• Название:

    Контрольная Уголовный процесс


  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ

НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА и ГОСУДАРСТВЕННОЙ СЛУЖБЫ

при ПРЕЗИДЕНТЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЗАПАДНЫЙ ФИЛИАЛ

Контрольная работа

студента ____________ группы ___________ курса

____________________________________________________________________________________

Фамилия Имя Отчество

По специальности ________________________________________________

Код, наименование специальности

Наименование дисциплины ( МДК) «___________________

Оценка _____________________________

Проверил

____________________________

ПодписьФамилия И.О.

«____» _______________ 20___г.

Калининград, 2016

Вариант 8

Задания:

  • Субъекты возбуждения уголовных дел.

  • Понятие, основание и порядок прекращения дела.

  • Судебные прения и последнее слово подсудимого.

  • Частное определение суда.

  • Задача: 17.06.02 в подъезде дома №5 по ул. Нарвской в г. Калининграде около 20:00 обнаружен труп пожилой женщины без признаков насильственной

    смерти. Установлено, что гр. Сергеева проживала в кв.25 данного подъезда и

    смерть наступила в вследствие сердечной недостаточности.

    Какое решение следует принять следствию?

    1.Субъекты возбуждения уголовных дел.

    Субъектами возбуждения уголовного дела являются:

    1) при возбуждении уголовного дела публичного обвинения(ст. 146 УПК РФ):

  • орган дознания, дознаватель;

  • руководитель следственного органа, следователь;

  • капитаны морских или речных судов, находящихся в дальнем плавании, руководители геолого-разведочных партий или зимовок, начальники российских антарктических станций или сезонных полевых баз, удаленных от мест расположения органов дознания;

  • главы дипломатических представительств или консульских учреждений Российской Федерации.

  • 2) при возбуждении уголовного дела частного и частно-публичного обвинения(ст. 147 УПК РФ):

  • заявитель (потерпевший, его близкий родственник или его законный представитель);

  • руководитель следственного органа, следователь;

  • дознаватель;

  • прокурор(т.к. дознаватель возбуждает с согласия прокурора);

  • суд (при возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица - в порядке, установленном частями первой и второй ст. 318 Кодекса);

  • Председатель Следственного комитета РФ, руководитель следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту Российской Федерации (при возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в ст. 447 Кодекса, - в порядке, установленном ст. 448 Кодекса).

  • Руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей ст. 20 УПК РФ, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя в случаях, предусмотренных частью четвертой ст. 20 УПК РФ

    2.Понятие, основание и порядок прекращения дела.

    От прекращения уголовного дела, т.е. всего следственного производства, следует отличать прекращение уголовного преследования, т.е. производства в отношении конкретного лица, подозреваемого или обвиняемого в преступлении, иначе говоря, уголовно-процессуальной функции, выражающейся в выдвижении и обосновании подозрения и обвинения, инкриминируемого конкретному лицу. Согласно ч. 3 ст. 24 УПК РФ прекращение уголовного дела влечет одновременное прекращение уголовного преследования, но не всякое прекращение уголовного преследования влечет за собой полное прекращение всего дела. Так, если по делу обвиняется несколько лиц, а основания для прекращения установлены только в отношении одного из них, прекращение уголовного преследования в отношении данного обвиняемого не означает полного прекращения следственного производства по уголовному делу, которое в обычном порядке продолжается в отношении остальных обвиняемых.

    Действующий УПК РФ (ст. 27) устанавливает собственный перечень оснований прекращения уголовного преследования. Этот перечень включает в себя все основания прекращения уголовного дела, а кроме того:

    - непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления;

    - акт амнистии;

    - наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению либо определения суда или постановления судьи о прекращении уголовного дела по тому же обвинению;

    - наличие в отношении подозреваемого или обвиняемого неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела.

    Непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления как основание прекращения уголовного преследования означает, что:

    - сам факт преступления имел место, он доказан;

    - в деле имеется подозреваемый (ст. 46 УПК РФ) или обвиняемый (ст. 47 УПК РФ);

    - установлено, что инкриминируемое преступление совершено не подозреваемым, не обвиняемым, а другим лицом.

    Разновидность подобной ситуации выражается в том, что:

    - сам факт преступления имел место, он доказан материалами дела;

    - в деле имеется подозреваемый или обвиняемый;

    - собранных доказательств недостаточно для достоверного вывода, что расследуемое преступление совершено подозреваемым, обвиняемым, а не кем-либо другим;

    - все возможности для собирания дополнительных доказательств полностью исчерпаны.

    В силу презумпции невиновности и вытекающих из нее правил о том, что все сомнения толкуются в пользу обвиняемого, а недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности, вывод о недоказанности участия обвиняемого в преступлении равнозначен выводу о непричастности данного лица (обвиняемого) к преступлению, по поводу которого возбуждено данное уголовное дело и которое ему вменялось в вину, и означает, что данное преступление совершал кто-то другой.

