• Название:

    Слова еритика Родиона


  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Слова еретника Родиона

А Родя Лютый прадед на что лют еретник был икону восопернику соимяну сжигал да во прах толок да порог восоперника усыпал прахом сим глаоля "Лик свтои изошел прахом пошел так и ты рабина имярек здоровием изоидешь. Нима!".

И тако он товорил с вражиною своим кусок савана от самоубивца в перваче вымачит да ентим первачом вражину опоит а тряпицу на скобу дверну ему повесит да глаголит "Жил да удавилси так и во тобе Бес удавленник вселилси. Нима!".

На воду Родя чтил родникову да девку младу угощал и она по нему сохнути зачинала люто "Вода Князем Аспидом всем дана всех она поит да моит да от сонцу божиго иссыхает да как водица от божиго ока иссыхает так и рабица имярек от его ока иссыхает да по мне одному жаждою страдает. Нима!".

Родя палец собе колол да на свечу кверх батарахою выставленною пред иконою черною кравину свою крапил как ослабнет да глаголил "Сатане крови воздаю а мине от его Силы прошу. Нима!" и креп на глазах силою наливаяся немеряною.

Коли баба полюбовница жалилася Роде что муж ее кулаками подчует так требовал он его исподнее принести да исподнее енто на погостен тын на его невходя повязывал да глаголил "Как не один мертвяк кулаками немахает бабы неоднои непобивает так и рабина имярек боле рабицу имярек нетронет. Нима!" пятак покладя прочуходил.

Родион шел в церкву по вечере да свечу купив малу в канун заупокоен ее ставил кверх батарашкою да молвил "Ставлю рабине имярек живому да за упокои его да всю хулу на енто пламя собираю да порухои на его и веду. Нима!" вражине сорокоуст заупокои ладил да проч тикал молоча да безоглядку.

Вельмовок он мирил лбами их соединяя нагими в бане да опосля того икону Вседержавною целовати велел да водою ее омыти да по капле крови в енту водину обранить с вретина добытою да вретеном перемешав испити кажду веливал и вельмовки сестрами родными становился опосля деиства сего.

Молитвам черным вельмовок да вельмаков младых учивал "Не во имя отца сыну да святого духу а во имя Диавола тело да душу свое заговариваю от гибели погибели отведу душу от бога лютого спасу ко Диаволу во дело его всеи душои отдамси да делу лютому да верному придамся. Нима!".

Слепым он коли хотел вражину сделати так огарок свечи поминальною в умывальник во избе вражины кидал да молвил "Как мертвяки глаза неоткрывают на бел свет невзирают так и товои рабина имярек глаза света белого боле незнают. Нима!".

Говно коли вражины узрит Родион так гвоздину калену во говно енто воткнет да глаголит тринадцати разов "Как гвоздина в говне торчит так в жопе рабины имярек боль навеки сидит. Нима!" да прочу идет молоча да безоглядку.

Монахи да монашки черны в монастях черных славно дивут явства разны вкушают да похоть рияну познают Бесов славя да просибы людев за денигу исполняя книги познают замрски да старины да приход свои чят свято семиеи болишою живя да молитва тому Велика "Не во имя сына отца да святого духа а во имя Диавола службу ему воздаем да славя молим его неустанно церква наша зору нашему мила да церква наша черна да одна. Нима!".

Доску стару трухляву брал Родион Лютыи да сук внеи наидя выбивал его обухом кладенца свого да скрози дырочку енту как сук спалит да во прах сожгет горкою уложа скапывал в дыру свечину церковною кверхбатарахою возоженою да воск как скапат с прахом от сука перемешав вниви свечину ладил да как замастрячил пред иконою Вседержавною возжигал молча свечу сию на еи иглою имя вражины нацарапв сверхувниз и вражина от того сухоткою вскоре исходил.

Брал Родион тринадцати нитин черных да воску пасечного да творил кукленку да ентукукленку в шерсти барана черного валял да кукленку енту баню кидывал да от того Матял лютовати в бане тои зачинал выл дико да людев давил.

