• Название:

    Небольшие рассказики для восстановления музы


  • Размер: 0.1 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



Опасный вечер.
.День выдался довольно жарким. Не помню уже когда последний раз так изнывал от вечерней жары. Пусть и близитсяпрохладная,летняяночь, от этого температура не сильнопадает. Целый день я провел в тщетных попытках найти хоть какие-нибудь зацепки об этом существе. Никто и ничего не знает. Люди не пропадают, а значит и в органы управления нет смысла идти. Мне не нравится, когда эти твари ведут себя осторожно. Тогда их сложнее вычислить и моя работа становится просто невыносимой и бессмысленной беготней за призраками реальности. Вспоминаю слова своего учителя: «Только в спокойной воде ты увидишь отражение мира. Только в спокойном сознании ты увидишь отражение себя". Но сейчас кроме как изнывающей жары я ничего не вижу и не осознаю. Спасает только холодный чай. Я прогуливаюсь по ночному городу. Вокруг кипит жизнь, пусть и большинство людей ложатся спать, но мои сверстники наоборот только проснулись для более "живой" жизни. Вот бы и мне так прогуляться с ними. Поговорить о том, что важно в моем возрасте. Может это внимание девушек? Или же кто уже вкусил плод страсти и пылкой любви? Как жаль, что мне не понять и не испытать тех трепетных чувств, что движут этими людьми. Громкийсмех одной из проходящих мимо компании выводит меня из глубины собственных рассуждений и мечтаний. Да, вместо того, что бы обсуждать обыденность или какую-нибудь смешную историю, которая приключилась с кем-нибудь во время очередных выходных, я обязан таскаться по этому адскому (из-за невыносимой жары), городу в поисках того, кого тут вообще может и не быть. Звезды усыпали небо и я видел его лишь сквозь черные листья деревьев, что скрывались в тени тусклых ночных фонарей. Свет их ровно и тихо спускался с висящих ламп на сухой асфальт, по которому я бесшумной поступью шагал навстречу неизвестности. Впереди была длинная улица, усаженная кленами и практически пустые дороги. Вообще эта улица никогда особо не бурлила жизнью, но ночью она должна была оживать. Но несейчас. Сейчас тут было практически пусто и только отдаленный гул музыки доносился до моих ушей. Она исходила из небольшого парка, что уютно расположился в конце этой улицы. Однако идти туда мне совершенно не хотелось и я свернул в ближайший укромный проулок. Темнота больно ударила мне в глаза и на несколько секунд я очутился в кромешной тьме, которая умело окутывала все мое тело. Но спустя несколько секунд она начала отступать и проулок медленно начал проясняться в своих серых оттенках. Он проходил словно артерия через две улицы, что желтели своим светом. Идя по этому проулку я слышал множество звуков и запахов. Приятный аромат ночных фиалок и звуки хлопанья крыльев летучих мышей. Я слышал абсолютно все. Даже как бьется сердце у маленькой девочки, что живет в одной из квартир здешних многоэтажек и слышал едва уловимый запах сваренных пельменей. Он доносился из квартиры ниже. Кто в такую жару может есть что-то горячее? Мне не понять. Пройдя по этому проулку я вышел на соседнюю улицу и завидел яркую вывескуодного из множества небольших продуктовых магазинчиков, что были расставлены в этом городе благодаря великой случайности. Их расположения не поддавались абсолютно никакой логике или же потребительским нуждам. Хотя я ведь не понимаю в этом ничего, какое право я имею судить о хозяевах, которые решили открыть очередную 5-ти минутку именно в этом месте. Обычно мне нужно не больше пяти минут на то, что бы приобрести в таких вот магазинах то, что мне нужно. Они мне нравятся. В них довольно уютно и не так много людей, как в тех же супермаркетах. Да и минимальные охранные системы тоже не могут не радовать. В моей работе известность и лишнее внимание ни к чему. Я стою на пороге этого магазинчика и захожу в него, открыв деревянную дверь. Веселый колокольчик над дверьюоповестил о моем приходе и лихо замаскировал металлический звон удара меча об косяк двери. Причем звон был довольно хорошим. Это из-за слегка разболтавшейся рукоятки. Все время забываю её привести в порядок. В свете мертвецки-бледных ламп магазина можно разглядеть что я из себя представляю. Да и зеркало, стоящее у выхода, сразу же хватает мое отражение. Ничем не примечательный парень. Одет в обычные (как говорила одна личность Распиздяйские), штаны и футболку. Ноги окутывают мягкие белые кроссовки не шибкоизвестной фирмы. За спиной виднеется полутораметровый сверток ткани, что висит на кожаном ремешке. Встретившись глазами со своим отражением я понимаю, что мне не мешало бы хорошенько выспаться. Да и волосы, что уже почти закрывают глаза, следовало бы подстричь. Легкая сыпь в области щек в свете ламп приобретает поистине ужасающий вид. Вроде не все так плохо же было, но когда смотришь на этот "мертвый" свет и на своё отражение, в котором видны каждые недочеты твоей кожи, то хочешь поскорее выключить их илиудалиться с криками:"Это не моё лицо! Нет, я не такой страшный!". Хотя люди видят тебя в 5 раз страшнее, чем ты видишь себя. Что же, тогда прошу прощение за свой внешний вид. Так же замечаю легкую небритость, которая больше похожа на облезлую кошку, чем наравномерную щетину. Пауза невольно затянулась и рассматривание себя в зеркале магазинчика дало повод немного уйти от реальности. Возвращает голос продавщицы, женщины лет 40, что зовет меня:"Я вас слушаю". В этом городе кажется все однотипным. Даже продавцы товаров в таких вот 5-ти минутках. Одинаковые речи, одинаковые одежды и даже взгляд наполнен чем-то стандартным. Да и мысли их не сильно отличаются. Они не думают о тебе. Голова их забита повседневной рутиной и найти там что нибудь стоящее не представляется возможным. "Мне пожалуйста бутылочку холодного чая, будьте добры"-, и для кого эти рамки приличия? Все равно они слишком озабочены своим миром, что бы понять хоть что-то отдаленно напоминающее манеры. Она достает из холодильника одну из бутылок и ставит её прямо передо мной. Я рассчитываюсь и беру драгоценную бутылочку. В такую жару только она и спасает меня от безумства. Но это не все, что я получаю от этого места. В дальнем углу расположились две женщины примерно того же возраста. Это её подруги. Ониждут, когда закончиться её смена и они вместе пойдут домой. Как интересно, она ведь не знает, что одна из них спит с её мужем. Хотя догадывается об этом, но спросить прямо не может. Всего один взгляд на них, а уже столько ненужной информации. Но их разговор меня заинтересовал:
"Фу, как же жарко. Сейчас бы выехать куда нибудь и искупаться бы в прохладной водичке на ставке, да Аль?"-, спрашивает одна другую.
"Ага, вот только не на тот, который в Балочке у нас. Ты знала, уже третий за этот месяц. И все три здоровых парня. Им еще жить и жить. Утонули, представляешь?!"-, другая начинает жестикулировать и качать головой.
"О Господи! Какое же несчастье-то..". Дальше слушать это бессмысленно. Кажется я нашел то, что искал уже на протяжении последней недели. Да, следовало бы принять во внимание способы других и начинать поиски с газет и новостей в городе. Хотя меня не особо привлекает это. Мне больше общение с людьми нравится, а точнее чтение их мыслей. Зачем же тогда были все те сложности и риск. Явно не для того,что бы просиживать часы за чтением нудных статей захудалого городишки. Хотя тогда бы мне не пришлось околачиваться тут столько времени. Как бы то ни было, но у меня теперь была зацепка. Или хотя бы надежда на то, что я найду там эту тварь и быстренько покончу с этим делом. Я вышел из магазина и снова оказался в полумраке ночной улицы. Оглядевшись и поняв, что никто не случайно не заметит меня я одним массивным прыжком преодолеваю немыслимое для меня раннее расстояние и тихо приземляюсь на крышу недалеко стоящей многоэтажки. Да, и тут есть свои плюсы. Если опаздываешь куда нибудь. Но я не люблю прибегать к подобным способностям без ведомых на то причин. Люблю ходить, как будто я нормальный. Словно я обычный человек. С крыши видно почти весь город. А с моим тозрением я вижу вообще почти все, что твориться в городе. Можно посчитать сколько человек сейчас едут в машине где-то возле северного въезда. Или же прочитать именно эту строчку с монитора домашнего компьютера, который отблескивает в окно свой яркий свет.Ты сидишь за ним. Довольно губительное для позвоночника у тебя распоряжение тела. Я бы сидел на твоем месте выпрямившись. Или хотя бы равномерно облокотившись на спинку стула. Я вижу многое, но сейчас мой взор устремлен на небольшой пруд. Он окутан мракоми кажется одной большой черной точкой, посреди празднования многих огней ночного города. Еще один прыжок и я преодолеваю это расстояние. Я стою на довольно крутом обрыве и смотрю в непрозрачную гладь воды. Сейчас очень тихо и почти нет ветра. Вода поистинесловно зеркало и отражает каждую звездочку, что смеет пустить свой свет в темные воды этого озерца. Где-то на противоположном берегу квакают лягушки и играют светом светлячки. Но мои поиски закончены. В темной и непроглядной воде есть нечто, на что я ужедавно веду безрезультатную охоту. И вот оно тут. Все это время таилось на дне этого пруда в надежде, что его не постигнет та же участь, что и его предшественников. Нельзя, друг мой, нельзя безнаказанно убивать людей когда тебе вздумается. Мне можно, а тебенельзя. Но ведь мы и званием с тобой разнимся и мастерством. И оно почувствовало меня. Я вижу как под водой начинает из стороны в сторону метаться подобие тени. На тонкой глади воды появляются маленькие волны и они размывают доселе чистейшее отражение звездного неба. Однако это не то, что я ожидал встретить. Это русалка. Хм...она чувствует моё присутствие и знает, что ей не справиться со мной. Это ведь тебе не городская шавка, что лает на зверя превосходящего как по размерам, так и по силе. Эти сволочи довольно умные и ловкие, пусть и слабые. Но для человека, гордо называющего себя вершиной пищевой цепи и славным отцом эволюции...Для человека любая тварь, с которой я встречался за эти долгие два года является явной смертью за доли секунды. Вот тебе и вершина, а точнее самая низшая из ступеней. Но вернемся к русалочке. Я всегда изначально прибегаю к способу, которому меня обучал мой учитель. Он всегда уверял меня в том, что везде можно договориться без применения насилия. Хорошо,так ипоступим. Прыгать в воду и пытаться словить русалку там, все равно что драться с каждой каплей в море. Бессмысленное и напрочь лишенное логики занятие. Поэтому я подхожу к одному из довольно крутых берегов и опускаю руку в воду. Ну вот же я, ловись русалочка большая и маленькая.Хотя у меня тут только одна на примете. Утащить меня на дно сейчас для неёне представляет никакой трудности. Не представляло бы, будь я человеком. Но эта тварь переоценила собственные силы. Она схватила меня за руку, которая тут же по локоть ушла в воду,но далее не смогла ничего сделать. Она попыталась откусить её, но тут же встретилась с моим сопротивлением. Дай ей пять минут и у меня на месте руки останется лишь косточка, да и то вряд ли. Но, схватив эту тварь за жабры на шее, я со всего размаху перебросил её через себя на берег. Жаль нет полной луны, ибо под её светом она бы выглядела куда прекрасней, а её полет наполнился бы куда большим шармом, нежели сейчас. Со звуком эта "рыбка" плюхнулась на берег и тут же попыталась ускользнуть, за что была схвачена и отху...и возвращена на прежнее место все тем же воздушным кульбитом, который она снова описала на радость мне. Осознав, что оставить меня сегодня без долгожданной победы, она не сможет, в ход пошел диалог. Как и велел мой учитель:
"Доброй ночи, милейшая"-, вежливо начал я. Однако, как ты вероятно подумаешь, в моем голосе не было издевки или прочего сарказма. Я говорил легко и тихо. И эти слова были с той же интонацией, с коей я мог бы поприветствовать одну из прекраснейших дам, что так же могут блуждать по ночному городу в одиночестве.
"Чего же тебе от меня нужно? Коли убить пришел, так чего медлишь?!",-она явно не была настроена на разговор. Хотя голос её был очень нежен и приятен. Теперь я понимаю, почему от них теряли головы. Значит она была из тех"сирен", что завлекали на смерть молодых мужчин.
"Извольте сударыня. Я, как и подобает джентльмену, хочу разрешить конфликт мирным путем. Тем более с такой дамой как Вы. Очень бы не хотелось применять силу"-, и снова мои слова были лишь олицетворением некогда большой души и манер, что удалось познать за жизнь.
"Джентльмен не бьет даму, а уж тем более не причиняет ей столько боли. Хотя если бы хотел убить, то я бы была мертва. Что же тебе нужно? Что ты хочешь узнать?"-, а она сообразительней, чем казалосьизначально. Теперь же она была настроена на разговор. Признаться честно я был падок на женскую ласку и компания столь приятнойособы скрашивала эту непростую и жаркую ночь. Может поэтому я не убил её сразу.
"Увы. Я был вынужден это сделать, ибо иначе Выбы не удостоили меня своим вниманием. Позвольте спросить лишь об этих молодых парнях, что были утоплены тут за малый срок в одни месяц. Приложили ли Вы к этому свои нежные рученьки?"-, как ты уже понимаешь я говорил медленно, плавно и без малейшего негатива. Признаться не только рученьки были в ней достоинством. Вообще мне следовало бы более детально изучить русалок и их способ жизни. Они весьма обаятельны, милы и обладательницы поистине замечательной внешности без изъянов. Да, все что ниже живота у них покрыто чешуёй и представляет из себя огромный хвост, однако если смотреть на это не с сугубо эстетических норм(хотя в моем случае и эстетически он весьма привлекателен), то он имеет и ряд практическихприменений."Нет.Это не я. Я не убиваю так часто. Да имои избранники не всплывают потом. Их убил другой. Человек в робе священника. Он стоял на краю обрыва и что-то делал с ними. Они кричали и звали на помощь, но никого не было. Да оглянись, это глушь в которую только в жаркую погоду выбираются люди. Да и тоне на долго. А ночью...Тут еще тише, чем у тебя в могиле! А тут крики, вопли. Потом они замолчали он кинул их сюда. Я к ним и пальцем не прикоснулась. Что я, падаль какая? Питаться мертвечиной. Изволь, я выше этого. Хотя этот святоша шуму наделал много. Теперь сюда все реже приезжают. Клянусь, это все что я знаю"-, её глаза полные надежды и отчаяния уставились на меня. В моих руках судьба этого существа. Она убивает людей, но кто этого не делает? Однако не за ней я охотился. Видно еще не подошел к концу мойконтракт на этого убийцу. Но по крайней мере теперь я обладаю довольно ценной информацией. Да и кем бы я был, если бы убил эту милую девушку. Ну подумаешь пыталась убить меня. Я уже привык к этому. Гораздо ценнее было то, что она рассказала. Да и вряд лиона заодно с убийцей. Так бы трупы не нашли. Значит мне нет более смысла удерживать эту прекрасную леди на иссохшей земле этого пляжа:"Прошу меня простить за столь поздний визит и примите слова моей благодарности за ценную информацию. Более не смею Вас задерживать"-, я поклонился ей и немного отошел в сторону позволяя ей легко и грациозно прыгнуть в её среду. Но на этом все не закончилось. Она вынырнула из воды и признаться выглядела еще более привлекательнее. Медленно подплыв в краю земли она жестами подозвала меня к себе. Ну когда я противился воле девушки? Я покорно подошел и наклонился так, что наши лица находились друг от друга в считанных сантиметрах. Она осторожно и легко провела своей мокрой рукой по моей щеке. Я почувствовал легкое и приятное покалывание там, где она дотронулась."Прошу заметить, что Ваши чары не действуют на меня"-. с улыбкой произнес я. Но её взгляд не изменился. Губы тихо прошептали:"Я знаю".