    Вследствие акта амнистии уголовное преследование в стадии предварительного расследования подлежит прекращению, если выяснится, что расследуемое преступление подпадает под действие акта высшего органа государственной власти (в наше время и в нашей стране - Государственной Думы Федерального Собрания РФ), который принимается в отношении индивидуально неопределенного круга лиц и который, не отменяя уголовного закона, карающего за данное преступление, предписывает либо, прекратить начатое уголовное преследование, либо если оно еще не начато, то и не начинать его. В отличие от акта помилования, относящегося к одному конкретному лицу или к нескольким, но всегда индивидуально определенным лицам, акт амнистии носит нормативный характер; он всегда касается целой категории преступлений или групп субъектов, не обозначенных индивидуально. Эти категории определяются по различным признакам: по составу или тяжести совершенного преступления, по признакам субъекта преступления и т.д.

    Освобождение от уголовной ответственности вследствие акта амнистии означает прощение государством виновного, а не его реабилитацию. Если в ходе расследования и уголовного преследования лицу причинен вред, хотя бы моральный, а это лицо считает этот вред неправомерным, а себя - невиновным, вступает в действие правило, согласно которому прекращение уголовного дела вследствие акта амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае производство по делу продолжается в обычном порядке. Значит, следователь, дознаватель, несмотря на акт амнистии, должен завершить производство по делу составлением обвинительного заключения и направить дело прокурору, а тот - в суд, где в условиях гласного судебного разбирательства обвиняемый получает максимальные возможности добиваться своей публичной реабилитации. От наказания же он по-прежнему надежно огражден актом амнистии: даже если суд признает обвиняемого виновным, он обязан вынести обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

    Вследствие наличия вступившего в законную силу судебного приговора по тому же обвинению либо определения или постановления суда о прекращении дела по тому же обвинению уголовное преследование в стадии предварительного расследования подлежит прекращению в тех относительно редких ситуациях, если выяснится, что оно необоснованно возбуждено, потому что данное дело является вторым по счету по поводу одного и того же преступления, а первое уже разрешено в установленном законом судебном порядке в одном из судов первой, кассационной или судебно-надзорной инстанций. В основе указанных правил находится известное положение, согласно которому никто не может отвечать дважды за одно и то же (non bis in idem). Данное положение признано мировым сообществом и получило закрепление в Международном пакте о гражданских и политических правах, ч. 7 ст. 14 которого гласит: "Никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны".

    Вследствие наличия неотмененного постановления органа дознания, следователя о прекращении дела по тому же обвинению уголовное преследование подлежит прекращению также в редких случаях, когда в процессе расследования будет установлено, что это уже второе уголовное дело о том же самом преступлении, а первое получило свое законное разрешение в досудебных стадиях уголовного процесса в результате отказа в возбуждении уголовного дела или же прекращения дела, и что соответствующий уголовно-процессуальный акт вступил в законную силу и не отменен.

    В системе оснований прекращения уголовного дела и уголовного преследования особое место занимают те, что предусмотрены ст. 25 и 28 УПК РФ.

    Согласно ст. 25 УПК РФ, озаглавленной "Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон"*(68), суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа и орган дознания или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред. Если речь идет о вреде имущественном, т.е. об убытках, заглаживание означает их возмещение путем денежной компенсации или восстановления своими силами и за свой счет поврежденного имущества. Моральный вред может быть заглажен извинениями и адекватным опровержением не соответствующих действительности и порочащих сведений, от которых в соответствующих кругах пострадала честь или деловая репутация (имидж, реноме) потерпевшего. В соответствии с действующим гражданским законодательством моральный ущерб, причиненный преступлением, может быть компенсирован и в денежной форме. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон даже при соблюдении всех требуемых законом условий не является обязательным исходом данного дела. Суд, следователь и дознаватель вправе принять решение о таком прекращении, но и вправе направить его для рассмотрения в суде в обычном порядке. Такое решение может быть мотивировано любым соображением публичного свойства (сложная криминогенная обстановка, сомнение в добровольном характере заявления потерпевшего о примирении, отчетливо выраженный кабально "покупной" характер примирения и др.).

    Согласно ст. 28 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа и дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести в случаях, предусмотренных ст. 75 УК РФ, которая (ч. 1) гласит, что лицо, впервые совершившее преступление, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления. Основание для такого освобождения от уголовной ответственности и прекращения уголовного преследования называется деятельным раскаянием.

    Прекращение уголовного дела за примирением потерпевшего с обвиняемым, а равно вследствие деятельного раскаяния последнего предполагает доказанность виновности обвиняемого в совершении инкриминируемого преступления, а данное обстоятельство, в свою очередь, говорит о том, что до прекращения следственного производства по этим основаниям определенному лицу должно быть предъявлено обвинение, а обвиняемый должен быть допрошен. Минуя эти процедурные этапы, нельзя юридически значимо зафиксировать ни примирение, ни деятельное раскаяние, потому что в обоих случаях участником правоотношений выступает обвиняемый. Прекращение уголовного дела в порядке ст. 25 и 28 УПК РФ означает официальную констатацию того факта, что преступление имело место в действительности и что оно раскрыто, виновный установлен и уголовное дело может быть передано в суд, но не передается по законному усмотрению органа расследования и прокурора.

