• Название:

    ЧАСТЬ ВТОРАЯ


  • Размер: 0.1 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



ИМПЕРИЯ МОРГАНЫ

ЧАСТЬ 2

Глава 1

Свинцовые тучи сгустились на небе. От края до края ртуть разливалась в вышине. Лишь снег белел на этом фоне, в то время как сами горы представляли собой лишь бездушные, и такие же, как небеса, серые камни.

Север Сантарии- явление истинной холодной красоты, где главенствовали могучие скалы и голубые глубокие озера, реки, казавшиеся кристальными из-за чистоты, и пустынные равнины.

Все трудности преодоления себя и препятствий этого, хоть и поистине опасного, природного великолепия постигала команда «Альфа», которой было дано рискованное задание.

Угрозы королевства Мандракар, которое как раз на севере граничило с Сантарией, сподвигли императрицу принять решение: отправить генерала Ксентрапа, который не принимал, так уж вышло, участия в войне, и, по мнению императрицы должным был выполнить приказ, и

старшего командира Ричарда, за мужественность и заслуги пред Отечеством, - совершить обход тех границ, вместе с восьмью солдатами.

- Моргана-типичная женщина!- возмущался командир,- Никакой логики в ее свершениях! Отправить, черт возьми, высшие военные чины на обычный обход границ! Обычный обход!

- Ой, да ладно тебе.

- Тебе, Ксентра, может, и ладно. А я хотел бы сейчас побыть немного дома; разгрести стол, сделать уборку в кабинете.

- Обремененный бытом ты.

- А ты наплевательски относишься к тому, что с тобой делают. Посылают на обход, или на битву.

- Успокойся.

- Да я абсолютно спокоен,- сдавленно произнес командир, тряхнув рюкзаком,- меня просто...

- Невероятно раздражает поведение Императрицы?

- Агрх, ну просто подумай!

- А я-то отговаривал ее брать тебя, прав был, значит. Тебе ж всего 18.

- А тебе 26. Сидеть у камина, да детишек рассказами развлекать, старик!- съязвил юноша.

На что в ответ Ксентра толкнул того локтем в бок. Оба рассмеялись.

- Взрослые, казалось бы,- сказал младший сержант Майк, шедший позади.

- Мужчины- тоже дети,- усмехнулся генерал.

Заморосил дождь, мелкий и неприятный. Порывы ветра заставляли шелестеть и звенеть элементы рюкзака.

- Замечательно,- прошипел Ричард, накинув капюшон дождевика,- как долго еще?

- Терпи солдат, коман... Ах, ну да. Так. Сейчас...- произнес фурри, доставая и аккуратно разворачивая карту,- немного еще, совсем скоро можно остановиться вот здесь,- он тыкнул когтем в зарисовку «полки» горы,которая была прикреплена скрепкой к карте.

- Какая широкая... И нет, не опасно?

В ответ Ксентрап лишь фыркнул и свернул карту.

- Слу-ушай, а как лучше пойти?

- В смысле?

- Через перевал или прямо по той «полке»?

- Времени жаль. По «полке» пойдем.

Совсем скоро, команда остановилась на том самом месте на привал с ночевкой, так как путь предстоял неблизкий.

***

На следующий день предстояло двигаться дальше. Никто не подозревал о настроении события грядущего дня. А зря, солдат должен быть бдителен всегда.

«Альфа» продвигалась по узкому, но длинному краю выступа. Каменистая поверхность была невероятно скользкой, что заставляло группу шагать мельче и осторожнее.

Раскат грома едва ли мог выбить из колеи тех сосредоточенных на предстоящем пути. Но...

- Майк, ты, как замыкающий, постарайся...

Внезапный грохот, заставляющий вжаться в каменную стену. Обвал. Благо, останутся лишь небольшие раны и синяки. Вдруг, внезапный краткий крик пронзает полотно тишины и шелест дождя.

-Майк!

Командир ухватил конец веревки, которая связывала всю команду для подстраховки, и уже облегченно вздохнул, хоть биение его сердца было все таким же учащенным, но стоило глянуть вниз... Конец оборвался.

Немой ужас охватывал разум, заставляя погрузиться в пучину безумия.

- Не может... б-быть этого...- полушепотом произносил командир сквозь пальцы, протягивая вторую руку навстречу ледяной бездне.

Алчность вступила на сцену, и сыграла свою ужасную партию в этом спектакле отчаяния и нескончаемой боли.

***

На столе валялась баночка от медицинского спирта, на полу лежали какие-то таблетки, слегка прикрытые сорванным в порыве чувств плащом. На полу валялись осколки стакана.

Молчание, пронзительная тишина, изредка нарушаемая рваным дыханием. Воздух, пропитанный едким запахом алкоголя.

Все как будто застыло. Время, сознание сплелись в одно, большое и тяжелое, как огромный камень, который надо убрать с дороги.

- Ричард?

Парень лишь закрыл глаза и низко наклонил голову, подперев лоб рукой.

- Ну слушай, я...

- Заткнись,- ответил командир.

Ксентрап с удивлением взглянул на парня,- в глазах юноши читалась такая непримиримая ярость и боль, которую словами просто невозможно было передать.

Рыжие пряди спадали на глаза, ветер, залетавший в ненадежное укрытие, именуемое по ошибке палаткой, трепал волосы, заставляя видеть изумруды в огне.

Ричард тяжело дышал, сжимая спинку стула и скребя ее, от непримиримой обиды и злости.

- Сократить путь...-прошипел командир,- Сократить путь, черт подери! Что я скажу его матери?