Зелие коли Родя варил дак хмелю брал да барыни ягоды да семени свого да крови своеи сушоною да творил в горшке все варя на водице в полночь в роднике лесном набратою да глаголил помешвая "Не во имя отца сыны да духу святг а во имя князя Сатаны варю учек своих к собе привяжу. Нима!" студил да цедил да медовуху творил на водице сеи да девок своих коих поучал вельмовок лихих опаивал да в похоти они ему угождали всегда да дело творили верно Бесовско.

Петушина ставленник бож ангельск чин он имеет да приставлен богом Нечисту пужать криком своим громогласным его и царь всех зверев пужаитси так как строг он да Родя сказывал что коли петушину несечи а гребень его зажарити да сиести кладенцом отсеча петушину засеча так смел еретник будет да старцы молебны пред им бесилины станут.

Брал он волос своих рыжих с головы да иных местов да кповины семени да ногтев да воску пасечного да творил куклину с полено по подобию свому да накуклину сию наговаривал в избе у Фимы ее саживая "Супостат что творит супротя мени семенит мою кровину коли трогат детев моих жинку мою так суротя мени он нечигошеники немсогит все вкуклу сию полетит. Заклято!".

Порчину он с людев так сымал мешек в бочке полынною воды умачивал да сушил да в нем дыру для главы творил да рук и на людину одевал и таки переспати ноч веливал а по утру снятии да на скресте Чертовом спалити Бесов четвертиною воздобря да в бане веничком синовым следом пропаритси да в печи банною его спалити.

Коли бабу *нецензурная брань* безутешною он сотворити хотел так крови сучки течною бродячею добывал да на ентом хмель варил да цедил да медовуху на водице сеи ставил да угощал бабу да от того она *нецензурная брань* становилася безутешною.

Воду он брал крещенску да в нее мочилси да кладенцом своим перемешав с говорком "Мешаю мучу все свои немочи в один жгут скручу. Нима!" да попу на порог изливал да от того поп все недуги Роди брал то Родя творил когда уж стар был.

Любил он молитву "Не во имя отца сыну да святого духа а во имя Диавола престол его златом зерцает а отец его в облаках прибывает воиско Бесовско секиры потачает на отца тучею черною шагает его посекает. Нима!".

Коли по утру подвес Родя на скобе двернои находил у бабы какои ночевая так велет еи клюем осиновым подвес сеи взятии да на губеике спалити глаголя "Пдвес полыхал дым в небо улетал Бес того кто вешал узрел да на тогу дунул извел. Нима!" да скукожитси тот кто творил враз.

Волчиеи ягоды Родя Лютои брал да шерсти волчиеи да с племенного быка с загривка шерсти да коти петушины да в умот все суша увязывал да под ложе покладал да кровиною петушиною крапил мал пузырек имевши мужику трусливому и мужик от того лютои делалси да с бабами в стогу да постели удал да смел дюже везде да зол по доброму.

Для тог чтобы работку поломати никто немог Родион творил просто как порчину али приворот подклает так до нага разденитси да вперед кувыркнетси да опяти оденитси да молвит "Кто задом голым чрез голову взад кувыркнетси от того мое дело разомкнетси замок закрываю Беса приставляю. Нима!".

Коли бабу каку хотел во потеху собе к своему хуине приручити чтобы то она страсть как его хуи любила ласкою тешити сладкою так брал он мед липовыи да семя свое на луне полную во него спускал да глаголил девяти разов "Как мед мухи да пчелы любят да на его летят так рабица имярек хуина мои милует.Нима!" да окормит бабу.

Брал Родя пыли с перекреста что к церквине ведет да пыли с места гиблого да на крылице вражины с пылины сеи круг осыпал да во него тринадцати свечин кверх батарахою ставил да тихо шептал их подпаляя "Как круг небесен по земле идет так век рабины имярек кроток девяти годков он по земле проидет да во могилу главу покладет. Нима!" от того Родя годками подпитывалси.

