• Название:

    Partita 2 bach DG Оксана Матиева


  • Размер: 0.04 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Иоган Себастьян Бах. Сонаты и партиты для скрипки соло BWV 1001 – 1006.

Дэвид Гарретт.

Партита № 2 для скрипки соло в Ре минор BWV 1004. Записана полностью в студийном альбоме 1995 года под названием «David Garrett. Alexander Markovich. Violin Sonatas” . Запись альбома была сделана на год раньше, когда Дэвиду было тринадцать лет.

«Жига» - Gigue из этой Партиты вошла в альбом «Pure Classik “ 2002 года.

Эти части можно послушать только в записях.

«Чакона» - Chacona – Дэвид исполнял её несколько раз, когда снимался для телевидения, а также в одном из флешмобов. Существуют отрывочные видеозаписи.

“Анданте» - Andante из Cонаты № 2 для скрипки соло в Ля минор BWV 1003, а также «Сарабанда» - Sarabande из Партиты № 1 для скрипки соло в Си минор BWV 1002 - эти произведения Дэвид часто играет на бис. Есть много видеозаписей разных лет.

Значение терминов и объяснение названий барокковых жанров (на материалах Википедии и других).

Bach-Werke-Verzeichis, абревиатюра BWV – Каталог работ Баха (1685 — 1750 гг.) - система нумерации, уложенная Шмидером в 1950 году и регулярно обновляемая в процессе изучения работ композитора. Последнюю версию подготовили А. Дюрр и Ёс. Кобаяси. Нумерация BWV используется повсеместно. Это общепринятый способ ссылки на работы Баха. В основе каталога лежит не хронологический, а тематический принцип. Это отличает его от каталогов произведений других классических композиторов и связано с тем, что большинство работ Баха не могут быть точно датированы. По традиции они издавались по жанрам.

Необходимо учитывать тот факт, что музыкальные названия жанров претерпели довольно серьёзную трансформацию как раз на рубеже между барокко и классицизмом. Поэтому стоит указывать, что речь идёт именно о барокковом жанре, во избежание искажений значения слов.

Партита (от итальянского partita, то есть разделённая на части) — форма камерного музыкального произведения в период барокко. По структуре и предназначению является разновидностью сюиты.

Сюита (от французского suite - “ряд», «последовательность», «чередование») - одна из основных разновидностей циклической формы в инструментальной музыке. Смысл термина претерпел изменения с момента возникновения и до наших дней. Вначеле сюита объединяла несколько небольших частей, каждая из которых, по сути, была одним из танцев, причём композиционно танцы контрастировали — чередовались быстрые и медленные. Возникла во Франции, и в самом зародыше действительно выполняла функцию своеобразной программы танцев при дворах. Но очень скоро прикладное значение музыки ушло на второй план, и сюиты стали яркой, выразительной формой инструментальной музыки, предназначенной для слушания. Сложилась точная последовательность частей камерной сюиты :

1) Аллеманда - allemande – основная чась сюиты, в среднем темпе, может быть полифонической.

2) Куранта — courante - оживлённый танец в трехдольном размере.

3) Сарабанда — sarabande - очень медленный танец, часто со скорбным звучанием, сосредоточенного и интроспективного настроя.

4) Жига — gigue – самый быстрый танец трехдольного размера. Тоже может быть полифоническим.

В сюиты со временем стали добавлять и другие танцы, а также прелюдии. Важно было соблюдать тональное и тематическое единство, и сохранять эффект цикличности, когда начальная тема, претерпев развитие и изменения, возвращалась под конец сюиты. Можно сказать, что барокковая сюита как идея - с её контрастностью, полифоничностью, яркостью и тонально-гармоническим единством - стала основой западноевропейской оркестровой музыки.

Партита по сути является той же сюитой, с той разницей, что обычно в ней больше четырёх частей, могут быть включены другие танцы (марши, менуэты, гавоты, бурре, чаконы, арии и другие, а также созданные по законам контрапункта дубли — double – основных частей). В более позднее время термин стал обозначать совершенно другой жанр, и надо делать различия между сюитой барокковой и, например, романтической.