- Я...

- Ни о чем не подумал, прежде чем пройти здесь. Ой, ну конечно же, зачем? Уйди, я должен побыть один.

- Рич...

- Убирайся, я сказал,- разрезал уши шепот, словно нож масло, сливаясь с шелестящим покрывалом нещадно хлеставшего ливня.

- Ричард! Слушай,- Ксентрап приблизился к парню,-командующие не должны воспринимать своих подданных, как людей. Думая так, рано или поздно, молокосос, ты сойдешь с ума!

-Эй!

А затем, став почти вплотную, кролик ответил:

- Ты забыл, о чем нам говорили на учениях. Ты мне - никто. Мальчишка, освоивший в идеале военное дело, вздумал мне перечить. И помни, всегда, кто старше тебя по званию — тот управляет тобой. Понял? - злой полушепот, рвущий желание отпираться и сопротивляться напрочь.

В той же палатке на следующий день командир созвал срочное собрание.

- Я не хочу рисковать вашими жизнями, солдаты. Поэтому мы возвращаемся.

- Ричард, а не рано ли?- спросил сержант.

- Это был приказ. Обратно, сегодня же.

Глава 2.

Принцесса нежно приобняла своего возлюбленного за плечи и уставилась в ту же точку, что и он. Тот переводил тоскливый взгляд то на Муни, то на стол, на котором стояли скромные угощения.

- Ричард, мы все тебе очень...

- Не надо утешать, меня, пожалуйста. Или мне станет еще хуже.

В зал вошел генерал.

Командир тихо прошептал что-то неразборчивое, из чего можно было отделить слова: «видеть его не хочу».

- Ричард, это была глупая случайность, подстроенная судьбой,- попытался утешить друга Хантер.

- У тебя всегда плохо получалось...подбадривать,- горько усмехнулся парень, пытаясь отвести плохие и тяжелые мысли от себя,- и защищать словом тоже.

Раздался голос Морганы:

- Друзья, мы сегодня собрались тут, чтоб...- рваный вздох нарушил монотонную речь,- разд-делить эту... Эту несчастную участь приятеля... Н-нашей небольшой семьи Хранителей, п-призваннной защищать..,-дыхание и речь были рваными из-за слез,- общее благоразумие и спокойствие. Я поднимаю этот бокал с черным вином за того, кто больше не с нами.

Все отпили половину сей чудесной амброзии, вторая ее часть должна была быть отдана могиле.

Груз в сердце порой тяжелее, чем ноша на спине.

***

На полу комнаты в кругу мелом были начерчены символы огня и воздуха. Посередине был символ Солнца.

Ричард встал на символ светила, взял гелиотроп в одну руку и книгу в другую, и начал читать заклинание.

Комната озарилась ярко-красным сияниям и стала постепенно наполняться черным дымом. Перед рыцарем возник демон.

-Зачем призвал ты меня, Лунный сын?- громогласно произнес Редклифф.

- Призвал я тебя, чтоб служил ты мне,- уверенно ответил командир.

- И как же?

- Тебе ж ведь все подвластно?

-Мне подвластны смерть и жизнь; прошлое, настоящее и будущее; время и пространство; тело и разум. Чего же требовать ты собрался, Ричард? Не думал, что тебе когда-нибудь понадобится моя помощь.

-Бессмертия просить могу я у тебя?- продолжал так же уверенно задавать вопросы командир.

- А зачем?- с некой наивно-удивленной интонацией спросил Темный лорд.

Он усмехнулся, следя за Ричардом, не сумевшим найти более-менее грамотного и красивого ответа. Зрачки последнего беспокойно бегали по комнате; мозг пытался сосредоточиться на ответе, а руки просто сводили судороги, из-за чего парень чуть не уронил камень и книгу. Он забыл, как говорить. И неизвестно, что заставляло его паниковать, ведь еще минуту назад он был гораздо увереннее. Разум стало поглощать что-то туманное, мягкое и холодное. Появилось странное ощущение, словно душа покидает тело и видит его будто со стороны. Как будто дух следит за сознанием.

- Ты чего так разнервничался?

Ричард сглотнул. Демон приподнял его за подбородок и сказал:

- Успокойся. Так зачем? Говори, как хочешь. Я устал от этого бессмысленного пафоса старинных книг.

Парень глубоко вдохнул и выдохнул.

- Я повидал смерть сослуживца...и приятеля по совместительству...

- Так?

- Мне было, черт, так плохо... А что, если я потеряю человека, который мне дорог намного больше?

- Да...

- Можешь не делать ничего со мной. Просто... Сделай так, чтобы я не увидел и не узнал о смерти близких? Чтобы я не застал... ни одну из них...

- Ну ладно, сделаю. Только ты заплатишь за это кое-чем, очень важным для любого, ценящего себя разумного существа. Правда, я возьму это у тебя не сразу. Ты готов?

- Готов,- тоскливо, неуверенно и грустно ответил командир.

- Хорошо,- выпрямился демон,- какой у тебя камень второй группы?

- Сердолик.

Редклифф создал самоцвет буквально из воздуха.

- Держи. Я сделаю все остальное.

Как только парень взял камень в свободную руку, его словно ударило током.

- Спокойно — спокойно. Все нормально.

Демон начал произносить что-то на неизвестном языке. За его спиной появились божественные крылья, окрашенные, как ни у кого, в красный.

Затрепетали занавески, в воздух взметнулась бумага и закружилась в неистовом вихре. Символы, начерченные на полу засветились, принуждая командира зажмуриться.

