• Название:

    Волчье чутье


  • Размер: 0.05 Мб
  • Формат: ODT
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 20 сек.

Установите безопасный браузер



Волчье чутье

http://ficbook.net/readfic/202482 

Автор: Mamesama (http://ficbook.net/authors/1911)
Беты (редакторы): Хлоя Мураками (http://ficbook.net/authors/37437) 
Фэндом: Ориджиналы 
Персонажи: Нил и Рассел
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Фэнтези, POV

Размер: Миди, 23 страницы 
Кол-во частей: 1 
Статус: закончен 

Описание:
Вот так - ждешь чего-то всю жизнь, а это что-то вдруг возьми да свались неожиданно. Счастье... 

Посвящение:
Конечно же читателям!!! 

Публикация на других ресурсах:
Везде и с ссылкой. 

Примечания автора:
На написание этого ориджа меня вдохновила книга Метка оборотня Джоли Скай. Огромная благодарность моей бете за поддержку и восторг от моего скромного и убогого творчества))))))))))

Нил – человек, помощник фотографа.
Рассел – оборотень волк, актер, фотомодель.



Рассел
Чувство одиночества пожирает меня изнутри и от него нет спасения. Единственный, кто мог бы облегчить мою участь, вот уже несколько веков так и не встречен мною.

Это человек, не важно, мужчина или женщина, важно лишь то, что он или она могут удержать силу оборотня, обуздать его голод, злость и жажду убийства и самое основное сексуальное желание, из-за которого в основном и возникают все побочные вышеизложенные последствия.

Сейчас, много веков спустя, я потерял надежду найти своего связующего, и от приступа до приступа мечтаю о том, чтобы кто-нибудь да прикончил меня. Смешно…

Моей семье не до смеха, родители очень волнуются, но стараются это не показывать, всячески подбадривают и поддерживают. Даже устроили меня моделью, чтобы было больше шансов. Они всё ещё надеются, а я… я не знаю.

Хочется забиться в темный угол и подохнуть…

Но всё же что-то держит меня - может маленькая искорка надежды, веры в то, что я всё-таки смогу нормально жить со своим связующим.

Без такого человека оборотню не выжить, он захлебнется своим безумием, а потом сам убьет себя или его убьют. 

Если честно, я сам задумывался над самоубийством. Не хочу превращаться в монстра и не хочу, чтобы меня видели таким мои родные.

У меня очень хорошая семья, родители оборотень и связующая, Джонатан и Анна, я младший сын, третий и единственный без связующего. Братья, да и отец с матерью, стараются навещать меня поодиночке, берегут мою психику. Они думают, что если будут приходить со своей парой, то мне будет неприятно и неловко. По сути они правы… И я им очень благодарен… Они хорошие и понимающие.

Кстати, о моей карьере фотомодели - благодаря своей колоритной внешности я добился немалых успехов, успел сняться в нескольких фильмах, стал моделью мирового уровня и занимаю лидирующую позицию среди богатых холостяков. Но такая сверх популярность меня не прельщает и я избегаю папарацци и журналистов, потому моя личная жизнь - лишь моя. 

И то, что я всячески избегаю своей известности и славы, общество оборотней не очень радует. Сами по себе оборотни скрытны и живут общиной или большими семьями - в животном мире такой образ представлен в виде стаи. После смерти бабушки главой и представителем нашей семьи в общине стал отец, но такая участь ему не по душе и он всячески старается переложить свои обязанности на старшего сына Майкла, но он ни в какую. Молодец!

От этих воспоминаний защемило в груди и невыносимая тоска заполнила всё мое существо. Единственный способ избавиться от неё - полуночные прогулки по никогда не спящему городу.

Город N… двуличен, как, пожалуй, и все остальные крупные города в мире. Есть дневной город, где люди спешат по утрам на работу, днем работают, развлекаются, суетятся, а вечером в сумерках спешат домой. Есть ночной город, где на его улицы выползают полуночники, ночные бабочки, насильники, пьяницы, а иногда и очень глупые люди.

Я смотрю в окно на всю стену, там разноцветные огни.

Автоответчик лениво запищал и из динамиков послышался исковерканный электроникой нежный голос мамы:

- Расс? Малыш… На этих выходных мы собираемся семьей. Хотим отметить день рождения Лиз.

Милая девушка Лиз – связующая и супруга Джордана, моего второго брата.

- Будем рады видеть тебя. Мы ведь давно все вместе не собирались… 

Да, это было давно, на семейном совете, когда решили, что я буду светским львом и звездой шоубизнеса. Тогда это казалось неплохой идеей.

- Ладно малыш… 

Она до сих пор меня так называет - на лицо выползла улыбка, - мама всегда умеет поднять настроение…

- …мне пора, а то твой папашка съест все крекеры… До встречи! 

Автоответчик снова пискнул и затих. Ладно…

Я взъерошил свои густые короткие волосы и накинул легкую рубашку на плечи, направился к двери.

Я жил в элитной многоэтажке в богатом районе, достаточно близко от агенства и большинства мест съемок - очень удобно.

Спустился на лифте с двадцать седьмого этажа - моя квартира, кстати, занимает весь этаж, а лифт запрограммирован электронным кодом на мои апартаменты.

Чтобы никого не встретить и не вызывать лишние вопросы я вышел через черный ход.

Самое безопасное и малолюдное место для таких как я - злачный район города, переполненный шлюхами, сутенерами и наркоманами.

Одеваю темные очки и ловлю такси, свою детку – чёрный порше, - оставил на подземной стоянке. 
Таксист был на удивление молчалив, устал бедняга. Приехали…

Не спеша прогуливаюсь по грязным переулкам. Перед этим зашел в самый темный, снял с себя всё, - не хочу портить единственную сейчас одежду, мне еще домой возвращаться. Свернул и положил за мусорным баком, надеясь никто не свистнет её.

Несколько мгновений - и вот я уже на четырех массивных лапах, помотал головой туда-сюда - встряхнулся. Моя шерсть черная и блестящая, я намного крупнее собаки, но окружающим все равно, перед собой они видят не волка, а дворнягу, ищущую, чем бы поживиться.

Прохожу мимо неоновых вывесок, витрин с темными провалами окон, разукрашенных красоток, разодетых мальчиков - на все цвета и вкусы. Множество баров и выползающих из их дверей вдрызг пьяных мужчин и женщин.

Это меня не волнует. Я иду дальше, лишь смотрю, без упрека, без зависти, - я зритель, это их жизнь, это их выбор…

Вот бар «Жэдан» - неплохое место и более-менее приличное, захожу за угол и меня пронзает дрожь, как стрелой. Именно этот угол пахнет так, что мои мозги плавятся, лапы подкашиваются, шерсть встаёт дыбом, а мои чувства и ощущения сошли с ума. 

Тонкий родной запах – мой связующий, он был здесь где-то три дня назад, я в это время был на острове на съемках. Почти источившийся запах взорвал все чувства и стало точно ясно, что это он – мой связующий.

Радость и эйфория прошли после понимания того факта, что он не местный. Запаху уже три дня, а учитывая сколько я здесь уже околачиваюсь, мы ни разу не встретились. Черт!

Но я всё-таки безумно рад - я смог найти его, а отчаиваться не стоит, есть ведь шанс, что он снова будет здесь. И сколько бы не понадобилось времени, я буду его ждать…

Нил
Ммм…

Кларк меня убьет, я снова опоздал…

Первый день после выходных, а я уже скучаю по веселым денькам.