    Уголовное преследование определенного лица подлежит прекращению также в случаях, предусмотренных примечаниями к некоторым статьям Особенной части УК РФ, согласно которым от уголовной ответственности освобождаются:

    - лицо, добровольно сдавшее находящееся в его незаконном владении огнестрельное оружие, его основные части, боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства (примечание к ст. 222 УК РФ), и лицо, изготовившее указанные предметы (примечание к ст. 223 УК РФ);

    - лицо, добровольно или по требованию властей освободившее заложника (примечание к ст. 206 УК РФ);

    - лицо, участвовавшее в подготовке акта терроризма, если оно своевременным предупреждением органов власти или иным способом способствовало предотвращению акта терроризма (примечание к ст. 205 УК РФ);

    - лицо, совершившее коммерческий подкуп, если в отношении него имело место вымогательство или это лицо добровольно заявило о подкупе органу, имеющему право возбудить уголовное дело (примечание к ст. 204 УК РФ).

    Из сравнения перечней оснований прекращения уголовного дела с основаниями прекращения уголовного преследования и вышеизложенной характеристики содержания каждого явствует, что такое громоздкое, дублирующее изложение законодательного материала вряд ли оправданно. Ничем особенным основания прекращения уголовного преследования не обладают, и отделять их от оснований прекращения следственного производства в целом никакой необходимости нет. Уголовное преследование может быть прекращено в отношении конкретного обвиняемого или подозреваемого практически по всем основаниям, которые в законе обособляются в качестве оснований прекращения всего следственного производства в целом: и за отсутствием события преступления, и за отсутствием состава преступления, и вследствие истечения сроков давности уголовного преследования (что явствует даже из уголовно-правовой формулировки данного обстоятельства, включающей в себя понятие уголовного преследования), и из-за смерти подозреваемого и обвиняемого (что явствует даже из самого смысла данного обстоятельства, которое имеет в виду конкретное лицо, ушедшее из жизни), и по другим основаниям, именуемым основаниями прекращения уголовного дела.

    Единственное исключение представляет собой непричастность обвиняемого, подозреваемого к совершению преступления, которая в качестве основания окончания следственного производства всегда имеет адресный характер; оно всегда означает прекращение уголовного преследования в отношении конкретного лица и никогда не влечет прекращения уголовного дела в целом, независимо от того, сколько обвиняемых или подозреваемых "проходит" по этому делу.

    3.Судебные прения и последнее слово подсудимого.

    Прения сторон и последнее слово подсудимого являются предпоследней стадией судебного разбирательства. Прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. Это обязательные участники прений сторон. С учетом принципа состязательности сторон в деле, как правило, должен участвовать защитник. Однако закон предоставляет право подсудимому отказаться от защиты и принять эти функции на себя (ст. 52 УПК РФ). В этом случае в прениях сторон участвует подсудимый. Отказ участия обвинителя в прениях сторон по существу будет означать отказ от обвинения, и суд должен в этом случае постановить оправдательный приговор. В то же время отказ от обвинения обвинитель в любом случае должен обосновать, и это можно сделать на этом этапе только в прениях сторон.

    Отказ защитника от участия в прениях сторон означал бы его отказ от принятой на себя защиты подсудимого, что запрещено уголовно-процессуальным законом (ч. 7 ст. 49 УПК). В то же время отказ от защитительной речи подсудимого при отсутствии защитника — это право подсудимого.

    В этой ситуации важно, чтобы такое право подсудимому было предоставлено, поскольку не предоставление ему права на участие в прениях сторон расценивается как ущемление и ограничение его права на защиту, что может повлечь отмену состоявшегося приговора. Государственный обвинитель и защитник (а в его отсутствие — подсудимый) каждый со своих позиций подводят своеобразный итог судебного следствия.

    Государственный обвинитель в своей речи должен раскрыть общественную опасность совершенного преступления и указать на вред, причиненный преступлением, он анализирует доказательства, исследованные в судебном заседании, и высказывает свои соображения о доказанности предъявленного обвинения, предлагает квалификацию действий подсудимого с указанием пункта, части и статьи уголовного закона, дает характеристику личности подсудимого и высказывает свои соображения в отношении меры наказания с учетом всех обстоятельств, отягчающих и смягчающих наказание, а также по другим вопросам, которые должны быть разрешены судом (гражданский иск, мера пресечения, возмещение морального вреда и т.д.).

