телефон. Пытаюсь найти музыку в настроение. Чтобы выйти из уныния, чтобы увидеть свет за окном. И понимаю что каждая песня, каждый припев, каждый проигрыш, неразрывно связан с моей памятью о ней. Но снова и снова я слушаю одни и те же треки. О любви, счастье или просто грустные биты. Снова дрожащими пальцами набираю сообщение. И снова стираю его, так как боюсь ее ответа. Пытаюсь закурить, но лишь роняю сигареты на пол. Они падают как мои мечты. Не реализованные, чистые, они падают в бездну тишины. Тишины и забвения... 
Пустынный берег, ветер дует мне в лицо. Вдалеке стоит она. Словно каменная, недвижима под шквалами ветра. Ни один ее волос не шевельнулся. Я бегу к ней. Изо всех своих жалких сил. И каждый шаг дается мне все труднее и труднее. Под ногами искры, тело бьет дрожь. 
Я должен добежать... Ветер усилился, песок стал вязким. Я с трудом передвигаю ноги, пытаюсь побороть эту стену. Огонь и молнии вьются у моего пояса.
Дойти... Невозможно идти, я падаю под напором ветра. Цепляясь за песок, пытаюсь ползти. Я стал чистой волей, и хотел только одного-снова увидеть ее лицо. Вдруг наступила тишина. Я падаю. Вокруг кружатся все те кто был мне дорог. Все те кого я забыл. И они на перебор проклинали меня, желали мне смерти. Но я не помню их... Я просто падаю в бездну своего сознания, сраженный горем от потери самого близкого человека. И это падение бесконечно. Как была бесконечна моя любовь к ней. Резкая вспышка пламени, и все вокруг обращается в прах. Нет больше бездны. Есть только ничтожное, почти мертвое существо которое восклицает "За что?!". Он сам это сотворил. И не знает как избавиться от этого. И только я могу ему помочь. Ведь это существо-я сам...
Я лежу на своей кровати. Снова передоз... Я не знаю как жить эту жизнь. Образы, мысли, чувства, переживания... Нет, я бездушен. Я не способен любить. Это ее слова.. Но почему же я сейчас плачу?

"Another One."


Наконец-то я не одинок... Холодный ветер продувает окно моей квартиры в высотке, мои волосы то и дело падают мне на глаза. Я сидел и курил, курил снова, наслаждаясь каждой затяжкой. Я был счастлив, по-настоящему счастлив. Но что-то все же незримо терзало мою душу,но что это было предчувствие или желание выспаться, я так и не понял... Но думаю, стоит рассказать все по-порядку...
В тот день я был чудо как хорош. Долгие сборы пошли мне на пользу, выглядел я шикарно. Матово-черный костюм, галстук-бабочка, запонки, блестящие туфли... Накинув плащ, я вышел из квартиры. На этаже было холодно, под ногами стелился дым от сотен сигарет моих соседей. Меня передернуло, но я пошел дальше, к лифту. Эта кабинка приняла меня с таким страшным грохотом, что я невольно начал задумываться о том, что сама судьба посылает мне тайные знаки... В прочем мое тогдашнее настроение ничуть не испортилось, наоборот я твердо решил что сегодня эта бестия наконец заткнется, и даст мне, Мерлину, спокойно жить. Бодро выйдя на улицу, я направился к одному из немногих приличных ресторанов своего города. На дворе стояла удивительная в своей умиротворенности погода. Серые облака застилали небо, листья тихо шуршали под ногами, дул не сильный, даже приятный ветерок. Он трепал мои волосы, а я шел и наслаждался каждым мигом своей жизни. Пройдя сквозь сквер, я вышел к центру города, сплошь застроенного различными небоскребами, и просто высокими жилыми домами. На улицах было тихо, словно ни один человек не ступал тут тысячи лет... Только тихий ветер сопровождал меня, легонько подталкивая в спину, нашептывая пожелания удачи. 
И вот оно, то самое место в которое я стремился! В очередной раз поражаясь архитектуре этого ресторана, я вошел внутрь. Внутри меня поджидал швейцар, и приятным голосом, с легким английским акцентом, сказал, что мой столик ждет меня. Я прошел до конца зала, и сел в одно из кресел. Тут же подбежал официант, и вручил мне меню. Зная что мою спутницу придется подождать, я заказал бутылочку хорошего вина, и принялся ждать. Вино принесли незамедлительно, ибо я был завсегдатаем этого милого места. Через пару бокалов, которые я пил довольно долго, дверь ресторана распахнулась, тут я увидел нечто невероятное... В зал вошла девушка. Она была одета в синее платье, прекрасно гармонирующее с ее пронзительно-голубыми глазами, в которых так и вспыхивали ледяные огни. Ее огненно-рыжие волосы водопадом спадали на плечи, а челка была заколота сапфировой бабочкой. 
-Здравствуй, Лисса! - Приветливо сказал я.
-Здравствуй, Мерль. - Сказала она, присаживаясь напротив меня. - Я очень рада тебя видеть. 
Она улыбнулась, и взяла меня за руку:
-Мерль, нам надо серьезно поговорить.
-О да, девочка моя, обязательно.
-Не называй меня так! - Она сделала обиженное лицо. - Вот уйду я от тебя, будешь знать!
-Не обижайся, родная. Давай лучше займемся тем, зачем я тебя сюда пригласил...
Через пару часов трапезы, разговоров ни о чем, и влюбленных взглядов, мы вышли из ресторана и пошли прогуляться. Мы долго бродили по огромному скверу, вспоминая самые лучшие моменты наших недолгих, но богатых на события, жизней. И вот, когда луна, пробившись сквозь тучи осветила наше любимое место под вековым дубом, я решился. Встав на одно колено перед этой замечательной девушкой, я сказал то, что хотел сказать очень и очень давно:
-Лисса! Мы многое пережили вместе, в нашей запутанной истории было место всякому... Любовь, ненависть, ложь, предательство, счастье и отчаянье переплелись в сложный клубок объединив наши судьбы в одну. И пусть мы не раз отвергали наши чувства, пусть клялись уничтожить все воспоминания друг о друге, не смотря на все это, я хочу предложить тебе навсегда увековечить наши чувства! Лисса, ты выйдешь за меня?
Я смотрел на нее не отрывая глаз. Вдруг она закрыла лицо руками, и упала в мои объятия. Через несколько минут абсолютной тишины, прерываемой только ее плачем, она тихо прошептала:
-После всего что с нами было ты веришь в нашу любовь... Я потеряла надежду, думала что ты разлюбил меня... Но ты оказался добрее чем я думала... - В ее глазах уже не было того холода, как при встрече в ресторане. Они были растоплены, как в день нашей встречи... 
-Да Мерлин, я готова стать твоей женой. - Тихо сказала она мне.
Мое сердце колотилось с бешеной скоростью, я не мог поверить в то, что смог растопить лед это прекрасной девушки...
-Я люблю тебя, Лисса.
-И я люблю тебя, родной...

“MAX OVERLOAD."

Сумасшедший день... Никогда мне еще не было так весело. Но история должна развиваться постепенно. Начнем...
Она великолепна. Темно-красные волосы, великолепная фигура, пронзительные карие глаза... В тот момент, мне казалось что одна из греческих богинь снизошла на землю ради меня. Она стояла по колено в воде, и курила мои сигареты, время от времени заливаясь смехом. Я с невозмутимым видом потягивал случайно взятый скотч. Если бы меня видел кто-то кроме моей ненаглядной, то мне бы приложили по лицу за то что я пью дорогой алкоголь с горла и без должной закуски. Но этой ночью мы были совершенно одни. Думаю стоит поведать, в какое чудное место занесла нас судьба. Мы стояли в широкой зале одного старого дома. В правом углу из стены била вода. Крыша, во многих местах, отсутствовала и поэтому яркий лунный свет освещал эту огромную комнату. В воздухе витал аромат лаванды, свежей ночи, сигарет и моего любимого напитка. Мы стояли в воде и радовались жизни. Вдруг Алиса перестала смеяться. Она посмотрела на меня странными(особенно для нее) грустно-задумчивыми глазами, и спросила:
-Рик, как думаешь, мы с тобой надолго? 
Надо отдать ей должное, я редко удивляюсь. А в тот раз я очень удивился. За эти два месяца я принял наши отношения за аксиому жизни, и как мне казалось мы всю жизнь были вместе. Но ее вопрос поселил во мне семена сомнения, впрочем... Вы еще все узнаете. 
-Конечно навсегда! - Я машинально постучал по деревянной балке. Абсолютно идиотская привычка, в которое перерос детский предрассудок. Она успокоилась так же быстро как и разволновалась. Ее глаза вновь обрели привычную таинственную глубину, и огненную пронзительность. Она подошла ко мне. "Мне холодно"-прошептала мне Алиса. Я обнял ее, и прижав к себе наслаждался каждой секундой нашего свиданья. Всегда бы так.
Мы еще некоторое время простояли там, а потом, мокрые пошли встречать рассвет. Ночь все темнела, а мы шли по пустой набережной, освещаемой светом нескольких тусклых фонарей. Небо было удивительно чистым, и можно было различить все те мириады звезд что обычно скрывает городской смог. Мы шли, и с лиц наших не сходили улыбки. Мы рассказывали истории. Благо моя память располагала множеством фактов и забавных подробностей о моей бурной биографии. Темнота облепила нас со всех сторон. Самый темный час, это час перед рассветом... И вдруг я понял что чуть ее совершил. С полным осознанием ситуации, и понимаем того факта, что я чуть было не испортил лучшее свидание в моей жизни, я взял Алису за руку, и мы побежали. Наша цель-последний в ряду корабль. Мы бежим и, задыхаясь, смеемся.
Прибежав к нему, мы поднялись к самой верхний каюте. Большое, уютное помещение. Иллюминаторы были большими, и находились рядом. Мы высунулись из них, и замерли от восхищения. Нам открылся прекрасный вид, на широкую, могучую реку, над зеркальной гладью которой расстилается ровный туман. Наша звезда только начало свое восхождение на небосвод, и весь мир заиграл новыми красками. И тут наши взгляды встретились. Меня захватило давно забытое чувство. Мы целовались. Наполовину высунувшись из иллюминаторов, на огромной высоте, практически на грани, мы целовались. Никто и ничто не могло нарушить наше счастье. Мы заползли обратно в каюту, а потом пошли ко мне, спать, смотреть фильмы или чем еще занимаются восемнадцатилетние парочки летом... и все было отлично, но ровно до того звонка. Тогда я еще не знал, что через пару часов начнется максимальная перегрузка моего сознания...

"HATE."

Я иду по старому парку. Здесь нет ничего красивого, даже ограда проржавела и сгнила... Но в это место имеет удивительную особенность-каждый день, в любое время года, днем или ночью, здесь царит полумрак и под ногами стелится туман. Множество разных деревьев составляют причудливый лабиринт, в котором вполне можно заблудиться, если не знать что это за место. Жители моего богом забытого города обходят этот парк стороной, ибо боятся его. Но я с детства люблю его. Сколько же дней я провел плутая по этому хитросплетению тропинок... Кажется здесь есть и мной проложенный путь. Но сегодня я пришел сюда не ходить по тропам неизвестных мне людей, не вдыхать странноватый запах мокрой травы, не любоваться красотой древних деревьев в клубах тумана, я пришел сюда думать. А возможно, совершить поступок...
И вот я стою перед тем самым памятником. Никто не знает кто его воздвиг, никто на знает кого автор изобразил. На меня вновь смотрят три одинаковых лица. Они высечены из одного куска черного мрамора. Но я вижу что они разные. Каменные лица с абсолютно разными глазами. Вдруг чья-то рука ложится на мое плечо. Я оборачиваюсь и вижу себя. Себя, но в мраморной маске. В его черных глазах видна печаль. Он бьет меня в грудь. Резкая боль. И вот я стою на пляже. Белый песок сверкает на солнце, я утопаю в его мягких песчинках. Насколько я помню, мы приезжали сюда с моими бывшими приятелями. Отличное было время, веселое, счастливое, радостное. Я слышу имя... Меня звал знакомый женский голос. Кто это? Я не помню ее. Но интонации походят на ту, кого видеть сейчас я хотел бы в последнюю очередь. Становится жарко, невыносимо жарко, я бегу к воде, но она лишь отдаляется от меня. Таблетки... Меня охватывает паника. Пристальный взгляд и тяжелое дыхание за моей спиной. Поворачиваясь я вновь разглядел ту же самую маску. Или не ту? Нет, в глазах этой, было выражение бесконечного веселья и радости. Вновь удар, вновь в грудь. Я палаю в бездонную пропасть...
Моя первая квартира. Во что ее превратило запустение... Облезлые стены, грязные окна, черный от сажи потолок. Я должен был что-то сделать... Но что? Я отгоняю эти мысли, предаваясь созерцанию своего прошлого...
Я тону в море ненависти. Я ненавижу свою родню. Эти вечно брюзжащие морды, которым ничего не нравится. Я погубил в себе не один талант из-за их претензий. Я делал что они от меня хотели, но им было мало. Мои глаза застилает красная пелена. Я ненавижу своих знакомых. Мрази и подонки. Грязные, вечно льющие патоку в мои уши, и пиздящие про меня за спиной ублюдки. Все в моем городе такие. Но была одна девушка... Она сияла как суперновая звезда, как будто из другого мира неся мне свой свет. Но и ее я ненавижу. Ибо когда я захотел большего, она бросила меня, разбив мое сердце на тысячи осколков. Я ненавижу все, я ненавижу всех, но больше всего я ненавижу себя! Я разбиваю кулаки о стену, и с каждым ударом она трескается все сильнее. Что со мной?! Я закричал. Лекарство... И вот еще одно лицо за маской. В глазах ледяной огонь. Удар в челюсть. Я лечу в небеса, в затянутые свинцовыми тучами черные небеса...

