• Название:

    Похититель жениха или история с happy end


  • Размер: 0.08 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Похититель жениха или история с "happy end"

http://ficbook.net/readfic/382875 

Автор: Rindon (http://ficbook.net/authors/133640)
Фэндом: Ориджиналы 
Рейтинг: NC-17 
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Повседневность, POV
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Секс с использованием посторонних предметов 
Размер: Миди, 48 страниц 
Кол-во частей: 23 
Статус: закончен 

Описание:
Что делать, если любимая девушка вдруг прислала приглашение на свою свадьбу с другим? А ведь еще недавно клялась тебе в вечной любви. Правильно - мстить.
А лучшая месть - это расстроить свадьбу. Но как?
А почему бы не попробовать увести жениха? В конце концов это же весело. 

Публикация на других ресурсах:
Категорически нельзя 

Примечания автора:
Крис(1)http://cs11104.userapi.com/u167946811/-6/x_6fc61057.jpg (Эта картинка мне нравится больше, чем фотография и куда ближе к моему представлению Гейба)
Крис(2)http://boombate.com/files/image/deal/1231/deal_main/113fe17a80159ba880673f321c18868d.jpeg
Саша http://www.allfons.ru/pic/201112/1280x800/allfons.ru-347.jpg

Пролог. Земля перевернулась

POV Саша
Утро в Англии выдалось как всегда пасмурным и прохладным. Туманный Альбион всегда утопал в серой дымке по утрам, по крайней мере, именно это приходило мне в голову, когда я думал об Англии. И именно там сейчас училась Олеся.
Но в принципе сейчас не об этом. Главное то, что я держу очередное письмо от своей любимой девушки в руке, которое было положено сегодня утром в мой почтовый ящик. 
Это письмо всколыхнуло во мне множество воспоминаний. Я всегда ждал очередное послание Олеси и с трепетом и каким-то благоговением вскрывал очередной конверт. 
Пройдя на кухню, я налил себе чашку кофе и поставил на стол свежие блинчики. Собственно, эти блинчики дело рук Роберта, моего соседа, с которым мы вместе снимаем эту квартиру, и который сейчас продолжает хлопотать на кухне, что-то готовя, и, при этом, напевая какую-то песню Мадонны, которую он просто обожает.
- Новое письмо от девушки?
Я посмотрел на Роба. Он же внимательно посмотрел на меня и кивнул в сторону письма.
- Да, - я расплылся в широкой улыбке, - только она мне шлет письма.
- Хм, просто я подумал, что, может, это письмо от нотариуса, в котором сказано, что «Вы стали наследником всего состояния какого-нибудь графа», - он голосом почему-то сымитировал дворецкого.
Я только рассмеялся.
- Нет, так круто моя жизнь никогда не измениться.
Роб только кивнул и опять отвернулся к плите. Он продолжил делать свое любимое занятие, а я решил, наконец, вскрыть конверт.
Когда через минуту чашка с кофе, которую я держал в руке, полетела на пол, а кухню огласил отборный русский мат, я понял, что погорячился. Жизнь может круто измениться, причем в одно мгновение.

Глава 1. Я разрушу твои планы

POV Саша
Две недели. Именно столько прошло с момента получения того письма. 
Сейчас я стоял на углу дома и смотрел на небольшую компанию, которая веселилась через дорогу.
Олеся.
Так и хотелось придушить эту изменницу. А ведь в предпоследнем письме сама клялась, что любит и скучает. А сейчас…
Я окинул взглядом небольшую компанию, которая продолжала веселиться и не подозревала о моем присутствии. Пять девушек и три парня говорили о чем-то своем. Подъехавшее такси меня отрезвило. Не хотелось попасть впросак и потерять их из виду.
Девушки сели в такси, а парни зашли в дом. Я же кинулся к машине, которая стояла в пяти метрах от меня. Это был Лэнд Ровер, на котором я мечтал всегда проехать. А тут даже сам рулю.
Собственно сейчас мне было не до ностальгии и воспоминаний. Я завел авто и поехал за отъехавшим такси. Мне повезло, улицы были почти пусты и я не потерял из виду кеб. Мы минут десять ехали по тихим улицам Лондона, пока кеб не остановился у одного из ночных клубов города. Девушки вышли из такси и зашли в это заведение. 
Я же поставил машину в ста метрах от клуба и вылез из джипа. Прохладный воздух овеял мое разгоряченное лицо. Глубоко вздохнув, я постарался унять бешеный ритм своего сердца.
Не медля ни минуты, я пошел в клуб. На входе стояло два парня лет двадцати пяти. Они смотрели за мной уже несколько минут, после того, как я вышел из машины. И сейчас осматривали меня на наличие лишнего в одежде. Я лишь скептически поднял бровь и шагнул в двери клуба. Меня поразило то, что на улице не было очереди. У нас в России она бы тянулась от дверей клуба на километр. А здесь…
Я только удивленно покачал головой и прошел внутрь. Внутри было не так уж и многолюдно. Может, сказывается то, что сегодня была среда, и многие просто решили отсидеться дома.
Я прошел за барную стойку и заказал виски. Всегда мечтал его попробовать. Бармен подал мне стакан с коричневатой жидкость и несколькими кубиками льда. Расценки я приблизительно знал, поэтому кинул на стол купюру, покрывающую стоимость виски и прошелся взглядом по людям в клубе, выискивая Олесю.
Взгляд недолго скользил по чужим лицам и наконец наткнулся на группу из восьми девушек у стены, вдоль которой располагались столики с мягкими диванами. Я медленно двинулся в их сторону. Девушки меня даже не заметили.
Когда через минуту я оказался у соседнего столика и сел спиной к девушкам, мой слух услышал интересный для меня разговор.
- А парни сейчас мальчишник устроили.
Послышался смех.
- Марин, ты прям обижена. У нас ведь девичник, а ты киснешь.
Опять послышался смех.
- А, кстати, Олесь, в каком они клубе?
- Да не знаю я. Слышала, что это какой-то гей-клуб. Вроде им владеет один из друзей Криса.
Все немного помолчали.
- А вспомнила! Это то ли «Белая лилия», то ли «Белый нарцисс».
«Красный нарцисс». Я сразу вспомнил название этого клуба. Роб мне часто о нем говорил. Он сам туда постоянно ездил, когда приезжал в Англию.
- Нет, не слышала о таком.
- Я тоже. Но ведь это не главное. А главное то, что скоро у тебя свадьба, а мы не отметили последние дни твоей свободы!
Опять послышался смех.
Я же поставил пустой стакан на стол и пошел к выходу. То что мне нужно, я узнал. И сейчас я поеду в «Красный нарцисс» и сделаю то чего никогда не делал.
Я буду рушить планы Олеси.

Глава 2. У меня есть план

Я сидел в машине и смотрел на вывеску одного из самых странных клубов Лондона. Странный клуб…
Роб мне всегда любил о нем рассказывать. Это вообще довольно странно.
Тьфу ты, совсем запутался.
В общем, «Красный нарцисс» - это гей-клуб, в котором отдыхали мужчины и только мужчины. Женщины сюда не допускались вообще. Даже персонал составляли только мужчины. Владельцем клуба был Стивен Родисон, но все его называли Сильвио. Я даже не знаю почему. Роб с ним никогда не сталкивался в живую, но часто о нем слышал. 
Сильвио было двадцать пять, это был сын какого-то барона, причем очень богатого барона. Но их семья предпочитала не светиться в газетах и других подобных СМИ. Сам Сильвио был младшим ребенком из четырех детей и третьим сыном в семье, которого все считали белой вороной. Оно и понятно, Сильвио никогда не скрывал своей ориентации. Он был геем до мозга костей и понял это еще в подростковом возрасте.
Крис был лучшим другом Сильвио. Его полное имя Кристиан Габриель Доринтай, он был сыном одного крупного промышленника Англии и США. Его отец владел крупной строительной фирмой с двумя филиалами в США и в придачу имел около пяти заводов по производству стройматериалов. Я толком не стал изучать эту информацию. Она была несколько лишней. 
Все что мне нужно было знать, это то, что этому Крису двадцать два года, он второй сын. Его старший брат Эндрю уже женат и имеет двух детей. Обе девочки. Их имена я не запомнил. Правда, знаю, что Крис появился довольно поздно. Его матери уже было тридцать восемь, когда он родился. Поговаривают, что они с Эндрю похожи как близнецы, только возраст старшего сказывается на его внешности. Я так понял, что их даже иногда могли путать незнакомые люди.
Хм, Эндрю Доринтай. Ему было уже тридцать девять. Это был уважаемый всеми человек, который вел дела отца и не заботился о своем младшем брате. «Ходят слухи, что его он даже ненавидит». И почему я вспомнил эту фразу Роба. Она меня тогда удивила. Что-то неприятно кольнуло в груди, когда я это услышал.
Я встряхнулся. Некогда раскисать. 
Мобильный заиграл веселую мелодию, которая сейчас мне почему-то действовала на нервы.
- Да, - я сказал это куда резче, чем хотел бы. 
- Эй, я еще ничего не сказал, - голос Роба был веселым. Это меня немного покоробило. Он ведь был моим другом, а я на него почему-то начал злиться.
- Ты что-то хотел?
- Да, хотел узнать, где ты? 
- Я… - и тут в моей голове появилась мысль. – Слушай, у меня идея. Крис сейчас в клубе «Красный нарцисс». Ты бы не мог приехать, у меня появился план.
- Хм, план… «Красный нарцисс» говоришь? – повисло минутное молчание. – Я вот все никак понять не могу, что он там делает?
- Как что? Отмечает мальчишник, - а сарказма-то…
- И у тебя есть какой-то план?
- Да.
Я был собой доволен. Это был лучший план из придуманных мной за последние две недели.
- Хорошо, я буду минут через двадцать… Ты только, надеюсь, глупостей делать не собираешься? 
- Обижаешь? Когда это я их делал? 
Роб только вздохнул. 
- Ладно, жди. Скоро буду. 
И отключился.
А я стал смотреть на двери клуба и ждать. Не скажу, что мой план был гениален. Но я решил подпортить планы Олеси и я это сделаю.
«Красный нарцисс». Веселое название, ничего не скажешь.

Глава 3. Клуб «Красный нарцисс»

Роб приехал к клубу уже через двадцать две минуты. Я засекал. Он сел в машину и выслушал мой план. Сказать, что он ему не понравился, значит ничего не сказать. Роб был просто в ужасе. Он пытался меня отговорить от этой затеи. Но я не поддавался на его уговоры. Мне было не до этого.
Мы с Робом вошли в клуб. Охранники поприветствовали Роба как одного из важных гостей, что было в принципе понятно. Ведь Роб в свои двадцать семь владел крупной ювелирной фирмой. Да и семья его была уважаемая многими сильными мира сего.
Вы наверно тогда удивляетесь, почему мы снимаем квартиру. Да все очень просто. Тот город, в котором я живу не является важным как для бизнеса, так и для личной жизни Роба. Большую часть времени он проводит в Лондоне или Москве. А ко мне наведывается в гости по старой дружбе еще с института.
А квартиру на самом деле снимаю я, кстати, на деньги, которые мне платит Роб за эскизы ювелирных украшений. Я ведь дизайнер. И люблю рисовать различные украшения. Это у меня своего рода бзик, хобби. А мои эскизы славятся у многих мастеров, ведь украшения по этим эскизам стоят дорого, но раскупаются мгновенно.
Что-то я отошел от темы.
Сейчас мы с Робом были внутри клуба. Здесь оказалось очень людно. Я немного поежился от такого количества жадных взглядов, которые скользили по моему телу. Возникало ощущение, что все меня раздевают глазами. Причем все одновременно.
Роб провел меня к барной стойке, где мы заказали по виски. За стойкой стоял милый парень на вид лет двадцати с длинными белыми (именно белыми) волосами, яркими глазами (цвет трудно определить), но они точно светлые и черно-белой форме. Парень был невысокого роста, что добавляло ему еще больше… аааа, не знаю. В общем, он был довольно милым. 
С Робом он поздоровался и перевел свой взгляд на меня. Осмотрел доступную ему часть моего тела и просто расплылся в улыбке на все свои тридцать два.
М-да, уже нравлюсь парням. Офигеть. Не скажу, что это меня напрягало и отталкивало (я не был гомофобом, раз дружу с геем), но как-то настораживало.
Роб представил меня парню, как Алекса, а в ответ услышал «Джул». Я только кивнул и стал осматривать клуб, пока Роб выведывал у этого Джула, где может быть Крис.
Клуб был большим. На потолке висели различные лампы и несколько зеркальных шаров, причем довольно больших шаров. Барная стойка располагалась у противоположной стены от дверей клуба. Она тянулась почти на всю стену. И обслуживало клиентов два бармена. Второго я рассмотрел плохо. Это был парень с короткими, похоже, рыжими волосами, в такой же, что и у Джула, форме, но явно выше его. Правда, не могу сказать насколько, но из-за барной стойки он был виден почти по пояс. А вот Джул (мой взгляд переместился на парня, а он, заметив это, опять мне улыбнулся) только по грудь.
Я перевел взгляд от парня на танцпол. Он занимал большую часть первого этажа, но был явно ограничен какой-то полу стенкой, чтобы не мешать другим гостям клуба. Слева от меня находился мостик, на котором расположился ди-джей. Он стоял с наушниками в одной руке и что-то тыкал, дергал и крутил другой. Я плохо разбираюсь в работе ди-джея, поэтому не стал заморачиваться по этому поводу.
Справа от меня было расположено место отдыха. Там находилось около пяти столов со стульями и несколько мягких уголков. Везде сидели люди. 
В общем, клуб, как я чувствовал, не произвел на меня никакого впечатления. Хотя, должен заметить, я вообще еще в клубах не бывал. А тут сразу в двух. «Хех, побывали», напел мне мой внутренний голосок. Я только усмехнулся.
Роб дернул меня за руку и показал головой в сторону второго этажа. Из-за музыки было сложно что-то расслышать, приходилось кричать, но наш план не должен был быть услышан другими. Поэтому мы сразу условились показывать все жестами. Я кивнул Робу, и мы пошли на второй этаж. Он располагался над зоной отдыха первого этажа. Лестница шла от барной стойки и уходила вглубь стены. 
Когда мы поднялись на второй этаж, я увидел сначала пять дверей, пройдя чуть-чуть по коридору, мы свернули влево. Мне предстала довольно забавная картина. Весь второй этаж был уставлен диванами и креслами. Здесь также было много столов. В общей сложности я насчитал десять мягких зон. Музыка была здесь не такой громкой, и иногда можно было услышать обрывки фраз и чьи-то разговоры.
Роб осмотрел этаж и покачал головой. Ясно, компании Криса здесь не было. Я кивнул в сторону дверей, а Роб призадумался. Войти просто так в дверь могло быть чревато последствиями. Но выбора особо не было. Мы должны были найти Криса и, наконец, выполнить основную часть моего плана.
Роб прошел к одной из дверей и открыл ее. Там было слышно какую-то музыку, но Роб закрыл дверь и пошел к следующей. Он открывал все двери по очереди, пока не дошел до последней. Когда он ее открыл я также услышал какую-то музыку. Потом Роб зашел внутрь, а я пошел за ним. Нам предстала интересная картина.
Крис, а это был он (у меня есть фотография) сидел один в комнате. Точнее полулежал на одном из трех диванов. Посреди комнаты стоял стол, на котором я насчитал пять пустых бутылок и еще три в разной степени опустения. И… все. Даже закуски не было. Ах да, еще было шесть стаканов, тоже в разной степени наполненности от пустых до почти пустых.
- Нужно пользоваться моментом.
Роб только вздохнул и вышел, чтобы если что, меня предупредить. Я подошел к Крису. Парень открыл красные глаза и посмотрел на меня. На его щеках я увидел дорожки от слез. Что-то опять кольнуло в груди.
Жалость. Мне было его действительно жалко, но голос напомнил об Олесе и жалость как рукой сняло.
Я подхватил парня на руки (спасибо маме с папой за то, что заставили заниматься боксом и плаванием) и пошел с ним к двери. Крис обхватил мою шею и уткнулся мне головой в ключицу.
Я вышел из открытой двери и прошел к лестнице. Роб шел за нами. Потом мы спустились на первый этаж и без сопротивления друзей Криса (которых я, кстати, так и не увидел) вышли на улицу. Охранники только кинули на нас взгляд и стали дальше осматривать парочку парней. 
Роб помог мне усадить Криса в машину. А сам решил вернуться в клуб. 
- Ты только потом не пожалей.
Я усмехнулся и стал смотреть как друг идет в сторону клуба. Постояв пару минут на улице и подышав свежим воздухом, я сел в машину.