О, дааа… Знатно мы погуляли в пятницу, на новоселье Калена. Вечеринка из квартиры плавно перешла в ближайший бар, кажется «Жэдан». Злачный райончик выбрал мой старый студенческий друг, но зато здесь дешевле квартиры.

Нажралась вся компания до поросячьего визга. Пока вышли из бара я, наверное, обо всех посетителях успел потереться, а пока нашел такси - все углы посбивал. 

Отходил я долго и жёстко, суббота прошла в кумаре перегара и с таблеточками аспирина (выпил две пластинки).

Воскресенье я проспал…

Как же я ненавижу понедельники!

В два часа мы с Кларком должны быть в офисе агенства «МансКинИндКомп» - эта мегакрутая компания занимается промоутерством, и сотрудники ее являются агентами лучших и самых популярных моделей и актеров.

Я сполз с мягкой постели - ауч! - пальчики на ногах поджались – пол холодный, зараза.

Пойду в душ и попытаюсь сделать из себя человека…

Чёрт, уже двенадцать!!!!

Дядя Кларк меня точно убьет, он один из самых лучших фотографов мира и я у него в помощниках.
Нужно срочно собираться и бежать в студию за эскизами и планами съемок.

Сегодня в агенстве мы встречаемся с Расселом Дэмиансом, идут переговоры на счет фотосессии и Кларка пригласили быть фотографом.

Натягиваю на себя первые попавшиеся шмотки и выбегаю из своей однокомнатной каморки, не забыв её закрыть.

На лету останавливаю такси, мчусь в студию а потом в агенство - Кларк должен ждать меня там.

Кларк Дан мой родной дядя. После гибели родителей он стал моим опекуном, а в дальнейшем работодателем. Отличный человек, очень добрый, отзывчивый и мягкий с близкими людьми, серьезный, расчетливый и хитрый с остальными. Я зову его просто Кларк и считаю настоящим другом. Он фотограф в стиле готики, средневековья, стиля ню и всего такого же мрачного, хотя сам наряжается ярче попугая.

О, вот он офис, - нужно подняться и взять нужный портфель и тубусы. На столе рядом лежит журнал и на обложке «ошеломительный» Дэмианс - высоко задрал голову в стиле «плохой мальчик» - руки в карманах брюк, жакет на голое тело распахнут, волосы приглажены назад, а взгляд черных бездонных и каких-то совершенно неестественных глаз завораживает. Сука ты, Дэмианс! Хотел бы я себе такую внешность, но не судьба такому коротышке и хлюпику как я.

Ладно, времени в обрез, нужно мчаться в агенство. Удивительно, как это ещё Кларк не звонит на мой телефон. Привык, наверное…

Ехать… Ехать… Ехать…

А вот и «МансКинИндКомп» (дурацкое название).

Стоянка, машина Кларка… Вау! Нехило! Какой шикарный порше – слюнки потекли.

- Нил! - и подзатыльник. Да я чуть носом землю не пропахал! Тиран и изверг!!! – Вот возьми, – протягивает мне ключи от своей малышки – красной бугатти, и забирает у меня свой скарб – портфель и эскизы. – Там на заднем сидении документы, я их забыл… - да, у него есть примета - никогда не возвращается, даже если отошел на два шага. – Жду тебя в кабинете, двадцать восьмой этаж, – мило улыбнулся и ушёл. 

- Вот же!... - дальше выругался шепотом. Ничего не поделаешь, снимаю с сигналки и забираю красную папку.

А здание такое немаленькое, около ста этажей, а я здесь первый раз…

Постоял еще пять минуточек, попялился на порше… Ну, в путь!

Сотрудники приветливые, улыбчивые, конечно такую зарплату получать - и я бы лыбился.

Так, лифт… Железная коробка, - ненавижу лифты, - но до 28 этажа по ступенькам это нереально.
Двери открылись, выпустили толпу, а потом меня буквально внесли - я даже на этаж не успел нажать. Стоит человек десять, а из них трое ругаются вовсю, я аж заслушался. С моего угла, куда меня затолкали не докричаться, приходится пережидать. Едем, шум неимоверный, душно, липко, сознание плавится, перед глазами все расплывается. 

О, фак!!!!!! Люди, да как вы можете???!!! Кто на завтрак ест бобы???!!!

Через несколько минут лифт остановился и толпа с перекошенными лицами вывалилась и разбежалась.
Стою, смотрю, вроде там….

Коридор, пусто, закрытые двери, сворачиваю за угол и вижу такими большими цифрами написано 23 этаж. О, нееееееееет!!!!!!!

Возвращаюсь к лифтам. Меня наверно прокляли! Стою минут пять, а они все ездят, но на этажах выше. Взглянул на часы, с момента, когда я увидел Кларка, прошло минут пятнадцать - он точно прихлопнет меня как муху, даже не смотря на то, что я его племянник. Для него эта сделка и переговоры сверх важны, этот Рассел, по словам дяди, муза его творчества, аристократ хренов.

Надо найти служебную лестницу, а пять этажей не страшно.

Пять этажей – это ужасно, я сдох на 25-ом с половиной этаже, от жары снял куртку, в футболке попрохладней, только бы не заболеть.

27 – мне похер, обмахиваюсь злополучной папкой, мышцы ноют, по вискам течет пот, я весь мокрый, как мышь. Кошмар!

28 этаж передвигаюсь на четвереньках. Блин! Бегом что ли заняться, дыхалка ни к черту.

Кларк, ты будешь должен мне по гроб жизни!

Смотрю на часы, уже прошло сорок минут… Застыл…

- Фууууууух…

Прохожу на ресцепшен, две обворожительные брюнетки мило улыбаются.

- Извините, мне нужен Кларк Дан, я Нил он должен был подождать меня – размахиваю перед глазами девушек папкой.

Одна из них кивнула:

- Да, он ждал, но пришли мистер Дэмианс и мистер Херс, так что он сейчас в кабинете. Я вас проведу. Прошу! – указала она жестом руки в сторону коридора.

Я кивнул, улыбнулся и поблагодарил, направился за девушкой.

Надо бы куртку накинуть, а то тут как-то все официально, а мой прикид не соответствует: зеленная футболка со смайлом, джинсы подранные на коленях и кожаная черная куртка. Такой себе мальчик-неформальчик, а мне уже 24, дядька-подросток, блин. Пока шли по этажу, накинул и тут же снял, жараааааааа….

В кармане выцепил резинку, такими деньги связывают, собрал в коротюсенький хвостик свои отросшие до середины шеи кудри. Челка накрыла глаза, и выбившаяся часть локонами облепила лицо. Ну хоть что-то, хоть не так жарко….

Остановились перед дверью из черного дерева, девушка кивнула и удалилась.

Пожал плечами:

- Делать нечего… - шепотом.

Тук. Тук.

Затаив дыхание вхожу и первое, что вижу – золотые глаза уставившиеся на меня с таким же ошеломленным и удивленным взглядом.

Горло сдавило и начало драть, ах да, я же задержал воздух в легких, но эти мысли колотились в моей голове и остались без внимания.

А я все стоял и смотрел….

II

Рассел
Сегодня нужно ехать на встречу с одним очень талантливым и популярным фотографом, Марк обо всем позаботился. Я там нужен лишь для красивой картинки и для того, чтобы у фотографа отпали все сомнения… Как будто они есть. Этот Дан засыпал мою почту приглашениями. Отчего же не порадовать человека? Я шепнул Марку, а он уже руководству. Вот так-то…

Мы встретили фотографа, не стали дожидаться его непутевого помощника и направились сразу в кабинет.