В груди парня сердце защемило, что заставило его согнуться и рухнуть обессиленно на колени. Как только он открыл глаза, ему предстало невероятное зрелище: сердце светилось, как и сосуды, отходящие от него. Нещадные порывы ветра и свет заставляли глаза слезиться. Командир чувствовал, словно из него выкачивают энергию и все жизненные силы.

И вот, вихрь на мгновение застыл, и вся боль ушла куда-то. Неземное блаженство и расслабление. Все застыло.

Но стоило демону щелкнуть пальцами, как невесомость пропала.

- Ну, все. А теперь... Отправляйся-ка спать, Ричард. Ты восстановишься довольно быстро, ты сильный,-демон пропал.

Парень, обессилевший, рухнул на пол, в кучу бумаг; на мягкий ковер.

Чуть позже, луна лучом провела по комнате, очерчивая полукруг.

А командир лежал, не двигаясь, и смотрел на ночное небо, которое можно было сравнить с темной скатертью, на которую просыпали сахар. Ночное светило словно забирало все плохое, все тревоги, оставляя взамен лишь мысли. Пускай немного грустные или глубокие, как вот это вот самое небо, мысли.

***

Через день, ночью.

Темнота. Мягкая и необъятная. Непонятная, непознанная и манящая.

Внезапно, из неоткуда, возник стол, освещенный единственной лампой под потолком. Во главе его сидел верховный демон.

- Присаживайся, Ричард.

- Что это?- спросил командир, отодвигая стул.

- Сон.

- Да нет, - отмахнулся парень.- Что это за место?

- Моя столовая зала. Смотри,- Редклифф указал направо, где сидела девушка, чья кожа была мертвенно бледна, а длинные черные волосы словно смоль,- это твои сомнения, знакомься.

Парень небрежно, здороваясь, махнул рукой.

- А это - твои страхи,- сказал демон, показывая налево. Где сидел странный пес с большими клыками.

- Поздравляю.

- С чем?

- С поступлением в мои ученики.

- Правда? Забавно, наверное, быть учеником дьявола. Скажи, а зачем тебе это? И почему именно я?

- Чтоб, ну знаешь... проповедовать свои учения. А именно ты мною был выбран по простой причине: ты- обычный человек.

«Обычный человек страдает больше всех.»

Беседы, самые обычные. На совершенно разные темы.

Ужин с дьяволом не так уж и плох, как думалось.

- Кстати!- сказал демон, указав на еще один стул,- Поздоровайся!

Стул занял Майк. Пораженный этим Ричард не мог вымолвить не слова.

- Не плачь о пролитом молоке. Не убивайся из-за меня.

Сон завершился.

***

Через две недели должно было состояться собрание Хранителей. Но не только тех семерых. Существовала также и вторая группа, чьим призванием являлась замена первой, когда все камни последней выйдут из строя.

А встреча должна была состояться за ужином.

Первая группа уже была за столом.

- Дерек, прекрати таскать хлеб! Мы должны дождаться вторых!

Граф, нависший, согнувшись, над тарелкой, удивленно посмотрел на жену, треххвостую лису-кицунэ Менделен.

- Ты помнишь, какой грех я охраняю!- воскликнул Хранитель «Чревоугодия».

Хранительница «Гнева» отняла кусок хлеба у мужа, решив сама его доесть. Олень в ответ непонимающе взглянул на нее.

- Только взгляни на этих двоих!- умилялась, усмехаясь, Муни,- кстати, заметила, ты отошел уже от того случая?

- Да, я...неважно. Просто да,- рассеянно произнес командир, водя усталым взглядом по пышно украшенному столу.

Скрип отворяющейся двери. В комнату входит стражница, белая, от кончиков гривы до самых подков, пегаска Молли,- охранница «Уныния». За ней вошли граф Дайдрег Фулминт,- серый драконморф,- чей внешний вид менялся в зависимости от поступков, и, белая телом, рыжегривая пегаска Алиса Файер, с мятно-бирюзовыми крыльями, которые у основания тоже были белыми.

Первый заслужил свое место благодаря невероятнейшему: он обуздал мощь особых волшебных сфер: Силы, Сознания и Тела. Драконморф совершил сие деяние первым из всех.

Алиса же также овладела сферами природы,-воды, воздуха и земли, в абсолюте.

Дайдрег стал охранять «Гнев», а его любимая - «Зависть».

Все трое поздоровались и сели на места.

Чуть позже, в обеденную залу вошли две пары:

Пегаска Блэкрайзэн Трэкт, которую привыкли называть Блэки,- вот «сестра по греху» Морганы. Обыкновенно суровая в повседневной жизни, но являвшаяся по сути внутренней, доброй,черногривая в обычной работе своей спасала жизни и, как говорили про нее, «купала белые в крови». Того королевского стража, с коим она шла под руку, звали Клауди Скайвинг,- тоже являлся пернатым конем. Он был «братом по греху» крылатому оленю. Муни сидела, завороженно наблюдая, как блестит на солнце его белая, с голубым отливом и парой локонов такого же цвета, грива. Легкие золотые доспехи же не смели скрыть его морду и руки, по которым можно было понять, что шкура Клауди была темно-серой.

Следом вошли парень и зеленогривая аликорн Серафима, которая была одной из трех полуангелов-хранительниц Муни.