Глава 4. Вот и познакомились

Машина плавно тронулась с места и мы поехали на мою квартиру. Да, именно на мою квартиру, которую я купил пару месяцев назад за свои кровные деньги и обставил ее тоже сам.
- Ты ведь Саша? – он почему-то заговорил со мной на русском. Причем хорошем русском с легким акцентом.
- Да.
- Хм, я так и знал, что ты приедешь. Олеся часто о тебе рассказывала Эдуарду.
Я не понял причем здесь его брат.
- Я понял сразу, что ты так просто это все не оставишь. – Его язык уже заплетался. – Ты ведь ее любишь… а она любит деньги. – Голос к концу стал совсем тихим.
Меня от его слов почему-то только передернуло. Я кинул на него злой взгляд и снова посмотрел на дорогу. 
Парень уснул. Даже той секунды мне хватило, чтобы понять, что он еще совсем мальчишка. И что не все в жизни у него так хорошо, как могло бы показаться.
Через полчаса мы подъехали к моему дому. Это была двухэтажная квартира с тремя спальнями на втором этаже и кухней со столовой, гостиной и кабинетом на первом. Ничем не примечательное здание среди таких же девяти зданий, которые были прижаты друг к другу. Это был один из самых тихих, но не самых богатых районов, что мне очень нравилось. Тишина и покой.
Я вытащил парня из машины и понес к входу. Пришлось подняться по трем ступенькам, я поставил Криса на ноги и стал открывать ключом дверь. Быстро с этим справившись, я взял на руки Криса и понес его на второй этаж в одну из гостевых спален, не забыв снять обувь. Не люблю ходить дома в обуви. 
В спальне я уложил Криса на кровать и стал снимать с него ботинки. Парень пошевелился и открыл глаза. Он затуманенным взором посмотрел на меня. Мы так простояли (точнее я простоял, а он пролежал) минуты две. А потом он… заплакал. 
Я в растерянности смотрел на парня. Что это с ним. Чего он ревет. Я же ничего такого не делал, чтобы он заревел. Он минуты две плакал, а я думал, что его могло огорчить. Я же всего лишь хотел попросить одну из знакомых Роберта помочь снять мне компрометирующие снимки с участием Криса, а тут такое. Ей богу, ревет так будто его насиловать собираются. Но этот плач… 
Я не любил слышать, когда плакали женщины, мне казалось, что они лицемерят. А как плачут мужчины вижу впервые. И вместо раздражения и злости, я почему-то испытал растерянность. Я не знал, что мне надо сделать, чтобы он успокоился. 
Я сел на кровать и положил руку ему на плечо.
- Эй, ты сколько выпил?
Парень немного напрягся от моих слов и действий. Он повернулся ко мне, по его лицу продолжали течь слезы, но рыданий не было слышно. Парень закусил губу до крови. И это стало последней каплей. 
Я протянул к нему руки и прижал его к себе. Парень уткнулся мне в грудь лицом, а руками вцепился в рубашку. Он опять зарыдал, но как-то тише. Мы просидели так минут пять. Я укачивал парня и шептал ему какие-то милые глупости на ушко. Никогда не замечал за собой сострадания к другим. Даже Роб называл меня бесчувственным гризли.
- Двеее буууу… тыыыл… кииии
А? Сколько? Две бутылки?..
Я был в ступоре. И он не охмелел и его не стошнило. М-да, дела.
А потом… 
- Вот мы и познакомились.
Я посмотрел на его заплаканное красное лицо с прокушенной губой, из которой по-прежнему шла кровь.
- Да, вот и познакомились.

Глава 5. Это все она

Крис смотрел на меня красными от слез глазами. В его взгляде было столько боли и отчаяния, что я удивился. Ощущение, что он не счастлив меня разозлило. Я хотел, чтобы он смеялся, а не плак…
Что? Твою мать, что я несу.
Я оторвал от себя парня и встал с кровати. Взлохматил свои коричневые волосы, я прошел к окну я стал смотреть в темноту. Окна выходили на улицу, где стояла машина Роба. 
- Это все она.
Я повернулся к парню. 
Кто она? Олеся? И что значит «это все»?
Я вскинул бровь. Но смотреть на парня у меня не было сил. Поэтому я опять посмотрел в окно.
- Это все она, - повторил он. Голос его был тихим. Не думаю, что он понимает что говорит. Просто алкоголь развязал ему язык и мысли. – Это она виновата, что я должен жениться на ней.
А вот от этих слов я напрягся. Я не мог понять свои чувства. С одной стороны я не верил парню, а с другой не мог не поверить. Какое-то противоречивое ощущение. 
Я знал Олесю уже три года. Мы с ней были просто неразлучны. И она никогда не интересовалась деньгами. Я просто не мог в это поверить. И не мог поверить в то, что она могла решиться на такой поступок: силой женить на себе парня. Мы ведь с ней собирались сыграть свадьбу, после того как она отучиться два года в Англии. А оно вон как… 
- Она встречалось с Эдуардом, спала с ним и ее не волновало, что у него есть жена и дети. А я… а я стал решением всех их проблем. Ей не важно, что я не брат, что у меня не так много денег, как у него. Ей важно, что она войдет в нашу семью и получит нужное ей количество от Эдуарда. Ведь он так боится, что все узнает Джудит.
Я слушал его и не мог поверить. Он говорил, что моя Олеся была меркантильной особой, которая ради денег забеременела и решила войти в одну из богатейших семей Англии. 
- Конечно, кто я… Я всего лишь жалкий братец, который ничего не умеет и ничего не стоит.
Я с ужасом смотрел на парня. У него опять из глаз лились слезы, а рот все никак не закрывался. Он продолжал рассказывать о себе, своем детстве и друзьях, которых никогда и не было. И о Сильвио, который стал его единственным другом, потому что понимал его, потому что был такой же белой вороной как и он, Крис.
Я услышал еще многое из его детства, юности и настоящего. Но главное меня добила его последняя фраза:
- Конечно, кто я… я всего лишь гей, которого в семье ненавидят и презирают за это. За то, что он посмел опозорить свою семью этим… А Олеся и рада. Не надо будет спать со своим мужем, у которого «на нее не встанет», - он рассмеялся жутким смехом. – Именно это она и сказала, когда я подслушал их с братом разговор. 
И он опять зарыдал. А я смотрел на этого сломленного парня и не знал, что сделать. Но знал одно: Олеся не станет его женой никогда.
Парень уснул через пять минут со слезами на глазах и мокрыми дорожками на щеках. А я выключив свет, прошел к себе в комнату и стал смотреть через окно на темный сад за окном. Окна моей комнаты выходили на задний двор и я часто смотрел туда в последние дни, чтобы успокоиться. Но сейчас я переваривал в голове услышанное, чтобы понять, что делать дальше. Я просто не мог оставить все как есть. Совсем не мог. 
И у меня опять зародился план.
- Алло, Роб.
- Да, - друг был немного навеселе, а в трубку был слышен какой-то мужской голос.
- Когда ближайший самолет на Москву.
Друг помолчал.
- Через три часа.
- Мне нужно два билета и адрес Криса.
- Что ты удумал?
- Съездить на родину и показать столицу моему другу.
- Другу? – наступило молчание. – Ну-ну… Хорошо, я все сделаю. Только адрес тебе зачем.
- Взять документы и собрать кое-какие вещи.
- Хорошо, жди.
И отключился. А я довольно потер руки.

Глава 6. Столица моей Родины

Квартира Роба встретила меня тишиной. Она располагалась в самом центре столицы в новостройке. Это была большая четырехкомнатная квартира, с гостиной, столовой, кухней, большим кабинетом и двумя ванными. В общем и целом – хоромы. Я часто здесь бывал последние несколько месяцев. Роб ведь купил ее пять месяцев назад, когда продал трешку родителей и переехал сюда. Или почти переехал (он просто больше любил свою трехкомнатную квартиру в Лондоне, которая, кстати, по размерам была немного больше этой).
Крис проспал все то время, что я собирал его вещи и документы, перевозил из Лондона в Москву и даже когда мы ехали сюда по московским пробкам. Он был довольно милым и…
Я чертыхнулся. Блин, да что со мной. Этот парень странно на меня действует. 
Я прошел в одну из гостевых комнат и положил Криса на постель. Парень до сих пор спал. Хотя это было и не удивительно, он ведь выпил две бутылки коньяка. Но как, я до сих пор не смог понять. От такого количества спиртного не привыкший организм начинает бунтовать, а этому хоть бы хны.
Я оставил парня и пошел в комнату, которую обычно занимал, когда гостил у Роба. Она находилась в другом конце коридора. Комната встретила меня привычной тишиной и запахом ванили. 
Я прошел в ванную, которая соединяла мою спальню и спальню Роба. Другая ванная соединяла между собой две гостевые комнаты. Ванна была большой. В ней умещались душевая, унитаз, две раковины и джакузи на 4 человека. При таком количестве сантехники, здесь еще осталось место для шкафа и маневров. 
Я прошел в душ. Стоя под струями горячей воды, я пытался понять, что я чувствую. На протяжении всего полета, а он длился почти 5 часов, я так и не смог это определить. С одной стороны я был зол. Но вот на кого, я не мог понять: на себя или Олесю. Но то что не на Криса, это я понял сразу, как услышал его сбивчивый рассказ. А с другой… это было похоже на радость. Но почему, я не знал. Я не знал, чему я радовался. Ведь от меня ушла невеста и любимая девушка. К тому же, если слова Криса правда, то она мне изменяла с его братом и даже забеременела от него, чтобы заполучить деньги. 
Я тряхнул головой. Вода немного взбодрила меня, но я чувствовал, что очень устал. Мне необходим был отдых. Выйдя из душа, я вытерся большим махровым полотенцем и прошел в спальню. Отыскав в гардеробе штаны, я прошел к окну. Задернув шторы, я со спокойной совестью улегся на кровать, которая встретила меня мягкостью и привычным уютом. Прохладные простыни немного охладили мое нагретое от воды тело. 
Последняя мысль была о приятных снах и я отключился.
Разбудило меня легкое касание к моим губам. Я открыл глаза и…
- Ааа, ты что делаешь?
Крис стоял надо мной и пристально смотрел.
- Целую.
Бля, что за чудо. Он что решил, что я гей. Ну не парень, обломись. Толкнув его в грудь, я сел. 
- Так, слушай сюда. Ни целовать, ни обнимать, ни еще что-то, что относиться к соблазнению в мою сторону не предпринимать. Понял?
Парень кивнул. Во время моей речи он смотрел на свои руки, которые его ой как заинтересовали.
Так мы просидели-простояли минуты три. А потом…
- Слушай, а мы где?
Ха, а вот это уже нужный вопрос.
- В столице моей Родины.
Ради того, чтобы увидеть такое лицо Криса, я готов еще раз устроить ему сюрприз. Его аж перекосило.
- Где? – голос был хрипло-тихим.
Я хмыкнул.
- В Москве.

Глава 7. Что ты хочешь для себя?

- Как в Москве? Почему?..
Парень нервно мерил комнату шагами. Это было довольно забавно, если бы так не раздражало. Но я с какой-то мазохистской наклонностью следил за ним. Минуты две парень метался из угла в угол, матерясь на всех доступных ему языках (я успел насчитать четыре), говорил что-то о том, что у него свадьба и Эндрю его не простит, если его там не будет и еще что-то в этом же духе. Но мне надоело его слушать и я решил узнать кое-что прямо сейчас.
- Сядь!
Парень дернулся и остановился. Он посмотрел на меня с испугом. 
- Я говорю, сядь, - уже более тихо и спокойно.
Крис сел на кресло, которое стояло у окна и стал в него смотреть. Кроме задернутых штор он ничего не мог видеть, но мне было все равно. Главное, что он не мельтешил перед глазами. 
Я поднялся с постели и включил свет. Было уже темно и я только сейчас обратил на это внимание. 
Подойдя к парню, я присел на корточки перед ним. Он старался на меня не смотреть. Его взгляд блуждал по стенам и потолку, перемещался на шторы и вновь возвращался к стенам. 
- Скажи, - я решил начать интересующих меня вопросов. – Ты так хочешь жениться на Олесе, которая к тому же беременна от твоего брата?
Парень покачал головой.
- Хорошо. Может ты ее любишь?
Опять отрицательный кивок.
- Тогда ты считаешь, что обязан это сделать?
Крис посмотрел на меня. В его глазах было столько грусти и отчаяния, что мое сердце сжалось.
- Да, - так тихо и… безжизненно. Именно безжизненно. Я никогда не встречал людей, которые бы в 22 были опустошенными.
- Почему? – я боялся услышать его ответ, но в тоже время очень этого хотел.
- Я белая ворона.
- И что? – я не понимал его логики.
- Я должен что-то сделать для семьи. Что-то, что заставит их мной гордиться.
- И ты считаешь, что если женишься на Олесе, покрывая грешки брата, то тебя будут любить и уважать?
Парень задумался. Молчание длилось несколько минут. 
- Да, наверно.
- Вот именно, что наверно. – Я встал на ноги и стал ходить по комнате. Судьба этого паренька стала для меня очень важной. – Но я на все 100 или даже 200 уверен, что им будет все равно. Твой брат будет рад, что скрыл свой грех перед женой. – Я посмотрел на Криса, который следил за мной. – Скажи, вы ведь сказали, что она беременна от тебя, не так ли?
Крис только кивнул. В его глазах появились слезы.
- А следовательно, если вся семья знала что ты гей… - я выжидающе на него посмотрел. Он опять кивнул. – Они наверно очень удивились, что ты проявил интерес к женщине. 
Крис опять кивнул.
- Да я даже могу сказать, что скорее всего все, кроме жены, а может даже и она знают, что ребенок Эндрю. Ну ты пойми, что не может урожденный гей проявить интерес к женщине. Вообще не может.
Крис опустил голову. Но я заметил, что он опять закусил губу до крови. Я подошел к нему и погладил его по голове. Его слегка длинные волосы были мягкими и гладкими, как шелк.
- Ответь мне, - парень посмотрел на меня. По его щекам текли слезы, а из ранки на губе шла кровь, - что ты хочешь для себя?
Парень молча рассматривал меня. Он перестал кусать губу и облизывал ее, пытаясь собрать выступающую кровь. Его ответ меня вогнал в ступор и тихий ужас:
- Тебя…
М-да, попал…

Глава 8. Я же натурал – Ну и что?