Коли бабу спортити хотел родя так яицо утино брал да на погосте хранил ноч да Хозяюшке монету за то яицо варил да бабе отдавал в уме держа "Как берешь так и долю лиху на собя ведешь нищей слывеш тако и помрешь. Нима!".

"Коли чуял Родя что кто ить из чернознатов порчину на его поделал так с веток осины сухои крест мастерил равен да до нага раздевшися ставил крест собе на живот свездою ложась на земь лесну да глаголил криком оглашая лес "Выиди изыиди на рест колдовскои Бесовскои перейди мое тело егноби куда закину туда и отведу на еки не наиду. Нима!" вскакивал да крест кидал куда ни попадя подалече да одевшися бегом бежал Енарею монету покладя.

Родион иконы у люда божиго святые принимал в дар да таскал при любом случае так как крушил он изнеисчислимо да всегда в кисете золу от уголиев икон поруганных имел да коли золу он енту подсыпет вражине на порог да глаолит "Не густо а пусто. Заклято!" так в избе сеи люта печаль да нищета поселялося.

Коли он хотел всю семию извести так им в колодез веси кисет праху сего сыпал да глаголил "Как икна изошла да прахом пошла так кто водицы сеи испиет тот в могилу соидет. Заклято!" да проч уходил на праву сторону три раза сплюнув.

Коли просили селичане засухою мучимы дождь навеяти Родиона так он икону святу илии пророка брал да топором ее крушил на перекресте пред храмом да на не мочилси в полуночи сие творя да молвил "Хулу творю бога гневаю дождь меся с неба лиет бог слезу пролиет. Нима!" да проч бегом тикал.

А коли дождина умучал так люди божии опяти к Роде бежали да кланились денигу несы ему на печи почивающему да млада тогда Фима еще ему книги почитывала а он улыбалси да ее поглаживал любя да просили ео унятии дождину так он просил с храма икону покрасти да ему принести да печу жарко топил на веревке икону в трубу кверх тормахами спустив да глаголил часто "Яко икона в жаре сохнет иссыхает так хула тучи дождь моя прогоняет. Нима!".

Брал он картуц мужик неугодного да пополам сек кладенцом свои дюже крепким кои за поясом носил всегда да половину кртуца у ворот погостных хоронил да пятак клал а втору половину на дворе церковном прикапывал и мужик умом чрез сорока днеи изводитси зачинал да в петле житие свое чрез год оканчивал а родя как половину картуца на погост сносил да на порог вражины чорен отче чтил да во церкви вражине сорокоуст заказвал да свечу заупокоину выставлял.

Вельма у коеи силушки мало Родя толковал на погост после дождя поити когда луна в приросте да до нага раздевшися в луже сеи помытси да неутираяся одежу дети да на левою пяте прокрутитси да молвити "Силу беру душу Хозяике по посмертию клоду. Таково и будитии!" палец иглою скрлоти да в лужу толику крови пролитии да прочь уйти.

Прокляти коли род Родион желал так брал петушину черного да кладенец свои да в полуночи луны шибко талою шел к колодцу вражиему да петушину сек да кровину лил в колодец глаголя зло "Буди род имярек проклят до седимого колена люто. Нима!" петушину на прого бросал вражине да проч уходил молоча да безоглядку.

Коли молодца он спортити хотел так нитку брал с колокола веревицы церковного сдернуту да усмотрев где молодец дюжи по маломусходит над местом сим нитку на тринадцати узелков утягивал глаголя на кажд "Был жеребцом стал скопцом. Нима!" да нитку сию в воск с кануна заупокоиного набран укатает да в избу молодца того подкладом покладет.

Коли Родион желал в дом вражины лют страх чрез мертвяков нагнати так на погост он шел да первачом Смерть честовал да от крестов тринадцати безымяников по щепке кладенцом отсекал да с их люто поило варил во пламени Адовом с икон хуленых да в гости придя якоб с вражиною миритси вражину опаивал кого опоит да страх всех лют пробирал.