Соната (от итальянского sonare – звучать или играть на музыкальном инструменте) — в период барокко этот термин значил буквально «произведение для исполнения на музыкальном инструменте», в отличие от тех, что сочинялись для пения. Это были композиции для одного или нескольких инструментов, чаще всего трёх (обязательного басового сопровождения, представленого виолончелью или клавишным, и двух инструментов, представляющих так называетмые белые голоса, например, двух скрипок, или флейты и виолы да гамба) — тогда жанр назывался трио-соната, и именно он стал основной формой барокковой камерной музыки. Существовало два вида : церковная соната — sonata da chiesa – то есть музыка для исполнения в церкви между частями богослужения, и камерная соната - sonata da camara – инструментальная музыка для домашнего музицирования. Церковная соната имела более строгую форму — четыре развёрнутые полифонические части, ритм которых контрастировал и чередовался (медленно-быстро-медленно-быстро). В отличие от сюит части сонат почти всегда назывались словом, которое обозначало темп, а не названием танца, например анданте — andante, ларго — largo, престо - presto или аллегро — allegro. Церковные сонаты не имели специального литургического значения — просто церковь была тем местом, где можно было позаботиться о душе, в том числе и слушая прекрасную музыку. Довольно скоро разница между двумя видами сонат стала исчезать. Уже во второй половине восемнадцатого столетия, с развитием стилистики классицизма, значение термина «соната» меняется — так именуют новую композиционную технику и созданные с её помощью музыкальные формы. Суть этой новой техники в том, что в произведении или в его части, написаной в сонатной форме, чётко выделяются три раздела: экспозиция, в которой противопоставляются две мелодические темы, одна из которых главная, а вторая побочная; разработка — центральный и самый важный раздел, где эти темы динамически развиваются, и при этом проявляется основная идея сонатной формы — конфликтность и драматизм, противопоставление образов; и реприза, где темы экспозиции повторяются с тональными и иными изменениями. Чтобы не путать два понятия, имеет смысл оговариваться, что речь идёт именно о барокковой сонате. Однако самая основная суть термина всё же сохранилась — небольшое тематически и гармонически единое произведение, состоящее из трёх, реже четырёх частей, контрастных по темпу, написанное для камерного исполнения на одном инструменте или в сопровождении нескольких других.

Чакона — chacona или ciacona- инструментальная пьеса эпохи барокко, в основе которой лежит популярный народный испанский танец в оживлённом темпе ¾. Она представляет собой полифонические вариации одной темы, которая в неизменном виде повторяется в басу. Со временем темп чаконы стал более медленным, а общий настрой — более серьёзным, иногда даже печальным или скорбным, плачевным. В вариациях использовались все известные орнаментальные приёмы. У И.С.Баха чакона приобретает черты ламенто - от итальянского lamento - “жалоба», «плач», или томбо -от французского tombeau, что значит «могила» , то есть черты обрядовой жалобной песни.

Историческая справка о Сонатах и Партитах Иоганна Себастьяна Баха.

Когда говорят о Сонатах и Партитах И.С.Баха для скрипки соло, обычно допускат две неточности. Во-первых, название. Сам Бах назвал цикл «Sei solo - a violino senza basso accompagnato”, что значит «Шесть соло для скрипки без басового сопровождения». В цикле чередуются три церковные сонаты, состоящие из четырёх частей каждая, и три партиры, включающие в себя довольно расширенный репертуар танцев, от пяти до восьми каждая. Поэтому общепринятое название цикла полностью оправдано, хотя дал его не Бах. Самому Баху, судя по автографу произведения, было не так важно точно определить жанр, как особо подчеркнуть тот факт, что созданная им сложная полифоническая музыка действительно должна исполняться на одном-единственном одноголосном инструменте, которым является скрипка. Здесь кроется вторая неточность.

