• Название:

    Секреты греха. Шум


  • Размер: 0.03 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

Установите безопасный браузер



Выходя на улицу каждый раз, мне мерещится глаза. Тысячи глаз смотрят на меня, осуждают и смеются надо мной. Эльфийская шлюха, Тварь брюхатая – и хуже, фразы как безумной карусельюкрутились в моей голове.

Меня зовут Зинаида, я живу в Москве, мне 21 год, я беременна тремя гибридами (цвергами) от своей любовницы Тунеи Кам Зурлле. Я иду в магазин, я здесь, я жива, я человек. Такую методику мне подсказала мать. Про себя говорить то, что ты знаешь о себе и дышать спокойно и медленно. Дойдя до магазина, я не ожидала увидеть, а точнее услышать знакомый и противный голос.

- Оп-па, Зина-Стакан Клофелина!!! Ты здесь, какого будешь? – Голос был также мерзок, как и тот кто, от кого он звучал.

- И тебе привет… Оля. – Холодное и без эмоциональное приветствие.

- Привет… - передразнила Оля. – Где здесь логопед? – Ее шутки меняются также часто как у беременных аппетит. Нескончаемый запас. Компенсирует недостаток привлекательности.

На самом деле Оля Оленова – моя бывшая одноклассница – была очень красива (когда-то), она участвовала в конкурсах и занимала призовые места. Но после неизвестно чего, она вдруг перестала за собой следить в итоге от красивой девушки, на которую приятно было посмотреть и провести время, осталось толстое, одетая как тинэйджер, существо с прыщиком на подбородке и в очках. Мы с ней никогда небыли друзьями, даже соперницами назвать трудно. Но это было раньше.

Обойдя ее я встала в очередь за мужчиной, хотелось побыстрее вернутьсядомой и уснуть сладким сном. Сзади пристроилась Оля и, тыкая в меня пальцем начала спрашивать.

- Как дела Зи? Универ закончила?

- Нет! – снова тычок.

- Как? Ты со своими данными могла его закончить хоть десять раз зао-о-очно. – хихикнув, она снова тыкнула на этот раз, где пониже. Нерв натянут, словно рояльная струна.

- Прекрати, ты как маленькая себя ведешь, неужели повзрослеть для тебя трудное дело? – мои старания сделать голос невозмутимыми начали испаряться.

- Не прекращу, тебе же приятно когда тебя тыкают, вон аж живот тебе натыкали. И знаешь повзрослеть, значит, нечто другое, а не залететь от не пойми кого. Оп! – Тыкнув пальцем мне между ног, она захихикала как свинья. Я часто держу ладони на животе, несложно догадаться, что я в положении. И что не стоит меня трогать, как и кому попало. Я ударила ее по лицу, прежде чем поняла что сделала.

- Ты че делаешь, бл..ть? – она замахнулась, но я резко дала еще одну пощечину. – Ты ох…

Следующая затрещина не заставила себя долго ждать. С невозмутимым лицом ясмотрела на нее как непослушного ребенка, которого нужно наказать за непослушание. В голове возникло лицо знакомого карлика.

- Скажи что-нибудь и получишь еще одну! – Мужчина за мной хмыкнул.

- Ты что сдурела??? - сказано, сделано, после резкого хлопкаОля выбежала из магазина.

- Лорд Тирион? – мужчина понял, откуда я повторила сцену.

- Да, это один из моих любимых моментов. – Далее я спокойно достояла в очереди.

Мне стало неспокойно, когда я подходила к дверям и совсем нехорошо, когда зашла в подъезд. Это чувство я называю «Моя личная паранойя» и оно мне не раз спасала жизнь. Развернувшись, я ударила что большое и… громкое.

- Ах ты, сука! – кулак темного «пятна» залетел мне в висок. Я потеряла равновесие и облокотилась на стену. Вторым ударом в грудьменя вышибло из равновесия, я зажалась, стараясь, что не один из ударов не попал по животу. Несколько пинков пришлись по рукам, которыми я защищала детей. Меня охватила паника, я не могла встать только молиться и плакать. Столь большое отчаяние меня никогда не настигало.

Откуда-то сверху топала вниз существо, она прыгало так, будто весило больше 300 кг. Мне стало не по себе, но когда звук приблизился, я услышала еще два подобных приземления. Через секунду нападающих выбежал на улицу, а после через меняперелетело нечто страшнееи выбежало вдогонку. Две женские фигуры помогли мне подняться, и я встала, прижимая их руки к себе. Мою шубу расстегнули, задрав блузку. Теплая рука погладила мне живот и через секунду, мне стало гораздо легче.