Ха, вы попадали когда-нибудь в ситуацию, когда не знаете, что сказать и что сделать, чтобы как-то изменить эту ситуацию, причем изменить в свою пользу. Нет или да? Не важно. 
А вот я попал. Я смотрел на парня и не знал, что мне делать. Он меня зажал в углу своим ответом, а я пытался что-то придумать и не знал что.
- Ммм… понимаешь Крис, - я, кстати, впервые назвал его по имени. – Я натурал.
- Ну и что?
Я с удивлением и ужасом смотрел на него. Это что сейчас было… это, типо, ему все равно и он меня заполучит…
М-да, ситуация оказалась еще хуже, чем я предвидел.
Я отошел от парня и направился к двери. Открыв ее, я жестом попросил Криса уйти. Парень с минуту смотрел на меня, потом поднялся и направился к выходу. Когда он поравнялся со мной, я услышал его тихий голос:
- Но я все же попробую. Вдруг у меня что-то получиться.
И вышел. Я захлопнул за ним дверь и выключил свет. Я не стал ложиться в кровать. Вместо этого подошел к окну и открыл шторы. На улице во всю хозяйничала ночь. Звезды и луна весело светили с небосвода и подмигивали мне неярким светом. Я стал осматривать ближайшую улицу, просто потому, что больше ничего из окна не было видно. Квартира Роба располагалась на 4 этаже, а сам дом был шестиэтажным. И увидеть что-то больше, чем улицу можно было разве что с крыши.
Я стоял и тупо созерцал улицу, пытаясь привести мысли и чувства в порядок. Но они никак не хотели собираться в кучку. Мои метания прервал какой-то грохот. Я метнулся к двери и выскочил в коридор. На кухне горел свет, а с самого помещения раздавался отборный русский мат, причем его явно выкрикивал Крис. 
Я зашел на кухню и мне предстала забавная картина. Крис прыгал на одной ноге, прижав вторую к себе и потирая ушибленную стопу. На полу валялось несколько кастрюль и табурет, который скорее всего и упал ему на ногу. Это было довольно смешно и я улыбнулся. Растрепанный Крис, со следами слез на щеках, прокушенной губой и ушибленной ногой был впечатляющим зрелищем для зрителя, который захотел посмотреть на клоуна. Но мне было не особе весело. Я видел, что парень зажмурил глаза, чтобы опять не заплакать. Это было трогательно и в то же время, мне стало больно за него. Похоже парень начинает мне нравиться все больше и больше. 
Крис успокоился. Он встал на ноге и с зажмуренными глазами стал опускать вторую ногу на пол. Лучше бы он их открыл так как…
Очередной грохот и протяжный стон затопили кухню. Но до этого я как в замедленной съемке смотрел, как Крис ставит ногу на одну из кастрюль, лежащую на боку и делает шаг, точнее пытается сделать, но кастрюля вылетает из-под его ноги и летит в ближайшую стену, а Крис мордой в салат или, точнее, мордой в пол. Ну и, конечно, его стон. 
Крис продолжает лежать на полу. Из его разбитого носа течет кровь, а сам парень продолжает стонать. 
Я подхожу и сажусь перед ним на корточки.
- Ну, что, акробат. Решил показать мне фокусы и этим привлечь мое внимание?
Крис поднял лицо с пола и посмотрел на меня заплаканными глазами.
- Нееет, яяяя… проооосто… неуклююююжиии… ййй… 
Хахаха, это было уже не весело. Я боялся, что будет дальше. Если он умудрился на такой большой кухне грохнуться, то что будет потом.
Я вздохнул. 
- Ладно, поднимайся.
Я помог ему встать и усадить на ближайший еще пока стоящий стул. Крис зажал нос рукой, а я стал убирать кастрюли на столы, а стул поставил на место. Потом взял полотенце и намочил его в холодной воде, отдал Крису.
- Держи и не отпускай. 
Парень кивнул и немного задрав голову, следил за моими действиями. 
Я помыл кастрюли и поставил их на место. Потом поставил чайник и достал две кружки.
- Домработницы здесь нет. Только уборщица. Она приходит два раза в неделю. Роб любит сам готовить, поэтому кухарку не найдешь.
Я посмотрел на Криса, который кивнул на мои слова.
- Ты готовить умеешь?
Он покачал головой, а я вздохнул. Не парень, а ходячая катастрофа.
- Хорошо, готовить буду я. Так… - я прошел к холодильнику. Роб договорился, чтобы его наполнили до нашего приезда. – Сейчас что-нибудь приготовлю.
Когда через час мы ели в полном молчании, я понял, что зверски хочу спать. Когда последняя ложка перекочевала в мой рот, я посмотрел на Криса.
- Посуду мыть умеешь?
Он кивнул. 
- Вот и хорошо. Тогда уберешь все здесь, а я пошел спать. Устал как собака. – Я двинулся на выход из комнаты - А ты, - я посмотрел на него, - мне не мешай. Понял?
Парень опять кивнул, а я с не очень приятным чувством, что что-то случиться пошел спать. 
Кровать встретила меня привычным теплом и я провалился в сон, стоило моей голове достичь подушки.

Глава 9. Утро добрым не бывает

Я проснулся от настойчивого звонка телефона. Мобильный разрывался на тумбочке рядом с кроватью. Солнце уже во всю светило в окно.
Бля, забыл задернуть шторы.
Взгляд на часы меня удивил. Стрелка медленно приближалась к одиннадцати. 
Что-то теплое и большое, но немного твердое прижималось к моей спине. Повернувшись, я глянул на…
- Твою мать, Крис! Какого черта ты здесь делаешь?!
Парень от моего крика проснулся и испугано смотрел на меня. Он хлопал глазами, но при этом не отодвинулся.
- Я… я…
Телефон снова зазвонил. Я даже не заметил, как он замолчал. Схватив трубку, я нажал на вызов.
- Да! 
- Ты чего орешь?
Олеся. 
Я, честно, удивился ее звонку. Мне даже стало интересно, чего это она мне звонит.
- Что тебе? - Я уже успокоился. 
Крис, почуяв эту перемену, обнял меня сбоку, закинув ногу и руку на меня. Я только зло глянул на парня, но не отодвинулся. Мне было тепло и уютно.
- Да, так, узнать, как дела?
- Зачем? Разве тебе это важно? Ты же замуж собралась.
Крис напрягся. А я начал гладить его по спине, успокаивая. Только сейчас я обратил внимание, что он был в одних боксерах.
- Ну, да, выхожу… Просто я хотела узнать, ты на свадьбе будешь?
- В качестве кого: подружки невесты или гостя? – Я добавил в голос как можно больше сарказма. – Ты же не думаешь, что бывший парень, которому ты клялась в вечной любви и за которого собиралась замуж, будет на ТВОЕЙ свадьбе. – Я постарался выделить слово «твоей» как можно больше, усилив сарказм в голосе.
На том конце провода повисла минутная тишина.
- Я просто подумала, что смогу тебе все объяснить…
- На свадьбе? Ты что, рехнулась? У тебя было две недели, что бы все мне объяснить, а вместо этого ты прислала мне письмо с каким-то слезливо-сопливым содержанием, в котором, кстати, не было ни одного слова «прости» и приглашение на эту самую свадьбу. Ты что, думаешь, что это письмо меня порадовало? Да ты просто надо мной издеваешься, - я начал злиться, а Крис стал успокаивающе гладить меня по груди. И это подействовало. – Послушай, Олесь, мы с тобой встречались три года. Потом ты восемь месяцев назад уехала в Англию учиться. Ты каждую неделю писала мне письма с признанием в любви и писала, как скучаешь. И вдруг приходит письмо с содержанием: «я влюбилась и выхожу за другого». И заметь, от предпоследнего письма до этого прошла всего неделя. Неужели ты за неделю успела влюбиться?
Олеся продолжала молчать, а я злиться. Крис же старался меня успокоить. Он гладил мою грудь и целовал меня в шею. И это помогало мне не сорваться. 
- Я не удивлюсь, если ты встречалась с ним все эти восемь месяцев, а меня держала как запасной аэродром. Он ведь наверняка богат? Или я не прав?
Олеся молчала еще минуту. Потом послышался ее вздох.
- Да, ты прав. Я встречалась с ним уже полгода. И тебе писала, потому что думала, что он на мне не женится. А ты… ну, был не совсем запасным аэродромом… я бы все равно не стала твоей женой. Ты слишком беден. А мне нужен богатый муж.
Я был в шоке. Нет, я был в глобальном шоке. Девушка, которую я любил, оказалась просто стервой и лгуньей. 
- Вот как? Ты, наверно, его к себе решила привязать ребенком?
Опять тишина. 
- Ну, чего молчишь?
- Ты прям экстрасенс. Да, я от него забеременела. 
- И что, он с радостью воспринял эту новость.
- Нет. Он был в ужасе.
- А что так? Оказался женатым?
Тишина стала просто оглушающей.
- Ты все знаешь?
- Да, знаю. Знаю, что ты спала с Эндрю, а выходишь за его брата. Знаю. Что тебе нужны только их деньги. И что ты только их и любишь. Только я одного понять не могу, зачем тебе я нужен на свадьбе?
Олеся молчала. Мне уже показалось, что нас разъединили, когда я услышал ее слова:
- Ты так ничего и не понял. – Голос был тихим и безжизненным. – Я люблю тебя. Но ты беден. Я думала, что выйду за Криса, потом с ним разведусь, получу приличную сумму и стану твоей женой. Но ты похоже не понял этого. Я хотела чтобы мы были богатыми.
- За счет других? И как я должен был понять твой план? Ты же мне ничего не говорила. Ты думала, что я обрадуюсь твоей свадьбе с другим?
Мы помолчали.
- Знаешь, не звони мне больше. Я не хочу тебя ни видеть, ни слышать. И еще, ты меня не любишь. Это только повод, чтобы отмазаться. Желаю удачи.
И отключился.
Крис привстал надо мной, а я смотрел на него и пытался переварить услышанное.
- Доброе утро, - он легко поцеловал меня в губы.
- Утро добрым не бывает.

Глава 10. В первый раз

Крис только ухмыльнулся на мои слова. Он продолжал нависать надо мной. А я смотрел в его зеленые глаза и думал, что я медленно схожу с ума. Ни с одной девушкой у меня не было так. Я ждал его следующего шага, хотя сам мог предпринять какие-то действия. Но я не хотел. Я выжидал, пытаясь понять, какую роль в нашем тандеме он мне может отвести.
Бля, о чем я думаю. Он же парень, а я вроде натурал. Я уже хотел оттолкнуть Криса, но не успел. Он нагнулся ко мне и поцеловал. Каким-то целомудренным поцелуем. А мне захотелось большего. 
Я обнял его и перевернул на спину, впившись в его губы яростным поцелуем. Мне захотелось забыться. Забыть, что я был с Олесей, забыть, что она меня предала и… И много чего еще забыть. А то, что я собираюсь сделать это с парнем, меня ни сколько не волновало. 
Крис был очень вкусным. Его губы были мягкими и жадными. Он с не меньшей яростью отвечал на мой поцелуй, а я исследовал его рот. Прошелся по щекам и нёбу, провел по зубам языком, а потом стал играть с его языком. 
Пирсинг. У него на языке была сережка-горошина. Это было непередаваемое ощущение. Я перекатывал его язык вместе с сережкой и тихо постанывал. Мне было все равно, мне было хорошо.
Оторвавшись от его губ, чтобы вздохнуть, я переместился на шею. Пройдя губами по бешено-бьющей жилке, я переместился на ключицу. Поцеловал, облизал, укусил и снова зализал.
Мои губы сами стали перемещаться на его грудь. Губы нашли горошину соска и обхватили его. Я поиграл с его соском языком и втянул его в рот. Все это время мой слух услаждали его стоны, которые с каждым моим движением становились все громче.
Одной рукой я нашел второй его сосок и стал им поигрывать, в то время как вторая рука потянулась к его боксерам. Я стал их стягивать выпуская на свободу его член. Когда тряпка отлетала в сторону, я остановился. Никогда не трогал чужой член, а тут…
Я сглотнул и дотронулся до головки. Послышался тихий стон. Я понимал, что он мужчина и знал, как доставить ему удовольствие, но… он же мужчина, а я с ними никогда не спал.
Нет, как-то я пообщался с Робом на эту тему (как с мужчиной в постели), но практиковать вроде не собирался. А тут… пора приступать к практике.
Собравшись с мыслями, я их откинул прочь и стал действовать. Я обхватил член Криса рукой и стал его поглаживать. А парень аж выгнулся. Ммм, так сладко стонет. Когда Крис потянулся к моим губам и поцеловал, я плюнул на все мысли, потому что они помахали мне ручкой и стал действовать как животное. 
Я целовал парня жадно, напористо. А он в ответ старался не отставать. Когда воздух в легких закончился, я оторвался от его манящих губ. Разведя руками его колени, я уместился между его ног. Проведя по его бедрам руками, я наклонился над Крисом и стал целовать его живот, потом переместился к одному бедру и прошелся по нему языком. Крис пытался дергаться, вырваться, но я не давал. Прижимая его бедра руками, я изучал его тело ртом и языком.
Я исследовал все доступные мне места, а потом решил перейти на спину. Перевернув парня, я поставил его на колени, придерживая одной рукой за талию, а другой за шею, чтобы он не поднимал голову с постели. 
Начал я свое изучение с лопаток. Облизав, перецеловав и покусав каждую из них, я стал двигаться вдоль позвоночника вниз. Дойдя до копчика, я начал играть языком с ним. Я обводил его, вылизывал небольшую впадинку, а потом прикусил кожу. Крис метался подо мной и пытался что-то сказать. Но не мог. У него просто не осталось сил на разговоры. Он мог только чувствовать.
Наконец, решив, что пора переходить к активным действиям, я встал с кровати. Крис протестующее застонал, но так ничего и не сказал. Я ушел в ванну. Знаю, Роб хранит там смазку. Проверив его полки, я нашел нужную мне бутылочку. Также прихватил с собой презерватив. Когда я решил уже закрыть дверцу, то увидел интересную вещь. Это были шарики в количестве пяти штук разного диаметра от меньшего к большему. Они соединялись между собой и к ним прилагался пульт. Я взял упаковку и прочел название. Ха, я знаю, чем порадовать мальчика. Шарики были запакованы, что меня очень порадовало. Не думаю, что Роб будет против, если я их возьму в безвозмездное пользование.
Я схватил свою находку и пошел в комнату. Крис лежал на животе и выжидающе смотрел на дверь в ванну. Я окинул его взглядом. Милый мальчик, который ждет, что с ним будет дальше. Но я думаю, ему понравиться.
Я подошел к кровати и кинул свой клад на нее. Потом потянулся, чтобы снять с себя пижамные штаны, которые до сих пор были на мне. Крис наблюдал за мной с растущим интересом. Он изучал мое тело, пока я медленно раздевался. Когда его взгляд достиг моего возбужденного члена, он сглотнул. Я увидел в его глазах страх. Это меня немного насторожило.
Штаны были отброшены прочь, а я залез на кровать и стал возиться с коробкой из-под шариков. Когда они были вынуты, я отбросил коробку на пол. Я взял бедра Криса и поставил его на колени. Поцеловав его ягодицы, я одной рукой провел по его члену, возвращая былое возбуждение. Парень прогнулся в спине, но голову от простыни не поднял. Я слышал, как он приглушенно стонет в постель, а руки сминают простынь. 
Открыв баночку со смазкой (вы наверно гадаете, откуда я знаю, что делать, хехе, а оттуда, что как-то два года назад Роб со своим парнем на глазах у нашей компании (нас тогда было около десяти и все парни) занялись сексом и я все видел, ага, все, поэтому и знал, что делать) и выдавил немного на пальцы. Согрев гель, я стал гладить пальцами маленькое отверстие. Крис дергался и пытался насадиться на мои пальцы. Но я второй рукой держал его, не давая двигаться. 
Вставив один пальчик в отверстие, я немного погладил Криса изнутри. Он вскрикнул. Тогда я тут же добавил второй и протолкнул их внутрь. Крис подался навстречу. Я стал обследовать его внутри. Он был гладким и тугим. Обхватывал мои пальцы и пытался насадиться поглубже. Я чуть вытащил пальцы и добавил третий. Когда все три пальца были внутри, я стал ими двигать внутри ища простату (да, и об этой точке я тоже знал). Когда мой палец задел ее, Крис дернулся. Он протяжно застонал и выгнулся. Я еще немного подразнил его и растянул как можно больше, вынул пальцы. 
Взяв шарики, я стал проталкивать их внутрь. Один за другим. Когда все шарики были внутри, я надел презерватив. Обмазав его смазкой из баллончика, я встал позади Криса и приставил член к дырочке. Наклонившись к ушку парня, я стал ему шептать какую-то милую глупость. Крис постанывал от нетерпения. Я стал толкаться внутрь. Крис расслабился, чтобы впустить меня. Я вошел в дырочку, чувствуя шарики. Медленно, толчок за толчком я продвигался внутрь. Мой член растягивал парня, проникая все дальше в манящую жару. Крис постанывал. Я видел что ему больно, но ничего не мог предпринять. Я был довольно крупным и еще эти шарики.
Когда я полностью вошел в него, я остановился. Я стер слезу с глаза парня и стал целовать его ушко. Моя рука нашла пульт и я нажал на кнопочку. Благо к пульту прилагались батарейки. Я даже толком не понял как их вставил. Когда шарики завибрировали мы с Крисом издали протяжный стон. Это было нечто. Я одной рукой пытался удержаться над ним, а второй обхватил его член. Делая рывки руками я пытался довести парня до конца. Много времени не понадобилось. После пяти фрикций он кончил мне в руку. Его анус стал сокращаться, и я не смог удержаться, кончил. 
Крис упал на кровать, а я на него. Шарики еще вибрировали и я еле смог нажать на кнопочку, чтобы отключить их. Мы так и пролежали на кровати минут десять. Я все никак не мог прийти в себя. Мне было очень хорошо.
Я собрался с силами и стал выходить из Криса. Он молчал. Когда я вышел из него и привстал над ним, он глубоко вздохнул. Я перевернул его на спину и вытащил из него шарики. Крис посмотрел на меня сонными глазами.
- Это был первый раз.
Крис с недоумением посмотрел на меня.
- Я в первый раз переспал с парнем.
- Ммм…
Он закрыл глаза, а я глупо улыбнулся. Но спать ему я не дал. Нужно перестелить постель, на смятой и испачканной я не хотел спать.

