• Название:

    ЗАЧЕМ РУССКОМУ ТРЕНИНГ


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Игорь Ржавин

ЗАЧЕМ РУССКОМУ «ТРЕНИНГ»?

(Фрагмент из новой книги «Язык вселенной. Лингво-историческое дознание»)

Следующий английский суффикс -ing, знаменующий действие в процессе (learning - учение, travelling - путешествие, feeling - чувства), находит свою «родню» в русских связках: -(ё)нк(а) — продлёнка, хвалёнка, отменёнка, со всевозможными модуляциями гласной впереди, и ровно таким же выражением действия в процессе, оставшегося в наследство существительным от глаголов, например: болтанка, когда болтает, чудинка, когда чудят; квашонка, когда квасят; кóпченка, когда коптят; гулянка, когда гуляют и т. д. В этом аспекте, каждое английское слово с суффиксом -ing прочитывается, будто своё, родное, русское слово, даже если оно не употребляемо у нас в таком виде, например: amusing [əˈmeɪzɪŋ] — смешной (в смысле смущанка), coupling [ˈkʌplɪŋ] — совокупление (в см. совокуплёнка), flaming [fleɪm] — пламенеющий, воспламенённый (в см. пламенка), lashing [ˈlæʃɪŋ] — хлещущий (в см. лещенко), skating [ˈskeɪtɪŋ] — катание (в см. скатанка), strapping [ˈstræpɪŋ] — стягива-ние, скреплять (в см. стряпанка), string [strɪŋ] — струна, строка (в см. при-струнка) thrashing [ˈθræʃɪŋ] — трёпка (в см. затрещинка).

А чтобы не было каких-либо сомнений по поводу равнозначности корней английских и русских слов, и единого их происхождения, разберём одно английское слово из этой серии. Что такое тренинг, знает каждый российский школьник. Однако, повальная мода на забугорные «крутые» словеса не позволила нашим, хоть и высокообразованным, но ленивым донельзя переводчикам набраться смелости порыться в этимологических словарях, и растолковать народу настоящий смысл этого слова. Так оно нагло вошло в русскую речь, будто к себе домой, и благополучно внедрилось в наш великий и могучий. А тем временем, пользуясь нашим методом расшифровки, мы можем легко распознать исходное значение этого «продвинутого» слова, ставшего вдруг «научным». Итак, слово, которое большинство из нас связывает с, опять же, нерусским понятием «тренировка», в англо-русском словаре нам поясняют как training [ˈtreɪnɪŋ] — обучение, подготовка, воспитание, образование, стажировка (тогда переведите и это, пожалуйста! - Прим. авт.), учеба, тренинг (это что, перевод?), учение, дрессировка (это тоже перевод?), выучка, закалка, учебный, тренировочный (и это?), тренинговый (опять?), обучающий. Просто диву даёшься, как авторам подобных толковников удаётся так виртуозно выходить из тупика непреодолимых «трудностей перевода», по типу «training — тренинг, casting — кастинг, shopping — шопинг»! И ведь народ проглатывает то, что подают — как говорится, в сыром виде! А ведь, только стоит открыть этимологический словарь английского языка, как первое, что бросается в глаза, в качестве синонима к первоначальному смыслу слова training, так это draw [drɔː] — драть (ср. с рус. наДРАВ). Идём дальше. Учитывая основу слова train — воспитывать, вспоминаем из учебников по истории о суровых стилях и методах подготовки учеников в английских школах, где только относительно недавно была прекращена практика телесных наказаний! Тут, что называется, и к бабке не ходи: английское train [ˈtreɪnɪŋ] и русское дрань — производные одного пракорня а, следовательно, и единого исходного значения, разница, лишь, в манере произношения первой согласной — у кого звонкая Д, а кого глухая Т! А теперь сравните графологию русского понятия из словаря Владимира Даля драника — драница, драние, от «драть», в особенности, реально существующее диалектное драненка (то же самое) с английским training — draw, тоже от «драть»! А тем, кого не устраивает такое «не очень-то похожее» сравнение, рекомендуем напрячь память: отдирать — всё равно, что оттирать, и посему драние и трение — однокоренные синонимы! Из этого следует, что буквальным переводом изначального смысла английского training является русское диалектное трененка, причём, в самом широком смысле — от натирания мозолей, до трений (ср. с лит. trintis, trynimas - трение), то бишь споров. Кстати, о спорах: мало того, что английское sparring [ˈspɑːrɪŋ] — спор, есть производное от spar [spɑː] — спорить (ср. с рус. /о/спаривать), так ведь устаревшее понятие тренжа́ть — упрекать, ворчать, а также звукоподражательное тре́нькать — болтать, являются неотъемлемой частью всякого спора, иначе трений (ср. с чеш. tření - трение). Ну, а если sport — это спор (ср. с анг. spat [spæt] - спорить), а спор — это трения, то корневую связь русского слова тренька́ — легкая рысь, из лексикона конников, и английского training — объезжание, караван, обоз, кортеж, можно считать доказанной!

Дело за малым — выявить связь понятий трение и обучение, лежащих в основе английского слова training, как сплав фонетики и семантики. Ответ кроется в старинном русском глаголе, обнаруженном в Толковом словаре живого Великорусского языка: «...торить мальчика на письме, много упражнять, приучать для навыка; говорить или делать все одно и то же, повторять, мучить, томить, задерживать, волочить или водить; вторить кого - журить, щунять, школить, бранить, тазать, а также понукать, торопить». А теперь к самому началу толкования этого слова там же: «торить — всё равно что тереть...»; и в завершение: «торение — место действия по глаголу, от корнеслова тор». В итоге получаем следующий расклад: если торение и трение — однокоренные слова, более того, значащие возвратно-поступательное движение в физическом плане, а в ментальном — образное ПО/В/ТОРЕНИЕ, то, вспоминая старые русские поговорки «повторенье — мать ученья», а также «терпение и труд всё перетрут», приходим к выводу, что слова, образованные корневой матрицей Т-Р, а именно: ТоР, ТоРить, повТоРенье, ТеРпение, ТРуд, переТРут, ТоРение и ТРение самым непосредственным образом связаны с понятием «обучение», и они, вне всякого сомнения, единого происхождения с однокоренным «аглицким» словом training, как по своей форме, так и по своему содержанию!