Один из.
Сегодня день прошел довольно хорошо и без особых происшествий. Я стою на балконе 18-го этажа и ветер приятно дует мне в лицо, принося освежительную прохладу весеннего вечера. В моей руке находиться кружка, доверху заполненная горячим кофе. В те секунды, когда неспокойный ветер стихает, можно наблюдать за тем, как причудливо поднимается пар из моей кружки и растворяется в воздухе, оставляя после себя только едва уловимый запах. Часы в прихожей показывают половину девятого и на улице потихоньку начинает смеркаться. Солнце уже зашло за горизонт, но тесные улочки, что мило расположилисьвнизу, все еще видны в опускающейся тьме. Еще несколько минут и начинают загораться первые фонари и квартиры одна за одной, словно по расписанию, начинают озаряться светом. На улице становиться все тише. Сегодня на удивление мало людей и автомобилей. Я вижу как несколько человек мирно прогуливаются по одной из улиц и скрываются от меня в тени одной из многочисленных арок. Ночь по праву вступает в свои права, а мой кофе уже остыл. Я делаю глоток и закрываю глаза, отдаваясь ощущением от такого замечательногонапитка. Он едва теплый и слегка горчит. В следующий раз следует добавлять больше молока. Я оборачиваюсь и смотрю сквозь прозрачные раздвижные двери этого балкона на входную дверь в надежде, что она вот-вот отвориться и она вернется сюда как и подобало быдевушке. Но дверь предательски стоит на месте и даже не шелохнется. Я давно перестал её запирать. Вот только смысла от этого не много. Я вижу как звезды начинают загораться своим завораживающим светом и из-за облаков на горизонте выглядывают едва видимые очертания луны. Сейчас она выглядит устрашающе и жутко. Еще чуть-чуть добавить красного и она будет похожа на окровавленный светящийся диск в полуночном небе. Часы извещают ровными звонами о наступлении ночи. Стоило им замолчать и вся квартира снова погрузилась в пучину тишины. На улице она не шибко отличается от внутренней. Город засыпает. Вот и машины уже перестали бороздить просторы асфальтированных улиц. И последние граждане скрылись в своих домах. Наступает комендантский час. Об этом оповещает огромныйколокол на башне, что находиться довольно далеко от этого дома, но его хорошо слышно и за пределами города. Его ровные и массивные удары содрогают тишину, что уже цепкими лапами вцепилась в окружение. Бам...Бам...Бам. Изначально было сложно привыкнуть к нему. Слишком выразительный у него голос. Будто извещает о беде, что неминуемо идет к каждому. Но вскоре ты привыкаешь и его голос становиться для тебя словно колыбельная, что тихо сходит с уст матери, которая преклонилась пред небольшой кроваткой, в коей мирно почивает её дитя. Ночную тишину прерывает легкий и глухой звук от удара чуть выше моего балкона. Следом за шумом на балкон элегантно приземляется фигура, полностью в черном. Я не отвожу взгляд от небосклона, на котором видна едва уловимая грань солнечного света. Где-то сейчас наступает утро. Фигура подходит ко мне и облокачивается на перила балкона и устремляет свой взгляд в ту же точку, что и я.
"Знаешь, ты могла бы хоть изредка заходить через дверь"-, начинаю я диалог, которому не суждено состояться.Она молчит и лишь тяжело выдыхает воздух из своих легких. Ей никогда не нравился порядок и обыденность. Она всегда была в поисках чего-то большего. Вероятно она просто не нашла ничего в себе и каждый раз устремляется за очередной авантюрой, дабы доказатьсобственному "Я" то, что она не пустая внутри. Я протягиваю ей кружку, в которой осталось ровно половина от былого объема холодного кофе. Она выпивает все разом и ставит её на небольшой плетеный столик в углу. Еще минуту мы просто молчим, уставившись куда-то вдаль. Тишина снова окутывает нас, но её снова неистово прерывает легкое шуршание её кармана из которого она достает слегка помятую пачку ментоловых сигарет. Она достает одну и протягивает пачку мне. Осторожно вынимаю одну из оставшихся сигарет и подношу её ко рту. Резкий и пьянящий запах врезается мне в сознание. Все на том же столике находиться и зажигалка, оформленная в виде зуба какого-то животного. Я не фанат подобных вещей, но ей нравится. Открытый огонь тусклым светом озаряет балкон и отблескиваетв стеклянных дверях балкона. Я делаю небольшую затяжку и, спустя несколько секунд, выпускаю едкий дым из своих легких. Его хорошо видно и его плотность заметно выше того пара, что исходил от горячего кофе. Я поворачиваю свой взгляд и смотрю на неё. Изящная фигура в сексуальной позе стоит на этом балконе. Из-за опустившейся темноты не видно её лица и лишь слабый отблеск света, что тлеет на кончике ментоловой сигареты, выдает расположение её рта. Она делает очередную затяжку и свет становиться довольно ярким. Не настолько, что бы ослепить человека. И не такой яркий, как свет в одной из многочисленных квартир в домах напротив. Он сравним с плавным светом догорающей свечи, но более багровый. Однако его достаточно, что бы средь тьмы увидеть очертания её лица, которые нежно хватают этот приглушенный свет, дабы показать мне все их превосходство. Плавные и нежные линии бархатистой кожи её щек и шеи соблазняют меня. Она поворачивает свой взгляд и я могу лицезреть её умопомрачительные глаза. Красоту её глаз невозможнопередать словами или же описать даже в сотнях картин. Она лишь соизмерима миллионам галактик, что удобно расположились вокруг бездонной тьмы её зрачков. Она улыбается мне улыбкой, рядом с которой даже улыбка знаменитой Джаконды меркнет из-за недостатка совершенства и грации. Её губы едва касаются друг дружку. В это же мгновение они слегка приоткрываются и выпускают густой дым, который врезается мне в лицо своими серыми очертаниями и переплетами линий. Она снова устремляет сияние её глаз куда-то далеко и уста её по прежнему хранят молчание. Мне не достучаться до её всепоглощающего сознания. Мне не попасть в её неизмеримо богатый внутренний мир, который возможно является ничем иным, как порождением чистейшей тьмы и пустоты, кроме которых, возможно, там больше ничего и нет. Она подобие кошки. Её невозможно приручить или обуздать. Она может быть с тобой до тех пор, пока ты ей нравишься, но как только её внимание привлечет что-то более подходящее её переменчивой натуре, она так же легко и без лишних эмоций распрощается с тобой, оставив в одиночестве переваривать и изнывать от чувств, которые(возможно), она в тебе пробудила. Хотя есть только некоторые люди, которые смогут противиться её очарованию и шарму и именно эти люди являются истинным проявлением бессердечности. Однако такие не входят в круг её заинтересованности(к счастью или сожалению). Она выбирает именно тех, кто умеет чувствовать. Возможно она сама не знает каково это, когда ваши взгляды встречаются и сердце замирает, словно пытаясь не нарушить то невероятное мгновение. Может быть. Может ей нравится поклонение и исполнение любых её прихотей. Я не знаю почему, но она возвращается ко мне даже спустя несколько лет, после нашего расставания. Может она наведывается к каждой из своих игрушек или же я вхожу в томалое число личностей, которые заставили её испытывать что-то больше, чем могут предложить другие. Я не знаю ничего, что касается её. Я могу лишь говорить с ней(пусть и отвечает она довольно редко), и иногда отдаваться наслаждению её шелковистой кожи и гибкости её тела. Но зачастую не я являюсь инициатором этого и это происходит только тогда, когда немыслимые силы спускаются с небес, дабы наградить нас(её игрушек), заветными минутами блаженства её компании. Эта ночь была как раз таким временем, когда волнующий и теплый звон её тоненького голоса обратился ко мне:"Если бы я была твоей картиной и ты бы мог продать все чувства и ощущения от одного взгляда на меня, то сколько бы стоили эти ощущения и чувства? Дорогая ли я была бы?". "Не существует такой цены, дабы хоть на милю приблизить стоимость тех чувств и слов. Единственной в своем роде, а посему неизмеримой, ты стала бы бесценной картиной"-, слова сами появлялись в моей голове и я выдавал их без промедления. "Не может бесценным быть то, что конечно. Чувства, ощущения, слова, жизнь и прочее"-, и после этого она замолчала. В ту ночь она не сказала больше ни слова. Тишина снова окутала нас и она стала спасением для неё и поводом для моих раздумий. После она бесшумно запрыгнула на край балкона и скрылась из видув районе последнего этажа. Я снова остался один стоять и смотреть на ночную тишину города, а в руках у меня догорала сигарета. Я так и не сделал больше одной затяжки. Сейчас, когда она ушла и кровь в моих венах снова начала течь в обычном для неё ритмеяприслушался к этой тишине. Ничего не нарушало её. Ничего, кроме звука тлеющей сигареты в моих руках. Кошка. Истинная кошка. Даже гуляет по крышам тогда, когда остальные тихо отдыхают в своих квартирах. Это был последний день, когда я её видел. Больше она не приходила. Никогда.