Глава 11. Я не твой десерт

Я пошел в ванну. Включив воду в джакузи, я налил туда пену для ванн с запахом ванили. Вернувшись в спальню, я стал будить Криса.
- Малыш, просыпайся. Пойдем в ванну.
Крис только протестующее замычал и повернулся на бок. Я перевернул его и подхватил на руки. Отнес его в ванну и посадил в джакузи. А сам вернулся в спальню и стянул постельное. Кинув его на пол, я прошел к шкафу и достал белое льняное белье. Не люблю я спать на шелке и подобных гладких вещах. Это просто невыносимо - скользить куда-то по кровати.
Перестелив постель, я подхватил запачканное белье и отнес его в ванну. Там, в шкаф, была встроена стиральная машина. Именно в нее я кинул белье и включил машинку. Крис все это время спал.
Я залез к нему в джакузи. Он открыл глаза и потянулся ко мне. Сев ко мне спиной, облокотился на мою грудь, а голову положил мне на плечо и опять закрыл глаза.
- Ты на мне спать собираешься?
- Угум.
Я обхватил Криса за талию и стал целовать его плечо. Он тихо вздыхал мне в ухо. Не скажу, что я опять его хотел, но в таком темпе он скоро окажется подо мной. Я взял мочалку и налил на нее гель для душа. Стал натирать доступные мне места на теле парня.
- И все же я заполучил тебя, - это было сказано очень тихо, но я услышал.
На это заявление я только фыркнул. Он действительно думает, что заполучил меня?
- Нет, малыш. Это не ты заполучил меня, а я тебя.
Крис тихо засмеялся, а у меня от его смеха побежали мурашки по телу. Я продолжал натирать губкой его тело. Это было так приятно – заботиться о нем.
Я встал в джакузи и потянул Криса за собой.
- Так, малыш. Просыпайся. Сейчас мы тебя вымоем и пойдем спать. Хорошо?
Крис кивнул и открыл глаза. Он потянулся как кот, а я держал его, чтобы он не упал. Потом мы вышли из джакузи и прошли в душевую кабину. Там я намылил все его тело и оставил смывать с себя все под душем, а сам пошел за полотенцем. Когда я вернулся, Крис уже выходил из кабины. Я протянул ему полотенце. Подойдя к джакузи, я слил воду и промыл ее от пены. Сам пошел в душ.
Когда через пять минут я зашел в спальню, Крис уже уютно устроился на кровати. Я задернул шторы, поставил телефон на вибрацию и залез в постель к парню. Мне спать особо не хотелось, но я решил все же вздремнуть.
Когда мое тело вытянулось на кровати, Крис залез на меня и обвил руками и ногами. Я только тихо рассмеялся. А он немного покраснел.
- А ты вкусно пахнешь. – Я понюхал его волосы, которые пахли той же ванилью.
- Я тебе не десерт.
Ха, вот как. 
- А кто?
- Мм, а кем бы ты хотел, чтобы я был? – Крис посмотрел на меня. Он был сейчас очень серьезен.
Я нахмурился. Я и сам не знал, что будет дальше. Я уже ничего не понимал. Этот мальчишка за каких-то полтора дня перевернул мою жизнь и изменил меня.
- Честно, малыш. Я и сам не знаю. Просто ты мне очень нравишься и я бы хотел пока быть с тобой. Но сейчас я ничего тебе не гарантирую. Только то, что сейчас я буду рядом.
Крис продолжал на меня смотреть, но его взгляд затуманился. Он явно что-то решал для себя. Когда он вновь посмотрел на меня, я увидел в его глазах уверенность. Он поставил для себя цель и решил к ней идти. 
- Я понимаю. Пока ты этого хочешь, мы будем вместе. Я не смогу от тебя уйти. Если только сам не прогонишь.
Я смотрел в его серьезные зеленые глаза и понимал, что он не отступиться от своего слова.
Я кивнул на его слова и положил его голову себе на грудь. Перебирая его волосы, я думал над нашим разговором. Пока Крис спал, я пытался понять, что же испытываю к этому мальчишке... 
И что мне теперь делать…

Глава 12. И я пропал

POV Крис
Я медленно возвращался из царства Морфея. Сон постепенно покидал меня, оставляя приятное ощущение покоя и неги. Но покой… его я редко ощущаю, особенно в последнее время.
Глаза открылись сами собой, когда я вспомнил, что у меня скоро свадьба…
Как же я ненавижу эту беспомощность.
Мелодия телефона прервала мои размышления…
- Yes.
- Крис, милый, - я поморщился. Олеся. Как же я ее ненавижу. – Я собираюсь с девчонками на девичник сегодня. Так что до свадьбы мы с тобой не увидимся.
Я облегченно вздохнул. Эта девка меня уже достала. Постоянно таскает меня с собой куда ей заблагорассудиться.
- Хорошо, Олеся. 
- Вот и замечательно. Просто я звоню тебе сказать, что ты понимаешь всю ответственность, возложенную на тебя? И не хочу, чтобы ты о ней забывал.
Я промолчал. Мне просто нечего было ей сказать. Конечно, она ведь печется о деньгах. А я… а я всего лишь способ их достичь.
- Ну, ладно, милый. Пока.
Я бросил трубку, так ничего и не сказав.
В постели как-то сразу стало неуютно. Не скажу, что мне было плохо в стенах пока еще моего собственного дома. Но ощущение, что у меня на шее затягивается петля, было все сильней. 
Я встал с кровати и двинулся в сторону ванной. Сама квартира была не очень большой. Ее мне подарила бабушка перед смертью на мое двадцатилетие. Она была единственным человеком в семье, который принимал и понимал меня таким, каков я есть. А я был геем. До мозга костей. 
Прохладная вода смыла остатки сна, но облегчение не принесла. После душа я приготовил себе нехитрый завтрак и съел его в полной тишине своей квартиры. И так было уже на протяжении последних двух лет.
Как же я устал бороться. Мне было все равно, что со мной будет завтра. Потому что я уже ничего не мог сделать. И что самое ужасное, никто другой мне не мог помочь, да и не хотел.
Я убрал посуду со стола и прошел к себе в комнату. Пока загружался компьютер, я застелил постель и надел свои любимые джинсы и футболку.
Когда через пять минут я просматривал фотографии, по моим щекам текли слезы. Это было уже не в первый раз и, к сожалению, не в последний.
Александр.
Я смотрел на его фотографии. На все, которые смог найти. Их было не так уж и много, всего двадцать три. И каждую я помню до мельчайших подробностей. 
Они появились на моем компьютере сразу после того, как я о нем впервые услышал. Это случилось три месяца назад. 
Эдуард тогда познакомил меня с Олесей. Я догадывался зачем, но не думал, что они смогут зайти так далеко.
И именно тогда я услышал о Саше. Я решил узнать о нем все что можно. И в этом мне помогла подруга Олеси, Марина. Она очень хорошо его знала, ведь именно благодаря ей они и познакомились. Я узнал не так уж и много, но этого хватило, чтобы разжечь мое любопытство еще больше. А потом она скинула мне эти фотографии…
И я пропал.
Я влюбился в этого парня. Нет, не так. В этого мужчину. Всего лишь по фотографиям. И в тот момент моя жизнь круто изменилась.
Я провел рукой по монитору, представляя, что я глажу его щеку. Но холодный экран не мог передать тепло человеческого тела. А запечатленный момент из его жизни не мог дать мне увидеть его глаза и их живой блеск. И много еще чего…
- I love you, Саша. 
Больше я ничего не видел. Мои глаза застилала пелена слез.

Глава 13. Это не сон

POV Крис
Я увидел его впервые на своем мальчишнике. Парни оставили меня одного, а сами убежали развлекаться. Но мне было не весело. Никто не знал, почему я на самом деле женюсь. Все считали, что ребенок Олеси мой. Но это было не так. Совсем не так.
В тот момент, когда я увидел его, мне стало тяжело. Ведь я думал, что это всю глюки. Самые настоящие. Но…
Он взял меня на руки и куда-то понес. Мне было все равно куда. Лишь бы он не исчезал. Я помню машину, смутное воспоминание о нашем разговоре. Потом квартира, и моя исповедь. Я не помню, о чем я ему говорил. Но знаю, что это было излияние моей души. Я думал, что мы больше не увидимся. Я боялся его потерять. Уже навсегда.
Моей единственно мыслью было: «Пусть это будет не сон».
Потом я уснул. Не знаю, сколько я проспал, но очнулся я уже в незнакомой мне квартире. Здесь все было непривычным. Я даже немного удивился.
Долго не думая, я стал изучать квартиру. Она была довольно большой. Я осмотрел кухню и столовую, гостиную, еще две спальни и только потом увидел нечто, что меня поразило. 
Я увидел его.
Он спал в четвертой спальне. Такой близкий. Я не смог сдержаться. Подойдя к нему, я долго рассматривал его лицо. Оно было спокойным, но в тоже время на нем проступало какое-то беспокойство. Мне захотелось как-то изгнать это беспокойство. И я не придумал ничего лучше, как его поцеловать. Мне все еще казалось, что это сон. Или чья-то злая шутка.
Но теплые губы и его: «Ааа, ты что делаешь?» убедили меня в обратном. Я поверил, что счастье, пусть и не долго, возможно. Я знал, что завтра у меня свадьба, и что мы больше не увидимся. Но я был счастлив. Просто от того, что он рядом.
Но когда я узнал, где я сейчас нахожусь, меня охватил страх. Я был в ужасе. 
Что было дальше, я помню очень плохо. Наш разговор, который был каким-то недосказанным, тот его взгляд, когда на его вопрос: «Что ты хочешь для себя?», я, не скрываясь, ответил: «Тебя». Его нежность и забота, когда я упал и разбил нос. Хмурый вид во время ужина и теплое тело, к которому я прижался, когда не смог удержаться и не полежать рядом с ним. Не заметно для себя я заснул рядом с ним.
Проснулся я от его крика. Я даже не понял, что он сказал. Но его отвлек телефон. А я решил этим воспользоваться: я его обнял. Так мы и лежали: он говорил с Олесей, а я слушал их разговор и боялся того, что будет дальше. Ведь когда звонила Олеся, в Лондоне было шесть утра. А свадьба назначена на два. Но одно я понял сразу, то, что мое исчезновение еще не обнаружено.
А после…
Я, наверно, стал слишком смел, потому что я пожелал ему доброго утра и поцеловал. А он… 
Не знаю, что со мной было, что он со мной делал, но запомнил я очень мало. Помню только свое нетерпение и его обжигающие поцелуи на всем теле. Его медлительность и свои стоны и мольбы. И этот просто лишающий рассудка оргазм. Мне еще никогда не было так хорошо, только с ним.
Потом мы приняли вместе ванну и легли спать. Я очень устал, но видел, что он обо мне заботиться не потому что должен, а потому что сам это хочет. Я был счастлив. 
Счастлив получить его так, на таких условиях, зная, что он занялся со мной сексом, потому что был расстроен и зол. Но мне было все равно. Я был с тем, кого люблю и кто мне по-настоящему дорог.
Конечно, я не ждал, что он признается мне в любви. Но и свои чувства я не спешил открывать, мне было, с одной стороны, страшно, а с другой, это было бы глупо.
Но я готов был остаться с ним даже на небольшой период времени. Даже если он меня прогонит, даже если это разобьет мне сердце. Мне было сейчас все равно. Главное для меня то, что это не сон. И то, что сейчас я, засыпая на его груди, чувствую, что я не один.

Глава 14. Кем ты стал для меня?

