• Название:

    Риски донорства яйцеклеток. Текстовый документ Open Document


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Авторка: Эмили Вудрафф

Источник: https://www.statnews.com/2017/01/28/egg-donors-risks/

Перевод: https://vk.com/taicho

"МЫ ПРОСТО НЕ ЗНАЕМ": донорки яйцеклеток сталкиваются с неопределенными долгосрочными рисками

Когда Кэтрин Фонсека вызвалась стать доноркой яйцеклеток, в приемном листе ей нужно было указать результаты ее вступительного теста в вуз.

Там не было вопросов, понимает ли она долгосрочные последствия для здоровья от стимуляции ее яичников, чтобы те произвели небывалый урожай яйцеклеток, которые будут извлечены и переданы бесплодной паре.

Это не было оплошностью со стороны клиники. Никто не знает, что представляют из себя долгосрочные риски донорок яйцеклеток, и, честно говоря, есть ли они вообще. Занимательно, что некоторые женщины - среди которых была Фонсека - говорили, что они испытали массу проблем со здоровьем после донорства, включая кисты в яичниках и эндометриоз, болезненное воспалительное заболевание, которое может привести к бесплодию.

Однако, исследований долгосрочных последствий для донорок яйцеклеток проводилось мало. Донорок, которых часто вербуют в кампусах колледжей с обещаниями выплат в десятки тысяч долларов, особенно при наличии у них крайне желаемых характеристик вроде зеленых глаз, высокого уровня навыков игры в теннис или степени из университета Лиги Плюща.

"Суть в том, что мы ничего не знаем наверняка, потому что никто не проводил системных наблюдений за этими женщинами," - говорит Линда Кан, сотрудница докторантуры Медицинской школы Нью-Йоркского Университета.

Центры по контролю и профилактике заболеваний в прошлом году начали требовать от клиник по планированию семьи сообщать большой объем информации о донорках яйцеклеток, включая их возраст, рост, вес, этническую принадлежность и историю прошлых случаев донорства.

ЦКПЗ уже собрали данные о краткосрочных осложнениях от донорства яйцеклеток. Расширенный набор данных обеспечит чиновникам лучшее понимание этих проблем, учитывая первые данные о том, приводит ли многократное донорство яйцеклеток женщиной к повышенному риску синдрома гиперстимуляции яичников, который может вызывать болезненные симптомы и в редких случая летальный исход.

Но этот набор данных все еще не включает долгосрочные риски.

Большая часть исследований стимуляции выработки и извлечения яйцеклеток сфокусирована на женщинах, проходящих экстракорпоральное оплодотворение или ЭКО. Это та же процедура, что и при донорстве яйцеклеток. Но контингент отличается. Большинство женщин идут на ЭКО по причине бесплодия. Зачастую, это бесплодие является симптомом других проблем со здоровьем.

Донорок, напротив, выбирают именно потому, что у них нет таких проблем со здоровьем.

"Я думаю, что справедливо сказать, что это разный контингент," - говорит доктор Ричард Дж. Полсон, президент Американского общества репродуктивной медицины и специалист Медицинской школы им. Кека при Университете Южной Калифорнии. "Я думаю, это убедительный довод о том, что у нас нет хорошего последующего врачебного наблюдения."

В одном исследовании донорок яйцеклеток 2005 года было обследовано 80 женщин, которые сдавали яйцеклетки целых два десятилетия назад. Тринадцать из них сообщили, что все еще испытывают физические последствия, причину которых они связывают с донорством: такие вещи, как кисты в яичниках, миомы, а также бесплодие, которые возникли в их жизни после этого.

Недостаток убедительных данных приводит в ярость и фрустрацию докторку Венди Чавкин, профессорку общественного здравоохранения, акушерства и гинекологии в Школе общественного здравоохранения им. Мейлмена при Колумбийском университете и соучредительницу группы защиты репродуктивного здоровья "Global Doctors for Choice".

Согласно исследованию, опубликованному в журнале Американской медицинской ассоциации, донорство яйцеклеток почти удвоилось с 2000 по 2010 год, когда в США было зарегистрировано свыше 18 000 донорских циклов. ЦКПЗ сообщают, что число донорских циклов составило 20 481 на 2014 год, последний год, по которому имеются данные. Эксперты предсказывают, что число будет продолжать расти, поскольку все больше женщин решают завести детей позднее в жизни.