Родион коли во гулянии бабу каку хотел враз на похоть по собе подбити мал пузыречек доставал в коем семя его кровь да пот покоилися да с говорком бабе во первч подливал "Семя испей люто хотеи. Нима!" и как испиет в глаз еи улыбкою лукавою зрил да опосля того баба враз на Родиона кидатси яко кошка течная на кота зачинала.

Родион брал шерсти с холки пса похотливого вечно за суками гоняещегося да онарок свечи с кануна заупокиного ухи заица мартовского да шерсти кота по весене взятою блудного да все енто в мешечек ушивал да от того мужик люто похотно изводилси покуда мешечек под подушкою мужик покоилси.

Коли Родион Лютои с вельмою какою силиню с иног уезду воевал так для вельмы тои то пагубно было да нежити еи брал он щепы со креста погостного да от ее избы да крест с двух щеп мастерил по подобию церковного да на бересте кровию своею писал имячко ее да на погосте бересту по всему порядку хоронил да крест ставил угтовленый да Смертине закуп хмельнои да прочу идя да ноч переспав в церкву топал да вельме сорокоус заздравен заказывал т чего исходила она люто.

Коли приворотина на мужике Родею узрета была так веливал он ему исподнее неснимати тринадцати днев а как минуло снятии да в печи сжечь да золу собрав в воду помочившись кровины девяти капелей своей крапил да перемешати да людине неугодному на порог вылити и приворт к людине тому и уидет.

Попа Родион послабити мог для того он по вечере приходил в церкви да ждал как поп ко собе в избу поидет да шел за ним по пятам да глаголил в затылок ему зря "Как ты муж святои из храма кажд вечере уходиши так и сила с тобя свята кажд дени выходит да на погост уводит. Заклято!" и поп слабел кажд дени да лихо погибал смертию нелегкою.

В лес Родион шел да Енарея честовал первачом ладным да опосля того муравельник болишои искал а наидя палец на правою руке собе кладенцом чути сек да кровины на кучу муравлину кропил а как окропит так мураша за мурашем ловил по одному да глотал и таки девяти да глаголил "Как с муравлями я колодун Родя породнилси так и всяким совоим с ними поделилси мне силу иху жизняну а им все мои уроки да прикосы забирать. Так тому и бывать!".

Дитев своих Родион на фарт заговаривал для того брал ново исподнее для малица да крестом на половицах свечи белы выставлял с воску пасечного лепляны да в серед вставл с малицом на руках надев на его исподне да глаголил на Запад зря "Все четыре стороны света тобе открыты раскрыты растворены на фарт велик. Так тому и бытии!" да как свечи прогорят клал в колыбель его.

"Я раб Диавольский Родион Лютои на тропу черну выхожу да бреду поступию верною плясом Бесовским исхожу иду не сляпои а зрячии сердцо мое черное крепко да ум прозорлив. Нима!".

Коли Родион в работке обшибалси да обрат схватывал так шел он в поле да на перекресте камень сыскивал да камень переворачивал да иглою палец собе колол да кровину под каменину кропил да глаголил "Халеи крови моеи пеи порчину по крови под каменину стяни ее под ним схорони. Заклято!" да прочу тикал камеь повернув молоча да безоглядку.

Коли за оплату дюжу просили Родиона спортити невестушку да жениншка вдовым быстро поделати так фату свадебну крал Родион как свадебку отгуляют да ждал как баба как приставитси да фату еи во горб да червонец златои подкладывал да молодке дол уж неживать да при том глаголил "Под венец пошла под мужиком пожила да Смерть прибрала. Нима!" да вокруг горобу обходил да таков был.