А молодой человек, которому на вид было лет 27 (был он на самом деле младше на 6 лет), был высок и худ. Он, как и многие мужчины Сантарии, носил небольшую бороду,- прибавлявшую ему несколько лет, от краешков губ (до коих она не доставала), до подбородка. Кожа его была светла, но не белоснежна. До плеч волосы лохматы и,на контрасте с кожей, черны, но не как смоль, а чуть светлее, и с необычным серебряным отливом. И блестели как... Как драгоценные камни, чисто. Его зовут Арнольд Костер, и является он братом Ричарда,-почти по крови и полностью по греху, - «Блуду», и были по сему похожи. Фамилии у них совпадали. Но все обоснованно: дядя командира и был отцом Арни,-как стали звать его Хранители. Лица черты лейтенанта были более резкими и угловатыми, чем у младшего брата. И сам Арни был по первому, для Морганы, Менди и Дерека, впечатлению резким. Ведь дежурная улыбка казалась ядовитой и неискренней, а в светло-серых глазах что-то игривое, но темное.

Серафима, ах, сколь забавно, тоже имела белое тело. Губы она, по каким-то, мало кому известным, причинам любила красить черным. Фанатка контраста, наверное?

Она охраняла благоразумие самих Хранителей, и, поэтому, фактически, всех элементов.

Замыкала все маленькое шествие последняя Хранительница, «Алчности», Карамелия Скретчинг, обычная кобылка. Неужто шоколадный фонтан? Ан-нет, лишь блестящая на свету, прекрасная, воздушная, собранная в хвост, грива Карамелии.

Она была одной из немногих, познавших исцеление через истинную любовь.

В унисон все они сказали слова приветствия.

Мужчины были, кто как: графы в кафтанах; воины- в парадных доспехах,- и те представлялись лишь наплечниками, да защитой на спине и бедрах. Воины были в штанах и сапогах. Торс прикрывался белоснежной рубашкой. Молли была одета так же.

Девушки были, - кто в белых платьях, кто — в золотых, кто- в голубых. И все женские одежды блестели, так как невероятной красоты узоры на них были вышиты драгоценными камнями под цвет тканей.

Императрица сидела во главе стола и переговаривалась со вновь прибывшими. Но как только двери захлопнулись, она встала, и, постучав вилкой по бокалу, попросила внимания.

- Ну что ж, друзья. Мы собрались сегодня здесь, чтоб обсудить все произошедшее за эти полгода. Блэки, Клауди?

- Мы завершили половину порученных на задач. А так, ничего нового,- опустив глаза на полную, уже, тарелку произнесла Блэки.

- Алиса, Дайдрег?

- Мы учим использовать силу Великих сфер и амулетов во благо. И удачно, кстати,- с торжествующей интонацией ответил Дайдрег, махнув вилкой.

- Карамелия, как там твои ... эм... наблюдения за народом? Они всем довольны?

- Да.

- Арни?

- М? Нормально все,- усталый взгляд в ответ и пугающая немного в нем отстраненность.

- Уверен? - спросила Моргана, следя за лейтенантом, лениво катающим горошину по тарелке.

- На границах Селитарии все обыкновенно. Мрачно, скучно, и зачастую пустынно. Отшельники и не думают устраивать заговор. Дианэдора, земля амазонок... Ну, что ж, встретили они меня на удивление тепло. С Эландбергом, я думаю все и так понятно. Земля людей и им подобных. Ах, ну да. Они, представьте, думают, что сын той земли станет сантарийским принцем,- слова, заставившие Муни и командира обратить искушенные вниманием взгляды друг на друга, и усмехнулись.

- Ну, чтобы вы не удивлялись особо, когда вас будут спрашивать о свадьбе...- сначала с усмешкой, под конец с грустной интонацией произносил Арнольд.

- Мне думается, что-то все же не так,- обратилась шепотом принцесса к рыцарю.

- А знаешь, правда... После обеда стоит поговорить с ним,- сказал Ричард, легонько толкнув локтем в бок возлюбленную.

Звон столовых приборов, плеск напитков. Но все молчали.

По окончании обеда, когда гости стали расходиться по комнатам, командир подошел к брату, что-то сказал ему, обнял, а затем подошел вместе с ним к принцессе.

- Сочувствую по поводу случившегося.

- Да ладно...- доносился полушепот до Селены.

- Друг друга мы помним со славных времен академии. И знаете, нам стоило бы провести остаток дня втроем. Вы не против? Не заняты, надеюсь?

Арнольд наклонился к Муни, которому ростом принцесса была лишь до плеча, и поцеловал ее руку,чем вызвал легкий румянец кобылки.

- Мое почтение, Муни,- с теплотой произнес лейтенант.

- Вы так милы,- подавляя очарованный вздох, ответила единорожка, отводя глаза и поправляя другой рукой локон постоянно спадавших на глаза, волос.

- Почему бы и нет, я свободен,- сказал молодой человек.

- Я тоже.

- Отлично. Пойдемте в сад.

Все цветущее великолепие весны представлялось в «Парке свободы».

Вишни, яблони, кипарисы... Большие клумбы, прекрасные и, поражающие своей нерукотворной архитектурой, беседки, поразительные фонтаны с порой замысловатым сюжетом, в один миг выбрасывающие сотни струй в воздух.

И все это дышало свежестью и прохладой. Что ж может омрачать присутствие здесь? Только мысли, тяжелые и темные, как и тучи, надвигавшиеся с горизонта.

- Так что, брат? - спросил Ричард, рассматривая замысловатый цветок, являвшийся частью узора на ограждении беседки.

- Я очень устал. Бегать по государствам, ублажая параноидальные убеждения Морганы. Поговорить почти не с кем.

Муни перевела взгляд на лейтенанта и понимающе кивнула.

- А семья?- поднял глаза командир.