Фотограф.
Очередная пасмурная и холоднаяосенняяночь. Я стою на крыше одного из многоэтажных небоскребов, что едва ли можно посчитать в этом процветающем городе. Гордость всего промышленного и экономического, что есть на нашей планете. Пристанище и оплот всего финансового рынка страны. Воистину этот город излучает величие и прекрасные перспективы для подрастающего поколения олигархов, чьи деньги не без причины обитают в этом месте. Виллы и усадьбы. Многомиллионные компании и двадцатиэтажные автостоянки, где мирно покоятся деньги налогоплательщиков, на своих четырех, а иногда и шести колесах. Я открываю объектив и смотрю через него на ближайшую такую стоянку. Чего там только нет. Даже инкрустированный бриллиантами и золотом танк. Высокие небоскребы окружают меня и некоторые из них даже пронзают густые облака, своими высотными масштабами и величием. Мне нравится этот город. В нем я могу заниматься чем угодно без боязни, что меня поймают. Камеры и круглосуточное наблюдение? Ха! В этомгороде у каждого есть личные телохранители. Каждый гараж и автомобиль в нем настолько погряз в средствах против таких как я, что даже Коперфильду не удалось бы угнать даже самое захудалое средство передвижение. Этот город только для высшего общества и таким как я тут не место. Хотя у меня есть почти 3 квартиры в этом городе. Две из них в центре, а та, что находиться почти на границе, еще не совсем достроена, хотя ключи уже лежат у меня в кармане. Там невозможно жить и именно туда никто не сунется, если вдруг случиться переполох. Хотя и казусы в моем деле происходят довольно редко, они все таки иногда случаются и необходимость пересидеть в тихом местечке радует меня наличием такого вот места. Позволь еще немного об этом городе. Граница-это условное обозначение, которое применяет аристократия в этом городе, дабы еще больше принизить челядь, что находиться за ней. Видимо огромная стена в несколько километров высотой и довольно внушительной толщины не производит должного впечатления и они решили окрестить её именно границей. Общественный транспорт? Опять мимо. Ничего подобного в этом городе нет. Да и тротуаров тоже, ибо тут никто не ходит пешком. У всех имеется какое нибудь средство передвижение. Хотя слово "какое нибудь" и может вызвать в тебе сомнение в том, что тут всё купается в роскоши, то я смею заверить тебя, что именно этим словом я хотел подчеркнуть, что не у всех есть привычные автомобили. Так же имеется масса воздушных средств передвижения, включая одни из самых новых прототипов. В общем размерами своего кошелька можно и нужно хвастаться, ибо иначе тебя не будут воспринимать всерьез. Как ты это сделаешь мало кого волнует, но хвастаться обязан. Никакой полиции или законов тут и близко нет. Однако и преступности тоже нет. Если ты мешаешь кому нибудь, то тебя просто убивают. Хотя это происходит довольно редко, ведь вся "война" за территорию и ресурсы ведется вне этого города. Тут лишь те, кто зарабатывает деньги даже сидя у себя дома на хрустальном унитазе. Причем их заработки таковы, что отдав мне свой месячный гонорар, я мог бы прожить за границей всю жизнь и ни в чем себе не отказывать. Как же я, не из голубых кровей, смог достичь таких высот? Самое главное это то, что я-не человек. Прежде чем ты подумаешь, что я всех вожу тут за нос, то позволь сказать, что от 30% до 40% обитателей этого города не являются людьми. Еще больший процент были людьми, но предпочли модифицировать собственное тело, дабы оно более никогда не подвергалось, ни болезням, ни старению, ни смерти. Однако я не принадлежу к их числу. Нечто большее, что тебе не обязательно знать. Еще есть моя работа. Ты можешь называть её как хочешь, но я единственный в этом городе, кто занимается подобным. Об этом знают многие, но никто не знает меня в лицо. Этому городу нужен был кто-то вроде меня. Я могудостать все что угодно и откуда угодно. В этом даже Коперфильд мне проигрывает. Сегодня моей целью является восьмилетняя девочка одного из здешних обитателей. Нет, мне не нужно её убивать или же похищать. Все намного проще, пусть и для тебя отвратительно.Весьма щедрый заказчик заплатил мне[это хорошо], авансом[а вотэто не совсем хорошо], довольно внушительную сумму лишь за несколько(а именно 5-10), фотографийэтой девочки. Как ты уже догадываешься фотографии должны быть не обычными, а весьма откровенными. Кем бы ни были те, кто тут живет, но разум их изувечен и опошлен до неузнаваемости. Наличие такого города и полное отсутствие каких либо ограничений для них, позволили их изощренным натурам властвовать над здравым смыслом. Тут нет проституции, ибо если тебе хочется секса с девушкой[что чаще], илимальчиком[чтотожебывает],то ты просто заказываешь необходимую кандидатуру в специально созданном для этого месте. Работники данного агентства доставят тебе любой твой заказ в течении 24 часов с момента подачи заявки. Их находят за границей. Приводят в порядок и отдают в руки заказчику, а те платят. Хочется сегодня двух мулаток? Пожалуйста. Трех очаровательных блондинок с голубыми глазами? Тоже не вопрос. В этом деле все решает стоимость и чем больше ты готовзаплатить, тем более извращенными могут быть твои предпочтения. Кстати таких вот "жертв" никто не спрашивает. Им дают малую долю тех средств, что за них заплатили и те делают то, что им велено. Любой бы согласился. Даже я, вопрос только в цене. Однако делов том, что средств этого города не хватит для удовлетворения моего запроса. Погрузившись в пучину собственных раздумий я не заметил как холодные капли дождя начали сыпаться с облаков на этот город. Я стоял на крыше, отчего холодный ветер и моросящий дождьпобуждали желание как можно скорее покинуть это место. Однако было еще рано, так как в комнате девочки находилась её мама, которая читала ей сказку на ночь. Я не видел её, ибо под нами были несколько этажей из толстых и массивных бетонных стен. Вообще наличие любящих родителей еще один огромный плюс в пользу существования этого города. Поначалу мне было не очень приятно наблюдать за этим, но сейчас я рад тому, что такое место существует. И вот последние слова досказаны и любящая мама покидает комнату своейдочурки и направляется в семейную спальню, в которой её уже дожидается её супруг. А ведь они ничего не подозревают. И даже и подумать не могут, что сейчас будет происходить. Я смотрю вниз, на ровную гладь оконных стекол, что устремляются вниз и отбрасывают каждый огонек этого города. По их поверхности плавно и ровно стекают капельки, словно весь небоскреб плачет. Погода неустанно сбрасывает воду из своих облаков. Холодный и монотонный дождь придет некий шарм этой ночи. Все как и должно быть в осеннюю ночь.Еще мгновение любуюсь этой красотой вымокших окон небоскреба и становлюсь на его край. Четыре этажа разделяют меня от окна, которое ведет в спальню девочки. И все эти четыре этажа находятся во мраке, который царит в каждой из комнат. Чьи это квартиры меняне волнует, главное чтохозяевсейчас нет. С соседнего небоскреба тоже мало кто сейчас бодрствует. Я делаю шаг и неописуемая сложность подошвы моего массивного ботинка врезается в мокрое стекло. Еще шаг и вторая нога так же цепко хватает идеальную гладь окна. Я стою на окне. С моей точки зрения небоскреб превратился в обычную стеклянную улицу, на конце которой находится асфальтная стена, уходящая к другому небоскребу. Я начинаю спокойно и плавно спускаться вниз. Шаг за шагом я приближаюсь к заветной комнате. Мои ботинки оставляют мокрые следы на окнах, которые тут же смывает дождь, что неустанно сходит с небес. "Так даже лучше",-думаю я про себя. Я почти дошел, однако на моем пути спальня этажом выше, в которую входят двое молодых парней. Они настолько увлечены друг-другом, что не смотрят ни на что. Они целуются и ласкают друг-друга. Подходят к кровати и опускаются на шелковистые простыни. В перерывах между поцелуями они раздевают друг-друга, оголяя свои жаждущие тела. Я достаю свою фотокамеру. Нет, меня непривлекает однополая любовь и секс между парнями. Мой взор очаровала ваза с каким-то цветком, что распустился в эту славную ночь. Она стоит на небольшом и милом столике, на который падает тень от неонового щита напротив этого здания. Мне нравится это и я желаю сделать фотографию именно такого вот момента. Всего несколько секунд и момент навсегда запечатлен. Сквозь призму разводов на стекле этот снимок выдался еще более живым, чем я на то надеялся. После я удаляюсь, оставляя эту комнату с её ночными обывателями. И вот та комната, что нужна мне. Отблески света лениво играют в ней, а тени от всевозможных отражений на стекле, что рисует этот дождь, вырисовывают картины то бьющихся рыцарей, то всевозможных планет и далеких туманностей, что еще не открыты человечеством. Я останавливаюсь ровно в центре этого окна и в комнату послушно проникает моя тень. Еще секунда и я уже стою на её месте, заменив собой её черные очертания. Девочка тихо и мирно погружается в сон, однако она еще не спит. С моей одежды тихо капает вода, но капли умело поглощает высокая ворса на ковре возле кровати. Я медленно натягиваю свой шарф до моего носа так ,что бы он закрывал большую часть лица и подношу руку ко рту девочки. Резко придавливаю руку и её сердце начинает бешено колотиться. Однакострах порождает и полное оцепенение, отчего она не может двигаться, а только судорожно дрожать и невообразимо быстро моргать своими глазками. Её страх потихоньку отступает. Она не сопротивляется, что дает мне повод начать:"Привет. Я пришел к тебе и я уйду,как только ты сделаешь то, что я у тебя попрошу. Я не хочу делать тебе больно и задерживаться тут я бы не хотел. Давай ты сделаешь все, как я тебе сейчас скажу и больше никогда не потревожу тебя. Договорились?". Она с минуту бегала растерянным взглядом повсей комнате, но потом она согласилась, осторожно покачав головой. Я продолжил:"Отлично. Сегодня ты побудешь моделью для меня. Мама ведь говорила о том, какая ты красивая и что обязательно ею станешь?". И снова она покорно мотала головой. "Хорошо. Сейчася уберу руку, а ты все так же будешь тихо лежать в своей кровати. Ты не будешь кричать или же мне придется сделать тебе очень больно. Но мы же этого не хотим. Ты согласна?". И снова она мирно согласилась на моё предложение. На свой страх и риск я убрал руку от её рта. Комната была по прежнему в полной тишине и лишь её быстрое и глубокое дыхание пронзало пространство комнаты. Умная девочка, надеюсь она и дальше не доставит мне неприятностей и я быстро покончу с этим делом. Она уставилась своими поистине детскими глазками на меня. Однако её взгляд был не такой, как у других детей, на которых я успел насмотреться за свою карьеру. Но не для для того я сюда прибыл, что бы составлять её психологический портрет. "Умница, а теперь ты снимешь с себя всю одежду и сядешь вот сюда. Одну ножку сюда, а ручку вот сюда"-, я говорил почти шепотом, однако она меня понимала и хорошо слышала. Противиться она не стала, как и говорить что-то. Она просто покорно сняла всю одежду с себя и сделала все в точности так, как я её попросил. Знаешь, если ты думаешь о том, что я отвратителен, тогда тебе лучше не следует знать того, что она уже была не девственницей. А точнее того, как это случилось. Думаю рассказывать во всех подробностях об этой истории тебе не следует. Я видел это, но в еёголове. Она думает, что я тот человек. Она ошибается, но так же и боится делать хоть что-то, чего я ей не разрешаю. Ведь тогда её снова будут ругать родители. Поэтому я не буду разрушать такую твердую уверенность, ибо благодаря ей я могу сделать весьма пикантные снимки этой девочки. Я всегда выполняю свою работу качественно и только в наилучшем виде. Добавляю еще немного света в комнате и достаю фотоаппарат...
Я закрываю объектив оборачиваюсь к девочке. Она молча одевается и смотрит на меня. Я подхожу к ней и опускаюсь на уровень её головы:"Молодец. А сейчас ты ляжешь в свою кровать и закроешь глазки. Ты никому не будешь говорить об этом, а я пообещаю, что как только ты откроешь глаза, то ты никогда больше меня не увидишь. Договорились?". Покорное мотание головой и это юное создание ложиться в свою постель и закрывает глаза. Когда она их открыла, то её комната уже была пуста. С крыши соседнего здания я смотрел на то, как она тихо плачет в свою подушку, не в силах сдержать эмоций. Я ничего не чувствую. Лишь полное удовлетворение от хорошо выполненной работы.

Добыча.
"Тебе следует более холодно относиться к своей добыче. Тебе бы поучиться у волков!". С этими словами предо мной закрылись двери, оставив только легкий запах гари от камина и теплую струю воздуха, что врезалась мне в лицо в тот момент, когда дверь закрывалась. Я обернулся и увидел прекраснейший пейзаж зимнего леса, что раскинулся у подножия горы. Снег игрался с лунным светом, переливаясь и отблескивая мириадами серебристых огоньков, что причудливо загорались, пока я спускался вниз. Я знаю, что он говорил не серьезно, однако я настроен решительно. Волки, так волки. А кто, если не оборотень, является грозным противником в этом лесу? Это будет весьма интересная прогулка. С этой мыслю, а не с той, чтомне придется провести всю эту ночь по колена в сугробах и лишь в компании морозного воздуха и звуках ночного леса, я все быстрее устремлялся вниз. С каждой минутой спуска воздух становился все тяжелее, а температура всё ниже. Оголенные скалы потихоньку сменялись редко растущими соснами и другими ёлкообразными. Я становился все ближе к желанному лесному массиву и все дальше от еще более желанного уединения возле теплого камина в компании очередной красотки, что повелась на уговоры стать единственной в её роде. Лес становиться все более густым и свет полной луны едва достает тут до моего изумительно сосредоточенного выражения лица, которое на первый взгляд выражает спокойствие. Но уверяю тебя в том, что сейчас я сосредоточен как никогда. Я даже воздухом не дышу, ибо не стоит недооценивать противника. Тем более еще в его среде. Мне всегда был противен холод, а этот лютый мороз так вообще доставляет массу неприятных ощущений, от которых хочется избавиться. Тишина и спокойствие. Именно эти слова описывают окружение. Я стою между высоких деревьев. Их ветви настолько густые, что свет не проникает сквозь них и я могу оставаться в полной темноте. Ветер игриво прыгает по их верхушкам, создавая поистине ужасающий аккомпанемент для сегодняшней прогулки. Я бы не назвал это охотой, ибо в охоте ты четко можешь разграничить кто есть добыча, а кто охотник. Ты четко даешь оценку действительности и происходящим действиям. Даже те незначительные просчеты с твоей стороны, имеют все таки некую упорядоченность. Ты трезво оцениваешьситуацию и здраво осознаешь риск. Но сейчас моей целью является не обычное существо. Его размеры, повадки, желания и предпочтения для меня остаются загадкой. И если ты когда нибудь охотился, то понимаешь, что знание и есть ключевое оружие. Знание о своей добыче как можно более детальные. Где она обитает. Чем она питается. Что её приводит в буйство и что заставляет испытывать страх. А самое главное из всего, как она охотиться и как нападет на свою жертву. И именно сейчас все это мне было неизвестно. Ведь ониведут чрезвычайно бурную деятельность, которая в корне может различаться у двух особей из одной и той же группы. Плюс ко всему окружение людей и нынешние нововведения в человеческом обществе не могут не отразиться на сознании и становлении этих животных.Они хитры, умны и осторожны. Я скажу больше. Среди твоих знакомых есть как минимум 1 оборотень. Не думай о возрасте или же поле. Они могут быть кем угодно. Однако мой монолог придется прервать, ибо он увидел меня в этой тени высокого дерева. Я вижу как в нескольких метрах от меня горят два тусклые огонька, что по ошибке можно было бы принять за отблески на снегу или же что-то совершенно несущественное. Однако я точно знаю что это. Серебристый свет его глаз точно уставился на меня и он тоже сейчас любуется мной. Оценивает и пытается понять, что же я из себя представляю. Я стараюсь не смотреть на него открыто и делаю вид, что я его не заметил. Однако биение его сердца и звук воздуха, что выпускают его легкие, я слышу так же хорошо, как и этот назойливый ветер,что придет этой ситуации некую остроту. Они никогда не нападают первые, если их не спровоцировать. Как их спровоцировать? Сделай вид, что ты его не заметил. Игнорируй и дай ему хорошую возможность напасть. Поставь себя в явно худшую из возможных позиций иоткройся для его удара. Это просто. Для его последнего удара, ибо первый и станет смертельным. И если тебе чудом удастся выжить от его острых когтей, то тебя ждет не менее печальная для здоровья встреча с его пастью, заполненной зубами так добротно, словно их раздавали в честь праздников. Как бы то ни было, я разворачиваюсь к нему спиной и начинаю уходить. Немыслимо, но под толщей снега оказалась небольшая ямка, в которую я слегка провалился почти по самые колена. И вот его бесшумный прыжок. Успел заметитьтолько как ветви содрогнулись, сбросив с себя небольшое количество снега. Его длинные когти пронзают плоть моего тела, проникая все глубже и разрывая практически все внутренности моей грудной клетки. Но увы и ах. Сегодня явно не его день, ибо так же легкои плавно эта иллюзия растворяется у него на глазах и падая на снег тут же исчезает, не оставив после себя вообще ничего. Его сердце начинает биться быстрее и быстрее. Словно двигатель, который набирает обороты. Адреналин кипит вперемешку с его яростью. Сидя с верхних ветвей одногоиз деревьев я не скрываю досадное разочарование от того, что эта битва для него уже проиграна. В тот момент, когда он так ринулся навстречу моей иллюзии. Однако его цепкий взгляд и животное начало явно заприметили меня на этом дереве и уже секунду спустя ко мне приближались опасные оружия этого монстра. Не стоило его недооценивать. Увернуться у меня не остается времени, поэтому принимаю удар. Теперь уже он довольствуется прямым попаданием его неистовой мощи прямо мне в голову. Оторвать мою голову от тела ему не составляет никакого труда, что он и проделывает, с полнейшим непониманием в глазах и неистовой яростью, которая вырывается из его груди, наблюдая как очередная иллюзия растворяется в его лапах. Он вышел из себя и потерял абсолютно весь контроль над ситуацией. Сейчас он, ослепленный собственной яростью, выматывает самого же себя, в попытках убить очередную из моих иллюзий. Если бы не его потеря контроля над собственными чувствами, то он бы уже попытался скрыться в этом непроглядном лесу и, скажу тебе честно, я бы не смог его преследовать. Одно дело наблюдать за ним как за аквариумной рыбкой и совсем другое охотиться на именно эту рыбку в Тихом океане. И вот тот момент, когда он немного пришел в себя и уже не бросается на мои копии, что расставлены по всей округе. В нем осталось много сил, но тратить впустую он их не будет. Впрочем и мне нет смысла пытаться его извести такими вот фокусами. Он будет ждать именно меня и я дам ему такую возможность. Довольно рискованно, но я выхожуиз тени одного из деревьев. Он сразу же устремляет свой взор на меня, но не спешит атаковать. Тогда же я начинаю настойчиво подходить к нему. Когда я подхожу практически вплотную, то он вонзает мне в плече и(собственно пробивая его), прижимает моё тело к земле. И тут он делает то, на что я рассчитывал. Он устремляет свой взгляд куда-то в сторону, на очередную мою иллюзию, давая мне возможность одним единственным ударом пробить его грудную клетку и плотно сжать его горячее сердце в своей ладони. Нет, друг мой покойный, это не очередная иллюзия. Это я настоящий. Собственно был риск, что ты захочешь быстро разорвать меня на части, но ты решил не тратить силы, а выжидать. Вновь разорви мне грудную клетку и ты бы вышел победителем из этой битвы, а я бы отправилсяна покой раньше положенного, но ты не только не стал заморачиваться моим убийством, ты так же предоставил мне легчайшую из возможностей, открывшись для рокового удара. Так глупо и так предсказуемо. Вот ведь. Я говорю как старик. Его бездыханное и массивное тело падает на меня и вдавливает меня в холодный и колючий снег. Довольно удобно скажу я тебе, если планируешь стать каким нибудь гуру лежа часами в неудобной для тела позе. Однако такие вот перспективы меня не радовали, а посему я как можно скорее покинул тесные объятия мертвого оборотня. Выбравшись из под этой тушки я осмотрел то место, в которое он нанес мне удар. Единственное, что напоминало о его острых когтях, это место разорванной одежды и окровавленного рукава, который(к сожалению), не отстираешьхолодной водой. Одежду придется менять, а искать новую у меня нет ни малейшего желания. По крайней мере сейчас. Легким и грациозным движением руки отсекаю этому животному голову и перебрасываю её через собственное плече, предварительно держа его за некое подобие гривы и устремляюсь вверх по склону. Выйдя из лесополосы я наблюдаю розовеющее от предстоящего рассвета небо, которое с каждой минутой наливается все более ярким светом на горизонте. Луна все еще светит и её свет по прежнему является единственным источником, которым отблескивает рыхлый снег под моими ногами. И вот последние остатки холодных и заледеневших скал остаются позади и я стучу в эту дверь. Он открывает её. Демонстрирую свой трофей и его приятное лицо расплывается в довольной улыбке. "Сынок,как же я горжусь тобой"-, от его голоса исходит столько же тепла, как и от комнаты за его спиной, которая манит своей беззаботностью и спокойствием. "Спасибо Папа"-, это последние слова, которые я сказал стоя на пороге нашего дома.

Квартира.