Черные как смоль небеса... Давно я не чувствовал себя так свободно. В полете, перед глазами проносятся тысячи образов, невнятные, расплывчатые, оборванные как мои одеяния. Хор голосов вторил моим мыслям. "МЫ ЕДИНЫ, НАС МНОГО И ИМЯ НАМ ЛЕГИОН!"-кричали они. Я слабо понимал о чем идет речь, мое существо разрывалось на части от осознания нереальности происходящего... Стоп. Почему нереальности? Ведь все что я вижу вполне реально... Я отключился.
Полет закончился. Я стоял в темной комнате, которая освещалась несколькими свечами. Но свет был синим и холодным. Короткая вспышка ярко-зеленого света. Длинный зеркальный коридор... В зеркалах были люди, люди из моей прошлой жизни. Они кричали, выли, плакали, стонали и звали меня. Но я шел вперед, молча и отрицая их существование. Это длилось бесконечно. Бесконечный коридор... Зеркало в красной раме, по углам висели клочья паутины. Внутри была женщина. Красивая богиня жизни. Голоса позади стихли. Они сидела на высоком стуле, недвижима, словно статуя. Лицо ее было закрыто руками, по шекам катились слезы. "Мама..." только и смог прошептать я... Она оборачивается на мой шепот, и протягивает мне руку. Ее губы беззвучно повторяют мое имя. Но вдруг ее лицо исказила злость. Она сорвалась с места, пытаясь прорвать зеркальную гладь разделяющую нас. В ужасе я отпрянул. И тут проявился звук. Она проклинала меня. Всеми известными словами, а ее руки безуспешно тянулись к моему горлу. Я побежал. Побежал так, как никогда раньше не бегал. Почему как никогда раньше? Мое существование здесь, в этом коридоре было вечно. У меня никогда не было матери. Не было отца. Не было детства, был лишь этот коридор... Голову пронзила стрела, я споткнулся и упал. Падая сквозь материю своей темницы я вспомнил. Вспомнил по-настоящему. Таблетки...
Огромное поле, поле с черной травой. Передо мной стояло сущесьво в черной мантии. Золотой кант обрамлял рукава и полы этого одеяния. В руке он держал ярко-алый клинок. Я отступил на шаг, и тут он сделал резкий выпад, распоров мою, и без того изорваную майку.
-Здравствуй Мерлин! Наверняка тебе интерестно узнать кто я? Так спроси же!- Прокричал он. Но я не ответил. Я знал кто он. 
-Пошел ты! Ко мне возвращался я истинный. Вдруг рядом упал ярко-синий меч. Я сватил его, увернувшись от очередного выпада, и парируя следующий.
-Еще и драться полез, щенок! Ты же понял кто я!
О да, я понял кто ты... Темная сторона меня, абсолютный мой антипод, мрак моего подсознания. Но мне не страшно. Я знаю чего я хочу...
Мы кружили по нашей арене. Трава почернела еще сильнее, а в некоторых местах стала серебрянной. В на те травинки упала моя кровь. И после очердного удара, я все вспомнил окончательно. Резкая боль озарила мой разум, стряхнув серую пелену болезни. Я упал. И вот он уже заносит меч над моей головой... Он кричит какие-то слова, наверное свой победный клич, но мне не страшно. Уворачиваясь, я резким движением отрубаю ему руку. Серия ударов, и вот он лежит в серебряной луже крови. Я кромсаю его бездыханное тело. Каждый удар сопровождался криком. Кричало абсолютно все. Камни, трава, стая ворон и даже небо... И вот я без сил падаю на его труп. Приятная пелена сна...
Я очнулся в своей комнате. На часах 6:54. Я выхожу на балкон, закуриваю сигарету. "Почему я встал так рано? Ах да, я же должен был еще вчера вечером выпить таблетки от моей шизофрении...".

"FLASHBACK."


Сколько я уже не спал? Сутки? Двое? Я уже не помню. Я иду по городу. Улицы, перекрестки, подворотни... В моем городе всегда тусклое солнце. Очки... Зачем они мне? Никому нет дела до моих налитых кровью глаз. Но я все равно их одеваю на каждую прогулку. Хотя это не прогулка. Это скитание по узким улицам, между высокими зданиями небоскребов. Люди, как клетки крови, текут по ним навстречу мне. Спешат по своим делам. У кого-то семья, у другого неотложное задание, у третьего другая причина бежать по этим улицам. У всех есть цель. У всех, кроме меня. Я просто хожу по этим артериям города. Города который люблю. Люблю и ненавижу.
Непонятый. Непрекаянный. Неприкасаемый. Этими словами описывали мою жизнь другие. Даже "она"... Хотя у меня никогда не было "ее". Были десятки одноразовых пустышек к которым я пытался испытывать чувства. Но это было лишь мимолетная страсть. Животные инстинкты. Налево, пройти через маленький скверик. Выйти на широкий, залитый тусклым светом проспект. По нему тринадцать кварталов, прямо к мосту... 
Общественный транспорт не мой выбор. Я предпочитаю бродить. Узкие лавочки сквера, быдловатые людишки сидят на них, обсуждают дела дня, кто от кого залетел, кто кого бросил. Пустая трата вселенской материи. Моя одежда, лицо и очки заставляют их шептаться.
-Такие здесь не ходят! Пошел отсюда! - Крикнул кто-то. Я вспомнил его голос. Это был Мартин, мой бывший знакомый. Не так давно мы вместе учились. Но он ушел, избрав легкий путь, для таких же недалеких как и он. Таких любит город. Тупых. Послушных. Жалких. Я здраво понимаю, что сам я-далеко не идеален. Но я хотя бы обладаю самосознанием. А не слепо иду за толпой. В моем городе осталось тринадцать таких людей. Я, Рик, Мерль, Барт, Бенидикт, Люкас, парень, чье имя никому из нас не суждено узнать и еще шестеро, которых я знаю крайне плохо. Мы знаем о нашем существовании, иногда случайно встречаемся, периодически пьем кофе. Но мы никогда по-настоящему не знали друг друга. Надо быть ближе. Но как такой как я может быть с кем-то близок...
Осталось семь кварталов. Людей становилось меньше, тяжелые облака затянули вечереющее небо. Я шел и шел. Податься мне было некуда, вот я и переставлял ноги одна за другой. Пять кварталов...Интересно как там моя девушка? Наверное сидит и пытается дозвониться до меня. Но я слишком занят. Все мои мысли поглотило величие темнеющего и оживающего города. Как огромный спрут обвивался он вокруг меня, увлекал своими щупальцами в пучину грусти и скорби. И я отдался ему. Отдался полностью. Слизкая субстанция поглощает меня, я окончательно растворяюсь в моем городе...
Не помню сколько я проплутал рядом с мостом. Это и не важно. Я заметил ЕЕ. Хрупкую девушку, в центре этого богом забытого, грязного, порочного и мерзкого места. Она стояла на мосту, и с живым интересом осматривала окрестные дома. Чистая, молодая душа. Я подхожу к ней ближе.
-Здравствуй. Как тебя сюда занесло?
Она обернулась на мой голос, вытащила наушники и ответила:
-Оу, привет! Я недавно сюда переехала, вот стою, осматриваю город. А можно узнать твое имя?
-Зови меня Макс.
-А я Василиса. Приятно познакомиться!
Она улыбнулась. Я улыбнулся в ответ. Она не знает куда попала. Не подозревает с кем говорит. Ну ничего. Сюда не попадают дураки.
-Макс... А ты красивый.
-Ты тоже.
-Куда пойдем?
-Быстро ты определила мое положение и желания.
Неловкая ухмылка на ее лице.
-Я очень быстрая!
Задорная девочка...
-Ну что же, давай это проверим! - И мы вместе упали в прохладные щупальца моего Города.

"No more."


Я сидел у себя в кабинете. Мягкий свет падал на круглый дубовый стол. Маленький аквариум с одной рыбкой тихо журчал на полке рядом. Рыбку звали Аркадий. Ее подарок на нашу годовщину. На коленях томно урчал Огонек. Странное имя для кота, но она решила что при его огненно-рыжем окрасе это будет лучший вариант. Да и дети довольны. Я сидел и тихо пил. Я только начал опустошать бутылку ирландского виски, подаренную на одно из моих дней рождений. Я вообще редко пью, но обстоятельства оказались сильнее меня. Мы поругались, и она хлопнув дверью ушла. Одиннадцать часов вечера. Что сказать нашим детям? Как объяснить что мамы не будет? Не знаю. Залпом прихлопнув стакан, я откидываюсь в кресло. Надо подумать, обмозговать ситуацию. Мне давно не 16, проблема не решится букетом цветов и клятвами в любви. Надо думать...
Я не заметил как задремал. Меня разбудил Мерль. Он и сестра тихо стояли в дверях. 
-Папа, а где мама? Васильку страшный сон приснился, она меня разбудила. Мы пошли к вам, а вас там нет. И мамы тоже... 
Мерль... Хороший парень. Умный, храбрый, сильный. Не чета своему отцу. 
-Мама уехала. По очень важным делам. Не знаю когда она вернется. Идите спать.
Я знал что они никуда не пойдут. А если и пойдут, то спать явно не будут. Иногда казалось, что только нежный голос Евы способен был их уложить. 
-Папа, ты можешь нам что-нибудь рассказать? И мы спать пойдем. - Нашлась Василиса, угадав мои мысли. Не по годам умная девочка. 
-Ладно... И что же вам рассказать?
-Расскажи как вы с мамой встретились. - Попросил Мерлин, а Василиса активно закивала головой, поддерживая брата. 
-Ну как пожелаете. - Я встал и прошел к маленькому дивану, разобрал его, создав подобие кровати. Дети улеглись, укрылись принесенным одеялом, и уставились на меня, в ожидании историй. Две пары очаровательных зеленых глаз, с маленькими карими крапинками. Я сел в свое кресло, и принялся рассказывать свою историю...
"Итак... Все началось 15 лет назад. Мне было 17 лет. Я сидел в парке, листая учебники и готовясь к важной олимпиаде. И тут я увидел девушку. Она была чуть младше меня, волосы, красивыми локонами, водопадом падали на ее плечи, а глаза... Это были самые красивые глаза которые я видел в своей жизни. Мир вокруг меня остановился. Она прошла мимо меня, даже не обернувшись, представляете? В ту пору я был смелее и безрассуднее нежели сейчас, так что я подорвался с места и подошел к ней. Она смотрела на меня с крайним удивлением, мол "Что вы на меня уставились молодой человек?". Но я не растерялся, улыбнулся и сказал:
-Привет! Я сидел там, на лавочке. Ты прошла мимо, даже не посмотрев на меня, и я решил это исправить.
Клянусь, в тот момент она смотрела на меня как на идиота. Палитра эмоций сменялась на ее лице со сверхзвуковой скоростью. После долгих десяти секунд молчания она рассмеялась:
-Ты и правда решил решил подкатить ко мне именно так? - Сквозь смех произнесла она. - Чтож, давай знакомиться! Меня Ева зовут, а тебя как?
Признаться честно, я оторопел. Никогда еще мои попытки познакомиться хоть с кем-то подобным образом не увенчивались успехом. 
-Меня зовут Ричард. Можно просто Рик. 
-Ну что же, пройдемся? Расскажешь о себе, я тебе о себе и так далее...
-У меня олимпиада через три часа... Ну я думаю успеем. Я быстрый. - Она расхохоталась. Через некоторое время я понял к чему ее смех, и тоже залился смехом.
Мы бродили по парку все три часа. Я даже несколько опоздал на мероприятие, ибо ваша мама, иногда бывает жутко упряма. Я битый час уговаривал ее дать мне свой номер телефона. В итоге получив заветные цифры, я попрощался с ней и бегом побежал на олимпиаду. Сидя в тесном классе, я не мог сосредоточится, ибо все мои мысли занимала только она...".
Дети молчали. Я кашлянул и сказал:
-Вот так мы с вашей мамой познакомились. А теперь идите спать. Завтра мама придет. Обещаю.
-Честно честно? - Спросила Василиса.
-Честно честно.
К этому моменту Мерль уже спал. Я отнес его наверх, а потом и Василька тоже, ибо она хотела "Также как и братик". Поцеловав их перед сном и погасив свет, я пошел обратно в кабинет. Сел в свое кресло, и налил новый стакан. Вдруг в дверь тихо постучали. Я знал кто это, так что взял халат и вышел в холл. 
Она стояла на пороге. Вся промокла, по щекам текли слезы, волосы смяты и растрепаны. Я пропустил ее в дом, подал халат и тихо обнял. Мы стояли в полной тишине, иногда прерываемой ее всхлипываниями. Нам не нужны были слова, мы понимали чувства друг друга без них.
-Все будет хорошо, только больше не уходи от нас.
-Никогда, дурашка, никогда.

"DIE FOR LIFE."


Кровь с кислородом... Музыка в старом плеере играет моими мыслями. Я сижу на лавочке в старом парке. Мимо меня не проходят люди. Это тихое место. Здесь слышен только мягкий шелест листвы. Песни сменяют одна другую, как напоминание о моей юности. Я уже пять лет как считаюсь "взрослым", но озознание этого так и не пришло. Та самая жизнь, которой я грезил, о которой было столько разговоров, которая маячила у меня перед глазами с тринадцати лет, прошла мимо меня, оставив меня под подошвой этого города. Тихая, спокойная ночь. Я давно таких не видел. Дрожащими пальцами я листаю песни. А сколько раз я находил ту самую? Я сбился со счета. Каждая миловидная девушка становилась объектом моей любви. Хотя когда я говорю о том что люблю кого-то, это скорее выражение привязанности. Я давно разучился любить. Это слишком сложно для такого человека как я. А ты сияй как супернова... Никогда бы не подумал что дойду до такого. Мне стыдно. Стыдно перед тем мальчиком, котрым я когда-то был. Мальчиком, в чьих глазах сверкали искры, а сердце было подобно пылающему костру. Во что я превратился... Вместо пронзительных молний, в моих глазах бездонная черная пропасть, а в сердце-лишь пепел. Слеза падает на камень под ногами. И еще одна, и еще и еще. Я... Плачу? Вопли родителей, крики девушек, ругань с друзьями, все это проносится в моей голове. Я кричу от рвушей меня боли. И вот в толпе образов стоит тот самый паренек. Стоит, сжимая в руке тетрадь с его мечтами. По его детскому лицу катятся слезы, но оно не выражает ни единой эмоции. Он смотрит на меня с ненавистью. "Я НЕ ХОЧУ БЫТЬ ТОБОЙ!"-перекрикивая толпу орет он. Тетрадка падает на землю, и Мальчик бежит прочь. Я кричу ему вслед, но он не слышит меня. Он хотел стать другим. Но стал аутсайдером, с выжженной дотла душой. Я не хочу так жить. Лезвие сверкает в свете молодой луны. Алая кровь падает на камень дорожки, а всед за ней мое бездыханное тело. Это финал. Я не хотел жить, и теперь я больше не живу.
Что это? Вспышка света. Я умер? Где я? Лицо из темноты. Девушка. Примерно моего возраста. Красивые золотые глаза. "Все хорошо..."-говорит она. И снова темнота. 
Вновь очнулся. Я лежал на кровати в незнакомом мне доме. Светлые занавески, пропускали первые, предрассветные лучи Солнца. Я пробую встать, но это не выходит. Откидываясь на подушки, пытаюсь понять что случилось. Вдруг отворилась дверь, и вошла та девушка, мое ночное видение.
-Где я?
-Ты у меня дома. - Ответила она, улыбнувшись. Она светилась радостью. - Меня Инри зовут, приятно познакомиться! А тебя как звать?
Ее звонкий голос окончательно разогнал темноту в моем сознании. 
-Я Рик.
-Рик-сокращение от Ричарда? - Я кивнул. -Какое красивое имя! Ладно Рик, пошли завтракать, я все приготовила! Расскажешь мне свою историю, надо же мне получить хоть что-то за спасение твоей жизни!
Я слабо улыбнулся. Она очень хорошая, так почему же не разделить с ней трапезу...

Прошло четыре года. Я стоял с Инри на том самом месте, где она однажды спасла меня. На руках у нее сидел Сашка, наш сын. Он смотрел в даль, на темные горы. Я повернулся и спросил у него:
-Ну как тебе?
-Класиво папа! - Его детские глаза искиились счастьем.
-Здесь твоя мама спасла мне жизнь. Она-удивительный человек. Лучший из всех!
Инри смущенно улыбнулась. Вдруг Саша потянулся ко мне, и обнял. Я подошел ближе к Инри, чтобы он мог обнять нас обоих.
-Мама, папа-вы самые лучшие! - Сказал нам наш сын. По моим шекам потекли слезы. Первый раз, с той ночи. Но тогда это были слезы отчаянья, а теперь счастья. Тот маленький Рик, был бы доволен тем, кем он вырос.