- Семья...-последовала грустная усмешка,- А что семья? Я вас с матерью вижу всего несколько раз в год. Про сестру и отца говорить что-либо нет смысла. Да и не хочется нагружать проблемами вас.

- Прости, чем ты сейчас-то занимаешься?

-Ричард!- одернула парня единорожка.

- Кому еще поныть мне, как не любимому братишке?- самоиронично бросил Арни, приобнял младшего и улыбнулся,- Спасибо, хоть, что терпишь.

- По поводу нытья - мне не трудно. Может, тебе некому выговориться. Каждый же нуждается во внимании, так?- улыбнулся Ричард брату.

После захода солнца Все Хранители снова собрались на ужин.

- ...Как это, быть заточенной в камне собственной, пусть и не родной, сестрой?- с сарказмом бросила Карамелия.

- Ну ты и язва, конечно. Раньше ты была немного другой.

- Муни, ты как, простила Моргану?- осведомилась Молли.

-Ну знаешь, это... Простила, конечно, да и она просто направила на меня меч, а не хотела насквозь меня им пронзить. По ее же словам. Так...получилось...

-Что ж, надо...- замялась пегаска,- Мне кажется, стоит с пониманием относиться к любому поступку. У всего есть корни. Помните, Юникон ведь напал на нас не просто так,- но, увидев грусть в глазах принцессы, стражница поправила себя,- Это, безусловно опрометчиво и эгоистично, идти против чьей-то воли. Свадьба... Тем более Шедлай и сам этого не хотел, как он позже признавался.

Взгляд Муни внезапно пал на лейтенанта. Она застыла, завороженная.

Его черты лица, манеры, привычки, мысли...

У единорожки с этим человеком совпадало очень многое, если взглянуть со стороны душ их. Странно, что раньше она этого не замечала.

Арнольд почему-то напомнил принцессе о чем-то далеком и знакомом, но давно забытом, и, возможно, вообще не происходившем в реальности...

- Все нормально?- вырвал из пучины забытья принцессу голос подруги.

- Да, да... Молли, я помню, ты скоро должна будешь уехать на пограничную службу, так?

- Да, а что?

- Ты там... Ну, приглядывай за своими,- единорожка снова отвела погрустневший взгляд в сторону лейтенанта и вздохнула,- сослуживцами.

Глава 3.

Шедоу Лайт шел по большому залу. Звонким эхом отдавался во все уголки помещения стук черных копыт по серому мрамору. Синяя тень покорно скользила по холодным гранитным стенам вслед за хозяином.

Взгляд янтарных очей пал на сравнительно недавно живого правителя Бентрии, закованного ныне в кахолонг.

Младший принц провел рукой по рогу и голове брата.

- П-полгода... назад,- шептал Шедлай.

Такой гладкий и холодный сейчас, словно сточены песком все неровности и шероховатости,-бывший при жизни абсолютной противоположностью себя нынешнего, Юникон.

- Б-брат мой... Сантария...За какие...

Единорог опустился на колени.

- Ты зол и обижен, не так ли, Шедлай?- поманил единорога чей-то сладкий голос.

Принц обернулся.

- Не утруждайся, Звезда. Не стоит.

- Ты хочешь отомстить?

- Нет — нет. Только не сантарийцы, это бессмысленно.

- Возмездие.

- Нет, Звезда, нет!

- Сладость за еще не содеянное и покоящееся только в мыслях.

- Даже не думай! Второй раз ты не сможешь!

- Поздно,- прошипела кобылка и принца окутал туман.

- Нет, не сейчас, не надо!- бессмысленные крики сквозь темное облако.

- Святая наивность, лунный сын.

- Звезда!- последнее слово затихало в шуме темно-синего вихря, растворяясь там, словно соль в воде.

Туман рассыпался, превратившись в холодные темно-синие кристаллики.

- «Чуть труднее, чем в прошлый раз. Только теперь разум подвержен моему контролю еще больше. Отлично.»

***

Молли шла по коридору, шелестя подолом платья и наслаждаясь мягкостью чудесного ковра, по которому ступала. Внезапно, она услышала чьи-то гневные крики. Эхо все равно резало уши пегаске. Она не любила, когда кто-то с кем-то ссорился. Но стоило ей подойти и прислушаться...

- Черт возьми, как вы вообще попадаете сюда?! Здесь работают только лучшие из лучших, а не те, кто путает ткани и мерки!

- Менди?- дрожащим голосом произнесла пегаска, выглянув из-за угла.

- Г-госпожа, я... Мы...

Кицунэ тихо зарычала, силясь вновь не предаваться своему греху.

- Менди!

- Молли?

- Что случилось?

- Небольшие трудности. Не так важно. Я сама разберусь,- раздраженно ответила лиса, переведя взгляд на «жертву».

-Менди, что, корни все же играют роль, да? Дианэдорки такие же раздраженные вечно. Ты ведь там родилась и прожила достаточно долго. Не уподобляйся им, прошу, - жалобно сказала стражница, коснувшись плеча Второй Хранительницы Солнца.

Последняя лишь вздохнула и утомленно посмотрела на просящую благосклонности для служанки, подругу.

- Иди, Скайнейлед.

Служанка торопливо покинула место разборок.

- Будь чуть добрее к окружающим, хорошо?Нет, нам всем тоже трудно себя контролировать...Но, все-таки, мы ж не знаем к насколько ужасным последствиям это приведет.

- Эх... Молли, да если б я могла...

- Мы постараемся помочь тебе.

Глава 4.