- Они в порядке, развитие не затронуто. Страх матушки оставит на них, маленькие отметены. – Заключение было на удивление спокойное.

- Что? – мне вновь стало страшно.

- Расслабься, это родинки! – Анта обычно улыбалась но, как и Тунея она была зла.

Войдя в квартиру, мама посадила меня на диван Анта села рядом, положив ногу на ногу. Тунея (возможно пытаясь так успокоить себя и меня) лизала мои синяки на лице, ее горячие дыхание обжигало мне щеку, а мягкий язык бархатно щекотал кожу. После небольшой паузы, я пришла в себя. Перематывая в памяти произошедшее я поняла две вещи. Первая, нападающий был мужчина, вторая - кто-то сегодня умрет не своей смертью.

- Скажу сразу! - Рукумай вошла и встала передо мной. - ТЫ, для меня, просто вещь, которая принадлежит одному из членов моей семьи. Если тебя убьёт хозяйка то твои проблемы. Однако если тебя пытаются… попортить кто-то «левый», значит это моя проблема. Это значит оскорбление моей семьи, намек на то, что она собственных маток защитить не в состоянии.

Я лишь сглотнула, мне нечего было сказать. Рукумай была важной персоной, что в нашем, что своем мире. Сейчас она живет со своей девушкой Антой не только из-за своей прихоти, но из-за детей, что Зеленая Эльфа носит под сердцем. Их там двое.

- Так, а теперь у меня два вопроса, кто был это кусок убегающего мяса и что он от тебя хотел? – Я рассказала про случай в магазине. Тунея отвела Свету в комнату, а Рукумай и Анта без комментариев слушали, на глазах возникла жажда, и мне показалось, что это было связано с едой.

- Мда… Сучки были всегда и везде. Главное не подпускать их близко и все обойдётся, но это выходит за всякие рамки. Анта отведи ее, зови мать надо кое-что обсудить. – Рукумай отошла на кухню. А мы с эльфийкой пошли в мою комнату. Зайдя, я почувствовала напряжение у нее в руках.

- А как у вас протекает беременность?

- Наши много хотят кушать, перечитывать старые книжки и много, много проводить времени на прогулке. Я так видела несколько раз. Если короче то у нас «Семь пятниц на неделе». – Она задышала чаще, и мне становилось понятно почему.

- Ты не боишься рожать? – она посмотрела на меня, прищурив глаза.

- Я веселая натура и стараюсь не показывать свой страх в чем-либо. А тебе надо успокоиться и поспать, ты слишком… возбуждена. – Она легонько шлепнула меня по попе. В голове шлипохотливые мыслишки.

- Анта ты ведь принадлежишь Рукумай как я Тунее да? – сказала я с намеком.

- Нет у нас разное положение, но для мамы ты важна, как и я для Руми, а что? – ее брови поползли вверх.

- Просто… ведь нам запрещено заниматься сексом, нотвое напряжение растет и его Руми снимает не полностью. – Я улыбалась и прижималась к эльфе чуть ближе обычного.

- Тихо! Только я могу называть ее Руми, ты не смеешь для тебя она Рукумай. – после паузы. – И да в основном она доминант в наших отношениях. Иеще вроде как мы договорились, что ты говоришь мне всегда правду, а я до тебя не домогаюсь.

В ответ на это я сняла свитер и расстегнула блузку, лифчика на мне не было.

- Да? А как тебе такое? – я резко поцеловала ее в губы, они приятны на вкус очень сочные яблоки. Запах мяты. Между ног у нее завибрировало. Я опускалась на колени, языком прокладывая путь. Ее мягкую и сладкую грудь я обняла руками, поцеловав каждый сосок. Анта не может меня остановить, она даже не пытается. Я посмотрела на ее фаллос вблизии провела языком вдоль ствола. Взяв его в руку, обняла ртом. У зеленной эльфийки перехватило дыхание, она очень ждала этого. Анта села на кровать, широко расставив ноги. Она смотрела на меня игривым взглядом полным похоти. Мы не нарушаем правила, я простопомогаю ей снять напряжение, как делала это однажды.