    В речи прокурора должны быть также проанализированы обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, и даны предложения по их устранению. По делам частного обвинения частный обвинитель не обязан придерживаться четкой структуры в своем выступлении в прениях сторон. Он может выбрать любую схему выступления и освещения тех вопросов, на которые он бы хотел обратить внимание. Выступление защитника в прениях сторон должно содержать мнение защиты по предъявленному обвинению, а также по тем вопросам, которые освещались в речи государственного обвинителя. Защитник должен сосредоточить свое внимание на обстоятельствах, которые опровергают предъявленное обвинение или вызывают определенные сомнения. Он может предложить иную квалификацию действий своего подзащитного, аргументируя свое предложение. Особое внимание должно быть уделено защитником вопросам, связанным с характеристикой личности подзащитного. Защитник должен иметь четкую единую позицию относительно положения своего подзащитного.

    Представляется, что защитник не может в прениях сторон высказывать альтернативные предложения, например, оправдать, но если суд не сочтет доводы убедительными, не назначать сурового наказания. Такая позиция защиты является ущербной по отношению к лицу, защиту которого такой защитник осуществляет. Им должна быть высказана одна позиция, которая, по мнению защитника, является наиболее благоприятной для его подзащитного. УПК РФ оставляет за подсудимым право ходатайствовать об участии в прениях сторон и в тех случаях, когда в них принимают участие обвинитель и защитник (ч. 2 ст. 292 УПК).

    Представляется, что в этом случае суд не вправе отказать подсудимому в удовлетворении его ходатайства. В прениях сторон также могут участвовать потерпевший и его представитель. Право указанных лиц не может быть ограничено законом, но в то же время участие в прениях сторон для потерпевшего и его представителя остается правом, а не обязанностью. Председательствующий это право должен разъяснить потерпевшему и его представителю в подготовительной части судебного заседания (ст. 268 УПК) и напомнить в стадии проведения прений сторон. Отказ потерпевшего от участия в прениях сторон не означает какого-либо ограничения его права на судебную защиту.

    Сам отказ должен быть зафиксирован в протоколе судебного заседания. Гражданский истец, гражданский ответчик и их представители также вправе ходатайствовать об участии в прениях сторон. Если такого ходатайства от них не поступает, то их участие в прениях сторон является не обязательным, в то же время если указанные лица ходатайствуют об участии в прениях сторон, суд не может им отказать в этом. Прения сторон являются образцом применения в судопроизводстве принципа состязательности и равенства сторон в процессе. Последовательность выступлений участников прений сторон устанавливается судом. При этом первым во всех случаях выступает обвинитель, а последним — подсудимый и его защитник (ч. 3 ст. 292 УПК).

    Из этого требования закона следует, что в первую очередь выступают лица, осуществляющие обвинительную функцию, следовательно, после выступления обвинителя в прениях сторон должны выступать потерпевший, гражданский истец и его представитель, затем выступают лица, представляющие сторону защиты, — гражданский ответчик, подсудимый и его защитник.

    Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту обвиняемого, лежит на стороне обвинения. Если по уголовному делу проходит несколько подсудимых, то очередность выступлений их защитников и самих подсудимых, если они изъявили желание выступить в прениях сторон, определяется председательствующим. В этом случае может быть учтено и мнение самих участников прений сторон. При участии в деле нескольких обвинителей очередность их выступлений определяется также председательствующим. Перед началом прений сторон обвинители могут обратиться к председательствующему с предложением об очередности их выступлений. Председательствующий регулирует очередность выступления в прениях сторон и остальных участников прений. Как уже отмечалось, приговор суда может быть постановлен только на тех доказательствах, которые исследовались в судебном заседании. С учетом этого участники прений сторон не вправе в своих выступлениях ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании или признаны судом недопустимыми.

    Суд не вправе ограничить продолжительность прений сторон, в то же время председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих отношения к рассматриваемому уголовному делу, а также доказательств, признанных недопустимыми. Представляется, что председательствующий может прервать выступление участника прений сторон и тогда, когда он начинает повторно или неоднократно обращаться к одним и тем же доказательствам, приводя доводы, аналогичные тем, которые им уже были приведены. Председательствующий должен обратить внимание выступающего на это обстоятельство и дать ему возможность продолжать выступление. После произнесения речей всеми участниками прений сторон каждый из них может выступить еще один раз с репликой. Реплика состоит из возражений на какое-либо высказывание участников в прениях сторон. Она, как правило, не является продолжительной по времени, однако прерывать лицо, воспользовавшееся правом реплики, председательствующий не может, за исключением того, когда лицо, воспользовавшееся этим правом помимо возражений, вновь начинает анализировать доказательства, т.е. по существу заново начинает прения.

    В этом случае председательствующий должен разъяснить лицу значение реплики и призвать его к соблюдению права ею воспользоваться. Сама реплика — это не обязательный элемент прений сторон. Участник прений может ею и не воспользоваться, но предоставить такое право председательствующий обязан. Отказ участника прений от реплики должен быть зафиксирован в протоколе судебного заседания. Право последней реплики принадлежит подсудимому и его защитнику. Лица, участвующие в прениях сторон, по их окончании, но до удаления суда в совещательную комнату, вправе представить суду в письменном виде предлагаемые формулировки решений по вопросам, указанным в п. 1—6 ст. 299 УПК РФ.