Чавкин утверждает, что безответственно делать так много процедур без дополнительных данных.

"Продолжать в том же духе и широко и распространенно проводить эти процедуры, значит нарушать все аспекты политики в области общественного здравоохранения. Вы должны иметь доказательства эффективности, этичности, отсутствия иного пути," - говорит она. - "Возможно, донорство - это классно и большое благо, и его последствия минимальны. Но мы этого не знаем."

Вздутый живот и учащенное сердцебиение

Холодным февральским утром 2014 года Кэтрин Фонсека вошла в Общество репродуктивной медицины Нью-Джерси. Она пришла на последнюю стадию донорства яйцеклеток - процесс извлечения яйцеклеток. В течение нескольких недель Фонсека делала себе инъекции гормонов, чтобы заставить свои яичники производить больше яйцеклеток. На 10-й день гормональных уколов, ее живот распух настолько сильно, что она не смогла влезть в собственные штаны.

Большинство донорок производят где-то между 10 и 25 яйцеклетками, которые затем отсасывают из их фаллопиевых труб полой иглой через влагалище. Яичники Фонсеки произвели не менее 59 яйцеклеток.

Каждая из этих яйцеклеток должна была стать собственностью португальской пары, которые выбрали Фонсеку в качестве донорки из-за ее блестящих темные волос, больших ярких карих глаз и элегантных, выразительных бровей - все тех особенностей, характерных для португальской родословной.

Многие женщины сдают яйцеклетки за деньги; компенсация обычно составляет около 5 000 - 10 000 долларов, хотя она может быть выше для обладательниц наиболее желанных особенностей. У Фонсеки, которой сейчас 26, были отчасти альтруистические побуждения. Ей импонировала идея помочь паре с зачатием; в то время она училась в школе медсестер, а также находилась в реестре доноров костного мозга.

Тем не менее, когда она вошла в клинику тем утром, она хотела, чтобы отеки и инъекции закончились.

Как выяснилось, ей предстоял еще долгий путь впереди. Медсестра дала ей тайленол (парацетамол - прим.пер.) с кодеином после извлечения яйцеклеток и отправила ее домой, но через несколько часов Фонсеки оказалась в отделении неотложной помощи. Ее талия, обычно объемом 71 см, стала объемом 104 см. В норме яичники сопоставимы по размеру с грецким орехом. Ее яичники на тот момент распухли до размеров грейпфрутов, сместив другие органы.

Гормональные инъекции вызвали стремительный рост уровня эстрогена, и, в свою очередь, капиллярную утечку в ее брюшную полость. Все это сделало ее кровь гуще, подвергнув ее высокому риску образования тромбов и перегрузке сердца.

У Фонсеки был синдром гиперстимуляции яичников, или СГЯ. На каждые 100 женщин, делающих инъекции гормонов для стимуляции яичников, одна или две, скорее всего испытают его. Иногда это требует простой процедуры дренажа. Изредка женщины умирают от СГЯ.

В случае Фонсеки, ей потребовалось шесть месяцев, прежде чем она снова начала чувствовать себя нормально, однако, по ее словам, после СГЯ она начала испытывать другие медицинские проблемы, с которыми она ранее не сталкивалась: кисты в яичниках, опухоли шейки матки, 11 килограмм лишнего веса. Совсем недавно ей диагностировали эндометриоз.

Фонсеку и других донорок яйцеклеток предупреждают, что гиперстимуляция является краткосрочным риском. Им также, как правило, рассказывают о непосредственных психологических эффектах от сдачи генетического материала, которые Американское общество репродуктивной медицины описывает как "сложные". Эти предостережения изложены в документах об информированном согласии, которые подписывают донорки.

Но в этих документах нет никакой информации о потенциальных долгосрочных рисках, потому что их исследования настолько скудны.

Исследование 2011 года, в котором обследовались 25 000 голландских женщин в течение 15 лет, показало, что прошедшие ЭКО бесплодные женщины в четыре раза вероятнее заболеют раком яичников намного позже в жизни, чем бесплодные женщины, не проходившие эту процедуру, хотя вероятность заболевания все равно остается очень низкой.