Кларк Дан оказался очень интересным человеком, блондинистые, явно крашенные волосы коротко подстрижены, строгий костюм черного цвета и рубашка кошмарного кислотно-голубого цвета – убойное сочетание. Мягкие черты лица, ореховые глаза внимательные и цепкие, - такие бывают у профессионалов своего дела, - тонкие губы красиво изогнуты в приветливой улыбке.

Марк неторопливо вёл беседу, а я все пытался отвлечься от удушающего запаха, Кларк обрызгал себя с ног до головы просто кошмарной и стойкой туалетной водой. Этот запах перебивал все остальные.

Разговор зашел уже о цели встречи – сьемках, теме и тому подобному, и я откровенно скучал.

В дверь коротко постучали, - о, наверное это заблудившийся помощник.

Дверь открылась…

Весь мир замер.

А я почувствовал себя так, как будто меня окунули в ледяную воду и тут же окатили кипятком.

Мой связующий…

Мой прекрасный мальчик…

Мой родной, любимый, единственный…

Мой…мой…мой…

Голубые, глубокие глаза уставились на меня с удивлением и испугом. Такой маленький и хрупкий, с божественным ароматом. Как же хочется подойти к нему обнять, впечатать в себя и остаться так навсегда.

Мой мальчик болезненно сжался и закашлялся, не раздумывая, хватаю графин с водой и протягиваю юноше. Он затихает и с еще большим удивлением смотрит то на меня, то на графин. Запоздало понимаю, что в кабинете неестественная тишина. Послышался скрип кожи, Кларк подошел со стаканом отцепил мои пальцы от ручки несчастного предмета, налил воды и спокойно протянул моему связующему. 

Гррррр…

Кларк испуганно дернулся, а малыш уставился на меня с ужасом. Отпил несколько глотков, постоял, подумал, а потом на его лице расцвела такая гамма неимоверных эмоций и соответственно цветов. Сначала с его кожи сошла краснота от удушья, кожа стала персикового цвета, потом бледной, потом почти зеленой, потом розоватой, а дальше снова красной, покраснели даже кончики аккуратных ушек и шея.

Затянувшееся молчание прервал фотограф:

- Нил, ты хуже черепахи! – мальчик обиженно выпятил нижнюю губу, ну сущий ребенок. – Ладно… - Кларк выхватил красную папку, взял под руку моего мальчика и усадил рядом с собой на диван.

Я сдвинул брови к переносице, я хочу тоже рядом сидеть.

Мой агент и фотограф продолжали переговоры, а я с жадностью уставился на парня.

Светло-русые немного вьющиеся волосы, собранные в смешной коротюсенький хвостик, челка почти закрывает глаза, сливаясь с выбившимися прядями, которые обрамляют идеальный овал лица. Раскосые, чуть узковатые глаза с великолепным глубоким голубым оттенком. Прямой, немного вздернутый носик. Над глазами дуги бровей на оттенок темнее чем волосы и такие же коротенькие реснички. Обычные губки изогнуты в немного напряженной форме, кончики опущены вниз, а нижняя губа больше верхней. Тонкая шея с небольшим кадыком, узкие плечи и бедра, тонкие руки и ноги, длинные изящные пальчики как у музыканта. Весь такой одновременно хрупкий, изящный, какой-то нескладный и идеальный.

Мой связующий…

Мой Нил…

На сердце сразу потеплело.

Захотелось и плакать от облегчения и смеяться от счастья.

Но самое главное сейчас не упустить, не испугать, не оттолкнуть…

Усилием воли заставляю себя успокоиться и немного отвлечься от густого запаха Нила, такого сексуального и желанного.

Нил
Да что же это такое???

Что со мной???

Я стоял как пришибленный - никогда не замечал за собой наклонностей в симпатии к мужскому полу…
Но что-то мне подсказывает, что такая моя реакция исключительно только на мистера Дэмианса.
От его дикого взгляда тело горит, в груди пожар, а сердце намеревается или выпрыгнуть, проталкиваясь через глотку или проломить грудину и упасть к ногам мужчины.

Никогда такого не было…

С первого взгляда…

Просто невозможно, нереально…

Рассел совсем не такой, как на обложках глянцевых журналов. У него совсем не черные глаза, а светло карие, почти золотые и такие теплые… Чёрные волосы зачесаны назад, несколько коротких прядок художественно выбились из общей массы. Широкие черные брови, темный цвет кожи, я бы сказал бронзовый, прямой нос, одинаковые по толщине губы и сладкие даже на вид (к чему такие мысли? О_о). Мощная шея, широкие плечи, развитый корпус, и он намного крупнее и выше меня - на целую голову. Длинные ноги и узкие бедра. Мне очень понравились его руки – ухоженные, с аккуратными ногтями. Если сравнивать наши руки, то в кулаке у него один мой с половиной - такие руки дарят просто божественную ласку и наслаждение. 

Мммм… Нил, очнись…

Что же со мной делает этот мужчина?

А Кларк и этот второй не замечают, они заняты делом.

Я съежился под пристальным горячим взглядом мистера Дэмианса. 

Прошло несколько минут, я почувствовал значительное облегчение и украдкой бросил взгляд в сторону странного субъекта. Сидит задумчивый, смотрит на меня уже спокойно и дружелюбно. Неудержался и улыбнулся, а он в ответ ТАКОЕ сделал, да я чуть в обморок не грохнулся. Теперь понятно почему его считают самым желанным холостяком. От этой харизмы и шарма не спрятаться. Я завороженно уставился на сладкие губы, сложенные в самую сногшибательную улыбку, настолько искреннюю, что просто удивительно, как такой мужчина еще не стал президентом страны. Сколько видел его в журналах, но такой улыбки не пропустил бы, такое ощущение, что она только для меня, только между нами.

Опять забыл вздохнуть и тут пригодился стакан с водой, который я до сих пор не поставил на низкий столик.

Вот уже разговор стих и Кларк не спеша собирается, Рассел придвинулся ближе к тому мужчине и что-то тихо на ушко сказал, тот так же ответил. Мне это не нравится. Отсядьте друг от друга!..
Я насупился и обиженно уставился на Рассела, тот взглянул на меня и вопросительно выгнул бровь, потом понимающе улыбнулся. 

Кларк пожал мужчинам руки и мы уже собирались уходить, когда виновник моего непонятного состояния протянул руку, я не стал игнорировать. Его кожа горячая, а ладонь большая и мягкая, наши взгляды снова пересеклись и на мгновение мне показалось, что мы с Расселом остались совершенно одни. Душа металась и требовала увеличить контакт, мозг вяло сопротивлялся и когда я уже почти поддался, он отстранился, попрощался и вышел. 

А я был в прострации:

- Нил? – Кларк хлопнул меня по плечу – Все хорошо?

- Да… А когда начинаются съемки? – до меня вдруг дошло о том, что я ничего не услышал и не вникнул.

Кларк лишь удивленно посмотрел на меня:

- Нууу… Должны уже завтра, будем пробовать и настраивать. Этому Марку не понравилось место, поэтому срочно нужно срочно искать другой замок или лучше всего старинный особняк…- он что-то еще говорил по поводу ближайшей рабочей недели и планов, но я опять не слушал. Ладошку покалывало.

Невольно возникли мысли о том, что я напоминаю себе старшеклассницу, встрескавшуюся в кумира, и ей посчастливилось потрогать его, и теперь она не будет мыть руки месяцами.