    Следует отметить, что для суда эти формулировки не имеют обязательной силы, однако суд может ими воспользоваться при постановлении приговора. После окончания прений сторон председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово. Это судебное действие предполагает предоставление возможности подсудимому еще раз выразить свое отношение к судебному разбирательству. Во время произнесения последнего слова никакие вопросы к подсудимому не допускаются. Содержание и форма последнего слова законом не предусмотрены, они являются произвольными, и суд не может ограничить продолжительность последнего слова. В то же время председательствующий может остановить подсудимого, если обстоятельства, излагаемые в последнем слове, не относятся к рассматриваемому уголовному делу. Последнее слово подсудимого не является его обязанностью, поэтому после предоставления председательствующим подсудимому последнего слова он может отказаться от него, что фиксируется в протоколе судебного заседания. Само предоставление последнего слова со стороны председательствующего является обязательным. Несоблюдение этого требования расценивается как ущемление права на защиту подсудимого и влечет отмену приговора. Если подсудимый был удален из зала судебного заседания за нарушение порядка в судебном заседании (ст. 258 УПК), для произнесения последнего слова он должен быть возвращен в зал судебного заседания. Содержание последнего слова подсудимого не имеет доказательственного значения. Однако, если в последнем слове он сообщает о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявит о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, суд вправе возобновить судебное следствие. Такое же положение существует и при возникновении указанных обстоятельств во время выступлений участников прений сторон (ст. 294 УПК). По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь проводит прения сторон и предоставляет последнее слово подсудимому. Заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора, о чем председательствующий объявляет присутствующим в зале судебного заседания. Также председательствующий должен объявить время оглашения приговора, которое должно быть соблюдено. Если по каким-то причинам суд не уложился к назначенному времени, через секретаря судебного заседания должно быть объявлено новое время провозглашения приговора.

    4.Частное определение суда.

    Уголовно-процессуальный закон предоставил судам права одновременно с постановлением приговора выносить определения по вопросам, указанным в самом законе, а именно: а) о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления и требующих принятия соответствующих мер; б) о нарушениях, допущенных при производстве дознания и предварительного следствия, а также при судебном разбирательстве, и в) о неправильном поведении отдельных граждан на производстве или в быту или о нарушении ими общественного долга (ст. 321 УПК РСФСР).


    Право вынесения подобных определений предоставлено судам первой и второй инстанций. Суд надзорной инстанции также не составляет исключения. На вынесение в установленных законом случаях таких определений (постановлений) судами надзорных инстанций ориентирует ст. 21 УПК РСФСР. В указанном направлении развивается и практика. По этому основанию в распорядительном заседании суда в тех случаях, когда его определением заканчивается или приостанавливается производство по делу или дело возвращается для производства предварительного расследования, также могут выноситься частные (особые) определения.


    В уголовно-процессуальных кодексах одних союзных республик, например РСФСР, эти определения называются частными, в УПК других, например Эстонской ССР, особыми.


    Значение частных (особых) определений вытекает из того, что, как отметил Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 14 октября 1964 г. «О практике вынесения судами частных (особых) определений по уголовным делам», «на суды возложена обязанность путем вынесения частных (особых) определений способствовать устранению причин и условий, порождающих преступления; обращать внимание общественных организаций и коллективов трудящихся на неправильное поведение отдельных граждан на производстве или в быту, на нарушение ими общественного долга; реагировать на нарушения, допущенные при производстве дознания, предварительного следствия и при рассмотрении дела в суде».


    Таким образом, частные (особые) определения судов являются одной из важных форм их профилактической работы.
    К тем видам определений, которые указаны в ст. 321 УПК РСФСР, следует присоединить еще один вид, прямо не предусмотренный в законе, а именно о поощрении отдельных граждан, проявивших высокое сознание, мужество и храбрость по предупреждению и пресечению преступления, задержанию и изобличению преступников.
    Суды в процессе судебного разбирательства вправе выносить и иные определения, например о возбуждении дела против подсудимого по новому обвинению, о возбуждении уголовного дела против свидетеля по обвинению в лжесвидетельстве. Эти определения не являются частными (особыми). Между тем суды иногда неправильно называют их частными (особыми). Дело не только в том, что название такого определения не соответствует закону, но и в том, что закон предусматривает различные процессуальные последствия для каждого судебного решения.


    Так, согласно ст. 331 УПК РСФСР частное определение суда может быть опротестовано, но не подлежит обжалованию, з определение суда о привлечении лица к уголовной ответственности может быть не только опротестовано, но и обжаловано. К вопросу о правомочиях суда при вынесении частного определения имеет отношение постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19 марта 1968 г., вынесенное по делу Николаева и др. В нем указывается, что в частном (особом) определении суд не вправе утверждать о виновности лиц, допрошенных в судебном заседании в качестве свидетелей или потерпевших и не привлеченных к уголовной ответственности. В постановлении, в частности, говорится: «Установив при судебном разбирательстве данные, указывающие на совершение преступления.., суд, не предрешая вопроса о доказанности их вины, должен был вынести определение о возбуждении в отношении этих лиц уголовного дела, но не принимать решение, основывающееся на доказанности вины этих лиц, как это сделано в рассматриваемом частном определении».