Я помяла свою грудь перед ней, маленькие разряды дошли до мозга, между ног нарастало тепло. Убрав руку с члена, эльфы я до самого основания заглотила его. Уголки ее губ поползли вверх. Трахая глоткой головку я смотрела на Анту словно на жертву, ее лицо менялось. Доведенное до исступления, слегка закатанные глаза, приоткрытый рот, что прерывисто дышал. Мои пальцы снова сжимали ее орган, а губы полировали кончик, гладкий и сочный словно леденец, который только мой. Я увеличила темп и эльфа застонала сдержано и негромко. Мне хотелось услышать ее крик, увидеть мольбу в ее глазах о том, чтобы кончить. Я дразнила ее, покусывая член. Она посмотрела на меня именно такими глазами зеленными и прекрасными. Нервно проведя языком по губам, она стала двигать тазом трахая меня в рот. От стен отражались причмокивающие звуки, они оглушали и развращали. Я задвигала головой быстрее, как только услышала вырывающийся рык Анты, приостановилась, отдаляя момент. Ей стало плохо, тихий стон разрастался, потом перешел в мычание. Она не могла себя сдерживать, это сладкая пытка затянулась и по ее зеленному телу пошла дрожь. Взяв мою голову обеими руками, она неистово вонзалась мне в рот. Ее член проникал все глубже будто желая пробитьсядо самого сердца.

- Аххххх… - В рот попала теплая сперма, я зажмурилась, глотая жидкость. Эльфа откинулась назад, схватившись за простыню, сжимая зубы, она обняла мою голову ногами, прижимая к себе. – Да, да, ты… супер… ты чудо.

Я пила, сколько могла, носемя вытекала и пачкала меня. Я встала перед ней полный рост, размазывая ее сперму по подбородку и по сиськам. Такой я могла вскружить голову Анте и мне это нравилась. Она схватила за запястья меня и прижала к кровати.

- М-м-м сладкая кошечка, мама предлагала тебе уйти с нами? – ее колено уперлось мне в промежность.

- Да я думаю над этим! – я успела пожалеть, что не сняла джинсы.

- Ха! Ты не думай, и мы позаботимся о тебе как следует. В качестве подарка следующие дети, которые ты родишь, будут от меня!– она пропустила меня в ванную с полным удовлетворением на лице. – Моя сладкая, моя прелесть ты не пожалеешь когда почувствуешь меня в себе.

Следующие полчаса Анта укладывала меня спать. Я умыла лицо влажными салфетками и улыбалась, Анта расслабилась. Ейи мне это принесло удовольствие, как и облегчение. Меня смущал лишь одно, этот самоубийца он мне что-то дал, незримое и очень знакомое…

- Великая мать наконец-то. – Выйдя из комнаты Зины, меня отпустило. Хотелось прижать ее к кровати и взять, как заблагорассудиться. Такого я не ожидала, я привыкла доминировать и разряжаться до конца, но Высшая эльфа Руми тоже привыкла быть сверху во всем. А потому матка Зина дала мне то, что было мне просто необходимо. Сейчас трудно поверить, что это сисястое сокровище было непослушным, а теперь она делает мне минет, чтобы сделать приятно. Вспоминая ее первые дни с нами кажется, что это было во сне. Мама не только находит красивый самок, но и еще находит их в интересные моменты жизни.

Никогда не думала, что смогу залететьот «Им Иншагал» - это мечта большинства эльфиек. Я помню, как большинство моих подруг хотели переспать с девами из «Черной розы» и заиметь от них детей. Ибо это давало защиту, положение и благосостояние в дальнейшей жизни.

И вот свершилось, счастье данесчастье помогло. Двойня – у меня от Рукумай Им Иншагал. А я все лишь хотела увидеть свою Дашу. Девчонку, которую залетела от меня с первого раза, что большая редкость. Распространенно мнение, что нужно очень много кончать в человеческих девушек, чтобы они залетели. Но если получилась так, что ребенок получился с первого раза, то это означает высший сорт маток как собственно и то качество, когда они рожают не одного ребенка за раз. Так у и меня случилось, вот я и хотела ее увидеть, но оказалось, что рядомс ней буквально через дорогу проживает некто настолько важный, что будь у нее плохое настроение, то мое вторжение можно было воспринять как началовоенного конфликта. И тогда мне назначили бы такое наказание, что под его конец я превратилась в отраханную куклу или хуже, мертвую отраханную куклу.

- Мама ты… - Тунея вышла из комнаты ее тело покрывала влага, значит, не только я приятно провела время, - …вовремя, нас зовет Рукумай.

- Я в курсе, - я повернулась, чтобы пройти на кухню, – только не надейся, чтоЗина мне быстро надоест, и я не захочу ей еще детишек наделать.

Значит, она слышала и в курсе как Зинаида меня успокаивала.

- Мечтать никогда не было вредно. – Мама улыбнулась и обняла меня за талию и поцеловала в шею. Она часто сдерживала эмоции, но невсегда. Всю прошлую ночь она проспала со мной обнимая мой живот, в то время как Руми спала рядом, прижавшись ко мне сиськами. Пройдя на кухню, мы выпели чаю. Рукумай сидела за столом в своем экзотическом облике полу-китаянки. Она осмотрела нас, легко улыбаясь и уже придумала, чем мы будем заниматься сегодня вечером.