POV Саша
Сон медленно оставлял меня. Я даже не заметил, когда уснул. Последнее что помню, это наш разговор с Крисом и мои мысли: «Кем он стал для меня?». 
Что-то теплое и твердо лежало на мне. Это было не привычно. Олеся никогда не засыпала на мне. Она вообще любила спать на другой стороне кровати, отвернувшись от меня. И это чувство чего-то теплого было приятным. 
Я открыл глаза. В окно по-прежнему светило солнце. Но оно постепенно уходило за угол дома. Я глянул на часы – начало второго. В Лондоне сейчас должно быть только начало восьмого. Если я правильно помню, то свадьба назначена на два. Следовательно об исчезновении Криса скоро узнают, если уже не узнали.
Малыш пошевелился и что-то пробормотал во сне. Я перевел взгляд на его макушку. Он пах ванилью. Это мне до жути нравилось. Я улыбнулся. Он оказался таким необычным. Я видел, что ему тяжело и плохо. Но он старался спрятать это в себе. Спрятать, чтобы никто не увидел и не узнал. Не знаю, что заставляет его так поступить, но это мне не нравиться.
Крис опять пошевелился. Я только обнял его руками и уткнулся носом в макушку. Он был теплым и… родным. Да, родным. Я никогда ничего подобного не испытывал. Это было так необычно, знать, что у тебя есть кто-то, кто тебе по-настоящему доро…
Что? Неужели Крис стал мне дорог. Но ведь мы не знакомы и двух дней. Как такое вообще возможно. 
Я продолжал мучиться этим вопросом, но мне ничего в голову не приходило. Только хаотично мечущиеся мысли, которые меня пугали.
Спина начала затекать. Нужно было повернуться. Я аккуратно, чтобы не разбудить Криса, перевернулся вместе с ним на бок. Парень только вздохнул и сильнее прижался ко мне. Я чувствовал его тело и медленно сходил с ума. Это было непривычно и странно. Я немного испугался.
Испугался своего желания к нему, мужчине.
Но я ведь всегда поддаюсь своим желаниям, если они могут осуществиться.
Крис продолжал спать, а я несколько минут смотрел на его умиротворенное лицо. Но надолго меня не хватило. Желание проснулось слишком неожиданно для меня. 
Я перевернул Криса на спину и навис над ним. Его губы манили меня к себе. Я поцеловал их целомудренным поцелуем. Крис продолжал спать. Он даже не пошевелился. Я улыбнулся.
Следующий поцелуй уже выражал мою страсть. Я проник в его рот языком и стал играть там, не оставляя ни один кусочек этого сладостного рта. Крис простонал мне в рот. Его глаза распахнулись и встретились с моими. В них я прочитал сначала удивление, а потом желание, которое нарастало с каждым моим движением языка.
Поцелуй пришлось прервать. У меня закончился кислород.
-???
Ха, если б я и сам понимал себя.
Я смотрел Крису в глаза, а моя рука медленно двигалась к его паху. Это было непривычно, но в тоже время я не чувствовал никакого отвращения, когда в руке у меня оказался его член.
Крис застонал и выгнулся дугой, стоило мне провести по головке рукой. Я обхватил его член рукой, а второй стал играть одним из сосков. Крис раздвинул ноги, приглашая меня. Чем я и воспользовался. Я сел между ними и наблюдал за его лицом, лаская. Крис выл от нетерпения, но меня это только распаляло еще больше. 
Я окинул его взглядом. Он был довольно красивым. И фигура, и лицо. Природа его явно не обделила. И сейчас этот мальчишка был в моих руках. Я посмотрел на свою руку, играющую с его членом. И мне захотелось попробовать его на вкус. Сглотнув, я стал думать, а стоит ли. Я же никогда этим не занимался.
Но желание было сильней и я опустив голову провел языком по головке.
- Ах!
Ммм, приятно слышать эти звуки. Я кинул взгляд на Криса, который вцепился руками в простынь и сминал ее. 
Открыв рот, я накрыл им головку, продолжая ласкать ее языком. Крис выгибался и приподнимал бедра мне навстречу. Он стонал и всхлипывал. А я продолжал его мучить. Когда через пару минут он излился мне в рот, я удивился. Даже не заметил момент, когда он уже был на пределе. Пришлось поневоле проглотить его сперму всю без остатка. Но она оказалась на удивление вкусной. Странный терпкий вкус и не менее терпкий запах.
Крис лежал на простынях с закрытыми глазами и пытался восстановить дыхание. А я не знал, что мне делать. Ведь возбуждение никуда не делось. Я смотрел на него и думал, или, точнее, пытался думать.
Крис открыл глаза и посмотрел на меня. Он протянул руку ко мне, схватил за плечо и уложил меня на кровать рядом с собой. Его рука пропутешествовала к моему члену и стала его гладить. Я задохнулся от этих ощущений. Когда его ласки стали просто нестерпимыми, я излился ему в руку. После оргазма я лежал и пытался собрать все мысли в кучу. Это было необычно и странно. Мне было хорошо и… не более.
- Давай погуляем по Москве. Я просто никогда здесь не был.
Его предложение было неожиданным. Но подумав немного, я согласился. Чем же еще себя занять, когда нужно убить целый день?

Глава 15. Мы гуляем по Москве

Погода сегодня особо не радовала. День выдался пасмурным, но в то же время теплым. Крис был как ребенок. Он оглядывался по сторонам и восхищенно охал и ахал, когда мы проходили мимо зданий. Яркие вывески, яркие люди… Все это привлекало его внимание.
Я и сам редко был в Москве. Но я никогда не проявлял интерес к этому городу. Он был для меня чужим и каким-то пустым. Я всегда ощущал здесь себя неуютно, а иногда даже плохо.
Мы с Крисом за несколько часов облазили Красную площадь. Он рассматривал Кремль и словами выражал свои чувства.
Когда часы приближались к пяти вечера, Крис предложил пройтись по Старому Арбату. Я удивился этой просьбе. Но ничего против не выразил.
Арбат встретил нас привычными парочками, различными мелодиями и фокусниками. Все как и всегда: романтика и… романтика. Меня аж передернуло. Но Крис этого не заметил и подходил к каждому музыканту, что встречались нам на пути.
Так мы и провели этот день. Я бы сказал в пустую. Но… с Крисом мне было на удивление спокойно. И не более. Я все же не испытывал к этому мальчику ничего кроме жалости и сочувствия.
Несколько часов по Арбату… и я не выдержал.
- Крис!
Парень только угукнул, но голову не повернул. Его больше всего интересовал фокусник, который пытался заставить всех поверить, что он может заставить исчезнуть шарфик. Но у него это не получалось. Люди только смеялись, а парень делал грустную и обиженную мордочку. Оно и понятно, быть клоуном не так-то весело.
- Крис!!!
Парень вздрогнул и повернулся ко мне. Я увидел в его глазах страх и грусть. Но они тут же исчезли.
- Да, - тихо и смиренно.
- Поехали домой, я устал.
Он только кивнул и пошел за мной. Мы вышли на одну из соседних улиц, где выловили такси. Всю дорогу в салоне стояла тишина. Таксист тоже молчал. Даже музыка из динамиков была тихой и грустной. 
До дома мы добирались около часа. Все же Москва это не маленькая деревенька. Здесь пробки почти всегда. 
Расплатившись с таксистом, я вышел из машины и, не дожидаясь Криса, пошел к дому. Парень шел за мной. Его походка была какой-то шаркающей. Будто он очень устал.
Квартира Роба встретила нас как всегда тишиной. Я прошел в свою комнату и разделся. Сейчас мне хотелось принять душ и завалиться в кровать. Я немного устал. Слишком много сегодня было всего.
Прохладная вода взбодрила мое тело. Я надел спортивные штаны и пошел на кухню. За день мы так ничего и не поели. 
Криса нигде не было видно. Он, наверно, сидит в своей комнате.
Я быстро приготовил себе поесть и съел все без особого удовольствия. Что-то устал я возиться с этим малышом. Приелся он мне.
Я вернулся в комнату и решил позвонить Робу. Если я правильно рассчитал, то он уже должен знать все относительно свадьбы Криса.
Однако я не решился набрать номер друга. Непонятно чувство затопило мою душу. Все было как-то… не знаю, как-то не так. Непривычно. Необычно, не… и много еще чего. Но…
Я провел по волосам пятерней, вздыхая. Что-то я совсем раскис. Жизнь казалась пустой и бессмысленно. Как и этот город. Мне он казался пустым.
Нет, люди здесь были, но они были словно призраками. Проходя мимо них, я всегда ощущал пустоту и холод. Будто я один, а вокруг никого. Прям как в фильме «Я-легенда». Ты один во всем городе.
Я опустился на кровать. Простыни пахли ванилью, успокаивая мое взбудораженное сознание. Я глубоко вздохнул и окончательно успокоился.
Теперь можно звонить Робу

Глава 16. Свадьба? Какая свадьба?

Роб поднял трубку через пять гудков.
- Привет! - Что-то он через чур радостный.
- Привет.
- Ты звонишь, чтоб узнать как состоялась свадьба?!
Я только хмыкнул. Друг же все прекрасно понимал. Зачем спрашивать.
- Ну, что я могу сказать…
На заднем фоне я услышал мужской голос. Роб что-то ответил говорившему и переключился на меня.
- Могу тебя обрадовать. Свадьба не состоялась.
- Что и следовало ожидать.
- Олеся в истерике, а родственники Криса просто в ярости. Его брат материл его всеми доступными ему плохими словами. Должен сказать, их оказалось очень мало. Так что разнообразием он не отличался.
- А ты?
- Я… ну, я был честно рад. Мы ведь пришли туда с Сильвио. Чтобы посмотреть на это представление. Хотя родственники и невеста Криса решили, что это Сильвио спрятал парня. Я долго пытался им внушить обратное. И у меня это все же вышло.
- Понятно.
Я задумался. Свадьбу мы сорвали, следовательно можно Крису возвращаться домой. Это радовало. Я мог спокойно забыть об этих двоих: и о Крисе, и об Олесе.
- Ну, что ж, теперь можно посадить Криса на самолет и хай себе летит.
- Хм, уверен.
- Да, главное уже сделано. А что там будет дальше… Оно меня не интересует.
- Ну, что ж. Смотри сам. Мы тогда с Сильвио его встретим здесь.
- Ххх, я смотрю, ты с Сильвио подружился.
- Конечно. Кстати, благодаря тебе, между прочим.
Я рассмеялся. Друг был счастлив, а это главное. 
- Тогда я позвоню и скажу когда самолет.
- Хорошо.
Я положил трубку. Полежав немного в постели, я обдумывал новость. Меня радовало то, что мой план по срыву свадьбы состоялся. Главное уже позади. Осталось только выпроводить мальчика на самолет и спокойно вернуться домой.
Я встал и прошел в комнату К Крису. Парень сидел на кровати спиной к двери и смотрел в окно. Я не видел его лица, но по напряженное позе мог сказать, что он чего-то ждет. И это что-то скорее всего он слышать не хочет.
Я еще с полминуты постоял в дверях разглядывая его. В комнате было темно, но свет с улицы достаточно освещал комнату.
- Собирайся.
Крис вздрогнул и еще больше напрягся.
- Ты возвращаешься в Лондон.
Я не стал ждать его ответа, а просто развернулся и ушел. Правда, успел заметить, как поникли его плечи, и он слабо кивнул. 
У себя в комнате я набрал номер авиакомпании и заказал билет. Ближайший рейс оказался через пять часов. Я этому тихо порадовался. 
Решив оставшееся до выхода время отдохнуть, я лег на кровать и, поставив будильник, заснул.

Глава 17. Прощай, прощай мой кошмар

Будильник выдернул меня из объятий Морфея. Я на ощупь выключил его и открыл глаза. Вокруг было темно. Включил ночник. Комнату озарил неяркий свет. Нужно собираться. Через три часа у Криса самолет, а я не хотел чтобы он опоздал.
Когда через десять минут я вошел в его комнату, парень стоял у окна и смотрел на улицу. Чемодан, в который я взял из его квартиры стоял возле кровати. Там было всего несколько вещей, что я успел захватить с собой.
- Готов?
Крис кивнул, не оборачиваясь.
- Тогда пошли.
Он еще полминуты стоял возле окна, а потом повернулся. Взял чемодан и прошел за мной к выходу. Я обулся и вышел за дверь. Крис последовал за мной. Как марионетка, ей Богу.
Мы спустились в подземный гараж, где я взял машину Роба. Мы сели в полной тишине. В такой же тишине я довез его до аэропорта. Он встретил нас гулом голосов, суматохой и холодным голосом, льющимся из динамиков.
Крис шел за мной. Мы оформили билет. Потом еще полчаса подождали пока начнется регистрация. Парень все это время не отходил от меня и в тоже время старался на меня не смотреть.
Началась регистрация. Он встал в очередь и стал медленно продвигаться. Когда мальчишка зашел за линию на посадку, я облегченно вздохнул. Меня сразу же отпустило. Закончился мой кошмар двухнедельной давности.
Перед тем как пройти в проход на посадку, Крис обернулся и посмотрел на меня. Я не мог видеть выражение его лица. Оно мне было и не нужно. Я махнул рукой и не дожидаясь взлета пошел к машине. Я чувствовал, что он смотрит мне вслед. Но мне это было все равно.
По пути из аэропорта я позвонил Робу и сказал, что посадил Криса на самолет. Друг пообещал его встретить, но меня это уже не волновало. Мы еще поболтали о планах на ближайшие дни и я отключился.
До квартиры Роба я доехал быстро. Тишина и пустота комнат была бальзамом на мою умиротворенную душу (прим. автора: именно так, ничего не менять). Я прошел в свою комнату и раздевшись лег в постель. Голова коснулась подушки, веки отяжелели и последней связной мыслью было: «Все закончилось».

Глава 18. И все же она… состоится

Я проснулся довольно рано. Часы показывали только начало седьмого. Душ взбодрил мое тело и прочистил голову, приведя ее в рабочее состояние.
Кружка кофе и яичница осели в моем желудке. Я со счастливой миной прошел в свою комнату и принялся за работу. Ведь у меня были заказы, а я и так потратил несколько дней.
Работа спорилась. На душе было весело и радостно. Я не замечая времени работал над очередным заказом. Это был очень выгодный заказ и его упустить я не хотел. Работу нужно сдать уже через три дня, а я только сейчас ее начал.
Часы пролетали незаметно. Меня отвлек звонок.
Роберт. Что-то случилось.
- Да.
- Она состоится.
Я не сразу понял о чем он. 
- Что? Ты о чем?
- О свадьбе. Она состоится завтра. В мерии. Будут только родственники и я с Сильвио.
- Как состоится?
- Ну, что ты такой тугодум. Крис прилетел, мы его встретили. Потом поехали к нему на квартиру, а там его родственники. Они закатили скандал и стали на парня давить. А он только отмалчивался. Эндрю ударил его и потребовал выполнить свой долг.
От этих слов что-то в груди взорвалось. Я представил, как кулак Эндрю впечатывается в лицо Криса, и в глазах потемнело. Эта картина мне очень не понравилась. Все же этот малыш задел во мне какие-то чувства.
- А потом они заставили его жениться на Олесе. В итоге он согласился. Я не знаю, что повлияло на него, но Сильвио говорит, что Крис очень изменился. Он стал замкнутым и необщительным.
Я продолжал молчать. Мне было тяжело. Я не хотел. Чтобы Крис женился на Олесе. Я хотел его…
Я вскочил со стула.
- Прости, - голос был обычным, ничто не выражал, ни тех эмоций, что бушевали во мне, ни тех, что хотели возродиться. – Мне сейчас некогда.
- А как же свадьба?
- А при чем тут свадьба. Меня это не касается.
Роб помолчал.
- Похоже на то. Ну что ж, извини что позвонил.
И он положил трубку. А я наплевав на все, побежал собирать вещи. Когда чемодан валялся на полу, я стал лихорадочно кидать в него все, что попадалось мне под руку. Когда чемодан был заполнен, я схватил телефон и стал набирать номер авиакомпании. Мне не повезло. Ближайший рейс был только вечером.
Я заказал на него билет и стал ходить из угла в угол. Сколько я так метался я не знал. Мои мысли прервал телефонный звонок.
- Да, - я даже не видел кто звонил.
- Привет.
Олеся. И что ей опять нужно.
- Что надо? – Грубо и холодно.
- Звоню узнать… как дела?
- Замечательно.
- Я… я знаю, что ты сорвал свадьбу. Из-за меня.
Я промолчал. Она была права.
- Я хотела сказать, что завтра собираюсь выйти за Криса в двенадцать в городской мерии.
- Вот как… - я сделал вид, что меня это заинтересовало.
- Просто хотела, чтоб ты знал.
Я опять промолчал. Она сказала мне очень нужную информацию. Губы тронула легкая улыбка. Это оказалось сейчас кстати.
- Прости меня. – Она немного помолчала. – Я перед тобой виновата. Не должна была так поступать. Я испугалась. – Опять тишина. – Когда я забеременела от Эндрю, то не знала, что мне делать. Это показалось ошибкой и… я подумала, что ты меня не простишь. Мне казалось, что я все испортила. Я правда тебя люблю. Я не хочу тебя потерять.
- Олеся…
Я не знал, что сказать. Я чувствовал, что она не лжет. И от этого становилось все еще более запутанным.
- Я пойму, если ты… если ты… ну, если ты не придешь. Я… я… я буду ждать. Приходи. Прошу.
И отключилась. Я все понял. Она хотела, чтобы я забрал ее со свадьбы. В голове роились мысли, которые не давали мне покоя. Мне было очень тяжело и в тоже время… легко? Да, именно легко. Я уже все для себя понял. Я знал, что я буду делать завтра и что я скажу.