"Однако, бесплодие уже предрасполагает женщин к ряду рисков для здоровья", - говорит Чавкин. По ее словам, данные из исследований ЭКО не могут быть использованы для выводов о рисках всех донорок яйцеклеток. "Есть только один общий момент [между группами] - первоначальная стимуляция и извлечение. После этого, как только эмбрион имплантируется, реципиентка ЭКО подвергается ряду других гормональных изменений, включая беременность," - говорит она.

Кан сообщает, что попросту нет какой-либо информации о здоровье в долгосрочной перспективе, чтобы дать ее доноркам яйцеклеток: "Они подписывают информированное согласие, но насколько это согласие информированное, если у нас нет информации?"

Она и Чавкин говорят, что ни у кого нет никакого стимула изучать риски донорок яйцеклеток, так как система в ее текущем виде кажется беспроигрышной: у клиник по планированию семьи идет бизнес, доноркам яйцеклеток выплачиваются хорошие компенсации, а бесплодные пары имеют больше шансов зачать ребенка.

"Коммерческий бизнес нашел группу желающих потребителей и продавцов, и работает с ним", - говорит Чавкин.

Кан добавляет: "Нет никакого рвения найти, что здесь не так."

Эксперты по планированию семьи сообщают, что исследований не было в том числе из-за того, как изначально воспринимали донорок яйцеклеток более 30 лет назад, когда ЭКО только начали проводить. Большая часть внимания была сфокусирована на бесплодной паре, стремящейся к зачатию.

"Донорка яйцеклетки, так сказать, оставалась в тени," - говорит Полсон из Американского общества репродуктивной медицины.

"Донорки - это не совсем пациенты в обычном смысле этого слова," - говорит доктор Джим Тонер, эндокринолог из Атланты и клинический директор Общества вспомогательных репродуктивных технологий. "Таким образом, [ЦКПЗ] не выстроили систему, которая позволила бы вести отчетность донорского цикла."

У многократной донорки обнаружено бесплодие

Яннеке Пэрриш, 25 лет, сдавала яйцеклетки трижды.

Или, по крайней мере, пыталась.

Ее две первые сдачи прошли хорошо. В первый раз она получила оплату размером 4 500 долларов. Во второй раз, она взяла плату только на покрытие ее расходов на медицинское обслуживание, так как она сдавала яйцеклетки в Великобритании, где женщинам не разрешено получать компенсацию помимо покрытия медицинских расходов.

В третий раз, она была шокирована прямо в разгар подготовительных анализов крови. "Они позвонили и сказали мне, что мои уровни гормонов слишком низки для того, чтобы женщины были заинтересованы в получении моих яйцеклеток," - вспоминает Пэрриш. Она была бесплодна.

Пэрриш не винит в ранней менопаузе свои два донорских цикла. Но она признает, что это странно - ее мать забеременела в 38 лет, и в ее семье никогда не было случаев бесплодия. "С одной стороны, я никогда не собиралась иметь детей, но я не хотела, чтобы биология принуждала меня к этому отказу."

Сейчас, работая аналитикессой данных в Apple, Пэрриш не жалеет о донорстве своих яйцеклеток. Она до сих пор помнит объявление, которое побудило ее впервые обдумать это, когда она была студенткой по специальности философии и религиоведения. Пара искала кого-то ростом 170 см, с каштановыми волосами и карими глазами. "Это была я," - говорит Пэрриш. - "Из-за того, что женщина выглядела как я, я поставила себя на ее место. Не было никаких причин не делать этого, так что я подумала, что изменю чью-то жизнь".

Пэрриш сказала, что сдала бы яйцеклетки еще раз, если бы могла, но она хотела бы больше исследований о рисках для донорок яйцеклеток.

"Я думаю, что должно быть больше исследований о долгосрочных эффектах, но я также понимаю и трудность этого, учитывая анонимность и сравнительную новизну в плане технологии," - говорит она. - "Сложно принять обоснованное решение, когда нет никакого знания о том, какими могут быть потенциальные последствия."

Обе Пэрриш и Фонсека сообщают, что они полагаются на правозащитные группы, такие как "We Are Egg Donors", чтобы связываться с другими женщинами, которые тоже прошли через эту процедуру.

Именно на форумах таких групп Фонсека, наконец, нашла некоторое утешение. Самой продолжительной травмой, по словам Фонсеки, было психологическое напряжение - еще одна область, где исследований не хватает. "Самое главное, что донорство яйцеклеток сделало, - это испугало меня," - сказала она голосом, наполненным эмоциями. "Я чувствовала себя использованной."