Фу, странное сравнение!

Я потер ладошку о штанину, прихватил свою куртку и наконец-то вышел.

Я же не втрескался?

Мы с Кларком вернулись в студию, там во всю уже работали ассистенты и несколько учеников «Великого фотографа». Нужно переделать кучу работы.

Ммм… Ненавижу понедельник.

Но этот самый необычный.

И самый незабываемый...

Уже к концу рабочего дня я был не в состоянии соображать. Дядя еще оставался в студии вместе с Алексой, помощницей и начинающим фотографом, - думаю у них роман. Ему уже давно пора завести семью.

А мне?

В мыслях возник образ Рассела и на душе сразу стало спокойно, ушли переживания. Я с Расселом… Я аж споткнулся. Что?!! Так пора отдохнуть! Домой! Домой! Домой!

В районе, где я обитаю, есть несколько дворняг, я их периодически подкармливаю, но недавно там появился очень злой пес и он покусал уже двух человек, а я наверное буду третьим. Я лишь шёл домой, когда он вылетел из-за угла и уставился на меня как на врага, хотя я ничего не делал, лишь испуганно застыл. Пес поднял голову жадно втянул воздух, а потом испугано бросился прочь. Я недоуменно осмотрелся – никого. Осмотрел себя - вряд ли он испугался желтого смайла, но на всякий случай обнюхал себя - ничего.

Странно… Ай, ладно!

Хочу спать!


ΙΙΙ

Рассел
Прискорбно, что так мало времени заняли переговоры, и я так недолго любовался Нилом. 
Но когда мы соприкоснулись кожей, при рукопожатии, я буквально захлебнулся ощущениями. Ничего неважно, кроме этих голубых глазёнок. Было бы кощунством не воспользоваться предоставленным случаем, и я без зазрения совести пометил своего связующего запахом волка. Теперь я точно уверен, что Нил не потеряется и я всегда смогу его найти - он будет под моей защитой от других оборотней. Таким образом я мог хоть немного быть спокойным и уверенным, что при следующей нашей встрече не наброшусь на него и не изнасилую.

Завтра, кстати, мы снова встречаемся на съемках - пришлось уточнять у Марка, потому что я был очень далек от обсуждения цели визита. А когда заметил ревнивый хмурый взгляд - был на седьмом небе от счастья и чуть не бросился к ногам моего Нила с восторженным визгом, как какой-нибудь полугодовалый щенок.

Сейчас я дома, - расслабленный и счастливый, - нежусь в джакузи. За Нилом я бы проследил с удовольствием, но пугать его нет никакого желания, тем более от меня он никуда не денется, а завтра… Ох, готовься мой мальчик! Я займусь твоим соблазнением….

Нил
Утро доброе!

Что это за монстр смотрит на меня из-за зеркалья? На голове гнездо, глаза заплывшие, - зря я так усердствовал с газировкой, - весь помятый, а на щеке след от подушки, ну сущий ангел!

Быстро собрался, одел красную футболку, обтягивающую мою худую фигуру, и синие зауженные джинсы. Все та же куртка и срочно на работу.

«Сегодня съемки с Расселом!» Сердце радостно забилось – захотелось побиться головой об стену. Идиот!

Аппаратура настроена, фон и освещение выставлены, сидим, ждем главную звезду.

Вот он заходит - позади его агент и Кларк, - смотрит на меня и не отвлекается. Что б ты споткнулся!!! У меня сердце сейчас разорвется, а из глаз брызнут слезы - зацепил своими гляделками, что я даже не смею сморгнуть или в сторону посмотреть. Подходит близко, почти вплотную, нет, ну и нахал! Да еще и лыбится, сверкает белоснежными клыками – зубастик. Вижу как ноздри расширяются, принюхивается как собака. Улыбается еще шире, морда не треснет? И вдруг понимаю, что сам как дурак счастливо улыбаюсь в ответ, мой мозг ушел в астрал и не захотел осмыслить данный поступок.

Замечаю, как на нас все пялятся удивленно, ой ёй!!!

Слышу грохот, кто-то упустил, что-то массивное, фух. Быстро отступаю и прячусь в каморке. Всё, не выйду, хоть силой заставляйте.

Спрятался… Какой срам…

Буквально всю съемку я не прятался, а глазел на Рассела, впрочем как и он на меня. Кларк всё время его одергивал, а модель всё равно смотрел в мою сторону, посылал соблазнительные томные взгляды и заискивающе улыбался.

Если честно, меня от того, чтобы броситься ему на шею с поцелуями, останавливало только одно – осознание того, что все в студии, смотря на нас, стали абсолютно уверены в нашей с Расселом интимной связи. Мне как-то не хотелось выставлять всё на публику – мои мозги зависли: «А что же такое не хотелось бы выставлять, вроде даже толком и не знакомы?»

К концу рабочего дня я измотался, но не от работы, а от переживаний и мозготрепства.

Когда Рассел уходил он снова подошел ко мне, взял в руки мою, поднял к губам и поцеловал в ладошку (я всегда считал такой жест между людьми очень интимным и личным). По коже тут же прошел табун мурашек, а волосы на затылке встали дыбом. Я заглянул в его глаза, - они стали настолько светлыми, что напоминали расплавленное золото, - странно, а когда при съемке работали вспышки, его глаза становились почти черными и выделялись на смуглом лице. Класс…

Еще несколько секунд мы смотрели друг на друга, а потом он отступил и ушел.

Работники в студии, видя моё заторможенное состояние, пытались подшучивать, но Кларк оборвал все попытки. Огромное ему спасибо!

Доехал я домой быстро, уже подходя к подъезду заметил неподалеку огромную черную псину - этот зверь-переросток в упор смотрел на меня с какой-то тоской в желтых глазах. Вздохнув, потянулся к пакету, там лежит жирный окорок, я хотел его зажарить, но видно не судьба.

Опасливо подхожу к псинке, тяну развернутое мясо, а этот бродяжка уселся и с интересом уставился на меня. Я еще ближе подошел, трясу этим куском мертвой дичи, а тот и носом не ведет, лишь вылупился на меня и кряхтит, как будто смеется, зараза. С раздражением и злостью бросил мясо прям под лапы.

Ноль реакции.

- Фр… - это я высказал какая же это псина скотина, обернулся и хотел уже уйти домой, но меня резко потянули назад.

Не удержался и хлопнулся на свои многострадальные булки, а пес полез ластиться. Облизывает щеки, лоб, трется об меня, ну точно щенок, а сам дылда мне почти по грудь.

Он смешно крутит головой и ушки по инерции тоже туда сюда дергаются, не сдержался и начал от души хохотать:

- Ха-ха-ха! Ну ты монстр… Тебе ,оказывается, не мясо нужно, а ласка. Паршивец. 

Псинка скалится и я невольно подумал, что он так улыбается. А клыки какие - белоснежные и остренькие – зубастик… Перед глазами вспышка, улыбка Рассела.

– Не родственники ли вы? – он остановился и удивленно посмотрел на меня, а я в ответ.
Рука будто сама потянулась, и не успел я понять что делаю, как уже глажу пса по бокам, чешу за ушком, от переизбытка нежности зарылся лицом в густую черную и чистую шерсть, ну не иначе мех. Волк…
Обнял голову собаки и застыл так на несколько секунд, а тот оказался очень умным он тоже не двигался, а терпеливо ждал.

Я встал, почесал холку зверя и направился домой. 

- Пока.