"dark girl"

Я люблю звездное небо. Знаете почему? Потому что я вижу в бесчисленном множестве звезд свою жизнь. Людей, которые близки мне, вещи и события. В одном треке, я услышал такие строчки:"Я не хотел летать, я хотел увидеть небо." Иногда мне кажется, что это и есть смысл моего существования. Стоять, и бечконечно долго смотреть на мерцающие огни далеких звезд. Они смотрят на нас издалека, замечая каждый наш шаг. Ночь... Великолепное время. Время нужных мыслей, потаенных страхов, интересных идей, и беспросветной грусти. 
Многие считают, что ночь-обитель зла и преступлений, что все ужасы исходят от мерзкой, вязкой и липкой темноты. Я же, давно с темнотой "на ты". Она рождает во мне все, и она делает меня тем, кто я есть. Темнота-красивая девушка. Обворожительная и зачаровывающая, с бездонными глазами и добротой в черном сердце. Она дарует самое важное, и практически ничего не требует взамен. Вы не замечали, что когда вам надо о чем-то подумать, вы закрываете глаза? Да, вы правильно поняли, вы обращаетесь за помощью к темноте. И она вам поможет. Не сразу, но обязательно поможет. Мысль, данная вам, отложится у вас в сознании, и будет ждать своего часа.
Возможно вы сейчас задаетесь вопросом:"Как он может так любить темноту и свет звезд одновременно?" А очень просто. Ночью свет тихий и мягкий, а яркость звезд-лишь тень их настоящего сияния. В конце, я хочу вам сказать: не бойтесь темноты. Бойтесь яркого света, ведь где же проще понять что хочет от вас человек-на свету или в темноте? Днем на его лице может быть улыбка, а в душе-ужасные намерения. А в темноте сразу видны все его мотивы. Моя лучшая подруга всегда подчеркнет каждый штрих его души. Цените темноту, ибо она делает для вашей сущности то, чего свет никогда не сможет.

"VIAR"


Мигающая лампочка... Обшарпаные стены, блевотина и разбитые бутылки на ступенях. Поднимаюсь, обходя тело алкаша. Отбросы... Заплеванные стены лифта. Уродливые граффити. Тяжелая дверь. С третьего раза попадаю ключем в замок. Грязь и нищета... Открываю дверь. Разуваюсь. Мои кеды помяты и стары, но все так же сияют жизнью. Моя сука уже спит. Ну конечно, она всего лишь кукла. Клуб в подвале, двумя кварталами ниже. Да, толтко такие там обитают. Ночные бабочки, с которыми можно говорить только в режиме монолога. Провода путаются под ногами... Кнопка включения, синий свет заливает стены моей квартиры. Логин, пароль, красивые обои. Она тихо что-то говорит. Мне плевать, я не слышу ее. Часы в углу монитора показывают 02:48. Единственное что постоянно в моей жизни. Запускаю заветную программу. Идет загрузка. Выход и интернет. Моя территория. Здесь я могу быть всем. Стягиваю футболку. Помятый трешер, хранящий память о моем прошлом. На груди разьем... Отодвигаю затвор. Рукой шарю под столом, в поисках кабеля. Черт, как я мог забыть... Встаю, иду на кухню. В шкафу есть пакет. Шесть таблеток. Запиваю недопитым виски. Через десять минут включится god mode. Три сообщения перед уходом. Моя призма-интернет... Белый, черный, синий. Кабель найден. Охлаждающая жидкость. Еще пять минут. Жирный блант, медленно тяну дым. Холод в ногах, руки немеют. Десять секунд... Кабель входит в порт. В глазах все оттенки всех цветов. Ухмылка застыла на моем лице. Наконец-то я здесь...
Светлая ночь. Там где я родился, уже второе десятилетие не видно звезд. Там я уже давно не человек. Когда вернусь, надо будет почистить детали левой руки. Да и софт обновить не мешало бы. Да и глаза поменять надо. И сердце обновить... Но это все осталось по другую строну монитора. Сейчас я человек. Самый настоящий. Хотя насколько могут быть настоящими строки кода, в которые вмешалось мое сознание... Где же она? Я и так опоздал на 11 минут. В моем мире нет проблем с интернетом. А она его дочь. Передо мной появляется дверь. Медленно открывается, я слышу звонкий смех. Я захожу внутрь. Светлая комната... Из окна льется розовый, с оттенками красного, свет на голубые, словно полуденное море, стены. Там она и проявилась.
-Здравствуй, Раи-тян*
-Здравствуй, Хикари-кун*. Ты все таки пришел...
-Да. И знаю что ты не хотела меня видеть.
-Чай? 
-Да, конечно. 
Готовя его, она сказала:
-Ты ведь знаешь что нам никогда не встретиться? Мы уже год так видимся, но из этого ничего не выйдет. Ведь я давно умерла. Мое пристанище-лишь твои сервера...
-Да знаю. Но я не могу перестать тебя любить. Здесь мы реальны. И здесь ты живая. 
-Я лишь код в памяти твоей нейросети. Просто сотри меня. Там где ты родился, там где родилась я... Там твое будущее. 
-Мое будущее лишь с тобой, Раи-тян.
-Выпей мой чай. Он тебя успокоит...
Она была великолепна. Новое красно-золотое кимоно, великолепно уложенные волосы... Белые руки ложатся на мои.
-Я хочу тебя. Прямо сейчас. Это мой прощальный подарок.
-О чем ты? Что... - Я не успел договорить. Она закрыла мне рот своей ладошкой, а потом поцеловала. И тогда я подарил ей то, что умел лучше всего во всех мирах...
Она лежала на траве. На горизонте разгорался рассвет. Я стою и смотрю на это, давно забытое явление. Она поднялась, и обняла меня. 
-Хикари-кун, я люблю тебя. 
-И я люблю тебя, Раи-тян
Она всхлипнула. По щекам ее текли слезы. Вдруг голос, казалось исходивший отовсюду, произнес:
-Очистка нейросети номер 43 началась. Процесс завершится через 20 секунд... 19... 18...
Я понял что она сделала. И не мог этому спопротивляться. 
-Ты была лучшим что со мной было.
-Как и ты, Хикари-кун...
Она расстаяла прямо у меня на руках. По моим щекам текли слезы. Фальшивые, как и все в этой обители моего гения. Пора обратно. Ведь теперь мне не за кем возвращаться в этот мир...

Раи-тян*-истина
Хикари-кун*-свет

“MERLIN CHIFFA”

Мерлин Чиффа... Странное имя, а точнее, странный псевдоним. Знаменитый писатель, появившийся совершенно внезапно. О нем никто ничего не знает. И вот я, скромный журналист, беру у него первое интервью. Мысли мечутся в моей голове. Ни одной фотографии, ни одного упоминания в СМИ. Но его рассказы производят эффект разорвавшийся бомбы. За целый год ни одного интервью, ни одной фотосессии, ни одной презентации. Все через социальные сети, через посредников. Его фанаты теряются в догадках и строят множество теорий касаемо его личности. Перед встречей, он сам связался со мной. Сказал, что я могу спросить все что угодно, и он ответит на все вопросы. Ну что же, сейчас я все узнаю...
Я стою перед указанным домом. Обычная многоэтажка, коих полно в этом городе. Поднимаюсь на пятый этаж. Дверь квартиры открывает миловидная девушка. На вид ей было лет 17. Куча мыслей, сразу меня все мои вопросы. Он - девушка?! Нет, лучше проверить.
-Здравствуйте. Меня зовут Роза Линдман. Я репортер, пришла взять у вас интервью. Вы и есть Мерлин?
Девушка на пороге очаровательно улыбнулась, и сказала:
-Здравствуйте. Нет, я не Мерлин. Он у себя. Проходите.
Ага, значит он все таки парень. А это его дочь? Племянница, сестра? Так, это все потом. Я прохожу в квартиру. Девушка так и не представилась. Она провела меня в гостиную, а сама пошла звать писателя. Тихая, мягкая обстановка. Вкус у хозяина определенно был. Постельные тона, красота и плавность очертаний мебели, правильное освещение. Не верится, что человек, живущий в таком месте, пишет столь депрессивные рассказы. 
Задумавшись, я не заметила как в комнату вошел он. 
-Роза? Приятно познакомиться. Пройдемте в мой кабинет.
Я обомлела. Передо мной стоял молодой парень. Одет просто, но со вкусом. Глубокие, словно выжженные, глаза. Юношеские черты лица, безукоризненный пробор в каштановых волосах. Он был не высок, широкая майка скрывала особенности его фигуры, и тем не менее выглядел он стройно.
-Да, конечно. - Я собралась и прошла в кабинет.
Это была черная комната, освещенная только светом из небольшого окна. На стенах несколько картин, с цитатами известных деятелей культуры. Широкий черный стол был завален бумагой. Сверху лежал черный блокнот. Он сел за стол, указав мне рукой на стоящее рядом кресло. 
-Итак, начнем? - Улыбнувшись спросил он.
-Да, разумеется. - Я все еще была в шоке от того, кем он оказался, и мне сложно было начать. Все же я собралась и задала один из самых важных вопросов. - Давайте начнем с небольшого рассказа о себе...
-Отлично. Итак, что же вас интересует больше всего? Отвечать на вопросы всегда проще, чем составлять свое описание.
-И правда... Сколько Вам лет?
-Мне 17. Вы бы хотели спросить почему же я живу один? Мои родители не так давно умерли, и завещали мне абсолютно все что имели. Поэтому я и живу один.
-А эта девушка? Она ваша сестра?
-Нет, она моя девушка. Переехала ко мне, ибо оказалась в схожей ситуации. Ее зовут Эльза. 
-Ясно. Как Вас зовут по-настоящему?
-Мое имя не отличается оригинальностью, но если вам интересно... Кирилл.
-Расскажете историю своего псевдонима? Все поклонники Вашего творчества, ломают головы пытаясь разгадать его. 
-Я знаю... Мне нравится эта моя тайна, но я сам вас позвал. Мерлин Чиффа-составное имя, образованное именами моих любимых литературных героев. Мерлин-персонаж Желязны, из его "Хроник Амбера", а Чиффа-имя героя цикла Макса Фрая про Ехо. Все странное тривиально. 
Множество моих вопросов канули в пустоту. Очень сложно задавать ему вопросы. Каждый его ответ краток и лаконичен, каждое его слово правильно и четко. Ни одной запинки, ни единого отвлечения. Как он это делает?
-Давайте поговорим о Вашем творчестве. Расскажите историю Вашего литературного пути.
-Это длинная история.
-Времени у нас достаточно.
-Хорошо. Итак, слушайте...

-Первый рассказ я написал в 14 лет. Спросишь почему? Моя любовь в то время, обожала писать длинные, пропитанные безнадегой, сообщения. И я решил ее в этом переплюнуть. Так и был написан мой первый рассказ в привычном вам формате. Через три месяца я попытался вернуть другую девушку через рассказ. Несложно понять, что у меня ничего не вышло. Я писал и пишу о любви, ибо это то, чего мне уже никогда не испытать. Моя нынешняя пассия-лишь игрушка. Но я отвлекся... После этих опытов, я ушел в долгий отпуск. Мне сложно что-то писать без нужного вдохновения. Жаль мои поклонники этого не понимают. Год назад, летом я написал первый серьезный рассказ. Он рождался в муках, я здорово страдал в период его написания. И понеслась. После него я творил как ненормальный. И вот полгода назад я решил первый раз напечаться. Кто же знал, что мой сборник "Город"* произведет такое впечатление на читателей. Я до сих пор не верю в свой успех. Вот собственно и вся моя история. 
Я слушала раскрыв рот. Обычный парень. Обычные проблемы. Почему же его творчество так ловко играет струнами моей души?
-А что Вас вдохновляет?
-Самые разные вещи. От случайного сообщения или нового человека в моем окружении, до секса, виски и сигарет. 
Немое восклицание застыло на моем лице. Увидев это, он с улыбкой сказал:
-Черт побери, я же звезда литературного мира, могу я набираться вдохновения как захочу?!
И правда, он волен делать что ему вздумается. И что это я так разнервничалась?
-Продолжим?
-Да, конечно... Какие у Вас литературные планы? Чем вы хотите порадовать ваших фанатов в ближайшее время?
-Оу... Хороший вопрос. Ничего конкретного, но есть пара интересных идей, - Он усмехнулся. - о которых я могу Вам рассказать в более приватной обстановке. Вообще я люблю делать громкие заявления, но это не тот случай. Я правда не знаю, как скоро выйдут новые рассказы. 
-Вы не планируете новые совместные работы с какими-нибудь другими писателями? Прошлый опыт был восхитителен.
-Пока нет... Нет такого человека с которым мне хотелось бы писать...
На несколько долгих секунд в кабинете повисла тишина. Вдруг он резко вскинул голову, и посмотрел на меня пронзительным взглядом из его бездонных глаз. На в их глубине горел странный огонек. Через пару секунд он отвел глаза и сказал:
-Роза... Не хотите ли вы прогуляться со мной этим вечером? 
Я была в шоке. Который раз за день... Ему же 17, он же еще ребенок... И что, что мне самой всего 19, разница меж нами огромна. 
-Да, я с удовольствием...
-Отлично. Я за вами зайду. Продиктуйте ваш адрес...
Черт. Такая разница... Что это? Свиданье? Продолжение интервью? Что он хочет? И почему меня так тянут его пустые глаза...

Я стояла перед рестораном. Огненно-красное платье, со стойкой и высоким вырезом на спине, тесно облегало мое тело. Высокие каблуки, сложная, на восточный манер, прическа. Очки я заменила не линзы, так что глаза мои сияли голубым неоном. Серьги, в виде серебряных цветов лотоса, и такой же браслет. Я ждала его. Писатель, чьи взгляды на жизнь за два часа изменили мой мир. Он опаздывает... Его нет уже десять минут, а я как дура стою около самого фешенебельного ресторана. Вдруг сзади раздался тихий кашель. Обернувшись, я увидела Мерлина. От того юноши не осталось и следа. Классический костюм, сшитый явно на заказ, переливался жемчугом. Черная рубашка с серебряными запонками, белый, в тон костюма, галстук. Черные туфли, и такая же заколка для галстука. Волосы зачесаны на бок, подчеркивая пробор. Через левую руку перекинут легкий плащ. Казалось, парень прибавил в росте, и теперь был чуть выше меня. Он стоял и курил, внимательно изучая меня своими странными глазами. Выпустив очередное облачко дыма, он посмотрел мне в глаза и сказал:
-Роза, рад что Вы все же пришли. Простите за задержку, эти пробки... 
-Ничего, ничего, - Смущенно сказала я.
-Раз так, - Сказал он, беря меня под руку. - Давайте пройдем внутрь.
-Конечно...
-И да. Вы выглядите просто великолепно. Если бы я был художником, я бы прямо здесь запечатлил бы вас, создав бессмертную картину, которая увековечила бы вашу красоту. - С этими словами, мы вошли внутрь. 
Обстановка этого заведения поражала красотой. Изысканная мебель, выверенный дизайн зала. Наш столик находился на втором этаже. Проследовав туда за весьма чопорным и манерным лакеем, мы сели и раскрыли лежащие перед нами меню. Я заказала сет суши, так как этот ресторан славился своей японской кухней, а Мерлин взял суп-пюре с креветками и медиум-стейк из мраморной говядины. Я никогда не любила мясо с кровью, но как оказалось, ему оно нравилось с детства. Так же он заказал бутылку вина. Вино принесли почти мгновенно. Разлив его по бокалам, официант удалился, а мы выпили за нашу встречу. Я тянула вино медленно, наслаждаясь букетом вкуса, а он лишь пригубил, и сразу отставил бокал. Откинувшись на спинку кресла, он задал весьма необычный вопрос:
-Расскажите о Вашей жизни?
Ответила я не сразу.
-Хорошо... Я родилась в довольно богатой семье, и до шести лет жила за границей. Мне прочили большое будущее в точных науках, даже отправили в специальную школу. Но закончив ее, я поняла что это не мое, и пошла на журналистику. Мои родственники неоднозначно приняли мое решение, но противиться не стали. С первого курса я устроилась в местную газету, а после моих первых статей меня заметили более крупные издательства... Сейчас я работаю в "City Problem", и учусь на третьем курсе. Если кратко, то это все...
-У Вас большое будущее.
-Рада это слышать. - Я улыбнулась. Какой же он приятный парень.
Сразу после окончания моего рассказа нам принесли заказанные блюда, и мы принялись за еду. По ходу трапезы, мы перебрасывались обычными в таких случаях фразами. Покончив с едой, он предложил прогуляться. Я согласилась, так как с каждой минутой, он нравился мне все больше и больше...