Легкий бликсвета проезжающей мимо машины озарил комнату, в которой сидели две фигуры. Старый деревянный стол и всего два стула. Они сидели друг на против друга, а за окном был словно совершенно другой, более живой мир. Тишина повисла мертвым грузом и ничто не отвлекало от созерцания этого момента. Я не решался заговорить с ней, а она не хотела нарушать тишину, которая вдруг стала чем-то вроде спасательного круга для нас. Это не моя квартира и я в ней впервые. Откуда у неё ключи я не знаю, но я пришел сюда по её просьбе. Все вокруг было во мраке ночи и разглядеть было что-то просто невозможно. Я не включал свет, ибо он сразу бы испортил и без того не буйно красочную атмосферу. На столе лежали два телефона, в которых были стерты абсолютно все признаки нашего существования в жизни друг-друга, пачка сигарет, пепельница и зажигалка. Это наша последняя встреча. Расставание всегда для меня было чем-то вроде мрака в душе, но сейчас этот мрак окутал и окружение, словно зная мою невыносимую непереносимость таких вот моментов и атмосферы. Но сегодня я смирился со всем и просто находился в её компании. Мы сидели и проживали последние минуты друг с другом в полнейшей тишине и тьме. В соседних квартирах все уже давно находились в мире снов, поэтому нас ничего не отвлекало от ощущенийв этот момент. Признаться они были гадкими. Столько много информации я получил за такой короткий промежуток времени. Её отъезд. Брак и рождение первенца. Счастливая семья и наилучшая обстановка для этого. Обстановка, в которой я просто не имею место быть.В ней нет места ни для кого более, да и вряд ли будет. С самого начала, с того момента, когда я беглым взглядом увидел её сидящей за ноутбуком в придорожной кафешке и до сего дня, я не мог забыть ярких голубых бликов монитора в её глазах. Её лицо, губы, скулы, щеки. Я помню каждый миллиметр её лица, однако сейчас оно было скрыто в тени света, что едва видимой ниточкой проникал в комнату и ложился на край стола, показывая все недостатки и потертости материала, из которого он был сделан. Из-за этой непроглядной тени и накалившегося момента истинной тишины я забыл её. Сейчас предо мной сидела совершенно иная девушка, которую я совершенно не знал. В её усталом и холодном взгляде я видел лишь бездну невыносимого спокойствия, в которую уже давно погрузилось её сознание. И почему только я страдаю от такого? Почему именно со мной происходят такие моменты? Сейчас мой взгляд прикован только к ней, однако разум далеко отсюда. Я не вижу ничего вокруг, ни этой комнаты, ни этого стола, ни этой, другой, девушки напротив. Уменя в голове прокручиваются, словно кадры в пленке не сильно известного фильма, все те моменты, которые мы провели вместе. И всех их пожирает огонь, который сжигает эту самую пленку, размазывая до неузнаваемости и полностью уничтожая все эти картинки. Незнаю что еще можно сказать в этот момент. Да и вряд ли смогу найти подходящие слова после. Мы уже попрощались. Еще в тот момент, когда я поворачивал заржавелую ручку двери, что вела меня в это буйство теней и глубинной ночи. Я мог бы подумать о том, что все это очередной её розыгрыш. И я до последнего надеялся на это. Но в тот момент, когда я увидел её в этой комнате...Именно тогда я понял, что такой желанный звонок, пусть и средь ночи, станет для меня последним. Если бы я мог прожить заново эти моменты. Если бы можно было отмотать время до того дня, то я бы прошел мимо. Я бы не стал зацикливать своё внимание, а тщательно старался бы игнорировать яростное желание пуститься к ней в душевные объятья. Я бы вообще не хотел видеть её больше и уехал бы из города,осознав что время обратилось вспять, давая мне еще один шанс. Шанс, который избавит меня от такого невыносимого расставания. Но жизнь не стоит на месте, а протекает незаметно вперед, высасывая из меня все соки. Сейчас каждая минута хуже предыдущей. И чемближе становится момент, когда она тихо встанет и выйдет через входную дверь, тем хуже я ощущаю себя в этой жизни. Не цепляться за прошлое и сделать так, что бы ностальгия не являлась для тебя пороком, который неминуемо ведет к гибели. Сколько раз я говорил эти слова окружающим меня людям. И сколько раз я убеждался в собственной ущербности, ибо не способен был следовать своим же советам. И вот её взгляд устремляется в окно. Она, едва касаясь, проводит рукой по столу и берет свой телефон. Она берет его в руку и я слышу звук одной из клавиш. В ту же секунду в её маленькой тени, что все это время скрывала от меня её лицо, появляется слабый источник света от экрана телефона. Устремив в него свои черные зрачки, что сужаются от быстрой смены тьмы и света, она тяжело и продолжительно вздыхает. После она поднимается и я слышу такой знакомый треск её кожаных штанов, что все во мне начинает словно изнывать от невыносимости и осознания её ухода из моей жизни. Она не может уйти. Она и есть моя жизнь. Но я не в силах её остановить, а посему не вижу смысла в каких либо своих действиях. Они приносят только зло и боль. Каждый мой поступок и каждое моё действие порождает невыносимую и непреодолимую боль для меня же самого. Я не смотрю на неё и она скрывается из поля моего зрения. Лишь слышу её удаляющиеся шаги. Еще секунда и звук захлопнувшийся двери оставляет в моей душе словно огромную дыру, что уже никогда не сможет заполниться чем либо из этого мира. Для меня этот звук, словно выстрел огромной пушки прямо мне в лицо. Это грохот сотни ружей, что устремили свои выстрелы высоко в небо. Это гул сотни реактивных двигателей, что шумят в моей голове. Все кончено. Я потерял её. Навсегда. Еще минуту я сижу в полной отрешенности от этого мира. Вне этой реальности и без какой либо возможности вернуться. Вскоре моё сознание проясняется, а гул в моей голове постепенно стихает. Я хочу догнать её. Я хочу вцепиться своими губами в её уста и никогда больше не отпускать её. Я страстно желаю постоянно быть с ней рядом...И это и остается лишь несбыточными желаниями, от которых мне так больно внутри. Я не помню как я поднялся и осознание вернулось ко мне, когда я уже был почти у выхода из этого отвратительного здания. Как бы я хотел, что бы оно сейчас рухнуло мне на голову и перестало существоватьвместе с моей болью. Я прошу лишь об этом. Пусть это будет спонтанный взрыв одного из кислородных баллонов в подвале. Или же утечка газа, что заполняла все это время один из этажей. Что угодно, лишь бы я не дошел до двери. Но ничего не произошло. Я навалился на тяжелую металлическую дверь, и она отворилась, бросив в меня холодный воздух ночного города и его кипящую жизнь. Такую отвратительную, что я лучше бы застрелился, забрызгав этот подъезд своими мозгами и кровью. Все окружение неистово горело и действовало мне на нервы, пробуждая приступы ярости и бессилия. Улица, тротуар, деревья, фонари, машина...Её машина, что была всего в десятке метров от того места, где находился я. Двигатель неустанно и ровно выбрасывал холостые обороты, а красный свет задних огней пронзительно сверлил мой взгляд. Она там. Еще не уехала. Я смотрю на неё, пытаясь разглядеть такой желанный силуэт за непроглядной тьмой тонированных стекол её авто. Я ничего не вижу. Лишь глянцевая тьма и пустота. Все во мне кричит о том, что бы я сломя голову ринулся к ней, забыв напрочь обо всем, что было сегодня сказано. Все во мне...Все то, что она убила. Закрыв глаза и выпустив остатки воздуха из легких я развернулся и начал медленно удаляться, оставив за своей спиной абсолютно всю мою жизнь, вперемешку с черной комнатой в нежилой квартире. Вместе с непреодолимым молчанием. Вместе с ней и ярким светом её автомобиля...
Легкий блик света проезжающей мимо машины озарил комнату, в которой сидели две фигуры. Старый деревянный стол и всего два стула. Онисидели друг на против друга, а за окном был словно совершенно другой, более живой мир. Тишина повисла мертвым грузом и ничто не отвлекало от созерцания этого момента. Я не знала, о чем еще можно говорить. Во мне не осталось каких либо слов.Однакочто-тово мне говорило о том, что я поступаю неправильно. Все моё сознание говорило мне о том, какая же я дура. Каждая клеточка моего тела противилась моему решению. Но я не могу сделать его счастливым. Пусть лучше он будет ненавидеть меня. Он сидит напротив меня. Свет из окна плавно ложится на его лицо, показывая мне такие родные очертания. Каждый миллиметр его лица...Я знала их слишком долго, что бы отводить свой взгляд в последний день. В последние минуты этого непростого расставания. Он никогда не был настолько увлечен собственными мыслями как сейчас. Во мне просыпалось желание обнять его и больше никогда не отпускать. Наши взгляды встретились и сколько же боли я увидела в его глазах. Неужели я могу причинять ему столько боли? Неужели все это время он терпел всю эту боль, которая сейчас неистовым потоком льется из его взгляда, заполняя пространство этой комнаты. Не в силах терпеть тот невыносимый огонь в моем сознании я перевожу взгляд в пустоту за ним. Мои глаза лишь ловят его силуэт, не в силах сфокусироватьсяна нем. Я не хочу видеть его таким. Только не сейчас. Он столько твердил мне о легкости расставания и о отсутствии каких либо негативных последствий. Столько говорил о простоте в такие моменты. Но я не чувствую легкость. Лишь жар моего сознания, что пылает в эти секунды и чрезмерное желание рассказать ему правду. Нет! Я не могу. Все уже случилось. Остается надеяться на то, что он все таки прислушается к собственным советам и не станет убиваться от нашего расставания. Я вытерплю это. Сколько бы боли мне этоне принесло, я вытерплю. Как бы я хотела вернуть время в тот заветный вечер нашего знакомства. Может тогда я бы не пошла в то кафе. А может и вообще из дома не выходила, дабы не встретится с ним и не влюбиться в него уже который раз. Но не обо мне он думает все это время. Даже сейчас его сознание находиться где-то на грани реальности и его выдуманного мира. Даже сейчас он не со мной...Мою голову заполняют мысли о правильности моих действий и их последствиях. О том, что будет после и как мы сможем существовать в отдельности друг от друга. Ибо с тех самых пор он и стал моей жизнью. Именно с того вечера начинается отсчет моего пребывания в этом мире. Все наши прогулки и беседы до самого рассвета. Все те игры и шутки. А сколько раз мы встречали вместе рассвет...Все это сейчас тонуло в той же непроглядной и липкой тьме, которая окружала меня. Не в силах терпеть бушующую боль в собственной груди устремляю взгляд в окно, в надежде найти там хотя бы один ответ на сложившуюся ситуацию. Хотя бы что нибудь, что помоглобы мне остаться с ним...Но там лишь сумерки неприветливого города и тонны листьев на деревьях, что колышутся в ночных потоках свежего ветра. Пора. Я смотрю на время в своем телефоне. Его резкий свет пронзает моё сознание и мысли, словно острая стрела, чтопробивает мне череп. Я поднимаюсь и собираюсь уходить. В этот момент во мне все кипит и кричит. Как же я хочу, что бы он сказал хоть слово. Сделал что нибудь, что бы остановить меня. И почему он уверен в правильности моих решений больше, чем я сама? Стараясь как можно меньше смотреть на него я приближаюсь к двери. Я поворачиваю взгляд, но он не смотрит на меня. Словно сама тьма этой комнаты завладела его разумом и лишила хоть каких нибудь проявлений его внутреннего мира. Я закрываю дверь и постепенно приближаюсь к выходу. Сейчас внутренний голос просит меня вернуться. Сейчас все останавливает меня и словно даже массивная дверь стала в сотни раз тяжелее, не поддаваясь моему напору. Но она открывается и выпускает меня из этого подъезда. Я сажусь в свой автомобиль и слезы непроизвольно начинаются скатываться по моим щекам. Не в силах их остановить всё нутро изнывает от боли. Проехав всего несколько метров я останавливаюсь. Не вижу совершенно ничего из-за крика души, что льется из моих глаз горящей смолой, не принося с собой ни капельки облегчения, а только еще больше разжигая неистовую пустоту внутри. Я хочу его увидеть. Хочу, что бы он увидел меня. Я не хочу его отпускать. Возможно увидев его еще раз что-то сломается во мне. То, что не дает мне пуститься в егообъятия. В зеркало я вижу, как открывается дверь этого ненавистного дома. Он выходит и устремляет свой взгляд в мою сторону. Я прошу...Всего один шаг в мою сторону. Моя рука непроизвольно тянется к ручке двери. Еще секунда и я открою её...Но он. Он разворачивается и начинает постепенно удаляться от меня, с каждым шагом создавая очередную непреодолимую пропасть между нами. С каждым шагом забирая мою жизнь, вперемешку с черной комнатой в нежилой квартире. Жизнь, которой он и являлся для меня...