    Что касается возбуждения уголовного дела против лица, которое по данному делу не привлечено к уголовной ответственности, суд должен руководствоваться ст.ст. 256 и 261 УПК РСФСР. В ст. 261 УПК РСФСР говорится: «По всем вопросам, которые разрешаются судом во время судебного разбирательства, суд выносит определения».


    Однако могут быть случаи, когда достаточных оснований для возбуждения уголовного дела нет, но имеются данные, которые требуют дополнительной проверки, прежде чем решить вопрос о возбуждении уголовного дела. В подобных случаях суд вправе частным (особым) определением довести до сведения прокурора о выявленных в судебном заседании данных.


    Частные (особые) определения необходимо выносить во всех случаях установления обстоятельств, которые служат для этого основанием, независимо от их значительности. Прежде всего такое требование относится к случаям выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Указанные обстоятельства очень разнообразны, для их выявления требуются большое внимание и умение, но выявлять их нужно обязательно, так как задача состоит не только в том, чтобы постановить приговор, но и в том, чтобы предупредить совершение новых аналогичных или других преступлений. Фиксирование в частном (особом) определении процессуальных и других нарушений», допущенных во время производства дознания и предварительного следствия, содействует улучшению качества предварительного следствия и судебного разбирательства и является важным средством укрепления законности в этих стадиях уголовного процесса.
    Основанием для вынесения частного (особого) определения являются обстоятельства, установленные в ходе разбирательства данного уголовного дела. Обстоятельства, установленные по другим, ранее рассмотренным делам или известные судье из других источников, не могут влечь вынесения частного (особого) определения.


    Частные (особые) определения суда должны базироваться на доказательствах, установленных по рассматриваемому судом делу. Такое требование вытекает из ст. 37 Основ уголовного судопроизводства, согласно которой суд первой инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу. На недопустимость ссылаться в частном (особом) определении на обстоятельства, не исследованные по рассмотренному делу, указал Пленум Верховного Суда СССР в упомянутом ранее постановлении.


    Обстоятельствами, способствовавшими совершению преступления, являются: обстоятельства, непосредственно побудившие подсудимого к совершению умышленного преступления; условия, способствовавшие совершению преступления (безответственное отношение должностных лиц к выполнению своих обязанностей и т. п.); обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности подсудимого, поскольку они имеют отношение к способу совершения преступления. Некоторые обстоятельства имеют прямое отношение к причинам и условиям, способствовавшим совершению преступления (совершение преступления под угрозой либо в силу материальной, служебной или иной зависимости, под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего, совершение преступления с использованием условий общественного бедствия или общеопасным способом, тяжелые личные или семейные обстоятельства).


    Речь идет также об обстоятельствах, характеризующих личность подсудимого и относящихся к формированию его характера, влияние на него общественной среды, реагирование общественных организаций на имевшие в прошлом место противоправные и аморальные проступки подсудимого, условия воспитания подсудимого.


    Приведенный перечень не является исчерпывающим. Выяснение обстоятельств, относящихся к личности подсудимого, позволяет оценить его общественную опасность и в связи с этим назначить справедливое наказание, а также сообщить надлежащим организациям о недостатках в воспитательной работе на производстве, в семье и школе.
    Многие частные (особые) определения носят общий характер. Их недостаток состоит в том, что в них не вскрываются конкретные причины данного преступления и условия, способствовавшие его совершению, могущие вызвать другие преступные действия. В этих определениях не указываются иногда те предложения, реализация которых помогла бы устранить причины и условия, способствовавшие совершению преступления, а даются нередко рекомендации хозяйственно-распорядительного характера.


    Разумеется, сказанное об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, носит общий характер. В каждом уголовном деле имеются конкретные особенности, и при его рассмотрении следует выявить именно те обстоятельства, которые способствовали совершению данного преступления.


    Эти обстоятельства исследуются с помощью способов и средств, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством. Вопрос об их исследовании должен быть специально рассмотрен при предании обвиняемого суду и в подготовительной части судебного разбирательства, с тем чтобы в суд были вызваны соответствующие свидетели, а при необходимости и эксперты. Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, выясняются в ходе следствия, при допросах подсудимого, потерпевшего, свидетелей, экспертов и при допросе специально вызванных для этой цели лиц.