Принято говорить, что Бах завершил немецкую традицию написания полифонической музыки для скрипки — а эта традиция была связана с особенностями конструкции барокковых смычков и скрипок : cмычок имел более выпуклую форму и его волос не был туго натянут, а у скрипки был ниже мостик, и струны находились почти на одной высоте и были более мягкие, что позволяло захватить более двух струн, и таким образом играть одновременно несколькими голосами. Ещё при жизни Баха произошли значительные изменения в конструкции струнных, и считается, что на современных инструментах его произведения играть ещё труднее.

Говорят также, что Бах, наоборот, зачал традицию создания расширенных тематических циклов для скрипки соло. Однако я считаю, что и то и другое не совсем верно. Дело в том, что Сонаты и Партиты для скрипки соло И.С.Баха просто не имеют аналогов в музыке — ни до него, ни после. Конечно, было написано много музыки для скрипки соло — в том числе и на несколько голосов. Но такого гармонического разнообразия, таких экспериментов со звукоизвлечением, таких эмоциональных эффектов, как в цикле Баха, нет ни у кого. У него одна скрипка действительно звучит временами почти как маленький оркестр. И, конечно же, после Баха было создано очень много эмоциональной музыки для скрипки соло, особенно в период романтизма. Но тематическая всеохватность и философская глубина произведения Баха никем не была повторена. Эта музыка по мощи сопоставима с большими жанрами, требующими вовлечения многих исполнителей, такими как пассионы или большие симфонии, например. Достичь подобного влияния на слушателя одним-единственным одноголосным инструментом не сумел больше ни один композитор во всей истории…

Цикл создавался много лет, начиная с веймарского периода, то есть с 1703 года, а закончен был где-то в начале 1720-ых годов, когда Бах работал капельмейстером в Кётене. В это время композитор написал очень много светской музыки, много музыки для оркестра, среди прочего «Браденбургские концерты». В общей сложности все Сонаты и Партиты составляют тридцать две пьесы длительностью каждая от трёх до пятнадцати минут (знаменитая Чакона) Весь цикл — это больше двух часов музыки, тематически, жанрово и гармонически единой.

Среди любящих и изучающих музыку И.С. Баха есть особая группа ценителей, которые называют его «пятым евангелистом» и находят в его произведениях библейскую историю. С этой точки зрения Соната и Партита № 1 (соответственно в Соль миноре и Си миноре) - это рассказ о рождении Иисуса Христа и о его жизни. Соната и Партита № 2 (в Ля миноре и в Ре миноре) — история ареста и распятия, и именно Чакона является ничем иным как Крестной дорогой Спасителя. А Соната и Партита № 3 (в мажорных тональностях До и Ми) — это Воскресение и веселье, с ним связанное. Есть исследователи, которые находят огромное количество нумерологических доказательств зашифрованного в этой музыке евангелького повествования, и существует очень увлекательная литература об этом, хотя точных данных, похоже, нет ни у кого. Бах не оставил никаких объяснений на этот счёт, кроме самой музыки, которая — да, действительно, вполне может быть воспринята как одно из Евангелий...

Самая известная часть цикла, вне сомнения — Партита № 2 в Ре минор, завершающаяся бессмертной Чаконой, по мощи своего влияния не имеющей равных. Недаром нарицательное название жанра стало именем собственным. Чакона И.С.Баха — это явление. У того, кто её слушает, происходит катарсис : эта музыка способна перевернуть душу человеку, буквально поменять его взгляд на мир. Об этом говорили и писали многие, например, поэтесса Анна Ахматова. Иоганн Брамс так сказал о Чаконе : «На мой взгляд, это одно из самых удивительных и самых таинственных произведений в истории музыки. Приспосабливаясь к технике маленького инструмента, человек создаёт целый мир, полный самых глубоких идей и самыми мощных чувств. Когда я пытаюсь представить себя пишущим, или даже просто задумавшим написать такую пьесу, то понимаю, что крайнее возбуждение и нервное напряжение свели бы меня с ума...»