В квартире пусто и одиноко, непонятная тоска заполнила сердце. Не знаю зачем, но я подошел к окну выглянул и увидел, что пес все еще сидит и смотрит прямо на мои окна. Стало как-то легче и радостно. Ночь я проспал спокойно и крепко. Хотя приснился странный сон, как будто меня погладили по щеке, задели губы и провели горячей ладонью по груди. Приятно…

Рассел
Смущать и нервировать своего мальчика было приятно до умопомрачения. От близости я был на грани безмерной эйфории, а когда поцеловал ладошку чуть не обкончался, только взглянув в потемневшие глаза Нила - у меня самого, когда возбуждаюсь, глаза наоборот светлеют.

Вечером, не удержавшись, в личине волка я проследил за Нилом, довел его до дома. 

А он оказывается «добрая душа», поделился со мной едой – сырым мясом (я не люблю), но приятно. Когда он собирался уйти потянул за куртку так, что он не удержался и грохнулся на свою сладкую попку. Мальчишка весело рассмеялся, я аж заслушался мелодичностью и мягким тембром голоса. Мой ангел…

Так приятно ощущать его руки на шерсти, вдыхать запах, когда он уткнулся носом мне в шею. Остался бы так на вечно… Но все же ему следовало возвращаться, лишь его тихое «пока» дало надежду на продолжение странных недоотношений между ним и мной-волком, хотя для него я собака, пес, зубастик.

Я прождал под окнами до полуночи, а потом, решившись, по запаху нашел квартиру Нила, превратился в человека и проник туда. Для оборотня нет преград в виде каких-то замков, наша магия хоть и имеет более бытовой характер, но мы еще умеем отводить глаза, немного шаманить, транс, гипноз и по мелочи.

Безошибочно нашел спальню своего мальчика, присел рядом с кроватью на колени. Нил спал безмятежно, растянулся на всю кровать, одеяло сбилось в ногах, майка задралась, обнажая плоский шелковистый живот, а короткие шортики не скрывали стройности ножек. Я закусил губу и сдержал в горле зарождающийся стон. Подвинулся еще ближе, облокотился на край кровати и невесомо стал водить пальцами по щёкам и скулам юноши. Не обделил и губы,- особенно нежно я провел по полуоткрытым лепесткам,- хотелось лизнуть, провести языком, всосать одну половинку, немного покусать и насладиться сладостью кожи, заглотнуть и вобрать в себя слюну. Заласкать такие сладкие губки… Мммм…
Помутненный мозг уже не контролировал действия тела, и я ловлю себя на том, что оглаживаю грудь, мимолетно касаюсь набухших сосков. Вместо крови по моим венам вязкой патокой течёт возбуждение - я потянулся к своей напряжённой плоти и начал быстро дрочить. Как какой-то озабоченный подросток, перевозбудившийся от картинок с обнажёнкой, ей Богу!

Но остановиться было равносильно смерти, и я продолжал быстро удовлетворять себя и пожирать глазами тело моего связующего. В темной комнате, в её сонной ночной тишине раздаются лишь непристойные хлюпающие звуки. Кровь в венах течёт быстрее, сердце бухает в груди, ноги подгибаются, - я пальцами вцепился в простынь как в якорь, ещё способный удерживать меня на поверхности. Тело сводит в оргазменных конвульсия , сперма белесыми каплями и разводами видна на раме кровати, простынь пересекают борозды от моих когтей ,появившихся бесконтрольно в момент освобождения. 

Если бы только Нил знал, только увидел, что бы он сделал? 

Как бы хотелось, чтобы он присоединился, а еще лучше, чтобы мы соединились. 

Кое-как вытер сперму, поднялся на ватных ногах, еще раз обласкал и облизал моего Нила и удалился в свою конуру. 

Спаааать…

IV

Нил
Утро…утро…утро…

Утренняя проблемка в виде бугра, натянувшего шорты.

Сонно откидываю одеяло, сначала опускаю одну ногу, потом вторую. Прихрамывая от ощущений в органе между ног добрался до ванной, потянулся так, что все косточки захрустели, забрался в душевую кабинку и включил чуть прохладную воду. 

Через несколько минут непонимающе уставился на восставшую плоть, сделал воду похолоднее, а ему хоть бы хны. Что ж, если душ не помог, обращусь к «подружке» - вылил на правую руку капельку геля, растер и потянулся к члену.

Первые прикосновения принесли немного облегчения, в мозгу проносились непонятные образы, всплыли смутные воспоминания о ночных ощущениях и я облизал губы. Плавно эти ощущения переросли в образ, но не грудастой блондинки, а в мускулистый такой и широкоплечий образ Рассела.

- Аааа… - я уже двумя руками доводил себя до пика наслаждения.

Вода скатывалась по коже и я представлял, что меня ласкает Рассел - его губы на шее, его руки на моём члене. Я не сдерживаясь застонал, в последний раз провел руками вверх- вниз и кончил.

Обессилено сполз по стенке, тяжело дыша, и мысли лениво долбили мозг. Рассел…Рассел…Рассел… СТОП!!!Я ТОЛЬКО ЧТО ДРОЧИЛ НА МУЖИКА!!!

- Фак! – от переизбытка эмоций я стукнулся головой о стену.

Такой ошеломительный оргазм и такой облом…

Посидел, подумал…

А вообще чего это я парюсь, сейчас общество воспринимает сексуальные меньшинства намного проще и легче?

Ну ладно… ну нравится мне этот Рассел… ну сильно нравится…

Мой мозг и сердце единогласно заявили: «Я влюбился !»

- Ммм!!! – протяжно завыл…

Я-то ладно – влюбился, а вот как же Рассел, что он ко мне испытывает? Однозначно я видел влечение в его касаниях, в его близости, в его взгляде, но какие чувства, кроме желания, я в нём вызываю?

Что ж, узнаем, когда я пообщаюсь с ним поближе.

Еще раз ополоснулся, собрался и пошел на работу. Я немного припозднился, в общем как всегда. В студии полным ходом кипела работа, я, чтобы не мешать, пристроился в уголке и стал наблюдать за Расселом. Этот невозможный мужчина будто услышал меня еще при входе в здание, его цепкий взгляд следил за мной везде, с самого прихода. Через час Кларк объявил перерыв и у меня появилась возможность переговорить с Расселом.

Он пил невкусный кофе, приготовленный Джоном (ученик Кларка). Я дал себе мысленный пинок и на негнущихся ногах подошел к мужчине. 

- Привет… - я впал в уныние, мой голос дрожит и выдает волнение.

- Привет… - глубокий голос, мягкий и нежный, ласкающий слух.

В душе паника, ведь я даже не придумал о чем нам поговорить.

- Ммм… Как вам Кларк? – первое, что пришло в голову. Ну хоть какое-то начало.

- Кларк? Фотограф?

- Да, он отличный человек, но бывает иногда капризным, поэтому некоторым он в работе не нравится.
Но он очень хороший и талантливый… - меня понесло, так всегда, когда я нервничаю – Да, вот… Так как он вам?

Рассел всё время смотрит на меня, а в глазах радость. И тут он выдает:

- Я бы лучше поговорил о тебе, – и так хитро мне улыбается.

Ну, а что я, я парень общительный.

- Да я тут подрабатываю. Недавно закончил университет, я журналист, а дядя просто обо мне заботится, – черт, сейчас выложу всю подноготную.

- Если заботится, значит хороший дядя. Моя семья тоже обо мне беспокоится. Семья и любовь – это главное. 

Словно мысли мои читает, для меня семья это все, а вот любовь - никогда не было настолько серьезно с кем-то в отношениях.