    В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 14 октября 1964 г. дается весьма важная рекомендация, направленная на то, чтобы исключить случаи необоснованного обвинения лиц в недобросовестном или халатном отношении к своим обязанностям. В нем говорится: «Обратить внимание судов, что частное (особое) определение о недобросовестном исполнении должностным лицом своих служебных обязанностей, а также о неправильном поведении отдельных граждан на производстве, в быту, о нарушении ими общественного долга должно преследовать цель их исправления и перевоспитания.
    Поэтому для наиболее полного исследования указанных обстоятельств рекомендовать судам в необходимых случаях заслушивать в судебном заседании показание такого лица».
    Поскольку его показание имеет отношение к обстоятельствам, подлежащим исследованию в судебном заседании, его следует вызвать в суд в качестве свидетеля. В основном показание такого лица будет носить характер объяснений, но оно может быть допрошено как судьями, так и другими участниками процесса.
    В практике встречаются случаи, когда суды выносят частные (особые) определения в отношении общественных организаций и их руководителей по поводу их якобы неправильного отношения к рассматриваемому судом делу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР, рассмотрев такое определение, вынесенное президиумом Воронежского областного суда по делу К. и Н., отменила его, указав при этом, что общественные организации и коллективы трудящихся вправе в соответствии со ст. 52 УК РСФСР возбуждать ходатайства о взятии на поруки лица, совершившего преступление, не представляющее большой общественной опасности. Суд может, — говорится в определении, — согласиться или не согласиться с этим ходатайством коллектива. Однако выносить по этому поводу частное определение у президиума Воронежского областного суда в данном случае не было достаточных оснований.


    Известно, что следователь в тех случаях, когда при производстве следствия им установлены причины и условия, способствовавшие совершению преступления, обязан внести в соответствующие предприятия, учреждения и общественные организации представление об устранении этих причин и условий. Предприятия, учреждения и общественные организации обязаны не позднее чем в месячный срок рассмотреть представление следователя, принять необходимые меры и сообщить об этом следователю (ст. 140 УПК РСФСР и соответствующие статьи уголовно-процессуальных кодексов других союзных республик). В связи с этим возникает вопрос о том, как должен поступить суд, если представление об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, уже было вынесено следователем.


    Судья или суд в процессе подготовительных действий к судебному заседанию обязан выяснить, что было предпринято в ходе предварительного расследования к устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. В тех случаях, когда причины и условия не выяснялись или выяснены не полностью и это имеет значение для вынесения приговора по делу, суд должен вернуть дело на доследование, если невозможно восполнить такой пробел в процессе судебного разбирательства.


    Если причины и условия достаточно полно выявлены на предварительном следствии и следователь внес законное и обоснованное представление, у суда нет оснований возвращаться к этому вопросу и выносить частное, (особое) определение, которое бы дублировало представление следователя. Лишь тогда, когда имеются данные о том, что соответствующие организации в установленный срок не приняли мер по представлению следователя, суд может вынести соответствующее частное (особое) определение. Суд может вынести также частное (особое) определение, если признает представление следователя недостаточно полным и обоснованным. Если представление следователя или прокурора не приобщено к делу, суд при необходимости может истребовать копию представления.


    Частное (особое) определение суда состоит из трех частей: вводной, описательной и резолютивной.
    Во вводной части указываются: а) время и место его вынесения; б) наименование суда, вынесшего определение, состав суда и секретарь судебного заседания; в) дело, рассмотренное судом, в связи с которым выносится данное определение.


    В описательной части необходимо: а) кратко описать сущность рассмотренного судом уголовного дела; б) указать, в чем конкретно выразились недостатки в деятельности ведомства, учреждения, предприятия или организации, способствовавшие совершению преступления; нарушения, допущенные при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства; недостойное поведение гражданина. Указывая на эти обстоятельства, суд в определении должен привести и проанализировать соответствующие доказательства; в) назвать организации и должностных лиц, а также граждан, о которых говорится в частном (особом) определении.
    В резолютивной части: а) обращается внимание соответствующих руководителей и других лиц на необходимость устранения установленных судом недостатков и даются различные рекомендации, но последние не должны касаться оперативной и хозяйственной деятельности предприятий и организаций, для дачи которых суд не установил необходимых данных, и выходить за пределы его компетенции; б) обращается внимание соответствующих должностных лиц на нарушения, допущенные при производстве дознания или предварительного следствия; в) обращается внимание соответствующих общественных организаций и коллективов трудящихся на недостатки поведения их членов; г) указывается срок, в течение которого организации и лица, которым адресуются определения, обязаны известить суд о принятых ими мерах по исполнению этого определения.
    Частное (особое) определение подписывается председательствующим и народными заседателями.


    Частное (особое) определение адресуется конкретным лицам и организациям, причем они до суда неизвестны. Лишь во время судебного разбирательства, когда выявляются причины и условия, способствовавшие совершению преступления, постепенно выясняются те организации и те должностные лица, от которых зависит принятие мер к предупреждению преступлений.


    В равной мере нарушения правил уголовного судопроизводства лицом, которое производило дознание, и следователем выявляются лишь в результате разбирательства дела, а в связи с этим и устанавливаются лица, допустившие такие нарушения.