Принцесса зашла в комнату, села за письменный стол. Взяла было чистый лист бумаги, перо с чернилами, и, наполненная вдохновением, приготовилась черкнуть пару стихотворных строк, но внезапно, гром порвал нить мысли и заставил вздрогнуть единорожку. Хлынул дождь.

Вздохнув, Муни отложила перо.

- «Вот почему?»- думала она, идя закрывать окно.

Сделав желаемое, она снова села за стол. Внезапно, взгляд ее пал на музыкальную шкатулку. И нахлынули воспоминания...

***

Времена славной академии — именно так именовали большинство хранителей учебное время. Пролетевшее незаметно, и бывшее веселым, чуть беззаботным.

Даже Муни, которая еще не закончила учиться, ей ведь всего 14.

Чудесная история той самой шкатулки родом как раз из Академии...

Селена с Ричардом познакомились несколько необычно, год назад это было.

В средних классах, где и училась единорожка, начиналось обучение бальным танцам, и обучать младших должны были старшие ученики. Ричард тогда находился на последнем годе обучения.

Так совпало, что парень был наставником единорожки.

- «Какой парень... Неужели он и правда будет моим наставником?»

- «Какая милашка... Ей действительно 14?»

- Привет.

- З-здравствуй...

И, шаг за шагом, постигая мастерство танца и друг друга. День за днем. Бессонные ночи в мыслях о любви.

Он иногда делал ей маленькие сюрпризы. Она отвечала взаимностью.

И вот, последний бал, от Императорской академии, при императрице.

Четкий ритм и слаженность. Моргана просто сидела и восторгалась молча.

Мимолетно наслажденье.

После бала юноша подошел к единорожке:

- Можно тебя?

- Конечно.

Когда ни отошли от толпы, Ричард вынул из-за спины сверток. У Селены глаза засияли.

- Муни, у меня для тебя маленький подарок к окончанию обучения. Было приятно с тобой... Ну...

Не найдясь, что ответить, Костер отдал презент лошадке.

А та приняла его. Так искренне улыбнулась и с таким умилением глянула на Ричарда, что последний засмущался.

- Спасибо,- молвила она,- из тебя прекрасный учитель.

- Ты способная ученица.

Селена не сдержалась и, прижав подарок к груди, приобняла парня одной рукой и чмокнула в щеку. Подарила ласковый взгляд и торопливо удалилась, оставив старшего наедине с собой...

-Эх..

Муни снова уставилась на лист бумаги. Слева лежала стопка писем, одно из которых единорожка хотела прочитать в ближайшее время. А сейчас заняться было нечем, так что Селена решила распечатать конверт. Запах мяты... мать, Ария Фаер Стар, выращивает ее дома, в горшке...

«Здравствуй, доченька!

Мы с отцом очень скучаем, хотим повидать тебя. Но ты занята своими королевскими делами, так что приезжай, как сможешь.

Папа твой решил выращивать морковь, вдобавок к капусте, смородине и зелени. На продажу. Твои любимые пионы цветут и пахнут. Мне даже кажется, что могут посоперничать с «Парком свободы». Лист мяты я положила в конверт, чтобы ты не слишком грустила по дому.

У меня ничего особо нового. Знаешь, учительская рутина...

В общем, все хорошо. А сами вы как? Как Моргана? Напиши, пожалуйста, как освободишься.

Ты всегда была для нас принцессой, Муни.

С любовью, мама и папа»

Селена чувствовала, как начинают слезиться глаза. Тут же вспомнилась коронация...

Как все аплодировали, когда явилась принцесса Моргана.

И тут, называют Муни. Маленькая, шестилетняя единорожка неуверенно поднялась на пьедестал. Волнение, легкий страх. Но тут старшая сестра взяла ее за руку и улыбнулась младшей. Весь негатив, как рукой сняло. Император Фезер Виндвинг положил свою горячую руку на плечо единорожке, и в тот момент малышку охватило чувство невероятной торжественности. Родители аплодировали громче всех. А отец Муни, Уайлд Стар, даже слезу пустил.

Затем объявляли другие имена, на возвышение поднимались другие хранители. Тогда Селена впервые увидела Ричарда. Но, когда встретила второй раз, не узнала. Вырос, возмужал...

Затем взошла маленькая жрица солнца. После — Ксентра.

И далее Хантер. Последним компании присоединился Дерек, тогда еще носивший имя Диир. Он был старше всех ребят, даже Морганы. В то время, как последней в тот момент было пятнадцать, Дииру было семнадцать. Он был Самым младшим из трех Святых братьев. И был дядей принцессы Морганы...

Думы ее прервал разговор сестры и Ксентры, который Селена случайно подслушала. Из-за двери доносились приглушенные слова:

- Это выглядит глупо с твоей стороны.

- Но Моргана!

- Прекрати, Ксентра,- оборвала его императрица,- у меня просто нет желания и сил продолжать эту «трапезу обглоданных костей»!

- «Опять?»-подумала Мун Стар.

Тут стал слышен звук приближающихся шагов.

Скрип двери.

- Муни?

- Да?

- Завтра у тебя ответственный день, ты помнишь?

- Да,- ответила единорожка,- к сожалению,-шепнула она.

Императрица зашла в комнату.

- Ну что ты?

- Просто... переговоры... Я не знаю, первый раз в моей жизни, да и не знаю, как Шедлай, хочет этого вообще или нет, после того как мы заточили в камень Юникона!

Старшая вздохнула и подошла ближе.

- Ты беспричинно накручиваешь себя. Шедоу Лайт был инициатором переговоров, да и потом, у Черной звезды вряд ли хватит сил еще раз одурманить его.