Мы долго гуляли по городу. На одном из многочисленных перекрестков, которые мы проходили, он вдруг остановился и сказал:
-Помните я хотел показать вам одно место? Не желаете отправится туда?
-Да, с радостью. И может уде перейдем на ты?
-И правда... Чертово воспитание. Так будет намного удобнее.
-А куда мы собираемся пойти? 
Он загадочно улыбнулся, и произнес:
-Туда, где сбываются мечты.
Мы шли к старому замку. Никто не знает кому он принадлежит, но известно, что там уже около десяти лет никто не живет. 
-Вот оно, то место. 
Мы подошли к тяжелым, черным воротам. Он вынул ключи, и отпер их. 
-Обожал тут время коротать в детстве. Отличное место, для такого как я. Извольте пройти...
Что он за человек? Я насторожилась, хотя знала что ничего не произойдет. Мерлин провел меня через великолепный английский сад, потом по темным и пустыми коридорам, вплоть до широкой винтовой лестницы. Поднявшись по ней, мы зашли в верхнюю комнату одной из башен. Из высокого окна открывался великолепный вид на ночной город. Он закурил.
-Этот дом принадлежал моему отцу. Когда-то давно, он купил его у одного старого магната, в надежде вырастить здесь своих детей. Я был первым ребенком в семье. И я единственный родился живым. Но увы, мои братья и сестры рождались мертвыми. Все они похоронены за домом, на нашем фамильном кладбище...
Я тихо охнула. Кто же знал, что он такое пережил...
-Прости, что рассказываю это. Сложно здесь сдерживать чувства. Пойдем на крышу.
Мы поднялись по еще одной лестнице, и вот мы уже на самой верхушке темной башни. Сверху сияли мириады звезд, серебряная луна озаряла своим светом эту маленькую площадку. Вдруг он обнял меня, и тихо произнес:
-Роза... Я люблю тебя. Я не знаю что вызвало во мне это чувство, но это правда. Ты удивительная девушка... Лучшая из всех, кого я встречал.
Нет таких слов, чтобы описать мое состояние в тот момент. На миг я выпала из реальности, но тут же в нее вернулась. Этот парень... Почему мне так хорошо с ним? Почему вместо объяснений я лишь сильнее к нему прижимаюсь
-Я... Я тоже л... Я тоже люблю тебя... - Так же тихо сказала я, и заплакала. И вдруг я почувствовала как что-то холодное уперлось мне в бок. Поднимая глаза к его лицу, я знала что увижу. Безумное, перекошенное злой усмешкой лицо. 
-Почему?
-Я писатель... Гениальный. А мое вдохновение требует жертв.
Холодное лезвие пронзает меня. Боль, резкая и сильная. Я кричу, но он даже не пытается заткнуть мне рот. Лишь безумный смех и холодные молнии в его пустых глазах. На площадку вошла Эльза. 
-Ты уже закончил? 
-Да сестра. 
Последнее что я увидела, это их поцелуй... 

Я закрыл ноутбук, и выдохнул. Нелегко мне приходится. Но все же, писатели умеют врать...

"57√|]3И7074"

Все персонажи вымышлены, все совпадения случайны(ага).


Будильник вырвал меня из сладких объятий сна. Рядом лежит моя Настя. Положив голову на плечо, она тихо что-то говорит. Желания разбирать ее шепот у меня не было, и я принялся ее будить.
-Вставай соня, на пары опоздаешь! 
Я тормошил ее изо всех своих сил, и вот она, продирая глаза, и поднимаясь с постели жалобно застонала:
-Ну Киря, ну еще пять минут...
-Неа, знаю твои пять минут, потом вообще не достучаться до тебя!
Вообще она жуткая сова. Всю ночь из нее так и прет энергия, а с утра она как овощ.
-Ну пожалуйста...-Лицо ее выражало крайнее недовольство тем фактом, что ее суженный будит ее на пары.
-Нет! Просыпайся, и иди радуйся прелестям нового дня. Я пошел расталкивать нашего соседа.
-Экий ты садист! Ладно, иди, я встаю.
Мы жили вчетвером. Я, Настя, Влад и Леська. Веселье, тусовки, но в основном тихая и спокойная жизнь. С Владом мы знакомы еще с пятого класса, и квартиру снимаем вместе уже давно. Девочки к нам переехали недавно. Мы все учились в одном университете, я и Влад и Леська учились на третьем курсе, а Настя на первом. Свободные от оков родительской опеки, мы прознали многие прелести студенческой жизни. И пусть наш Город не самый лучший в плане образования, но нам было весело и интересно учиться бок о бок друг с другом.
Дверь в комнату Влада оказалась закрытой, за нее раздавался приглушенный шепот. Постучав, и не получив ответа, я крикнул:
-Твою мать, сколько можно спать?! Паря, нам на пары надо, конец семестра, в понедельник начало сессии! Ты по прогулам на грани отчисления висишь! Вставай, мать твою!
-Хорош орать. Сейчас я встану, подожди. И вообще что ты хочешь, до пары еще час. Идти тут пятнадцать минут!
Его голос спросони был тихим, но я слышал в нем нотки недовольства.
-Ну ну. Через пять минут не встанешь, я зайду, и мне плевать, что вы там вдвоем делаете.
Я услышал смех. А затем мягкий голос Леси сказал:
-Кирь, успокойся. Я его подниму. -Я предупредил. - Сказал я, и пошел готовить завтрак, ибо сегодня была моя очередь.
Традиция, которая появилась когда к нам переехали девочки, заключалась в том, что готовка происходила по-очереди, и, по-возможности, парами. В воскресенье, либо я с Настей, либо Влад с Лесей, готовили еду на неделю всей компании. Так де в эти обязанности входило приготовление завтраков и ужинов. Соблюдалась она не всегда но вот очередность свято чтилась, и забывчивость каралась немилосердно. Но это мелочи... 
Пока я готовил завтрак, все уже собрались за столом.
-Чем же ты нас порадуешь сегодня? - Ехидно улыбаясь спросил Влад. В свете утреннего солнца, его лицо было похоже на один небезызвестный мем. 
-А вот доделаю-узнаешь. Это древний рецепт, передающийся из поколения в поколение, и усовершенствованный мной после просмотра одного из этих твоих китайских мультиков... 
-Ладно, ладно, готовь давай. - Прервал он меня. - Что кому снилось? Мне вот интереснейший сон про различного рода параллельные измерения... Говорил он минут пять. У него редкий талант запоминать сны в деталях. Хотел бы я себе такой...
-Мне вот ничего не снится последнее время...- Сказала Леся. 
-А вот я в последнее время во снах умираю... То в горящем здании окажусь, то машина сбивает, то еще что... Страшновато это.
Я отошел от плиты и поцеловал ее.
-Все хорошо, это только сны.
-Знаю я, - Она засмеялась. - Не маленькая уже.
-Спаситель девушек от дурных сновидений, ты с едой закончил? Часы тикают, до пары тридцать три минуты!
-Да сенпай, уже готово. Наслаждайся!
Жаренная картошка с куриными грудками в восточной панировке, и простенький салат. Не сказать что это предел моих кулинарных возможностей, но сегодня утром времени хватило только на это
-Да ты издеваешься... Когда ты это успеваешь?
-Я просыпаюсь по будильнику, в отличии от всех присутствующих в этой комнате. 
Когда я уже садился есть, меня отвлек телефонный звонок. Я взял трубку и немного нервный, как и всегда, голос куратора сказал:
-Кирилл? Здравствуй.
-Здравствуйте Елизавета Александровна. Что-то случилось? Меня отчисляют?
-Если бы... Университет закрывают на три дня. Какая-то очень странная проверка, ну да это не важно. Ты же староста, так что передай всем нашим что эти три дня мы не учимся.
-Хорошо, передам. Спасибо что предупредили.
-Конечно, до свиданья. -До свиданья. 
Я вернулся за стол. 
-Кто звонил? - Спросила Настя. -Куратор. Хотите обрадую? -Нука-нука?
-Мы не учимся. Три дня! 
На их лицах промелькнула синхронная буря эмоций. Сдержанная радость, затем недоверие, потом безудержное счастье.
-Урааа! - Вскричали девочки. Вообще удивительно как они так подружились. Влад просто сиял от счастья.
-Итак... У нас 4 дня. Что делать будем?
За столом начали оживленно обсуждать наши перспективы. 
-Предлагаю прокатиться на твою дачу, - Предложил Влад. - Давно мы там не появлялись... 
Девочки с радостью закивали, соглашаясь с предложением. 
-Слушай, тут как карта ляжет... Если родственников не будет, то тогда едем. Если они там... Вспомни что было в прошлый раз.
-Ну так набери им и узнай, чего тянуть-то?
И правда. Я кивнул, достал мобильник и позвонил дедушке. Он и бабушка были в городе, и не были против моей поездки, а после того, как я сказал что мы едем всей нашим сквадом, голос его приобрел совсем счастливый оттенок. 
-Конечно-конечно, через час приезжай, я тебе ключи отдам.
-Хорошо, давай, до скорого. - Сказал я и повесил трубку. - Народ! Все нормально, мы можем ехать. Влад, ты же водить научился?
-Между прочем, у меня уже месяц как есть права. Ты конечно фееричечкий идиот. Мы в одной квартире живем, и я знаю о тебе все, а ты даже не знаешь сьо я водить умею. А-та-та.
-Водишь ты все равно как Эмильен... Ладно. Обратно ты нас везешь. Так ребята, поедем где-то около 12:00 у нас еще 4 часа. Я еще минут тридцать буду дома, так что предлагаю обсудить что надо купить. 
Все полчаса мы обсуждали список покупок. Определившись с покупками, я поехал к дедушке за ключами от дома. Дорога была легкой, и я доехал быстрее чем предполагал. Их дом располагался в одном из спальных районов, далеко от центра города. Тихое, спокойное место. Припарковавшись, я вышел из машины и прошел пару кварталов до маленького магазинчика. Купив воды и пачку сигарет, я шел обратно, на ходу раскрывая ее. Я вообще не курю, но сегодня был на редкость хороший день, так что я решил побаловать себя. Подойдя к дому и закуривая первую сигарету, я услышал скрип ворот за спиной. Обернувшись, я увидел дедушку. Он шел ко мне в турецком халате, чуть шаркая ногами. 
-Опять куришь, сорванец? - С улыбкой спросил он.
-Да вот решил побаловать себя. Будешь?
-Да, давай...
Взяв сигарету, он наклонился ко мне, и прошептал:
-Только бабушке не говори!
-А ты маме! - И мы рассмеялись.
Когда я давал ему зажигалку, он отвел мою руку.
-Кто же так закуривает? Эх ты, потерянное поколение... - С этими словами он вынул сигарету у меня изо рта и прикурил от нее.
-Вот она, магия курения!
-И правда. - Я усмехнулся, а затем спросил:
-Как она там?
-Живее всех живых, если ты об этом! Оправилась уже, бегает по саду, цветы новые сажает. Удивительная женщина твоя бабушка!
-Я рад. 
Несколько минут мы молча курили. После, выкинув окурок, он произнес:
-Рад что ты нас проведываешь... Не забываешь стариков.
-Вас забудешь!
-Да ладно тебе... - Он обнял меня, и вынув из кармана ключи отдал из мне. - Смотри не натвори дел, а то с тебя станется!
Я картинно поклонился.
-Торжественно объявляю, что все будет хорошо!
-В прошлый раз ты тоже так говорил... Ладно, давай иди уже. Вижу же что торопишься. 
Он еще раз обнял меня на прощание, и удалился. Я помахал ему, и пошел к машине. 
Приехав обратно, дома я застал только Настю. 
-Аська! Привет! А где остальные? 
-За покупками уехали. Я тут вещи наши собираю. Ты кстати какую кофту брать будешь? Там ночами холодно. 
-Ту что ты на новый год подарила. Свитер с оленями. Чай будешь?
-Кофе, как обычно.
-Кеюшки. - Ответил я и пошел на кухню. 
Ставя чайник, я подумал о том, как же я люблю все эти подготовительные моменты. Суета, все что-то делают, все где-то ходят... Шикарно. Иногда мне кажется, что приготовления я люблю гораздо больше чем само мероприятие.
Накрыв на стол, я крикнул:
-Неко, твой кофе готов! 
-Ага, уже иду.
Через считанные секунды она уже сидела за столом, и с усердием дула на кружку. 
-Год вместе живем, а ты так и не запомнил что я люблю холодный кофе, а не кипяток!
-Нельзя варить кофе сразу холодным! Если хочешь, сделаю глясе.
Она улыбнулась.
-Всяко лучше, чем пить горячий!
-Ладно, ладно. Сейчас.
Я подошел к холодильнику, и достал пачку мороженного. Отрезав от него нужный кусок, я перелил ее кофе в большую кружку, долил в нее остатки из турки и закинул туда мороженное.
-Минутку подожди, пока оно подтает, и потом пей.
-Знаю я, не маленькая уже! - Она засмеялась, а затем добавила: 
-Хотя для тебя, я всегда буду маленькой! - и продемонстрировав мне одно из ее "детских" гримасс, начала тянуть кофе. 
-Чудо ты мое... - Я потянулся через стол и поцеловал ее. - Как же тебя люблю. 
-И я тебя, родной...
Тут в дверь постучали, и из-за нее послышался мат. "Сильно Леся его загрузила..."-,промелькнуло у меня в голове, и я кинулся открывать.
Завалившись в квартиру и скинув с себя кучу кульков, он разразился пронзительной речью, сутью которой было:"В следующий раз ты с ней поедешь, ибо я такую херню терпеть не намерен!" Следом зашла ухмыляющаяся Леся, и принялась его успокаивать. Какое-то время он еще злился, но потом окончательно раздобрел и поцеловав Леську, сказал:
-Кирюша-сенпай, а не приготовишь ли ты нам поесть? 
-В былые времена, ты дай бог один раз в день дошик съедал, и доволен был... Жизнь, приближенная к семейной, тебя окончательно добила.
-Ты приготовишь или нет?
-Ладно, минут двадцать подожди. - Сказал я, и в третий раз за день пошел на кухню. Старые мемы про то, где место девушке в конец потеряли актуальность... 
После того как мы поели, мы с Владом принялись проверять, все ли они купили. Оказалось, что из-за споров по-поводу мяса, они его вообще не купили, а так же забыли лук и перец. 
-Да ладно, по пути купим. 
-И то верно, мясо там вкуснее чем в Метро. Ладненько, давайте, через пол часа выезжаем. 
Все разошлись по комнатам, проверяя сумки, и я не был исключением. Настя на удивление хорошо все собрала, почти ничего не забыв.
-Ася!
-Да, Кирь? 
-Как ты могла забыть плавки? Там же бассейн крытый, если ты забыла.
-Я их не нашла, поэтому не сложила. Хотела тебе сказать, но ты занят был.
-Ладно... 
Открыв шкаф, и не обнаружив там искомой вещи, я пошел в соседнюю комнату, ибо я периодически забывал некоторые вещи там. 
-На балконе посмотри. - С порога окликнула меня Леся. Вроде там были.
-Как ты... Ах да, звукоизоляция...
-Она самая. Иди давай, я переодеваться собралась.
-Угу. 
Плавки и в правду оказались на балконе, правда нашел я их в одном из горшков с цветами. Вернувшись и все проверив, я крикнул:
-Мы с Настей в машине, давайте спускайтесь. - Я подхватил наши с ней сумки, и вышел из квартиры. 
В лифте, она обняла меня, и сказала фразу, которая в тот момент тронула меня до глубины души: 
-Иногда мне кажется, что я жить без тебя не смогла бы. 
-Как и я, родная, как и я... 
Выйдя на улицу мы загрузили сумки в багажник, и стали ждать Влада с Леськой. Они спустились минут через пять, и когда мы уже все сели в машину, и отъехали от дома, Влад сказал: 
-Ну хоть музыку включи, пока на по городу едем. 
-Как будет угодно! - Сказал я, и в колонках заиграла "Black Eyed Peace – Pump It" . Это путешествие обещало быть великолепным...