- Я вижу, вы довольны, что ж будем надеяться, что так будет очень долго. Теперь оторвемся от мыслей о плоти и поговорим, о другом. Вы когда последний раз ели?

- Несколько недель назад. – Тунеявсегда отвечала то, что хотела и быстро, либо молчала.

- Вот как. Теперь у нас появилась меню. Выходим после семи вечера. Куда идти я знаю, люди не блещут интеллектом, а этот полностью его лишен, зашел в собственный подъезд. Там домофон и ломать его посреди дня мне было лень.

Я села напротив Руми, а мама между нами, мне бы хотелось, чтобы с нами была еще моя сестра Нельзира. Но где ее черти носят, выяснить было не возможно. Я могла найти любого кого только захочу достаточно знать запах и имя. А вот моя сестра могла спрятаться и никто не смог бы ее найти, если того она сама не захочет. Нельзира Кам Зурллер, моя мама Тунея - ее пама.

За окном темнело стремительно, близился праздник «Зимнего Цветка» и веселья предвещается очень много. Когда мы все собралисьи все оговорили, было уже за восемь. На улице было тепло для нас. Людям приходиться одеваться в кучу одежды, нам же отрегулировать температуру и все. Мне рассказывали, что люди это умели делать, но постепенно их способности ушли в технологии и стерлись религией.

Я думала, что идти нам несколько улиц, но каково было мое удивление, когда нам нужно было зайти в соседний подъезд. Руми потянула на себя ручку металлической двери и… вырвала ее. Затем ударила по домофону от чего тот прогнулся, но дверь открылась ипохоже останешься такой пока ее не починят.

Подойдя к первой попавшееся двери, я тихо постучала. Нам открыл мужчина с мешками под глазами. Он был в майке и семейных штанах, коротко стрижен и явно уставший. Его припухшее лицо не отражало тех эмоций, которыемы его окружили. Моя мать способна влиять на состояние людей и способна превратить наслаждение в злобу, а печаль в экстаз или страх. Но мужику было все равно. У него в одной из комнат доносился женский голос напевающий «Muse – Undisclosed Desires».

- Да,что-то хотели? – от несло борщом и селедкой, не пивом и не водкой хоть тут хорошо.

- Мы ищем, - я выдержала паузу и с остановками произнесла, - толстую страшилу в очках как в песенке «Алексин - Бля Буду» по имени Оля, живут тут такие? – он даже не смутился.

- Нет. Тут нет. Этажом выше надо мной. – И кивнув головой, закрыл дверь.

- Какой морально устойчивый! – но мой комментарий остался без внимания. Руми и Оранжевая поднялись выше. За черной металлической дверью слышался шум, кто-то на кого-то орал блатным матом. Я стукнула по двери стараясь привлечь внимание только тех, кто находиться за ней. Шум стал тише и послышался поворот ключа в замочной скважине.

Руми прищурила глаза, - «Этот безмозглый здесь!»

То, что открыла нам дверь, вызывало отвращение, эточеловек не мылся уже несколько недель, если не месяцев. Сальные волосы грязные трусы и запах из-за рта.

- Бля… - потом в комнату – Рома ты, что ли шалав вызвал?

- Нет, но пусть заходят, водка еще есть. Надо будет, еще сбегаем.

У Рукумай брови поползли вверх, а у меня это вызвало смешок, мама сжала челюсти. А человек пригласил нас войти, не удосужившись даже спросить, кто мы такие. Из дверей, что вели на пародию кухни вышел молодой человек, который уже не один день в запое. Это видно и есть Рома.

- Какиетелочки… - попытка ущипнуть меня за грудь закончилась тем, что я вывернула ему руку наизнанку. Он даже не сразу понял, что произошло, потому что вначале посмотрел на руку, которая теперь в локте смотрела в другую сторону, только потом открыл рот. Его попытку заорать я прервала ударом в кадык. Произнеся булькающие звуки, он упал на пол. Хозяин квартиры выкатил глаза и выпалил.

- Бля… - ударом в солнечное сплетение Тунея отправила его на тот свет. На звук открывающийся двери и резкую тишину пришла женщина вхалате. Она была не пьющей по ней это видно, но кровоподтёк на губе портил ее прелестное личико.

- Вы кто такие? – Она увидела тела двух мужчин и хотела закричать. Тунея бросилась вперед и зажала ей нос и рот несколько секунд и женщина больше не двигалась. Сбоку открылась дверь и тут же захлопнулась. Послышались крики о помощи. Из туалета в комнату промелькнула тень. Рукумай зашла в нее сломав замок. Оттуда послышался выстрел. Я ринулась туда, пока Тунея выбивала дверь сбоку.