Ворсновидений
Её тело мирно лежало в кровати, закутанное в тёплое одеяло, которое полностью скрывало абсолютно все её части под ним и только голова виднелась на мягкой подушке. Легкое и глубокое дыхание нарушало тишину, что царила в этой комнате. Немного броско раскиданы вещи и расставлена мебель. Однако ей так больше нравилось, пусть и некоторым гостям такая расстановка доставляла неудобства. Сегодня я пришел к ней снова. К сожалению для неё и к счастью для меня. На её щеки плавно опускается прядь волос, которая немного покачивается от её дыхания. Сейчас она видит сновидения, которые воспроизводит её сознание и подсознание. А может, если ты поверишь в существование таких как я,сны посланные чем-то, чью природу мы не понимаем. Мне не хочется торопиться. Мирно прогуливаюсь вдоль её кровати и осматриваю комнату. Провожу кончиками пальцев по краю стола, ощущая легкую шероховатость дерева, из которого он сделан. Мы немного иначе воспринимаем ощущения. Если пытаться объяснить, то мы видим историю того, к чему прикасаемся.Вот этот стол. В нем собрана стружка с десятков деревьев. Мы видим жизненный цикл каждого из них. Как оно росло. Как нежилось в тёплых, летних лучах послеобеденного солнца. Как укрывало своей тенью парочку, что решила уединиться в таком спокойном месте. Икак оно невозмутимо стояло под натиском проливных дождей осени и суровых зимних ветров. И как расцветало, когда приходили лучистые, весенние деньки. А сейчас лишь отголоски некогда величественного дерева ютятся в этой комнате, что покрыта мраком ночи. Также не могу не заметить прекрасные цветы, что наполняют своим ароматом пространство вокруг меня. Хотя сейчас их запах неуловим для человеческого обаяния, однако он витает в воздухе, создавая поистине прекрасную атмосферу. Нельзя придумать лучших запахов для этой ночи. Сегодня всё немного ярче, чем бывает в такое время года. Как-то особенно приветливо. Как бы то ни было, цель моего визита сны этой девушки. Её тело расслаблено и лицо выражает чистейшее спокойствие. Такая безмятежность и блаженство, в которомсейчас купается её сознание. Медленно подхожу к ней, стараясь не издавать абсолютно никакого шума. Аккуратно сажусь на край кровати и теперь могу четко рассмотреть её лицо. Позвольте сказать, что она одна из самых прекрасных девушек, что мне доводилось встречать. Как жаль, что мне придется причинить ей столько беспокойства. Едва заметно касаюсь её бархатистой кожи. Однако моё движение не заметно для её организма. Сон слишком сладкий, что бы какое-то прикосновение разбудило её. Теперь же я могу видеть то, что сниться ей. Ей сниться нечто прекрасное. Жаль я не могу передать тебе того, что я вижу. Точнее, что видит сейчас она. Поистине чистое и наивное любопытство и детская радость...Жаль, что она это потеряет. Так же, как я проникаю в её сознание, дабы видетьто, что ей сниться, ровно так же я могу забирать это оттуда. Этим мы и занимаемся. К сожалению после того, как я заберу её сон, у неё останется лишь фрагменты того, что она испытывает. Так же сознание будет бороться с моим вмешательством и причинит ей дискомфорт. Именно из-за этого этот прекрасный сон в её голове может превратиться в жуткий кошмар. Хотя чаще там остаются лишь невнятные куски, которые она не сможет связать в единую картину. Она сильная...Хотя её что-то тревожит. Именно это и сыграет решающуюроль в моём вмешательстве. Это похоже на то, как ты собираешь какие нибудь ягоды в лесу. Как сбор земляники. Тебе приходиться осторожно заглядывать под каждый кустик и, если ты нашел спелую ягоду, срывать её и забирать. Так же и в нашем деле. Мы стараемсяне трогать то, что еще не "созрело". Не забирать творческие порывы или же идеи. Однако стараться-это не значит делать так. Как и при сборе земляники, ты можешь упустить то, что сорвал ещё зеленую ягоду(или же раздавил её), так и во снах можно задеть не теучастки, на которые нацелился. Тогда приходиться вовсе забирать всё сновидение, дабы не разрушать структуру сознания. В общем и целом-это трудно объяснить тому, кто не занимается подобным. У неё, в отличии от остальных, есть что-то очень сильное внутри. Она упорно сопротивляется своим страхам и трудностям. Поэтому я не боюсь того, что ей будут сниться "дурные" сны. Картинка в её сознание постепенно меркнет и превращается в какое-то заброшенное место. Страх всё больше нарастает в ней. Уже спокойное и безмятежное лицо принимает легкие черты беспокойства. Моя рука уходит в сторону, оставляя её лежать в одиночестве в этой постели наедине со своими переживаниями и страхами. Я мог бы рассказать ей всё и объяснить. Показать то, что еще не видел ни один человек. Научить её бороться со своими страхами и контролировать свои сны. Видеть полную картину, а не только ошмётки сна, которые мы оставляем людям. Мог бы дождаться рассвета и всё показать ей. Однако я прекрасно понимаю, что всё это не нужно ей, ведь она достаточно сообразительна. Ко всему этому она вполне сможет прийти сама. Так что верь в свои силы. А я...В эту ночь я хочу попросить у тебя прощение за то, что испортил твои приятные воспоминания и мечтания. Зачем же мы это делаем? Кто призывает нас воровать человеческие сны? Это необходимость. К сожалению мы не можем выбирать собственную судьбу. У нас есть задача и мы её выполняем. Каждую ночь. И так на протяжении всего времени, пока будет существовать вселенная. Ты сможешь всё увидеть и понять своими глазами. Тебе нужно лишь поверить в это. Лишь поверить...

Её глаза
Сколько прошло времени с тех пор, как я не видел её. Не слышал её голоса, не чувствовал тепла её тела, не видел её глаз. Временами я замечаю черты её лица в прохожих, что не может не навевать лёгкиенотки грусти и меланхолии. Ещё и этот холод, который старательно пытается пробраться ко мне под тонкую курточку, которая отделяет моё тело от этого холода ночи. Уже не и вспомниться мне то время, которое мы провели вместе. То ли это были дни, то ли месяца,а может и целые годы. Сколько миров и времён мы просмотрели. В скольких реальностях побывали и сколько смогли исправить и завершить. Сейчас я бы похвастался ей, что всё таки смог найти время и выучил японский, который меня не очень привлекает, однако онанаставила на том, что он нам необходим, ибо очень хотела однажды поселиться где-нибудь на бережку моря, с которого открывался бы вид на огромный порт. Его высокие краны, словно гигантские статуи возвышались над горизонтом, а она наблюдала бы за их работой,попивая горячий чай в своей кружке. Она любила всякие причудливые кружки в форме всевозможных зверушек. Вот вобьёт себе в голову, что ей нужна ещё одна и всё. Бесполезно было переубеждать или отговаривать, всё равно получит своё. А её довольное выражениелица...Сейчас оно размывается вместе с иными воспоминаниями, которые нахлынули на меня. Однако, как это не прискорбно, я потерял её. Смерть? Отнюдь. Если бы она умерла, то я смог бы её найти. Всё гораздо сложнее. Она научила меня переходить через миры. Проходить сквозь измерения и время. Перемещаться в пространстве. Говорю же, что я не помню сколько мы были вместе. Мы играючи перепрыгивали эпохи и медленно шагали сквозь века. Мы летали из одного удивительного мира в другой, приобретая ценные знания. Ты даже не представляешь, как было замечательно разделять это ещё с кем-то. Видеть то, что просто было недоступно мне. Понимать и осознавать всю силу и возможность. Всё это было нашим. Только для меня и для неё. Однако...Всё когда нибудь заканчивается. К сожалению и у нашей истории был момент расставания. Дело в том, что я не смог удержать её. Ты скажешь, что я недостаточно постарался для этого. Что виной всему мой эгоизм. Я не буду с этим спорить, ибо всё равно это не поможет мне. Её забросило в какую-то точку,в которой мы побывали. В одном из миров, в какой либо реальности, когда нибудь- во времени. Где-то там сейчас живет она, полностью без воспоминаний обо мне. И вот уже какой день я ищу её. Я сбился со счёта довольно давно, ибо всё равно точно невозможно посчитать, когда тебе подвластны все возможные миры и реальности. Где-то там, среди осколков моих воспоминанийотех временах. Она притаилась где-то там и ждёт того дня,когдая найду её. Что делать человеку в моём положении? У кого спрашивать и где искать совета? Я пробовал рассказать об этом тем людям, которым доверял. В итоге меня чуть не упекли в психиатрическую лечебницу. Так же пытался найти следы пребывания таких же как и я, однако найти их очень трудно. Она могла, но не я. Помню её игру в салочки. Онаочень любила "прыгать" за такими как мы. Бывало идешь мимо каких нибудь небоскрёбов или же просто небольших магазинчиков, чьи витрины светятся тусклым светом и освещают влажный от дождя асфальт, а тут тишину прерывает её дикий возглас восторга:"Давай в салочки! Он вот тут, за углом!". Её нежная рука хватает твою ладонь и быстро тянет за собой. Поначалу я боялся споткнуться, а после и сам уже бежал навстречу очередному проходу. Заворачивая за угол мы попадали в совершенно другой мир, который был наполнен яркими красками и переливался миллионами оттенков, которые человечество ещё не готово принять. Летающие межгалактические корабли и прочие атрибуты фантастических фильмов(отчасти они были правы), сменялись выжженными солнцем планетами,гдепреобладали исключительно песок и ветер, в которые и превратились все цивилизации, что разделяли между собой богатые земли этого мира. Особенно тяжело ей было находиться именно в таких мирах, где ничего не осталось. Где бескрайний океан, что вмещал в себя миллиарды живых организмов от самых крошечных бактерий и заканчивая великанами-существами, чья цивилизация во много раз превосходила человеческую, сейчас же пустовал без признаков жизни, которую уничтожило то или иное событие. Находиться на огромных заледеневших планетах, гдевсё замерло и оставалось неподвижным уже много миллионов лет. Мёртвые статуи льда, что заполоняют улицы мегаполисов, огромные здания, которые сейчас представляют собой высокие глыбыпромёрзшего метала...Это всё, что осталось от того прекрасного мира. Онавсячески искала возможность помочь этим существам. Пыталась найти хоть что-то, что могло бы спасти их от неминуемой гибели. И каждый раз, как мы попадали в какой-то из таких миров, она оставалась там на несколько дней. Бродила по окрестностям в поисках ответа на вопросы, которые знала только она, ибо мне они не приходили в голову. Я же смотрел немного безжалостно на всё это. Считал, что так и нужно и вмешиваться нам ни к чему. Всем не поможешь. Однако этим я утешал своё самолюбие и успокаивал остатки совести, что ещё присутствовали во мне. Она же всегда искала решение. Говорила, что если мы сможем помочь хоть кому-то, то всё что мы делаем, всё это не напрасно. Столько доброты и сожаления к тем, кого она совершенно не знала. Столько тепла, которое она отдавала для них. А они не знали о той, что помогает им. Они даже не представляли, кому обязаны за своё спасение. Да она и не искала славы или жеизвестности. Ей даже не нужны были слова их благодарности, ибо всё что её заботило-сама помощь. Ей становилось от этого намного лучше и каждый раз, когда у неё всё получалось, её лицо озаряла красивейшая улыбка, что еще долго сверкала остатками чистоты и наивности в моём сознании. Всё это меркло перед её глазами...Они были воплощением всего самого настоящего и светлого,что только могло существовать во всех мирах вместе взятых. Столь ярких и выразительных глаз, как у неё, я не встречал более нигде. Когда я смотрел в них, то словно погружался во вселенную, с её нескончаемыми запасами энергии и звёзд, что раскиданы по всейеё поверхности. Каждый миллиметр был наполнен мириадами сияний, которые переливались всевозможными оттенками и напрочь лишали меня рассудка. Каждый раз, когда я погружался в неистовую бездну этих прекрасных глаз, я словно пропадал из этого мира. Для менябольше ничего не имело значения, только бы видеть их. Однако есть и ложка дёгтя в наших путешествиях. Для неё порок состоял в том, что с каждым новым миром её глаза видели всё меньше. Однажды, когда светило взошло над горизонтом очередной планеты, проснувшись от непродолжительного, но весьма крепкого и сладкого сна, она задала мне вопрос:"Почему вокруг так темно?"... С тех пор мы стали ещё ближе. Я стал её глазами. Она как и прежде указывала мне путь, а я шагал туда, куда она говорила. Для неё было ещё сложнее, ибо она всегда шагала во мрак, без возможности увидеть хотя бы лучик света. Хотя возможность всё же была, однако она была с ней несогласна. Для того, что бы всё вернулось на круги своя, ей было необходимо перестать путешествовать. Она утратила бы этувозможность навсегда. Я готов был прожить с ней остаток жизни даже без этих прыжков. Я отговаривал её продолжать, на что она отвечала:"Вокруг меня теперь всегда будет мрак. Что бы ты ни делал и как далеко бы мы не зашли. Однако сдаться-это всё равно, чтоумереть, только более мучительно". И мы продолжали наш путь. И даже будучи лишённой привилегии видеть эти красочные миры, она умудрялась изменять их и помогать. Для неё ничего не изменилось. Мне было больно смотреть в её безжизненные глаза. Они зависли в одной точке и словно смотрели в пустоту. В её взгляде больше не читалось ничего. Та вселенная, что была в них-погасла. Возможно она перенеслась куда-то глубже и стала недоступна моему взору. Однако взгляд...Что касается моей платы за такую роскошь? Я долженбыл сопровождать её везде, ибо без неё я терял частичку своей памяти. Каждый раз прыгая в очередную вселенную, я навсегда забывал что-то. Уже многое потерянно из моих воспоминаний и если я продолжу её искать, то после очередного прыжка и вовсе забуду о том, кто я и что я тут делаю и останусь навсегда в том мире, который станет для меня единственным. Но знаешь что, меня это не пугает. Если есть хоть малейшая возможность встретить её, то я воспользуюсь ей.
(после долгого перерыва)Сегодня я оставил очередноймир позади себя. Если бы не этот дневник, то я даже не вспомнил своего имени и что я ищу. Кажется скоро придёт конец моим скитаниям. Мне немного страшно от мысли, что я забуду всё это время, проведённое вместе с ней. Я не имею на это ни малейшего права. Мне просто необходимо найти её. Она-моё всё.
(после пары пустых страниц)Перечитывая страницы этого дневника я с трудом могу представит, что это-правда. Совершенно не понимаю зачем мне искать эту девушку, однако что-то внутри всё же твердит мне о необходимости идти дальше. Однако есть небольшая трудность. Мне кажется, что всё это-правда. Тогда это всё, что у меня осталось от моих воспоминаний. Следующий мир станет для меня последним. Я вернусь в свой родной мир, откуда всё и началось. Не уверен, что я вообще смогу вспомнить её лицо, поэтому лучше мне забыть обо всём этом. Я оставлю его тут. Если ты найдёшь этот дневник, то знай, что я-крупно облажался. Мне не удалось её найти. Возможно она ждёт меня там, а может я упустил её. Это уже не имеет особенного значения. Вот бы напоследок взглянуть в её глаза и утонуть там. Затеряться среди осколков своих же воспоминаний. Прощай...

