• Название:

    обращение в Фонд «Общественный вердикт»


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Директору Фонда содействия защите прав и свобод граждан «Общественный вердикт» Таубиной Н.Е. От Бохонова Александра Валериевича, временно проживающего по адресу: Щёлково, улица Московская, дом 37, кв.34, телефон +79275178783 bohonov_a@mail.ru

ЗАЯВЛЕНИЕ

Я, Бохонов Александр Валериевич, вместе со своим доверителем Петреневым Романом Михайловичем 28.09.2017 года около 10:00 прибыл в Щёлковскую прокуратуру на личный приём к прокурору. Всё происходящее я снимал на свою видеокамеру. Прокурор Рокитянский запретил вести видеозапись и потребовал выйти из его кабинета, а его заместитель Гулевский в коридоре незаконно попытался отобрать у меня видеокамеру в присутствии полицейских.

Вместо обеспечения наших с Романом прав на личный приём прокурором или дежурным прокурором, полицейские предложили написать заявление в их отделе полиции, куда мы (я, Роман и полицейские) и поехали.

Около 12:00 в отделе полиции Щёлково нас с Романом попросили пройти к начальнику в кабинет, в котором не представившийся человек в гражданской форме нагло забрал у меня компьютер и телефон, через которые мы с Романом получали юридическую помощь от председателя нашего общественного движения «Общественный Контроль Правопорядка» Ивановой Ирины Александровны.

Неизвестный мне на тот момент человек понёс украденную у меня технику по коридору. За ним пошли и мы с Романом. Я стал требовать от неизвестного человека вернуть мне украденные вещи, а Роман включил свой телефон и стал фиксировать происходящее на видеокамеру.

Человек-похититель увидев, что Роман его снимает на видео, набросился на него без предупреждения со словами «Вы не подчиняетесь законным требованиям полиции». Роман и похититель моих вещей упали на пол, а телефон Романа в момент потасовки отлетел в сторону по коридору.

Далее, у нас с Романом в отсутствие понятых забрали всю остальную технику и вещи — без объяснения причин, а около 17:00 привели понятых и в их присутствии внесли в комнату наши вещи, которые описали и окончательно изъяли.

Около 23:00 нас с Романом привезли в следственный отдел Щёлково, где мне впервые сообщили, что я днём якобы ударил какого то полицейского Бытко. Имелся в виду тот бесформенный человек, укравший мои вещи и напавший на Романа с целью забрать у него видеозапись с телефона. На этом основании следствие ВОПРЕКИ видеозаписям возбудило уголовное дело в 18:00 часов, то есть заведомо незаконно с умыслом укрыть злоупотребления Бытко.

До 5-ти утра нас с Романом продержали в актовом зале полиции, после чего (в 5 часов утра) предъявили нам обвинение в якобы административном «нарушении» общественного порядка в прокуратуре, по статье 20.1 КоАП РФ (в дальнейшем, суд оправдал нас своим постановлением по данному заведомо ложному обвинению).

Меня отвезли в ИВС для временного содержания, а примерно через двое суток суд отказал следствию в продлении срока содержания меня под стражей и следователь меня выпустил под условием не выезда за пределы Московской области.

Не смотря на наличие видеозаписей доказывающих заведомо ложный донос полицейских и мою невиновность, которые имелись у следствия в момент возбуждения уголовного дела, следствие идёт пятый месяц. Следователь, действуя в угоду организованной преступной группы из должностных лиц Щёлково, понимая, что в установленном законом порядке не удастся доказать мою якобы вину, решил втянуть в фальсификацию уголовного дела психиатров, назначив СППЭ и поставив вопросы, как будто уже доказано в суде совершение мною «преступления», т е нагло нарушая ст 49 Конституции РФ. Это налаженная практика у следствия-суда и психиатров.

В декабре 2016 года следователь предложил мне пройти психиатрическую экспертизу в указанном им учреждении, на что я отказался (в виду недоверия ЕГО экспертам) и прошёл экспертизу в выбранном мною независимом учреждении города Москвы, результаты которой подтвердили мою адекватность https://drive.google.com/open?id=0B4DvRPYr4hj3Mkx2bnp4ZFFVY0U

27.01.2017, 1.02.2017 и 2.02.2017 суд Щёлково решал вопрос о принудительном моём обследовании психиатрами в стационарных условиях. В итоге, суд постановил удовлетворить несуществующее в природе ходатайство следователя о помещении меня в псих стационар Московская обл., Чеховский р-н, Троицкое с., 5 (следователь подал в суд не ходатайство, а постановление не адресованное суду — чем нарушил порядок принудительного помещения в стационар)

При этом, 1.02.2017 года после очередного судебного процесса, прямо в зале суда Щёлково, меня ограбили судебные приставы, незаконно изъяв у меня очередной раз ноутбук, провода для зарядки и переноса файлов, планшет, мышку ноутбука и видеокамеру, лишив меня средств защиты (документов и информации) и связи со своими представителями.

В настоящее время, я и мои защитники обжаловали в мос обл суд постановление суда о помещении меня в псих стационар, вынесенное по несуществующему в природе «ходатайству» следователя.

Речь идёт о коррупции и умышленной фальсификации УД именно всеми этими повязанными между собой органами https://goo.gl/j3HYy7

Вот некоторые видео событий собранных в одном плей листе на канале ютуб:

https://www.youtube.com/playlist?list=PLxoKggSLvHMRl8VRNKZXRYKVHA1CG4oEl

Прошу оказать содействие в защите и восстановлении моих прав и законных интересов, нарушенных группой преступного организованного сообщества города Щёлково и пресечь попытки применения карательной психиатрии для фальсификации уголовных дел, а так же освободиться от незаконного уголовного преследования по части 1 статьи 318 УК РФ по реабилитирующим основаниям и наказать виновных в превышении должностных полномочий должностных лиц. Речь идёт об угрозе общественной безопасности, так как подобные ситуации в Щёлковском районе были и до моего случая, о чём мне поведали в ИВС другие заключённые. Значит, будут и потом, если сейчас это не пресечь.

Бороться с ОПГ малым числом трудно, поэтому прошу оказать помощь.

Считаю, что публичность и гласность в деле большие помощники поэтому добиваюсь видеозаписи всех личных обращений в органах власти и открытых судебных заседаний. С вашей помощью и видеозаписями добиться положительного результата и внимания общества будет намного эффективней.

Вопрос стоит не только обо мне, но о налаженной практике применения СППЭ для "доказывания" того, что ещё не доказано в суде по фальсифицированным материалам уголовного дела.

Настаиваю на публикации в средствах массовой информации обстоятельств происшествия, сведений о ходе работы по моему обращению, а также моих личных данных.

11.02.2017 года.

С уважением, Бохонов А.В.