Выезжая из двора, мы с Владом яростно спорили на тему того, какой дорогой нам ехать дальше. Он настаивал на том, чтобы мы ехали через город, а я хотел ехать в обход, через старый мост, так как там меньше вероятность попасть в пробку.
-Господи, пойми же ты, - Сказал я, поворачивая на проспект. - Так как я говорю быстрее.
-Нихрена так не быстрее... И вообще, давай ты меня хоть раз послушаешь. Ну вот чувствую я, что не проедем мы там. 
-Мы живем в эпоху высоких технологий. - Я чуть повернул голову назад, и сказал:
-Насть, чекни что там с моим маршрутом.
Через 2 минуты, которые сопровождались далеко не лестными комментариями в адрес провайдера.
-Да, Влад прав. Там и правда пробка... Прости.
-Да ладно, что ты... -Я повернулся, и сказал Владу:
-Так, мастер вычислять пробки, веди меня.
-Горе ты мое... Налево давай. 
Мы ехали мимо разных закусочных, бутиков, гастрономов и прочих магазинчиков. Вроде день, а некоторые вывески светили неоном. Забавно это...
Маршрут Влада и правда оказался лучше моего. Я вообще не очень люблю ездить по городу днем, а вот ночью... Пустые дороги, сияние фонарей, и тишина, которую нарушает только шум мотора. Великолепное чувство. 
Выезжая на мост, я краем глаза заметил ту самую пробку, о которой говорила Настя. 
-А я говорил...
-Ой, да заткнись ты! Мы уже уехали, все, хватит.
-Ладно, ладно, не горячись. 
Отъехав на приличное расстояние от города, в машине завязался разговор. Я не принимал в нем активного участия, но переодически вбрасывал шутки разного уровня годности. Тема его была до боли знакома всем учащимся, и состояла из перемывания костей знакомых, учителей и всей их братии.
-Ты слышал, Ленка с Сашей съехались? - Наклонившись вперед сказала Леся.
-Да? Он мне ничего не говорил... - По лицу Влада скользнула тень сомнения. - Странно, он ведь тот еще любитель рассказывать о своей личной жизни. А что, он все таки сделал ей предложение? 
-Вроде как нет, но черт его разберет... Три года вместе уже. Должен был.
-Ну Кирюха с Настей уже лет пять, и он тоже не предпринял никаких активных действий...
-Вот не начинай! Нам и так хорошо, правда Насть? 
Она смущенно улыбнулась, но ничего не сказала.
-А сам то? А впрочем не важно... Насть, как там твоя сессия? А то ты ничего не рассказываешь, а я замоталась, не спрашивала... Ну хоть сейчас спросила.
-Да не началась она еще... А пока все хорошо, на пятерки иду. 
-Видишь, Кирилл, твоя ненаглядная отличница, а ты...
-Мне и так хорошо. Главное что троек нет, да и работа у меня приличная.
Тут инициативу разговора у Леси выхватил Влад, и рассказал кучу историй про его преподавателей. По нему не скажешь, но он вообще большой любитель собирать слухи про учителей.
Подъезжая к небольшому городку, я прервал его удивительный рассказ о Елене Борисовне и одном из его одногруппников, так как нам надо было купить мясо и овощи. 
-Давай сейчас налево, там на углу есть хороший магазинчик. 
-Ты сходишь?
-Да, могу и я, но лучше пошли со мной.
-Кей, пошли. 
Подъехав к магазину, который назывался "Империя Мяса", мы оставили девочек в машине, и вошли внутрь.
-Ты же знаешь, я не особо люблю выбирать мясо. Зачем я тебе?
-Слушай, я тут решился сделать одну вещь... В общем предложение Леське я сделать хочу.
В моей голове пронеслась куча образов, вариантов развития событий, и прочей лабуды, так что я впал в ступор секунд на двадцать. 
-Кирь?
-А, да, хорошо. В смысле... Ну ты понял. Я не против.
-Что?
-Лять, прости, мысли путаются. Я рад за тебя. Но я-то тут причем? Твое же предложение, да и к тому же я давно тебе советовал...
-Знаю... Просто решил тебя поставить в известность..
Насоветовав ему кучу всяких советов, мы купили мясо и вернулись в машину. Как оказалось, за время нашего отсутствия, девочки купили овощей, и мы, уже с чистой совестью, отправились дальше.
Еще час мы ехали по трассе, а потом минут двадцать по разбитой сельской дороге. Не хочу приводить тот мой монолог, ибо все двадцать минут я на чем свет стоит поносил эту дорогу. Каждый раз так, и каждый раз я негодую. Мог бы и привыкнуть в конце концов...
-Вот и все, мы приехали. Выгружаемся!
Я тормознул, и вышел открывать ворота. Перед ними я остановился, и полной грудью вдохнул этот деревенский воздух. Цветочные грядки цвели вовсю, даря мне свои изысканные ароматы. Огромный дуб, который посадил еще мой прадед, высился над этим великолепием растений. В его же тени стоял наш "фамильный" дом. В детстве я его обожал, но сейчас, после размолвки с отцом, чувства мои охладели. 
-Кирь! Что ты так долго?
-Да да, сейчас.
Я открыл ворота, вернулся в машину и припарковался во дворе. Разгрузив вещи, я вышел покурить. Настя подошла ко мне со спины и обняла. 
-Опять ты куришь!
-Не тебе одной же...
-Я люблю тебя.
-А я тебя. - Сказал я, и поцеловал ее. -Это будут незабываемые выходные.
-С тобой любое событие-незабываемое...
-Ладно, пошли, нам еще готовить. - Сказал я, и мы пошли в дом.

Не смотря на то, что мы были на даче, готовил все равно я. Влад с Лесей ушли прогуляться, а Настя убирала в беседке, и накрывала на стол. 
-Ну ничего, завтра мы с тобой оттянемся!
-Ага... Ты сегодня столько наготовил, что еще пару дней готовить не надо. Отомстить как следует нам не получится. 
-Мда... Ну и черт с ним. Господи как же тут хорошо.
-Именно! Кстати, куда ты дел свои колонки и пульт? Они вроде в гараже лежали, но я их там не нашла...
-Они в доме, на втором этаже. Они тяжелые, как ты помнишь, так что я их сам спущу. Гарнир доделаю и спущу. И если ты все таки пойдешь туда, открой окна чтобы там проветрилось, хорошо?
-Конечно милый. 
-И набери Лесе, пусть через час возвращаются, мясо жарить надо.
-А ты один не можешь? Я помогу если что...
-Неа, мне Влад нужен. Если жарить мясо на мангале, то только с ним. У нас с 15 лет такая традиция. Без него у меня мясо получается не таким вкусным.
-Как знаешь... По-моему у тебя прекрасное мясо.
-Как знать, как знать. Ладно, иди уже, я скоро. - Сказал я, и поцеловал ее. Она улыбнулась и ушла обратно в беседку.
Дожарив овощи, и поставив вариться суп, я пошел наверх. Наш дом был двухэтажным, но очень широким. Поднявшись по скрипучей и крайне неудобной лестнице, немного пошарив рукой в области выключателя, я включил свет. Второй этаж был одной большой спальней. Слева, в углу комнаты, сверкая в холодном свете лампочки, стояла труба от камина на первом этаже. Как же меня бесило в детстве ее чистить... Я прошел к окну и распахнул тяжелые стальные ставни. Свет ярко вспыхнул за окном, я в воздухе засверкали частички пыли. Я откашлялся, и пошел открывать второе окно. Какой же тут пыльный воздух... 
Открыв второе окно, с которым я боролся около двух минут, так как замок заклинило, я откинулся на ближайшую кровать(коих на этаже целых шесть, слава моим многочисленным родственникам) и закурил. Всю долгую жизнь этого дома тут никто не курил, но на журнальном столике всегда стояла пепельница.
-Долго же ты ждала... - Сказал я вслух, стряхивая пепел на ее стеклянное дно.
Докурив, я нашел колонки с аппаратурой, и понес их вниз.
-Как же я ненавижу эту лестницу! - Снова вслух крикнул я, когда ударившись о ступеньку, чуть не выронил пульт. 
-Что случилось? Спросила прибежавшая на мой крик Настя.
-Ничего страшного, не волнуйся. Ты Леське позвонила? 
-Да, они уже идут.
-Отлично, сейчас будет твориться кулинарная магия.
-Магия блин... Мясо в золу не уроните, а то в прошлый раз...
-Эх ты... -Прервал я ее. - В этом же и заключается все волшебство... Ладно, я сейчас приду.
Вынеся колонки на улицу, и настроив аппаратуру, я отправился готовить мангал. Когда дровишки занялись, а уголь стал потрескивать, сзади подошел Влад.
-Опять все самое веселое без меня? 
-Веселье впереди... Нам еще готовить надо.
-Ааа, ну тогда кей, вперед.
Где-то полчаса мы возились с мясом. Я все таки умудрился уронить один шампур, и долго ругался, хотя втайне был рад этому факту. Настя, увидев это, легонько улыбнулась и подмигнула мне.
-Ух ты, уже стемнело! - Удивилась Леся.
-Тут всегда рано темнеет. Черт знает с чем это связанно, просто это непреложный факт.
-Говори проще, мы же не на паре! - Она рассмеялась.
-Столько лет меня знаешь, и все еще удивляешься моей манере речи... Ладно, чего это я, налетайте! - И мы сели ужинать.
Я наготовил кучу всякой еды, так что стол был заставлен целиком. Мы ели и пили, переодически отпуская шуточки и обсуждая темы разной степени серьезности. Когда все уже наелись, Влад что-то достал из кармана, подмигнул мне, взял Лесю за руку и вышел из беседки. Я мигом рванул к колонкам, судорожно, трясущимися пальцами подключил телефон к пульту, и прикрутив громкость, отошел обратно. Заиграла та самая их песня "Sky Is Over". На небе медленно, одна за одной зажигались звезды, луна озаряла все своим серебристым светом, да так, что можно было разглядеть их тень на ровном зеленом газоне. Он что-то ей тихо сказал, а потом встал на одно колено, и протянул ей руку с маленькой коробочкой. Внутри лежало кольцо, и отблеск сапфира на долю секунды ослепил меня своим сиянием...
-Он идеально подходит к твоим глазам. Зима Леся Евгеньевна...Ты выйдешь за меня?
Вдруг повисла молчаливая секундная пауза, даже звук музыки притих. Я крепко сжал руку Насти. И в этой двух-секундной тишине она сказала тихое, но отчетливое: "Да. Да, я выйду за тебя!", а потом упала в его объятия, поцеловала, повалила его на траву, и засмеялась.
Тут же подбежали мы с Настей, и наперебой начали их поздравлять. Я обнял Влада, и поцеловал Леську в шечку, Настя сделала все тоже самое, но в обратном порядке.
-Поздравляю молодых! Когда свадьба? Со всем уже определились? Где, что, когда...
-Неа, сам же знаешь!
-Кстати Кирь, когда вы успели скоординироваться - Спросила Леся.
Вместо меня, ответил Влад:
-Помнишь, когда мы за мясом ходили, я Кирю вытащил? Так вот, тогда же я и рассказал о своих планах. Сказал что и как я хочу, а он присоветовал как это сделать максимально красиво...
-То есть и реплики он тебе надиктовал? - Она громко рассмеялась.
-Нет конечно, не говори глупостей, все что я сказал-не было придуманно заранее, я импровизировал... Так вот, он рассказал мне что можно сде...
-Ладно, ладно, суть я поняла! Не надо подробностей, все романтику испортишь! - Сквозь смех проговорила Леся. - Как же я тебя люблю!
-Ладно, мы вас оставим.
--Хорошо, идите, мы тут будем если что. - И Влад упал на траву.
Мы отошли от друзей и я повел Настю в глубь сада.
-Я хочу кое-что тебе показать. Я спрятал здесь это очень и очень давно. И я хочу чтобы ты это увидела.
Она молча кивнула. Я залез рукой в дупло одного из деревьев, и достал нужный мне предмет. Это была одна из моих старых тетрадок. В них я писал свои первые рассказы, в них, как мне казалось, был я сам. 
-Это теперь твое. Вместе с моим сердцем я дарю тебе эту тетрадь.
По щеке ее скатилась слеза. Я вытер ее и поцеловал Настю. 
-Открой ее.
Она открыла титульный лист, и дрожащим голосом прочитала: "Мерлин Чиффа, Том 1. Посвящается девочке, с которой я буду всю свою жизнь(Насте). Июль 2016." 
-Милый... 
-Не надо. Просто посмотри на звезды. Небо сегодня удивительно красиво. - Сказал я и обнял ее.
Так и стояли мы прижавшись друг к другу, и смотря на звезды.
-Навсегда?
-Навсегда...

"Сказание об Алдуине-Могучем."