Гонка.
Ничем не примечательный вечер накрывал город своим светом, принося спасательную прохладу в столь жаркое лето. На улицах быстроредели ряды обычных людей и становилось всё больше молодёжи. В общем-то за каким-то чёртом и мне пришлось покинуть скромную комнату, дабы оценить очередную покупку людей, с которыми Я был едва знаком. Хотя даже не так. Скорее мой друг уговорил меня пойти на какое-то сборище людей, которые не представляли свою жизнь без автомобилей. Пусть даже и так, однако Я не предпочитаю такой стиль жизни. Мне даже больше по нарву двухколёсные средства передвижения, однако из-за скуки, а может и потому, что Я чувствовал необходимость составить ему компанию, мы всё таки поехали на этот вечер.
Никогда не понимал людей, которые готовы вкладывать огромные средства и время в железо, которое совершенно ничего не чувствует. Как можно проводить столько времени в гараже, при этомиспытывать эйфорию от того, что ты там что-то поменял или же поставил. Мало будет просто сказать, что вся техника для меня находится за гранью понимания. Следует так же дать понять, что во мне нет совершенно ничего, что заставляло трепетать моё сердце от осознания какой-то новой детали для автомобиля. В общем и на этом "празднике жизни" мне не было места. Постоянные разговоры о том, что от меня так же далеко, как и туманность Андромеды, постепенно омрачали и без того сухую обстановку. Водил ли я? Да. С самого детства отец учил меня управлять автомобилем, однако не потому, что мне это нравилось, а лишь для того, что бы я мог забирать его с очередных пьянок. Так что управление автомобилем вызывает у меня совершенно неприятные воспоминания и ощущения. Мне былочуждо знамя свободы, которое дарило управления этим средством передвижения. Свободы, которую так расхваливали все, кто просил меня побыть за рулём, однако я всегда отказывался. Мне доставляет больше удовольствия пешая прогулка. Если уже совсем припрёт, тогда предпочту быть на заднем сиденье автомобиля в тишине и спокойствии. Но вернёмся к сегодняшней ночи. Сейчас тут собралось уже много народу для такого тесного городка. Рёв двигателей и яркие блики неоновых огней разрезали привычную ночную обстановку. Всёвокруг пестрило красками всевозможных цветов и оттенков. Машина моего друга не сильно отличалась от остальных. Хотя я даже не скажу что это за автомобиль, ибо(как говорил ранее) не очень сведущ в таких вещах. Однако машина довольно быстрая. Конечно я не разгонялся на ней больше 150км/ч, однако и дураку понятно, что она может куда больше. Сейчас же она стояла рядом, а мы искали повод ещё побыть тут. Хотя даже не мы, а Я, ибо моего друга всё устраивало. А мне то что? Ну мне интересно проводить с ним время даже не смотря на то, что он может часами говорить о машинах. Однако это очень искренний человек, да и к тому же отличный друг. В огонь и в воду с таким не страшно. Так что Я принялся разглядывать стоящие автомобили. И как ни странно, но мне ничего не нравилось. Одна слишком яркая, а другая просто сама по себе выглядит так, как будто у конструкторов закончились детали или же эскиз рисовал ребёнок лет так девяти. В общем ничего примечательного. Точнее, нет ничего такого, что меня заинтересовало. Примечательногобыло много, ибо каждая машина была не похожа сама на себя. Особенно удивляли цвета автомобилей. Когда всё человечество старалось подчеркнуть авторитет автомобиля, окрашивая его в чёрные или же более солидные цвета, то эти умельцы делали из него некую игрушку, вешая на него всевозможные примочки и шнурочки. Выкрашивали их в яркие и вызывающие цвета. И вот тот момент, когда мне поистине понравился автомобиль. Среди всех он практически не выделялся. Серебристый матовый цвет был единственным, что было в этом автомобиле "обычного". Но этот цвет и взгляд...Не знаю как описать это, однако у каждого автомобиля Я вижу определённый взгляд. Фары-это те самые глаза, которые смотрят на тебя. В нём было что-то завораживающее. То ли конструктор этого чуда действительно отдал свою душу этому куску железа, а может это последствия этой компании сказывались на мне и я начинал видеть то, что и они. Как бы то ни было, однако я не мог оторвать взгляд от этого автомобиля. Не знаю сколько так простоял пока мой друг не подоспел ко мне. Он похлопал меня по плечу и сказал, что у меня отменный вкус. Что-то мямлил о начале легендарной серии автомобилей. Это был старенькийNissanGT-R. Как он там говорил, Skyline 2000GTR? Определённо что-то вэтом роде, однако меня это мало заботило. Онначал рассказывать мне о его истории и характеристиках. Спустя некоторое время меня отпустило и Я проследовал к нашему автомобилю. Друг всё таки продолжал мне рассказывать об автомобилях. Не прошло и двух минут, как он заявил мне:"Коли ты проявил такой интерес, то значит пора тебе всё таки прокатиться как следует! Выпусти своего внутреннего зверя! Вжарь им!". Выпусти внутреннего зверя? Да и выпускать-то особо некого. Не знаю почему Я соглашаюсь на эту затею..Странно всё это. Может и правду он сказал, что уменя что-то проснулось внутри? В этот раз он сидел на пассажирском сиденье своего автомобиля. Это было немного странно, управлять его машиной. Сразу же передаётся энергетика этого авто. Чувствуешь себя иначе. Словно что-то пытается ворваться в твоё сознание. Медленно выезжаю на дорогу начинаю двигаться в сторону центра города. По пути встречаются такие же, как и мы, которые решили немного покататься, ибо до утра ещё очень далеко. Утром же мы все проедем через весь город, ознаменовав окончания лета. Это ужебольше чем традиция, это уже достояние нашего города. Люди, которым нечего делать утром, выстраиваются вдоль центральной улицы, по которой движется колонна самых разных автомобилей. Неужели в этот раз Я буду участником всего этого действия? А ведь так хотелось выспаться...Однако сейчас же меня окружала практически пустая дорога. Машина была поистине быстрой. Стоило мне едва дотронуться до педали газа, как она устремлялась вперёд, поднимая стрелку спидометра. Что-то и вправду изменилось во мне в тот момент,когда Я увидел снова тот автомобиль. В этот раз он мчался вперёд, не взирая на его окружение. Даже учитывая, что мы ехали не такмедленно, он пронёсся мимо нас, словно мы вовсе стояли на месте. Моего друга это задело, так как он значительно потратился на свой автомобиль и не понимал, почему же Я не давлю на педаль со свей силы, дабы догнать этого подлеца. Моя же позиция была гораздо проще. Мне некуда торопиться и разу уж меня втянули в эту переделку, то состязаться с незнакомыми мне людьми мне не особо хотелось. Да и к тому же обогнать тот автомобиль ничего бы не доказало. Только то, что у моего друга больше денег вложено в авто. Однако впереди нас ждал светофор. Горел красный и на стоп-линии стоял он. Стоял специально левее левого, что бы мы поравнялись с ним. Он хотел этого. Даже больше. Он хотел гонку. Тонированные стёкла его авто не позволяли увидеть кто же там сидит. Ни малейший лучик света, что исходил от наших фар или же от осветительных приборов вдоль дороги, не проникал через эту непреодолимую стенучерноты на его стёклах. Отчасти ещё и потому, что наша тонировка не уступала. "До следующего светофора. Гони на зелёный",-слова моего друга прервали наше молчание. Звук его двигателя пробуждал во мне желание. Желание пуститься как можно быстрее вперёд, невзирая ни на что. Это очень странное чувство...Неужели мне нравится подобное? Это в корне отличалось от того чувства, когда Я водил бесцельно и непринуждённо. Зелёный свет озарил салон нашего автомобиля и на мгновение всё вокруг остановилось. Все звуки и движения...Всё это замерло. Можно было отчётливо видеть всё, что окружает меня. Адреналин бурлил в крови, а сердце бешено билось в груди. И вот мы устремились вперёд. Визг шин по асфальту и клубы дыма, оставленные позади. Так же и моё равнодушие к автомобилям затерялось где-то там, на том светофоре в ночи. Я не слышал ничего, даже подбадривающие крики моего друга и звуки двигателей. Лишь дорога впереди и...фары этогоNissan.Точнее сказать задние фары, ибо он устремился вперёд как бешеный. У меня не было шансов догнать его. И дело не в том, что машине не хватало мощности. Нет, с этим у неё всё было в порядке. Дело лично во мне. В моей неопытности и страхе, который сковывал мои руки и ноги. Когда я опомнился, то уже отчётливо видел место финиша. Там был и победитель этого заезда. Даже не смотря на то, что горел зелёный, он стоял на линии, не пересекая её. Даже не смотря на то, что он не пересёк её, было понятно, что Я-проиграл. Моя нога автоматически давит на газ и мы летим прямо на него. Ошарашенное лицо моегодруга и рёв двигателя это всё, что находится в этом моменте. Его автомобиль стоит неподвижно, что позволяет мне чётко видеть его перед собой. Он и не думает отъезжать, но и Я не думаю уступать. Ещё мгновение и наши машины врезаются. Точнее наша со всего размаху влетает в зад этогоNissan. Скрежет металла и звуки потрескавшегося стекла разлетаются по округе. Мы с другом бьёмся о лобовое стекло автомобиля и вылетаем через него...Тишина. Меня снова возвращает в реальность. Да, это было бы замечательным финалом для нас, однако Я не способен на нечто такое, так что мне приходится просто подъехать к нему. Когда же наши машины поравнялись, то светофор озарился красным светом. Мы ждали зелёный, однако в этот раз не было чувства, что нам необходимо состязаться. Думаю исход всё равно был бы предсказуем. Вместо этого, когда загорелся зелёный, мы продолжили путь. Мы ехали друг возле друга. Никто не пытался вырваться вперёд. Он повторял все мои движения, а Я же старался не отставать от него. Получается сейчас Я ехал со своим призраком. В общем он отличный водитель, ибо держался на ровне со мной так, словно он-моя тень. Каждое моё движение было продублировано им. Это даже немного странно. Было даже такое, что мне начало казаться, что на дороге одна машина. Так мы ехали дотех пор, пока мне не пришла в голову мысль остановиться. Он тоже повторил за мной. Его дверь открылась и оттуда вышла фигура, что была скрыта ночной мглой.(небольшое уточнение. Дело было на освещённой улице, однако расположение было таковым, что источник света находился за этой фигурой. Получается меня было видно, а Я не видел ничего из-за того, что свет бил мне в глаза) "Это только между вами, Я вмешиваться не буду",-заявил мой друг. Было видно, что он немного огорчён моим поражением. Открыв дверь Я вышелв ночь. Прохладный ветер ударил мне в лицо, при этом он показался куда более холодным, чем обычно. Фигура приближалась ко мне, а Я не знал чего мне ожидать от нашей встречи. Что можно сказать друг-другу? И зачем вообще следовало это делать? Хотя мне были не понятны его действия, всё таки было жутко интересно, что же произойдёт дальше. Когда же она подошла на достаточное расстояние, то стало понятно, что Я проиграл-девушке. Длинные волосы, которые спускались вдоль её шеи и ложились на плечи. Это пока всё, что можно было различить из её внешности, не скрытой под слоем одежды.(ещё одно уточнение. Сложно было увидеть её лицо, из-за того же света, однако как и бывает, то глаза потихоньку начинают привыкать) Лёгкая ветровка скрывала от меня её торс, а джинсы плотно облегали ноги. На ногах обута пара каких-то кроссовок. Как с ней заговорить и что ей сказать? "Хорошее начало, если не считать твоего полного провала"-, её голос разрезал тишину. Однако даже и не пришлось ничего выдумывать, ведь она заговорила первая.Лёгкие нотки злорадствования в её голосе абсолютно не задевали меня. Всё, что произошло доэтого, осталось где-то там и теперь важно лишь то, что будет дальше. Мне не нашлось что сказать ей, поэтому Я просто промолчал. Глаза невольно опускались вниз. Чувствостыда и разочарования охватили моё сознание. Кто бы мог подумать, что это будет девушка. Если об этом узнает мой друг, тогда он навечно заклеймит меня неудачником. Мой внутренний монолог прервал её голос:"Мы так и будем молчать или же ты скажешь что нибудь в своё оправдание?". В этот раз её слова звучали не так надменно, как секунды назад, однако чувство превосходства присутствовали и понемногу начинало давить на меня. "А чего ты ожидала, ведь у меня это впервые",-всё таки нашёл в себе силы ответить. Мне не было смысла винить кого-то в том, что у меня не получилось её опередить. Не было так же никакой разницы почему же Я проиграл. Лишь сам факт наличия победителя, которым оказалась она. После этого она ничего не сказала. Просто развернулась и жестом показала проследовать за ней, что мне и пришлось сделать. Всё равно хуже уже не будет. "Эй, ты далеко?"-раздался весьма громкий вопрос. Обернувшись Я увидел своего друга, который высунул голову из окна и вопросительно уставился на меня. Однако прежде чем Я успелсформулировать ответ раздался встречный вопрос в его сторону:"А ты его няня? Не бойся, верну его в целости и сохранности". Следовательно меня похищают. Интересно, когда это мы успели поменяться ролями? С каких это пор девушки средь ночи могут украсть парня? Однако, если поразмыслить об этом более детально, то выходит, что так было бы даже проще. Не успел Я подойти к двери её автомобиля, как был остановлен вопросом:"Ты собираешься отсиживаться на пассажирском сиденье?". Вообще-то Я так и думал, но она явно немного странная, так как быстренько, опередив меня, прыгнула на переднее сиденье своего же автомобиля. "Ну давай же, не тормози! Поехали",-теперь же её голос был возбуждённым, словно мы собирались отправиться в межпланетное путешествие. Я сел в её авто и мы отправились в путь. Мы ехали медленно. Практический пустой город, с его огненно-яркими вывесками, мелькали одна за другой. В салоне играла какая-то лёгкая мелодия, которая ускользала через открытое окно на тихие улицы, смешиваясь с остатками ночи, которая всё больше растворялась в предрассветной ясности. А мы продолжаем ехать, выезжая за город. Мы продолжаем двигаться в неизвестном направлении туда, куда захочется. Стекло на её двери опущено и ветер играется с её волосами. Она высовывает руку из окна и пальцами пытается ухватиться за него. Однако он просачивается сквозь них. До рассвета ещё где-то около часа, и мгла ночи начинает медленно отступать. Уже можно без дополнительной помощи осветительных приборов видеть окружение и дорогу. Но этот свет ещё слишком холодный и тусклый.
-"Тебе нравится вот так вот кататься?"-теперь уже более спокойно спрашивает она;
-"Да. Правда Я всё равно не понимаю зачем тебе это? Ведь ты управляешь машиной куда лучше меня, почему же тогда не ты за рулём?"-Я прокручивал эти вопросы с самого начала и наконец решил их задать;
-"Ты ничего не понимаешь,-она нахмурилась на несколько секунд, однако потом снова преобразилась и заулыбалась.-Ты классный".
Меня это немного смутило, однако дабы немного отвлечь себя Я постарался перевести тему:"Знаешь, а ведь Я совершенно не вижу логики в твоих действиях. К чему всё это?";
-"И что же тебе не понятно? Ты мне проиграл и теперь выполняешь для меня пару важнейших поручений. Расслабься и постарайся получить удовольствие от поездки",-она о чём-тозадумалась и перевела свой взгляд в небо, где ещё были видны особо яркие звёзды, которые никак не хотели уступать небосклон солнечным лучам.
-"Знаешь, ты самая странная девушка из всех, кого Я когда либо встречал",-прервал Я застоявшийся перерыв в диалоге.
-"Думаешь это плохо?",-теперь её глаза уставились на меня с ожиданием ответа. Жалостливый взгляд даже с нотками страха...Боже, сколько же в этой девушке граней?
-"Нет, как по мне, так это здорово",-Я постарался уместить в эти слова как можно больше убедительности и оптимизма. Хотя не считаю, что вышло на десять из десяти. Однако после моих слов её лицо озарила милая улыбка и она снова принялась ловить пальцами ветер. Не знаю сколько ещё мы так колесили по знакомым дорогам, однако мне не было до этого дела. Всё было настолько легко и нереально, что происходящее больше походило на сон. Вот сейчас захочу и проснусь. Но Я не хотел просыпаться. Мне было хорошо. Я хотел, что бы это не заканчивалось никогда. Её улыбка и такие детские глаза. Неподдельная радостьи задорный смех..
Просыпаться всегда так тяжело. Свет еле проникает в комнату через массивные шторы её спальни. Повсюду разбросана одежда вперемешку с остатками от еды. На тумбе возле кровати лежат мои таблетки и телефон, на котором уйма пропущенных вызовов. Мне не хочется ни с кем говорить, ведь никто не поймёт меня. Когда-то в этой комнате было очень светло и пахло её духами. Сейчас же мрак окутывает стены и затхлый воздух с примесью комнатной пыли, заполняет пустоту в ней. Вот бы это заполнило и пустоту внутри меня. Пытаюсь подняться, ставя на пол искалеченную ногу. Всё тело в шрамах и на руке не хватает двух пальцев...Глотаю очередную порцию препарата от этой невыносимой боли. Сколько прошло с тех пор, как авария забрала у меня смысл жизни? Сколько еёуже нет со мной? Единственная возможность видеться с ней в моих снах...Прошу, прости меня за эту слабость. Я слишком сильно нырнул в твой мир. Слишком сильно....

Звери.