Руми держала за шею молодогопаренька старшеклассника. Он брыкался и пытался ослабить хватку. Лицо покраснело, а кулаки стучали по руке, что сжимала его горло. Пистолет лежал на полу рядом с гильзой.

- Пусти су… - он захлебнулся последним словом.

- Это ты напал на нашу девушку. Тысовсем обнаглел, хотя даже жить толком не начал! Но мне чхать. – Она показала пулю, которую она поймала и затолкала ему прямо в глаз, затем до хруста сжала ему горло. Он упал мешком на пол без дыхания.

Тунея выбила дверь и оттуда донесся голос, гортанный имерзкий.

- Я полицию вызвала! – телефон выбили у нее из руки и разбили об стену.

- Она тебе не поможет! – Тунея сжала ей череп. От боли Оля закричала и стихла, упав на пол, она заныла словно маленькая. Но в комнате находился еще кто-то. Когда все нашеэльфийское трио зашло в комнату, нас ожидал сюрприз.

Это еще одна девушка, на ней тоже были очки. Стройная девушка с маленькой грудью и миниатюрной задницей. Руки пианистки и кудрявые волосы, завязанные в хвост. Глаза цвета оливок, тонкие губы. Никакого макияжа простая и красивая, словно подарок в прекрасный день. На ней женский синий свитер и простые брюки. Немного строго, но дешево и со вкусом.

- А это что за лапочка? – Тунея была крайне удивлена, что такая красотуля была в таком месте. Рассмотрев тетради и учебники на столе, стало ясно, что незнакомка была Оле репетитором, как-бы, но в действительности данная девица делала за толстуху всю домашку.

- Не смейте подходить! – это было похоже на приказ, девушка была зла, и страхом тут и не пахло. – Вам же хуже будет!

- Приятный настрой, люблю пылких! – Мама стукнула ей по лбу и за волосы понесла в коридор. Разложив тела на полу, рядом друг с другом, мы ждали машинку. Оля в очках плакала, стараясь не смотреть на тела своих родных.

В дверь позвонили. Оля бросилась к двери и открыла ее настежь. Мы даже не дрогнули. Зайдя за спины полиции, Оля скривила на редкость мерзкую рожу. Два сержанта посмотрели на нас и открыли кобуру.

- Руки за голову и медленно лицом вниз. – Мама лицом как у статуи произнесла.

- Да сейчас, после того как поедим. – Рукумай с легкой улыбкой садиста вышла из-за угла и посмотрела на полицейских. И как по мановению волшебной палочки мы сбросили с себя гламор. Они опешили, увидев наши голые тела разных цветов, но в основном смотрели они на Рукумай которая ко всему прочему имела на теле родимые линии по всему телу и рога, что выдают в ней представителя высших кругов.

- А госпожа, что вы сразу не сказали? – На шок Оле полицейские закрыли кобуру исинхронно выполнили воинское приветствие. Девка побежала в подъезд, но Рукумай схватила ее за рубашку и врезала по лицу. – Их положить в машину и доставить? – в ответ Рукумай кивнула, – будет сделано госпожа.

Я посмотрела на Руми и та прижала меня к себе и поцеловала. Обхватив мне попу, она настойчивоприжалась грудью ко мне.

- На нас работает полиция? – Я сделала самое невинное лицо, на которое была способна.

- На меня.

- Деньги?

- Гипноз. – Поцеловав меня она, как и в первый раз взяла меня на руки и отнесла в комнату, которую можно более и менееназвать чистой. Недолго думая она развернула меня и проникла пальцем в киску. Она откинула голову назад и засмеялась. Громко. Сексуально. Мне захотелось, чтоб на место ее пальцев оказались губы. Все грязные мыслишки были написаны у меня на лице, так как Руми притянулась ближе к моему лицу, хищно улыбаясь и пожирая меня голодными от желания глазами.

- Анта – целуя, она пробовала на вкус мое имя. Я застонала от неожиданности, но потом от удовольствия. Киска сгорала от желания почувствовать ее член в себе. Авнутри все плавилась от тепла, что передавали мне ее руки. Мои ноги подгибались, прижимаясь ближе к ней. Ее палец двигался во мне, он разжигал во мне пламя, которое может потушить лишь хороший секс. Оторвавшись от меня, она прошептала мне в губы – Кончи для меня!