- А что ес...

Грифониха приложила палец к губам.

- Ш-ш-ш. Успокойся. Иди сюда.

Правительницы вышли на балкон.

- Смотри.

- И что?

-Этот лес всегда будет красив. И днем, и ночью. Но всем больше нравится свет. Лишь кажется, что переговоры- это сложно. Но, если подумать, рано или поздно тебе пришлось бы приступить к этому. Как бы безутешна ты ни была, в тебе есть силы. Ну знаешь, вера в себя? Недаром мой отец именно тебя выбрал принцессой.

Младшая улыбнулась. Следующий день предвещал быть хорошим.

Глава 4

Селена проснулась в хорошем расположении духа.

Надев парадное платье, она отправилась в ванную комнату, затем на завтрак.

- Здравствуй, Селена!

- Здрасте.

- Ну, как ты?

- Неплохо, Ксентра,- ответила Муни, накладывая себе еду.

- Помнишь, о чем тебе надо будет сказать?

- Да, о торговле.

После завтрака Муни пошла в переговорную, где ее уже ждал Шедлай.

- Здравствуй... То-есть, Слава солнцу,- произнес он холодно.

- Здраствуй...Ш-шедлай...

- Мы на официальной встрече, Селена. Зови меня Шедоу Лайтом.

- Да-да, извини.

- Так, ладно. Мы хотели обсудить торговлю, не так ли?

- Д-да...

- «Прекрати нервничать, Селена, сейчас же!»- прозвучал голос голове у единорожки.

- Что?

- Я сказал, что вы можете нам предложить?

- Уголь, драгоценные камни, вод..

- «Вы, именно вы, убили Юникона!»- опять отдавалось в голове.

- Эм, все нормально, Селена?

- Да, да просто... Неважно.

- Ты не договорила.

- И водные ресурсы, коих, по нашим сведениям, у вас не много.

- Да. В принципе, неплохой повод, чтобы …

- «Прикончить тебя, зарезать кинжалом, что я всегда ношу при себе!»- и тут висок словно прострелили.

- Что, прости?

- Селена?

- Что?

- Я говорю, что это действительно хорошие товары. Но нам, пока что достаточно того, что у нас...

- «Артефакты, которые сотрут вас в пыль! И о вас всех даже не вспомнят, жалкие смертные!»

- Аргх... Боже, Святой... Арий...Мх

- Лена?

- « У вас есть какие-то там жалкие сферы силы, а у нас есть Сфера хаоса!»

- Как же... ар...

- «Мы изничтожим всех вас, жалкие существа, по ошибке названные Разумными!»

- Хватит!- крикнула Селена.

Шедлайт вздрогнул.

- Я, пожалуй, пойду...

- Нет, стой, мы же не договорились даже!

- Все уже понятно, мне незачем тратить свое время.

- Шедлай, но как же это?

- Я все сказал, девчонка!- крикнул бенткорн, обернувшись и став мордой к морде с единорожкой.

Затем он распахнул дверь и прошипел:

- До свидания.

Хранители, которые ждали окончания совещания, подбежали к Селене.

- Что случилось?

- Как прошло?

- Замолчите! Селена, все нормально?

- Да, Ричард... Т-то-есть нет, м...

Командир вздохнул и отвел Муни в комнату.

- Держи,- парень протянул ей стакан воды.

- Спасибо,- сказала Муни.

- Так что произошло-то?

- Я слышала голос Звезды...

- Но... Как? Что?

- Понятия не имею.

- Звезда разве может дважды нападать на одну и ту же жертву?

- Да, похоже.

- Ладно... Полежи, мы разберемся с этим.

- Спасибо, Ричард.

***

- И вот что с этим делать?

- Мы вообще можем сделать что-то?

- Это можно как-то исправить?

- Я...- Моргана терялась.

- Что предпринять?

- Ребята,- стоило Арнольду поднять руку, все замолчали,- вы- просто базарные бабки.

- Что прикажешь, Моргана? - обратился к ней Клауди.

О, эти пристальные, вечно ждущие от тебя чего-то, взгляды, преисполненные внимания, сейчас чуть-ли насквозь не прожигают.

- Мх...Нет, Шедлай, скорее всего, объявит нам войну под влиянием Звезды.

- И снова будет одна битва,- добавил генерал.

- И мы одержим победу,- подхватил лейтенант.

- А потом снова будем заниматься экзорцизмом,- закончил, вздохнув граф Дерек.

- Да, так, наверное.

Минута тишины.

- Так давайте, как в прошлый раз. План, команды.

***

- Господин Шедоу Лайт, войска готовы.

- Прекрасно, Блэковеркаст Санрайс. Выступаем, адмирал.

- Есть,- произнес бенткорн и удалился.

- Чудесно,- произнесла Черная Звезда,- возмездие скоро.

- Звезда, а так ли мне это нужно?

- Нужно, ведь если не отомстить, люди не поймут, что тебе обидно.

-До сих пор?

- Да.

***

И снова войска схлестнулись на поле битвы.

Граф Дерек с бентрийским принцем.

- Ну здравствуй, Шедлайт,- с издевкой произнес олень.

- Слава Солнцу, Диир!-крикнул бенткорн кидаясь на него с мечом.

Лязг металла. Затем удар, еще удар. И последний попал прямо в крыло полубогу. Тот зашипел от боли. Но продолжил сражаться.

- Т-твой брат сподличал!

- Пф, а что насчет тебя?

Удар, выбивший искру.

- Этот меч обращает в камень без желания, а лишь по надобности!

- Ха! - мечи снова скрещены. Еще пара искр.