На улице была прохладная ночь, которая проникала в салон автомобиля, что лениво передвигался по городу. В автомобиле сидели всего две личности. Мы с напарником направлялись на очередной вызов, который разбудил его. Разбудил ли он меня? Нет, Я уже много ночей подряд бодрствовал. Во мне ещё никогда не было столько сил и энергии, ведь мы понемногу приближались к заветной цели. На освещённой фонарными столбами небольшой улице, что имела в себе только одну полосу для движения автомобилей, виднелось здание морга, в который и был совершён взлом. Для какой цели? Это нам предстояло ещё выяснить. Однако одно в этом всём точно-вампиры. Мой напарник поглядывал на разбитые окна и стеклянные двери, что вели в здание. В его взгляде читалось явное нежелание что либо предпринимать. Сонные глаза то и дело закрывались, а частая зевота сопровождалась обильнымивыдохами, которые разрезали тишину. "Можешь не идти туда со мной",-Я обратился к нему, однако он лишь замотал головой. Хотя его любопытство было не меньше моего,нонедостаток сна сказывался. Даже с улицы можно уловить лёгкий запах больнички. Так что не каждый может выдержать этот запах, тем более исходя из тех изменений, что произошли с каждым из нас. Мыпереглянулись и вышли из автомобиля. Резкий ночной ветер врезался в наши тела, пытаясь сорвать с нас одежду, однако так же быстро сдался и отступил. Повсюду царила ночная умиротворённость. Ничего не нарушало привычный пейзаж, за исключением разбитых окон и дверей, что вели в помещение. Мы медленно приближались ко входу в здание, осматривая всё по сторонам на предмет чего нибудь интересного в плане зацепки или нечто подобного. Всё было тщетно, ибо повсюду валялись куски битого стекла и искорёженного металла от ставней, что должны были защитить от злоумышленников. Против людей может быть они и помогли, а вот против нечисти...Однако наличие такого погрома говорит о том, что всё пошло не по плану или же появились куда более дикие личности в числе сородичей. Как бы то ни было, всё равно придётся осмотреть. Мы заходим внутрь и звуки изменяются, отбиваясьотвыкрашенных стен холла. Под ногами трещит, переливаясьмножеством высоких звуков, стекло, что ещё недавно служило внушительной дверью в это помещение.Мы проходим в один из коридоров, что ведёт вглубь здания, где сворачиваем на лестницу в подвал. Именно там и находится морг. Ещё на лестничной площадке веет холодом и мертвецами, а уж когда мы спускаемся то озноб пробирает до мурашек. Такой контраст с уличной лёгкой прохладой заставляет немного съёжится, однако и это чувство быстро отступает, оставляя лишь приторный запахформалинав носу, что будет преследоватьнас даже когда мы покинем здание. Ещё несколько поворотов и выбитых дверей и мы у цели. Два внушительных металлических стола, что врезаются своим основанием в пол, раскинулись посреди комнаты, что отделана кафелем куда ни глянь. Местами он уже потрескавшийся, однако на удивление весь на своих местах. Получается погром был только снаружи. В глаза бросаются трое людей в форме правоохранительных органов, которые что-то обсуждают. Как только они видят нас, то разговор прекращается. Они кивают и выходят из этойкомнаты, оставляя нас с напарником. Их работа на этомзакончена, а наша только началась. Теперь главное не упустить ни одной детали. По сорванным дверям понятно, что кто-то именно вламывался сюда, а не пытался выбраться. Следовательно кто бы он ни был, новышел он получается ни с чем, ибо всё было на своих местах. Зачем ему понадобилось пробираться сюда, да ещё и так нагло? Трупы? Жестом показываю напарнику на холодильную комнату дверь которой осталась нетронутой. Он одобрительно кивает и мы подходим к этойдвери. За ней такая же тишина, как и вокруг нас. Открываем дверь и входим внутрь. Обычная комната с ещё большим количеством столов. Однако они тут образуют из себя двухэтажные конструкции, словно кровати. Полностью без окон и только один выход. Воистину холодильник, ибо тут холод ещё сильнее. Оглядываемся и обнаруживаем, что она совершенно пустая. Может изначально тут и не было ничего или же это было не конечной целью того, кто взломал это помещение. Стоп! Мой напарник немного напрягся и по его виду можнопонять о том, что тут что-то не так. Ещё мгновение и Я тоже слышу это. Едва заметный шорох. Он исходит откуда-то сверху, однако мы не торопимся поднимать взгляды. Мы уже поняли, что кем бы он ни был, однако по какой-то причине остался тут. Зачем загонять себя в ловушку? Мой напарник едва заметно кивает. Если бы он это сделал в иной ситуации, то Я бы даже не заметил движения его головы, однако сейчас это было отчётливо видно и стало неким подобием сигнала. Ещё мгновение и в моих руках уже красуются полностьюзаряженные кольты. Мы поднимаем взгляды и как только они врезаются в тело под потолком тут же слышаться оглушительные выстрелы. Сначала стреляй, а потом уже спрашивай. Это правило ещё ни разу не подводило меня. Однако всё равно наше представление не осталось без внимания и как только первые пули полетели по направлению к потолку, то это существо бешено закружилось и направилось в нашу сторону. Я стоял в дверях и весь удар пришёлся на меня. По ощущениям словно врезался поезд и даже послышался лёгкий хруст,после которого меня отбросило в комнату с двумя столами. Чёрный вихрь направился ко мне, однако мой напарник успел взять его на прицел. Тут же комнату озарили несколько вспышек яркого пламени из его револьверов, что выплёвывали нестандартные пули, которыес визгом пронизывали воздух и уносились к этому вихрю. Как только первая пара скрылась за его очертаниями, то он тут же рассыпался и нашему взору открылся сам вампир. Два пулевых ранения сочились отравленной кровью, однако это не помешало ему увернутся отпоследующих выстрелов моего напарника. Не сбавляя темпа он помчался по коридору и мы тут же рванули за ним, пытаясь попасть ему в спину на бегу. Из-за двух ранений его скорость была весьма ограничена, однако простому человеку и этих движений не увидеть. Ивот последние пули вылетают из наших стволов и ни одна не задевает его. Так мы его потеряем, а оружие бесполезно, ибо он не подставится дважды.Времени думатьне остаётся и Я тут же решаю пуститься за ним, однако уже в более удобной форме. Треск костей и рвущейся одежды это то, что слышит вампир, убегающий от нас без оглядки. Конечно это просто тряпки, однако мне весьма не по себе от мысли, что придётся снова искать удобную одежду, ведь в наше время найти её очень трудно. Как бы то ни было, однако вампир взлетает по лестнице и мчится по направлению к входным дверям. Однако сейчас мы не уступаем ему, ни в скорости, ни в силе и поэтому почти одним прыжком преодолеваем весь коридор. Пространство вокруг сливается и искажается, оставляя видимой чётко только местоприземления. Всего доли секунды и мы оказываемся в холле. Он немного замедлился, видимо для того, что бы собрать оставшиеся силы для резкого прыжка к свободе, но нам хватило и этих секунд, что бы достать его. В прыжке наваливаюсь на него и впиваюсь своейпастью в его ключицу и чувствую как во рту сразу же появился отвратительный привкус чужой крови. Из-за такой резкости мы вылетаем на улицу и он врезается лицом в асфальт, по которому ещё немного скользит, впитывая своей кожей разбитое стекло, что оставляетглубокие порезы и ссадины. Мышцы и хрящи, в которые впились мои зубы, начинают рваться и он издаёт нечеловеческий крик, хотя это больше от досады, чем от боли. Теперь он весь наш и никуда не денется. Однако этого моему напарнику мало, ибо он своими массивными лапами ломает ему обе ноги. В ночную тишину, которая после пронзительного крика стала ещё тише, выстреливает оглушительный хруст костей. После всё затихает. Он ещё пытается что-то сделать, однако все его попытки тщетны. Мой напарник медленно подходитк автомобилю и достаёт оттуда небольшой плащ, который укрывает своё обнажённое тело. Из кармана достаёт небольшой нож и подходит к нам. Я по прежнему крепко сжимаю его своими зубами и прижимаю тело к земле. Напарник берёт его за волосы и приподнимает голову так, что бы можно было рассмотреть его лицо. Внешне он не выглядит больше, чем на двадцать лет, однако внешность очень обманчива. Острие ножа приближается к его горлу и едва касаясь его оставляет на коже ожоги в месте их соприкосновения. "Ты умрёшь в любом случае, однако хоть перед смертью не будь таким засранцем и скажи что ты искал?",-холодный тон без какой либо жалости или же иных эмоций. Однако вампир по прежнему молчит, а его губы расплываются в ехидной улыбке. Выплёвывая кровь изо рта он всё таки хриплым голосом произносит:"Грядёт переворот и вы все сдохнете как бродячие псы!". Сколько пафоса в его речах, даже при условии, что он на грани смерти. Однако такой ответ не удовлетворяет нас и мы прекрасно осознаём, что времени на допрос не остаётся и он всё равно ничего не скажет. Поэтому без угрызений совести напарник размашистым движением руки перерезает его горло и Я отпускаю его, медленно превращаясь обратно в человека. Бездыханное тело вампира падает в лужу собственной, заражённой, крови в тот момент,когда Я приобретаю последние человеческие черты. Вкус его крови всё ещё стоит столбом у меня во рту и Я выплёвываю её на асфальт у себя под ногами. Жаль, что и от этого не удалось ничего узнать однако в отличии от остальных, этот уже стал угрожать нам. Что же, посмотрим что будет дальше.
На улице была прохладная ночь, которая проникала в салон автомобиля, что лениво передвигался по предрассветному городу. Сливаясь пробегали мимо уличные фонари и дома с включёнными в редких окнах огнями. Магазинные вывески сменялись причудливыми картинами, создавая неровную гамму несовершенства. Чувство сонливости навалилось на меня впервые за долгое время.

Я буду сеять одуванчики тебе на могилу

Всё дело было в её очаровательном шарме, исходящем откуда-то изнутри. Словноона сама была частью чего-то чарующего, что не давало тебе покоя от созерцания обычных вещей, которые она делала в свойственной ей манере непревзойдённости. Даже простая прогулка с ней превращалась в незабываемое приключение, а оканчивалось всё лежанием на траве уставившись в небо. И это было в любую погоду, даже когда небосклон был полностью затянуть непроглядными облаками. «То, что ты их не видишь ещё не значит, что они перестают светить», - такими словами она неустанно напоминала мне о важности смотретьв небесапытаться разглядеть там сияние далёких галактик. Любил ли Я это? Вряд ли. Скорее мне просто было очень любопытно находится с ней рядом и пытаться прочувствовать её мир таковым, каким он является на самом деле. Трудности добавляло в решение этойголоволомки ещё и то, что каждый раз она была совершенно другим человеком. Настроение могло изменяться чуть ли не каждый час, но всё неустанно сводилось либо к философии, либо к очередному нелогичному поступку. Она просто существовала в неком симбиозе с этим миром, ибо чем больше Я её узнавал, тем больше осознавал ничтожность своих познаний о её вселенной. Была ли инопланетянкой? Это самое логично объяснение её личности и поведения. Слишком очевидное. Не раз подобные вопросы терзали меня, ибо с каждым днёмЯ узнавал её чуточку лучше, а следовательно понимал её отрешённость от мира. Представь себе нечто бесформенное. Некое облачко, которое просто существует во вселенной. Оно может извиваться, летать или же полностью раствориться. При этом что бы оно не с собой не сделало - всегда остаётся прекрасным. Многие из моих знакомых, которые ненароком встречались на пути наших прогулок, позже отмечали её ауру. Они говорили, что даже секундное нахождение рядом с ней изменяло настроение и самочувствие. Я это знал и оназнала масштабы своей силы. Почему же мы находимся рядом друг с другом? Просто потому, что ей так захотелось. Нашу встречу нельзя назвать какой-то особенной, но в тоже время она является совершенно необычной. В частности стандартность ситуации на себя берётвремя и место встречи, а вот необъяснимость и загадочность – чувства. Когда ты мельком замечаешь её средь толпы, то твоё сердце просто ненадолго замирает. Время вокруг начинает течь немного медленнее, словно давая тебе возможность в полной мере насладиться её величием. В моём случае мы просто прошли мимо друг друга и как в той песенке мне стало любопытно оценить её «достоинства», среди которых была довольно аппетитная попка. Меня очень удивил тот факт, что она также обернулась по причинам, которые мне до сих пор остаются непонятны. Имею ли Я успех у девушек? Нет. Я не знаю, как завести с ними разговор, как поддержать их или же рассмешить. Для меня даже пристальный взгляд со стороны противоположного пола вызывает буру смущения. Именно поэтому Я отвернулся отнеё и решил следовать дальше по своему пути. Несмотря на все известные мне случаи её реакция была совершенно непредсказуемой. «И ты ничего не скажешь?», - прозвучал голос в моём разуме. Такой приятный и родной, что его легко можно было спутать с собственным воображением. Словно невидимый диктор, включающийся каждый раз при прочтении чего-то, обрёл материальную форму. Подобный оклик просто обязывал меня посмотреть на неё снова. Каково было моё удивление, когда Я обнаружилеё стоящей таким образом, чтопятая точка данной особы внушительно выпирала, а сама она наклонилась так, что её голова оказалась уровне коленок, через которые она и смотрела на меня. «Нравится моя жопа? Зачётная, неправда ли?», - её голос снова звучал так знакомо и тепло, что мог свалитьс ног от блаженства. Какой дурой нужно быть для выполнения подобного «фокуса» прямо в центре тротуара, не обращая внимание не окружающих тебя. Уже тогда мне было как-то не по себе от всей ситуации. Сама же девушка и не думала менять свою позу, а лишь смотрела на меня глазами, которые без преувеличения можно назвать двумя чистейшими изумрудами. «Прости», - всё что Я смог ей тогда сказать. Обернувшись Я медленно начал удаляться от неё, однако простого извинения ей было недостаточно. Кто бы мог подумать, чтоподобный жест с моей стороны пробудит в её недрах какие-то отдалённые чувства, которые легко можно спутать с обычным любопытством. Именно тогда начался наш совместный путь, ставшим для меня важнее самой жизни.

Ей не нравилось место, в котором Я живу. Она называла его «слишком тёмными и мрачным», что в общих чертах соответствовало действительности. Сам район был не из прекрасных, а находился в трущобах цветущего города. Однако по ряду причин мне было комфортно в этом месте. Главной причиной являлось полное отсутствие автомобилей. Ещё с раннего детства Я не увлекался подобным видом транспорта и сейчас не понимаю важности этого инженерного изобретения. То время, что мы проводили лёжа у меня в квартире на одном лишь матраце посреди комнаты, Я могу назвать поистине счастливым. По неведомым мне причинам она всегда находила во мраке что-то притягательное и захватывающее. Каждый раз, оказываясь в неосвещённом помещении или же на улице глубокой ночью, её пылкий азарт и игривое настроение попросту покидали разум, а наего место выходила другая, более рассудительная, личность. Она вещала о звёздах, о самом мире и людях в нём. Рассказывала мне о вселенной и нашей взаимосвязи с ней. О том, что все атомы и молекулы, которые существуют в нас и заполняют всё пространство вокруг, являются одним целым, которое высвободилось в момент «Большого взрыва». Такая перемена всегда поражающе действовала на моё восприятие, ибо только минуту назад предо мной сидела улыбающаяся девушка, но как только задёргивались занавески и в комнате приглушался свет, она задумчиво начинала смотреть в твои глаза. Этот взгляд был совершенно другого человека, который способен не просто увидеть тебя насквозь, но и залезть в самые потайные уголки твоего сознания и докопаться до тех истин, о которых ты сам не имеешь ни малейшего понятия. Мне всегда было трудно противиться её воле, поэтому Я с радостностью предоставлял ей возможность узнать всё обо мне. В принципе-то и скрывать было нечего, ибо всё равно не нашлось во мне такой вещи, которая удивила бы её. Но несмотря на это мы продолжали быть вместе.