Без особых усилий она прижала меня к стене, зажав запястья над головой, - Кончи! – На меня обрушился шквал поцелуев, я стонала и не могла сдержать крик, когда ее язык, словно липкий змей, трогал и ласкал мои груди, шею и живот. Он нарезал круги нанем, словно показывая свою любовь еще не родившимся детям. Внутри жар поднимал меня к пику. Мне хотелось кричать, чтоб все слышали, отдаться Руми чтоб все знали что она моя и дети что во мне наши с ней и никто не посмеет это оспорить. Ее палец коснулся клитора, крутя его, а затем их сменили ее язык и губы. Просто взрыв, я кончила, когда ее язык скользнул мне в киску. Руми смотрела на меня. Ее прекрасные зеленные глаза создавали контраст на ее черной коже. Они сияли и поражали меня. Между ног еще никогда небыло так горячо и мокро. Острое и необузданное желание превратили меня в дикое животное. Нервно облизав губы от уха до уха, я готова была отдаться ей, мои глаза так и кричали ей: «Я так возбуждена мне так хорошо и это прекрасно! Я хочу тебя, так трахни меня как следует!»

Монстр Румикай потрясал размерами, как он только не убил меня в первый раз, я не могла ответить. Она коснулась им моего клитора и, проведя по половым губам спросила:

- Ты хочешь его? – своим вопросом она продлевала пытку.

- Да! – онапродавила его во внутрь лишь на чуть-чуть. А мне уже хотелось кричать.

- Неужто так сильно?

- ММмм Да…Да – Она сделала это, она проникла во всю длину, но не сразу. А постепенно пока не уперлась в матку. Затем задвигалась во мне. В голове туман слова падали с языка бессвязно. Языком я коснулась губ Рукумай и та открыла свои уста, еле-еле, понемногу, но наши губы спелись в поцелуе. Ее губы жесткие и требовательными, меня била дрожь. Я снова ощущала приближение оргазма. Руми моя Госпожа, едва сдерживала рык,она готова была кончить, а потому толчки то замедлялись, то ускорялись. Но я была на грани, каждая клеточка горела от удовольствия, еще немного и в голове снова взорвалось. Я кричала ей рот, вцепившись в ее язык своим. Не знаю, кем надо быть, но она отошла на шаг. Мой оргазм, словно ударная волна заставила ее выйди из меня и отступить. Я упала на пол, упершись в ковер руками. Стоять, это уже не про меня. Я могла только сидеть и наблюдать.

Черное существо, уперлось локтями в стену, ее тело передергивалось, она рычала и готова была наброситься на меня и разорвать на куски. Я вспомнила, как можно выйти из положения.

Я накрыла ее бедра ладонями по бокам и взяла его в рот. Мой язык скользил по поверхности ее твердого фаллоса, мои губы массировали, а гортань ласкала его головку. Глаза Руми закатились, ее рот раскрылся, полностью показывая свои зубы полностью. Я задвигалаголовой все быстрее и быстрее пока, из оскала не послышался рык. Я взяла ее член до конца, пока мой нос не коснулся кожи. Сделав несколько фикций, обхватила член руками дроча его. Как же он горяч он как вулкан готовый извергаться и поливать огнем все вокруг. Тело Руми покрылась не каплями, а ручьями пота. Мой шершавый язык коснулся кончика, перед тем как рык не превратился в душераздирающий низкий вопль.

Черная госпожа зажала мне голову, пока ее горячая сперма обжигала мне язык и не потекла мне в живот. Я пила ее сок, стараясь не пролить ни капли.

К нам не сразу вернулись чувства. Рукумай уже расслабилась и почувствовала слабость в мышцах. Стараясь этого не показывать она протянула руку зеленой эльфйке на полу. Я не сразу ее увидела ее ладонь, взявшись за нее обеими руками, попыталась встать на ноги. Упершись спиной у меня получилось. Мы смотрели друг на друга и в обнимку пошли к выходу. Навернякасотрудники полиции уже погрузили наш ужин в машинку.

Мы приехали на дачу. На ту самую дачу, где все началось, где я познакомилась с Дашей, которая вначале умоляла оставить ей жизнь, а затем… ммм… под конец можно было задать вопрос, кто кого изнасиловал! Мы приехали сюда, чтобы поесть. Рукумай помахала рукой перед полицейскими. Те попрощались с ней и уехали, завтра они не вспомнят, где были и что делали. Мы посадили девушек в кресло и залепили рты скотчем. Моя двоюродная сестра Целикта, могла создавать лозыи терния из любых растений, но сейчас она где-то вдалеке, а потому придется обходиться скотчем и веревками. Привязав всех троих, мы стали срывать со всех одежду. Мужчину что открыл нам дверь, мы решили пустить на соус, его друга Рому и горе стрелка на основное блюдо. Девушки на десерт.

