• Название:

    1. Прибытие. Мертвое море. Эйн Бокек. 04 07.11.2..


  • Размер: 0.09 Мб
  • Формат: ODT
  • или
  • Сообщить о нарушении / Abuse

    Осталось ждать: 10 сек.

Установите безопасный браузер



ЭЙН — БОКЕК 04 — 07.11.2014 г.

Путешествие длиной в две тысячи лет началось.

Прибываем на святую землю в канун утра. Аэропорт, еще ночные ненаселенные переходы, автомобильные и автобусные подъезды. Где-то в конце — свежий воздух Средиземноморья, или Средиземья - средоточия нашей планеты...

Where is the beach ? No, not Tel Aviv... – There. За лентами двух магистралей. By walk ? -

Нет-нет , такси 150 шекелей до пляжа Тель-Авива. . 6 утра. Это мало . А 150 шекелей? Как это ? Поехали !

Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой. За окнами белого рено — чужая обетованная земля. Через полчаса куртка скинута — и Средиземное море обнимает колени,

бедра, плечи. Не торопится обнимать, сначала заманивает глубоко в себя, постепенно и медленно. Мелководье тут. Но наконец двоим русским позволено слиться с ним в трудные ноябрьские дни 14-го. Колесо Александра Исаевича дрогнуло лопастями...

Таксист нетерпеливо ждет. Куда дальше ? Эйн — Бокек ? Jerusalem ? ( еще боюсь писать это слово по-русски — неужели он рядом ? ) - Да , please, - только за отдельную плату. Отдельную от нас, от привычного мира, от нашего образа. Мы точно в мире ином..Значит, на автобусную станцию...

Этот мир, собственно, открывается позже — где-то при выходе из автобуса после трехчасового пути « средь гор и пустынь иудейских», мимо Кумранских пещер, откуда полвека назад пастухи — скотоводы извлекли первые полуистлевшие свидетельства древности христовой веры, мимо Массады - гордости страны, крепости, не сдавшейся римлянам живьем две тысячи лет назад... Мимо Каны Галилейской вдали, мимо его -

ИЕРУСАЛИМА - с золотым куполом от русской духовной миссии.

Иной мир начинается … с белых халатов. Или — с бульона, в котором плавают человеки, сныв с себя белоснежные халаты.

Стоит себе, представьте, среди упомянутых пустынь иудейских 17-этажный пятизвездочный отель, отделанный каррахским мрамором и обозначенный удивительным

росчерком пера — логотипом, в котором всё — и имя владельца, и линия берега безнадежно мертвого моря, и сам отель — палочкой в букве Д, или волной моря … того самого... целебно- ядовитого.

Минус 384 метра. Жидкости уже некуда течь. Ниже лишь преисподняя — мантия с адским пеклом внутри. Поэтому жидкость ( бывшая вода ) сконцентрировалась почти до ртутной плотности, просолилась всевозможными анионами и пытается из последних сил

сделать лишь одно: выдать себя не за кислоту, а за раствор соли...

Все живое, кроме самоубийц, эта жидкость отторгает, выплевывая его на поверхность.

Единственный способ стать мертвым, как она — это отхлебнуть пару- другую глотков. Они

прожгут слизистую пищевода, осядут в пилорическом отделе желудка и прикажут хозяину упомянутых внутренностей жить долго и счастливо. Примерно таким образом по роковой ошибке от неожиданности погибают несколько беспечных туристов в год, кинувшихся в пучину мертвых вод из недр приостановившихся транзитных автобусов.

Люди в белых халатах — это не врачи. Это — персонажи чеховской палаты за номером

шесть либо , точнее, одной из повестей из митчелловского «Облачного атласа». Они выползают из закоулков пятизвездочного «Давида» на добровольных началах , предпочившие ( или предпочевшие - ?) окунаться в марь чистилищного бульона по нескольку раз в день , чтобы достойно предстать возле Врат. Ничего плохого не могу сказать о персонажах этого действа — только лезут из памяти слова одного из моих

любимых бардов : « и меня убивают, как гной, моя кровь и порода моя...». Старики и старушки, наполовину отдавшие душу Богу и остаток своих нетленных душ точно собирающиеся отдать здесь,-- мало отличаются от молодых обитателей — такие же характерные узкие лица, непропорциональные носы, жгучий взгляд из глубоких глазниц и плоско вытянутые по осям Х и Y фигуры, будто выглаженные утюгом во всех местах, кроме наиважнейшей пятой точки. Будто утюг все найденные складки собрал здесь и оставил, отключившись от ужаса...

Через день, впрочем, и мы облачаемся в такие халаты и, потеряв последний сарказм, блаженно растворяемся в бульоне. Чтобы не повторяться, можно предложить другие термины - «компот» , «кисель», «рассол». Важно, что плаваешь ТАМ как огурец в банке, а на руках после вылезания долго остается густой мылкий слой... Клоака, не иначе...