Вскоре ей надоела моя «убогая» лачуга и она попросила меня перебраться к ней. До того момента Я даже не задумывался о её доме. В принципе в этом виновата её непостоянная натура и своенравие. Она казалась какой-то ненастоящей и придуманной. Я не удивился бы приходу врачей в смирительных рубашках, что бы отправить меня в психушку из-за выдуманной девушки. Но врачи не приходили, а в голове было пусто как никогда. Её вопрос о переезде снова повторился, когда мы в один извечеров просто лежали на всё там же матраце в центре практически пустой комнаты. Поклеенные кое-как обои в некоторых местах уже начинали отклеиваться, а в углу мирно (прямо на полу) расположились две небольшие колонки. Внушительные и непроглядные шторы закрывали окно, свет от которого просачивался в комнату тоненькими лучиками сквозь имеющиеся дыры в ткани. В комнате стоял едва уловимый запах сырости и дневных костров, которые жители района массово принимались палить в это время года. Я слегка повернул голову набок, дабы иметь возможность краем глаза увидеть её озадаченное лицо, смотрящее в потолок. Но моё периферийное зрение столкнулось с её глазами. Я повернулся и теперь отчётливо мог видеть её, лежащей на одном боку. Я начал немного пододвигаться к ней для поцелуя, однако она остановила мой напор. В её глазах читалось любопытство, но не желание. В этот момент Я начал понимать, что ещё не дал ей конкретного ответа на вопрос. «Хорошо», - едва различимо ответил Я. Это было сделано больше для разрушения затянувшейся паузы, однако ей хватило и одного согласия. Резким движением она вскочила на ноги и протянула мне свою руку. Я морально был готов к переезду, но не думал, что он настанет так скоро. Не сказав друг-другу ни слова мне предстояло собрать вещи. По большому счёту вещей-то было не так уж и много, поэтому они все легко уместились лишь в один рюкзак, который Я часто брал с собой в различные походы. Она одетая уже ждала меня возле выхода, а на её лице сияла улыбка. Кошмарно, но до этого момента мне не приходила в голову мысль, что она медленно умирает в такой обстановке и приходила сюда исключительно для того, что бы увидеться со мной несмотря на явный дискомфорт. Теперь же мы покидали это место и её глаза просто горели неистовым светом, которым может светиться только Луна в пик её превосходства и неотразимости в полнолуние. На секунду мне даже стало казаться, что если бы всё вокруг разом погасло, то её глаза будут источать видимый и ощутимый свет летнего солнца.
Мы стояли у входа в её квартиру. Дверь ничем неотличалась от десятка других, которые мы видели до этого. Почему-то она очень не любила лифты и старалась по возможности ходить пешком даже несмотря на внушительную высоту. Однако в этот раз мы поднимались именно на нём. Этажи пролетали стремительной ракетой и земля уносилась из под ног, но сейчас лишь небольшой кусок древесины отделял её от привычного дома, а меня от неизвестности, в которой мне придётся провести определённый отрезок времени. Всё это время с её лица не сходила улыбка, но сейчас она стоялас пластиковой карточкой в руке не в силах сделать последнее движение для открытия электронного замка, который и должен впустить нас в её обитель. Пауза невольно затягивалась, а мне нечего было ей сказать, ибо она снова куда-то улетела в мире своего воображения. Спустя ещё мгновение трезвость вновь посетила её сознание и с глубоким выдохом она предприняла последнее усилие для открытия двери. Меня тут же встретил лёгкий ветерок из-за разницы температур. По всей видимости в квартире работал кондиционер, который был призван создавать комфортную температуру. После того как Я зашёл в это место, моему взору предстала огромная панорама города, ибо почти все стены были сделаны из прозрачного материала. Что касается внутренней обстановки, то квартира больше походила на студию, ибо стен и перегородок в ней практически не было. Она бросила ключи на стоящую рядом стойку, за которой сразу же начиналась кухня, а после,не наклоняясь,сняла свою обувь. Я завороженно смотрел на происходящее и не мог поверить в то, что отныне мыбудем жить вместе. Из раздумий меня вывели дальнейшие её действия. Она двигалась в сторону окна и при этом её одежда постепенно оказывалась на полу. И вот последний атрибут нижнего белья был снят и моему взору предстала удивительная картина обнажённого тела, которое находилось на фоне растущего мегаполиса. До этого момента Я даже не подозревал, что может быть нечто прекрасное. Каждый изгиб её форм просто идеально вписывался в общую обстановку, что царила вокруг нас. В этот момент Я вовсе потерял последнююсвязь с реальностью и полностью погрузился в происходящее, которое с каждой секундой завлекалов свой мир всё с большей силой. От моих нежных прикосновений она слегка вздрагивала, но вскоре полностью отдалась этим ощущениям. Мои пальцы скользили по её оголённым плечам и спине вниз, к ягодицам. Чем ниже опускалась моя рука, тем сильнее было слышно её дыхание, которое с каждым разом всё громче и отчётливее выпускало горячий воздух из её лёгких.Второй рукой Я плавно массировал её грудь и слегка набухшие соски, а после и вовсе начал аккуратно опускаться вниз живота.Её нежные руки едва коснулись моей одежды, а после она несколько раз кивнула. Мне не нужно было спрашивать её, ибо точно знал, что нужно было сделать. Моя одежда через несколько мгновений также оказалась на полу и уже всем своим телом Я мог чувствовать её жар и желание. Словно каждая клеточка наших телесных оболочек пыталась слиться воедино. Мы стояли возле её кровати, ас одной стороны от нас было огромное окно, открывающеевсё тот же чудный вид на город. Я находился сзади неё и мои руки спокойно могли дотянуться до самых интимных и эрогенных зон на её теле, включая мягкуюгрудь и тонкую шею, от поцелуев в которую она каждый раз сладко постанывала. Неожиданно для меня (а возможно и для себя самой) она начала медленно наклоняться, опускаясь локтями на мягкое одеяло её кровати. Длинные и немного растрёпанные волосы аккуратно соскользнули по её спине и плечам, открывая мне прелесть её о нагих лопаток, возле которых можно было различить едва видимый след от нижнего белья освободившись от которого она (вероятнее всего) стала чувствовать себя более свободной. Непроизвольным движением Я немного поддался вперёд и уже через секунду почувствовал обжигающую влажность на своём члене. В этот момент мой разум словно провалился в пучину тумана и мне захотелось сделать всё как можно грубее, но из-за провальной попытки ввести его рассудок на время вернулся. Она ничего не сказала, лишь взяла его в руку и в свойственной манере нетерпения направила меня. Для стыда больше не осталось места, как и для недосказанности.Положив руки на её ягодицы Я начал двигаться, с каждым толчком всё глубже вводя свой член в неё. Спустя несколько минут её ноги немного подкашивались и дрожали, а квартира, помимо естественных звуков, наполнилась более характерной для занятия сексом мелодией, в которой сливались воедино звуки жаждущих тел и стоны от нахлынувшего удовольствия. Не в силах более стоять она свободно легла на кровать, немного отведя свою сладкую попку мне навстречу. Почему-то именно в этот момент мне вспомнилась наша первая встреча, но воспоминания никак не повлияли на мои желания и в этот раз Я действовал более уверено. Для разнообразия передтемкак ввести его мне пришла в голову замечательная идея, которая тут же материализовалась в виде нескольких звонких шлепков по её ягодицам, после чего мой член вновь вошёл в неё. В этот раз мои руки ещё более жадно сжимали её упругие формы, а темп рос с завидной быстротой. Вскоре мои движения стали более медленными, однако её возбуждение не давало покоя и, к счастью для меня, она сама начала двигаться, всё более жадно поглощая мой скользкий и горячий член. В конечном итоге удовольствие полностью захлестнуло моё тело и Я уже был готов кончить, однако в самый последний момент мне удалось вытащить его и струялипкой и белой спермы, словно в замедленной съёмкесопровождающейся моим глубоким выдохом,тонкой дорожкой упала на её спину и попку. Несмотря на моё истощение ей этого показалось мало и, взявза руку, она жадно бросила меня на кровать, а сама устроилась сверху. Наблюдать за колышущейся грудью и растрёпанными волосами, которые то и дело закрывали её лицо, было поистине прекрасно. Опуская глаза вниз Я мог наблюдать, как её желанное тело жадно поглощало мой член до самого основания, а отводя глаза выше её груди моему взору открывалась поистине сексуальная картина девушки, испытывающей истинное наслаждения от занятия сексом. В какой-то момент наши движения стали очень грубыми и резкими и за её выкриком: «Сейчас» последовал глубокий поцелуй, в конце которого она сильно укусила мою губу, из которой начала сочиться кровь. Только после этого Я понял, что едва различимые движения наших тел и небольшая рана на губе являлись последствиями её бурного оргазма. Остаток дня мы провели вот так, лёжа возле друг друга в полной тишине лишь изредка нарушая её тёплыми звуками приятного на ощупь одеяла, которое находилось под нами. Я не знаю о чём думала она в те часы, но Я был занять в прямом смысле этого слова зализыванием собственной раны на губе.Неожиданно раздался вопрос: «А какие цветы тебе нравятся?». Я не знал что ответить, ибо никогда не задумывался о подобных малозначимых для меня вещах и сказал первое, что пришло в голову: «Лютики». Мне до сих пор остаётся неизвестным, почему именно их Я выбрал даже не зная, как они выглядят. Возможно именно поэтому ответ был наиболее честным ибо находился где-то на уровне подсознания. «А мне одуванчики. Не люблю цветы, которые можно купить. Подобные растения вызывают у меня желание освободить их, а одуванчики всегда свободны. Пообещай, что на мою могилу ты ни в коему случае не принесёшькупленные цветы. Давай оставим завещание, посадить на наших могилах одуванчики. Пусть эти цветы станут символом нашей свободы…», - она продолжала говорить, а Я всё больше углублялся в её рассказ и пытался уловить каждое слово и разместить в собственном хранилище воспоминаний, словно это было нечто важным для меня как еда или сон.
Наши отношения нельзя было назвать привычными. В тоже время в них не было ничего заоблачного, лишь некоторые моменты выходили за рамки обыденности. Иногда ей было необходимо уходить на работу и Я оставался в квартире в полном одиночестве. По возвращению мы могли часами сидеть обнимаясь под звукижизниночного мегаполиса или же просто, предварительно включив одну из музыкальных композиций,обниматься. Также с того времени занятия сексом носили весьма частый характер, однако это было не удовлетворение собственных потребностей, а что-то большее, что позволяло нам чувствовать себя живыми. Словно необходимая «диета», которая может спасти человеку жизнь. Иногда мы покидали её обитель и гуляли под ночными фонарями этого города. Мне нравились множественные люди вокруг нас и огромное количество различных транспортных средств. Живя в подобном месте ты начинаешь осознавать собственную малозначимость, а внушительное количество людей сводит просто к минимуму шанс встретить знакомую личность. Хотя в этом населённом пункте у меня практически никого не было. Вероятнее всего она также разделяламою позицию. У нас с нейбыли и собственные вещи, которые знали только мы. Проявлять чувства обычным способом было бы преступлением, поэтому (беря во внимание первый сексуальный опыт) Я предложил использовать своеобразное рычание для высказывая высшего проявления блаженства. Подобное решение она встретила своей улыбкой, от которой по моему телу всегда разливались волны блаженства.
Я не знаю как долго мы с ней были вместе. В таких вещах никогда нельзя быть точно уверенным, ибо когда ты испытываешь подобные чувства к человеку, то просто начинаешь забывать обо всём на свете. В моём мире также продолжали исчисляться количество общих часов и месяцев, а может и лет. Мы просто были вместе до одного момента, который и перечеркнул все наши попытки продолжать совместное общение.Нам и раньше приходилось в каких-то моментах злиться друг на друга, но всегда всё сводилось к одному, что мы просто не сможем существовать без друг друга. «Я ненавижу тебя! Оставь меня в покое!», - иногда вырывалось из моих уст. Но её ответ всегда был один и тот же: «Если Я уйду, то кого же ты будешь ненавидеть?».На этом и заканчивались немногочисленные ссоры, ибо зачастую причиной подобного моего поведения были внешние обстоятельства, которые через призму безразличия всё же затрагивали невидимые струны моей души. И всё бы ничего, но однажды нас ждал весьма тяжёлый разговор. Она села напротив меня и посмотрела своими изумрудными глазами прямо в мою душу. Она объяснила, что отныне мы не сможем больше видеться и нам необходимо прекратить абсолютно всё общение друг с другом. Мне было необходимо вернуться в собственную квартиру и забыть любые возможные контакты, через которые её можно найти. Всё это было необходимостью, что бы научить меня жить не привязываясь к людям. Жить в этом мире несмотря на отсутствие важных на первый взгляд вещей и любить то, что в данный момент окружает меня. Как поздно Я понял, что даже тогда это была необходимость открыть мне этот удивительный мир, пусть и таким жестоким способом. И знаешь что Я сделал? Верно – ничего. Я принял это как должно и на много дней ушёл и полностью закрылся в себя, не желая вообще более никогда видеть свет за окном и живых людей. Вся прелесть мракастала мне приятной, но спустя какое-то время Я поистине начал ненавидеть её. Мне стали противные её слова, внешность и повадки, часть из которых Я также перенял. Мне было противно видеть своё отражение в зеркале, ибо оно мне напоминало её…Я хотел умереть, что бы закончить свои страдания.

Прошёл не один год после того случая и в моём сердце более не осталось никакой ненависти к ней. Я был счастлив, что она научила меня такому важному качеству. Искренняя благодарность, за возможность более мирно находиться в этом мире, при этом не обременяя себя чем-либо из материальный вещей. Словно меня вовсе не существует, но в тоже время Я реальнее, чем множество окружающих меня людей. И только в этот момент Я захотел увидеть её и от всей души поблагодарить. Мне было легко подниматься по лестнице, ибо лифты по прежнему мне не нравились. Несмотря на внушительное расстояние Я всё же добрался до места назначения. Всё такая же деревянная дверь и привычные номера квартиры. Постучать? Но ведь это ничего не изменит, всё равно дверь никто не откроет. Я хотел в последний раз взглянуть на эту деревянную перегородку, за которой была вся моя прошлая жизнь. Мне было необходимо отпустить это. Конечно Я бы мог ворваться туда, но там меня встретила бы пустота, ибо ещё на входе меня поприветствовал всё тот же респектабельного вида мужчина, с которым мы неплохо сдружились за время моего проживания в этом доме. Он сообщил, что она почти шесть месяцев назад скончалась в одной из клиник, а врачи так и не смогли ничего сделать с её болезнью. И вот сейчас Я стоял перед той дверью, за который несколько лет назад по крупицам собиралась моя нынешняя личность, стоящая тут и улыбающаяся от осознания самого важного урока, которому она смогла меня научить. Я должен был увидеть её могилу.
Кладбище встретило меня таким узнаваемым спокойствием, которое может подарить только забвение. Бродя мимо множества оградок и гранитных памятников, с редко бросающимися в глаза железными или сгнившими крестами, мне всё же удалось найти то самое место, где она была погребена. Мне было немного больно видеть, что её не кремировали, ибо именно этого она всегда желала. Но сейчас моему взору предстала весьма трагичная картина. Вся могила была усеяна различными сорняками, которые говорили лишь о том, что никого тут не было ещё с момента самого погребения. В моей голове пронеслась мысль: «Неужели она была такой сволочью, что никогда не пришёл к ней? Вот никто, понимаешь? Никто…». Но среди всего этого беспорядка было нечто прекрасное. Одуванчик. Один кустик маленького цветка, который также можно отнести к сорнякам, но он неустанно продолжал отсвечивать своим пёстрым ярко-жёлтым светом. Всё почти так, как ты и хотела. После этого Я удалился с этого места с чувством преисполненного долга за то, что Я испытал исключительно радость за неёи сумел, пусть и с её титаническими усилиями, осознать всю важность уроков, что давала мне жизнь.