В 1720 году, когда 35-летний Бах находился за границей со своим хозяином, князем Ангальт-Кётенским, неожиданно скоропостижно скончалась его жена Мария Барбара, оставив четырёх малолетних детей. Музыковеды, изучающие творчество Баха, доказали, что Партита № 2 написана в её память. В произведении нумерологически зашифровано её имя, звучат мелодические цитаты лютеранских хоралов, исполняемых во время погребения. Бах выбрал тональность Ре-минор — самую скорбную и печальную, в ней написан, например, Реквием Моцарта.

У Партиты № 2 необычная форма. Она состоит из пяти танцев : аллеманда, куранта, сарабанда, жига и чакона. В первых четырёх частях можно услышать рассказ о любимой женщине, о её ласковой и добродетельной природе, о благодатном времени, когда они были вместе. Музыка наполнена сдерживаемой печалью, и только жига звучит светлее - как счастливые воспоминания. А последняя часть — чакона - по длительности превосходит четыре предыдущих танца вместе взятых. Это совершенно необычно для сделанной по строгим правилам музыки барокко. Бах целенамеренно подчеркивает особое значение именно этой музыки, он выделяет её всеми средствами. Согласно закону золотого сечения, именно эта часть является смысловым и структурным центром всего цикла, она поднимается как идейный и эмоциональный пик — пожалуй, пик всей европейской музыки… В строгом жанровом определении Чакона приобретает черты ламенто или томбо, то есть обрядовой жалобной песни о рано ушедшей дорогой жене. Ну а если попробовать говорить о чувственной составляющей музыки … Это пронзительное, душераздирающее рыдание, это великая осиротевшая любовь, это смирение и вера в Божью благодать… Музыка острой боли и благословенного света — она как хрупкая жизнь перед лицом смерти и перед лицом Вечности…

Весь цикл Сонат и Партит справедливо считается не только духовной, но и эстетической, музыкальной, а также технической вершиной в литературе для скрипки. Неизвестно, для кого они создавались, и исполнялись ли при жизни композитора, но есть большая вероятность, что писал их Бах для себя, и сам и исполнял. Он был великолепным скрипачом, обладающим чистым и мощным звуком. Так или иначе, эти произведения требуют виртуозного уровня владения инструментом. В цикле есть одноголосные части, но есть и много полифонических, в которых каждый голос равнозначен. Исполнителю мало быть исключительно музыкальным от природы — ему необходима серьёзная теоретическая база, чтобы достичь «говорящего», живого звучания, того, что называют правильной артикуляцией и хорошей фразировкой. Ну а то, что касается звукоизвлечения, требует отдельного разговора. Во многих местах скрипка звучит как настоящий орган. Есть много арпеджио, которые даже скрипачи называют педальными, хотя на скрипке уж точно нет педали. Это значит, что нужно не просто играть арпеджио, но ещё и удерживать или повторять одну базовую ноту. Есть и такие части, где звучание скрипки уподобляется квартету струнных,

то есть надо расчетвериться. А во многих самых лирических местах звук настолько напоминает человеческий голос, что кажется — можно разобрать слова… Партита № 2, кроме всего прочего, требует ещё и немалой моральной силы, чтобы выдержать интенсивность эмоций, и жизненного опыта, чтобы эти эмоции правильно канализировать в музыку. Румынский виртуоз Джордже Энеску назвал это произведение «Гималаями для скрипачей».