- Про любовь мне сложно судить, а про семью согласен – это главное…

- И что, неужели ты никогда не был влюблен? – перебил он меня, и я согласно кивнул головой. – Никогда-никогда? – уточняет, как будто не верит. Хм.

- Ну… - неуверенно мнусь - … есть один человек, который мне нравится.

- Да? – мне послышалось, или я и вправду услышал нотки ревности? – А ты ему нравишься?

- Не знаю… Я замечаю его взгляды, он иногда касается меня, но пока конкретно ничего не делает…

Рассел прищурился:

- А если и ты этому человеку нравишься, то что дальше?

Похоже на игру, не говорить конкретно, но все понятно и он наверняка догадался, о ком я говорю. А все равно задает глупые вопросы, так и хочется сказать: «А ты сделай что-нибудь, и посмотрим». Все настроение пропало, и я ухожу в глухую оборону: 

- Не знаю… - буркнул и сразу сбежал, благо Кларк объявил начало работы.

Ближе к вечеру позвонил Кален и пригласил в модный клуб, который недавно открылся в нашем городе. Отлично! Пойду развеюсь, может, подцеплю кого-нибудь, и эти дурацкие мысли уйдут из моей головы, а чувства - из сердца и души.

Рассел
Следующий день для меня оказался радостным - мой малыш сам подошел ко мне и начал разговор. Может со стороны кому-то и показалось, что он был слегка натянутым и нескладным, но я совершенно ничего не заметил.

А потом Нил сказал, что ему кто-то нравится, в душе сразу всколыхнулись волны ревности: «Мое.
Никому не отдам» Оказалось, что этот загадочный человек смотрит и касается, но ничего не предпринимает, а потом так посмотрел на меня – с надеждой и затаенной тоской. Я все понял… Но черт меня дернул ещё и дразниться – малыш обиделся.

Снова была работа, съемки, позы и т.п. Скучно…

В конце рабочего дня, когда я уже собирался, мой острый слух уловил обрывок разговора. Нил договорился с кем-то пойти в новый клуб.

Я последую за ним…

В личине волка проследил за ним - в таком состоянии я острее чувствовал запахи, а особенно запах Нила, - он просто кружил голову. Такой естественный, только его запах: свежая земля, жухлые листья и немного парного молока. Ммм… Для меня это как коктейль Молотова – сразу сносит крышу.

Довел до двери клуба, с тоской подумал, что собак не пускают, да и голых мужиков тоже (одежду я, конечно же, оставил там, где и превратился). Поэтому, когда Нил и его друзья собирались уже входить, я в отчаянии ухватился за куртку и потянул, он лишь отмахнулся, а когда на меня посмотрел, улыбнулся, узнавая, почесал за ушком и зашел в клуб. 

От плохого предчувствия сжалось сердце. Я не теряя времени обежал здание, но черный вход был закрыт, а других ходов не было. Из-за угла послышался стон, там спал бомж. Недолго думая я превратился и содрал с него плащ.

Бегом отправился к главному входу, охранник был шокирован - конечно, ведь перед ним стоял ухоженный мужчина в грязном плаще на голое тело и босой. Лишь улыбнулся, применил немного магии и вуаля - я внутри.

Полутемное помещение, мигают лампочки, полуобнаженные тела в танце трутся друг о друга. В воздухе запах желания и секса. Уловив тонкий аромат Нила, двинулся в ту сторону. Замер у колонны, меня здесь не видно, но я хорошо вижу своего мальчика, он развлекается с друзьями, смеется, шутит, отдыхает. Ах, если бы рядом со мной он был так же раскован.

Одна из девчонок цапнула его за руку и увела в толпу танцующих, я непроизвольно зарычал, парочка рядом дернулась и испуганно оттанцевала подальше.

Пришлось подойти поближе, что бы следить за Нилом. Когда в мигающем свете я смог разглядеть его силуэт отлегло от сердца, но чувство тревоги билось о виски.

Он немного, но не очень энергично потанцевал с этой сучкой и уже было двинулся к столику, как его толкнули в плечо. Нил, воспитанный и тактичный, конечно извинился, но похоже парни под газом и им хотелось размяться, а тут такая удача – мальчик-зайчик. В воздухе стал слышаться запах агрессии и возбуждения.

Моего мальчика взяли под белы рученьки и поволокли, как я думаю к черному ходу. Плавно двигаюсь следом.

Я чуть не опоздал, в зале меня задержал какой-то малолетка – повиснул у меня на шее и стал недвусмысленно оттираться, но его тут же сцапали руки ревнивого любовника.

Когда я выскользнул на улицу мне достаточно было увидеть это, для того что бы потерять над собой контроль:

Нила прижали к стене, скула красная, он болезненно морщится и держится за живот. Эти глупцы стоят ко мне спиной, только мой мальчик удивленно смотрит на меня.

Один из этих идиотов похабно провел рукой по груди и лизнул парню щеку.

Дааа, они настоящие глупцы.

Будь что будет…

Я скинул плащ и немедля перевоплотился, сначала бросился на одного, вцепившись в руку, рядом парень испугался и сбежал, еще двое нашили где-то палки и стали ими меня лупить. Ох как зря!

Одна палка тут же треснула от напора моей челюсти, другая отлетела в сторону, когда я прыгнул на парня и повалил на землю, вцепившись ему в плечо. Тот, который прижимал Нила, отступил и тоже смотался.

В переулке мы с Нилом остались одни. Лишь он видел меня в момент, когда я стал волком. Малыш испуганно жался к стене и затравленно смотрел на меня. О, нет, только не это… милый… не надо… прошу… не бойся меня…

У меня разрывается сердце, я как будто проваливаюсь в пустоту, отчаяние, боль и нет ничего… Это ад…

Я низко обреченно опустил голову, но вдруг почувствовал прикосновение, к брови дотронулись нежные пальчики. Нил стоит на коленях в его глазах беспокойство, непонимание и еще что-то такое…

Нил
С Каленом мы встретились неподалеку от клуба, он взял с собой свою девушку Элен, была ещё пара человек, знакомых мне с вечеринки по поводу недавнего новоселья и Люсиль – вечная заноза в заднице. Она еще в институте положила на меня глаз и при каждой нашей встрече ухаживала за мной. Ужас!

К своему великому удивлению у клуба я встретил того странного пса – Зубастика. Тогда я не придал этому значения и отмахнулся.

Сначала в клубе было весело, потом Люсиль – эта невозможная девушка французкого происхождения все норовила облапать меня, мы немного потанцевали, но что-то было не так - все мысли были о Расселе.

Кто-то толкнул в плечо, я на автомате извинился, как меня вдруг буквально вынесли из клуба на задний двор.

Сначала ударили в живот, потом по лицу и приложили об стену. Их было пятеро.

Мой мозг пытался понять суть происходящего - как это я, ничего не делая, оказался в такой ситуации? По клубам ходить больше не буду – это точно!

Я уже смирился с тем, что буду ходить с синяками, как вдруг увидел Рассела, выходящего из-за дверей. Поразило то, что он был в каком-то бомжацком плаще с голыми ногами, и выглядел он что-то слишком злым! Я понял, что этим парням не повезло, когда увидел, как мужчина сбросил плащ, абсолютно голым оставаясь стоять на морозе. Он что, совсем того? Но какое у него великолепное тело (мысленный подзатыльник)… И в тот момент когда я почувствовал на щеке влажный след, вместо здоровенно парня рядом со мной оказался Зубастик. Настоящий волк. Понимаю, что не повезло всё-таки мне… Как это ни странно звучит, но я влюбился в оборотня… Ха-ха-ха (нервное)!