Волосин коли с главы вражины Родион достати ловчилси да с волосами сими шел на погост да прикапывал во сумете да сорокоуст вражине заказвал да свечу за упокои выставлял да воску с кануна упокоиного чути набирал да волосины во него укатвал да как укатат шел да ждал как приставившегося привезут отпевати да на погост следовал да в могилину катышок пристраивал да монет в оплату да проч тикал и дело всегда верно было.

Коли у Смертушки провинилси так златом от нее откупися да пред вратами погостными на колянях моли "Не во имя отца сыну да святого духу а во имя Диавола да пред Владычицеи земли мертвою провинилси я раб Диавольскии Хозяюшка прошу снисхождения для мени смурного да милости товоеи да тобя душами свежими я потешу не раз молю тобя житие мне оставити в мире сем бренном. Нима!".

Волос пук вражины брал Родион да свечи две кверх батарашками на скатере черною выставлял в темени полночною да мылом мертвяцким да совокруг ентого дела рисовал мылом коим мертвяка мыли круг супротя сонцу да глаголил сорокадевяти разов "Диаволи приступю к творению пагубно всопмоню все зло все жестокосердие да людев пред богом раблепие души на трапезу идут дв возлюби мени Диаволе а рабину имярек погуби. Нима!" пук волос делил на два да кажду половину на свечах сжигал.

На погост нес петушину черного Родион коли во три дня хотел извести вражину да зубами рвал горло ему да кровину лия на перекрест погостныи глаголил тинадцати разов к ряду "Горло петушине рву Беса Прочаха зову выкликаю работку поручаю чтобы рабину имярек он донал да подрал а рабина имярек издыхал житие Смерти отдава. Заклято!" да проч чапал петушину на порог вражине покладал да тикал молоча да безоглядку.

На сретение Родион деток своих в бане парил да Фиму да водою колодезною их под конец ледяною с размаху окатывал глаголя "Сотана нам помогает а бог стрелы посылает Диавол тынами нас укрывает водицею студеною умывает творить люто дозволяет. Нима!" да растирал их всех полотенцем кипельным.

Шип дерево коли Родион на погосте находил так тринадцати шипов срезал кладенцом своим да в откуп пятак оставлял а следом при случае волосов коли с головы вражины возымеет али ниток с картуца алиже плата да в воск с кануна заупокиного набратый укатвал привязок сеи да в колобок сеи шипы втыкал да кажд втыкая глаголил "Шип сажу на век в голву рабины имярек пусти от боли сеи исходит бож человек. Заклято!" да ентот колобок в избе вражины подкладом клал.

Девяти шипов шип дерева брал Родион во лесе осекя кладенцом да пятак в откуп клал придя в избу волос со своеи головы толику срезал да кровиною их своею смачивал да колобок с воску пасечного катал да в серед колобка сег прятал привязок свои да на колобок шипы древа крепил остриями в мир да на ежик сеи девяти разов глаголил "Все зло что мне лиходеями сниспослано на шипы поидет да отскочит уидет супостатов посечет. Заклято!".

Цыпе малому Родион главу усекал да кровиною его на бумаге печать Смертушки выводил да совкруг печати имячко вражины семенем умасливал да подсушив в конверт бумажину сворачивал да по утру во скобу дверну втыкал писмено да на порог цыпу погладал порешеого им да проч уходил долго тому людине неживати от силы Родиона было.

Чрез веретено старцами лютыми поучаем Родион изначалино силу принял во собя да сила та люта была да и брата свого родного Авдота он чрез вкеретено силою снабдил да кто чрез веретено силушкою лютою сподоблен молитву любит читывати пред почиванием да по утру "Не во имя отца сыну да сятого духу а во имя Сатаны и всех воинств бесовских дела лихи хульны вершу люд бож гублю слова сии свято блюду не шагу назад да к богу непроиду Сатане служу его дело вершу. Нима!".

Брал Родион свечи поминальные перо вороние перо петуха посеченного да когти его брал он земли погостною да пыли со двора церковного брал он гвозди ржавы да волосиев пук вражина да на все енто помочившись спрыснув в отрез сукна черного увязвал крест на крест да на болоте прикапав уходил проч да от того вражина хиреть зачинал да весь язвами исходил.