Он сидел около костра и поджаривал на огне тушу пойманного борова. Сегодня у него был очень тяжелый день. Долгая и утомительная охота, потом решение некоторых внутреплеменных проблем. Иногда ему казалось что только из этого состоит его жизнь. Он был великим воином, лучшим в своем племени. Одно лишь его имя наводило ужас на все окрестные поселения. Звали этого героя Алдуин-Могучий, сокрушающий врагов своим мечом, Ильгендиром. Но была у нашего героя одна проблема-был он стар, и не было в его действиях той быстроты и энергии, что были когда-то. Старец-колдун предсказал ему скорую гибель от старости. но Алдуин не был согласен с таким пророчеством. Ведь он был воином, а значит свою смерть он должен был принять в честном бою, и пасть от руки воина. Только тогда он мог попасть в Вальхаллу. Он был непреклонен в своем желании. Дожарив борова, он взял его и пошел в свой дом, где его ждали жена и трое сыновей. За ужином он рассказал им о своем решении, и передал брозды правления своему старшему сыну-Бьорну. Алдуин сказал, что он покинет племя с первым днем осени. И вот, через десять дней и десять ночей, на рассвете, он отправился искать свою славную смерть.
Осень в тех краях наступала рано. Когда он шел через лес Гулл(Золотой-норвеж.), он наслаждался приходом ее на эту славную землю. Чудный ковер из опавших листьев покрывал тропу под его ногами. Золотой, оранжевый, коричневый, красный... Множество цветов украшали последний поход Алдуина-Могучего. Над его головой в воздух взвилась стая птиц, улетая в теплые края. Когда-то и он, подобно этим птицам, путешествовал туда и многое там повидал. Холодный ветер трепал его бороду и густые, темно-рыжие волосы. Плащ развевался за его плечами, а верный меч был спрятан в ножны, дожидаясь своего часа. Выйдя из леса к реке, он узрел чудную картину. Сильный ветер гнал по ней несколько кораблей. Это были корабли одного из его врагов, Алрекла(Всесильный, правитель мира-норвеж.). Он был знаком с ним давно, и во многих славных битвах сходились их клинки. Алдуин решил встретиться в последним бою именно с ним, и направился вслед за кораблями. Десять дней он шел не зная ни отдыха ни сна, и только на одинадцатый день, достигнув его деревни Онде(Зло-норвеж.), он позволил себе отдохнуть. Еще дюжину дней он готовился к бою, попутно охотясь в лесах своего врага. Наконец, на тридцатый день своего странствия, он вошел в ворота Онде. Стражники не узнали его, так как он был в плотном капюшоне. Дойдя до самого богатого дома, он сбросил свой плащ и крикнул:
-Алрекл! Выйди и сразись со мной. Это я, твой давний враг, Алдуин-Могучий!
Стоит отметить, что Алрекл был честным воином и никогда не отказывался от поединков.
Через через некоторое время, Алрекл вышел из дверей своего дома, м огромным боевым топором.
-Где же твой меч?
-Был сломан он в бою. 
На этом и закончился их разговор. Они вышли на большое поле за деревней, и принялись биться. долго длился этот бой, целый день рубили они друг друга, и лишь звон стали был слышен на том поле. И вот, на закате дня, Алрекл одолел Алдуина. И пришел конец этому славному воину, не знавшему страха и поражения. Хладное тело Алрекл передал семье его, после чего похоронили Алдуина-Могучего, дабы он упокоился, и попал в святилище воинов, место куда стремится каждый викинг - в Вальхаллу. Осень ту прозвали-Осень Падения Алдуина, и барды сложили бесчисленное множество песен о этой печальной, но славной поре.


"Пустота."

Я тебе соврал, дорогой читатель. Не будет изменения темы. Вся та же грязь, все тот же мрак и безысходность. А знаешь почему? Потому что вся моя ебучая жизнь-это один сплошной поток не стихающего пиздеца. И знаешь что? Если ты, возможно, считаешь что проблемы 17-летнего парня-не проблемы вовсе, иди нахуй отсюда. Я все сказал.


Зеленые облака, черный асфальт, желтый свет моргающих фонарей. Я иду по знакомой дороге. Какие-то люди идут навстречу, бросают на меня косые взгляды, отводят глаза, обходят стороной... Это неважно. Мне плевать. Я иду и чувствую под губами, ледяной холод. Отвратительного вкуса слюна с плевком летит между прутьями забора. Эта дрянь медленно меня убьет, так медленно, что я даже не замечу как откинусь. Ну и черт с ним, меня волнует только дорога. В дрожащей руке зажат телефон. Я нервно в него заглядываю каждые три шага. Вдруг в левом верхнем углу я вижу ту самую иконку нового сообщения. Сердце замирает, я открываю телеграмм, а это лишь сообщение в групповой чат. Она молчит. Я знаю что она занята, знаю что не может сейчас, но потом обязательно ответит... Но мне-то надо сейчас. Еще шаг. Я понимаю что ненавижу свою жизнь. Меня окружает один биомусор, в котором проскакивают редкие алмазы-мои близкие. Но они застыли в холодном молчании сетевых проводов. 
Я иду и борюсь с желанием закурить.
-Я не должен, я обещал себе!
-Ты обещал что никогда не предашь любовь, и посмотри сколько у тебя бывших. Ты обещал что возьмешься за голову и приведешь жизнь в порядок... Продолжать можно долго. Так что пойди и стрельни сигарету, в конце концов ты же человек!
И то верно. Голос в моей голове иногда говорит очень дельные вещи. Я подхожу к первому попавшемуся курильщику, и беру две сигареты. Мальборо Голд. Они никогда мне не нравились, но другого у меня нет. Еще один прохожий, и вот я уже прикуриваю дорогой зажигалкой недешевые сигареты. В наушнике играет *прикрепленный трек*. Депрессия и мрак льются в мое ухо, перебивая один запах смерти другим. Я сижу и курю думая о будущем. Мда, не лучшие перспективы. Ну да и черт с ними, главное чтобы она ответила.но она молчит. Еще пара затяжек и окурок летит мимо проезжающей машины, прямо в детскую песочницу. Узкие дворы... Девятиэтажки окружают меня со всех сторон. Одна из низ-мой вечный дом. Я открываю неработающую дверь подъезда, переступаю через мертвецки пьяного алкаша, который обнимает пустую бутылку водки. Мусор. Отброс. Ненависть. Я бью эту пьяную тушу ногой по ребрам, а на моем лице проявляется садистская улыбка. Пинками выгнав его из моего дома, я вызываю лифт. Он приехал быстро. Заплеванный, грязный, с лживой рекламой и объявлениями. Плевок на пол, и вот я уже на этаже. Захожу в квартиру, а там лишь темнота с тишиной. Две пары сверкающих глаз в конце прихожей. Я кормлю их, и иду в свою комнату. Белый пакетик ложится на свое законное место, холод, дрожь, рассказ. А она все еще молчит...

"Strange events."

6:00
Звон будильника поднимает меня из глубин царства Морфея. Провода наушников тесно оплетают мои руки и шею. Телефон лежит на полу и неистово орет "Wake up" суицидальной тишины. Голос мертвеца кричит мне "Вставай!" Что может быть хуже...
6:10
Справившись с будильником, я иду в ванную. Уставшее лицо. Красные глаза, под ними черные мешки, глубокий порез на щеке, и его близнец-только на шее. Да, видок у меня так себе. Вопросов будет много. Открываю кран и обдаю свое лицо ледяной водой. В мозгу проясняется. Увы мое настроение не смыть водой. Разве что с известной долей спирта в составе, да и то не помогает...
6:40
Помыв голову и чуть приведя лицо в порядок я пошел завтракать. Ну если завтраком можно назвать кружку зеленого чая и шоколадку. Глаз дергается... Чай обжигает горло, шоколад приелся и уже не так вкусен как пару лет назад. Мда. Надо будет найти денег на еду. А то с работой все сложнее чем я думал.
7:00
Выхожу из дома. Яркое солнце бьет в глаза, и из нокаута они не поднимутся еще минут пять. Надев очки я отправляюсь в недолгий путь до остановки. Какие-то люди, что-то происходит. Слева от меня рабочие пилят дерево, впереди младшеклассника обливает грязью проезжающая мимо машина. Вынимаю наушники, включаю старый и странный трек. Он всегда заходит в такие вот минуты. 
7:06
Остановка... Люди с мрачными лицами стоят и ждут автобуса или маршрутки. Черт, а ведь я такой же... Нет, у меня все отлично. Я лучше этой тупой биомассы. Стоп. Это Эля? Не может быть... Она же уехала в Москву год назад. Или я ошибаюсь? Нет. Протолкнувшись сквозь очередь к очередной маршрутке, я встречаюсь с ней взглядом. Она лишь улыбнулась и взмахнув волосами скрылась в глубине салона. Странно. А вот и моя маршрутка. Мысли о том, что если я не успею сесть мне 40 минут придется стоять, резко убрала мысли о девушке. Сев на переднее кресло, я оформил ежедневный утренний ритуал. Резкий запах бьет по носу, и вот я своей тушкой падаю в объятья сна.
7:58
Проснувшись, я обнаруживаю что чуть не проспал свою остановку. Мелочь в ладонь водителя, удар лбом об дверь, снова слепящий свет в глаза, квартал вперед, ступени, двери колледжа. На входе стоит охранник с каменным лицом, механически проверяя студенческие билеты. У меня он не продлен, так что я быстро показываю его наличие, и скрываюсь в глубине коридоров и кабинетов.
9:30
Десятиминутка. Выхожу из здания в маленький сквер. Судорожно ищу человека с лишней сигаретой. Взгляд мой падает на одного из моих знакомых.
-Руся, сигареты не найдется? 
Недовольное выражение лица, слова о том, что вчера вечером пачку купил, и вот он отдает мне предпоследнюю сигарету. Прикуриваю от трофейной зажигалки, найденной в цветочной клумбе год назад. Дым в легкие, и сразу в туманный воздух. Вот бы так всегда...
9:40-15:00
Пары закончились. Ничего примечательного не случилось. Получил какие-то оценки, приобрел какие-то знания, поговорил с какими-то людьми... Скука смертная. Выйдя из колледжа, чекаю сообщения. Ничего интересного, сплошной мусор. Стоп... Одно из сообщений привлекает мое внимание своей нереалистичность. Оно было от Эли. Она попросила прислать ей какую-то открытку, попутно рассказывая как в Москве круто. Это повергло мое уставшее сознание в подобие ступора. Я же видел ее сегодня утром... Или я все-таки ошибся? Не знаю. Вопрос не горел, так что я благополучно отвлекся на телефонный звонок своего лучшего друга. Но подозрения и теории все еще роились в моей голове.
15:55.
Я дома. Наконец-то. Выпив кружку чая и залив это все абсентом, я отправился спать. Сон всегда лучше моего обычного бытия. Какая же мягкая у меня кровать...
16:00
Не успел я как следует расслабиться, в мою дверь постучали. Проклиная все на свете, я натянул майку(сплю я в джинсах, гребанная привычка) и пошел открывать. И в третий раз за день увиденное меня удивило. На пороге стояла Эля. Переминаясь с ноги на ногу, застенчиво улыбаясь, она смотрела на меня. 
-Привет.
-Здравствуй. Можешь мне помочь? 
-Эмм... Может зайдешь?
Пауза. Нет таких слов, чтобы описать всю неловкость этой ситуации. Через 15 секунд молчания в моем дверном проеме, она сказала:
-Да, с радостью. 
Я пропустил ее в комнату, а сам поплелся на кухню заваривать ей и себе чай. Я прекрасно знал что она не любит чай, но мне нужна была пауза чтобы сформулировать все вопросы. Но времени у меня не оказалось.
16:06
Челюсть упала мне на грудь. Это была кто угодно, но не та Эля которую я знал. Она была тихой и доброй, немного замкнутой, скромной и все такое прочее. А передо мной стояла чуть ли не оторва в классическом понимании этого слова. Волосы горели черным огнем, а из одежды на ней были только джинсы и тонкая майка, через которую я видел ее идеальное тело. 
-Мерль, ты скоро? Я хочу кое-что тебе показать.
Мой голос срывался в истерических нотках.
-Эля... Что вообще происходит?!
Но она лишь приложила свой тонкий пальчик к моим губам и ушла в зал. 
Я окончательно потерялся, и не знал что делать. В такие моменты лучше всего делать то, что ты делал до того как все случилось. Я доделал чай, сделал основательный глоток предусмотрительно оставленного на столе пойла, и пошел к ней, выяснять что же сука вообще происходит. 

"さようなら."

Моя кровь смесь алкоголя с эндорфином... Музыка разрывает систему в этом клубе. Толпа беснуется под моими ногами. Дочитать куплет... Пауза. На миг в тумане повисает тишина, и вот раздается резкий и громкий удар баса. Я набираю в легкие воздух и на выдохе ору стоки хука. Зал взрывается криком и сотни рук взметаются в воздух. На последней строчке припева я собираю силы, и прыгаю в толпу. Они ловят меня и вот я кричу в микрофон плывя на их руках. Через минуту я снова на сцене и продолжаю пулеметной очередью крошить их уши своим флоу. Я вгрызаюсь в биты словно голодная пума, разрывая саму суть музыки и становлюсь туда сам. Я и есть музыка... 
За четыре месяца до этого концерта.
Открывая дверь дома, я сразу почуял неладное. Лина не слушает мои треки, а тут на весь дом играл "Bring me your soul", а это далеко не лучшее мое произведение. Сложно быть рэпером, при этом имея семью, детей и все такое прочее... Уже больше шести лет в этой теме, а у меня до сих пор ни одного сольного концерта. Я, как это говорят, широко известен в узких кругах. В интернете у меня достаточно обширная фанбаза, и концерты требуют уже очень долго. Примерно так же долго, как и сольный релиз. Начинал-то я вместе со своим другом, в составе ныне легендарной группы MFZ. Пять альбомов, три микстейпа, несколько крупных туров. Весело было. Но мой товарищ наверное зазнался, или просто решил уплыть в сольное плаванье... Не знаю, мы так и не поговорили. Комментаторы вечно выделяли меня на наших треках, честно, не знаю за что. Последний релиз одно крупное сообщество вообще опубликовало срезав сторонние парты, оставив только мои. Наверное этот паскудный факт подтолкнул нас к развалу... Но я отвлекся. Лина слушала один из ненавидимых мною треков. Сопливая история про любовь на грустный инструментал. Отвратительная херня. Проходя в дом, я заметил осколки стекла на полу, и тут же резкий запах спирта ударил мне в нос. Она сидела в зале, заливаясь текилой и туша сигареты об мое фото. Я прошел мимо, не особо обращая внимания на этот кромешный ад. Единственная мысль, которая мелькнула у меня в голове: "Как хорошо, что дети у бабушки..."
Я сел за свой компьютер, включил контакт и просто залип, глядя в монитор в ожидании чуда. Она зашла через 15 минут. Что-то крича и осыпая меня проклятиями. Угораздило же меня влюбиться в такую стерву... Хотя она хорошая. Когда не пьяная, само собой. Я не отвечал ей. Просто сидел и с равнодушным лицом слушал ее крик. Черт с ним... Успокоится. Краем глаза я заметил сообщение от одного знакомого саунд продюсера. Я аккуратно встал, обнял, а затем поцеловал Лину. Она сначала вырывалась, но быстро утихла и заплакала. Когда она перестала реветь, я отнес ее в спальню и уложил на кровать. Она долго не отпускала меня, держа мою руку в своих ладошках, говоря о любви и о том, что она все бросит... Я лишь сказал что люблю ее, поцеловал и вышел из комнаты. 
Парень, который мне написал, был весьма профессионален в том что касалось записи и сведения треков, а так же писал вполне отличные биты. Большой талант. Так вот, он просто написал мне: "Запиши альбом, а я напишу биты и сведу материал!" Я без раздумий ответил положительно. Надо уже выполнить пожелания своих фанатов... 
Боль, грусть, депрессия и злость-вот чем пропитаны те 10 песен, что я написал сидя в комнате с единственной лампой. Мрак, тоска, разочарование. Холод, страх и легкие нотки суицидальных мыслей. Месяц я не выходил из дома, записывая на вырванных листах текст за текстом. Отчаянье. Я был плох. Очень. Потерял десять килограммов, под глазами были огромные синяки, а белок был красным. Когда я приехал на студию, Леша не узнал меня. Чуть не выпер на улицу... Записывался я страшно плохо. Меня тошнило, я ловил бэд-трипы прямо перед микрофоном. Да и инструменталы были те еще... Огненные, трэповые биты. С дикими мучениями, за пару месяцев я таки записал "Fighter"(название альбома). Леша сказал что займется организацией тура, а я отправился восстанавливаться...
И вот он первый концерт. Клуб на тысячу человек забит полностью. Солдаут был уже на второй день после объявления даты концерта. Я сижу в гримерке, пока на сцене флексит под свои же дикие сеты Лешка. И вот, я заливаю финальный стакан виски в свое горло и под первые аккорды "Darkness" вылетаю на сцену. Руки качают в такт, сотни голосов вторят моим строках. Я их кумир. Я их бог. Я их музыка.


"ЮНОСТЬ."