Этих пацанов он раскидал как шавок, а я лишь испуганно жался к стене. Боже, как меня угораздило… Паника, паника, паника!...

Я увидел, как изменился взгляд Рассела-волка: сначала погрустнел, потух, а потом он обреченно опустил морду.

Кровь…

Всё-таки эти уроды его зацепили. Испуг, беспокойство – сейчас это всё было в моей душе. Я не сдержался и присел возле волка, аккуратно дотронулся до мокрой шерсти. Чувствую спокойствие и уверенность, я уже понял, что для меня не важно, что Рассел не совсем человек, главное то, что он беспокоится обо мне, провожает и не настаивает на скором сближении, он просто не хочет спешить и пугать меня. Дорогой мой, я все понял.

Он немного отвернулся от меня и вот передо мной сидит уже не волк, а человек, но все равно он оставался моим Расселом. Он не поворачивался, не смотрел на меня… Я только и успел дотронулся до горячего плеча, как тут же оказался в сильных объятиях. Руки сами потянулись и обняли мужчину за плечи, и я успокаивающе погладил по обнаженной спине, совершенно ничего не соображая… Точно, он же совсем без одежды! Размыкаю объятия и тянусь к плащу, но всё ещё чувствую сильные горячие руки на своём теле.

Мы поднялись и я накинул на Рассела плащ.

- Я испугался за тебя… - шепчет он мне на ухо.

Я отстраняюсь и смотрю в его золотые глаза, а над бровью порез – кровь уже запеклась, несколько ссадин.

- Больно?... – осторожно оглаживаю местечко вокруг раны.

Он молча качает головой и кладёт ее мне на плечо, сильнее сжимает мое тело в своих крепких объятиях, почти до хруста в ребрах. Я чувствую его дыхание на шее и слышу, как он жадно заглатывает воздух… Мой запах… Животные чувствительны к запахам.

- Нравится? – вырвалось у меня.

- Божественно… - тихо мне в шею.

Нежный и сильный, мой Рассел.

Оставаться на улице нет никакого желания, и голый Рассел меня волнует больше чем что либо - вдруг какой-нибудь извращенец пристанет? Не позволю!!!

Набираю Калена - надо предупредить, что я уехал домой. Мужчина рядом ни на шаг в сторону, преданно и влюбленно смотрит лишь на меня. Кален удивлен, но не пытается уговорить остаться, он просто пьян, он с подружкой и ему хорошо. Ну и ладно…

Мне тоже хорошо, я с любимым чел… скорее, не человеком. Странно… я не боюсь, да и не особо удивлён…
Поймали такси, - водитель ничего не спросил, видно видел и не таких фриков как мы, главное, что деньги заплатили с чаевыми. Хотел назвать свой адрес, но Рассел опередил, назвав скорее всего свой … Хм…Ладно…

Такси остановилось у шикарной многоэтажки. Рассел ведет меня за руку в холл и ни разу меня не отпустил. Проходим мимо консьержа, который в изумлении уставился на нас, но как только мой волк улыбнулся, он успокоился, признав одного из владельцев квартир.

Зашли в лифт – тут такая странная панель, - он спокойно нажал несколько цифр и мы поехали. Я инстинктивно прижался спиной к мужчине, он обнял и зарылся носом мне в волосы. Неужели ему действительно так нравится мой запах?

Приятно, уютно, спокойно…

Такие ощущения вызывают воспоминания о родителях – тепло, преданность, на глаза слезы наворачиваются. Рассел видно почувствовал мое состояние, повернул к себе лицом и впечатал в свое тело. Я уткнулся ему в грудь и обнял широкую спину… Плащ воняет немилосердно, но мне все равно…

- Нил, малыш… - он немного растормошил меня – Приехали… - наверно я успел задремать.

Двери лифта открылись и мы вошли в темноту квартиры. Рассел потянулся и клацнул выключаем. Вау… А апартаменты у него ну прям королевские, только не обжитые какие-то, как с обложки журнала. Ну ничего, мы это исправим… Стоп!... К чему это я?...

Не успел я вдуматься, как Рассел меня потянул к дивану, снял куртку, усадил на мягкое, а сам присел у моих ног, положив голову мне на колени.

А волосы у него такие мягкие, хоть и спутанные сейчас! Аккуратно расчесываю их своей пятернёй.
- Надо снять этот чертов плащ, – выдает мой Зубастик. Я расслабленно смеюсь. – Не смешно, у меня уже глаза слезятся от этой вони – он поднимает голову и вопросительно смотрит на меня. - Нужно искупаться… Пойдем в душ?...

В душ… ВДВОЕМ!!!! Я смотрю на Рассела и понимаю, что душа и сердце вопят единодушно, и разумом понимаю – всё, конец. Я окончательно стал геем, влюбленным в настоящего оборотня - и счастлив.

Я смущенно потупился и кивнул…

А ведь душем мой неожиданный визит не закончится…

Рассел
Мой мальчик такой трогательный, нежный, смущённый, желанный, самый любимый на целом свете!..

Я повел его в ванную комнату, и сам не торопился снимать вонючую тряпку - занялся неторопливым избавлением от одежды своего Нила. Стянул футболку, нежно провел пальцами по узким плечам, по впалой груди, задев затвердевшие горошины сосков, ласково огладил налившийся синяк чуть ниже пупка справа. Медленно расстегнул ремень, вынул пуговицу из петли, вжикнула молния и я застыл…

Я посмотрел на Нила, а он стоял красный, горячий, немного нервный, но я думаю, что он уже понял – этой ночью мы будем вместе принимать не только душ… Нил поднял на меня глаза, а в голубых потемневших омутах плескалась решительность. Спасибо…

Стянул всё-таки джинсы, присел и освободил сначала одну ногу, - Нил ухватился за мои плечи, что бы не упасть, - а потом другую. Не поднимаясь с колен заглянул в лицо малышу – всё та же уверенность. Ох, что же сейчас будет?..

Опускаю взгляд - он как раз на уровне пупка - чуть вниз и вижу, что голубые боксеры в обтяжку совершенно не скрывают полувозбуждённой плоти. Поддавшись моменту мимолетно касаюсь губами кожи над резинкой трусов, сверху слышу судорожный вздох, и пальчики Нила на моих плечах чуть задрожали.
-Все хорошо? – мне просто необходимо убедиться в этом.

- Да, – послышался сверху поспешный ответ. Запах, исходящий от моего связующего, не несёт в себе отрицательных эмоций, только волнение и возбуждение. Для него это ведь впервые, да он вообще впервые влюбился – и в мужчину, и в оборотня.

Успокаивающе оглаживаю поясницу, утыкаюсь лбом о живот и жарко дышу на кожу, чувствую его пальцы в волосах. Похоже ему нравятся мои волосы, да и мех он гладил с удовольствием, когда я был в обличии волка.

- Зубастик… - на грани слышимости, и я счастливо улыбаюсь.