Когда мы намазали Рому специями и разогрели печку до нужной температуры, девушки понемногу приходили в себя. Первой в себя пришла Оля, голой она смотрелась еще омерзительней это наверно нужно специально так не следить за собой, чтобы так выглядеть. Еще давно у нас появилась такая забава, толстыми девушками, что дерзки на язык и не следят за собой, играть в футбол. Буквально. Пинаем из стороны в сторону, иногда заставляем встать, чтобы пинками отправлять их по сторонам. Жертване касалась земли, пока нам не надоедало. Если выразиться проще мы разыгрывали аппетит. Оля мычала и пыталась вырваться. Мы стояли в своих родных обличиях и кровожадно улыбались, сверкая зубами на всю комнату.

Второй очнулась ее мать, она также замычала идергалась, веревки впивались в ее плоть глубже и глубже. Стало очень заметно, как края веревок окрашивались алым. Она смотрела, круглыми, как блюдца глазами, на нас, казалось, сейчас снова потеряет сознание.

Репетитор на дому тоже очнулась, и в ее глазахповерх очков светился гнев. Она не боялась нас, она злилась и явно что-то хотела сказать. Рассмотрев всех нас, она закивала в сторону моей матери. Тунея подошла к ней и позволила открыть рот, убрав скотч.

- Отпустите меня!

- Нет!

- Если вы не хотитеиметь дело со Смертельной Пылью рекомендую отвязать меня!

У нас глаза на лоб вылезли, становилось очень интересно. Смертельная Пыль значит.

- Ты что ее агент или (обалдеть если) сучка?

- Нет!!! Я принадлежу другой эльфе!!!!

- Это кому же?

Она снова нанас посмотрела и произнесла:

- Так, вы Тунея «Листья красного вечера», а вы – посмотрела она на меня, - Антаруа «Демон дневного питья». – Затем она взглянула на Рукумай. И ее голос потерял боевой дух и настрой. Она начала заикаться и говорить с паузами. –А… в-вас я не-е… знаю…

Черная Особа подошла к ней, накрывая ее испепеляющим взглядом.

- Тебе дрянь, не положено знать кто я! Для тебя я Госпожа, а теперь, - она вплотную приблизилась к лицу незадачливой учительницы, та задрожала, лоб покрылся испариной,- говори, кому ты сука принадлежишь пока я тебе голову не расквасила.

То ли от страха, то ли она очкастая собрала свои силы в кулак, но она закричала во весьголос:

- Нерияяяяяяяяяяяя!!!!!! – И я захохотала во все горло. Вот это номер!

Когда запал очкастой пропал в дверях стал появляться силуэт. Фигура будто появлялась из воздуха. Ветер становился красками, рисовал ее тело. Луна, словно кисть, прорисовывала все линии. Глаза, из бледных и пустых, приобретали зелёный оттенок, вот уже стал, виден зрачок, нов отличие от наших он был серебряным, а не золотым. Волосы спадали ей на плечи и укрывали верхнюю часть грудей. Руками она подпирала их, ее лицо не выражало никаких эмоций. Как и моя мать, она умела держать их при себе, и удавалось ей это гораздо лучше ичаще чем маме. Ее ноги появились последними, а между ними сверкал член. Мы были, похоже, с ней как две капли воды, если нас представить одного цвета. Но совершенно разные по характеру. Да, здесь нас назвать сестрами было трудно.

Моя мать Тунея Кам Зурллер, а ее мама была лунная эльфа. Это подвид нашей расы и где Тунея нашла себе пару из них, для меня загадка которую мамуля всегда от меня скрывала.

- Нельзира Кам Зурллер, собственной персоной. Здравствуй сестрица. – Я поклонилась ей, а она поклонилась в ответ.

- Здравствуй сестра Антаруа, пама Тунея. – повернувшись к Рукумай, она встала на одно колено, приклонив голову. – Приветствую вас Рукумай Им Иншагал.

- Встань и расскажи, это действительно твоя самка как она утверждает? – Руми не здороваясь, всталаперед Нельзирой.

- Да Госпожа это моя сучка, Елена. – Поднявшись, она не смотрела в лицо Черной.

- Хорошо. Значит, ее мы есть не будем.

Освободив Лену, та вскочила и прижалась к Синей эльфийке. Ее голое тело хоть возбуждало, не обладало пышными формами,становилось очень интересно, почему сестра ее не убила. Это вопрос озвучила Руми.

- Эта девка не плодовита, зачем она тебе?