И вот на эти Гималаи поднимается тринадцатилетний ребёнок… Дэвид Гарретт сыграл Партиту № 2 в 1994 году, когда записывал свой второй альбом, полностью посвящённый сонатам для скрипки. Оставлю в стороне мои размышления о том, кому пришла в голову идея выбрать для профессиональной записи именно это произведение — ведь солистом был человечек ещё очень юный, хотя уже довольно опытный скрипач... Я прослушала огромное количество разных записей этого цикла — почти всё, что смогла найти. Мой фаворит — Ицхак Перлман, помимо Яши Хейфеца с его непревзойдённо сыгранной Чаконой. Дэвидова игра вызывает такие сильные чувства, что для того, чтобы послушать запись ещё несколько раз — по возможности бесстрастно, в плане подготовки этого поста — мне пришлось дождаться особого эмоционального состояния и искать совершенно уединённое место…

Дэвид играет очень узнаваемо. У него более медленный темп, чем обычно выбирают скрипачи, особенно в Чаконе. Не знаю, подсказал ли ему кто-то из находящихся в это время рядом взрослых, или это был его интуитивный выбор. Это удачный, правильный выбор. Ясно, светло слышно каждую округлую и выпуклую нотку, каждый штрих. Он играет очень мягко, очень аккуратно, очень уравновешенно. Трогательно избегает ярких эффектов. Фразирует сбалансированно, уважительно, словно под линеечку. Но в игре нет ни намёка на механичность - чувственность и чувствительность выходят на первый план, скорбь и печаль приобретают оттенок мягкости и неописуемой глубины. Отдельно хочу сказать о Жиге. Мне действительно нравится гораздо больше, как играет её юный Дэвид, чем кто бы то ни было. Даже Перлман… Как ни странно, именно некоторое замедление темпа даёт возможность полностью почувствовать все эмоциональные нюансы. Это не только радость. У Дэвида Жига получилась намного теплее — он уже тогда излучал этот восхитительный жар, который энергетически подкрепляет стольких людей! Его музыку пронзает особое искреннее чувство - «я живой!».

Именно жизнелюбие — cквозь уязвимость и беззащитность — это эмоциональная эссенция Партиты, сыгранной Дэвидом. И со смешанным чувством ужаса и восхищения признаёшь — Дэвид взошёл на этот страшный, гордый, великий Эверест. Хрупкий и открытый, он взошёл туда в одиночестве. И ощущаешь недетский фон его могучей силы - как и всё настоящее, как и всё драгоценное, в огне и в космосе Чаконы он стал крепче и ярче.

Иногда я думаю, что, возможно, он был бы совсем другим, если бы не прошёл сквозь эту музыку так рано. И если бы эта музыка так рано не прошла сквозь него…

В его творчестве Бах присутствует постоянно. Он выбрал две части из цикла Сонат и Партит, которые исполняет на бис. Более умиротворённого выражения лица, чем когда он играет эти пьесы, я у Дэвида не видела. Хотя они невероятно сложны технически — это как раз полифонические части. В Анданте из Сонаты № 2 – Дэвид сыграл его для ClassicFM - скрипка аккомпанирует сама себе так выразительно, что тот, кто не видит исполнителя, уверен - звучат два разных инструмента. Дэвид играет её безупречно, действительно забываешь, что это только одна скрипка. И озаряет таким сиянием эту меланхолическую мелодию! В Сарабанде из Партиты № 1 присутсвует скрытая полифония — звучание ещё более объёмное. Её эмоциональный настрой близок к Чаконе. Когда Дэвид её исполняет, кажется, и вправду рядышком присел «неприметный в полном зале Бог...»

Во многих интервью Дэвид повторяет, что Иоганн Себастьян Бах без сомнения является самым важным для него, самым любимым композитором. Он рассказывает о том, что именно произведения Баха использует как материал для репетиций и тренировок. В одной из давнишних программ, посвящённой как раз Чаконе, сравнивают игру нескольких скрипачей — Джошуа Белла, Иегуди Менухина, Чарли Сиема, и Дэвида Гарретта тоже. Конечно же, тёплую и сияющую Дэвидову скрипку можно узнать. Не иссякает надежда, что когда-нибудь, уже взрослый и изменившийся, он снова сыграет Чакону, проживёт её от начала до конца. Как сам он говорит — с нуля, с чистого листа. И мы услышим…

©Матиева О., 2016