Решительно поднимаюсь и отворачиваюсь, стаскиваю плащ - пускай Нил немного успокоится и сам уже доразденется. Первым захожу в душевую кабинку, включаю воду и нежусь под тугими струями воды. Чувствую тепло рядом – Нил забрался сюда, нерешительный, трётся плечом о мою спину. Здесь мало места, но мне нравится, - он так близко! Поворачиваюсь, он в полуобороте от меня, ласкаю взглядом обнажённое тело… Маленький, хрупкий, идеальный, капельки воды живописно стекали с его сексуального тела. Беру мочалку, намыливаю её гелем и начинаю тереть руки и грудь моего мальчика. Жмурится, значит приятно… Придвигаюсь ещё ближе, касаюсь горячей кожи, - дыхание у обоих сбилось, стало неглубоким и частым. Мочалкой вожу по груди, особое внимание уделяя соскам, не выдержал – отбросил дурацкую губку и сам стал мыльными ладонями ласкать это желанное тело. Помучив недолго набухшие соски, перешёл к упругому животу. Нил вцепился в мои плечи, боясь упасть, - совсем я его разморил ласками, ну ничего сейчас доберусь к главному источнику наслаждения… Руками касаюсь возбужденной плоти, а сам смотрю в темные омуты, глажу, искушаю. Нил поддаётся, ему самому уже хочется большего. Всё так же смотрим в глаза друг другу, не в силах оторваться. Ласкаю сильнее, большим пальцем вожу по влажной головке, массирую яички рукой, по стволу вверх-вниз, вверх-вниз, сильнее, быстрее. Нил хрипит, его тело мелко трясет, а бедра подаются за движением моей руки. Какой же он чувствительный и страстный! О, Боже! Почему мы не встретились раньше? Его лицо напряглось и из приоткрытого влажного рта вырвался протяжный стон облегчения, руку оросило семя любимого. Он устало покачнулся и всем телом оперся об меня. Мой стояк по инерции задел его бедро, он вскинул голову и посмотрел вниз, потом шокированными глазами снова на меня. Да, любимый, у меня большой, ведь я крупнее тебя.
Притянул несопротивляющегося Нила ближе, языком очертил мягкие губы, он для удобства стал на носочки и приоткрыл, приглашая, желанные уста. Целуется он хорошо. В душе ревность - с кем это он практиковался?! Но успокаиваюсь, ведь теперь он мой. Всё хорошо. Наши языки сплетаются в страстном танце, оглаживают друг друга – как же упоительно целоваться с любимым, единственным!

Мой член болезненно пульсирует, нет сил терпеть. Поднимаю на руки Нила и мы мокрыми вываливаемся из душа в спальню, при этом продолжая самозабвенно целоваться. Нежно опускаю свою драгоценную ношу на застеленную постель, одеяло тут же становится влажным от наших тел. Не отрываясь от поцелуя, кое-как сдираю мокрое покрывало, чтобы оказаться на сухой постели. Оглаживаю тело любимого, ласкаю вновь соски, кожу рук, облизываю шею, ключицы, уже языком ласкаю многострадальные пуговки сосков. Нил подо мной стонет и похоже совсем не соображает. Он снова возбужден и трется своим членом о мой.

О, кто-нибудь, остановите его, или я сейчас кончу!!!!!!

Запах в комнате дурманит – густой, насыщенный, терпкий, запах секса, запах связующего…
Языком двигаюсь дальше, играю со впадинкой пупка, оставляю мокрый след на дорожке волосков, пока языком не касаюсь основания члена - головка трется о мой подбородок. Нил издает стоны и хрипы, его тело так изгибается, что я даже начал переживать, как бы он себе позвоночник не сломал. Языком провожу вдоль члена, размазываю выступившую капельку спермы по головке и отстраняюсь - ниточка слюны тянется следом, а Нил привстаёт на локтях и наблюдает за мною своими огромными томными глазками. Я улыбаюсь, похабно облизываю губы, тихонечко дую на головку и, не теряя ни секунды, заглатываю стоящий член – слышу, как Нил падает обратно на постель, не в силах устоять, тело дрожит от возбуждения. Руками оглаживаю бедра, мну ягодицы и ладонями провожу в ложбинке - Нил увлечен минетом и совсем не обращает внимания на то, что творят мои шаловливые пальчики. Смочил слюной и вязкой смазкой пальцы, касаюсь напряженных мышц, не останавливаясь сосу, а средним пальцем массирую вход. Нил со стоном соглашается и расслабляет мышцы, и тогда я вхожу одним пальцем. Осторожно растягиваю, чувствую, как волос снова касаются, к первому добавил второй и где-то сверху услышал шипение, но не более того. Я оставляю окаменевший член и усердно отвлекаю Нила поцелуями, к двум добавляю третий - он протестующее цапнул меня за губу, но я не намерен останавливаться, ведь сегодня я сделаю его своим. В таких ласках проходит ещё некоторое время, но я уже не могу. Освобождаю растянутую дырочку от своих пальцев, подвигаюсь ближе, мой член касается входа. Нил нетерпеливо ёрзает, подстегивая на решительные действия, а его коленки сильнее сжимают мои бока.

- Даааа… - мне окончательно снесло крышу и я уже не контролирую себя.

Засаживаю плоть сразу и глубоко – ах, какое облегчение, горячо, узко – супер… Нил в момент моего несдержанного проникновения болезненно вскрикнул, но не отстранился. Мы замерли на несколько секунд, смотрим в глаза – я в его синие темные, он в мои светлые золотые. Он скрестил у меня на пояснице свои потрясающие ножки и теперь толкает меня в себя, пятками упираясь мне в ягодицы.

- Двигайсяяяяя…. – еле различимое.

Первые толчки неглубоки, неторопливы, а потом по нарастающей,- я всаживаю в него свою возбужденную плоть, а он стонет, рычит, впивается мне в плечи своими пальчиками. Я уже рву появившимися когтями простынь и матрац, на краю сознания отмечаю, что нужно покупать все новое. Толчки стали ещё сильнее, я на пределе… Я готов…Я…

- Аааааааааааа!.... – член пульсирует в теле моего любимого, но он всё еще возбужден.

Не выходя из него ласкаю изнывающий член, Нил подается за рукой, с мокрым шлепком выхожу и припадаю губами к чужому возбуждению. Ласкаю, ласкаю, ласкаю…

В мозгу лихорадочно бьется мысль, что нужно завершить ритуал, нужно пометить Нила, как своего связующего. Развожу шире ноги, вылизываю внутреннюю сторону бедра возле паха на правой ноге, и отросшими клыками впиваюсь в мышцы. Нил кричит и кончает, его семя попало мне на скулу и плечо, а я смакую вкус крови любимого.

Теперь мы пара… Навсегда вместе… Навсегда…

V

Нил
Неохотно открываю глаза, сонно осматриваюсь и натыкаюсь на довольное лицо с ехидной улыбкой. Я всё прекрасно помню и осознаю. Я люблю и любим… Я счастлив!

Весь день мы валяемся в постели, кормим друг друга с рук. Хи-хи…

Несколько раз звонил Кларк и агент моего волка, но у нас внеплановый выходной, они только и смогли, что поругать и обещали сделать втык, когда появимся.

Да, если нужно в туалет или ещё куда, Рассел таскает меня на руках, попка конечно же у меня побаливает, как и болезненный укус.

Мы с любимым нежимся в объятиях, рассказываем о себе друг другу: я о своей жизни, родителях, универе, друзьях, работе, дяде и тому подобное; Рассел о своей семье, оборотнях, связующих. Теперь понятно, что это такое между нами. Два одиночества нашли друг друга.

А вечером он мне заявил, что на выходных мы едем к его родителям знакомиться, плюс там будут еще братья и невестки, по традициям меня должны принять в род. Я и не против, ведь со мной самый желанный, самый любимый чел… не человек на свете.

Мой Рассел… Мой волк… Мой зубастик…