От следующего взмаха Дерек ловко увернулся.

- Мне лишь интересно...

- Что?- вновь накинулся на оленя бенткорн, чуть не оставив ему шрам на лице.

- Как Звезда...

Звон оружия.

- Снова овладела тобой?!

На секунду Шедлай остановился, в его глазах заблестело что-то живое, принц даже опустил меч, но вдруг с криком бросился в атаку снова.

- Забудь! - лезвие вошло в плечо.

Граф вскрикнул и согнулся вдвое.

И, Шедлай уже занес над ним меч, как вдруг олень резко выпрямился и ударил принца в живот.

Тот рухнул на сырую утреннюю землю.

- Так, значит...

Шедоу Лайт притронулся к своему камню и превратился в лошадь. Взял меч в зубы, и помчался навстречу Дереку.

- Что...

Затем бросил оружие вверх, проскользнул под оленем и задними ногами лягнул графа.

Потом вновь прикоснулся к камню, он принял форму кентавра, поймал меч и вонзил меч в...

Землю. Дерек вновь успела увернуться.

Но, поставив копыто так, чтобы полубог не смогла увернуться, он зло улыбнулся, и произнес:

- Всё, граф .

Последний же не придумал ничего лучше, чем укусить Шедлая за ногу, пока тот заносил меч. Бенткорн поджал инстинктивно конечность, дав время оленю, чтобы уйти.

- Черт,- прошипел жеребец и выронил меч.

Дерек выкинула оружие, не желая убивать Шедоу Лайта, но стремясь остановить его или загнать в ловушку.

Полубог поцарапал жеребца, а затем пнул в бок, пытаясь повалить. Принц упал, но, вопреки расчетам Графа, прямо на него.

- Идиот! - ругнулся граф.

Он тут же оглушил жеребца своими мощными, массивными крыльями, и принц потерял сознание.

Олень спихнул с себя тяжелую полуживую тушу, встал, едва сохраняя равновесие, и окинул взглядом поляну.

Битва еще продолжалась.

- Войны!- крикнул Дерек,- Солнце снова чисто!

- Как бы не так,- прошипел бентриец, вставая.

Обернувшись, полубог увидел, что Шедлай воспарил, поддерживаемый черно-синим густым туманом. За спиной бенткорна появились черные божественные крылья. За ним левитировала Звезда.

- Ты даже не сантариец!- заговорили жеребец с кобылой одновременно.

- Зачем это тебе, Звезда?

- Я никогда...- на выдохе, к концу слов повышая голос, произнесла кобыла и рухнув с высоты на соперника, уже в теле жертвы продолжила сражаться. Звезда перенесла битву в полуразрушенный былым сражением между сестрами замок Святого отца.

Удар.

- Здесь никто, кроме меня, не увидит твоей смерти, Диир!

- Ты знаешь мое настоящее имя, а я знаю...

Графа прервал взмах меча.

Олень успел увернуться.

- … Что ты не демон, а лишь ученица.

Тяжело дыша, демон, в порыве отчаяния, с криком бросилась на графа.

Тот искусно отразил удар.

- Мне плевать! - огрызнулась Звезда.

Остервенело снова и снова бросалась она на оскорбившего ее и опустившего вот так просто.

Но Шедлай вдруг оступился и рухнул.

- Закончим, Звезда.

- Нет! Раз бентриец жив, то я продолжу!

Ожесточенно билась она, пока силы одержимого тела не иссякли.

Часто вздымались ребра коня. Ноги дрожали. Зрачки сузились.

Солнце встало. Шедлай бросил взор на светило, потом перевел утомленный взгляд на графа.

- Диир... Никому не говори,- на последнем издыхании произнесла демон, после чего отпустила Шедлая. Тот опустился сначала на колени, затем свалился на сырую плиту.

- Рад бы, Звезда...- вздохнул Дерек.

***

- Черный дух пал!- огласил поляну крик Морганы.

Все обратили взор в сторону императрицы. Победные крики сантарийцев огласили поляну.

Птица спустилась к Оверкасту.

- Слушай, адмирал. Заберете принца и уходите. Я знаю, ты хороший руководитель, постарайся проконтролировать, чтобы такого больше не случалось. Ладно? Вы же очистите его от духа Черной Звезды?

- Да, Моргана.

Блэковеркаст направился к холму, как Моргана его остановила.

- А почему в прошлый раз обряд экзорцизма проводили мы?

- Понятия не имею!

***

Мел, круг, алхимические символы.

Огонь, вспышка.

- Арнольд?

- Я готов продолжить обучение, Редклифф.

***

- У них все снова хорошо.

- Ха, а вот надолго ли?

- Редклифф?

- Что?

- Как мы поступим в следующий раз?

- Мы?-усмехнулся демон,-мы?

- Ну... я...

- Да. Правильно, Звездочка. И жертву для следующего здания выбираешь тоже ты.

- Правда?

- Да. Только подойди к этому с умом. Что думаешь?

- Так... О! Может, королева слепых?

- Та, которую зовут, аки водоросль?

- Да.

- А знаешь...

Демон подошел к шкафу, достал оттуда какие-то бумаги, потом посмотрел в хрустальную сферу.

-Неплохая идея. Очень даже. Ее государство в разрухе, старые обиды на Сантарию... Чудесно. Для тебя, так как очень легко будет спровоцировать ее на... Хотя, с остальными тоже было легко, знаешь ли.

-Ладно,- отвернулся демон к сфере,- посмотрим, насколько ты стойкая, малышка Спирогира.

КОНЕЦ