Брал он зуб гнилои да земли на кем месте сука ощенилося да голову цыпленка сушену да уши заица срезаны да все енто на дворе церковном прикапвал опосля того баба то болезтями бабими со нутра исходила да гнила заживо белями да гноем со *нецензурная брань* истикая кровяно люто.

Брал он кусок от савана мертвяцкого да прах от иконы соимянной вражины да в него ушивал волоса да в воске с кануна упокоиного собранного умачивал да подкладом вершил в избу вражины да от того вражина лютыми страхами исходил да в петле свое житие кончал.

Брал Родя Лютои икону исуса христа да жег ее в уголия толок да как волосин вражины доставал их с прахом сим мешал да с воском пасечным да на погосте во сумете прикапвал сию лепеху от того вражина веси свои веки слезами исходил да тоскою неведомою.

Коли зуб собачии находил Родион так от рабицы какои волос с мохнатки заимеет так на зуб сеи намотат да воском пасечным укрепит да глаголит "Яко псина хозяину до смерти нужона и ты рабица имярек сврею *нецензурная брань* хую мому до смерти своеи верна будиши. Нима!" и колобок сеи во ее избе заныкат.

Коли зуб мертвяка наиден им на поле бранном так как возымеет он волосин вражины так н зуб намотат да воском с кануна заупокоиного укрепит да колобок сеи на погосте схоронит Хозяюшку первачом почтя да глаголит пятак поклав на место схорона "Ум рабины имярек мертвяк грызи его с ума своди. Нима!" да прочу идет молоча да безоглядку.

Коли с сапога Родион вражиего стклики покрадал так он их закапвал на том пути на кое приставленных отпевати в церкву вносят да глаголил "Отпевалино тут поют ноги рабину имярек сюда ведут во гробу ег принесут. Заклято!" да проч уходил.в туже ноч муки людины иссякнут да сладитси.

Коли надобно было Родиону Лютому вражину извести за триналцать днев так он ждал как соимяник вражины сладитси да путушину на погостном ерекресте сек кладенцом да прикапывал на девяти берестах имя вражины написав да енти бересты в путь соимянику покладал да злата в закуп и все верно ладилося.

Золы Родион брал от распятия древяного охуленного да волчих ягод сушеных да земли с перекреста да все енто подле порога вражины прикапывал да опосля того людина угрюм да молчилив делалси а по ночам волком выл да слезы горючи проливал.

Ежели Родион возжелал бабу на сносях на плод спортити так он яицо курино готовил да огарок свечи поминальнои припрятав полуночи на порог вражины пути мерял как притопал так яицо покладал сеча его на концах толики кладенцом совоим да огарок возжиал да кладенец на дверь избы наставя глаголил "Рабица имярек плод твои секу комом вывожу да его помяну. Нима!" да проч чапал молоча да безоглядку.

Родион овса брал да сушил хвоща полевого да толок в прах да праху от иконы хуленою примешивал да землицы погостнои да костеи мертвяцких толченых да енто дело в едину вражины сыпал опосля того вражина ломотою по рукам ногам да спине исходил люто да веси веки свои.

На погосте на перекресте коли по среди его Родион травиночку узревал так пятак клал да глаголил "Голодея Бесовица люта до людины жития голодна росток твои возиму посушу да людине отнесу его болию во нутре голодом твоим изворю. Заклято!" травинку сушил в прах толок да вражине во едину сыпал да тот болию нутреною исходил едину не мог во србя братии и голодом напроч исходил.

Табацек он брал в кисете да в него сыпал клешни рака сушены да во прах толчены коего за откуп по пруду возымел да мешая кисет с табачком треся глаголил "Кури покуриваи дымок тяни раковым клешни собе в грудь в нутро сади. Нима!" табачек вражине дарил.