    Вопрос о том, кому конкретно должно быть адресовано частное (особое) определение, специально в законе не регламентирован. В общей форме в ст. 321 УПК РСФСР сказано, что «копия частного определения направляется соответствующему учреждению, предприятию, организации, должностному лицу...». Это относится к таким определениям, которые касаются причин и условий, способствовавших совершению преступления.
    Что же касается неправильного поведения отдельных граждан на производстве или в быту или нарушения ими своего общественного долга, то в ст. 321 УПК РСФСР указывается, что суд вправе в своем определении обратить внимание общественных организаций и коллективов трудящихся на поступок этих граждан. Определение должно быть адресовано соответствующей организации или коллективу, куда и следует направить копию частного (особого) определения.


    На допущенные во время дознания или предварительного следствия нарушения суд согласно закону обращает внимание «соответствующих» должностных лиц.
    В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 14 октября 1964 г. говорится, что частное (особое) определение должно направляться для исполнения тому должностному лицу, которое в силу своего служебного положения может и обязано устранять выявленные судом причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Далее в постановлении указывается, что в тех случаях, когда эти причины и условия явились следствием особо серьезных нарушений, а также если они касаются нескольких предприятий или лично руководителя предприятия, учреждения или организации, частное (особое) определение направляется вышестоящей организации.
    Общественной организацией и коллективом трудящихся, которым следует направлять для исполнения копию частного (особого) определения, является та организация и тот коллектив, где работает гражданин, допустивший неправильное поведение. Копия определения в необходимых случаях может быть направлена также в товарищеский суд.
    Должностным лицом, которому следует направить для исполнения копию частного (особого) определения о допущенных на дознании и на предварительном следствии нарушениях, может быть прокурор, осуществлявший надзор за дознанием и предварительным следствием, вышестоящий прокурор, начальник органа дознания, начальник следственного отдела, управления органов Министерства внутренних дел.
    О лицах, проявивших свой гражданский долг при задержании преступника и способствовавших раскрытию преступления, следует сообщать руководителю и общественным организациям того предприятия или учреждения, где эти лица работают.
    Вопрос о том, в адрес кого следует выносить частное (особое) определение, имеет важное практическое значение. От правильного решения его зависит действенность определения и своевременное реагирование на него. Поэтому вопрос об адресате специально следует обсудить при вынесении частного (особого) определения.
    Согласно ст. 321 УПК РСФСР частное определение по усмотрению суда может быть оглашено в судебном заседании. Из этого следует, что в совещательной комнате при вынесении частного определения должен быть рассмотрен вопрос об оглашении частного определения, и в случае положительного решения об этом необходимо указать в резолютивной части определения.
    Частное (особое) определение оглашается после приговора. Об оглашении определения следует указать в протоколе судебного заседания.
    Частное (особое) определение имеет большое воспитательное значение. Но из этого не следует, что каждое определение нужно оглашать.
    В отдельных случаях это делать нецелесообразно по ряду причин, в частности если речь идет об интимной стороне жизни граждан или в нем указаны данные, преждевременное оглашение которых нежелательно.
    Если суд принял решение не оглашать частное (особое) определение, председательствующий объявляет участникам процесса о вынесении такого определения. При этом нельзя ограничиться только сообщением о факте вынесения частного, (особого) определения, а необходимо сказать также о его предмете и в чей адрес оно направляется.


    Частное (особое) определение вступает в законную силу по истечении срока на его опротестование. В уголовно-процессуальных кодексах Украинской ССР (ст. 354), Казахской ССР (ст. 319), Узбекской ССР (ст. 332) и Эстонской ССР (ст. 296) предусмотрено, что частное (особое) определение может быть обжаловано.


    Участникам процесса, которым закон предоставляет право опротестовать или обжаловать такое определение, должно быть предоставлено право ознакомиться с ним. Частное (особое) определение по УПК этих республик вступает в законную силу по истечении срока на его опротестование и обжалование. В случае же, если принесен частный протест или частная жалоба на постановленное судом частное (особое) определение, оно вступает в законную силу после рассмотрения его в кассационной инстанции, если оно не было отменено.

    Пленум Верховного Суда СССР в постановлении «О практике вынесения судами частных (особых) определений» рекомендовал судам в тех случаях, когда дело будет рассматриваться в кассационной инстанции, направлять частное (особое) определение для исполнения по вступлении приговора в законную силу. Такая рекомендация вызвана тем, что суды при рассмотрении дела в кассационном порядке в силу ст. 45 Основ уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик должны проверить в ревизионном порядке законность и обоснованность вынесенного по делу частного (особого) определения. Кроме того, следует иметь в виду, что отмена приговора по кассационному протесту или кассационной жалобе, как правило, влечет отмену частного (особого) определения, когда оно вынесено по поводу причин и условий, способствовавших совершению преступления, так как с отменой приговора факт совершения преступления не считается установленным.
    Суд не может ограничиваться, лишь вынесением частного (особого) определения. Законом установлен месячный срок, в течение которого организации и должностные лица, которым направлена для исполнения копия определения, должны сообщить суду о принятых ими мерах.