Глава 19. Пришел, увидел… свадьба опять сорвалась

POV Олеся
В мэрии было тесно. Стены давили на меня. Я не знала, что мне делать. То письмо…
Я написала его, когда поняла, что без Саши не смогу. Мне так хотелось попросить у него прощение. Я стояла сейчас перед судьей и думала, что это конец. Саша так и не пришел. Он даже не позвонил после разговора. А набрать его номер я уже не могла. Боялась.
Разговор, который мы вели несколько дней назад перед несостоявшейся свадьбой… Я не знала, что говорить. Он выдал ту правду, которую знал он, Крис и Эндрю. Но не я. Как говорят: «У медали две стороны». Так и здесь. У меня была своя правда. И она была ужасной.
Я выхожу за Криса, потому что не люблю, потому что он предпочитает мужчин, потому что он из семьи Эндрю. Но я никогда не смогу себе простить того что так обманула свои ожидания и надежды Саши.
- …пока смерть не разлучит вас?
Я пропустила всю речь судьи. Сейчас была моя очередь говорить. Но я не могла. Просто не могла. Это было тяжело и… я просто ждала, что дверь откроется и в нее войдет Саша.
Но…
- Стойте!
Дверь действительно открылась. В проходе стоял взъерошенный Саша и он явно был взволнован.
У меня от сердца отлегло. Он простил, он понял. Я была переполнена счастьем. Похоже, я буду счастлива.

POV Крис
Саша стоял в проходе и смотрел на Олесю. Мое сердце сейчас разрывалось. Мне было так тяжело. Я не знал, что делать. Похоже, он пришел за ней. Конечно, я же мужчина. И то что мы провели вместе всего несколько часов, не дает мне права надеяться на лучшее.
Я отвернулся к судье. Я не мог смотреть на него. Это было слишком тяжело. Я смотрел в аэропорту, когда он уходил от меня навсегда, и у меня не хватило бы сил смотреть, как он уходит от меня с Олесей и уже действительно навсегда.
Тишина, которая наступила после прихода Саши наконец взорвалась громом голосов.
- Кто ты такой?
- А тебя это ебёт?
Ха-ха. Никто в семье кроме меня не знает русского. Да и тот я знаю благодаря бабушке. У нее просто были русские корни. Вот она и научила меня этому языку. А с практикой мне помог один друг-гей, с которым мы дружили несколько лет в университете, пока он не уехал на родину.
Я продолжал молчать. Мне нечего было сказать. Да и говорить я не мог. Не было сил.
- Саша…
В комнате опять повисла тишина.
Олеся вся светилась от счастья. Я был расстроен. Хотя нет, это мягко сказано. Я был в отчаянии. Саша был моей единственной любовью. Потерять его равносильно смерти. Но я постараюсь забыть и жить дальше.
- Олеся, - его голос был тихим и ровным. – Не ожидал от тебя такого. Ты мне казалась другой.
- Саша, я…
- Что, нечего сказать?
Она только покачала головой. Я видел это все краем глаза.
- Тогда скажу я.
Повисла оглушающая меня тишина. В глазах появились слезы.
- Свадьбы не будет.
Странное заявление. Я не удержался и посмотрел на Сашу. Он продолжал стоять в проходе и обводил взглядом комнату и присутствующих. Потом его взгляд остановился на Олесе.
- Ты знаешь что такое любовь?
Он перешел на английский. Я понимал зачем, чтобы понимали все присутствующие.
- А я это понял только вчера. Когда ты мне позвонила.
Мы все молчали и ждали его действий и слов.
Саша стал делать маленькие шаги в нашу сторону.
- Любовь, - он продолжал смотреть на Олесю, - это то, что не дает тебе уснуть, когда любимому человеку плохо, когда он грустит и когда его просто нет рядом. Любовь – это, когда сердце готово выпрыгнуть из груди когда он рядом, это чувство счастья, когда он просто улыбается тебе и когда за эту самую улыбку готов сделать все, что только можешь, хоть луну с неба достать, хоть звезду. Любовь – это когда хочешь его защитить от всего плохого в этом мире, когда за одну его слезу готов убить. А когда ты сам причиняешь этому человеку боль и видишь его слезы, которые вызвал ты, сердце разрывается от боли и хочется и умереть и извиниться. Но самое главное… это то, что ты не готов делить этого любимого человека ни с кем и готов отдать ему себя всего.
Саша подошел к нам вплотную. Он смотрел только на Олесю, а она светилась от счастья.
- Вот, что такое любовь. И в тоже время ее нельзя описать словами. Она просто есть. Я не знаю, почему я люблю. Но я просто люблю, за то…
Саша посмотрел на меня и… 
Я думал, что умру. В его взгляде было столько нежности и тепла, столько доброты и… любви.
- … что ты есть.
Эти слова он адресовал мне. Я это понял сразу. А вот остальные, похоже, нет. Я был счастлив. Безмерно счастлив.

Глава 20. А дальше будем мы

POV Саша
- … за то, что ты есть. 
Я смотрел на Криса и пытался еще что-то сказать. Но не мог. Моя смелость испарилась. Сначала в его глазах я видел только боль и отчаяние, а после моих слов он засиял как начищенный самовар. В его глазах появилась радость, а на губах расплылась счастливая улыбка.
Все вокруг пропали. Остались только мы. 
Он и я. 
Навсегда.
Я протянул руку, а Крис вложил в нее свою. Я потянул парня к выходу. Никому его не отдал. Он мой. Только мой.
- Постойте!
Ах, да. Эндрю. 
Я отпустил Криса и подошел к его брату. Тот смотрел на меня с превосходством. Ага, сейчас. Не на того напал. Когда я подошел достаточно близко, мой кулак случайно заехал по его носу. Послышался хруст. Мать и жена Эндрю испугано вскрикнули, отец только пискнул, а Сильвио и Роб засмеялись. Олеся и судья только молчали. Они вообще ничего не говорили.
Я вернулся к Крису и взял его за руку.
- Чтобы больше никто из вас не подходил к Крису. Узнаю… лучше вам не знать, чем это может для вас закончится.
И я вышел с Крисом на улицу. Мы сели в машину, которую я взял у Роба. Собственно говоря это был все тот же Лэнд Ровер. Я помог сесть Крису на пассажирское сиденье, а сам сел на место водителя.
Когда через полчаса мы были у меня дома, я не знал, что делать. Но Крис решил все сам.
Стоило нам войти в квартиру, он накинулся на меня. Его поцелуй был таким сладким, что я даже не устоял. Мне было хорошо, чертовски хорошо. Я уже и забыл как с ним замечательно. 
Крис стал стягивать с меня куртку и рубашку. Потом приступил за ремень. Брюки исчезли также быстро, как и все остальное. Я стоял перед Крисом абсолютно голым, а он был полностью одет. И это еще больше заводило.
Он потянул меня за руку к дивану. Это единственное место куда мы смогли дойти. 
Крис встал у дивана, а меня уложил на него. Я же смотрел на него и любовался. Я чуть было все не испортил. Сам. 
Крис снял с себя все и предстал передо мной во всем великолепии своего нагого тела.
- Смазка.
Это все, что я мог сказать. Я рукой показал на вещи в прихожей. Крис сходил за ней, а потом вернулся. В его взгляде я увидел огонек, что меня немного насторожило.
Он взял пакетик с презервативом и надорвал его. Потом достал резинку и раскатал латекс по своему члену.
Ой, йёёё, чувствую, моя попка будет очень сильно болеть. Я хотел сбежать, но Крис придавил меня своим телом к дивану.
- Не бойся, я аккуратно.
Я сглотнул. Я все же боялся. В меня еще никогда не засовывали что-то больше трубочки от клизмы.
- А как же промыть… - ага, сейчас, думал это поможет. Не, не тут-то было.
- Мне и так будет не плохо.
Ох, мама, помоги. Я попал. Мне стало несколько плохо.
- Ты меня любишь?
Я кивнул.
- Тогда позволь мне это сделать, пожалуйста.
Я сглотнул. Ради него я пойду на все. Даже на это.
- Хорошо.
Голос был тихим и дрожащим. Меня самого пробирала дрожь.
Крис впился поцелуем мне в губы. Я потерялся. Готов был пойти на все, лишь бы снять напряжение.
Дрожь возбуждения окатила меня с новой силой, когда я почувствовал его пальцы у моего входа. Слегка прохладный гель был неожиданным. Я почувствовал как один его палец надавливает и проходит внутрь. Это было совсем не больно. А немного странно. Не было того ощущения, что во мне что-то чужое. Нет, абсолютно не было.
К первому пальцу присоединился второй. Крис смотрел на меня, а я пытался понят, что я чувствую. Было немного неприятно. Появилось чувство легкой боли. И только.
Потом Крис добавил третий палец. А вот теперь боль стала немного сильней. Я тихо охнул. Неприятно. Очень неприятно. Он стал шевелить пальцами внутри и задел простату. Я выгнулся. Это было неожиданно. Удовольствие пронзило меня насквозь. Крис продолжал меня мучить, а я уже хотел большего. Мальчишка стал меня целовать, усиливая наслаждение. Я просто выгибался в его руках. Это было потрясающе.
- Я люблю тебя, - слова вырвались сами собой. Помимо воли.
- А я тебя.
Я услышал их и мое сердце забилось во сто крат сильней. Это было неожиданно и в то же время привычно. Будто я слышу эти слова от него не впервые.
Крис опять задел простату.
- Ох, Крис, я н… е… могу… - я еле-еле мог говорить.
Крис вытащил пальцы, а я протестующе застонал. Он намазал свой член и приставил головку к входу. Схватив подушку с дивана, я подложил ее под себя. Парень только хмыкнул, но промолчал. Он стал медленно входить. Боль была сильнее чем я ожидал. Но вполне терпимой. Крис с первого же захода задел простату и эта мимолетная боль прошла, уступая место удовольствию.
Я стал двигаться ему навстречу. Мне было хорошо в его руках. Я ничего не понимал. Он вбивался в меня, доставляя ни с чем не сравнимое удовольствие. Это было восхитительно. Долго я не смог. Стоило Крису коснуться моего члена, как я тут же кончил. Крис последовал за мной.
Я пришел в себя первым. Крис лежал на мне. А его член во мне. Это было не обычно и в тоже время так привычно. Я обнял его и стал гладить по волосам, зарывшись лицом в подушку.
- Знаешь, - его голос был слегка хриплым и тихим. – Я буду единственным, кто будет тебя иметь. И убью и тебя и того, кто покуситься на твою попку, если узнаю.
Я тихо засмеялся. Это было счастье. Самое настоящее счастье.
- Я тоже. 
Он посмотрел на меня с недоумением.
- Если кто-то покуситься и на твою попку будет убит. А тебя я отделаю так, что ты пожалеешь о том, что изменил мне.
Я говорил серьезно. Я ни за что и никому его не отдам. Он только мой.
- А что будет дальше? 
Крис смотрел на меня с надеждой на будущее. И я не собирался его огорчать.
- А дальше будем мы.

Эпилог 1. Пять месяцев спустя

POV Саша
Прошло уже пять месяцев с тех пор, как должна была состоятся свадьба. А точнее, две свадьбы. Но события сложились не так, как бы этого хотелось Олесе и Эндрю.
Я в тот день увез Криса к себе, и мы несколько дней не вылезали из постели. Что же касается горе-невесты...
Олеся сейчас живет в России. Родители купили ей двухкомнатную квартиру, она родила девочку, которую назвала Юлей, и проживает вместе с дочкой отдельно от родителей. Эндрю от девочки отказался и еще больше разозлился на Олесю, за ее выходку, когда она отказалась отдать ее в приют.
Сам же Эндрю заглаживает свою вину перед женой, которая узнала правду о ребенке и отношении мужа и Олеси. С Крисом и мной она очень тепло общается, и мы часто гостим друг у друга. Она ведь после этих несостоявшихся свадеб уехала от мужа в Бат. Дети ведь учатся в интернатах, так что необходимость сидеть с ними дома у нее отпадает.
Родители Криса от него отвернулись. Особенно после того, как он отказался выполнять их требования (я о свадьбе). Но Крис по этому поводу даже не переживает. Он себя и так не плохо чувствует.
Я же собрал свои вещи и навсегда уехал из России. Сейчас мы с Крисом живем в Лондоне, в моей квартире. Свою же он продал. Сказав, что она его угнетает. Я не стал настаивать - это его право.
Что же до остального...
Сильвио и Роб продолжают встречаться. Роб поговаривает о свадьбе. Он в их тандеме оказался активом. Хотя это роль, по крайней мере, раньше он именно так говорил, ему не нравилась. А сейчас за уши не оттянешь.
Что же касается Криса, он пошел работать в одну крупную фирму экономистом. И неплохо там себя зарекомендовал. 
Я же, перебравшись сюда, нашел свое применение как дизайнер интерьера. Я продолжаю создавать украшения для нашей уже общей фирмы, которой мы владеем вместе с Робом.
У меня появился хороший заказ в Уэльсе. И я провел там скучную неделю без моего малыша. Сейчас я еду домой после недельного отсутствия. А Крис в это время еще должен был быть на работе.
У нас в семье обязанности по хозяйству возложены на Криса, я же основной добытчик. Все, как и у всех.
Квартира встретила меня тишиной. Криса не было. Я прошел в комнату и поставил сумку на пол, решив разобраться с вещами чуть позже. Схватив домашние штаны, я прошел в душ. Горячая вода смыла с меня усталость нескольких часов, что я провел в поезде. А также придала бодрости и сил на новые свершения.
Когда я вышел из ванной, моему счастью не было предела. На постели растянулся Крис. Он лежал в одних боксерах. У меня даже закралась мысль, что он был дома, когда я пришел.
- Я рад, что ты вернулся.
- Ты был дома? – скорее констатация факта, чем вопрос.
Крис только улыбнулся. Он поднялся с постели и легкой походкой направился ко мне.
- Ты прям у нас гений.
Он подошел ко мне и обвил шею руками. Я же обнял его одной рукой за талию, а другую запустил ему в волосы.
- Знаешь, - Крис смотрел на меня внимательно. Его глаза светились любовью и нежностью, а голос был тихим и мягким. – Ты для меня подарок на всю жизнь.
Я улыбнулся. Это было самое романтичное признание в любви. И оно согрело меня лучше любого одеяла.
М-да, быть с парнем не так уж и плохо, не так ли?