Коли сон не шел к Фиме да маята мучала он еи во подушку луку зеленого да хмелю ушивал да свечу в изголовии воска пасечного ставил да икону Иродианушки да в лоб ее цаловал глаголя "Диво дивное приснится сладок медок да младои похотнои *нецензурная брань*. Нима!" да сон ко неи приходил да маята немучала.

Распятие он болишо покупал у попов да на его волосин вражины напутовал коли хотел бабу на сносях изести смертно а дитя оменышем поделати да пред ее избою распятие сие кверх батарахои прикапвал чтобы о видно его было да глаголил тринадцати разов кряду "Как исус с ног на голову так и рабица к Бесу ходу он ее посечет да житие у дитя ее отберет. Заклято!" да обидет вокру плюя три раза на праву сторону супротя сонцу да проч тикат молоча да безоглядку.

Коли портретина вражины имелося так брал он ее в медку мазал да в четверть свернув совал да в мурпвельник ставил закуп златои червонцем Енарею выставля а как набегут мураши затыкал да во лесу прикапывал и юдина от того зудом по всему телу страдал а повывшися еще боле зудом исходил.

В пупок он любил младенцев целовати чужих а как целвал глаголил во уме своем "Мне младо а тобе кровяно нутро. Заклято!" молодел после того Родя а младенец хирел на глазах таки Родя часто тврил и Фиму учивал.

Брал н икону да ее святу на тринадцати щеп колол да с них остры колышки творил а как творил так исподнее вражины покрадал да на опушке лесною раскладывал исподнее да во грудь садил колышки востры да глаголил "Колошки остры сажу во грудь сердцо смертну боль рабину имярек насмерть извожу. Заклято!" да проч уходил молоча да безоглядку.

Коли Родион скотину падшу увидит в поле так ко неи подоидет да чтит "Тобя скотинушка поминаю словом почитаю пусти и рабица имярек заживо загниет да замертво падет. Так тому и бытии!".

К Родиону люд лихои езживал а ко нашеи бабке Нине сама Соня Злата ручка езжвыла да Нина еи велела стары да не новы гнезда сорочины потрошити да коли в каком монету медяну воровка нанидет так товаркою фартовою жучкоюбудет да ажно над всем людом лихим воровским верх держати будет да каторги минет.

Куклу Родион вражины лепил коли привязоки вражины были глиняну болишу а в голову куклы колобок с воску на кануне поминальном набратом да шерсти баранеи вкладывал да глаголил "Как баран туп да дурак дураком так и рабина имярек отныне глуп да туп. Заклято!" да куклину енту на церковном дворе прикапвал.

Брал клещи Родион да гвоздь с креста могилы безымянною добывал а на могилу первача ладого проливал да табачку просыпал ладного да глаолил "Куда вобию туда тобя мертвяк приведу тобе зубами драть кровину их сосать а по дням почивать ночи ждать. Нима!" шел да гвоздину сию вбивал в порог избы неугодною.

Зимою коли сыровато стало отипилею подало так в полуночи Родион снеговика лепил подле избы вражины да по стронам от нег свечи болиши церковныкверх батарашкою возжигал да глаголил "То не мужик снеговои а сам Бес Морозеи лихои рабину имярек холодом могильным в ету жзиму досмерти измори. Заклято!" да проч уходил молоча да без оглядку.

Девку каку в учки собе Родион хотел заимети да обхаживал ее да сахарком баловал по головке гладил а сахарок то варил на своеи крови с семенем да пеплу от икон поженых во прах столченном да молодка ко нему и прикепала дико неоторвати.

Коли Родион девку каку желал а она на его глазом не вела так он в горошок с водою родникоаою семя свое спускал да в воде жилою своею станоетною крутя по сонцу глаголил двенадцати разов "Как рабица имярек в воду сию воидет так и на хуи мои соре попадет. Заклято!" водицу в полуночи на порог избы в коеи девица проживат изливал да проч тикал.