Что есть "юность"? Лично для меня, это сверкающая катана на фоне сакуры. Она может убить тебя, а может подарить бесконечную власть. Юность-это зависимость. Зависимость которая не лечится. Это любовь, музло, текст и чернила на коже, алкоголь и случайный секс на вписке, это огонь в венах и пустота в глазах. Это ебнутый спектр эмоций в флаконе одной минуты. Юность-моя лучшая девушка, и за нее стоит убивать. 
Но мое виденье мира правильно только для меня, и многие видят его по-другому. Я вас запутал немного... Так вот, юность-это то состояние в котором мы находимся сейчас. Для нас она-весь наш мир. Для кого-то она-это покой и отдых, для второй-первая, настоящая, неопытная, трепетная любовь и множество ошибок и вынесенных жизненных уроков, для третьего это просто состояние души, которое хочется сохранить вечно, а для четвертой это время когда ты можешь не думать о личной жизни , и, как говорится, жить одним моментом , но при этом учиться и поддерживать отношения с родственниками . Ты должен найти свое дело, к которому ты будешь предрасположен, с котором захочешь связать в дальнейшем всю свою жизнь. И знаете что прекрасно? То что все это правильно. Мы-лучшая молодежь, с ветром в голове, с руками в собственной крови, с выгоревшими и вновь разожженными сердцами, с бензином в крови и спичкой у вен... Мы перевернем этот мир, и наша юность будет вести нас...
Если честно, я потерял идею этого рассказа. Причем потерял ее как только сел его писать. И то что вы только что прочли и читаете в данный момент-это и есть моя юность. Настоящая. Бессонная ночь, никотиновое отравление, монитор и тонны текста висящего перед глазами. Я мечусь между строк, ищу ту самую, нужную и выверенную, и найдя, трясущимися пальцами, печатаю. А потом рассылка друзьям, которые стали мне ближе чем семья. И ожидание их мнения. Это всегда страшно. Страшно что они скажут: "Нет Кирюша, это отвратительно." Но такого еще не было. Возможно потому, что я вкладываю частичку своей души в каждый рассказ который я написал. Даже в самом плохом из них есть часть меня. Возможно вы думаете что я вру вам в своих текстах, но нет, я настоящий только в них и выдумаю все остальное. Вот она юность, оголенная и некрасивая. Это то, чем она по-сути является. У нее нет определения, нет формы и, у некоторых людей, нет содержания. Она убивает и возрождает. Юность есть Жизнь. И помните, ваша юность не должна быть просто надписью на футболке. Мне нечего добавить. Сайонара.

"Winter."

Холодно. Идя по широкому проспекту, я с теплотой и радостью думал о доме. Трудный был день, усталость и сон прямо валили меня с ног. Но я шел и шел, обходя фонари, маленькие елочки, детей, играющих в снежки, и все такое прочее. Город сиял разноцветными гирляндами, везде царил тот самый дух Нового Года. Но до него еще неделя. А сегодня у моей старшей дочери день рожденья. Подарок был куплен еще месяц назад, так что волноваться не было причин. Девочке уже 10 лет, А ведь кажется только вчера, я впервые взял ее на руки... Удивительно быстро летит время. Юи была удивительной девочкой. Талантливая не по годам, умница-красавица и вообще самая замечательное что есть в моей жизни. Кстати, у нее есть младшие брат и сестричка: Дима и Настенька. Эх, наверняка пока я на работе был всю квартиру перевернули, да и Леська устала скорее всего... Ну ничего, я уже скоро.
Я прохожу мимо красивого парка, основательно заметенного снегом, потом мимо ряда разнокалиберных магазинов и ресторанов. Еще квартал... И вот, свернув под арку и выйдя в наш двор, я услышал приглушенный смех, а потом и первый снежок прилетел мне в грудь.
-Папа! 
Из-за большого сугроба выбежал Дима, и с разбегу прыгнул на меня. 
-Привет хулиган! А мама с сестрами где? 
-Мама с тетей Настей наверху, сестрички тоже. Юи сегодня такая серьезная... А Наська дурачится, и пытается ее развлечь. 
-Да они это специально. А как это тебя одного выпустили? 
-Нет, я с Мерлином. - Он развернулся, приложил руки ко рту и крикнул:
-Мерль, выходи!
На его зов из сугроба вышел худой паренек. Ну как худой... С тем количеством одежды, что было на нем, он скорее был в меру упитанным. Подойдя к нам, он поздоровался подав мне руку, и я с радостью ее пожал. 
Я сразу успокоился. Мерлин-сын Кирилла, моего старого друга. Он ровесник Юи, и вообще мне кажется что у них рано или поздно что-то будет. А с Димой они ладили еще с рождения последнего.
-А сам Кирилл не появился? 
-Тетя Настя сказала что он будет через час. 
-Ясно... Так, вы тут развлекайтесь, но чтоб засветло вернулись. У вас еще 20 минут. Мерль-ты за старшего. Давайте.
Мерль важно отдал мне честь, а по лицу Димы скользнула легкая тень огорчения, которая, впрочем, быстро сменилась улыбкой.
-Хорошо папа! - Он шепнул что-то Мерлину и они бросились в разные стороны.
Я прошел до домофона, набрал номер квартиры и стал ждать.
-Кто там? - Спросила Леся.
-Я, любимая. Открывай.
Пройдя в подъезд, я стряхнул с плеч снег и снял шапку с перчатками. Поднимаясь по лестнице, я услышал звук открывающейся двери, и меня окликнули.
-Влад, мать твою, подожди!
Это крикнул Кирилл. Он как обычно(через три ступени), поднимался вслед за мной. Поравнявшись со мной, он пожал мне руку и после крепко обнял.. 
-Сто лет не виделись! С именинницей!
-Спасибо. - Я улыбнулся. - Как сам-то? 
-Да нормально. Новую историю написал. Только только от издателя.ты себе представить не можешь, каких трудов мне стоило вырваться на день рождения Юи... Самолеты отменяют. А ты как?
-Хорошо... Устал, а так все прекрасно.
Дальше мы поднимались в молчании. Перед нашей дверью я спросил:
-Ты подарок-то не забыл?
-Нет, не забыл. 
-Ладно, пошли.
Сразу же после того как я открыл дверь, на меня налетели девочки. Краем глаза я заметил Настю, и за ее ногами, Еву. Дочь Кири, маленькая девочка с глазами такой невообразимой синевы, что иногда кажется что это неоновые фары. Отпустив своих, я пошел поздороваться.
-Владушка! Давно не виделись. Как дела?
-Хорошо. А у вас что? А то Кирилл только о работе...
-Он посолдние несколько лет только о работе. До Мерлина он жил мечтами о семье, а сразу после-мечтами о том чтобы как следует эту семью обеспечивать. Сложно все. Он стал скрытным... Я боюсь.
-На него находит, не парься. Может он просто что-то новое пишет?
-Меня обсуждаете? - Он подошел и похлопал меня по плечу.
-Да, тебя они обсуждали. Потом поговорите, ладно? Там все накрыто. И между прочим, Влад, ты мог бы мне помочь.
-Я посуду помою и порядок наведу. Пошли за стол.
Это было классическое застолье. Мы пили и ели, говорили тосты, целовались и все такое прочее. Юи сидела во главе стола, с важным видом слушая все обращения и пожелания. Прекрасная девочка... Потом дарили подарки. От меня с Леськой, Юи получила шикарное платье, темно-фиолетового цвета, с розой на груди. Настя подарила сборник стихов одного очень известного автора, а Кирилл подарил книгу в странной обложке. Он что-то шепнул Юи, и та враз стала серьезнее камня. А он лишь мягко улыбнулся. Затем он подошел ко мне, и сказал:
-Пошли пройдемся.
-Да, стоило бы.
Мы сказали что скоро вернемся, и вышли из квартиры. Спустились в молчании, а выйдя во двор Кирилл начал свой монолог. Впрочем сказал он всего два слова. 
-Я умираю.
Молчание... Я не знал что говорить, ведь смерть кривыми тропами обходила меня всю мою жизнь. Я достаю из секретного кармана куртки сигареты, одну закуриваю сам, вторую молча тяну Кире. Он берет ее, вертит меж пальцев и бросает на землю, придавив носком ботинка.
-Эта штука и убила меня. Рак легких. Прости что не сказал раньше.
-Сколько?
-Три месяца. Еще месяц я буду выглядеть нормально. Хотелось бы кое-что закончить перед смертью. 
-Да что ты вообще несешь?! Какая к черту смерть, какой рак, ты что баттлов пересмотрел?! Киря, просто скажи что все это твой ебучий прикол! 
Он повернулся ко мне, и всмотревшись в его лицо я это увидел. Впавшие глаза, огромные мешки, да и сам он исхудал. Но самое страшное, это выражение его глаз. Глаза живого трупа. В них все еще теплился огонь жизни, но я знал, как бы я на его не орал, я не смогу его разжечь. 
-Не говори Насте. И своим тоже. Никому не говори, я сам все расскажу. 
-Хорошо... Что ты будешь делать? 
-Скоро все узнаешь. Почитай книгу которую я подарил Юи. Она много чего не поймет, а вот ты найдешь там все ответы. А сейчас я хочу просто посмотреть на небо. Оно сегодня удивительно красивое. 
Так мы и стояли. Два друга прошедшие огонь, воду и медные трубы. Идя нога в ногу, вместе спотыкались и вставали тоже вместе. И вот одного из нас забирает смерть. А мы как идиоты стоим, и смотрим на звезды. Нам далеко за тридцать, а в душе мы те же придурки, которые могли ночевать на крыше, могли пить любое пойло, курить все что дымило... Мы остались теми же. 
-Верно ты подметил... 
-Я что, это вслух сказал? 
-Да, придурок! - Он засмеялся, но вдруг его лицо исказила гримаса боли. 
-Что случилось?! 
-Нормально все. Нормально. Просто надо посидеть... 
Мы сели на скамейку во дворе, и вновь повисла тишина. 
-Влад... Я очень скоро уеду. Мой самолет через два часа. Насте скажи что меня вызвали по работе. Не надо ей знать что я еду с родителями попрощаться. И да, я прошу тебя... Когда я уйду, присмотри за девочками и Мерлином. Я все всем скажу, но не сейчас. Не перед Новым Годом. Потом... Им нужен отец, я не хочу чтобы они стали такими же как я... Прошу... 
-Да. Я выполню твою просьбу. 
-Сейчас бы пошутить... Но как-то не особо хочется, когда эта дрочь клешнями рвет твое нутро. 
С улицы раздались звуки подъезжающего автомобиля. 
-Это за мной... Не прощаемся, я на выходных приеду. Давай, удачи. Он встал и бодрой поступью пошел к машине. Его плащ развевался в свете неоновызхфар, а с неба падали маленькие снежинки. Очень странный парень... Странный, но по своему великий. 
Я просидел на улице два часа. Просто сидел и курил, обдумывая весь наш разговор. Потом поднялся обратно в квартиру. Все уже спали, а стол так и остался неприбранным. "Потом уберу"-подумал я, и пошел к столу с подарками. Отыскав книгу, с крылом на обложке, я открыл ее, и прочел на первой странице:"Посвящается всем моим близким. Мерлин Чиффа. Последняя история."

"Девочка и Мальчик."

Девочка стоит перед входом в здание. Вокруг идут люди, кто-то звонит, кто-то бежит по каким-то делам... А девочка просто стоит. Ее черная мантия развевается на ветру, и вместе с ней-ее пепельно-серые волосы. В руках у нее телефон, а в другой-свежий кофе из Старбакса. От телефона тонкой белой линией тянутся наушники, а голова, с большими черными очками, покачивается в такт молодежному клауд рэпу. В ее плейлисте модненькие рэперки-Фара, Бонс, Бульвар, Янг Лин... Да и вообще, она выглядит как те самые модели с постов в хайповых пабликах-длинные волосы, серые глаза, феноменальный мэйкап, чулки, короткая юбка и 95 аирмаксы. На ее футболке надпись "ЮНОСТЬ". Шею сжимает чокер, а на пальцах несколько золотых колец. Это подарки ее мальчика, интернет-принца. Он появился внезапно, написал ей первым, и сразу захватил ее сознание. Она ни разу не видела его, хоть они и жили в одном городе. Он молчал насчет встреч, переводил тему, но в один момент таки согласился. И вот, она стоит перед входом в стеклянную башню одного из самых дорогих отелей города. Она ничего не чувствует. Не волнения, не страха, ничего. Она четко знает что и как будет. Телефон дрожит в ее руке. Новое сообщение. "Поднимася. 100 этаж, номер 4818." Девочка не спешила. Время шло, секунда за секундой, прямо как она тянула свой латте. Спустя пять минут, она зашла в здание, вызвала лифт, и стала ждать. Снова дрожь в руке, и новое сообщение, на этот раз в Телеграм: "Где ты? Мое время не бесконечно!"
Мальчик злился. Он не любит ждать. Особенно когда он стоит перед открытым окном...
Девочка поднялась на предпоследний этаж. Его номер-первый слева от лифта. Дверь была открыта. Заходя внутрь, девочка непринужденно сняла наушники, и аккуратно села в кресло. Ее мальчик стоял напротив. За его спиной-открытое окно. Рукава рубашки были в крови. 
-Привет, родная... Прости что так внезапно, сам не ожидал. Я хочу кое-что сделать. И я хочу чтобы ты была рядом.
-Да, любимый. Я сделаю все. Все что ты попросишь. 
Эх... Девочка еще не знает, что пришло в голову ее мальчику. Она сидит в кресле, и смотрит мемчики, предварительно послав мальчика за вином. Девочка чувствует себя уверенно. Она давно не девственница, да и если честно она хотела этого парня. Она не удивлялась, потому что она через все это уже проходила. Только вот девочка не знала, чем эта история закончится...
-Твое вино. Закуски?
-Нет, не надо. Я предпочитаю красное вино без закуски. 
Он сел напротив. Его одежда была безупречна, не считая кровавых разводов на рукавах. Девочка точно знала что это кровь, а не вино... он отпил, и заговорил:
-Ты наверное спросишь, зачем я тебя позвал. Я отвечу сразу, и честно. Я не хочу...
На этом моменте девочка наклонилась к мальчику, приложила палец к его губам, а сама занялась тем, о чем мечтала с того момента, как он в первый раз сказал что она ему симпатична. О, этот секс был лучшим для них обоих. Столько страсти, столько диких криков... Это было великолепно. Топовая тян, и настолько же топовый кун. Эта пара достойная зайти на Олимп хайпа. А как только она кончила в последний раз, и откинулась на подушки, мальчик договорил фразу. 
-Я не хотел тебя трахнуть... Увы, ты прервала меня самым грубым образом, но я доволен этим фактом. Я позвал тебя, ради слияния на более высоком уровне. Давай умрем вместе? 
-Так просто? Умрем и все? А как же наши планы?
-Плевать... Мы не предадим любовь. Мы выведем ее на новый уровень. 
-А почему бы и нет? Подожди, я только фоточку в инстаграм сделаю...
-Да и я тоже. И в тви надо отписать...
После этого, под их любимый трек, они встали у окна.
-Я люблю тебя, мой мальчик.
-И я тебя люблю, моя девочка...
Они слились в поцелуе, и вместе шагнули навстречу новым уровням их любви...

"RUN."