Я медленно наклонился к Крису и провел языком по его чуть раскрытым губам. Крис протяжно застонал мне в рот. Малыш сладко выдохнул, подставляя такие желанные и мягкие губы. Я с жадностью, которая накопилась во мне за всю эту неделю, впился в них, теребя и терзая язычок и губы. Крис только стонал мне в рот, отвечая не менее жадно, доводя до сумасшествия своим вкусом и теплом.
Я медленно стал подталкивать его к кровати, не разрывая поцелуй. Крис пятился назад, пока его ноги не коснулись манящего ложа. Он, не размыкая объятий, начал падать, утягивая меня за собой. Я стал осыпать дорогое мне лицо поцелуями, стараясь впитать в себя всю его нежность, даря ласку и любовь. 
Малыш тяжело дышал. Он так легко заводился. Да и я церемониться с ним не захотел. Привстав, я снял штаны, которые уже почти съехали с бедер, и стянул с приподнявшегося Криса боксеры. Его член гордо выпрыгнул из плена, подставляясь под мой жаркий взгляд.
Я не мог просто удержаться, чтобы не приласкать «любимое лакомство». Мой язык прошелся по красной головке, слизывая сперму. Потом ткнулся в дырочку, вызвав стон у Криса и волну удовольствия во всем теле у меня. Малыш только выгибался и мотал головой, пока я играл с его дружком, тычась мне в рот и требуя большего.
Но долго играть я не мог, да и не хотел. Встав во весь рост, я прошел к тумбочке и достал пачку презервативов и смазку. Крис же, найдя в себе силы, подтянулся на постели, вытаскивая из-под себя одеяло. Когда я вернулся в его объятья, он уже лежал в позе звезды, а под поясницей была подушка. Он всегда знал, как будет лучше и мне и ему.
Я вскрыл один презерватив и раскатал его по стволу. Еле сдерживаясь, я выдавил немного геля и размазал по латексу. Крис видя мое нетерпение, поднял ноги и закинул мне их на плечи, когда я умостился между его ног.
Недолго думая, точнее вообще не думая, я приставил головку к входу и вошел в такие желанные глубины. Крис только зашипел.
- Прости.
- Ничего, двигайся.
Я сделал, как он просил. Помня, под каким углом надо входить, я стал вбиваться в Криса, притянув его за бедра, в которые вцепился, как клещ. Крис только подмахивал мне в такт, стараясь насадиться как можно глубже.
Долго мы не выдержали и кончили одновременно. Крис бурно излился себе на живот с громким криком, а я в него с рыком.
Когда я пришел в себя, Крис лежал подо мной. Он обхватил меня руками и ногами, целовал во все доступные ему места. А я подставил губы, принимая поцелуй.
- Крис, - я разорвал поцелуй. Любимый только закрыл глаза и угукнул. – Я есть хочу. Так соскучился по твоей стряпне.
Он только рассмеялся. Но продолжал лежать. Мы еще минут пять понежились в объятьях друг друга, потом встали с постели и, не сговариваясь, пошли в ванну. Я шел впереди. Дойдя до середины, я остановился.
- Ванна.
Если мы вместе мылись, то Крис выбирал, где это будет: ванна или душ. Я же только выполнял желание своего малыша.
Включив воду, я вылил немного пены в довольно большую ванну, я стал смотреть, как она медленно набирается. Крис в это время что-то делал сзади, я же не обращал на него внимание.
Когда теплые руки раздвинули мои ягодицы и один пальчик скользнул в мою дырочку, я наклонился и застонал. Крис умел доставлять удовольствие в любом качестве. Но даже себе я боюсь признаться, что мне нравиться, когда он сверху. Правда и малышу нравиться быть снизу, поэтому мы меняемся, притом довольно часто.
- Я так соскучился, - голос у моего малыша был хриплым и дрожащим. Он явно хотел еще. А я разве могу ему отказать?
Пальчик стал исследовать мои глубины, дразня и возбуждая. Вот как он может быть таким развратным. Я подставлял попку его умелому пальчику. А он добавил второй, вызвав очередной стон удовольствия. Крис тихо нашептывал мне всякие нежности на ушко.
Когда пальцы исчезли, я не заметил, потому что их тут же заменил прохладный член. Он резко вошел в меня под нужным углом. Удар по простате был таким сильным, что мои ноги тут же подкосились, и, если бы не Крис, я бы упал. Он стал вколачиваться в меня с неимоверной скоростью. А я только стонал и просил еще. 
Кончил я первым. Крис продолжал вбиваться в меня, но я встал и отстранил его от себя, лишая желанной тесноты. Он возмущено зашипел, а я, стянув с него презерватив и бросив его на пол, потянул Криса в ванну. Войдя в горячую воду, я усадил его на бортик, а сам сел между его раздвинутых ног. Мне так нравился его вкус и твердость. 
Обхватив губами головку, я стал вылизывать открытую головку, доставляя удовольствие, но еще больше мучая. За эти пять месяцев я так наловчился делать Крису минет, что он постоянно возмущался и называл меня садистом. Но я знал, что ему нравиться.
Крис откинул голову назад, ухватившись за бортик. А я обвил его талию рукой, стал придерживать его, чтобы не упал. Крис толкался мне в рот, требуя большего, но я не заглатывал его целиком, решая помучить.
Моя вторая рука переместилась к дырочке, которая была открыта, и в которую я мог просунуть пальцы, благодаря позе Криса. Его попка как раз свисала с бортика, предоставляя мне всевозможные способы его мучения.
Я ввел сразу три пальца в его скользкую от смазки и растянутую моим членом дырочку. Только от мысли, что я был в той тесной глубине, я возбуждался еще сильней. Крис стонал, выгибался под моими пальцами и губами, а я продолжал его мучить. 
Наигравшись, я вынул пальцы и выпустил член. Крис протестующе застонал. Собственное возбуждение давило на пах, не давая мыслить.
- Малыш, я хочу войти в тебя без помех.
Крис понял меня сразу. Он только кивнул. Мы всегда использовали презервативы, но сейчас я хотел оказаться в нем без этой резинки, которая не давала мне почувствовать всю гладкость и жаркую тесноту любимого.
Крис приподнялся и, встав на колени, выставил свою аппетитную попку. Я еще никогда не видел ни у кого такой красивой попки. Подставив изнывающий член к дырочке, я начал медленно входить в Криса. Там было так гладко и жарко, что меня пробрала дрожь. Крис тоже застонал.
- Ты такой горячий и твердый. Я даже чувствую, как твой член пульсирует во мне.
От этих слов мне снесло крышу. Я стал входить и выходить, задевая простату, выбивая из моего малыша стоны и крики, просьбы «еще» и «глубже». Но у меня было свое желание. Я медленно и тягуче двигался, но при этом сильно задевая простату. Крис бился подо мной в экстазе, воя и плача, прося прекратить эту пытку, но я продолжал, доставляя и ему и себе дикое удовольствие.
Когда нас накрыл оргазм, я упал на Криса, который просто свалился на бортик ванной. Мы несколько минут приходили в себя. Когда я вышел из Криса, он тихо вздохнул. 
Вода продолжала набираться в ванну. Я специально включил маленький напор, чтобы видеть, как медленно она окутывает нас. Крис приподнялся. Моя сперма стала стекать по его бедрам, снося мне крышу от удовольствия. Крис повернулся и просто стек в ванну. Я сел радом и притянул его к себе, устраивая между ног.
- Ты мой. Только мой.
Крис молчал. Его голова была откинута мне на плечо, глаза подрагивали, а грудь мерно вздымалась.
- Твой.
Я улыбнулся и поцеловал его в висок.
- Я люблю тебя, малыш. Чтобы не случилось, я всегда буду любить только тебя.
Ресницы Криса дрогнули, веки приподнялись, явив моему взору любимые зеленые глаза. Он внимательно посмотрел на меня.
- Я тоже люблю тебя, мой Саша. Больше жизни люблю. Не бросай меня никогда.
- Никогда не брошу.
Я впился в его манящие губы нежным поцелуем. Я не старался возбудить, я старался показать, как сильно я его люблю. А он отвечал мне тем же. После ванны мы обессиленные прошли в спальню. Крис что-то вспомнив, убежал, а я стал перестилать постель и поднимать брошенные вещи. Через пару минут я уже лежал в кровати, борясь со сном, и ждал своего малыша.
Крис пришел еще минут через пять с подносом, на котором была расставлена посуда.
- Ты ведь есть хотел.
Я улыбнулся. Малыш всегда знает, что мне нужно. Живот радостно заурчал, соглашаясь. А я сел, чтобы было удобней есть.
Крис принес бутерброды и салаты, а также чай. Мы наскоро поели, болтая о проведенном времени, которые провели порознь. Когда еда исчезла в наших желудках, я лег, а Крис пошел уносить поднос на кухню. Он вернулся, когда я почти уснул. Малыш пристроился у меня под боком, закинув руку и ногу на меня, а я обнял его, как самую большую драгоценность, коей он и являлся, и, уткнувшись в его волосы, уснул.

Утро встретило меня тишиной и сладким сопением. Крис уткнулся мне в грудь, обдавая мою кожу горячим дыханием. Я улыбнулся. Люблю просыпаться в его объятьях. Это такой стимул к хорошему настроению.
Сегодня была пятница. Крису нужно на работу, а у меня выходной. Заказов пока нет, так что я могу с чистой совестью отдохнуть. Правда, есть у меня одна цель, которую я должен воплотить в жизнь сегодня. И я это сделаю. 
Я кинул взгляд на часы. Фух, вовремя. Крису нужно уже выходить через полчаса.
Я повернулся к своей персональной сопелке и стал целовать его приоткрытые губки. Крис завозился в моих объятьях и высунул язычок, ища мой рот. Я воспользовался приглашением и стал целовать его сладкие губки, играя с его нежным язычком.
Мы целовались минут пять. Но я отстранил Криса от себя.
- Малыш, тебе на работу.
- Не хочу.
Он уткнулся мне в плечо.
- Надо. А вечером у меня будет для тебя сюрприз.
- Какой?
- Вот вечером и узнаешь.
Крис только обиженно засопел, а я чмокнул его в носик и встал. Пойду приготовлю ему завтрак, пока он умывается и одевается.
Через двадцать минут Крис стоял у входной двери и целовал меня как помешанный. А я начал нервничать, что даже на поцелуй не смог нормально ответить. Крис оторвался от меня и посмотрел немного растерянно и настороженно. Но я не мог его сейчас успокоить. Сам был как на иголках. Сказав только: «Люблю», выставил малыша за дверь и пошел в комнату искать телефон.
Трубка нашлась в моем портфеле. Набрав нужный номер, я стал ждать. После пятого гудка раздался недовольный голос Роба:
- Кому жить надоело?
- Привет, - даже голос дрожал. С таким успехом я к вечеру свихнусь. – Помощь нужна.
- И что тебе надо?
- Хочу романтический ужин малышу приготовить.
Послышался свист.
- Быстро же ты освоился в новой роли.
- Не ерничай. Лучше помоги мне подготовиться.
- Хорошо, через час буду. Помогу. А ты там начинай морально готовиться.
И сбросил. А я за этот час извелся. Наскоро приняв душ, я пошел на кухню пить кофе. Когда приехал Роб, я уже был больше похож на пороховую бочку. Друг только посмеялся над моей нервозностью и начал ехидничать. Но я знал, что он не со зла, а рад за меня.
Мы стали решать, что приготовить и как все обставить. Через полчаса мытарств у нас было готово меню и способ преподнести этот ужин в лучшем виде. Решив, что будет все же лучше дома, мы с Робом отправились за продуктами и остальным необходимым. Через два часа мы вновь были дома. Роб принялся за ужин, а я решил прибраться и украсить гостиную, где будет происходить основное событие.
Когда я через час зашел на кухню, Роб уже вовсю разошелся. Он начал с торта, потом приготовил запеченную утку и картофель, а напоследок салаты. Правда, на готовку у него ушло в общей сложности три часа без малого. А я в это время старался отвлечься, помогая ему и болтая о том, о сем. Все-таки уже несколько месяцев не виделись и не общались.
После всех приготовлений мы с Робом сели на кухне пить чай. Он отказался обедать и сейчас поедал бутерброды, которые сам же и приготовил. 
- А ты знаешь, что Олеся в Англию намылилась?
Он пристально смотрел на меня, а я только пожал плечами.
- Пусть едет. Кто ей запретит.
- Так она к тебе собралась.
Я только нахмурился. Мне она совсем не нужна. После того, как она чуть силой не затащила малыша под венец, я видеть ее не могу. Да и не хочу, чтобы Крис с ней виделся. Он после тех событий недели две отойти не мог. Как только вспоминал, что его собирались женить, сразу жался ко мне. А сам дрожал, как осиновый лист на ветру.
- Не желаю ее видеть, не то, что говорить.
- Ты смотри сам, она может какую-нибудь пакость сделать.
- Прорвемся. Ей меня уже не заполучить. – И добавил больше для себя, чем для Роба. – Как, впрочем, и другой особи противоположного пола.
Роб только усмехнулся и покачал головой. Но на реплику так и не ответил. Мы поболтали еще о чем-то незначительном, а потом Роб засобирался домой. Ведь и Крис скоро должен был придти, а я подготовиться.
Выпроводив друга, я опять занервничал. Эх, жизнь моя жестянка, пока не окончится этот вечер, я не успокоюсь.
Следующий час пролетел слишком незаметно. Когда Крис вошел в квартиру, я еле успел скрыться на кухне. Из гостиной лился мягкий свет, и это должно было привлечь внимание Криса в первую очередь. Малыш поступил так, как я хотел. 
Он прошел в гостиную и застыл на пороге. Я подошел к нему сзади и обнял. Мягко поцеловал в шею, потом в ушко и спросил:
- Нравится?
- Очень, - голос был восторженным.
Еще бы, я же так старался.
Гостиная была уставлена свечами, по полу были разбросаны лепестки роз алого и белого цвета, выражающие мою страсть и любовь. На столе стояли две высокие красные свечи, утка с картофелем и салаты. По всей комнате на любой доступной поверхности я расставил множество свечей, которые давали достаточно света, придавая комнате уют и романтичности. А на журнальном столике у дивана стоял большой букет из алых и белых роз, которых было ровно тридцать три. Я и сам не знаю, почему именно столько.
Крис созерцал эту красоту несколько минут, потом повернулся в моих объятьях и поцеловал страстно и нежно. Оторвавшись от моих губ, он пошел наверх. Я успел заметить слезы в его глазах, а также счастье и нежность.
- Я только приму душ и переоденусь.
Я кивнул и остался его ждать. Малыша не было минут пять, а мне показалось, что вечность. Крис спустился вниз в черных брюках и светло-зеленой рубашке, которая выгодно оттеняла его глаза. Я же был в белых брюках и темно-синей рубашке. Мы вместе смотрелись просто идеально.
В голове пронеслись воспоминания нашей встречи, потом первый секс, его обреченное лицо у алтаря…
Я подошел к любимому и заключил его в объятья, подарив самый нежный поцелуй. Крис ответил мне с не меньшей нежностью.
- Давай садиться.
Он кивнул, а я помог ему сесть. Ужин прошел удачно. Мы болтали, обсуждали события последних месяцев, а потом я решился поговорить о главном.
- Крис, - мой взгляд стал серьезным. Крис насторожился. – Я хотел у тебя кое-что спросить.
Я немного помолчал, не зная, что сказать и как поступить. Я очень волновался. Но решил, что будет проще, если я скажу, как есть. Я встал со стула и подошел к Крису. Парень все это время смотрел на меня не моргая. Он настороженно следил за мной.
- Закрой глаза.
Он закрыл, а я глубоко вздохнул и…