Сестрица улыбнулась и легла на спину Лена сняла очки и встав на колени взяла член в рот. Нас ждет просто шикарное зрелище, ибо мало что заставит мою сестрицу улыбнуться.

- Сейчас покажу! – только и произнесла она…

Что случилосьдальше,мне слабо верилось и хоть и происходило на моих глазах. Лена после того как возбудила сестрицузапрыгнулана член словносумасшедшая. Приборисчезвеекискесловно создан только для нее, это секс-львица,не смотря на свое маленькое ихрупкое тело. Она начала скакать и двигатьбедрами,словнов быстром танце, ладонями упершись в пол. Нельзира убрала руки на затылок,наслаждаясьзрелищем и ощущениями. При лунном светесмотреть, какЛенаполностьюотдаетсяэльфийке, словно делает это в последний раз, было незабываемо. Мамасмотрелана это недолго,занимаясьприготовлениями к ужину.

Руми подошла ко мне и толкнула к совокупляющейся парочке. Подойдя к Лене, сестра нагнула ее на себя,освобождая место и мне. Когда я теперь связана общими детьми с «Черными Розами» я выше поположению,чем моя сестра или мать.

Шлепнув по заднице,скачущуюшлюшку я решила войти в нее сзади, однако сестрица закрылапроход,пальцем раскрывая мне пошире дырочку в которой находиться ее фаллос. Недолго думая я со всей силы вонзилась в киску Леночки,от чего тазакричалато либоли,то ли удовольствия. Ее киска приняла нас двоих без остатка. Член сестрицы терся об мой,сладкиеобъятьяузкой промежности вновь возбуждали меня. Лена выгнулась дугой,принимая нас в себе. Она лишь прошептала: «Глубже!»

Решила ее не жалеть. Скрепив руки ссестрой,мы одновременно задвигались в ней. Протыкаяи расширяя теперь уже нашу общую сучку. С каждым толчком Ленастоналаи резво двигалась.

- Тебе нравиться это сучка? – я шептала ей это в ухо. Она схватила меня за шею,прижимаясь теснее ко мне.

- Дааа! Еще… хочу еще… - онаусиленокачала задницей, - неостанавливайтесь,пожалуйста,неостанавливайтесь.

Я взяла ее за талию. Сестра взяла ее за соски,выкручивая их и наблюдая,какотражаютсяэмоции на лице ее сучки. Лена насаживала себя на нашиколы,не заботясь отом,как у нее будет болеть заветное место. Она напряглась и сжалась внутри. Ее киска будто поглощала нашичлены,решив выжать их досуха.Мое тело бросило в жар,кровь в жилах пошла быстрее,взяв себя засосок,я покрутила его.Разряд электричествамгновеннодошелдо моего разума,убивая его полностью. Меня охватилопламя,и яхотеламетать его и жечь им,я хотела жестоко наказать Леночкупростоигрубо,словно игрушку что попалась под руку. Синюю эльфийку покрыло потом. Она рычала, впивая ногти ей в кожу. Из под них пошлакровь,но всем было все равно. Я взяла девку за плечи и резкоопустила,вниз вонзив ногти в кожу. Она высунула язык и застонала от экстаза. Ее прекрасное тело вспотело и покраснело.

- Тымазохисткаконченная! РРРаар… – она успела лишь промычать, перед тем как кончить. Вместе с сестрой мызакричали,прежде чем толкнуть внеечлен последний раз.

Наша с сестрой сперма смешалась внутриэтойсучки. Ее живот вырос в размерах. А остатки вытекали и пачкали нас. Она словнобиласьв конвульсиях,взяв нас заруки,чтобы удержать на месте. Потеряв все силы,она упала на груди Нельзиры. Достав своего дружка,я медленновыпрямилась и встала на ноги. СкинувЛеночку,я помогла сестрице подняться. Ленаже встала перед нами на колени с распухшим животом. Высунув эротично язык,она облизала губы. Синяя эльфа обняла меня за талию встав совсем близко. Ее сучка как послушная рабынявзяла наши члены в рот и потом тщательно началанас вылизывать. Очистив насполностьюот спермы и выделений,она на коленяхоткинуласьназад,словнопредлагаясебя еще раз. Глаза были покрыты влагой.В них отражалась лишь похоть и покорность.

- Я ответила на ваш вопрос,госпожа Рукумай? – сестрица спокойным голосомповернуласьк Руми.

- Да. Вполне!

- Наш ужин готов! – Пока мы были заняты с Леночкой, Тунея успела все приготовитьк трапезе. Облизнув губы,мы собралисьвокруг жареногомяса. То как мы ели отражалась на стеклеочков,что мирно лежали на полув углу темного помещениядачного участка.