Металлический блеск подошвы. За мной погоня. В моем мозгу истерика. Пуля свистит ровно в сантиметре от моей ноги. Я разворачиваюсь, и вдавив подошву в горячий асфальт, стартую. Улица, сквер, выход в парк, из парка на улочку между 38 и 50 блоком. Как назло начинает лить дождь. Мои vans'ы скользят по мокрой стали мостика. Дальше, быстрее. Вперед, потом налево, там будет двор с многоэтажками. Залететь в третий подъезд, выбить шестую дверь на пятом этаже, потом в окно, по лестнице и на крышу. Черт, как же далеко. Еще один выстрел, снова мимо. Они не отстают. Чертовы федералы. Так, соберись, у тебя нет времени на мысли. Твоя цель бежать. Лужа за лужей, квартал за кварталом. Дети играют под дождем... Цветы жизни. Цветущие тюльпаны. Нет, скорее мертвые розы...
Черт, дверь открывается на себя. Мгновение паузы, на ее распахивание, почти лишило меня жизни. Еще три пули вошли пролетели рядом с моей головой. Я бегу дальше. Лестница... В этих домах они все еще есть. Вверх, вверх, мне нужно на крышу. Квартира. Выбиваю с разбега дверь, и тут же слышу крики снизу. Это они. Они знают где я, но они не знают что я. В два прыжка добравшись до окна, и локтем разбив стекло, я вылез на стену блока. Лестница в двух метрах, одно усилие и я на месте. Звук шагов по обломкам двери. Сейчас или никогда... Я прыгаю, и успеваю зацепиться за последнюю ступень. Вверх. Я на месте. С крыши на соседнюю, и так еще десять раз. Прыжки большие, но это кратчайший путь. У меня есть три секунды. Сердце колотится с нечеловеческой скоростью. Легкие сейчас тормознут. Но мне надо успеть, потому что я нужен своей Люсиль. Итак, я набираю воздух... Сцепление, пауза на удар сердца, разбег и прыжок. Я лечу. Соседняя крыша все ближе. Приземление в кувырок, из кувырка та же схема, только без задержки. Потом еще, и еще раз. Я слышу шум вертолета, и в мою спину светит прожектор. На моем плаще загорается рефлектив, и они на минуту теряют меня из виду. Должен успеть. 50 секунд. Два прыжка. 30 секунд. Последний прыжок. 10 секунд. Я на месте. Люсиль меня дождалась. Рефлектив догорает ровно в тот момент, когда я падаю в люк. У меня есть час на помощь ей. Если я успею, то останусь жив до следующей гонки. Не успею... Хотя у меня нет такого варианта.

"I fucked death."

Падающие листья... За окном осыпаются последние остатки жизни. Все рушится... Сегодня я снова увижу ее. Девушка которая ходит по старому кладбищу за моим домом. Она подобна призраку. Уже третий день я смотрю на нее из моего окна. Ухмылка. Накидываю плащ, завязываю шарф. Лестничная клетка, лифт, первый этаж, коридор, тяжелая дверь. Улица... Небо затянуто пеленой облаков. Слабый свет полуденного солнца еле пробивается сквозь эту завесу. Иду по тротуару. Безлюдье. Хочется закурить, но я же бросаю... К чертям. Магазин на углу. Продавщица знает меня. И знает что мне надо. Пачка лежит на прилавке, я отдаю ей горсть мелочи. Интересная вещь эти монетки... Выхожу из магазина, и иду в сторону кладбища. Я вижу ее издалека. Белая мантия, такие же белые джинсы, белые кеды. Холодно, да и грязь на улице... Больная. Я не видел ее лица, но я почему-то знал, что оно мне понравится. Закуриваю сигарету. Через перчатки мои руки не впитают этот тошнотворный запах. Я во всем черном, а она во всем белом. Куро и Широ, как в го... Я иду к ней. Интересно, кто же она такая?
-Я Ши-тян. - Сказала она не оборачиваясь. - Ты классный. Даже не хочется тебя убивать.
-Ши-тян... Странное имя. 
-Ну знаешь... Ты меня еще не видел. 
-А что мешает тебе развернуться?
-Да в принципе ничего... Только ты убежишь когда меня увидишь. 
-С чего ты взя...
В этот момент она развернулась и слова так и застряли у меня в глотке. Под капюшоном мантии, скрывался абсолютно белый череп. Он был рассечен, и черная трещина тянулась от краях левой глазницы почти до темени. Впрочем это меня не особо удивило. С моим-то отношением к жизни... Я давно знал что за мной придут. Так что я сделал то, о чем мечтал с детства. Я наклонился, и поцеловал ее несуществующие губы. Это очень странно, целовать Смерть в ее белые зубы, но мне это понравилось. Но вдруг она отпрянула, закрыла лицо костьми кистей, и закричала на меня:
-Дурак! Идиот! Кретин! Ты хоть понимаешь что ты сделал? Ох болван... Ты только что поцеловал саму смерть? Да как ты посмел вообще? 
-Что тут такого? Или ты хотела долгое знакомство, с романтикой, непрямыми поцелуями, свиданиями и прочей херней? Да мне жить осталось три секунды, надо же перед кончиной сделать хоть что-то! Да и девушки у меня нет... Кстати не хочешь ей стать? 
-Парень, ты что совсем поехавший? Я ж смерть, страх и ужас! Я, одним своим видом, вселяю холод в сердца людей! Я зло во плоти!
-А по мне ты милая... Кстати, у тебя нет мордашки по-симпатичнее?
-Да что ты...
-Ты ж всесильна и бессмертная! Сообрази что-нибудь!
-Ты же понимаешь что я щелчком пальцев могу тебя убить?
-Ну так сделай милость, сообрази себе физиономию, а то не престало хиккам умирать от руки скелета!
Вдруг все вокруг озарил яркий синий свет, и я на мгновение потерял ее из виду. А потом она снова появилась. И моя челюсть во второй раз опустилась на грудь. Передо мной стояла все та же Смерть, но теперь это была невысокая девушка, где-то метр семьдесят, с очень бледной, почти белой кожей, пепельно-серыми волосами, ярко-синими глазами и очень тонкими бледными губами. На ее шее, поверх футболки висел кулон в виде серебряной розы. 
-Побежали! - Я схватил ее за руку, и рванул к своему дому. Она что-то кричала, но мне было все равно. Залетая в подъезд, она перестала меня материть. Я посчитал это добрым знаком, и рванул дальше
В квартиру я залетел. Она прыгнула за мной, и мы оба понеслись к спальне, раздеваясь на ходу. И вот я уже готовлюсь к самому странному сексу в своей жизни... Увидев мои приготовления, она засмеялась и сказала...
-Боишься что через девять месяцев у нас будет маленькая Смерть? Напрасно. Хотя..
-Я тебя услышал. - Сказал я, и подарил ей самое великое из смертных наслаждений....
Я лежал на кровати. Ши-тян лежала рядом и тихо сопела. Она не спала, она никогда не спит, но со мной у нее почти получилось. Я лежал и курил. Она подняла голову и сказала:
-Эта штука тебя убьет. 
-В этом мире, убить меня может только девочка которая лежит у меня на груди. И она скорее всего не захочет этого...

"Liberal."

Смотри как я горю... Почему ты так жестока? По моим щекам течет черное золото. А ты... Ты бросаешь в меня горящую спичку. Зачем? Зачем ты это делаешь? Не надо...
Я проснулся в поту. Ты лежишь рядом, и тихо дышишь. Я раб привычки, поэтому я встаю, иду в коридор, и достаю пачку сигарет. Почему именно сигареты? Ведь это так банально... Четрова привычка. Всегда курю после таких снов. Надеваю джинсы, накидываю куртку , и иду на балкон. Город не спит. С высоты сотого этажа я хорошо вижу все. Закуриваю. Дым... Нотки воспоминаний в его горьком вкусе. Затяжка, еще одна... Я устал. Еще одна бессонная ночь. Зачем мне это? Не знаю. Не время думать об этом. Пока нужно быть с ней. Дать все что можно нашему будущему ребенку. Окурок летит вниз. Какая избитая метафора. Но ничего точнее никогда не напишут. Захожу в комнату. Раздеваюсь, ложусь в постель, нежно обнимаю Мию. Сквозь речи Морфея, что склонился над моим ухом, я слышу как она шепчет мое имя...

Спустя шесть лет. 

И вновь ночь. Только сегодня все будет иначе. Закончатся ложь и унижения. Год прошел с момента нашего расставания с сыном. Он растет далеко от меня, и не знает чем занят его отец. И никогда уже не узнает. Мия иногда приезжает на свиданья, но редко, так как никто не должен знать про то я хоть немного связан с ними... Но сейчас это не важно, ведь сегодня та самая ночь. Ночь когда свершится месть. Балаклава, черный плащ, бейсболка, черные джинсы, кроссовки. Под плащом пояс. Пояс, который когда-то давно называли поясом шахидов. В этом чертовом мире люди забыли что такое насилие. Но я им напомню. Выхожу из квартиры. У меня есть одна цель, и я ее добьюсь. Дом мэра в часе езды. Это вилла, на холме за городом. Он там, с женой и детьми. Отвратный человек. Коррупция, поборы, убийства, вымогательство, педофилия... Это лишь вершина айсберга его преступлений. У этого ублюдка есть целый гарем из девочек, который в СМИ называют "детским домом". Сынишка растет ему под стать. И сегодня я сниму оковы с моего города. Охрана перекуплена, благо мое положение может мне это позволить. Мой Мицубиси мчится по трассе с запредельной скоростью. И вот я уже вижу его дом. Торможу перед воротами, выхожу, и иду в дом. Охраны нет. Открываю дверь. Наивные... Твои прихвостни ничего не стоят. И вот я внутри. Богатый дом, богатого человека. Статуи и картины, изъятые из музеев, мраморные колонны... Прохожу внутрь. Они в зале. Достаю пистолет. Врываюсь в комнату.
-Не двигаться! Ублюдки, если хоть кто-то шелохнется, его мозги украсят стены!
Они смиренно застыли. 
-На пол, живо!
С чувством усталости от переедания они улеглись на пол. Но не все. Жена отказалась исполнить мою волю. Она открыла рот, но ее голова уже была не способна хоть что-то говорить. Фелисия упал на пол с дырой в голове. Я засмеялся. 
-Вы все поняли?! Не сопротивляйтесь, вам же будет лучше. - И с этими словами я ударил мэра ногой по легким. Он закричал, но я снова пнул его, но на этот раз в голову. 
-Отлично. Теперь займемся тобой. - Сказал я, поворачиваясь к его отпрыску. Достав нож я с большим усердием вырезал у него на лбу надпись "виновен". Он кричал и сопротивлялся, но все было бесполезно. Черт возьми, как же это отвратительно. Покончив с младшим,я сказал ему бежать. Так далеко как он способен. Он молнией бросился на выход. Плевать, даже если сейчас прилетит армада. Я почти закончил. Устанавливаю телефон на одну из статуй. Включаю прямую трансляцию. Зрители набегают быстро, ведь все любят громкие заголовки... Молча, под его затухающие крики, я отрезаю мэру голову. И произношу слова, которые я давно хотел произнести.
-Мое имя Ричард. И сейчас я завершаю эпоху террора.
Из рукава выскальзывает пульт с кнопкой для активации пояса. Закрываю глаза. Одно касание...

Я проснулся. Рядом лежишь ты, и тихо спишь. Слишком много плохих снов за одну ночь...

“Fuck up.”

Те самые предновогодние дни. И вроде все нормально, но меня гложет непонятное чувство неправильности происходящего. Я живу обычной жизнью, живу, и вроде даже радуюсь, но все не так. Мне постоянно не хватает чего-то. Прям как сейчас...
Я сижу и смотрю в окно. На этом черном небе ничего не видно. "Прям как в моей жизни..."-про себя думаю я. Фоном играет одна мелодия, название я уже не помню, но она идеально попадает в само мое настроение. Всегда так-только все наладится, сразу же все должно испортится. Сначала сложности с учебой. Потом Маша... Восклицать "За что?!" бессмысленно. Никто мне не ответит, ибо виноват лишь я сам. И никогда не было и не будет того человека, который скажет мне что я сделал не так. Но я ведь привык? Привык постоянно быть один, привык совершать одни и те же ошибки, и вновь видеть кровь на запястьях. Каждый просчет, каждым неверный шаг отдает в памяти резкой болью от лезвия, рассекающего вены. Снова и снова, снова и снова... Но я ничего не могу сделать. Только сидеть и курить в полнейшем одиночестве. Как я и делаю последние дни. Я сгораю, как сигарета, сгораю, превращаясь в пепел, летящий на встречу ледяному ветру в эту странную ночь. Потерянный мальчик в стране разбитого стекла, мечт и надежд... С детства, меня и мои таланты давили и ставили в рамки системы. И как я не боролся, как не вертелся, я не смог ее одолеть. И стал тем, кем я стал. Забитый парень, скуривший свою совесть, продавший свои мечты за новую сигарету... В самом начале пути. Я столько раз рассказывал эту историю своим знакомым, родным, коллегам... Они не понимают. Они видят лишь оболочку, не замечаю того огня который горит внутри меня. Он полыхает изо всех сил, пытаясь вырваться из оков моего бытия, взлетев Фениксом в небеса и зажечь новую звезду, полыхающую как второе солнце.... Но этого не случится, ибо каждая сигарета тушит его. А выкурено уже не мало.
Но мне все равно. Я не пытаюсь что-то изменить. Понимая что это необходимо, я ничего не делаю. Я просто сижу, и смотрю в окно. А внизу ходят люди, ездят машины, идет жизнь. Они что-то делают, куда-то спешат, влюбляются, женятся, разводятся, работают... Но я просто смотрю в окно. И в этом моя жизнь. Все летит в пизду, но все летит туда по-плану.

“Последний.”
Последний день этого года. Я лежу на кровати, и затянувшись электронной сигаретой и выпускаю облачко дыма. Он кружится и поднимается вверх, создавая причудливые фигуры. Кружится... Как кружились мы с ней, еще тогда... 
Ее белое платье ослепляло в свете солнца, а диадема сверкала тысячами огней. Мы были на свадьбе, на нашей свадьбе. Церемония уже завершилась, подходило к концу застолье, и тут вдруг все остановилось. Я встаю, и приглашаю ее на танец. Она спустя мгновение принимает приглашение, я беру ее под руку, и веду к танцполу. Я киваю своему другу, и он включает ту самую мелодию, под которую я, пару лет назад признавался ей в любви. Первые аккорды, и вот мы уже летим по площадке. Приглашенные застыли, и восторженно наблюдали за нами. Плавный поворот, собрать ноги, два шага вперед, снова поворот, завести ее в очо, снова шаг, два обходящих, крест, из него в сэндвич. На этом моменте, я наклоняюсь вперед и едва коснувшись губами ее губ, моментально выпрямляюсь. Она раззадорилась. Глаза ее засверкали, и когда я дал ей возможность покрасоваться, она оторвалась на полную. На секунду я даже потерял контроль, настолько ее ноги были шикарны. Она воспользовалась этим, но после первого же пируета, я восстановил баланс, и мы понеслись дальше. Щека к щеке, раскрутить под рукой, потом хиро. Мы кружили и кружили, как вдруг я осознал что музыки давно нет, и мы танцуем в абсолютной тишине. Но мы не остановились. Нельзя так грубо прерывать столь чудесный танец. И вот, последний элемент, она прогибается через мою руку, а я наклоняясь синхронно за ней, целую ее. Этот поцелуй мы будем еще долго вспоминать. После того, как он закончился, мы выпрямились и осмотрели зал. Ответом нам были аплодисменты...
-Настя!
-Да, что случилось?
-Подойди. 
Она прибежала с кухни, и встала в дверном проеме с недовольным выражением лица. 
-Ну и?
Я встал, отряхнулся, и широко улыбнувшись сказал:
-Родная моя, подари мне наш последний танец...