Кошерные завтраки в отеле. Ни грамма мяса. Даже мелко покрошенная до волокон индейка на поверку оказывается тунцом. Вкусны ломтики тыкв в оливковых изысках,

соленые мягкие сыры на поджаренных булочках, а вот красная селедка у исландцев получается лучше. Зато прорвавшись на недозволенный обед, удивляемся, как можно из

постной говядины приготовить такие лакомые ломтики, какая вкусная белорыбица плавает в жареном виде... Можно съесть много , но не каждый день …. Боже, а какие

пирожные с йогуртовым или черт знает каким кремом ! - ужас отключенного утюга приобретает твердое обоснование... С каким хреном нам тут нужна некошерная свинина ? Финики, братцы, финики. Любо, братцы, жить...

Так это я об Мертвом море. Громадная светло — зеленая лужа поражает :

--- отсутствием купающихся в межсезонье. Оно только начинается, и календарно тянется

до марта. Но все равно это не берега южного моря. Где пляжные волейбольщики, ску

теристы и виндсерфингисты ? Даже спасатели прячутся в просоленных ( дубовых ? ) - нет, не бочках , а хижинах, похожих на бочки... Редкие старушки греют свои чресла, и молодые парочки умиляются своей прытью. Еврейские + 38 гр. С на табло отличаются от наших на десять температурных поясов, но все равно ведь жарко, правда.

--- отсутствием любых плавсредств — кораблей, лодок, надувных матрасов и плотов — здесь плавать нельзя, как и нырять...

--- бело-лунной дорожкой над ровной гладью, сама пустота которой приглашает прогуляться.. и сгинуть где-то там в конце.. До встречи, великий прокуратор Иудеи !

--- а больше ничем. Сколько можно описывать скользкий густой сироп, вызывающий инфернальную жажду у вылезших из него ?

Два дня и три ночи в отеле. Может быть, запомнится несущественная проза жизни, а может и нет...

Прогулка в Иудейскую пустыню запомнится точно.

Она здесь рядом — стоит подняться по высохшему руслу ручья в расщелину песчаниковых гор. С вершин и склонов нависают громадные глыбы известняка, сразу представляешь, как они с гулом падают вниз от малейшей встряски — даже от крика вопиющего в пустыне — а дальше как повезет, ущелье узкое, быстро не убежишь..

«Мало не покажется» - сказали на чистом иврите рабочие, расчищающие завал в верховьях русла. «Уходите, и чтобы мы вас неделю не видели» Сказали, погрузились всей бригадой в

ковш экскаватора и уехали вниз. Стемнело быстро. Выбирались той же тропой... Как не понять иврит ? Высказанный тем более в канун шабада ?. Зато представились скитания Моисея. 40 лет лукавый старец пытался пробиться в занятые до него арабами земли, его не пускали, и в отчаянии он объявил о чуде на Синайской горе. А потом обозначил пустыню с мертвым морем как землю обетованную … Психолог высшего класса, действует через три

тысячелетия...

А как не вспоминать знакомство с иными людьми ? Оказывается, есть жизнь на пляже Мертвого моря — это жизнь не бомжей и не бичей — это «жизнь вычерпывающих людей».

Несколько одиноких палаток с такими же обитательницами, алчущими мужей, которые да обретутся на мертвых берегах... Дорогие украшения и смартфоны, ухоженные частично лица и фигуры, сверх-комму-ни-кабельность и даже сексуальность. Интересно до откровения.

Как и согласие на следующую совместную поездку в палатке красивой латышской ласточки

(Ласма) — а как не согласиться, если очень хочется ? Только посоветую ей сменить босоножки, снять х/б носки по 30 русрубов за пару, ну и дальше все лишнее поснимать...

И не голодать впредь — за ужин ласточка уплела три тарелки ну очень кошерной еды и стряхнула в сумку еще пять. Обменялись координатами. Посоветовал ей холод, потому что голод и покой она уже обрела...

А еще сказка о бедном бедуине. Молодого человека выбросили to the street приемные родители. Устроился мыть посуду в отеле. Жилья нет, да и житья тоже. Пашет по 12 — 14 часов в день, а ночует на пляже у диких русских . Получает по 5000 еврейских шушелей в мес. ( 60000 руб. ) Это порог бедности. Мечтает снять квартиру в Беер — Шеве и завести семью. А пока под душем на берегу моря стирает свои трусы и полотенца... И еды просит, зараза... Вот такая … если бы... сказка...

… Бедные рекрутеры. Стоят вот такие , каждому за пенсионный возраст, и круглосуточно суют в руки прохожим буклетики с рекламой ювелирного салона «На мертвом море» . Буклетики на русском, вывеска на салоне тоже, и выбирают они из проходящих русских безошибочно. Неважно, что по десятку раз — важно, что русских , которые не откажутся от купона на скидку. Не важно и то, что скидка ни к чему,- разве что сходить примерить кольцо с изумрудом в 2 карата за 10 — 15 тыс . Долларов,- приятное развлечение , для женщин тем более.

Утренний бульон в подогретом бассейне на третий день в отеле. Запоздалая мысль, что в принципе еще был тренажерный зал . И там можно было крутить педали сколько захочешь, а не жрать араку в русских количествах. Прощай, оздоровление!

Седьмое ноября. 11.00. Прощай, Эйн — Бокек. А ханаа хабаа Эйлат...