POV Крис
Сегодня Саша был немного странным. Его что-то беспокоило, но я не знал, что. Он выпроводил меня на работу, где я не находил себе место.
Когда же я вернулся, меня ждал сказочный сюрприз: ужин на двоих. Все было так красиво, что я не смог сдержать слез. Сбежав от него и придя в себя, я свежий вернулся к нему. Мы замечательно провели вечер. Болтали, смелись.
А потом он захотел о чем-то спросить. Я испугался. Он ведь был натуралом, вдруг решил уйти.
- Закрой глаза.
Саша стоял рядом и смотрел на меня очень пристально. Я выполнил его просьбу. Когда через пять секунд, которые я отсчитывал по ударам часов на каминной полке, я услышал его просьбу открыть глаза, я испугался. Вздохнув, я открыл один глаз и… распахнул глаза в удивлении.
Саша стоял передо мной на одном колене, а в руке у него была коробочка с красивым обручальным кольцом. На кольце переливались сапфиры и изумруды, цвета наших глаз, а само кольцо было из белого золота. Я понял, что Саша придумал его сам. Еще ничего я в жизни красивей не видел. На глаза навернулись слезы. 
- Ты выйдешь за меня? Станешь моим мужем? И будешь терпеть меня и мои выходки до конца?
Я робко подал ему руку, а он надел кольцо на мой безымянный палец. Через минуту я очнулся. Кинувшись Саше на шею, я заплакал. Слезы медленно катились по моим щекам. Я впился в его губы, пытаясь показать, как я его люблю. Поцелуй получился жарким и сладким.
- Я согласен.
Саша улыбался во все свои тридцать два, а я млел от счастья. Теперь мы всегда будем вместе. Он и я.
Думаю, не стоит вам говорить, что эта ночь была самой потрясающей за прошедшее время.

*будет точно еще один эпилог*

Эпилог 2. Наше общее будущее

POV Саша

Я самый счастливый человек на свете. Мы с малышом вместе уже четыре года. За это время было много и хорошего и плохого. Но все это мы преодолели вместе.
Пожалуй, самым запоминающимся днем - было наше бракосочетание. Мы расписались в мэрии Лондона. Крис был самым красивым. И с каждым днем он становится все красивее. Я только и могу, что любоваться им.
Сегодня ведь ровно три года, как состоялась наша свадьба. 17 мая - день нашего знакомства, день нашей свадьбы. На ней присутствовали Роб и Сильвио в качестве свидетелей, а также еще двадцать три человека - наши друзья.
Крис был в черном смокинге, черной рубашке и зеленом галстуке. Я же в белом смокинге, белой рубашке и синем галстуке. Роб сказал, что мы просто идеально смотримся. И я был с ним согласен. Мой малыш был и ангелом и дьяволенком. Но это знал только я.
Правда, наши чувства подверглись испытанию.
Через полмесяца после памятного дня, когда я сделал Крису предложение, к нам домой заявилась Олеся. Она устроила скандал, и мы ее часа два не могли выпроводить за дверь. Пришлось звать на помощь Роба и Сильвио. С их помощью мы доставили ее в отель, где она снимала номер. Крис остался с Сильвио, а я и Роб увезли орущую и бьющуюся в истерике девушку. 
В своем номере она попыталась меня соблазнить, но как и следовало ожидать, ее прелести не вызвали ни у меня, ни тем более у Роба никаких эмоций. Я настолько привязался душой и телом к Крису, что никто не возбуждал меня более.
Я попросил Робы выйти и остался с Олесей наедине. Мы уже дали ей успокоительное, и она начала приходить в себя.
- Слушай, Олесь, ты же умная девушка, красивая. Неужели ты готова так унижаться перед кем бы то ни было? Я тебе уже не достанусь. Как бы ты не хотела меня вернуть, я не вернусь. Да и Крис это так просто не позволит.
- Это бесхребетное существо?
- Послушай, давай без оскорблений. Крис изменился, он стал другим. И то, что ты женщина, не остановит его. Он тебе и волосы повыдирает и лицо расцарапает.
- Баба, - фыркнула она.
- Зато ты ведешь себя как истеричка. Давай договоримся: ты не лезешь к нам, а я сделаю все, чтобы Крис до тебя не добрался. Потому что, когда мы уезжали, он сказал, что подпортит тебе жизнь. А зная его, я могу с уверенностью сказать, что он это сделает.
Олеся минут пять молчала, обдумывая мои слова. Потом с сожалением посмотрела на меня.
- Я люблю тебя. Прости.
- Нет, не любишь. Если бы любила, никогда бы не изменила. И у тебя сейчас не было бы дочери, а у меня Криса.
Мы помолчали. Она отвернулась и стала теребить покрывало на кровати.
- Скажи, - Олеся вздрогнула. - Неужели ты не любишь свою дочь?
- Люблю.
- Тогда ради нее постарайся привести свою жизнь в порядок. Я уверен, что найдется мужчина, который будет тебя любить. Но не как я. Я ведь и не любил тебя. Скорее это была привязанность.
Олеся с удивлением смотрела на меня.
- Просто найди свое место в жизни. Не цепляйся за прошлое. У тебя уже есть будущее в лице маленького ангелочка - Юли. А я больше чем уверен, что она ангел. Твой ангел.
И с этими словами я ушел, оставив Олесю.
Домой я вернулся уже через пятнадцать минут. Роб и Сильвио тут же уехали. А я, всеми доступными мне способами, стал отговаривать Криса от мести в адрес Олеси. Он сначала долго упирался, но разве можно отказать, когда ты привязан к кровати, а в твоей попке вибратор, который только дразнит и разжигает, но не удовлетворяет. Конечно же Крис согласился отступить, но обещал, что "если она еще раз, то я…". Договорить я ему не дал. Вытащив вибратор, я резко вошел в него, выбивая мысли об Олесе из его прекрасной головки. Эта пытка продолжалась для него несколько часов. Пока он обессиленный после трех оргазмов не уснул у меня на груди.
А дальше были приготовления к свадьбе. Банкет был устроен у Сильвио в клубе. Потом мы улетели в Россию на медовый месяц. Малыш мечтал там побывать. Мы слетали сначала в Питер, где у Роба тоже была квартира. Пожили там две недели. А потом еще две провели в Москве. И счастливые и довольные мы вернулись в Лондон.
Начались обычные будни, которые не были в тягость, ведь рядом был Крис. Но я стал замечать, что он какой-то подавленный. Целый год он ходил немного грустным. Будто что-то его очень сильно печалило. Но ни с кем он этим переживанием не делился.
Потом эта грусть исчезла. Он вновь стал веселым и беззаботным. И вот две недели назад его грусть вновь вернулась. Я стал переживать, не мог понять, что же сделать, чтобы выведать у него о причине.
Но сейчас мне было немного не до этого. Я готовил очередной романтический ужин. Готовил я сам, спасибо Робу, научил. Когда все приготовления были завершены, я пошел переодеться и взять подарок. Крис вернулся немного раньше, но сюрприз не испортил.
- Очередной праздник? - Он с хитринкой уставился на меня.
- Да. И даже два.
Он удивился. 
- Как два?
- День нашей свадьбы и день нашего знакомства.
- Ты помнишь?
- Я помню все, что касается тебя.
И поцеловал свое чудо. Мы не виделись целых девять часов. А я уже соскучился. Крис с радостью мне ответил. Поцелуй становился все более страсным, а я не мог сейчас позволить себе близость. У меня был вопрос, на который я должен был получить ответ.
- Иди, переоденься, - я разорвал поцелуй и губами прикоснулся к его щеке, - будем ужинать.
Крис кивнул и пошел наверх. Вернулся он через десять минут, а я выставил вино и курицу.
Ужин прошел в воспоминаниях нашего прошлого. Мы смеялись над веселым и даже грустное прошлое вызывало у нас улыбку. Ведь несмотря ни на что, мы вместе.
Когда часы пробили девять, я вздрогнул. Нужно было задавать вопрос, пока я еще готов его произнести.
- Малыш, - я прокашлялся. Твердым взглядом я посмотрел ему в глаза. - Мне уже тридцать два, да и тебе не мало…
- Ты считаешь меня стариком?
- Не перебивай.
Он замолчал. Его глаза выдавали беспокойство. А еще ту самую непонятную мне грусть.
- Я хочу… знаешь, я долго над этим думал и если ты скажешь нет, я не буду против…
И я замолчал. Мы ведь это никогда не обсуждали.
- Саш, что такое?
- Давай заведем ребеночка? - Все, я это сказал.
Крис смотрел на меня не мигая минуты две, но это мне так казалось. На самом деле прошло не более пяти секунд.
- Ты хочешь детей?
- Да.
- Но, я думал, что… нет, - его голос был тихим и ломким.
Он секунды три пребывал в ступоре, а потом кинулся мне на шею, правда, обойдя стол.
- Я так хочу детей. И я всегда хотел.
Я вздохнул с облегчением. В его глазах больше не было той грусти. Значит вот, что его беспокоило.
- Мы можем усыновить или воспользоваться суррогатной матерью. Что ты выбираешь?
- Суррогатную маму. Я хочу ребеночка похожего на тебя. 
Я улыбнулся.
- А я на тебя.
А дальше мы уже были заняты друг другом.
Боюсь, я даже не представлял, что такое мука. И только понял это, когда мы занимались вопросами о суррогатном материнстве. На оформление всех бумаг и поиск нужной женщины у нас ушло два месяца. Потом еще были вопросы, чей будет ребенок. В итоге спор разрешил врач, предлагая сделать двойное оплодотворение. И у нас получилось. У нас были близнецы. Маленькая девочка с зелеными глазами и белым пушком на голове и мальчик с синими глазами и темненьким хохолком. Больше всего мы боялись, что суррогатная мать может отказаться отдавать нам детей, но девушка была не способна на материнские чувства. Деньги ей были важней. И мы с чистой совестью и частично опустевшим счетом забрали малышей из роддома.
Девочку назвали Ангелиной, а мальчика - Девилом. Правда, эти двое не соответствовали своим именам. Ангелина оказалась сущим дьяволенком, а Девил - ангелом. Оба в папаш, как сказало мое чудо.
Я только тихо радовался тому, что они со мной. И что этот год, наконец, прошел. Скоро пятая годовщина нашего знакомства и четвертая годовщина свадьбы. И мы до сих пор вместе. 
Что же касается остальных…
Роб и Сильвио тоже сочетались браком, уже как три года. И на нашем примере захотели детей. Сейчас суррогатная мать вынашивает малыша Роба. Мальчика. Я за ребят только рад. Они счастливы. У них ведь тоже были и сомнения, и переживания, и трудности, но их любовь преодолела всё.
Эндрю живет в Эдинбурге. А его жена Джулия в Бате. Дети навещают ее чаще отца, что того злит безмерно.
Родители Криса уехали в поместье и уже три года не показываются в Лондоне. Мы только рады этому.
Недавно купили с Крисом небольшое поместье в Кенте. Красивое, с рекой и полями. Есть даже свой лес. Соседи тоже замечательные.
А вот у Олеси все как нельзя лучше. Она вернулась на учебу, окончила ее и стала работать у отца. Познакомилась с одним из его партнеров и влюбилась в него до беспамятства. Он же давно ее заприметил, но боялся подойти. Она мне потом сказала, что мой поступок по отвоеванию Криса стал для нее примером, и она как танк перла на мужчину. Он сдался уже через три дня. И тут же сделал ей предложение. Поженились они через три месяца в Москве, где он проживает. А сейчас они ждут малыша. Дочку Олеси отчим любит и балует, называет ее ангелом, на что Олеся только посмеивается. Она даже пригласила нас на свою свадьбу. Я обсудил это с Крисом и мы отказались, решив, что это будет глупо. Зато посетили их через два месяца после этого торжественного события в Москве. Она счастлива и я за нее рад. Но у малыша к ней все равно двоякое отношение: и рад за нее, и опасается ее. Но, думаю, это пройдет…
- Какой же ты у меня ангелочек.
Я встал в дверном проеме и стал наблюдать за любимым. Комнату освещал один ночник, который стоял на столике между кроватями. Крис на руках держал сына, тихо шепча ему нежности.
- Я так рад, что ты есть. Ведь ты точная его копия. Я надеюсь, что когда в твоей жизни появится вторая половинка, ты, как и папа, ни перед чем не остановишься, чтобы ее удержать.
Крис уложил малыша в кроватку, а затем подошел к дочке. Он наклонился над ней. Что-то тихо ей сказал и разогнулся. Я же вышел из комнаты незамеченным и прошел в нашу спальню. 
Крис появился через несколько минут и присоединился ко мне в постели.
- Ты его любишь больше, чем ее?
Крис вздрогнул. Он молчал минуты три.
- Нет. Просто он вылитый ты. Я с момента нашей свадьбы мечтал о малыше, который был бы похож на тебя. И сейчас, когда я могу держать его в руках, мое сердце поет. Ангела тоже люблю. Но она часть меня, а он - тебя. Я даже думаю, что ты любишь ее больше. Но с учетом того, что мы их любим, сказать кого больше - трудно.
Я помолчал. Он ведь прав. Я Ангела люблю больше, потому, что она часть его. Но и сына я люблю не меньше. Он ведь моя частичка.
- Ты прав. Знаешь, ты стал умнее, спокойнее и рассудительнее с тех пор, как появились малыши.
- Просто я понимаю, что отвечаю не только за себя, но и за них. И от моих действий будет зависеть их будущее.
Я улыбнулся и прижал свое чудо к себе. Завтра у нас выходной и можно пошалить.
- Как ты смотришь на то, чтобы заняться чем-то более интересным?
- Надеюсь, очень интересным.
И он сел на меня, впуская мой готовый член в себя, вырывая стоны из нас обоих. Как же я его люблю, если бы вы знали.
Сейчас я благодарю Бога за то, что он дал мне храбрости, чтобы удержать его рядом и не отпускать никогда. Ведь я даже не знаю, во что превратилась бы моя жизнь без него. Одно знаю точно, она не была бы такой интересной и счастливой. А, следовательно, это была бы не жизнь, а просто существование.



Вот и конец. А кто читал - молодец